Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Перед суровыми испытаниями

Враг готовит нападение

К лету 1940 г. вооруженные силы третьего рейха добились крупного военного успеха на европейском театре войны, если не считать так и не осуществленного плана вторжения на Британские острова. В этих условиях фашистские правители вернулись к своему основному замыслу - подготовке нападения на СССР.

Гитлер еще в «Майн кампф» откровенно и подробно изложил чудовищную программу завоеваний. Став диктатором Германии, вступив на путь создания мировой империи XX в., он никогда не оставлял своих бредовых замыслов. Конечно, нельзя сводить только к личности Гитлера роковое для самих агрессоров решение о нападении фашистской Германии на Советский Союз. Нацистский фюрер сыграл здесь свою зловещую роль. Однако главное заключалось в том, что это авантюристическое решение выражало давние стремления немецкого монополистического капитала. Политика правящих кругов фашистской Германии, направленная к завоевательной войне против СССР, не являлась случайной.

Ненависть к Советской России, как первому в мире пролетарскому государству, германские империалисты испытывали со дня победы Октябрьской революции 1917 г. Эта ненависть питалась классовым, идеологическим антагонизмом. Бутлар, бывший гитлеровский генерал, весьма определенно подтверждает это.

«Московский договор, - пишет он, - не устранил противоречий, существовавших между идеологиями обеих стран, а лишь на время прикрыл их. Советская Россия в глазах Гитлера и многих старых национал-социалистов оставалась по-прежнему идеологическим противником ? 1»{1}.

Войну против Советского государства немецкие фашисты рассматривали как войну на уничтожение. 30 марта 1941 г. Гитлер говорил об огромной опасности коммунизма для будущего.

«Речь идет о борьбе на уничтожение, - заявлял он своим генералам. - Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность. Мы ведем войну не для того, чтобы законсервировать своего противника... Война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке жестокость является благом для будущего»{2}.

Антикоммунизм - вот что толкало гитлеровцев к войне против СССР. Вместе с тем, как уже отмечалось, германский фашизм [108] видел в войне против Советского Союза осуществление важнейшей части своего плана создания германской мировой империи. Эта конечная цель не могла быть достигнута, пока существовала социалистическая держава - оплот всех революционных сил. Кроме того, гитлеровцы помышляли о превращении СССР в свою колонию, об ограблении и эксплуатации советских народов и их природных богатств.

В мае - июне 1940 г., когда военная кампания на Западе привела к поражению Франции, перед политическим и военным руководством фашистской Германии встал вопрос о дальнейшей стратегии войны за мировое господство. Английские войска были разбиты на континенте, но Британские острова остались непокоренными. Приходилось считаться и с тем, что в дальнейшем предстоит вооруженная борьба против США.

Нацистские лидеры решили, что сначала следует покончить с Советским Союзом, а уже потом с Англией, если последняя все еще будет упорствовать и не пожелает признать свое поражение и заключить с Германией мир. 30 июня 1940 г. начальник генерального штаба сухопутных сил Германии генерал Гальдер записывает в своем дневнике многозначительные слова:

«Основное внимание - на Восток»{3}.

Еще через несколько дней, 3 июля, Гальдер снова возвращается к восточной проблеме.

«Основное содержание последней: способ нанесения решительного удара России, - пишет он, - чтобы принудить ее признать господствующую роль Германии в Европе»{4}.

Подготовка к войне против Советского Союза принимает конкретный характер. На Восток к границам СССР стягиваются войска.

«Уже в июле 1940 г., - писал фон Бутлар, - на Восток был переброшен штаб группы армий фельдмаршала фон Бока, а также штабы 4-й, 12-й и 18-й армий. Тогда же сюда было переведено и около 30 немецких дивизий. Так были сделаны первые шаги к стратегическому развертыванию сил»{5}.

Однако первоначальное намерение развязать войну против СССР уже осенью 1940 г. главарям фашистской Германии пришлось изменить и установить более поздний срок, чтобы провести соответствующую подготовку.

Таким образом, война против Советского Союза стала готовиться гитлеровцами в то время, когда Франция была разгромлена, а Англия находилась в критическом положении. Нацисты были уверены в своем могуществе и непобедимости.

На совещании с высшим военным руководством в Бергхофе 31 июля 1940 г. Гитлер заявил:

«Россия должна быть ликвидирована... Операция только тогда будет иметь смысл, если мы одним ударом разгромим государство... Начало - май 1941 г. Срок для проведения операции - пять месяцев».

Для достижения этой цели тогда намечалось выделить 120 дивизий{6}. [110]

Гитлер и его ближайшее окружение считали, что война против Советского Союза не будет похожа на любую из проведенных ими военных кампаний на Западе. Вместе с тем они готовили ее по схеме прежних кампаний, явно недооценивая военный, экономический и морально-политический потенциалы СССР. Первоначально гитлеровцы исходили из того, что Россия имеет 50 - 75 хороших дивизий{7}.

21 июля 1940 г. Гитлер приказал фельдмаршалу Браухичу, главнокомандующему немецкими сухопутными войсками, приступить к планированию операций против СССР. На совещании у фюрера 31 июля, как уже отмечалось, срок нападения был установлен на весну 1941 г. После этого началась усиленная разработка плана войны.

5 декабря генерал Гальдер в присутствии Гитлера доложил в ставке о планируемой операции на Востоке. Фюрер согласился с изложенными оперативными замыслами, сделав ряд замечаний. План нападения на СССР, получивший кодовое наименование плана «Барбаросса» (директива ? 21){8} 18 декабря 1940 г. был утвержден Гитлером. Несмотря на некоторые расхождения при разработке и обсуждении проекта плана{9}, между фюрером и генералитетом было полное единомыслие относительно предстоящей войны против СССР.

В основе плана «Барбаросса» лежали две главные идеи:

1) полный разгром СССР - военно-политическая цель;

2) «молниеносная война» - стратегическое решение поставленной задачи.

Общий замысел плана «Барбаросса» заключался в том, чтобы,

«нанося главный удар по обе стороны Припятских болот, прорвать здесь русский фронт и быстро продвинуться на восток крупными моторизованными силами; затем, повернув на север, а также на юг, во взаимодействии с немецкими войсками, наступающими фронтально, окружить и уничтожить русские силы, находящиеся в Прибалтике и на Украине»{10}.

Севернее Припятских болот должны были сосредоточиться две группы армий из трех.

На совещании в ставке вермахта 9 января 1941 г. Гитлер сказал:

«Особенно важен для разгрома России вопрос времени. Хотя русские вооруженные силы и являются глиняным колоссом без головы, однако точно предвидеть их дальнейшее развитие невозможно. Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена и когда русским приходится преодолевать большие трудности в военной промышленности»{11}.

В директиве от 31 января 1941 г. по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск в разделе «Общие задачи» говорилось:

«Операции должны быть проведены таким образом, [111] чтобы посредством глубокого вклинивания танковых войск была уничтожена вся масса русских войск, находящихся в Западной России. При этом необходимо предотвратить возможность отступления боеспособных русских войск в обширные внутренние районы страны»{12}.

План «Барбаросса» был дополнен директивой ОКХ от 31 января 1941 г., а также многочисленными указаниями и распоряжениями командования вермахта и гитлеровского правительства, которые в совокупности представляли собой комплексную программу беспощадного, варварского ведения войны, включая физическое уничтожение пленных солдат и офицеров Красной Армии, установление жестокого оккупационного режима в захваченных районах, проведение политики массового истребления гражданского населения.

Готовя агрессию против СССР, гитлеровская Германия сколачивала агрессивный военный союз фашистских государств. 27 сентября 1940 г. в Берлине был оформлен Тройственный, или Берлинский, пакт между Германией, Японией и Италией, который был дальнейшим развитием «Антикоминтерновского пакта», заключенного этими странами в 1936 - 1937 гг. В ноябре того же года к Берлинскому пакту присоединились Венгрия, Румыния, Словакия, в марте 1941 г. - Болгария. Военно-политический союз с фашистской Германией еще ранее был установлен Финляндией. Правительства всех этих стран, опираясь на политику немецких нацистов и внутренние силы реакции, предательски попирали национальные и народные интересы во имя сотрудничества с гитлеровцами. В Финляндию и Румынию были введены немецко-фашистские войска. Турция и Иран также все в большей мере подпадали под влияние германской политики. Франкистская Испания являлась важным военно-стратегическим резервом гитлеровской Германии. Весной 1941 г. Германия и Италия силой оружия подавили сопротивление Югославии и Греции, оккупировали территории этих государств. Хорватия (часть Югославии), объявленная «независимым» государством (во главе ее был поставлен фашист Павелич), также присоединилась к Берлинскому пакту. Таким образом, готовя нападение на СССР, Гитлер осуществил целый ряд внешнеполитических и военных акций, направленных к сколачиванию агрессивного блока, а также к обеспечению германского тыла. Возникшее в ходе этих событий решение подавить сопротивление Югославии и Греции заставило фашистов снова перенести срок нападения на СССР, который на этот раз был окончательным.

Подготовка войны против Советского Союза проводилась гитлеровцами и по линии наращивания военной мощи. Значительно возросли ее людские ресурсы. Накануне развязывания агрессии против СССР в гитлеровской Германии и на территориях, насильственно [112] включенных в ее границы, а также в странах-сателлитах проживало 290 млн. человек{13}. Германия полностью переключила свою экономику на военные рельсы. Ее военно-экономический потенциал был усилен ресурсами почти всей континентальной Европы. В третьем рейхе вместе с контролируемыми территориями ежегодно добывалось 400 млн. тонн угля, почти 32 млн. тонн стали, 7,5 млн. тонн нефти{14}. Это позволило гитлеровцам, используя высокоразвитое машиностроение, резко увеличить производство современных видов вооружения и другой боевой техники. Кроме того, гитлеровцы захватили в оккупированных странах 9 млн. тонн нефтепродуктов, 5 тыс. паровозов. Французским автотранспортом были полностью оснащены 88 немецко-фашистских дивизий{15}.

Фашистская Германия располагала хорошо оснащенной и обученной армией, которая на первом этапе второй мировой войны получила известный опыт в проведении операций с использованием современных форм вооруженной борьбы. К июню 1941 г. общая численность немецко-фашистских вооруженных сил составляла 8,5 млн. человек. Противник имел 214 дивизий, 7 бригад, 5 воздушных флотов. В составе военно-морского флота было 5 линейных кораблей (в том числе два старых), 8 крейсеров, 43 миноносца и эсминца, 161 подводная лодка, вспомогательные суда и другие корабли. В распоряжении гитлеровцев были также войска сателлитов.

Фашистское руководство продолжало недооценивать военную мощь Советского Союза, численность и боеспособность Советских Вооруженных Сил, возможности мобилизации резервов.

Гитлеровское командование теперь исходило из того, что Красная Армия располагает 182 дивизиями, из которых 106 находятся в западных приграничных округах, в том числе 58 дивизий севернее Припяти и 48 - южнее, 34 дивизии - во внутренних округах и 42 дивизии на Кавказе, в Средней Азии, Сибири и на Дальнем Востоке. Противник полагал, что

«после уничтожения основных сил Советской Армии, находившихся между западной границей, Днепром и Западной Двиной, 30 дивизий, имевшихся в центре страны, не смогут оказать дальнейшего организованного сопротивления. Из войск, расположенных на Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке, ввиду напряженного положения на южной и восточной границах советское командование сколько-нибудь значительных сил перебросить не сможет, а если что и возьмет, то они подойдут с большим запозданием. Мобилизация же новых соединений будет сорвана в результате быстрого захвата основных промышленных районов и дезорганизации государственного руководства. Все это приведет к тому, что Советский Союз потеряет возможность к дальнейшему сопротивлению»{16}. [113]

Делая ставку на «молниеносную войну», немецкое командование из имевшихся в вермахте 214 дивизий сосредоточило у границ СССР 153 дивизии, в том числе все танковые (21) и моторизованные (14). Вместе с войсками сателлитов противник подготовил для вторжения 190 дивизий. Это была грозная сила, насчитывавшая 5,5 млн. человек, 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолетов, свыше 47 тыс. орудий и минометов, 192 боевых корабля.

В советских западных приграничных округах войска имели 2680 тыс. человек личного состава, 37500 орудий и минометов (без 50-мм), 1475 новых танков KB и Т-34, 1540 боевых самолетов новых типов, а также большое число легких танков и боевых самолетов устаревших конструкций.

В составе трех советских флотов - Северного, Краснознаменного Балтийского и Черноморского - имелось около 220 тыс. человек и значительной мощи боевые корабли.

Противник развернул в первом эшелоне своих армий 103 дивизии, в том числе 12 танковых. Это были полностью укомплектованные соединения, обладавшие высокой подвижностью и маневренностью. В первом эшелоне советских армий прикрытия находилось 54 стрелковых и две кавалерийские дивизии. Они были рассредоточены на обширной территории от Баренцева до Черного моря в значительном отдалении от границы.

«Большинство дивизий первых эшелонов армий прикрытия к моменту нападения немецко-фашистских войск располагались в учебных лагерях, удаленных от запланированных рубежей развертывания на 8 - 20 км. Непосредственно вблизи границы размещалось сравнительно небольшое количество частей и соединений»{17}.

Дивизии второго эшелона располагались в 50 - 100 км от границы, а соединения резерва - в 100 - 400 км. Строительство оборонительных сооружений в новых районах западной границы (перенесенной на 250 - 300 км к западу) к началу вооруженной борьбы не было завершено, а в глубине расположения войск вдоль прежней государственной границы была разоружена и демонтирована большая часть укреплений.

В реальном соотношении сил противник превосходил советские войска в первых эшелонах в 3 - 4 раза, а на направления главных ударов и еще больше.

Враг обладал и преимуществом внезапного удара. Кроме того, немецко-фашистское командование располагало данными о советских войсках, аэродромах и укреплениях, находившихся вблизи западной границы СССР. Все это создавало благоприятные условия для развязывания тщательно подготовленной агрессии против Советского Союза.

21 июня 1941 г., в канун нападения на СССР, Гитлер написал письмо Муссолини, сообщая ему о принятии им «самого трудного» [114] в его жизни решения. Его оценка перспектив борьбы за мировое господство была безоговорочно оптимистичной.

«Ликвидация России будет одновременно означать громадное облегчение положения Японии в Восточной Азии... Что касается борьбы на Востоке.., я ни на секунду не сомневаюсь в крупном успехе»{18}.

Такой прогноз был порочным в своей основе. Он не учитывал реальной мощи СССР и действительного соотношения сил на мировой арене.

Советский союз в предвоенные годы

Развитие Советской страны от Великого Октября 1917 г. до Великой Отечественной войны - это летопись событий, насыщенных героической борьбой за победу нового, социалистического общества.

Под руководством Коммунистической партии советский народ разгромил интервентов и белогвардейцев, покончил с разрухой и голодом, организовал плановое производство, коренным образом и быстрыми темпами перестроил экономику, ликвидировал остатки классового неравенства, добился духовного преобразования общества, создал социалистическую культуру.

В зарубежных странах в первые годы после Октябрьской революции многие задавали вопрос: способна ли добиться успеха на пути построения социализма Советская Россия, отсталая и разоренная страна с населением, которое в подавляющей своей части было неграмотным? В дореволюционной России почти 80% взрослого населения не умело читать и писать. Особенно высокой неграмотность была среди нерусских национальностей: у таджиков - 99,5%, у киргизов - 99,4, у якутов - 99,3, у туркмен - 99,3, у узбеков - 98,4%. Враги Советского государства прочили ему близкую гибель и делали все от них зависящее, чтобы сорвать созидательную работу советских людей. Однако все их попытки в этом направлении терпели провал. История доказала правоту В. И. Ленина и созданной им партии, которые руководили народом и направляли его усилия к достижению цели, поставленной социалистической революцией.

Уже в конце 1920 г. был составлен и на VIII Всероссийском съезде Советов принят план ГОЭЛРО - план электрификации России. В. И. Ленин, выступая на съезде, говорил, что это

«великий хозяйственный план, рассчитанный не меньше чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма»{19}.

Советская страна развивалась в обстановке враждебного капиталистического окружения, без какой-либо помощи извне, за счет мобилизации внутренних ресурсов и сил. Разрушенные за годы войны хозяйство и транспорт были восстановлены в короткий [115] срок. Труднее оказалось ликвидировать экономическую и техническую отсталость - наследство царской России, но и эта задача была решена.

Строительство нового общества осуществлялось путем одновременного развития экономики, культуры, народного образования, науки. Преимущества общественного и государственного строя позволяли все движение вперед осуществлять на плановых началах. В первую пятилетку (1928 - 1932 гг.), выполненную в четыре года и три месяца, объем промышленного производства по сравнению с 1928 г. возрос в 2 раза. За вторую пятилетку (1933 - 1937 гг.), также выполненную досрочно, валовая продукция промышленности увеличилась в 2,2 раза по сравнению с 1932 г. СССР занял первое место в Европе и второе в мире по размерам [90] промышленного производства{20}.

Проходивший в марте 1939 г. XVIII съезд партии рассмотрел и утвердил третий пятилетний план народного хозяйства (1938 - 1942 гг.), намечавший новый подъем производительных сил. Предусматривалось создание мощной промышленной базы в восточных районах страны. При выполнении этого плана в предвоенные годы были достигнуты замечательные успехи: вошли в строй 2900 новых заводов, фабрик, электростанций, рудников и других промышленных объектов. В Сибири была создана вторая угольно-металлургическая база. Осваивались новые месторождения угля и нефти на Крайнем Севере, между Волгой и Уралом, на Дальнем Востоке. Дальнейшее претворение третьей пятилетки в жизнь было прервано войной.

Всего за годы предвоенных пятилеток в стране было построено 8900 промышленных предприятий. Советская промышленность достигла высокого уровня развития. Преимущественное внимание уделялось строительству предприятий тяжелой индустрии как материальной основы социализма. В 1940 г. в СССР производилось 15 млн. тонн чугуна, 18 млн. тоны стали, 13 млн. тонн проката, добывалось 166 млн. тонн угля{21}. Завершилась сплошная коллективизация сельского хозяйства, значительно возросла его механизация. К началу 1941 г. 94% колхозных посевов обрабатывалось машинно-тракторными станциями. Число МТС возросло до 7069. В их распоряжении было 685 тыс. тракторов (в 15-сильном исчислении), 182 тыс. зерновых комбайнов, 228 тыс. грузовых автомобилей{22}.

Чтобы превратить отсталую страну в передовую индустриальную державу, потребовалось огромное напряжение усилий широких масс народа, приходилось экономить, от многого отказываться, материально-бытовые условия жизни зачастую были трудными, особенно на новостройках, темпы жилищного строительства резко отставали от роста населения городов. Сказывался и недостаток опыта, в частности, промышленного строительства, ощущался [116] недостаток квалифицированной рабочей силы, инженерно-технического состава и пр.

Созидание нового общества проходило в борьбе против остатков эксплуататорских классов и отражавших их идеологию анти-ленинцев.

«Курс на строительство социализма партия, рабочий класс отстояли и провели в жизнь в ожесточенной классовой борьбе с остатками свергнутых эксплуататорских классов, с капиталистическими элементами в городе и деревне, с «левыми» и правыми оппортунистами, пытавшимися столкнуть нас с ленинского пути»{23}.

Несмотря на все трудности, страна менее чем за четверть века осуществила коренные социально-экономические преобразования. Исчезло окончательно деление общества на антагонистические классы. Многомиллионные массы народа были охвачены великим пафосом строительства, созидания новой жизни. Это наложило глубокий отпечаток на психологию как отдельных людей, так и на духовную жизнь всего народа. Частное, личное отступало на второй план по сравнению с общественным, государственным. Идеи В. И. Ленина, партии владели сознанием не только коммунистов и комсомольцев, но и миллионов беспартийных строителей социалистического общества. Проведена культурная революция: ликвидирована неграмотность населения, построена новая школа, выращены кадры советской интеллигенции. Накануне войны ее численность в стране достигла 14 млн. человек, представлявших все нации и народности СССР. Достигнут был подъем в развитии науки, культуры, искусства, литературы. Исторические перемены произошли во всех сферах жизни. На предприятиях, промышленных новостройках, в шахтах и рудниках, на транспорте рабочие, техники и инженеры, а в исследовательских институтах и лабораториях научные работники успешно решали задачи индустриализации страны. Социалистическая общественная собственность на орудия и средства производства утвердилась во всех отраслях народного хозяйства, в том числе и в деревне, где мелкотоварное крестьянское хозяйство было заменено крупным социалистическим - колхозами и совхозами. Укрепился союз рабочего класса и крестьянства. Многонациональное население СССР отличалось морально-политическим единством, что было одним из главных завоеваний советского строя.

Украина, Белоруссия, Казахстан, республики Средней Азии и Закавказья, особенно отсталые в прошлом, благодаря помощи русского народа превратились в передовые республики с высокоразвитой социалистической экономикой и культурой. Тем самым было ликвидировано одно из наиболее тяжелых наследий царизма - неравенство в хозяйственном, культурном и государственном развитии.

К началу 1940 г. в состав СССР входило 11 союзных республик. Вскоре после советско-финской войны 1939 - 1940 гг. образовалась [117] Карело-Финская ССР со столицей в Петрозаводске. Летом 1940 г., после того как румынское королевское правительство согласилось на требование Советского правительства о возвращении Бессарабии, насильственно отторгнутой от Советской России в 1918 г., была образована Молдавская ССР.

В июне 1940 г. в Литве, Латвии и Эстонии совершаются революционные выступления народных масс, которые привели к созданию в них демократических правительств. Во всех этих республиках происходит восстановление Советской власти. Затем они обратились с просьбой принять их в состав Советского Союза. VII сессия Верховного Совета СССР удовлетворила эти просьбы (3 - 5 августа 1940 г.), и республики Прибалтики вновь стали равноправными советскими республиками, как это было до интервенции Антанты.

После этого Советский Союз стал объединять 16 союзных республик.

Прокладывая еще никем не изведанный путь в истории человечества, советский народ готов был к любым испытаниям. Его способность преодолевать все препятствия ярко проявилась в годы гражданской войны и довоенных пятилеток, с необыкновенной силой она раскрылась в период Великой Отечественной войны.

Течение истории, особенно на крутых ее поворотах, - это всегда сложный, подчас противоречивый процесс. Советский Союз за короткий исторический срок стал великой мировой державой. Однако поступательное движение советского общества содержало в себе различные по своему характеру и значению явления. В предвоенные годы Советское государство, при отсутствии какого-либо предшествующего опыта, решало большие и сложные задачи построения нового общества. Происходило это в условиях враждебного капиталистического окружения. Преодоление трудностей и суровых испытаний, поиски путей скорейшего осуществления социалистических преобразований - все это не всегда проходило гладко, на этом пути были и отдельные просчеты. В планировании и организации общественного производства, например, такие просчеты приводили подчас к нарушению пропорций в развитии народного хозяйства. Так, в предвоенные годы темпы роста черной металлургии стали отставать от темпов развития других отраслей тяжелой промышленности. Выплавка стали и чугуна, производство проката в 1939 г. по сравнению с предшествующим годом даже снизились. Серьезные трудности имелись и в цветной металлургии. Такое положение сдерживало развитие других отраслей промышленности и особенно отрицательно сказывалось на работе оборонных заводов. Однако благодаря принятым партией мерам положение в черной металлургии к концу 1940 г. стало выправляться, но накануне войны потребности в металле полностью еще не обеспечивались. В целом же металлургическая [118] база СССР к началу Великой Отечественной войны была в 3 - 4 раза больше, чем накануне первой мировой войны. Перед войной СССР вступил в полосу завершения строительства социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму. Решая текущие задачи экономических, социальных и культурных преобразований, советские люди уверенно смотрели и в свое будущее. Однако партия и народ никогда не забывали о внешнем враждебном окружении, об опасности войны.

«... Капиталисты, - говорил В. И. Ленин, - в любое время могут возобновить войну после того, как они немного отдохнут... Мы кончили одну полосу войны, мы должны готовиться ко второй; но когда она придет, мы не знаем, и нужно сделать так, чтобы тогда, ... когда она придет, мы могли быть на высоте»{24}.

В СССР каждый человек знал, что угроза нападения не снята, что особенно велика она со стороны фашистской Германии и милитаристской Японии. Поэтому в Советской стране многое делалось в целях усиления обороны.

Рост оборонной мощи страны

Успехи экономического развития Советского Союза, преимущества его общественного и государственного строя создавали необходимые предпосылки для обеспечения безопасности страны. Этой проблеме партия, правительство и весь народ уделяли огромное внимание.

Страна не жалела средств и сил для повышения военной мощи. Обострение международной обстановки заставляло наращивать темпы технического оснащения Красной Армии, Военно-Воздушного и Военно-Морского флотов. Вместе с тем совершенствовалась организация Вооруженных Сил, в том числе и органов военного управления. В частях и соединениях проводилась напряженная боевая и политическая учеба. Успешно развивалась советская военная наука. В военных академиях и училищах воспитывались новые кадры, проходившие затем службу в качестве командиров и политработников в подразделениях, полках, бригадах, дивизиях, корпусах. Пройдут годы, и многие из них в огне войны будут командовать армиями, фронтами, станут членами военных советов, возглавят высшие звенья военного аппарата.

Крупные успехи в развитии материально-технической базы страны, в том числе создание новых отраслей промышленности, позволяли организовать массовое изготовление всех видов современного вооружения. Производство самолетов, танков, артиллерийских орудий, а также другого вооружения и боевой техники особенно возросло во второй половине 30-х годов.

Завершен был переход к кадровой системе комплектования войск Красной Армии. Общая численность ее к 1 января 1938 г. [119] «оставляла немногим более 1,5 млн. человек». Исключительно большое значение имело то обстоятельство, что к 1937 г. Красная Армия стала армией сплошной грамотности. Ее ряды пополнялись людьми, обладающими специальностями трактористов, механиков, шоферов и пр., что способствовало овладению личным составом воинских частей современной боевой техникой.

Оборонной промышленностью руководили крупные государственные деятели: Г. К, Орджоникидзе, В. А. Малышев, И. Ф. Тевосян, И. А. Лихачев, Б. Л. Ванников, А. И. Шахурин и др. Государство располагало талантливыми кадрами конструкторов, которые возглавляли работу по созданию новых типов самолетов, танков, артиллерийских орудий, стрелкового оружия и других видов военной техники. Особенно большую известность среди ведущих конструкторов имели С. В. Ильюшин, С. А. Лавочкин, . А. С. Яковлев, А. Н. Туполев, H. H. Поликарпов, А. И. Микоян, Н. А. Кучеренко, М. И. Кошкин, А. А. Морозов, Ж. Я. Котин, В. Г. Грабин, А. Г. Костиков, Г. С. Шпагин, В. А. Дегтярев, Ф. В. Токарев и др. Рабочие оборонной промышленности, инженеры и техники совместно с учеными решали задачи по освоению новых образцов военной техники, запуску их в серийное производство.

Техническая оснащенность Красной Армии непрерывно повышалась. В 30-х годах, до начала второй мировой войны, возрастало ежегодное производство вооружения и боеприпасов.

В войска поступала все более совершенная артиллерийская техника, заменяя устаревшую и изношенную материальную часть. Повышались ее огневая мощь, дальнобойность, скорострельность и меткость. В 1937 г. создается 152-мм гаубица-пушка, а в 1938 г. - 122-мм гаубица. К этому же времени была усовершенствована 122-мм пушка (образца 1931 г.), дальнобойность которой увеличилась до 20 км. Противотанковая 45-мм пушка образца 1937 г. могла пробивать броню боевых машин всех типов, в том числе и танков, находившихся тогда на вооружении гитлеровской армии.

К началу 1939 г. Красная Армия имела 56 тыс. артиллерийских орудий, в то время как за пять лет до этого их было лишь 17 тыс.

Создавались бронетанковые и механизированные войска. К началу 1936 г. в Красной Армии было 4 механизированных корпуса, 6 отдельных механизированных бригад и столько же отдельных танковых полков, 15 механизированных полков в кавдивизиях, 83 танковых батальона и роты в стрелковых дивизиях. На вооружении бронетанковых и механизированных войск находились танкетки Т-27, легкие танки Т-26 и БТ, средний танк Т-28, тяжелый танк Т-35. Танковая промышленность, несмотря на трудности освоения производства, за годы первой пятилетки выпустила свыше 5 тыс. танков. К концу второй пятилетки в [120] войсках насчитывалось уже 15 тыс. танков и танкеток. Правда, технические и боевые качества этих машин были еще низки: они обладали малой маневренностью и при недостаточно прочной броне были легко уязвимы для артиллерийского огня. К тому же эти танки работали на бензине и легко воспламенялись. Однако однотипные танки армий других стран обладали не лучшими качествами. В это время конструкторские бюро ленинградского и харьковского заводов разрабатывали новые образцы танков.

Развивались и другие рода войск: инженерные, железнодорожные, связи, противовоздушной обороны (ПВО), воздушно-десантные, пограничные и др.

Особое внимание уделялось строительству военно-воздушных сил. В стране развертывалась деятельность научно-исследовательских институтов и крупных конструкторских организаций в области авиации. Создавались заводы, производившие самолеты, моторы и авиационные приборы. Советская авиация в середине 30-х годов имела значительные достижения.

«То было время, - пишет А. С. Яковлев, один из ведущих авиаконструкторов СССР, - когда наши авиаторы вырвались на мировую арену воздушных соревнований. Успехи советской авиации опирались на творческие искания наших конструкторов и на быстро выросшую авиационную промышленность»{25}.

В 1937 г., например, советские летчики установили около 30 международных рекордов на отечественных самолетах{26}.

На вооружение авиации в начале 30-х годов поступали истребители И-5 (максимальная скорость - 286 км в час, вооружение - 2 пулемета), двухмоторный разведчик Р-5 (скорость - до 230 км в час, потолок - 6500 м), тяжелый бомбардировщик ТБ-3 (скорость - до 230 км в час, грузоподъемность - 1 тонна бомб, вооружение - 5 пулеметов).

Потом стали появляться новые самолеты. В 1934 г. был запущен в серийное производство истребитель биплан конструкции Н. Н. Поликарпова И-15 (максимальная скорость - свыше 350 км в час, вооружение - 2 пулемета), а затем под руководством того же конструктора был создан самолет И-16 (скорость до 450 км в час) - моноплан с убирающимся в полете шасси. Оба самолета испытывались прославленным летчиком-испытателем Валерием Чкаловым. В 1936 и 1937 гг. советские истребители являлись самыми скоростными в мире.

Самолет-бомбардировщик СБ конструкции А. Н. Туполева, созданный в 1934 г., имел максимальную скорость 420 км в час, дальность полета - 1000 км, бомбовую нагрузку - 500 кг. Через год под руководством конструктора С. В. Ильюшина был создан бомбардировщик ДБ-3, который примерно при той же скорости имел бомбовую нагрузку в 1000кг, а дальность полета - 4 тыс. км. Для своего времени эти самолеты обладали высокими качествами. [121]

Большие изменения произошли в организации и развитии войск противовоздушной обороны. Для защиты от нападения авиации врага были созданы дивизии и отдельные бригады ПВО, в составе которых находились части и подразделения различных родов войск. Сформированы были также корпуса ПВО для обороны таких важных центров, как Москва, Ленинград, Баку.

Советский Военно-Морской Флот в годы первой и второй пятилеток также значительно повысил свою боевую мощь. Развертывалось строительство новых боевых кораблей, сначала малых, а затем и крупных для большого океанского флота. Организовано было серийное производство подводных лодок, торпедных катеров и самолетов для морской авиации. В 1932 г. создается Тихоокеанский флот, а в 1933 г. - Северная военная флотилия. Тоннаж ВМФ с 1930 по 1939 г. вырос более чем на 130%.

За годы мирного строительства Вооруженные Силы СССР были оснащены современной военной техникой, что являлось важным условием надежной защиты Советского государства.

В связи с начавшейся в 1939 г. второй мировой войной ЦК партии и Советское правительство дополнительно проводили срочные меры, направленные на повышение темпов роста оборонной мощи страны. В государственном бюджете доля расходов на оборону резко повысилась. Это оказалось тем более необходимым, что техническое оснащение Советских Вооруженных Сил к этому времени по ряду показателей стало отставать от новых требований. Армии западных держав перед второй мировой войной быстро совершенствовали военную технику. Особенно преуспевала в этом фашистская Германия.

Первые признаки технического отставания обнаружились во время гражданской войны в Испании, куда Гитлер и Муссолини бросили для содействия генералу Франко свои войска вместе с самолетами, танками, артиллерией. Известно, что на помощь республиканцам явились антифашисты из многих стран, в том числе и из СССР. Осенью 1936 г. советские добровольцы прибыли вместе со своей боевой техникой в Испанию, где и сражались против интервентов в составе интернациональных войск. Республиканские летчики вначале успешно действовали на советских истребителях И-15, И-16 и на бомбардировщиках СБ против немецкой и итальянской авиации. Однако гитлеровцы быстро учли неудачный для них опыт воздушных боев в небе Испании, внесли улучшения в конструкции своих самолетов, повысили их боевые качества. Новые немецкие истребители «Мессершмитт» (Ме-109е) и бомбардировщики «Юнкере» (Ю-88) имели значительные преимущества перед советскими истребителями И-15, И-16 и бомбардировщиками СБ.

«В воздушных боях наши истребители, - пишет А. С. Яковлев, - несмотря на хорошую маневренность, оказались хуже немецких, [122] уступая им в скорости и особенно в калибре оружия и: дальности стрельбы. Бомбардировщики СБ не могли летать без прикрытия истребителей, а последние уступали немецким и не могли обеспечить эффективной защиты»{27}.

Недостатки в технической оснащенности имелись и в других родах советских войск. Необходимо было в сжатые сроки поднять на новый, более высокий уровень боеспособность армии, авиации, флота, повысить общий военный потенциал страны. Это и стало проводиться в жизнь.

XVIII съезд партии, состоявшийся в марте 1939 г., уделил большое внимание вопросам обороноспособности страны. Нарком обороны К. Е. Ворошилов доложил съезду, что численность личного состава в армии возросла более чем вдвое, а ее моторизация - на 260%. Он привел и другие данные, свидетельствующие о возрастании мощи танковых войск, авиации, артиллерии. В отчетном докладе ЦК ВКП(б) на съезде отмечалось, что Советский Союз, осуществляя настойчивую политику сохранения мира, в то же время проводит большую работу по повышению боевой готовности Красной Армии и ВМФ.

После XVIII съезда партии увеличились темпы строительства предприятий тяжелой и оборонной промышленности. Потребовались новые огромные усилия народа, дальнейшее повышение его трудовой активности, вынужденный отказ государства от расширения в необходимых масштабах производства предметов личного потребления населения и пр. Но эти жертвы приносились во имя безопасности Родины. Партия помнила слова В. И. Ленина о том, что

«самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в, достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены»{28}.

 

Политика Коммунистической партии принесла свои плоды. Если ежегодный выпуск всей промышленности возрастал в среднем на 13%, то оборонной - на 39%. Ряд крупных индустриальных предприятий переводился на производство оборонной техники. Развертывалось строительство новых военных заводов.

Наркомат оборонной промышленности в январе 1939 г. был разделен на четыре наркомата: авиапромышленности, судостроения, боеприпасов, вооружения. Соответственно из Наркомата машиностроения образуются наркоматы тяжелого, среднего и общего машиностроения.

Создаются также наркоматы автомобильного транспорта, строительства и др., что также помогало решать вопросы подготовки страны к обороне. Из Экономсовета при СНК СССР создаются советы по оборонной промышленности, металлургии, топливу, машиностроению и др. Их председателями назначаются заместители председателя СНК СССР Н. А. Вознесенский, А. Н. Косыгин, [123] В. А. Малышев и др. Все эти мероприятия но совершенствованию управления промышленностью способствовали форсированному развитию тяжелой и особенно оборонной промышленности.

Новые предприятия сооружались главным образом в восточных районах страны, далеких от западных границ: в Поволжье, на Урале, в Сибири, Казахстане, Средней Азии. Для нужд оборонной промышленности в первую очередь выделялось сырье, направлялись квалифицированные кадры. Все это давало результаты; в 1939 г. валовая продукция оборонной промышленности по сравнению с 1938 г. увеличилась на 46,5%.

В условиях социалистического общества потеряли былое значение социальные ограничения при призыве на военную службу. Внеочередная четвертая сессия Верховного Совета СССР, собравшаяся в сентябре 1939 г., приняла закон «О всеобщей воинской обязанности». Отменены были имевшиеся ранее ограничения в воинской службе, ее срок удлинен с двух до трех лет, а на флоте - до пяти. Последнее вызывалось необходимостью повышения квалификации военнослужащих и увеличения численного состава Вооруженных Сил. Призывной возраст снижался с 21 до 19 лет. Численность Вооруженных Сил увеличилась и к 1 января 1941 г. составляла 4200 тыс. человек.

С целью быстрейшего роста экономической мощи и особенно усиления работы оборонной промышленности Президиум Верховного Совета СССР 26 июня 1940 г. принял указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Эти меры были вызваны возрастанием угрозы войны.

В последние предвоенные годы рост оборонной мощи страны непрерывно возрастал. Так, с января 1939 г. по 1 июля 1941 г. советская авиация получила от промышленности 17 745 боевых самолетов. Принимались меры по расширению научно-исследовательской базы авиации, улучшению деятельности конструкторских бюро. В 1939 - 1940 гг. были построены новые истребители - ЯК-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, штурмовик Ил-2, пикирующий бомбардировщик Пе-2 и др. В третьем и четвертом кварталах 1940 г. все старые истребители были сняты с серийного производства. Началось освоение серийного производства новых самолетов; в первой половине 1941 г. их было построено свыше 2650, а с января 1939 г. до начала войны - 3719. Однако авиапромышленность еще не могла производить новые виды боевой техники в таком количестве, чтобы ими можно было в короткий срок перевооружить авиационные соединения Красной Армии.

Новые образцы боевых машин были созданы и в области танкостроения. В 1940 г. начался выпуск тяжелых танков KB и средних [124] танков Т-34, лучших тогда в мире по своим боевым качествам. Но и здесь промышленность еще не успела полностью перестроиться на производство только новейших видов танков. По указанию ЦК ВКП(б) Комитет Обороны в декабре 1940 г. изучил причины отставания с производством новых типов танков и доложил ЦК свои предложения по быстрейшему устранению существующих в этом деле трудностей, главным образом в отработке технологического процесса. В результате проводились меры, облегчающие налаживание серийного производства. Вместе с тем были приняты чрезвычайно важные постановления об организации массового производства танков в Поволжье и на Урале. С января 1939 г. по 22 июня 1941 г. промышленность дала Красной Армии свыше 7 тыс. танков. Производство новых танков в 1940 г. составило: тяжелых KB - 246, средних Т-34 - 115. В течение первого полугодия 1941 г. промышленность произвела 393 танка KB и 1100 танков Т-34.

Увеличивалось производство артиллерийских орудий, стрелкового вооружения и боеприпасов. В войска поступали новые артиллерийские орудия образца 1939 г. : 76-мм дивизионная, 37-мм и 85-мм зенитные пушки, 210-мм пушка, 280-мм мортира и 305-мм гаубица. С января 1939 г. по 22 июня 1941 г. Красная Армия получила от промышленности около 30 тыс. полевых орудий, почти 52,4 тыс. минометов, а всего орудий и минометов с учетом танковых пушек - свыше 92,5 тыс. За это же время оборонная промышленность выпустила 105 тыс. ручных, станковых и крупнокалиберных пулеметов, 100 тыс. автоматов.

Продолжала возрастать боевая мощь Военно-Морского Флота. С начала 1941 г. полностью прекращается строительство линкоров и тяжелых крейсеров. Строились лишь подводные лодки и малые надводные корабли - эсминцы, тральщики и др. С 1927 г. по 22 июня 1941 г. в строй вступило 312 боевых кораблей, в том числе 4 крейсера, 30 эсминцев, 206 подводных лодок и др. Кроме того, флот пополнился 477 боевыми катерами, а также значительным числом вспомогательных судов. Всего в строю ВМФ СССР накануне войны были 3 линкора, 7 крейсеров, 59 лидеров и эсминцев, 218 подводных лодок, 269 торпедных катеров и 2581 самолет. Артиллерия береговой обороны имела свыше 1 тыс. орудий.

Строительство Вооруженных Сил СССР, их боеготовность зависели от многих факторов. Надо было развивать оборонную промышленность, непрерывно совершенствовать вооружение и боевую технику, готовить военные кадры всех рангов и категорий, улучшать организацию Вооруженных Сил, уделять особое внимание наиболее перспективным родам войск, создавать запасы стратегического сырья, боеприпасов и пр. Огромное значение имело правильное обучение войск с учетом опыта современных войн. [125]

Политбюро ЦК ВКП(б) в марте 1940 г. рассмотрело итоги войны с Финляндией.

«Обсуждение, - как свидетельствует маршал Г. К. Жуков, - было очень острым, резкой критике подверглась система боевой подготовки и воспитания войск, был поставлен вопрос о значительном повышении боеспособности армии и флота»{29}.

В середине апреля проходило расширенное совещание Главного военного совета с участием руководящего состава Наркомата обороны, Генерального штаба, военных округов и армий. На совещание были приглашены многие командиры, политработники, которые непосредственно участвовали в войне с Финляндией. Здесь были сформулированы важнейшие принципы организации учебы войск с учетом боевого опыта. На основе директивных решений работа Наркомата обороны проверялась специальной комиссией, которая потребовала от центрального военного аппарата усиления деятельности по укреплению Вооруженных Сил СССР.

8 мая 1940 г. наркомом обороны был назначен Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. Начальником Генерального штаба в 1937 - 1940 гг. являлся Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников, а с августа 1940 г. - К. А. Мерецков. Учеба войск проводилась с учетом не только советско-финской войны, но и опыта шедшей второй мировой войны. Боевая подготовка войск стала лучше отвечать суворовской формуле: «тяжело в учении - легко в бою», приближаясь к условиям боевой действительности. В округах проходили смотровые полевые учения войск с последующим разбором их итогов.

Советская военная наука правильно указывала основные направления военного строительства в стране и разрабатывала стратегию современной войны. Военно-теоретические проблемы непосредственно увязывались с решением практических задач укрепления обороноспособности страны.

С 23 по 31 декабря 1940 г. в Москве проходило большое совещание высшего командного состава Красной Армии{30}. Руководил им нарком обороны маршал С. К. Тимошенко. Начальник Генерального штаба генерал армии К. А. Мерецков доложил об итогах и задачах боевой подготовки войск; другие докладчики выступили на темы: командующий Московским военным округом генерал армии Т. В. Тюленев - «Характер современной оборонительной операции», командующий войсками Киевского особого военного округа генерал армии Г. К. Жуков - «Характер современной наступательной операции», командующий Западным особым военным округом генерал-полковник Д. Г. Павлов - «Об использовании механизированных соединений в современной наступательной операции», начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал-лейтенант авиации П. В. Рычагов - «Военно-Воздушные [126] Силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе», инспектор пехоты генерал-лейтенант А. К. Смирнов - «Бой стрелковой дивизии в наступлении и обороне». В докладах, а также в выступлениях других участников совещания рассматривались назревшие вопросы военного искусства в свете требований современной войны.

Совещание имело не только теоретическое, но и большое практическое значение. Выступавшие были единодушны в том, что если война против СССР будет развязана фашистской Германией, то придется иметь дело с наиболее сильной армией Запада. Подчеркивалась необходимость дальнейшего формирования танковых и механизированных соединений, перевооружения ВВС, усиления противовоздушной и противотанковой обороны войск и пр.

«В целом, - вспоминает Г. К. Жуков, - работа совещания показала, что советская военно-теоретическая мысль в основном правильно определяла главные направления в развитии современного военного искусства. Нужно было скорее претворять все это в боевую практику войск»{31}.

После совещания была проведена оперативно-стратегическая игра на картах, которой руководили С. К. Тимошенко и К. А. Мерецков. Одна сторона, «синяя», играла за противника (фашисты), другая, «красная», - за Красную Армию. Затем был произведен частичный разбор игры. Надо сказать, что многие ее моменты в дальнейшем повторились в реальных обстоятельствах начального периода войны Германии против СССР.

13 января 1941 г. на заседание Главного военного совета были приглашены руководители Наркомата обороны, Генерального штаба, командующие и начальники штабов округов. Присутствовали члены Политбюро. В выступлениях содержался общий разбор результатов игры. Наряду с другими важными вопросами говорилось о необходимости быстрейшей механизации войск, перевооружении ВВС, ПВО страны и пр.

И. В. Сталин подчеркнул, что

«победа в войне будет за той стороной, у которой больше танков и выше моторизация войск»{32}.

На другой день после окончания игры начальником Генерального штаба был назначен генерал армии Г. К. Жуков. Нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов осуществлял руководство Военно-Морским Флотом. Начальником Главного морского штаба был адмирал И. С. Исаков.

Партия и государство проводили меры, направленные к дальнейшему повышению оборонной мощи страны. Большое значение имело создание материальных резервов, необходимых на случай войны. Это сыграло свою роль, когда страна оказалась перед лицом трудных испытаний.

В предвоенный период проводилась реорганизация всех видов вооруженных сил и родов войск, а также оснащение их более совершенной боевой техникой. Многое в этом отношении [127] было сделано. Однако до войны оставалось слишком мало времени, как выяснилось позже, и некоторые проблемы оказались нерешенными.

Стрелковые войска нуждались в серьезном усилении. По штатам военного времени, утвержденным в апреле 1941 г., стрелковая дивизия должна была иметь 14,5 тыс. человек, 78 полевых орудий, 54 противотанковые 45-мм пушки, 12 зенитных орудий, 66 минометов калибра 82 - 120 мм, 16 легких танков, 13 бронемашин, свыше 3 тыс. лошадей. В июне 1941 г. советские сухопутные войска насчитывали 303 дивизии, из них 81 находилась в стадии формирования. В пяти приграничных округах, где к началу войны было 170 дивизий, значительная часть из них имела численность по 8 - 9 тыс. человек, а 19 дивизий были укомплектованы до 5 - 6 тыс. человек. Внутри страны большинство дивизий также держалось по сокращенным штатам.

В сложном положении находились бронетанковые войска Красной Армии. Советский Союз первым в мире создал крупные механизированные соединения - бригады и корпуса. В дальнейшем неправильная оценка опыта войны в Испании привела к расформированию механизированных корпусов, которые были заменены отдельными механизированными бригадами и полками. В середине 1940 г., когда на примере успешных действий крупных танковых соединений вермахта на Западном фронте стала очевидна ошибочность осуществленного мероприятия, было принято решение о формировании 9 новых механизированных корпусов, а в феврале - марте 1941 г. начинается формирование еще 20 мехкорпусов. Однако решить такую задачу в короткий срок было невозможно: здесь не были учтены реальные возможности танковой промышленности, а также подготовки технических и командных кадров. Достаточно сказать, что для полного укомплектования новых мехкорпусов требовалось 32 тыс. танков, в том числе свыше 16 тыс. танков новых типов. Промышленность же могла дать в 1941 г. только 5,5 тыс. танков всех типов.

Формирование и оснащение боевой техникой всех новых механизированных корпусов не было завершено. Однако созданные 9 механизированных корпусов сыграли значительную роль, когда фашистская Германия развязала войну против Советского Союза. Ускоренными темпами шла работа и по формированию других механизированных корпусов.

В бронетанковых войсках лучшие в мире танки KB и Т-34 составляли лишь небольшую часть общего числа танков. К началу войны в западных приграничных округах их насчитывалось: 508 танков KB и 967 танков Т-34.

Что касается артиллерии, то выше отмечалось, что Красная Армия получила от промышленности большое количество орудий и минометов. В приграничных округах войсковая артиллерия,[128] как правило, была укомплектована до штатных норм. Хуже было с механической тягой для артиллерии. Недостаточна в количественном отношении была артиллерия резерва Главного командования (РГК). Начатое весной 1941 г. формирование 10 противотанковых артиллерийских бригад РГК до войны не было полностью завершено. Несмотря на это, когда разразилась война, эти бригады многое сделали для борьбы с танками противника.

Созданные к началу войны опытные образцы реактивного оружия БМ-13 («катюши») не сразу получили должное признание и только в июне было принято решение о серийном производстве реактивных минометных установок. Советские 82-мм и 120-мм минометы превосходили по своим боевым качествам немецкие 81-мм минометы.

Серьезные недостатки имелись в войсках связи, инженерных войсках, в состоянии железных и шоссейных дорог в приграничных районах. Устранить эти недостатки в короткий срок не представлялось возможным.

Развитию авиации в Советской стране всегда уделялось большое внимание. Особенно многое делалось для ее развития в последние предвоенные годы. В 1940 г. по сравнению с 1939 г. авиапромышленность возросла более чем на 70%. Продолжалось строительство новых самолетостроительных и авиамоторных заводов. Но главной проблемой оставалось улучшение боевых и летных показателей самолетов. В Военно-Воздушных Силах было мало истребителей и бомбардировщиков новых типов. Накануне войны в авиации примерно 75 - 80% общего числа машин по своим летно-техническим данным отставали от однотипных немецких машин. Реорганизация ВВС требовала также переучивания летно-технического состава.

«Да, мы готовились к войне и экономически, и политически. Иначе не разгромили бы немецкий фашизм, завоевавший перед этим почти всю Европу. А готовились к ней неустанно, и все-таки нам нужен был еще хотя бы год, чтобы сделать все задуманное».

Эти слова принадлежат бывшему наркому авиационной промышленности А. И. Шахурину.

В составе общевойсковых армий имелось по одной смешанной дивизии, но в большинстве из них совершался процесс перевооружения, «и в полной мере боеспособными их назвать было нельзя»{33}. Принятое 25 февраля 1941 г. постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О реорганизации авиационных сил Красной Армии» намечало план дальнейшего развития ВВС. Предусматривалось формирование новых 106 авиаполков, расширение и улучшение подготовки кадров для авиации, перевооружение ВВС новыми образцами самолетов. До начала войны намеченные мероприятия удалось осуществить лишь частично. Так, из [129] планируемых к формированию новых авиационных полков было сформировано лишь 19. Принимались также и другие постановления и проводились реорганизация системы тыла ВВС, строительство новых аэродромов.

В это же время проходило преобразование всей системы противовоздушной обороны страны. В военных округах создавались зоны ПВО, в состав которых входили соединения и части с задачей противовоздушной обороны городов и других конкретных объектов.

Наибольшая обеспеченность вооружением частей и соединений ПВО была в западных приграничных районах, а также в зонах Москвы и Ленинграда. Для усиления обороны этих двух важнейших городов были сформированы специальные истребительные корпуса.

Военно-Морской Флот СССР в целом располагал достаточными силами для борьбы с противником.

Таким образом, Советский Союз под руководством Коммунистической партии в предвоенные годы сделал многое для отражения возможной агрессии. Вооруженные Силы СССР имели прочную экономическую основу для дальнейшего увеличения своей мощи. Глубокий патриотизм воинов и всех советских людей, морально-политическое единство народов страны обусловливали высокий боевой дух армии и флота.

Дальше