Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Развитие операции с 15 по 20 ноября

Положение и решения сторон к 15 ноября

(Схемы 5 и 6)

Как известно из планов русской стороны, 14 ноября с утра армии Северо-западного фронта (1-я, 2-я, 4-я и 5-я) должны были перейти в общее наступление против немцев, [26] с целью вторжения в глубь Германии. Однако, неожиданно начатое 11 ноября наступление немцев со стороны Торна и отход после упорных боев 12-14 ноября 5-го сибирского и 2-го арм. русских корпусов создавали для русского командования совершенно новую обстановку. Надвигалась угроза со стороны Торна, и нужны были решительные меры, но резервов ни у главнокомандующего фронтом, ни у командующих армиями не было. Для организации сопротивления немцам командующий 2-й армией решил сдвинуть к северу, ко 2-му арм. корпусу, два других корпуса, 23-й арм. и 2-й сибирский.

23-й арм. корпус достиг 14 ноября р. Нер близ впадения ее в р. Варту, где и столкнулся с немцами. К вечеру командир корпуса донес, что его попытка удержать за собою переправы через р. Нер у Домбе не увенчалась успехом; переправившиеся на северный берег авангарды были атако-саны частями 11-го германского корпуса и отошли обратно да южный берег р. Нер. В этот же день, 14 ноября, 2-й сибирский корпус, двигаясь правее, достиг головными бригадами переправы через р. Бзура у Ленчицы, где русские были атакованы частями 17-го германского корпуса. До вечера 14 ноября шел сильный бой, но русским продвинуться вперед не удалось.

Таким образом, все правое крыло 2-й армии к исходу 14 ноября вплотную столкнулось с превосходными силами немцев. Корпуса же левого крыла-4-й и 1-й арм.-в течение 14 ноября продолжали свой марш на запад и, не встречая сопротивления, подошли к р. Варта.

4-я и 5-я армии, согласно директиве Рузского, также наступали на запад, не встречая противника. 1-я армия обеспечивала правый фланг фронта со стороны В. Пруссии. 6-й сибирский корпус переправлялся на левый берег Вислы на поддержку 5-го сибирского корпуса. Следовательно, на 15 ноября обстановка для русского командования Северо-западным фронтом создалась крайне противоречивой и сложной. Левое крыло - 4-я и 5-я армии,- не встречая противника, наступало на запад, в то же время в стык между 1-й и 2-й армиями врезался сильный клин противника, чему Рузский до 14 ноября не хотел верить. Только 15 ноября он, наконец, понял, что угроза стыку 1-й и 2-й армий налицо, что 2-й арм. и 5-й сибирский корпуса не в силах задержать на 50-км фронте сильного противника.

В этой обстановке Рузский 15 ноября отдал следующую директиву: а) 1-й армии перейти в наступление левым флангом [28] с целью привлечь на себя как можно больше сил противника; б) 2-й армии правофланговыми корпусами - 23-м арм. и 2-м сибирским - перейти в наступление и атаковать противника на фронте Ленчица, Домбе, а левофланговые корпуса - 4-й и 1 -и арм. - сосредоточить в районе Лютомерж, Ласк; в) 5-й армии приостановить наступление и сосредоточиться на фронте Пабиянице, Петроков, т. е отойти назад; г) 4-й армии оставаться на месте (схема 6).

Таким образом, с вечера 15 ноября все внимание Рузского было перенесено, наконец, на район между Вислой и Вартой, куда Гинденбург направил 9-ю армию. Только теперь Рузский понял свою ошибку и убедился в том, что еще 12 и 13 ноября надо было принимать решительные меры. Тогда еще было не поздно путем соответствующих перегруппировок корпусов 1-й, 2-й и 5-й армий создать против, 9-й германской армии такую силу, которая смогла бы, не только задержать ее наступление, но и разгромить ее. Теперь Рузскому пришлось делать это с опозданием, вследствие чего должного эффекта от его нового решения получиться не могло.

Правда, когда приходится говорить о планах сторон, опять не следует забывать, что русские директивы, приказы и сводки попадали в руки немцам скорее, чем в свои войска. Немцы не только читали все радиограммы (а русские все приказы и директивы передавали главным образом по радио), но многое получали от своих шпионов. По сведениям Рейхсархива, то «русские» летчики спускались в расположение немцев, то «русский» офицер, посылаемый доставить приказ, попадал к германцам. Это, безусловно, доказывает, что у Людендорфа хорошо была поставлена сеть шпионажа. Вот почему у Рузского зачастую решения были предвзяты или принимались с замедлением, вот почему Гинденбург мог быстро находить слабые места у русских и потому действовать «решительно».

В последующем мы увидим, что когда Гинденбург и Людендорф временно не стали получать всех данных о русских, они в свою очередь растерялись и начали гадать, что же им делать дальше, подобно (если не больше) русскому командованию, когда оно не имело о немцах разведывательных данных.

Итак, отданная Рузским на 16 ноября директива о пере группировке армий и о мерах против наступления 9-й германской армии в стыке между 1-й и 2-й русскими армиями была известна Гинденбургу раньше, чем русским войскам, [29] так как германцы русские радиограммы расшифровывали скорее, чем русские штабы корпусов.

О своих частях Гинденбург к этому времени знал, что корпуса «Познань» и «Бреславль» закончили свое сосредоточение и находились: первый - в районе Калиша и второй - между Калишем и Крейцбургом, готовые перейти в наступление против 5-й и левого крыла 2-й русских армий.

Корпуса же 9-й армии находились: 3-й кав. корпус восточнее Калиша, имея одну дивизию (5-ю) западнее Унейова, 11-й арм. корпус находился у Домбе, 17-й арм. корпус у Ленчицы, 20-й арм. и 25-й рез. корпуса на переправах через р. Бзура, 1-й рез. корпус между Гостынином и Гомбином и, наконец, 1-й кав. корпус-6-я кав. дивизия у Орлова (на р. Бзура), 9-я кав. дивизия у Жихлина, корпус «Торн» у Добржина, корпус Цастрова у Сольдау; к этому времени он был усилен прибывшим с запада кав. корпусом Холлена.

8-я германская армия оборонялась на Мазурских озерах (схема 3), 2-я австро-венгерская армия, перебрасываемая в район Крейцбурга, заканчивала свое сосредоточение и через несколько дней готова была также перейти в наступление. Гинденбург в это время оценивает обстановку очень благоприятной для себя и, предполагая неизбежность общего отступления русских армий, предложил Конраду перейти в наступление всем фронтом австро-венгерских армий севернее Кракова От своих войск Гинденбург по-прежнему требовал окружить 2-ю русскую армию и уничтожить ее.

В развитие этого приказа Макензен приказал наступать: корпусу «Бреславль» против 5-й русской армии; 3-му кав корпусу Фроммеля на Пабиянице в обход левого фланга 2-й армии; корпусу «Познань» на м. Варта; 17-му корпусу на Згерж; 20-му корпусу на Брезины; 25-му рез. корпусу и 3-й гвард. дивизии на Стрыков; 1-му кав. корпусу на Лозновска-Воля. 1-й рез корпус должен был прикрывать операцию с востока.

Таким образом, если раньше, до подхода крепостных корпусов, германское командование намеревалось совершить глубокий обход только правого фланга 2-й армии, то на 17 ноября с подходом этих корпусов Гинденбург уже ставит себе целью окружить 2-ю армию с обоих флангов и сомкнуть кольцо окружения в районе Лодзи.

Между тем, когда был принят этот план немцев, 5-я и 2-я русские армии, согласно директиве Рузского на 16 ноября, уже начали энергичную перегруппировку своих [30] корпусов в окрестности г. Лодзь. Этот маневр намечалось осуществить в два перехода- 15 и 16 ноября.

Но, не дождавшись окончательного выполнения этой директивы, ген. Рузский, обеспокоенный событиями на флангах 1-й и 2-й армий и за направление на Варшаву, решает воздействовать на ход событий еще более активно, и на 17 ноября дает войскам новую директиву, согласно которой фронт с утра 18 ноября должен перейти в наступление и остановить противника. Армиям эта директива ставила задачи: 1-й армии 5-м сибирским, 2-м арм. корпусами наступать в общем направлении на Кутно с целью помешать 9-й германской армии переправиться через р. Бзура; 2-й армии развернуть три корпуса на линии Стрыков, Згерж и один корпус направить в район Брезин; 5-й армии развернуть два корпуса на линии Пабиянице, Ласк, один корпус сосредоточить в районе Петроков, откуда по железной дороге направить его в Скерневице в резерв фронта; 4-й армии овладеть Ченстоховом. Следовательно, этот, по существу, третий план ген. Рузского развивал определенную идею контрманевра против 9-й германской армии с целью не допустить обхода правого фланга 2-й армии. Недостаток этого плана заключался в отсутствии достаточного времени на его выполнение, так как назначенный на 17 ноября план перегруппировки корпусов даже при форсированных маршах не мог быть выполнен во-время.

Кроме того, в назначенные новые районы сосредоточения русских корпусов подходили уже передовые части конницы немцев. Так, 17 ноября правый фланг 2-й армии был уже остановлен у Стрыкова, 5-я кав. дивизия, обеспечивающая, правый фланг 2-й армии, отошла под давлением 1-го кав. корпуса немцев к Ежову.

Развитие сражения по всему фронту 18 и 19 ноября

(Схемы 7 и 8)

С утра 18 ноября происходят энергичные бои передовых частей сторон почти на всем фронте 1-й, 2-й и 5-й русских армий. В середине дня для обеих сторон складывается следующая очень напряженная обстановка, русский кав. корпус Новикова после энергичных стычек с 3-м кав. корпусом германцев и частями корпуса «Познань» около Ласка начинает отходить на восток, но 5-я армия, развернувшись на фронте Пабиянице, Ласк, энергично переходит своим [31] левым крылом в наступление, останавливает продвижение 3-го. кав. корпуса немцев и корпуса «Познань», нанеся им большие потери.

В центре немецкого наступления 11-й, 17-й и 20-й арм. корпуса вплотную столкнулись на фронте Новосольна, Згерж, Игнацев, Лютомерск с 23-м и 4-м армейскими и 1-м и 2-м сибирскими корпусами 2-й русской армии.

По всему фронту к востоку, северу и западу от Лодзи 18 ноября завязался напряженный бой, но до самого вечера Ни та, ни другая сторона успеха не имела.

На правом фланге 2-й русской армии к вечеру этого дня. обстановка оставалась крайне серьезной. Обеспечивающий правый фланг 2-го сибирского корпуса отряд Краузе (усиленный полк) оставил Брезины и отошел к Куровице, вслед за ним в этом же направлении начали движение весь. 25-й рез. корпус, 3-я гвард. дивизия и 9-я кав. дивизия 1-го кав. корпуса немцев; 6-я кав. дивизия этого корпуса к исходу 18 ноября продвинулась дальше к югу до Лозновска-Воля и перервала железную дорогу Петроков-Варшава.

1-й арм русский корпус еще утром получил задачу наступать на фронт Новосольна, Брезины, но, по расчету расстояния, мог выйти на этот фронт только к утру 19 ноября, 10-я дивизия 5-й армии, назначенная к переброске по железной дороге в Скерневице в резерв фронта, вследствие перерыва железной дороги немецкой конницей была вынуждена высаживаться на ст. Бабы и Петроков и, не имея связи со штабом фронта, некоторое время оставалась без определенной задачи. 5-я кав. дивизия продолжала стоять в Ежове и ограничивалась разведкой.

В районе Ловича для прикрытия направления на Варшаву штаб фронта начал собирать Ловичский отряд из частей 63-й пех. и 6-й сибирской дивизий, подвезенных по железной дороге.

Против 2-го арм. и 5-го сибирского корпусов и частей 6-го сибирского корпуса действовал 1-й рез. германский корпус.

Таким образом, к вечеру 19 ноября у русских оказалось прочное положение на левом фланге и в центре и угрожающее на правом фланге 2-й армии, где все глубже и глубже продолжала вклиниваться обходящая группа немцев ген. Шеффера (25-й рез. корпус, 3-я гвард. дивизия, 1-й кав. корпус).

В этих условиях командующие 2-й и 5-й русскими армиями, Шейдеман и Плеве, обсудив создавшееся положение, [32] решили с утра 19 ноября перейти в наступление всеми силами своих армий и тем самым остановить дальнейший обход немцев.

Командующей фронтом Рузский одобрил это решение я потребовал от 1-й армии войти в боевую связь с правым флангом 2-й армии.

Гинденбург и Макензен, довольные успехами 25-го рез. и 1-го кав. корпусов, глубоко вклинившихся в расположение русских и не встречавших энергичного сопротивления, считали, что теперь уже отход русским на восток отрезан. Но они могут еще отходить на юг, поэтому, чтобы не дать русским отойти в этом направлении, Макензен решает своей обходящей группой (ген. Шеффера) еще глубже продвигаться на юг и захлестнуть 2-ю армию в кольце окружения южнее Лодзи.

Его мало беспокоит неудача 3-го кав. корпуса, неудача наступления корпусов в центре и угроза со стороны Ловича. Разумеется, на этот риск Макензен шел в условиях полной осведомленности о положении русских.

Наступило 19 ноября. Это был нелегкий день для обеих сторон. С утра началась холодная, морозная погода с туманом во всем районе. Днем пошел снег, потом холодный дождь. Войска не имели теплого обмундирования и тяжело переносили начавшуюся осеннюю сырую, холодную погоду.

Войска обеих сторон ощущали также недостаток в подвозе продовольствия и огнеприпасов.

После того как спал туман, несмотря на холод и грязь, по всему фронту разгорелся ожесточенный бой, обе стороны напрягали все силы, пытаясь создать резкий перелом в обстановке.

3-й кав. корпус Фроммеля и корпус «Познань» развивали наступление на восток, с целью обойти левый фланг 5-й русской армии. Но 19-й арм. и 1-й сибирский корпуса левого крыла 5-й русской армии не только отбили эту попытку, но энергичным контрударом на фронте Лютомерск, Копысць вынудили немцев к беспорядочному отходу на запад с большой потерей пулеметов, орудий и пленными.

Этот значительный успех вселил бодрость и уверенность среди русских войск и командования, а главное, этим было окончательно сорвано намерение немцев сжать кольцо окружения с обоих флангов 2-й армии.

В центре шли сильные бои на фронте Новосольна, Згерж, Константинов, Лютомерск. Ни та, ни другая сторона на этом фронте не смогла достичь победы и даже [33] значительно продвинуться вперед. Несмотря на двойное превосходство немцев в артиллерии, русские дивизии дрались упорно и не позволяли немцам прорвать фронт или овладеть своими позициями.

Итак, к исходу 19 ноября у русских был успех на левом фланге и прочное положение в центре. Но опять, как и 18 ноября, в этот день на правом фланге 2-й русской армии обходящая группа Шеффера продолжала все дальше и дальше продвигаться на юг, достигнув своей конницей района Крушов, Бендков. Русский отряд Краузе отошел на Рзгов.

Ловичский отряд, не встречав противника, 19 ноября продолжал осторожно и медленно продвигаться вперед в направлении на Гловно.

3-я кавказская и сводная казачья дивизии, объединенные под командованием ген. Казнакова, достигли Рогова [35] но, слабо разбираясь в обстановке и не проявляя инициативы, держались пассивно. 1-я русская армия, получившая задачу наступать левым флангом и войти в боевую связь со 2-й армией, продвигалась медленно, ведя бой с 1-м рез. корпусом немцев.

В результате боевых столкновений к исходу 19 ноября резкого перелома обстановки не получилось. У русских был успех на левом фланге, прочное положение в центре и попрежнему тяжелое положение на правом фланге. У немцев - неуспех на правом фланге, неудача в центре и успех на левом крыле, где обходящая группа Шеффера далеко обошла правый фланг 2-й русской армии, но этой группе уже грозил ударом в тыл Ловичский отряд.

Германское командование, систематически перехватывая радиограммы русских, все еще считало свое положение выгодным. Немцы знали о возможной переброске корпуса Новикова с левого фланга 5-й армии на правый фланг 2-й армии, об угрозе Ловичского отряда тылу группы Шеффера, знали также о наличии 7-й и 10-й русских пехотных дивизий на путях дальнейшего движения Шеффера и все же считали возможным еще раз попытаться напрячь свои силы и окружить русских, рассчитывая на то, что они не выдержат этой угрозы и начнут отходить.

Из схемы 8 достаточно ясно видно, что, залезая незначительной своей группой так глубоко между 1-й и 2-й русскими армиями, немцы шли на большой риск в свою очередь быть окруженными со всех сторон русскими.

Дальше