Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Начало наступления немцев

Неудачная попытка окружить 5-й Сибирский корпус

(Схемы 3 и 4)

Перед началом наступления 9-й германской армии ее силы располагались следующим образом: 3-й кав. корпус Фроммеля восточнее Калиша, 11-й арм. корпус в районе Голина и севернее, 17-й арм. корпус в районе Врешена и юго-восточнее, 20-й арм. корпус в районе Гогензальца, 1-й кав. корпус собирался юго-западнее Петрков, 1-й рез. корпус юго-западнее Торна, 25-й рез. корпус в районе Торна, 3-я гвард. рез. дивизия ожидалась в районе Торна (в резерв). Все корпуса были пополнены и усилены придачей каждому по два батальона тяжелой артиллерии (по 32 орудия), авиаотряда и радиостанции. 25-й рез. корпус был усилен тяжелыми пулеметами и большим количеством опытных офицеров и унтер-офицеров из других частей.

Операцией должен был руководить командующий 9-й германской армией ген. Макензен. Как первая цель операции ему было указано «сбить в кучу» 2-ю русскую армию, а затем и остальные части русского фронта. Для обеспечения наступления на правом берегу р. Вислы на фронте Страсбург, Любич был сформирован отряд ген. Гарраха (комендант Торна) в составе четырех бригад. 1-ю русскую армию должен был сковывать корпус Цастрова. В районах Крепостей Познань, Бреславль, Торн заканчивали формирование крепостные корпуса. В район Крейцбурга срочно перебрасывалась 2-я австро-венгерская армия.

Расположение русских к тому времени видно из схемы 3. Русские армии, вытянувшись в линию на громадном фронте, не имели армейских и фронтовых резервов для развития успеха или для парирования неожиданных ударов противника. Этим в значительной мере и объясняются, как увидим в дальнейшем, все затруднения русских и [16] первоначальный успех 9-й германской армии. Помимо линейного расположения всех русских армий, из этой же схемы ясно видно, что между 2-й и 1-й армиями существовал большой разрыв, который прикрывался только незначительными частями конницы.

Выдвинутые вперед на внутренние фланги обеих армий 5-й сибирский и 2-й арм. Корпуса были расположены на широком фронте, связи между собой не имели и были оторваны от главных сил своих армий. 2-я армия, действующая на главном направлении, при наступлении на Познань должна была по мере продвижения вперед еще более расширить свой фронт.

Весь русский план сводился к простому движению вперед всех армий, развернутых в линию на широком фронте без всяких фронтовых и армейских резервов.

Макензен расчленил свой план на этапы: первый - разгромить 5-й сибирский корпус, потом - разгромить 2-й арм. корпус, а после этого попытаться окружить всю 2-ю русскую армию. Макензен, видимо, хорошо понимал, что надо было уничтожить эти два корпуса, а не оттеснить их, так как в противном случае это затрудняло бы ему выполнение основной задачи - выйти во фланг и тыл 2-й русской армии. Наступление 9-й армии было назначено первоначально на 13 ноября, но, опасаясь, как бы русские не разгадали немецкого плана, на что, как будто, указывало выдвижение 5-го сибирского корпуса к Влоцлавску, Макензен перенес наступление на утро 11 ноября. Корпуса 9-й германской армии получили приказ наступать: 11-й - на Голина, 17-й-на Клечев, 20-й-на Любранец, 1-й рез. корпус - на Брест-Куявский, 25-й рез. корпус - вдоль левого берега Вислы на Влоцлавск; 1-й кав. корпус должен был содействовать 20-му корпусу.

Уничтожение 5-го сибирского корпуса, как наиболее выдвинутого вперед и находящегося на отрыве от других корпусов, Макензен возложил на 1-й кав. корпус, 20-й арм. корпус, 1-й и 25-й рез. корпуса, т. е. на один слабый русский корпус должны были навалиться четыре сильных германских корпуса. Пехотные германские корпуса должны были сковать русский корпус с фронта и обойти его фланги, а кавалерийский корпус - отрезать ему пути отхода на восток, т. е. замышлялось полное его окружение и уничтожение.

В это время 5-й сибирский корпус, в составе 79-й и 50-й пех, дивизий, по приказу 1-й армии занимал растянутый на [17] 30 км участок обороны на фронте Гомбинек, Седлимин, Брест-Куявский, Соколове, Г. дв. Хоцен (схема 4). Справа корпус прикрывался Вислой, слева у Избицы находилась сводная казачья дивизия. Корпус не имел полного состава, корпус ной артиллерии и конницы не было, шесть батальонов из корпуса было взято в крепость Новогеоргиевск и на этапную службу. В частях не было шанцевого инструмента. Выдвижение Ренненкампфом 5-го сибирского корпуса в район Влоцлавска без связи с другими корпусами ставило его под удар почти целой армии немцев со стороны Торна. Расстояние от 5-го сибирского корпуса до Торна было меньше, чем до ближайшего своего корпуса. Переправ через Вислу на случай помощи корпусами с правого берега не было.

Несмотря на все эти условия, в которые был поставлен 5-й сибирский корпус, как увидим дальше, он уничтожен не был, а, нанеся потери противнику, отошел на другую позицию и в дальнейшем принял участие во всех боях Лодзинской операции. [18]

С утра 11 ноября германцы начали движение. Дороги были плохие. Марш был очень утомительный для войск, колонны сильно растянулись, обозы отстали.

В результате немецкие корпуса, совершив 40-км марш, местами только вошли в соприкосновение со сторожевым охранением 5-го сибирского корпуса и остановились на ночь перед фронтом русских на линии Устроне, Петрков, Слесин, Година.

Таким образом, 5-й сибирский корпус в ночь на 12 ноября имел полную возможность незаметно, без преследования, отойти на новые позиции. Однако, командир корпуса ген. Сидорин об этом не думал. С одной стороны, он считал, что против его корпуса наступает только около полутора корпусов пехоты и две кав. дивизии, а с другой стороны, он знал, что 6-й сибирский корпус должен начать переправу у Плоцка на левый берег Вислы с целью оказать помощь 5-му сибирскому корпусу Хотя в Плоцке не было переправ и от Плоцка до расположения 5-го сибирского корпуса было два перехода, ген Сидорин все-таки решил на 12 ноября удерживать занимаемый фронт и приказал ночью продолжать укрепление занимаемых позиций.

12 ноября с утра немцы начали атаку русских позиций тремя пехотными и одним кавалерийским корпусами.

Ввиду растяжки походных колонн германцы вводили корпуса в бой по частям, сначала свои авангарды, а потом по мере подхода и части главных сил.

Первыми вступили в бой головные дивизии 1-го и 25-го рез корпусов против правого фланга русских; атака поддерживалась тяжелой артиллерией и бронемашинами.

В результате неравного боя русская правофланговая 79-я пех. дивизия начала загибать свой фланг назад, на подготовленную заранее вторую позицию, что заставило немцев потерять много времени на перемену позиций артиллерии, и бой на этом участке к полудню временно стих.

Во второй половине дня со стороны Любранца начала наступление головная дивизия 20-го арм. корпуса и 6-я кав. дивизия, направляясь на центр расположения 5-го сибирского корпуса. Одновременно 9-я кав. дивизия немцев пыталась обойти левый фланг русских, но встретила энергичное сопротивление в районе Ходеч со стороны сводной казачьей дивизии, обеспечивавшей левый фланг 5-го сибирского корпуса.

После ввода в бой головных дивизий во второй половине дня начали подход и развертывание главные силы [19] немецких корпусов. На всем фронте 5-го сибирского корпуса разгорелся ожесточенный бой.

Местами русские под давлением превосходных сил отошли на вторые позиции, но они нигде не позволили противнику обойти фланги или произвести прорыв боевого порядка.

Немцы, видя неудачу своей атаки, с 15 час. до самой темноты вели сильную артиллерийскую подготовку, видимо, предполагая с утра 13 ноября возобновить более дружную атаку в расчете на то, что русские 13 ноября будут так же, упорно сопротивляться, как и 12 ноября.

Командир 5-го сибирского корпуса, узнав о задержке 6-го сибирского корпуса на переправе у Плоцка, с наступлением темноты приказал войскам корпуса отойти на целый переход к юго-востоку вдоль Вислы, на фронт Н. Дунинов, Патрово, Рембов. Отход корпуса прикрывала с юго-запада сводная казачья дивизия. Утомленные большими переходами и боем 12 ноября, немцы почти не преследовали русских.

К исходу 13 ноября 5-й сибирский корпус занял указанный ему фронт на выгодных позициях и начал подготовку к новой встрече немцев, а с юга на помощь к нему уже двигался 2-й арм корпус 2-й армии. Левый фланг 9-й германской армии к этому времени занял следующее положение: 1-й рез. корпус в районе Коваль, Брест-Куявский, 25-й рез. корпус в районе Влоцлавска, 20-й корпус в районе Любень, 1-й кав корпус находился между 20-м арм. и 1-м рез. корпусами (схема 5).

Этим и закончились события 12 и 13 ноября. Таким образом, попытка Макензена окружить 5-й сибирский корпус окончилась полной неудачей, несмотря на более чем тройное превосходство сил.

Действия немцев 12 и 13 ноября не отличаются продуманностью и энергией. Против укрепленной позиции немцы действовали как во встречном бою, дивизии подходили и бросались в бой по частям, разновременно. Все немецкие корпуса наступали в равномерных полосах по всему фронту, поэтому можно сказать, что, по существу, у немцев не было ударной группы и не было направления главного удара. От преследования немцы отказались; как бы они ни были утомлены, но то, что они позволили противнику благополучно уйти из охваченного положения, надо признать ошибкой. [20]

С русской стороны был правильный учет всей обстановки, правильное решение - глубоким отходом на новую позицию под покровом ночи уйти из-под угрозы окружения, которое немцы готовили 5-му сибирскому корпусу.

Кутненское сражение

(Схема 5)

2-й арм. русский корпус являлся следующей помехой для 9-й германской армии; он стоял на путях подхода немцев к линии развертывания на р. Бзура, откуда было намечено Гинденбургом начало энергичного удара по флангу и тылу сначала 2-й, а потом 5-й русских армий. 2-й арм корпус (26-я и 43-я пех дивизии), входивший в состав 2-й русской армии, имел задачу обеспечивать правый фланг армии и располагался уступом за этим флангом.

Командующий 2-й русской армией ген. Шейдеман 12 ноября получил от своей разведки (от кавказской кав. дивизии) сведения о появлении значительных сил немцев, двигающихся на юго-восток, на фронт 2-го арм. и 5-го сибирского корпусов Шейдеман, более отчетливо, чем в 1-й армии и в штабе фронта, оценивавший опасность со стороны Торна, как только узнал об этом, немедленно приказал 2-му арм корпусу выступить на Домбровице, войти в связь с 5-м сибирским корпусом и оказать ему содействие. Корпус начал выдвижение днем 13 ноября, а к вечеру этого дня его авангардные части уже имели у Домбровице столкновение с передовыми частями 37-й пех. дивизии 20-го корпуса немцев.

Командир 2-го русского корпуса, получив сведения о наличии перед фронтом своего и 5-го сибирского корпусов значительных сил противника, решил прикрыть пути на Кутно, с захватом которого появлялась угроза тылу 2-й армии, и приказал войскам корпуса в ночь на 14 ноября занять оборонительную позицию на фронте ст. Буды, Жаковец, Ивины, Ходов.

Левый фланг корпуса должен был прикрываться кавказской кав. дивизией; на правом фланге стык с 5-м сибирским корпусом обеспечивала сводная казачья дивизия. К этому времени 5-й сибирский корпус, отошедший 13 ноября на фронт Н. Дунинов, Рембов, укреплял свою новую позицию. Следовательно, на 14 ноября перед наступавшей 9-й германской армией уже образовалась преграда из двух русских корпусов, правда, растянутых на фронте в 55 км. [21] 6-й сибирский корпус, давно получивший задачу помочь 5-му сибирскому корпусу, все еще был у Плоцка, и ввиду отсутствия моста переправа его на левый берег Вислы шла крайне медленно.

С утра 14 ноября, согласно директиве ген Рузского, армии Северо западного фронта должны были начать общее наступление к границам Германии Гинденбургу это было отлично известно, поэтому он требовал от 9-й армии Макензена более энергичного наступления. [22]

Макензен в приказе по армии выразил свое неудовольствие действиями пехотных и особенно кавалерийских дивизий, считая, что 12 и 13 ноября действия были мало энергичными и поэтому не удалось окружить и уничтожить 5-й сибирский корпус Мы знаем, однако, что германские войска совершили усиленные марши по 40-45 км в день и без передышки вступили в бой.

На 14 ноября 9-я германская армия получила приказ: группе Гарраха обеспечивать правый берег Вислы; 1-му рез. корпусу наступать на Гостынин с учетом угрозы также правому флангу 2-го русского корпуса; 1-му кав. корпусу содействовать 1-му рез. корпусу; 25-му рез., 20-му и 17-му арм. корпусам разгромить 2-й русский корпус с фронта; 11-му арм. корпусу наступать на Домбе и 3-му кав. корпусу Фроммеля обеспечивать армию справа. Крепостным корпусам из Познани и Силезии продолжать движение на восток. 3-й гвард. дивизии, составляя резерв армии, двигаться за 25-м рез. корпусом. Основной задачей армии на 14 ноября ставилось окружение и уничтожение 2-го русского корпуса в окрестностях Кросневице.

К исходу 13 ноября германские корпуса расположились таким образом 20-й арм. корпус в районе Ходеч, Любень, 17-й арм. корпус в районе Пржедеч, 25-й рез. корпус, более слабый по сравнению с 1-м рез. корпусом, совершал марш из Влоцлавска на Коваль, т. е. переходил с крайнего левого фланга на середину армии. Несмотря на то, что германцы находились от 2-го русского корпуса в различном удалении, в 10-40 км, и потому не могли одновременно вступить в бой, для чего требовалось выждать не менее суток, Макензен, ускоряя события, приказал 14 ноября атаковать русских сначала головными дивизиями, а потом по мере подхода бросить в атаку главные силы, т. е. принял такой же метод действий, как и против 5-го сибирского корпуса.

Первыми появились перед 2-м русским корпусом части 20-го арм. корпуса на фронте между железной дорогой Кутно - Влоцлавск и д. Ивины. Энергичными контратаками русские отбили атаки немцев. Через некоторое время, 17-й арм. корпус главными силами обрушился на левый фланг русских в направлении Кросневице. После горячего боя и наметившегося обхода с юга русские начали загибать фронт на Выхны Командир 2-го арм. корпуса ген. Чурин подтянул в район Вымыслова свой резерв, и русские удержались здесь до вечера. Только кавказская кав дивизия [23] под сильным нажимом германской пехоты стала постепенно отходить из района Соботка на Шамов.

В результате ожесточенного боя 2-й арм. корпус, за исключением частичного отхода левого фланга и кавказской кав. дивизии, 14 ноября отстоял свои позиции. Немцам в этот день, несмотря на свои большие потери, не удалось не только окружить русских, но даже глубоко обойти их фланг. Неудачу боя 14 ноября Макензен объяснил коротким днем, плохими картами и слабым изучением местности. Мы же полагаем, что главными причинами неудачи немцев 14 ноября являются: ввод в бой своих дивизий по частям и большая устойчивость русской обороны.

На 15 ноября 2-й русский корпус перешел в подчинение 1-й армии и получил задачу с утра 15 ноября перейти в решительное наступление совместно с 5-м сибирским корпусом и подходящими частями 6-го сибирского корпуса (пока только два полка) и отбросить немцев на запад.

Решение о переходе в наступление 1-й армии своим левым флангом было вызвано указаниями ген. Рузского, который не верил в наступление вдоль р. Вислы превосходных сил немцев и все еще полагал справиться с ними двумя корпусами, объединив их действия в руках командующего 1-й армией. Начатое с утра 15 ноября наступление 2-го арм и 5-го сибирского корпусов против превосходных сил противника, почти против целой 9-й германской армии, успеха иметь не могло

79-я пех. дивизия 5-го сибирского корпуса выдвинулась вперед на 5-6 км и, встретив сопротивление немцев, остановилась 50-я пех дивизия была сама с утра атакована 1-м рез. корпусом и 9-й кав. дивизией немцев. На фронте этой дивизии до вечера шел ожесточенный бой, и местами войска начали отход на запасные позиции.

Сводная казачья дивизия была атакована 1-м кав. корпусом и 50-й рез. дивизией 25-го рез. корпуса. После нескольких горячих столкновений казаки начали отходить на восток.

5-й сибирский корпус в течение дня хотя и с трудом, но удержался на своих позициях. К вечеру наметилась угроза обхода обоих флангов корпуса, и командующий 1-й армией разрешил отвести корпус на фронт Поплацин, Щавин-Борове. Утомленные немцы преследовали слабо, поэтому корпус второй раз благополучно отошел на новый фронт.

2-му русскому корпусу наступать не пришлось. С утра 15 ноября немцы, подойдя вплотную к расположению [24] корпуса и подтянув свою артиллерию, начали сильную артиллерийскую подготовку, после чего атаковали в первую очередь правофланговую 43-ю пех. дивизию тремя дивизиями 20-го арм. и 25-го рез. корпусов. Несмотря на превосходство немцев, русские смогли отбить несколько атак и до полудня удерживали свои позиции.

Левый фланг 2-го арм. корпуса - 26-я пех. дивизия - был атакован 35-й и 36-й пех. дивизиями 17-го арм. корпуса с угрозой обхода слева, поэтому наиболее сильный бой происходил около Выхны, куда начальник 26-й пех. дивизии бросил свой резерв.

В центре 2-го русского корпуса также разгорелся сильный бой. Противник здесь пытался прорвать фронт. Кавказская кав. дивизия, атакованная сильной пехотой, отходила на восток, открывая фланг армии. Положение, создавшееся на фронте 2-го корпуса, и отход 5-го сибирского корпуса заставили командование 1-й армии отвести на восток и 2-й арм. корпус. Задержав немцев до вечера на промежуточных рубежах (43-я пех. дивизия-на линии Семянов, Глоговец, 26-я пех. дивизия - на линии Врочины, Витоня), корпус с наступлением темноты стал отходить на фронт Голенске - Шевце Дольне.

Так закончилась попытка немцев окружить 2-й русский корпус. Оба русских корпуса, несмотря на огромное превосходство противника, сумели ускользнуть от окружения и под покровом ночи почти без преследования отойти на новые позиции, заставив на 50-км фронте несколько раз развертываться почти всю 9-ю германскую армию.

Приемы действий сторон 14 и 15 ноября сводились со стороны русских к прочному удержанию фронта с необходимыми резервами для парирования неожиданностей в с обеспечением флангов конными частями.

Со стороны немецких корпусов мы видим неуменье использовать свое превосходство в силах: дивизии вводились в бой по частям и не одновременно, намечаемые обходы флангов начинались без одновременного сковывания с фронта. С русской стороны был правильный учет угрозы флангам и своевременный глубокий отход на другую позицию.

В боях с 12 по 15 ноября 5-го сибирского и 2-го арм. корпусов было ясно установлено, что со стороны Торн, Ярочин наступало пять-шесть корпусов 9-й герм. армии и до двух корпусов конницы и что главный удар направлялся в стык между 1-й и 2-й русскими армиями. [25]

Однако, ген. Рузский даже после отхода 2-го арм. и 5-го сибирского корпусов не хотел еще верить в надвигающуюся угрозу со стороны Торна.

Штабы же 1-й и 2-й армий сознавали эту угрозу более реально, получая ежедневно сводки от войск о больших силах наступающих немцев, но и они под гнетом штаба фронта не проявили должной инициативы, решительности и быстроты действий.

В сражениях у Влоцлавска и у Кутно Макензен добился в силу тройного превосходства в силах только тактического успеха, заставив отойти на два перехода два русских корпуса. Но эта первая неудача попытки окружить два русских корпуса не останавливает Гинденбурга от выпoлнeния своей основной задачи - глубоко врезаться во фланг и тыл 2-й русской армии. Такая настойчивость германского командования объясняется вовсе не волевыми его качествами, а все тем же систематическим перехватыванием русских приказов и сводок, из которых было подробно видно положение русских на каждый день. Из этих же источников Гинденбург убеждался в том, что Рузский все еще не разгадал маневра 9-й германской армии, которая давно была у Торна и наступала в стык 1-й и 2-й русских армий. Поэтому Гинденбург снова подтвердил и потребовал от Макензена скорее, энергичнее наступать и окружить 2-ю русскую армию. Очевидно, он не ожидал, что русские не останутся пассивными зрителями, как это было с 1-й армией во время окружения армии Самсонова в Восточной Пруссии, а предпримут свой энергичный контрманевр, который в конце концов поставил немцев в тяжелое положение.

Дальше