Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Джейсон Пайпс.

Словацкие вооруженные силы против Красной Армии

Чехословакия появилась на карте Европы в 1918 г. после распада Австро-Венгерской империи, потерпевшей поражение в Первой мировой войне. Большая часть населения нового государства была представлена чехами и словаками — двумя славянскими народами, издавна жившими на этих землях. Правда, политическая и экономическая власть находилась в руках чешского большинства. Столицей страны стала Прага, древняя столица чешской земли. Словаки добивались широкой автономии с первых дней существования чехословацкого государства, но это стало возможным только в 1939 году. В ночь с 14 на 15 марта 1939 года немецкие войска перешли чехословацкую границу, и Чехословакия перестала существовать как независимая страна. На оккупированной чешской территории был создан протекторат Богемии и Моравии, вошедший в состав Третьего рейха.

В центре Европы Гитлер решил провозгласить марионеточное Словацкое государство. После того как реорганизованный словацкий сейм 14 марта 1939 года принял закон о Словацкой республике, глава правительства Йозеф Тисо 15 марта направил Гитлеру телеграмму с просьбой принять на себя «защиту» молодого государства. Через несколько часов из Берлина прибыл положительный ответ. И одновременно с этим в западные районы Словакии, в так называемую охранную зону, ограниченную на востоке горами Малые Карпаты, Белые Карпаты и Яворник, вступили войска вермахта. Они разоружили чехословацкие части и захватили все важные объекты: склады и военные предприятия стоимостью около 2 млрд. крон. [403]

Более того, Гитлер, вопреки своим предыдущим обещаниям гарантировать границы Словацкого государства, 17 марта разрешил Хорти захватить часть территории Восточной Словакии.

В обстановке, когда Западную Словакию оккупировал вермахт, а в восточные ее районы вступили войска хортистской Венгрии, 18 марта 1939 года премьер-министром Войтехом Тукой и министром иностранных дел Фердинандом Дурчанским, а 23 марта Риббентропом был подписан «Договор об охранных отношениях между Германией и Словацким государством». Анализ пяти статей, из которых состоял этот документ, свидетельствует о том, что по существу это был типичный германский диктат. Так, статья 1 гласила о том, что «Германия берет на себя защиту политической независимости Словацкого государства и интеграции его территории». Но никакой гарантии на этот счет не давалось. Вот почему, как рассказывал позже главнокомандующий сухопутными войсками Германии фельдмаршал В. Браухич, из беседы с Гитлером он вынес впечатление, что фюрер рассматривает Словакию как объект для торга с Польшей и Венгрией. Статья 2 предоставляла Германии право в охранной зоне держать войска и строить укрепления. Специальное «Соглашение об охранной зоне», заключенное 12 августа 1939 года, еще более расширило права немецких военнослужащих на словацкой территории. Своеобразным экономическим приложением к «Охранному договору» явился подписанный тогда же «Секретный протокол об экономическом и финансовом сотрудничестве между Германией и Словацким государством», который полностью привязал экономику Словакии к германской военной колеснице.

Так, в лице Словацкого государства в самом центре Европы возникло своеобразное государственное образование типа «европейского Маньчжоу-Го», которое призвано было стать «образцовой» колонией в гитлеровском «новом порядке».

Существование новоиспеченного Словацкого государства можно разделить на три этапа: первый — с марта 1939 года по вторую половину 1940 года; второй — по [404] август 1944 года и, наконец, третий — с сентября 1944 года до полного освобождения страны.

Первый этап характеризуется сравнительно скромным вмешательством немцев (особенно до совещания в Зальцбурге в июле 1940 года) во внутренние дела Словакии и некоторой консолидацией тисовского режима.

Государственное устройство Словакии соответствовало замыслам Гитлера превратить эту страну в свою марионетку. 21 июля 1939 года вступила в силу новая конституция. Перефразируя знаменитый афоризм Наполеона, можно сказать, что эта конституция, хотя была и некороткой, но зато оставалась весьма туманной. В соответствии с ней сейм, состоящий из 80 депутатов, являлся законодательным органом и избирался на основе сословного представительства. Совещательным органом был Государственный совет. Президент, являвшийся главой государства, избирался на 7 лет, имел право назначать членов правительства и других высших чиновников, объявлять войну, созывать и распускать сейм. Он же являлся главнокомандующим вооруженными силами. Бессменным президентом Словакии в течение войны был Йозеф Тисо. Премьер-министром до сентября 1944 года был Войтех Тука. Глинковской партии, которая с 1938 года стала именоваться Партией словацкого национального единства, конституция предоставляла права правящей «государственной партии». Другие же политические партии, которые до 10 ноября 1938 года не присоединились к «государственной партии», были распущены.

Решающим этапом во внутренней и внешней политике Словакии стали Зальцбургские переговоры Туки и Гитлера в июле 1940 года и особенно присоединение Словакии к антикоминтерновскому пакту в ноябре 1940 года. После этих переговоров в Словакии была развернута широкая сеть немецких советников. Они обладали дипломатической неприкосновенностью и имели задачу не только контролировать соответствующие словацкие органы, но и руководить ими. Важную роль в превращении Словакии в стратегический плацдарм для нападения на Польшу и Советский Союз и в установлении контроля над словацкой армией играла немецкая военная миссия. В Словакии [405] действовало немало служб и отрядов немецкой полиции безопасности. Во всех органах экономической и политической жизни также сидели немецкие «советники».

Влияние немецких властей на ситуацию в Словакии постоянно увеличивалось и приобретало разнообразные формы. Так, каждый год весной и осенью словацкое правительство устраивало краткосрочные курсы для изучения немецкого языка правительственными чиновниками. Издавались газеты на немецком языке «Гренцботе» и «Сигнал». Во всех населенных пунктах, где проживало более 10 немцев, создавались для них школы и ясли. В Братиславе действовала немецкая гимназия. Активно работало германо-словацкое культурное общество. В 1942 году в Словакию на отдых было отправлено 30 тысяч немецких детей.

С созданием нового Словацкого государства остро встал вопрос о создании собственных вооруженных сил. При этом словацкая армия столкнулась с несколькими серьезными проблемами. Прежде всего катастрофически не хватало современного оружия и техники. Немцы захватили все склады бывшей чехословацкой армии, расположенные главным образом на территории Богемии и Моравии. Другой, не менее важной проблемой являлось отсутствие опытных офицерских и унтер-офицерских кадров. Чтобы как-то восполнить этот пробел, часть словацких офицеров направили на обучение в Германию.

Таким образом усиливалось немецкое влияние в словацкой армии. В министерстве обороны находился немецкий генерал в качестве советника. Германская военная миссия, которой руководил генерал Отто, имела своих представителей в Братиславе, Банской-Бистрице и в других городах. Для словацких офицеров в Германии были организованы курсы повышения квалификации.

Председатель Совета министров Словакии Войтех Тука 12 ноября 1942 года публично заявил, что Словакия стала союзницей Германии, потому что Германия оказывает словакам помощь в обучении студентов, снабжает Словакию промышленными товарами. Но за это она потребовала послать словацкие войска на Восточный фронт и отдать часть своей территории соседней Венгрии. [406]

Словакия стала единственным государством из союзников Германии, принявшим участие в боевых действиях против Польши. Еще во время разработки плана операции «Weiss» («Вайс») германский Генеральный штаб запросил у Тисо поддержки словацкой армии. Несмотря на то, что словацкие вооруженные силы были совсем недавно созданы, они сумели выставить две небольшие боевые группы. Первая группа (по численности соответствовала бригаде) состояла из шести пехотных батальонов, двух артиллерийских батальонов и роты саперов. Командовал ею генерал Антон Пуланич. Вторая группа представляла собой мобильное соединение, состоявшее из двух смешанных кавалерийско-мотоциклетных батальонов и девяти моторизованных артиллерийских батарей (термин «моторизованные» подразумевает, что орудия перевозились на механической тяге). Командир — генерал Густав Малар. Общее руководство этими войсками осуществляли штабы 1-й и 3-й пехотных дивизий. Словацкие части вступили в бой в южных районах Польши, когда преодолевали горные перевалы Новый Саж и Ду-кельский, продвигаясь в направлении Дебицы и Тарнува. С воздуха их поддерживали самолеты словацкого авиаполка.

По завершении польской кампании в Вооруженных силах Словакии прошла большая реорганизация. При этом в ВВС к 1 января 1940 года расформировали старые эскадрильи и на их базе создали новые: 4 разведывательные (1, 2, 3, 6-я) и 3 истребительные (11, 12, 13-я). Они по-прежнему были сведены в три авиаполка. Командующим ВВС стал полковник Генерального штаба Р. Пилфоусек. Самолетный парк ВВС насчитывал 139 боевых и 60 вспомогательных машин. Все авиачасти распределили по трем районам, на которые в военном отношении была разбита территория страны. Данная структура оказалась неудачной, и уже в мае вновь пришлось заниматься реорганизацией. Было создано Командование воздушными войсками, которое возглавил генерал Пуланих. Ему подчинялись ВВС, зенитная артиллерия и служба наблюдения и связи. Полк решили восстановить, 6-ю эскадрилью расформировать, а ее самолеты и личный состав распределить по другим частям. В итоге к 1 мая 1941 года в боевом [407] составе осталось всего 2 полка — 1-й разведывательный (эскадрильи 1, 2, 3-я) и 2-й истребительный (эскадрильи 11, 12 и 13-я).

Немцы не предоставили Братиславе современные самолеты, однако позволили приобрести в Протекторате все еще выпускавшиеся устаревшие чешские машины. В 1940–1941 годах в Словакию поступили десять «В-534», двадцать один «S-328» и сорок учебно-тренировочных самолетов различных типов. Техника поставлялась как в боевые части, так и в учебные эскадрильи и полувоенную организацию SLeS. В 1941 году была предпринята попытка организовать собственное авиапроизводство: в Нитре начал работать филиал чешской фирмы Мгаг, выпустивший 10 спортивных самолетов «Zoboi i» конструкции инженера З. Рублича. Эти машины поступили в SLeS и люфтваффе. Кроме того, многие уже послужившие самолеты прошли капитальный ремонт на предприятиях протектората и Словакии.

Несмотря на усиление дисциплины в войсках, перебежчики не прекращали попыток покинуть свою страну. Так, 12 июня 1940 года десятник Л. Прохазка и гражданский механик В. Скларж на спортивном «Benes Ве-555 Superbibi» благополучно перелетели на югославский аэродром Нови Сад. 20 июня 1941 года летчик 13-й эскадрильи свободник (рядовой. — Прим. ред.) П. Хорват решил бежать в СССР на своей «Avia В-534», однако над Ужгородом двигатель отказал, и пилоту пришлось идти на вынужденную посадку. Мадьяры задержали беглеца и вскоре вернули его словакам. Службой безопасности было раскрыто еще несколько попыток организации групповых перелетов в Советский Союз и Югославию.

Уже 22 июня 1941 года Тисо предложил руководству Третьего рейха направить в Россию словацкие войска. С одной стороны он хотел продемонстрировать свою непримиримую позицию по отношению к коммунизму, с другой же надеялся на покровительство фюрера в случае новых притязаний Венгрии. Гитлер не проявил особого оптимизма по этому поводу, полагая, что словаки не будут сражаться со своими братьями по крови, но в конечном итоге согласился.

26 июня на Восточный фронт отправилась словацкая экспедиционная армейская группа под командованием министра обороны страны, генерала Фердинанда Катлоса. Общая численность группы составляла 45 000 солдат и офицеров. Но уже скоро выяснилось, что из-за нехватки транспортных средств словацкие части не могли поддерживать высокий темп наступления и не успевали за войсками вермахта. В результате было принято решение сформировать мобильное соединение. Все моторизованные подразделения армейской группы свели в подвижную группу, названную по имени ее командира бригадой Пилфусека (бывший командир 2-й пехотной дивизии). Она состояла из 1 -го танкового батальона (1 -я и 2-я танковые роты, 1-я и 2-я роты противотанковых орудий), 1/6 моторизованного пехотного батальона, 1/11 моторизованного артиллерийского батальона, 2-го разведбатальона, 1-й роты обеспечения, 2-й мотоциклетной роты и инженерного взвода. Бригада Пилфусека наступала через Львов в направлении Винницы. 8 июля 1941 года ее подразделения перешли под оперативное командование 17-й немецкой армии.

К 22 июля бригада вошла в Винницу, продолжая продвигаться с тяжелыми боями через Бердичев и Житомир к Киеву. В это же время остальные части словацкой армейской группы находились в тылу, неся охрану дорог и важных административных объектов, помогая немцам уничтожать очаги сопротивления окруженных советских войск. Они подчинялись командованию 103-го тылового района группы армий «Юг». В начале августа 1941 года войска бывшей словацкой армейской группы были реорганизованы. На их основе сформировали 1-ю моторизованную и 2-ю охранную дивизии. В середине сентября 1941 года моторизованную дивизию под командованием генерала Густава Малара, ветерана польской кампании 1939 года, перебросили к Киеву.

Накануне вторжения на полевые аэродромы Восточной Словакии были переброшены в полном составе оба полка, насчитывавшие тридцать «S-328» и тридцать три «В/Вк-534», а также четыре самолета курьерской эскадрильи. 1 июля 11-я эскадрилья была возвращена в Пештяны [409] для обеспечения ПВО данного региона, а через два дня началась переброска сил на Украину. Тогда же словаки понесли и первую потерю: при посадке на аэродроме Самбор попал колесом в колдобину и перевернулся «Вк-534» чатника (сержант. — Прим. ред.) Шрамко из 13-й эскадрильи. Машина была разбита, но пилот уцелел. 9 июля при перелете из Самбора на неподготовленную полевую площадку у с. Сонюшки произошла еще одна авария — на посадке надпоручик (старший лейтенант. — Прим. ред.) 3-й эскадрильи Ф. Вагнер разбил «шмолик». В тот же день во Львов перебазировались 1-я и 12-я эскадрильи, а на находившийся южнее аэродром Резно — 13-я.

Первый боевой вылет на Восточном фронте состоялся 5 июля. Как и положено «первому блину», он получился комом. Один разведчик был послан для уточнения местонахождения своих войск. Его экипажу удалось обнаружить словацкие части, но по возвращении летчик-наблюдатель не сумел точно доложить об их расположении. В тот же день курьерская эскадрилья получила подкрепление в виде трех машин, переданных SLeSoM. Вскоре «отличилась» и она. В ночь с 7 на 8 июля из Хирова, где размещался штаб словацкой авиагруппировки, вылетел в Самбор курьерский самолет Praga E-241. Его пилот должен был доставить боевой приказ в этот же день, однако, прибыв к месту назначения в 3.30, он отправился спать и отдал пакет лишь в 10.00. Выполнение задачи 8 июля оказалось сорванным.

12 июля 1-я эскадрилья производила поиск остатков советских войск и возможных партизан в окрестностях Львова. Однако экипажи заявили, что никого не обнаружили.

В 1941 году словацкие части сохраняли формальную самостоятельность. Поэтому командующему 4-го ВФ генералу В. фон Рихтгофену пришлось согласовывать с Братиславой использование истребителей «Авиа» для прикрытия разведчиков «Hs-126» из 3. и 4/32 штэффелей. Эту задачу выполняли обе истребительные эскадрильи. 12-я охраняла «Хенкели» с 15 июля по 3 августа, а 13-я работала с 12 по 30 июля. Во время операции словаки впервые попали под огонь советской ПВО. 16 июля звено [410] 13-й эскадрильи обстреляли зенитки, которые повредили «В-534» чатника И. Швейдика. Летчик сумел дотянуть до Черткова, однако машина при посадке разбилась. 21 июля досталось еще одному истребителю этой же эскадрильи. Машина параротника (старшего сержанта. — Прим. ред.) Л. Жатько шла на сопровождение на высоте около 50 м и буквально влетела в плотный огонь зенитных пулеметов. Машина ведущего получила серьезные повреждения, но летчик сумел перетянуть через линию фронта и совершить вынужденную посадку. Ведомый чатник Я. Режняк возвратился на аэродром и доложил о случившемся. К подбитому истребителю была отправлена ремонтная команда, которая на следующий день вернула его встрой.

25 июля в 7.15 на прикрытие одного «Hs-126» отправилось звено 12-й эскадрильи, ведомое чатником Л. Ходро. При пересечении линии фронта группу обстреляли зенитки, повредившие истребитель чатника Ф. Брезины. Летчику пришлось приземлиться на территории противника, причем недалеко от шоссе, по которому двигалась колонна советских войск. Увидев севший вражеский самолет, красноармейцы открыли по нему интенсивный огонь. Брезина выскочил из кабины и укрылся от пуль за мотором. На выручку ему пришел ведомый другой пары чатник Ш. Мартиш. Сначала он прижал к земле пехотинцев пулеметным огнем, а затем посадил свой самолет у подбитого «авиа». Брезина вскочил на нижнюю левую плоскость, схватился за стойку центроплана, и Мартиш взлетел. Так они и добрались до Тульчина, где успешно приземлились.

В тот же день в Резно прибыл хорошо оснащенный армейский авиапарк, предназначенный для проведения всех видов ремонта авиатехники в полевых условиях. В его распоряжении было два связных «S-328». К этому времени стало ясно, что легкие самолеты курьерской эскадрильи не в полной мере соответствуют своему назначению, особенно для перелетов с фронта в Словакию. Единственный подходивший для данных целей «Stinson SR-10C Reliant» забрал в свое распоряжение министр обороны генерал Ф. Чатлош. Поэтому пришлось снимать [411] с боевой работы 2-ю эскадрилью, успевшую совершить всего три вылета на разведку, и перенацелить ее на курьерскую службу. При этом в 1-ю и 3-ю эскадрильи передали пять «шмоликов».

29 июля словаки впервые встретились с воздушным противником. В течение дня истребители 12-й эскадрильи несколько раз поднимались с аэродрома Гайсин на перехват, но результатов не добились. В 18.22 по тревоге взлетела тройка надпоручика Я. Паленичека и вступила в бой с большой группой «И-16», «И-153» и «И-17» (так словаки в 1941 г. называли все самолеты новых типов, в данном случае, вероятно, «МиГ-3»). Ведущий звена словаков, видя численное превосходство противника, увел свое звено на бреющем полете в Гайсин. Бой закончился безрезультатно, хотя ряд источников утверждает, что Паленичексбил «И-15бис», или какой-то мифический «Кертисс». В тот же день звено 13-й эскадрильи перехватило венгерский FIAT CR.42, при этом Я. Режняк преследовал и обстреливал союзника вплоть до его аэродрома.

Кроме выполнения задач по борьбе за господство в воздухе, «авиа» привлекались для ударов по наземным целям. 20 июля словаки совершили первый штурмовой налет. В интересах командования германской 17-й армии 11 истребителей 12-й эскадрильи, ведомые командиром 2-го полка майором В. Качкой, обстреляли колонну советских войск, отходившую из Винницы. Ответным огнем были повреждены четыре «авиа». Все они вернулись на аэродром базирования, правда, машину Качки пришлось отправить на капитальный ремонт. 30 июля словаки совершили второй вылет на штурмовку. На сей раз девять «авиа» той же эскадрильи нанесли удар по советским войскам, двигавшимся по шоссе Умань — Новоархангельск. Огнем с земли были повреждены 4 самолета, при этом «В-534» ведущего 3-го звена чатника М. Даниэла сделал вынужденную посадку в расположении противника у с. Бабанка. На помощь пришли ведомые. Чатник И. Дрличка посадил свой истребитель рядом с машиной командира, а чатник А. Кубович прикрывал товарищей огнем с воздуха. Как только Дрличка подрулил, Даниэл вскочил в кабину и занял место за креслом летчика. [412]

Вскоре истребитель благополучно приземлился в Гайсмне.

В августе боевая активность словацкой авиации свелась практически к нулю. Это было связано с износом матчасти, реорганизацией фронтовых частей, а также с отзывом 15 и 17 августа соответственно 13-й и 3-й эскадрилий на родину. Первая из них за время пребывания на фронте совершила 349 боевых вылетов, в том числе 72 на сопровождение своих и германских самолетов. Встреч с воздушным противником не имела, но в авариях и от огня ПВО потеряла 6 машин. На счету второй — 73 вылета, в том числе 6 разведывательных. Потери составили 2 «шмолика». В том же месяце «похудела» и курьерская эскадрилья: домой отправились три «бенеша», после чего на Украине остались всего две связные «праги».

Из оставшихся на фронте 1-й и 12-й эскадрилий был сформирован так называемый смешанный полк, командиром которого стал майор Качка. После ряда перебазирований он оказался в Белой Церкви. В ночь на 30 августа ВВС РККА нанесли мощный удар по местному аэродрому и уничтожили много самолетов люфтваффе. Словакам невероятно повезло — они не понесли никаких потерь. После этого налета авиаполк Качки без особых возражений со стороны немцев перебазировался в Сквиру.

23 августа немцы создали плацдарм на левом берегу Днепра в 60 км к северу от Киева, и для войск Юго-Западного фронта сложилась угрожающая обстановка. Генерал Кирпонос бросил практически всю наличную авиацию на разрушение переправы противника, в связи с чем резко обострился вопрос об ее истребительном прикрытии. Поэтому немцы не побрезговали и старенькими «авиа». Словаков ожидала серьезная работа, и им на время пришлось расстаться с Подвижной дивизией. Первый бой над переправой словаки провели вечером 7 сентября, когда десять «авиа» сошлись с «девяткой» «И-16». Чатнику Дрличке удалось сбить одного «ишачка». Позже немцы заявили, что на счету словаков еще один советский истребитель. Следующим утром вблизи Остра звено Дрлички провело бой с парой «И-16», одного из которых [413] сбил чатник Коцка. Советские летчики проиграли оба боя с сухим счетом. Зато союзники доставили словакам много неприятностей. В голове летчиков люфтваффе накрепко засело то, что все истребители-бипланы — это самолеты противника, поэтому «мессершмиты» неоднократно обстреливали «авиа», хотя на них и были нанесены элементы быстрого распознавания. Так, 8 сентября были повреждены четыре «В-534», двум из которых по возвращении на базу пришлось заменить разбитые моторы.

10 сентября в 14.00 в районе с. Морозы тройка чатника Ф. Крэхенбела подверглась атаке пары советских истребителей, которые с большой дистанции открыли огонь из пушек. Машина ведущего загорелась, а на еще одном «авиа» был разбит радиатор. И все же всем словакам удалось вернуться на свой аэродром в Губин, правда, самолет Крэхенбела пришлось списать. До 17 сентября 12-я эскадрилья еще неоднократно вступала в бои с советской авиацией, но больше ни побед, ни потерь не имела. С 16 сентября приступила к активной боевой работе 1-я эскадрилья, базировавшаяся в то время на аэродроме Мытница. В ходе первого вылета экипаж S-328 (летчик надпоручик П. Гашпарович, летчик-наблюдатель поручик О. Паточек) обнаружил в районе Переяславля советскую автоколонну и обстрелял ее из пулеметов. Утром следующего дня летчик чатник О. Хаулиш и летчик-наблюдатель поручик Ф. Ганус вышли на «шмолике» в районе с. Старое на крупную автоколонну, откуда по ним был открыт сильный огонь из зенитных пулеметов. Сопровождавшая разведчик тройка «В-534» не осталась безучастной и уничтожила несколько машин. Во второй половине дня чатник Ш. Козачек и поручик Л. Шоттник обнаружили там же колонну танков, на которые истребители прикрытия сбросили бомбы. 18 сентября в 17.30 летчик ротник А. Гарван и летевший в качестве летчик-наблюдателя Гашпарович выследили у с. Калинов колонну грузовиков, а прикрывавший их Циприх обстрелял ее и поджег 2 автомобиля.

19 сентября, когда немцы взяли Киев, 12-я эскадрилья была снята с прикрытия мостов и переброшена в Мытницу. При перелете ее обстреляли германские зенитки, повредившие машину чатника Ланга. Уже при посадке наскочил на плохо засыпанную воронку и перевернулся самолет [414] Паленичека. Разведчики в тот день совершили три вылета, обнаружив в разных местах большие скопления советской автотехники. Последними летали Гашпарович и Пэточка, которые засекли у с. Войтовцы до 500 автомобилей, но тут же попали под огонь ПВО. У «шмолика» были пробиты баки, и экипажу едва удалось дотянуть до Мытницы. Однако из-за отсутствия запчастей самолет ремонтировать не стали и бросили на краю аэродрома.

20 сентября 1 -я летка совершила 5 вылетов на разведку отступавших войск РККА юго-восточнее Киева и вскрыла более 700 единиц автотехники. Для удара по ним было решено привлечь все имеющиеся силы словацкой авиации. 21 сентября в 5.35 Гашпарович с Паточкой на «шмолике» под прикрытием пары «авиа» вылетели на до-разведку ранее обнаруженных целей. У с. Воронки группа попала под зенитный огонь и ушла в облака. Выйдя из них, ведущий истребителей Циприх не обнаружил ведомого чатника В. Калиского. (На следующий день немцы сообщили, что тот был сбит и погиб.) В 6.35 четыре «авиа», ведомые Даниэлем, штурмовали в районе Рогозов советскую автотехнику. В 9.00 семь «шмоликов» и пять истребителей нанесли бомбоштурмовые удары по автоколоннам в районах Рогозов — Нрковцы и Рогозов — Любарцы. Своих потерь не было, но и результаты не удалось зафиксировать ввиду сильного противодействия ПВО. Этим налетом была подведена черта под участием словаков в киевской операции.

В следующем месяце боевая активность полка резко снизилась. Так, с 3 по 6 октября 1 -я эскадрилья совершила всего 6 вылетов на фоторазведку в районе Днепропетровска. Сказывались потери и износ матчасти — на 5 октября исправными оставались всего 3 разведчика и 4 истребителя. Немцы, понесшие серьезные потери в летне-осенних боях, особой помощи союзнику оказать не могли. Стало ясно, что пора сворачиваться. Возвращение в Словакию началось 15 октября и завершилось 25-го. К тому времени 1 -я эскадрилья выполнила 752 вылета, из них всего 78 на разведку либо штурм, и потеряла по различным причинам 9 машин. На счету 12-й эскадрильи 770 вылетов, из них 398 боевых: 107 — на сопровождение [415] разведчиков, 263 — на прикрытие наземных объектов и 28 — для ударов по наземным целям. В 58 боях летчики «авиа» сбили 3 самолета достоверно и еще 2 предположительно. Было списано двадцать шесть «В-534». В общей сложности в 1941 году на Восточном фронте словаки задействовали 76 боевых самолетов в составе пяти леток, которые совершили 2544 вылета, из них только 676 были связаны с выполнением боевых заданий и еще 756 относились к «полетам над территорией противника». Остальное — перелеты с аэродрома на аэродром. Общий налет составил 505 000 км и 2284 ч. Из личного состава погибли всего 4 человека, а вот парк самолетов уменьшился на 46 машин, из которых только 9 было потеряно по боевым причинам.

После участия в штурме столицы Украины эскадрилью перевели в резерв группы армий «Юг». Передышка была недолгой, и в скором времени словаки вели бои около Кременчуга, наступая вдоль Днепра.

2 октября 1-я моторизованная дивизия сражалась в составе 1-й немецкой танковой армии на территории правобережной Украины. Затем ожесточенные бои около Мариуполя и Таганрога. Зиму 1941–1942 гг. словацкая дивизия встретила на рубеже реки Миус. Позднее она принимала участие в наступлении немецких войск на Кавказе, в ходе которого словаки сыграли важную роль при штурме Ростова.

Летом 1942 года 1-я моторизованная дивизия под командованием генерала Йозефа Туранца переправилась через реку Кубань и развернула наступление на Туапсе. В январе 1943 года командование дивизии вновь поменялось. Новым командиром стал генерал-лейтенант Стефан Юрек. Зимой 1943 года после поражения армий стран оси под Сталинградом немецкие, румынские и словацкие войска на Кавказе оказались под угрозой полного окружения. Особенно это стало очевидным после выхода советских армий к Ростову.

1-я словацкая моторизованная дивизия прикрывала отход основных немецко-румынских сил, понеся при этом большие потери. Около станицы Саратовской ее части попали в окружение и сумели вырваться, бросив [416] все тяжелое вооружение и технику. Остатки дивизии были эвакуированы по воздуху в Крым. С этого момента некоторые детали в ее судьбе неизвестны. Судя по отрывочным сведениям, словаки прикрывали береговую линию Сиваша. Ряд частей оказались под Мелитополем, где были разбиты во время мощного наступления Красной Армии. Более 2000 человек попали в плен.

В начале 1944 года дивизия была воссоздана. Ее новый костяк состоял из двух пехотных полков, нескольких батарей 37-мм противотанковых орудий, двух рот ПВО и саперной роты. Из ее состава немцы выделили боевую группу, насчитывавшую 12 офицеров, 13 унтер-офицеров и 775 солдат, и перебросили в Крым. Остальные подразделения на фронт не попали и были задействованы в охране коммуникаций. В июне 1944 года боеспособность дивизии резко снизилась. Немцы ее разоружили и использовали в качестве строительной бригады при сооружении укреплений на территории Румынии.

2-я охранная дивизия дислоцировалась на западной Украине в глубоком тылу немецких войск. Сперва она занималась уничтожением отдельных окруженных частей Красной Армии. Затем ее подразделения вели активные антипартизанские операции, действуя около Житомира. Некоторые части были переданы в состав 1-й словацкой моторизованной дивизии (например, 31-й артиллерийский полк). Весной 1943 года охранную дивизию передислоцировали в Белоруссию, в район Минска. Моральный дух словаков оставлял желать лучшего. Борьба с партизанами была задачей не из легких. 1 ноября 1943 года в связи с участившимися случаями дезертирства (несколько подразделений перешли с оружием на сторону партизан) дивизию разоружили и отправили в Италию в качестве строительной бригады.

Весной 1944 года линия фронта подошла к границам Словакии вплотную. При помощи немцев были сформированы и вооружены две новые словацкие пехотные дивизии, которые были сосредоточены в Западных Карпатах под командованием генерала Густава Малара. Эти силы, получившие название «Восточнословацкая армия», должны были остановить продвижение Советской армии. [417]

В самой же Словакии готовилось восстание против режима Тисо и его немецких покровителей. Словацкие части должны были установить контакт с советскими войсками и открыть им дорогу в страну. 29 августа началось Словацкое национальное восстание. На сторону восставших перешли многие армейские гарнизоны, часть полиции. Однако немцам удалось оперативно разоружить большинство частей «Восточнословацкой армии», из числа которых только 2000 человек смогли присоединиться к повстанцам.

Центром восстания стал г. Банска-Быстрица, расположенный в центральной части страны. Словацкий Национальный Комитет, центральный руководящий орган восставших, объявил о проведении мобилизации. К концу сентября повстанческая армия насчитывала уже около 60 000 человек. 18 октября 1944 года немецкие войска перешли к активным действиям против словацких повстанцев. Основную роль в операции играли 18-я панцергренадерская дивизия СС «HorstWessel» («Хорст Вессель»), боевая группа СС «Schill» («Шиль»), 178-я гренадерская дивизия «Tatra» («Татра») и бригада Дирлевангера. Словацкие формирования оказывали упорное сопротивление, но сдержать врага не могли. Постепенно кольцо вокруг них сужалось.

27 октября 1944 года передовые немецкие части вошли в г. Банска-Быстрица. Повстанцы ушли в горы, где продолжали вести партизанскую борьбу вплоть до января 1945 года, когда они соединились с советскими войсками.

Дальше