Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Документы

Директивное указание УНКВД Калининской области мл. лейтенанту т. Михайлову о мероприятиях по формированию партизанских отрядов

23 июля 1943 г.

г. Калинин

№762

В соответствии с указаниями зам. Наркома НКВД СССР, совместно с райкомами ВКП(б) организуйте переброску работников НКВД и милиции занятых районов в тыл противнику для организации партизанских отрядов, а также вливайте наших сотрудников в партизанские отряды, кои будут заблаговременно переводиться на нелегальное положение и оставляться в тылу у противника.

Переброску сотрудников и формирование партизанских отрядов производить в соответствии с моими устными указаниями. Списки сотрудников, переброшенных в тыл противнику и влитых в партизанские отряды, с указанием функции, а также списки партизанских отрядов, организованных вами, представить мне.

Начальник управления НКВД КО ст. лейтенант госбезопасности (Павлов)

Архив УФСБ по Тверской области. Ф. 1.Оп. 1.Д. 13. Л. 166. [354]

Директива НКВД СССР начальнику УНКВД по Калининской области о мероприятиях по развертыванию партизанского движения

11 сентября 1941 г.

Москва

№184/280

Работа УНКВД Калининской области по подготовке и развертыванию партизанского движения в районах, захваченных противником, поставлена явно неудовлетворительно. В результате в Новоржевском, Бежаницком, Локнянском и Кудеверском районах имеются незначительные группы, причем связь с ними отсутствует с момента формирования и неизвестно, какую практическую борьбу они проводят с противником.

Остальные 7 отрядов, хотя по численности и несколько больше, активной борьбы против немцев также не ведут, если не считать двух-трех стычек, не давших существенных результатов.

Работа по вовлечению в партизанскую борьбу местного населения в занятых врагом районах не проводится. Положение в тылу противника Вами не освещается из-за отсутствия связи с оставленной агентурой и слабой работы с маршрутной агентурой.

Предлагаю:

1. Лично организовать работу по развертыванию партизанских действий в тылу противника как путем укрепления существующих отрядов, так и формирования новых отрядов, и групп из местного населения. В качестве организаторов и руководителей партизанских отрядов выделять тщательно отобранных, хорошо подготовленных и проинструктированных оперативных работников или лиц, эвакуировавшихся с территории, занятой противником, знакомых с местными условиями, располагающих необходимыми связями с населением.

2. В качестве командиров партизанских отрядов назначить людей преданных, волевых, настойчивых.

Предупредить командиров партизанских отрядов о необходимости пополнения отрядов в строго индивидуальном [355] порядке, предварительно проверяя, не находится ли данное лицо в связи с немецкими властями.

3. Продолжать отбор лучшей части бойцов истребительных батальонов для партизанских действий, формировать партизанские отряды и направлять их для подрывной работы в тылу врага.

4. Особо тщательно подбирать состав для диверсионных групп. Помимо отбора честных, проверенных и смелых людей, стремиться подбирать людей, знакомых с техникой. При подготовке их уделить внимание как работе с подрывными и зажигательными средствами, так и производству расчетов на разрушение и умение оценить жизненные части сооружений и агрегатов.

5. Наладить руководство и связь с партизанскими отрядами и диверсионными группами в тылу врага. В этих целях разумно использовать направляемые Вам две рации.

6. Особое внимание уделить партизанскому отряду тов. Долгорукова, систематически выдвигая перед ним конкретные задачи по дезорганизации работы Велико-Лукского железнодорожного узла и коммуникаций в сторону фронта. Обеспечить боевое питание этого отряда.

Для оказания помощи в улучшении работы партизанских отрядов в Калининской области и налаживания связи с ними командируется зам. начальника Штаба Истребительных батальонов НКВД комбриг тов. Котомин.

О результатах проведенной работы доложить.

Архив УФСБ по Тверской области. Ф. 3. Оп. 25. Д. 1. Л. 3–5.

Секретно

Докладная записка наркому внутренних дел СССР Л. П. Берия. «Об участии органов государственной безопасности в партизанской борьбе против немецких оккупантов в юго-западных районах Орловской области»

от 10.05.1942 г.

1 сентября 1941 г. для организации и руководства партизанским движением в юго-западных районах Орловской области [356] была создана опергруппа 4-го отдела УНКВД по Орловской области.

В результате деятельности этой группы были созданы крупные партизанские отряды общим количеством в 9000 партизан.

В лесах были созданы продовольственные и материальные базы. Около 300 партизан этих отрядов были обучены в брянской и орловской спецшколах и обеспечены спецтехникой.

После того как противником был прорван Брянский фронт и Орловская область была оккупирована, опергруппа УНКВД, возглавляемая младшим лейтенантом госбезопасности т. Емлютиным, осталась в тылу врага для руководства партизанскими отрядами. Кроме того, вместе с опергруппой остались начальник Трубчевского РО НКВД Абрамович, начальник Навлинского РО НКВД Кугучев и группа оперработников НКВД и милиции.

Длительное время с указанным кустом партизанских отрядов не было связи. Только в начале февраля 1942 г. стали поступать отрывочные сведения о действиях партизан этого куста.

На территории 7 районов Орловской области действовало 14 головных партизанских отрядов и 86 групп местной самообороны с общим количеством 8000 бойцов.

Каждому головному отряду подчинено 6–7 групп местной обороны, а он, в свою очередь, подчинен штабу, возглавляемому т. Емлютиным. В головных отрядах созданы оперчасти из работников НКВД, ведущих разведывательную и контрразведывательную работу.

В основном все отряды вооружены пулеметами, винтовками, автоматами, пушками, минометами. Имеются совершенно исправные танки, но из-за отсутствия горючего они используются как доты.

С момента боевой деятельности партизанских отрядов под командованием Емлютина проделано следующее. Освобождено от оккупантов 348 населенных пунктов с населением более 170 тыс. человек, полностью освобождены Навлинский и Суземский районы, остальные частично. В освобожденных населенных пунктах созданы отряды самообороны. [357]

Уничтожено немецких солдат и офицеров — 2530; полицейских и предателей — 1014; шпионов гестапо — 9; начальников полиции — 2; старшин — 2; старост — 8 человек; штабов — 2.

Разгромлена Суземская полицейская Управа.

Взорвано: 30 автомашин, 3 трактора, 10 железнодорожных и 5 деревянных мостов, 8 складов с боеприпасами и продовольствием, 1 танк.

Пущено под откос 5 воинских эшелонов.

Разгромлено: 2 обоза, 3 батальона венгров (№№ 32, 46, 51). Порвана телефонно-телеграфная линия (500 м). Разрушена во многих местах железная дорога Брянск — Киев от Навли до Зерново протяженностью 200 км.

Захвачены трофеи: 1 огнемет, 5 пушек, 11 танков, 1 эшелон с продовольствием, 6 минометов, 13 мотоциклов, 13 станковых пулеметов, 450 винтовок, 30 автоматов, 33 ручных пулемета, 221 600 винтовочных патронов, 400 гранат, 450 снарядов, 78 ящиков с минами.

Взято в плен 133 полицейских.

Потери партизанских отрядов составили до 300 человек убитыми и ранеными.

Начальник УНКВД по Орловской области майор госбезопасности Фирсанов.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 746. Л. 2–4.

Секретно

Помощнику начальника центрального штаба партизанского движения майору госбезопасности тов. Формашеву

Посылая оперативно-чекистские группы в тыл противника 29 июня 1941 года, Секретарем ЦК КП(б) Белоруссии тов. Пономаренко П. К. были поставлены следующие задачи:

1. Организация партизанских отрядов и вовлечение широких слоев населения на борьбу с немецкими оккупантами.

2. Развертывание диверсионно-террористической работы по тылам противника.

3. Беспощадное уничтожение лиц, работающих в немецких разведывательных органах, дезертиров, приспешников [358] немецких властей, участников контрреволюционных формирований и т. д.

Выполняя поставленные задания, мной, как зам. командира бригады им. Щорса по разведке и к/разведке, предложено следующее:

§1. Насаждение агентуры

В зону действия партизанской бригады им. Щорса входили Борисовский, Березинский и Червенский районы. Исходя из этого, мною насаждение агентуры было направлено в основном по этим районам.

Агентура дислоцировалась:

Целевая по г. Борисову — 12 человек,

по г. Минску — 1 человек.

Маршрутная на Березино — 10 человек,

на Червень — 5 человек,

на Борисов — 6 человек.

Агентура по немецким гарнизонам д. Глевин, Метча, Мурово и т. д. — 6 человек. Агентура по выявлению к/р и а/с элемента по вышеупомянутым районам — 95 человек.

§2. Диверсионно-террористическая работа

Созданные диверсионные группы по городам и местечкам проделали следующее:

1. Дер. Сморки, Борисовский район, где находился военный склад батальона французов. Диверсионной группой в количестве 3 человек ст. [...] было дано задание взорвать этот склад. В сентябре месяце 1943 г. склад был взорван, в нем сгорело 200 ящиков мин и снарядов, 100 ящиков патронов, 86 ящиков гранат, около 20 велосипедов и др. военное имущество.

2. Г. Борисов — агентурщице [...] была передана английская мина, которой на перегоне Борисов — Жодино был взорван воинский эшелон, сгорело 5 цистерн с горючим.

3. Ст. Крупки — диверсионной группой в количестве 3 человек на нефтепроводе посредством подкладки английской мины был подорван ярус бочек с горючим.

4. На перегоне Борисов — Крупки агентом [...] была подложена [359] английская мина под ж.-д. эшелон, следовавший на фронт. Результаты взрыва не установлены.

5. Группе в количестве 5 человек ст. [...] , работавшей на заводе «Комминтерн» г. Борисов, было дано задание поджечь гараж. В июне месяце 1943 г. задание выполнено, половина гаража сгорела — в нем несколько автомашин и бочек с горючим.

6. Агенту [...] и диверсионной группе в 3 человека в д. Негновичи было предложено убить коменданта гарнизона французов, так как последний жестоко расправлялся с населением. В октябре месяце 1943 года комендант — лейтенант Лили был убит.

7. Созданные три диверсионные группы по г. Борисову — одна из них на ж.-д. — возглавляется [...] . Активность диверсионных групп малая из-за отсутствия подрывочного материала.

§3. О к/р формированиях и школах гестапо

Через агентуру и материалами следствия установлено, что в Борисове и др. городах временно оккупированных восточных областей имеются филиалы к/р «Русской национально-трудовой партии». В г. Борисове этот филиал возглавляют Титов Иван Григорьевич (он же Вишневский) и Ольский. Центр ее находится в Германии — г. Берлин. Квалифицированные к/р кадры этой партии готовятся в г. Вустрау (Германия), где имеется специальная школа, находящаяся в ведении Министерства оккупированных восточных областей.

В мае месяце 1943 г. 98 чел., окончивших эту школу, прибыли в г. Борисов, из них 35 чел. выехали в г. Брянск, 28 чел. разослано по районам: Борисовскому, Крупскому, Логойскому, Толочинскому и т. д., а остальные — по городам и районам других областей.

Подготовленные к/р кадры должны пропагандировать среди широких слоев населения идеи построения «Новой независимой России», вовлекать массы в эту партию и подготавливать кадры для русской освободительной армии (РОА), являющейся основной опорой и военной силой при свержении Советской власти.

Помимо этого в г. Борисове имеется так называемая [360] «Высшая немецкая школа для русских офицеров». Слушатели, окончившие эту школу, являются в большинстве своем членами вышеупомянутой к/р партии и используются как пропагандисты.

В руководстве данной школы в г. Борисове находятся: немец — доктор Винтер, начальник школы — генерал-майор артиллерии Севостьянов, его заместители — генерал-майор Богданов, генерал-майор Виноградов и майор Гладких «Абвер».

Подробный материал следствия по делу «строителей Новой России» передан НКГБ БССР.

Агентурными данными установлено, что в г. Борисове и др. городах имеется к/р молодежная организация «Союз Белорусской Молодежи», который имеет свой определенный значок и выпускает газету. Мною дано задание агенту «Кохан» вступить в этот союз и вести внутриразведывательскую работу о руководстве, программе и организующем центре этого союза.

Школы гестапо

В военном городке Печи Борисовского района размещена школа немецких разведывательных органов, которая регулярно через 2–3 месяца выпускает шпионов в наш советский тыл, партизанские отряды и бригады.

Школа имеет 2 отделения: радистов и разведчиков.

Материалами следствия по делу Коленченко Федора Леонтьевича, который окончил эту школу, установлено, что нач. этой школы является капитан Утов, нач. бюро документации — русский полковник Петров, преподаватели — ст. лейтенант Лебедев Николай Петрович, остальные — немцы.

По данным агентуры установлено, что примерно в декабре 1943 г. или в январе 1944 г. ожидается выпуск 250 шпионов, которые должны быть засланы в партизанские отряды БССР.

§4. Данные о немецкой агентуре

Ходом проведенных следствий и данными, полученными через агентуру, выявлено 215 чел., принадлежащих к немецким разведывательным органам (гестапо).

(Списки агентов переданы в НКГБ БССР.) [361]

§5. Разложение немецких гарнизонов

Волостная управа и гарнизон полиции в д. Метча.

Проведенной работой через агента «Дуб», который был бургомистром волости, нам удалось завербовать нач. полиции этого гарнизона [...] . В явке с «Дубом» и [...] было предложено в кратчайшее время разгромить гарнизон своими силами изнутри. В феврале месяце с. г. гарнизон был разбит, волость сожжена, взято 3 РП, 15 винтовок, гранаты, патроны и т. д. Перешло на сторону партизан 8 чел., убито в бою 18 фрицев.

Гарнизон д. Азятичи. Разложение гарнизона проходило через зам. бургомистра волости.

В результате работы перешло на сторону партизан 13 полицейских из 70 человек. Остальные были арестованы немцами.

Гарнизон д. Гливин. Агентурная обработка гарнизона проводилась через агентов «Токарев» — полицейский и «Рябинин» — нач. дор. строительства волости. В сентябре м-це 1943 г. подготовленные лица со всем вооружением (15) чел. вышли к партизанам, при выходе был убит нач. полиции.

Гарнизон «Народников» д. Поплавы. Проведенной агентурной работой в январе 1943 г. на сторону партизан перешел 1 взвод, взяв с собой рацию, станковый пулемет и т. д. Группу возглавлял майор Бардин.

Гарнизон «Народников», стоящий по охране ж.д. в дер. Докудове — полностью перешел к партизанам со всем имеющимся вооружением (15) чел.

§6. Выявление к/р и а/с элемента по району действия п/бригады им. Щорса

Через сельскую агентуру, которая получила задание на выявление лиц, враждебных сов. власти и работающих тайными агентами гестапо, нами по Борисовскому, Березинскому и Червенскому районам выявлено:

антисоветски настроенных — 64 чел.

подозреваемых в шпионаже — 36 чел.

прочих — 70 чел.

(Списки учета переданы в НКГБ БССР.) [362]

Через агентуру выявлено и расстреляно как врагов советской власти — 121 человек из среды населения как немецких шпионов.

(Списки расстрелянных переданы НКГБ БССР.)

§7. Контрразведывательная деятельность в п/бригаде им. Щорса

Вербовка агентуры. Из общего числа личного состава п/бригады им. Щорса 1672 ч. — имеется агентуры, целевой и осведомительной — 139 человек.

Видя широкий размах партизанского движения в тылу противника, немецкие разведывательные органы за последнее время стали активно засылать в партизанские отряды и бригады подготовленные шпионские кадры с задачей разведывательно-террористического характера.

Так, в мае месяце 1943 г. в партизанскую бригаду им. Щорса была заслана группа террористов-разведчиков во главе с резидентом Забелиной Капитолиной Павловной.

В группу входили Май Мария, Солдатенкова Анна Алексеевна, Пенкин Сергей Константинович и др. Группа имела задание разведки и отравление личного состава бригады им. Щорса сильнодействующими отравляющими веществами. ОВ были доставлены из Оршанской аптеки агентом Солдатенковой А. А. и вручены Забелиной К. П.

Получив все необходимые материалы для террористического акта, гестаповец капитан Гебель, работник Крупского отдела гестапо, предложил Забелиной К. П. идти в п/отряд и выполнять «особо важное задание».

Выполняя задание Гебеля, Забелина вместе с группой, используя свою связь с ком. отряда Ждановым, легко вступает в партизанский отряд им. Ворошилова.

Перед уходом Забелиной К. П. капитан Гебель дал ей пароли и фамилии ранее засланных в бригаду квалифицированных агентов, с которыми она, будучи в п/отряде, должна была связаться и использовать для своей работы.

Таким образом, через короткое время Забелина связывается с агентами Шуцким Александром Петровичем, Голиковым Иваном Михайловичем, Бояриным Назаром Кирилловичем, Павлючкиным Г. В. и др. (всего18 человек), от которых [363] получает разведывательные данные о вооружении, личном составе, моральном состоянии командного состава бригады им. Щорса и направляет через курьершу Шлому Софию Макаровну, жителя д. Забашевка, в Борисовское гестапо.

Руководя агентурой, резидент Забелина тщательно распределяет свои к/р силы по п/отрядам, с тем чтобы в один и тот же день произвести отравление по бригаде. Например, агент Пелипенко М. Ф. производит отравление по п/отряду «Победа». Голиков — по п/отряду «Коммунист», Шуцкий и Боярин — штаб бригады и т. д.

Отравление личного состава было назначено на 15 августа 1943 г., но было отложено ввиду нахождения в командировке Щуцкого.

28 августа 1943 г. нами эта группа была арестована и следствием разоблачена. При аресте у Забелиной К. П. было найдено около 1 кг сильнодействующих ОВ.

(След. дело «Террористы» — сдано НКГБ БССР.)

В феврале м-це 1943 г. в партизанскую бригаду им. Щорса в разное время прибыло до 12 французов из различных гарнизонов под предлогом нежелания служить немцам, один из них был унтер-офицер. Нами они были взяты под агентурное наблюдение. В ходе разработки унтер-офицер Рене и еще 3 чел. были арестованы и следствием изобличены в принадлежности к немецким разведывательным органам. Старшим разведывательно-шпионской группы был унтер-офицер Рене Лили.

В группу входили Александр Гет, Жан Галиа и Мошу Роне. Данная группа была направлена из д. Сморок, где находится штаб батальона французов, лейтенантом-гестаповцем Краусом с задачей установления места дислокации п/бригады, вооружения, количества людей т. д. — с добытыми данными вернуться в штаб батальона.

(Материалы следствия по делу «Легионеры» сданы в НКГБ БССР.)

В декабре м-це 1943 г. была арестована и следствием разоблачена разведывательно-диверсионная группа, засланная резидентом Крупского окружного гестапо Ивановым-Драпицей П. И. Группу возглавлял еврей Валк Евель Ильич, который больше года работал переводчиком немецкого [364] языка в карательном батальоне немцев по борьбе с партизанами. Группа имела задание от капитана Гебеля установить причины медлительного действия террористической группы, возглавляемой Забелиной К. П. , и разведку по n/отрядам и бригадам. Срок выполнения данного задания был дан не больше одного месяца, после чего должна быть проведена карательная экспедиция против партизан.

(Материал следствия по делу «Лазутчики» передан НКГБ БССР.)

В результате следствия по делу убийства командира диверсионной группы Круглика А. П. террористом Колосовым была вскрыта целая группа разведчиков от немецких органов, которая состояла из полицейских, ранее работавших в г. Борисове. В группу входили полицаи: Стодолин Иван, Незенко Павел, Рубин Петр, Пресняков и Иванов.

Данная группа имела задание чисто разведывательного характера. (Материал по делу «Предатели» сдан НКГБ БССР.)

* * *

Через агентуру по партизанской бригаде им. Щорса вскрыто и расстреляно участников к/р формирований и лиц, имеющих принадлежность к органам гестапо — 62 человека. Из них:

за шпионаж — 62 чел.

дезертирство и бандитизм — 3 чел.

мародерство — 4 чел.

антисоветчиков — 3 чел.

(Списки переданы в НКГБ БССР.)

По партизанским отрядам бригады им. Щорса взято на учет контрреволюционного и прочего элемента, — 312 человек.

(Списки подучетников сданы НКГБ БССР.)

§8. Агентурная разведка

Через агентуру на 10 декабря 1943 г. получены следующие данные о противнике. [365]

Борисовское направление

В г. Борисове и окрестных деревнях — большая концентрация войск противника. В Ново-Борисове вдоль р. Березина по ул. Береговой (около пароходной станции) расположена саперная часть 37367-ц численностью 80 чел., прибывшая в конце октября с. г. из-под Смоленска. Здесь же размещено 60 автомашин, нагруженных понтонами, и 60 машин замаскированы.

На территории бумажной фабрики «Профинтерн» к р. Березине стоит воинская часть в форме летчиков численностью 60 чел. Здесь же около 40 крытых автомашин.

В военном городке Печи размещены авторемонтные мастерские, хозчасти и их штабы. В деревнях Гора, Гливин, Перстень, Мурово Борисовского района — гарнизоны полиции французов и немцев численностью от 50 до 300 человек.

Крупское направление

В дер. Большие Негновичи стоит на отдыхе воинская часть (пехотная), прибывшая из-под г. Орша в количестве 200–250 чел., в дер. Сморки — штаб батальона французов — имеют на вооружении 10–15 РП, 20–25 автоматов, 45-мм пушку, 1 батальонный миномет и винтовки. Мелкие гарнизоны французов этого батальона размещены в дер. Выдрица — 70–80 чел., Белятичи — 80–100 чел. французов и 70 чел. немцев, Оздятичи — 35–40 чел., Лавница — 25–30 чел. и т. д.

По шоссе Могилев — Минск

М. Березино до 800 чел. немцев и чехов и 200 чел. полиции. Ожидается дополнительное прибытие войск (2 полка) специально для охраны тыла;

д. Поплова — 75 чел. немцев, 200 чел. австрийцев, 38 самооборонцев; тяжелое вооружение — 3 45-мм пушки;

д. Хутор — до 350 немцев — саперы, устраивают дзоты вдоль шоссе от Березине до м. Червень;

д. Комиссарский сад — 180 немцев. В г. Червень имеется до 150 немцев и 160 полицейских. Город обнесен проволочным заграждением в 1 кол. [366]

Укрепления

На рубеже р. Березина от м. Березине до г. Борисова противник производит укрепительные работы (строятся дзоты, роются окопы в два ряда и хода сообщения) только на участке отд. Юшкевичи до магистрального моста Ново-Борисов и на участке от д. Березино до д. Светлицы.

На рубеже р. Бобр в оборонительном отношении на протяжении реки от ст. Крупки до впадения ее в р. Березина никаких сооружений и оборонительных работ противник не возводит.

Зенитные средства

Одна батарея в р-не русского кладбища г. Ново-Борисов против бывших складов Заготзерно. Одно зенитное орудие в здании конюшни на территории фабрики «Профинтерн».

Одна 37-мм зенитная батарея северо-западнее д. Юшкевичи на кладбище. Одна 37-мм зенитная батарея на правом берегу р. Березина у ж.-д. моста. Одна 37 мм зенитная батарея в р-не военгородка Печи. Одна 37-мм зенитная батарея за нефтебазой вправо от шоссейной дороги Борисов — Печи [...] .

РГАСПИ. Ф. 69. ОП. 1. Д. 862. Л. 78–82 (Об.).

Статус комбатантов и военнопленных

Статья 43 — Вооруженные силы

1. Вооруженные силы стороны, находящейся в конфликте, состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью, не признанными противной стороной. Такие вооруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов.

2. Лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, [367] находящейся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала, о котором говорится в статье 33 Третьей конвенции), являются комбатантами, то есть они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях. 3. Всякий раз, когда сторона, находящаяся в конфликте, включает в свои вооруженные силы полувоенную организацию или вооруженную организацию, обеспечивающую охрану порядка, она уведомляет об этом другие стороны, находящиеся в конфликте.

Статья 44 — Комбатанты и военнопленные

1. Любой комбатант, как это определено в статье 43, который попадает во власть противной стороны, является военнопленным.

2. Хотя все комбатанты обязаны соблюдать нормы международного права, применяемого в период вооруженных конфликтов, нарушения этих норм не лишают комбатанта его права считаться комбатантом или, если он попадает во власть противной стороны, его права считаться военнопленным, за исключением случаев, предусмотренных в пунктах 3 и 4.

3. Для того чтобы содействовать усилению защиты гражданского населения от последствий военных действий, комбатанты обязаны отличать себя от гражданского населения в то время, когда они участвуют в нападении или в военной операции, являющейся подготовкой к нападению. Однако в связи с тем, что во время вооруженных конфликтов бывают такие ситуации, когда вследствие характера военных действий вооруженный комбатант не может отличать себя от гражданского населения, он сохраняет свой статус комбатанта, при условии, что в таких ситуациях он открыто носит свое оружие:

а) во время каждого военного столкновения;

б) в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять участие.

Действия, отвечающие требованиям настоящего пункта, не рассматриваются как вероломные (в значении статьи 37, пункт 1. с).

4. Комбатант, который попадает во власть противной [368] стороны в то время, когда он не выполняет требования, изложенные во второй фразе пункта 3, лишается права считаться военнопленным, но тем не менее ему предоставляется защита, равноценная во всех отношениях той, которая предоставляется военнопленным в соответствии с Третьей конвенцией и настоящим Протоколом. Такая защита включает защиту, равноценную той, которая предоставляется военнопленным в соответствии с Третьей конвенцией в случае, если такое лицо предается суду и несет наказание за любые правонарушения, которые оно совершило.

5. Любой комбатант, который попадает во власть противной стороны, когда он не участвует в нападении или в военной операции, являющейся подготовкой к нападению, не теряет своего права считаться комбатантом и военнопленным в силу совершенных им ранее действий.

6. Данная статья не наносит ущерба праву любого лица считаться военнопленным в соответствии со статьей 4 Третьей конвенции.

7. Данная статья не имеет целью изменить общепринятую практику государств в отношении ношения форменной одежды комбатантами, включенными в состав одетых в форму вооруженных подразделений регулярных войск стороны, находящейся в конфликте.

8. В дополнение к категориям лиц, упомянутых в статье 13 Первой и Второй конвенций, все лица из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, как это определено в статье 43 настоящего Протокола, имеют право на защиту в соответствии с этими Конвенциями, если они ранены или больны, или, применительно ко Второй конвенции, если они потерпели кораблекрушение на море или в других водах.

Статья 45 — Защита лиц, участвующих в военных действиях

1. Лицо, принимающее участие в военных действиях и попадающее во власть противной стороны, считается военнопленным и вследствие этого пользуется защитой Третьей конвенции, если оно претендует на статус военнопленного, если представляется, что оно имеет право на такой статус, [369] или если сторона, от которой оно зависит, требует для него такого статуса путем уведомления задерживающей его державы или Державы-Покровительницы. В случае возникновения какого-либо сомнения в том, имеет ли любое такое лицо право на статус военнопленного, оно продолжает сохранять такой статус и, следовательно, пользоваться защитой Третьей конвенции и настоящего Протокола до тех пор, пока его статус не будет определен компетентным судебным органом.

2. Если лицо, которое попало во власть противной стороны, не задерживается в качестве военнопленного и подлежит суду этой стороны за правонарушение, связанное с военными действиями, оно имеет право отстаивать свое право на статус военнопленного перед судебным органом и на вынесение решения по этому вопросу. В тех случаях, когда это возможно в соответствии с применимой процедурой, это решение выносится до суда за правонарушение. Представители Державы-Покровительницы имеют право присутствовать на судебном разбирательстве, на котором выносится решение по этому вопросу, если только, в виде исключения, оно не происходит в закрытом судебном заседании в интересах государственной безопасности. В таком случае задерживающая держава соответствующим образом уведомляет Державу-Покровительницу.

3. Любое лицо, принимавшее участие в военных действиях, которое не имеет права на статус военнопленного и не пользуется более благоприятным обращением в соответствии с Четвертой конвенцией, имеет право во всех случаях на защиту, предусмотренную статьей 75 настоящего Протокола. На оккупированной территории любое такое лицо, если только оно не задержано в качестве шпиона, имеет также, независимо от статьи 5 Четвертой конвенции, право на связь, предоставляемое данной Конвенцией.

Статья 46 — Шпионы

1.. Независимо от любого другого положения Конвенций или настоящего Протокола, любое лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается [370] шпионажем, не имеет права на статус военнопленного, и с ним могут обращаться как со шпионом.

2. Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое от имени этой стороны собирает или пытается собирать информацию на территории, контролируемой противной стороной, не считается лицом, занимающимся шпионажем, если, действуя таким образом, оно носит форменную одежду своих вооруженных сил.

3. Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое проживает на территории, оккупированной противной стороной, и которое от имени стороны, от которой оно зависит, собирает или пытается собирать на этой территории информацию, имеющую военное значение, не считается лицом, занимающимся шпионажем, если оно не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам. Более того, такое лицо не утрачивает свое право на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом, если только оно не захвачено в то время, когда занималось шпионажем.

4. Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое не проживает на территории, оккупированной противной стороной, и которое занимается шпионажем на этой территории, не утрачивает свое право на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом, за исключением тех случаев, когда оно захвачено до того, как оно вновь присоединилось к вооруженным силам, к которым оно принадлежит.

Статья 47 — Наемники

1. Наемник не имеет права на статус комбатанта или военнопленного.

2. Наемник — это любое лицо, которое:

а) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;

б) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях;

в) принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное [371] вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функции, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;

г) не является ни гражданином стороны, находящейся и конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

д) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

е) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил.

Женевские конвенции от 12 августа 1949 года и Дополнительные протоколы к ним. М.: МККК, 1997. С. 240–244.

Совершенно секретно

Из справки о структуре и деятельности карательных отрядов «ЕКА»

Назначение

В 1941–1942 гг. при продвижении воинских соединений германской армии в глубь Советской территории штабы фельджандармерии, приезжавшие на оккупированную территорию, немедленно приступали к организации «ЕКА» — «Ein wohner kampf Abteilung» — карательных отрядов.

Как установлено, на территории Великолукской области действовали многочисленные отряды «ЕКА», задачей которых являлись:

1. Вооруженная борьба с партизанским движением.

2. Проведение репрессивных мер по отношению к советским патриотам.

3. Охрана военных объектов и коммуникаций в тылу действующей германской армии.

4. Содействие в проведении мероприятий немецких оккупационных властей на оккупированной территории.

Структура

Карательные отряды «ЕКА» находились в непосредственном [372] подчинении фельджандармерии и имели в различных местностях Великолукской области различный численный состав.

В среднем численность в различных районах Великолукской области составляла 150 человек. Отряды «ЕКА» делились на взводы, которые, в свою очередь, состояли из отделений.

Структура «ЕКА» не отличалась от структуры германских воинских подразделений.

Так, Локнянский карательный отряд «ЕКА-4» делился на девять взводов (отрядов), действовавших самостоятельно на различных участках Локнянского района. Эти отряды носили названия по населенным пунктам, где они дислоцировались: Локнянский, Липшанский, Дунянский, Грибановский, Олоховский, Марковский, Вережинский.

Некоторые карательные отряды, действовавшие на территории Великолукской области по выполнению возложенных задач, делились на 2 команды, одна из которых занималась проведением репрессивных и карательных мероприятий против партизан, советских патриотов (ягдкоманда), другая — охраной объектов и коммуникаций в тылу германской армии (вахткоманда).

Однако подобное деление «ЕКА» являлось относительным, так как в большинстве случаев «вахткоманда» в составе всего карательного отряда принимала непосредственное участие в борьбе с партизанским движением.

Дислокация

На территории Великолукской области в период оккупации карательные отряды «ЕКА» дислоцировались в районах:

1. Бежаницком

2. Идрицком

3. Красногородском

4.Кудеверском

5. Локнянском

6. Опочецком

7. Подберезинском

8. Пустошкинском

9. Себежском

Дислоцируясь на территории вышеперечисленных районов, [373] некоторые отряды «ЕКА» проводили свою карательную деятельность в местностях за пределами района дислокации.

Так, Подберезинский карательный отряд «ЕКА-5» действовал в период оккупации на территории Локнянского, Бежаницкого, Холмского, Кудеверского и Опочецкого районов Великолукской области.

Как правило, личный состав подразделений «ЕКА» в районных центрах и крупных населенных пунктах размещался в казармах. В деревнях каратели располагались на жительство мелкими группами в домах местных жителей.

Личный состав

Отряды «ЕКА» комплектовались, в основном, из бывших военнослужащих Советской Армии, которые, попав в окружение или плен, возвращались к месту своего постоянного жительства, а также из лиц, находившихся в лагерях военнопленных. Начальниками отрядов «ЕКА», в большинстве случаев, являлись бывшие военнослужащие Советской Армии, изменники Родины, назначенные на эту должность фельджандармерией. Иногда во главе карательных отрядов стояли немцы. Командиры взводов и отделений отряда утверждались немцами по представлению начальника «ЕКА» из числа наиболее отличившихся карателей.

Командный состав «ЕКА» проходил специальное обучение в полицейских школах, главным образом, на территории Германии. [...]

Вооружение

Снабжением всеми видами довольствия карательных отрядов «ЕКА» ведала ортскомендатура.

Участники «ЕКА» обеспечивались обмундированием и питанием наравне с германскими военнослужащими. В качестве обмундирования каратели получали зеленого цвета шинели, мундир, брюки, ботинки, пилотку и нательное белье.

Участники «ЕКА» носили полевые погоны светло-зеленого цвета с черной окантовкой, на головных уборах — кокарду с изображением свастики и орла. [374]

За службу в «ЕКА» выдавалось ежемесячное вознаграждение в сумме 240 рублей, семейным — 500 рублей.

Личный состав «ЕКА» имел на вооружении винтовки, автоматы, пулеметы, минометы, гранаты; командный состав был вооружен пистолетами. Оружие выдавалось, в основном, трофейное.

Деятельность

Борьба с партизанским движением на оккупированной немцами территории являлась одной из главных задач карательных отрядов «ЕКА», а поэтому в борьбе с партизанами «ЕКА» использовали все имеющиеся в их распоряжении средства. Нередко в целях борьбы с партизанами на оккупированной территории карательные отряды «ЕКА» объединялись для совместных действий с полицией СД, личным составом фельджандармерии ГФП, регулярными частями германской армии и отдельными карательными формированиями, созданными немцами.

Отряды «ЕКА» проводили активные репрессивные меры по отношению к жителям, имевшим связь с партизанами и оказывавшим им какую-либо помощь, к семьям советских граждан, находившихся в партизанских отрядах.

Как видно из показаний арестованных карателей и трофейных документов, действуя против лиц, имевших связь с партизанами, и членов партизанских семей, карательные отряды «ЕКА» в широком масштабе применяли расстрелы, насилия, грабежи и издевательства, загоняли в тюрьмы и немецкие лагеря тысячи советских граждан.

Особенно большую активность в борьбе с партизанским движением проявил Подберезинский карательный отряд «ЕКА-5» [...]

В своем личном составе «ЕКА-5» насчитывал до 200 чел. карателей и проводил свою карательную деятельность на территории Локнянского, Бежаницкого, Подберезинского, Кудеверского и Опочецкого районов Великолукской области.

На протяжении лета 1943 г. «ЕКА-5» [...] неоднократно выезжал на борьбу против советских партизан в деревни Булыгино, Шивцево, Андрониково, Токарево, Осоново, Орлинка и др. Локнянского района. В результате проведения этих [375] операций был задержан ряд местных жителей, подозреваемых в связи с партизанами.

Осенью 1942 г. этот же карательный отряд провел крупную операцию против партизан в районе дер. Черелипа Бежаницкого района, во время боя было убито 40 партизан.

Тогда же карателями «ЕКА» были расстреляны и повешены за связь с партизанами 10 советских граждан в деревне Авиново Подберезинского района.

Большая группа участников «ЕКА-5» [...] летом 1943 г. в течение недели производила поиски партизан в районе села Ратча Холмского района. В результате этой экспедиции было расстреляно и замучено 35 человек советских граждан и сожжено 2 деревни.

С целью обнаружения партизан весной 1944 г. отрядом «ЕКА-5» проводилась операция в деревнях Козино, Липовцы, Коровкино, Шулиха Кудеверского района, однако партизан обнаружить не удалось.

В июне 1944 г. [...] совместно с немецким командованием руководил операцией, проводимой «ЕКА-5» против партизан в Росинском лесу (Кудеверский район). В результате карателями было арестовано 7 человек партизан, которые по распоряжению [...] были расстреляны.

Не менее активную карательную деятельность по борьбе с партизанским движением проводил и Локнянский карательный отряд «ЕКА-4» [...]

Отряд делился на 7 взводов (отрядов), действовавших самостоятельно на разных участках Локнянского района. [...]

Помимо самостоятельных действий перечисленные отряды нередко объединялись для проведения совместных карательных экспедиций против партизан.

Карательный отряд «ЕКА-4» [...] производил аресты и расстрелы советских партизан, патриотов и лиц, подозреваемых в связи с партизанами, нес охрану объектов в оккупированном пос. Локня и других крупных населенных пунктах.

Только с марта по декабрь м-ц 1942 г. карательным отрядом «ЕКА-4» в Локнянском районе было расстреляно 180 человек партизан, коммунистов, комсомольцев и др. советских патриотов. Этим же карательным отрядом в районе [376] дер. Новая Порховка и Бельно в 1942 г. было арестовано 60 советских граждан.

В июне 1942 г. карательный отряд в бою с партизанами в дер. Загрязье Локнянского района захватил группу партизан [...] , 14 партизан были убиты.

Позднее Локнянский отряд «ЕКА-4» объединился с Подберезинским отрядом «ЕКА-5».

Идрицкий карательный отряд «ЕКА» [...] насчитывал в своем составе 250 чел. карателей и состоял из трех взводов и особого отделения. 1-й и 2-й взводы дислоцировались в сельской местности, где несли охранную службу при волостях, содействовали немецким оккупационным властям в осуществлении их мероприятий. 3-й взвод нес охранную службу в поселке Идрица. В борьбе с партизанами постоянно использовалось так называемое особое отделение (группа). В наиболее крупных операциях против партизан отряд «ЕКА» участвовал в полном составе.

В течение августа-октября 1943 г. два раза в неделю Идрицкий отряд «ЕКА» совместно с батальоном СС выезжал в карательные экспедиции против партизан вдоль железнодорожного полотна Идрица — Заворуйка.

В ноябре и декабре 1943 г. под руководством немецкого коменданта полковника фон Мелентиа северо-западнее пос. Идрица отряд «ЕКА», совместно с батальоном СС, при поддержке авиации, участвовал в бою против-партизан. В результате каратели сожгли ряд населенных пунктов, захватив большое количество скота и имущества, принадлежащих советским гражданам.

В декабре 1943 г. и в январе 1944 г. Идрицкий карательный отряд «ЕКА» проводил севернее пос. Идрица крупную карательную экспедицию против партизан.

В конце февраля 1944 г. этим же карательным отрядом при поддержке 563-го батальона безопасности северо-восточнее пос. Идрица была проведена карательная экспедиция, в результате которой карателями были арестованы более 50 чел., часть из них была передана в ГФП, остальные отправлены в Германию.

В октябре 1943 г. за связь с партизанами в дер. Болыхах Идрицкого района карателями было расстреляно 16 человек мирных жителей. [377]

В феврале 1944 г. группа участников Идрицкого карательного отряда «ЕКА» в дер. Кохново Идрицкого района за связь с партизанами заживо сожгла в одном из домов 20 местных жителей.

При непосредственном участии карательного отряда «ЕКА» на территории Кудеверского района было насильно мобилизовано и отправлено в Германию 600 человек мирного населения.

Карательный отряд «ЕКА» на территории Бежаницкого района насчитывал около 100 человек карателей [...]

За два выезда в октябре 1942 г. и в марте 1943 г. карателями Бежаницкого отряда «ЕКА» в дер. Макушево Бежаницкого района было расстреляно за связь с партизанами 16 местных жителей.

Только осенью 1943 г. Бежаницким карательным отрядом «ЕКА» было сожжено более 150 домов и изъято у местных жителей 150 голов крупного рогатого скота.

Осенью 1943 г. Бежаницкий отряд «ЕКА» принимал участие в бою с партизанами в Краснолучинском сельсовете Бежаницкого района, в результате боя было сожжено 10 деревень.

В декабре 1943 г. и январе 1944 г. этот же карательный отряд полностью сжег населенные пункты на территории Завещевского сельсовета Бежаницкого района, расстреливая из пулемета мирных граждан, пытавшихся бежать из горящих домов.

Выезды в карательные экспедиции отряд «ЕКА» часто производил совместно с Бежаницкой фельджандармерией. Так, в начале 1942 г. «ЕКА» с работниками фельджандармерии выезжали на борьбу с партизанами на территорию Дворецкого сельсовета Бежаницкого района.

Начальником Себежского карательного отряда «ЕКА» являлся оберфельдфебель германской армии Чидра (по другим данным Радэ). Отряд насчитывал в своем составе около 200 карателей, которые были разделены на 4 взвода. [...]

Совместно с немцами Себежский карательный отряд «ЕКА» участвовал в массовых карательных экспедициях против партизан, сжигая деревни и расстреливая мирных советских граждан. [378]

Помимо многочисленных операций против партизан внутри района, Себежский «ЕКА» весной 1943 г. выезжал в карательные экспедиции на территорию Дриссенского и Освейского районов Белорусской ССР.

Карательной деятельностью против партизан в Красногородском районе занималась так называемая «ягдкоманда» отряда «ЕКА» [...]

Крупная карательная экспедиция против партизан отрядом «ЕКА» была предпринята в ноябре 1943 г. в северной части Красногородского района. В этой экспедиции совместно с «ягдкомандой» «ЕКА» участвовала и «вахткоманда», а также фельджандармерия ГФП. [...] карательный отряд в борьбе с партизанским движением на территории Красногородского района в широком масштабе применял провокацию, выдавая себя и других карателей за партизан.

В апреле 1944 г. около хутора Речне каратели из засады убили трех партизан и тяжело ранили одну партизанку, которая была зверски зарезана ножами в дер. Ганьково.

Начальником Опочецкого карательного отряда «ЕКА» являлся немец оберфельдфебель Тинельт.

Отряд насчитывал в своем составе около 200 участников и занимался активной карательной деятельностью против партизан на оккупированной территории.

Летом 1942 г. Опочецкий отряд «ЕКА» совместно с фельджандармерией провел карательную экспедицию против партизан в районе села Глубокое Опочецкого района, в результате чего за связь с партизанами участниками «ЕКА» было арестовано 7 человек советских граждан, трое из которых вскоре были расстреляны.

Крупная карательная экспедиция Опочецким «ЕКА» была предпринята совместно, с фельджандармерией и регулярными частями германской армии в декабре м-це 1942 г. В ходе экспедиции карателями было расстреляно 18 чел. жителей дер. Букайлово.

В августе 1943 г. Опочецкий карательный отряд целиком сжег дер. Лаврихино, где находились партизаны. Население деревни карателями было угнано в гор. Опочку.

В апреле 1944 г. Опочецкий отряд «ЕКА» совместно с немцами в течение 3 дней вел бои с партизанами на границе [379] Опочецкого и Себежского районов. В результате карателями были пленены и доставлены в фельджандармерию 7 партизан.

Пустошкинский карательный отряд «ЕКА» возглавлялся вначале офицером Шилингом, а затем лейтенантом германской армии (фамилия не установлена) и состоял из 200 карателей.

В целях активизации борьбы с партизанами на различных участках Пустошкинского района командованием «ЕКА» были организованы пункты, в которых дислоцировались отделения «ЕКА», состоявшие из 10–12 карателей. Эти отделения нередко проводили самостоятельные операции против партизан.

Пустошкинский отряд «ЕКА» регулярно в полном составе выезжал в карательные экспедиции. Так, в конце 1942 г. в дер. Блинове Пустошкинского района карательный отряд «ЕКА» участвовал в бою с партизанами.

От ЧК до ФСБ. Документы и материалы по истории органов госбезопасности Тверского края 1918–1998. Тверь, 1998. С.279–285.

Совершенно секретно

Бегомльская операция противника против партизан в мае — июне 1943 г.

Обстановка, предшествовавшая операции

Активными действиями партизан в декабре 1942 г. был захвачен город Бегомль и ряд населенных пунктов в прилегающих к нему районах. В последующих действиях были ликвидированы оккупационные власти в Бегомльском районе, и район стал партизанским.

Такое положение лишило противника удобных коммуникации Полоцк — Борисов, Витебск — Борисов, Лепель — ст. Парфьяново (ж. д. Полоцк — Вилейка), Борисов — ст. Парфьяново, а также нарушило нормальную работу ж.д. Вилейка — Полоцк.

Наличие партизанского района в непосредственном тылу строящегося немцами укрепленного района Ушачи, Лепель, [380] Беленковичи создало у противника огромные затруднения в строительстве и ставило под угрозу раскрытия партизанами всей системы УР{408}.

Владея Бегомлем, партизаны имели хороший, оборудованный аэродром, через который снабжались боевым грузом не только бригады Бегомльского района, но и партизаны Витебской, Вилейской и Минской областей. На аэродром прилетали самолеты с посадкой, а также практиковалась буксировка планеров. Это обстоятельство вызывало серьезное беспокойство у немцев.

Попытки противника восстановить положение силами окружающих Бегомльский район гарнизонов не имели ни малейшего успеха, и он начал подготовку к крупной операции по овладению Бегомльским районом, сосредоточивая силы в окружающих районах.

Соотношение сил перед операцией

В Бегомльском районе дислоцировались 44 партизанских отряда общей численностью 8158 человек.

К 1.05.43 противник сосредоточил против партизан части общей численностью (ориентировочно) до 62 000 человек, 280 минометов, 218 орудий различного калибра, 16 бронемашин и 19 танков, разместив их вокруг Бегомльского района.

Противник создал, таким образом, почти восьмикратное превосходство в численности войск и подавляющее превосходство в технике.

Кроме того, в процессе операции противник подбросил из Витебска к 14.06.43 в район юго-западнее Полоцка немецкие части и казаков-изменников общей численностью до двух дивизий.

Проведение операции

Основной целью операции противник ставил: блокировать партизанский район, овладеть городом Бегомль, нанося главный удар по нему со стороны Докшицы и Долгиново, очистить от партизан дороги Березино — Лепель, Бегомль — Лепель и, загнав партизан в болота севернее оз. Полик, окружить их и уничтожить. [381]

Для проведения этой операции противник создал 3 основных ударных группировки:

а) район Глубокое, Докшицы, Парфьянов;

б) Долгиново, Крайск, Плещницы;

в) Лепель.

I этап операции с 1.05.43 по 31.05.43

1.05 противник предпринял наступление от Родашковичи на Дениски против бригады Лунина и от Крайска на северо-восток против бригады Воронянского. Это наступление успеха не имело, так как партизанские бригады, применяя тактику уклонения от фронтальных боев, маневрируя с выходом на тылы противника, вынудили его отойти в исходное положение. Операция против бригады Лунина на этом и закончилась.

2.05 группа противника повела наступление из Долгинова через Избище на Бегомль, но, встреченная отрядом бригады «Железняк» в р-не Избище, вынуждена была отойти в Крайск, где соединилась с Крайской группировкой.

3.05 и 5.05 противник бомбардировал с воздуха город Бегомль и посадочную площадку юго-восточнее города.

4.05 противник, усилив резервом из Илия Крайскую группировку, вновь перешел в наступление против бригады Воронянского с рубежа Слобода, Деревно в общем направлении на Бегомль, применяя тактику прочесывания леса. Партизанские отряды, не принимая фронтальных боев, мелкими группами просачивались в тыл противника и там наносили ему удары. Отряды бригады «Железняк» с направления Бегомль поддерживали бригаду Воронянского. В данной операции противник не добился успеха — бригада Воронянского до конца всей операции продолжала действовать в своем районе — в Малиновских лесах.

До 15.05 противник подтягивал резервы в Докшицы, Долгиново, Плещеницы и Земьин.

15.05 противник перешел в общее наступление на всех направлениях.

Докшицевское направление. Противник крупными силами при поддержке артиллерии и танков повел наступление в трех направлениях: на Пустоселье, на Добрунь и на Вутуничи [382] с общей задачей овладеть городом Бегомль и переправой у Березинj.

В течение 15, 16 и 17 мая шли бои за овладение переправами через р. Поня. Противник на всех направлениях терпел неудачу. 18.05, подтянув резервы, противник пытался овладеть Тумиловичами и Добрунью, но, понеся потери, перешел на исходное положение. В тот же день повторной атакой противник овладел Тумиловичами и Добрунью, но контратакой партизан был выбит обратно.

Бои за переправы через р. Поня шли до 19.05, когда противнику удалось овладеть западным берегом этой реки.

До 24.05 шли бои на рубеже р. Поня. С 25.05 партизанские отряды бригады «Железняк» от активной обороны перешли к маневренным боям в лесах с. з. Бегомль.

29.05 противник занял Пустоселье и при поддержке Долгиновской группировки — Бегомль.

Долгиновское направление. Подтянув резервы из Будслав, противник при поддержке артиллерии и бронемашин перешел в наступление на Бегомль через Чисти Мильчинские, и только 24.05 противнику удалось овладеть этим населенным пунктом. Дальнейшие действия этой группировки сводились к усилению Докшицкой группировки при занятии Бегомля.

Зембинское и Плещеницкое направления. Подтянув резервы из Борисова и Логойска, противник, силами свыше двух полков, перешел в наступление в северном и северовосточном направлениях, имея целью, прочесывая леса, очистить от партизан дороги Зембин — Бегомль и Плещеницы — Бегомль. Неся большие потери от партизан бригад Лопатина и Тарунова, а также отряда бригады «Железняк», противник медленно продвигался вперед и только 31.05 вышел на западный берег р. Березина в район Брод, Маковое, Боровляны.

Лепельское направление. Лепельская группировка противника при поддержке танков и во взаимодействии с частями гарнизонов Борисов, Холопенчи и Бараны имела основной целью овладеть дорогами Лепель — Борисов, Лепель — Бегомль и Лепель — Березинj. Основные бои шли вдоль этих дорог, до конца мая противнику удалось овладеть только одной дорогой — Лепель — Борисов. [383]

На Кубличивском направлении противник вел частные бои с бригадой Шляхтунова.

К 1.06. западная группировка противника вышла на рубеж р. Березина и восточная — на рубеж дороги Лепель — Борисов и севернее до Поплавка.

II этап операции

Противник, понеся значительные потери и не добившись цели операции, спланировал дальнейший ход ее следующим порядком (см. схему плана июньской операции противника).

Проведение операции намечено тремя группами. Наиболее сильная группа «Норд» со стороны Лепеля должна тремя последовательными ударами, при поддержке танков овладеть районами (в характеристике противника сильно укрепленными) Пышно, Ветче и Лесины, уничтожить партизан и в дальнейшем, развивая наступление на юг, прочесать лес и соединиться с группой «Зюд».

Группа «Зюд» имела задачу наступать с рубежа Пруды, Ельница, в северном направлении и, прочесывая леса, уничтожить партизан в районе севернее оз. Палык с последующим занятием дороги Лепель — Бегомль.

Группа «Коупш» имела основной задачей заграждение на рубеже р. Березина. По дороге Лепель — Борисов также намечалось заграждение.

Ход боевых действий в июне месяце не позволил полностью вести операцию по этому плану.

2.06 противник пытался форсировать р. Березина в районах Березино и Кальник, но контратаками партизан был отброшен в исходное положение.

На Лепельском направлении противник превосходящими силами потеснил бригаду Дубровского и 3.06 овладел Пышно, намереваясь развернуть дальнейшее наступление по плану. Однако переброской на помощь бригаде Дубровского семи отрядов из бригад Мельникова и Тябута был нарушен план противника, и отряд «Норд» своей задачи не выполнил.

Не надеясь на тщательность прочесывания леса и в предотвращение ухода партизан из окружаемого района, противник к 14.06 организовал вторую — внешнюю полосу блокировки [384] по линии Лепель — Плисса, на западных берегах рек Поня и Вилия, Крайск — Плещеницы — Зембин, используя для этого регулярные части немцев и части РОА.

16.06 после упорных боев противник ударами от Лепель и Бегомль овладел дорогой Лемель — Бегомль.

Группа «Зюд» во взаимодействии с частями заграждения на дороге Лепель — Борисов оттеснили партизан в район Домжерицких болот.

К 20.06 часть бригады «Железняк», бригады Лопатина, им. Кирова, «Смерть фашизму» и «За Родину» были окружены противником.

В боях 20.06–23.06 противник не смог выполнить своей задачи уничтожения партизан. Все партизаны, прорвав окружение, вышли из Домжерицких болот и продолжали действовать по тылам противника и на его коммуникациях.

Замыслы противника по ликвидации партизан в Бегомльском районе были сорваны правильными действиями партизан.

Не ввязываясь в фронтальные бои с противником, действуя мелкими группами и маневрируя, партизаны просачивались в тылы карателям и наносили им чувствительные удары.

Действуя таким методом, партизаны не только сохранили свои силы, но и создали в дальнейшем невыносимые условия для карательных частей противника, в силу чего они сами оставили Бегомль, а партизаны до настоящего времени пользуются Бегомльским аэродромом.

Задачи, которые ставил себе противник, были не выполнены.

Вывод

1. Несмотря на огромное превосходство в силах, противник не выполнил своей задачи — ликвидации партизанских отрядов в Бегомльском районе.

Противник был измотан, понеся большие потери, и отказался от продолжения операции.

2. Опыт данной операции показывает, что наиболее правильное действие партизан против карательных операций противника — это действие отдельными мелкими отрядами (группами), объединенными единой тактической задачей. [385]

Такие группы, просачиваясь в тылы противника, наносят ощутимый урон, оставаясь невредимыми как боевая единица.

3. Умелые действия партизан, их преданность Родине значительно повлияли на боеспособность изменнических формирований, ускорив процесс их разложения и перехода на сторону партизан. Так, вскоре после операции на сторону партизан перешел полк Родионова-Гиль со всем вооружением, который принимал участие в данной операции.

4. Для проведения карательных операций противник вынужден бросать против партизан большие силы, оголяя тем самым действующие на фронте войска.

Зам. Начальника Разведотдела полковник /А. Храпков/

РГАСПИ. Ф. 69. ОП. 1. Д. 857. Л. 71–75.

Бланк представительства ЦШПД На Брянском фронте

Сов. Секретно

Экз. № 1

Зам. начальника Центрального штаба партизанского движения товарищу Сергиенко. Докладная записка. О тактике фашистов в борьбе с партизанами по состоянию на 30.11.42 г.

Для борьбы с партизанами немецкое командование редко применяет регулярные немецкие части, используя в этих целях главным образом венгерские, словацкие и румынские войска, а также так называемые «добровольческие» — украинские, белорусские и пр. формирования — наряду с привлечением полицейских сил. Притом, против партизан Брянского фронта из войсковых частей пр-ка действуют венгерские (в основном 108 ПД) а из «добровольческих» формирований — украинские и русские. Венгерские войска обычно охотно идут в бой только первый раз, в расчете на легкую победу и хорошую добычу. В дальнейшем же, после ударов партизан, настроение этих вояк заметно падает, [386] что вполне подтверждается нижеследующими выдержками из официальных документов венгерского командования.

Командир 44 венгерского полка подполковник Пулис в своем боевом рапорте от 26.04.42 года пишет: «Партизаны сильно обстреливали нас. 16 солдат остались без винтовок. Была пушка и большое количество снарядов. Пушка не стреляла, а когда стали возвращаться назад — снаряды исчезли. Солдаты при допросе не сознались, куда они дели снаряды. Солдатам воевать здесь нельзя, так как они не знают местности. Много солдат погибло и ранено. Партизаны убитых и раненых не имеют».

Выдержка из приказа командования венгерскими частями от 1.03.42 г.:

«108-я и 102-я пехотные дивизии требуют санкции откомандироваться с фронта. Я приказал им быть 6 месяцев до прибытия смены двумя новыми дивизиями. Для смены нет дивизий. Солдаты хотят 1 апреля уйти домой. Нельзя. Дивизии будут до осени. На фронт надо много войск. Осенью война кончится, все уйдут домой и будут жить хорошо. Солдаты, дома ваши семьи живут хорошо»...

Примечание: 108-я дивизия действует по сие время против партизан Брянского фронта. 102-я дивизия, крепко потрепанная нашими партизанами в сентябре с. г., отведена в другой р-н.

Из приказа коменданта гор. Лубны Ергишера:

§10. Партизаны в плен не сдаются. Над пленными мадьярами партизаны издеваются, а посему мадьяры не должны сдаваться в плен партизанам, иначе немецкие солдаты будут вынуждены стрелять в сдающихся мадьяр.... 24.02.42 года».

О многом говорит и приказ командира батальона 47-го венгерского полка майора Карменди:

«Приказ 1.05.42 г. 3/47 полка, почта 118/40.

1. Немецкое командование мне сделало замечание, что солдаты плохо воюют.

2. Я слышал, что солдаты не хотят воевать, говорят: партизаны [387] хорошо воюют. Но партизаны воюют плохо. Солдат убитых нет (...)

4. Я точно не знаю, но когда узнаю, тогда скажу, что говорят солдаты.

5. Немецкое командование приказало: всех, кто ведет такие разговоры, арестовать:

а) зачинщиков расстреливать,

б) кто отступает — расстреливать,

в) дезертиров ловить и расстреливать.

6. Мадьярские солдаты не знают, что такое Советский Союз и какие русские, я знаю, что в Советском Союзе жить плохо, Советский народ плохой. Нельзя допускать продвижения Красной Армии вперед. Когда Красная Армия захватит Венгрию — жизни не будет.

7. Венгерская армия, не считаясь с большими потерями, должна наступать. Тогда семья будет жива. Когда Красная Армия заберет Венгрию — всю венгерскую нацию уничтожат.

8. Вначале в венгерской армии не было минометов, артиллерии, поэтому плохо воевали. Видя это, немецкое командование дает хорошую технику.

9. Одна хорошо оснащенная венгерская дивизия быстро продвигается вперед.

10. Венгерская армия воевать будет на Южном фронте, я думаю, она будет быстро наступать.

Приказ прочитать всем солдатам».

Тактика борьбы с партизанским движением освещена в специальной «Дополнительной Инструкции 108-й венгерской пехотной дивизии:

«Мы ведем малую войну, которая отличается от обыкновенной войны. Это должен знать каждый офицер, солдат. Я знаю трудности, вытекающие из плохой организации, недостаточности обучения, многонациональности, большой территории, плохих коммуникаций, но мы должны преодолеть эти трудности, и мы их преодолеем...»

Первым средством для поднятия боевого духа является организация внезапности... Наступление в «малой войне» имеет форму небольших операций, их надо организовать с большой хитростью, предусмотрев все мельчайшие детали, освободившись от всякого формализма. Еще раз подчеркиваю, [388] что без внезапности нельзя иметь успеха. Самая успешная операция может быть ночью. Надо не бояться ночных операций. Оборона должна быть активной. Мы должны всегда беспокоить противника.

Организация наших сил и огневых средств должна быть днем иначе, чем ночью. Мы должны широко использовать большие оборонительные сооружения... и подчеркиваю, что в первую очередь мы должны думать о том, что наше вооружение имеет сильное впечатление на противника, а не вооружение противника должно пугать нашего солдата. Цель настоящего приказа — уничтожить чувство низкопробности и неполноценности, распространенные среди наших солдат. Этого можно добиться постоянным обучением солдат, находящихся в резерве. Тем же, кто находится на передовой линии, надо ставить простые и мелкие задачи, и после... мы организуем операцию с «превосходящими силами» и обязательным успехом, которые могут поднять дух наших частей... Перед солдатами нужно ставить такую задачу, которая наверняка будет иметь успех, например: перед нашей линией обороны находится группа домов и часть леса, где наверняка нет противника. Мы ставим солдатам задачу — осмотреть этот лес. Мы, в первую очередь, должны стараться завести противника в заблуждение...

В каждой роте организовать одно отделение из отборных солдат, как ударное отделение. В каждом батальоне иметь лучшего офицера для обучения этих ударных отделений.

Командир 108-й венгерской ПД генерал АБТ».

Не лишена интереса оценка сил и средств партизан, произведенная в донесении командира 38-го венгерского пехотного полка Кинге:

«В поселке Нерусса около 600 партизан. Каждый партизан имеет винтовку, и каждая группа в 40 человек имеет 3 станковых пулемета, имеет 3 ручных пулемета, 4 миномета, 4 противотанковых ружья, 5 45-мм орудий. Они направлены в сторону Суземка. Каждое орудие имеет по 100 снарядов.

В дер. Красная Слобода около 500 партизан. Они имеют 25 станковых и 25 ручных пулеметов, 10 автоматов, одно 15-см орудие, 4 противотанковых ружья. [389]

8 км от дер. Мальцево выс. 141,0 имеется посадочная площадка, где каждой ночью принимаются самолеты, привозят боеприпасы, махорку, водку, одежду, газеты.

Таким образом, партизаны имеют связь с фронтом. Самолеты из Москвы. Туда перевозят раненых... В дер. Бороденка /Трубочевская/ полиция состоит в связи с партизанами...»

Несмотря на запугивание «зверствами» партизан по отношению к пленным, переходы венгерских, чешских солдат к партизанам имеют место. Эти пленные пишут обращения к бывшим сослуживцам, помогают писать партизанам листовки, выступают с устной агитацией, разоблачают ложь офицеров.

Так называемые «добровольческие» — украинские и прочие формирования комплектуются главным образом из военнопленных украинской национальности, но поскольку значительное число военнопленных русских сменило свои фамилии на украинские (учитывая предоставление ряда льгот украинцам), — в их число попало много русских. В первый период зачисление в такие формирования производилось на добровольных началах — за счет антисоветского и уголовного элемента. В качестве командного состава используются бывшие командиры Красной Армии, быв. политработники, а также — немецкие офицеры, занимающие руководящие должности. В лагерях военнопленных украинцы обычно содержатся отдельно, в лучших бытовых условиях.

Вербовке их в «добровольческие» подразделения предшествует большая агитационная работа. В беседах с украинцами агенты гестапо «доказывают», что Украина теперь свободная страна, что украинцы теперь должны идти защищать оружием добытую свободу. Основная часть украинцев записывается в «добровольческие» подразделения отнюдь не в силу большой доходчивости фашистской агитации, а исключительно из соображений попасть в лучшие, чем в лагере военнопленных, условия, а также в надежде скорее перейти на сторону партизан или линию фронта. В последнее время принцип добровольности при комплектовании этого рода частей почти не имеет места, а создание и пополнение их происходит, главным образом, за счет проводимых мобилизаций [390] местного населения в т. н. «русско-немецкое» войско. Такие мобилизации были проведены в Дмитриев-Льговском, Дмитриев-Орловском, Комарическом, Севском и других районах. Более подробно вопрос освещен нами в представленной Вам при № 001074 от 9.11 с. г. докладной записке «О формировании в г. Орджоникидзеграде «Украинского Добровольческого Полка».

В первый период создания полицейского аппарата прием в полицию был основан также на добровольных началах, и на службу туда шли исключительно отъявленные враги советской власти: кулаки и их дети, лица, репрессированные органами советской власти за различные преступления, а также уголовный элемент. Полное представление о такого рода «добровольцах» дают два следующих документа:

«В Речицкую волостную управу От Медведева Николая Ефимовича дер. Дорочинь, Речицкой волости.

Заявление

Прошу Речицкую волостную управу разобрать мое заявление, т. к. я желаю поступить при Речицкой волости полицейским. Беру на себя обязанность выполнять приказания немецкого командования, а также Речицкой волостной управы.

19.01.42 г. Вверенный Вам /Медведев/.

Староста /Медведев/».

Биография

Я, Медведев Николай Ефимович, родился в дер. Дорогинь в 1924 году 1 января в семье крестьянина. Отец мой до революции занимался земледелием, имел до революции две хаты, две лошади, одну корову, сад.

В 1932 году моего отца раскулачили; и по суду он был осужден на 2 года тюремного заключения.

В 1934 прибыл в дер. Дорогинь, где вступил в колхоз со [391] своей семьей в количестве 7 душ, и проработал в колхозе три года, а потом в 1937 году моего отца взяли под стражу в НКВД, где судила Тройка за контрреволюцию и присудила к тюремному заключению на 10 лет.

19.01. К сему: /Медведев/

Староста /Медведев/.

Наряду с некоторым количеством заклятых врагов советской власти, добровольно поступивших на службу к немцам, имеется большая категория насильно мобилизованных, работающих в полиции из-за страха за себя и семью и сочувствовавших партизанам. Значительная часть пошла в полицейские за деньги и паек. Как гласит одно из объявлений, этим изменникам обеспечивается: «зарплата 300 рублей в месяц, полное бесплатное довольствие бойцам, общежитие, бесплатный паек по 400 грамм муки на каждого члена семьи в день, освобождение бойца и семьи от всех налогов и повинностей, предоставление лучших участков земли с полной их обработкой и закреплением за ними в первую очередь, как в городе, так и в деревне ряда преимуществ».

Наконец, большую прослойку среди полицейских представляют бывшие командиры и красноармейцы Красной Армии, попавшие в окружение и осевшие в селах в качестве «зятьев» или всевозможных специалистов, а затем — из боязни отправки в немецкий тыл или мобилизации в «добровольческие» формирования — пошедшие служить в полицию. Большинство из них живет не под своей фамилией и ждет удобного случая для перехода на сторону партизан или через линию фронта. Среди полицейских и «добровольцев» партизанами проводится соответствующая агитационно-прогандистская работа, в частности, забрасывание специально для них предназначенных листовок. В результате этого, за последнее время лишь только в объединенные отряды западных районов Курской области перешла полиция одного села во главе с начальником полиции, десять полицейских из других деревень и семь командиров из Трубчевского «русско-немецкого» батальона. Отряды: им. Чкалова, Чапаева, Фурманова, группа т. Хохлова (Хинельские леса) ведут переговоры с гарнизонами полицейских о переходе последних на сторону партизан. [392]

Для борьбы с партизанами немцы широко практикуют засылку в партизанские отряды своей агентуры — с целью совершения террористических актов против руководителей отрядов, разложения отрядов, агитации за переход на сторону немцев и т. п., — иногда добиваясь в этом направлении некоторого успеха. Имело место создание немцами лжепартизанских отрядов — с целью дискредитровать партизанское движение путем творимых лжепартизанами бесчинств, грабежей и пр. За последнее время такие лжепартизаны ставят себе целью выискивание партизанских отрядов и групп военнослужащих РККА, выходящих из окружения, передачу их немецким властям.

В борьбе с партизанским движением оккупанты широко применяют методы террора. Так, в районе действия объединенных партизанских отрядов западных районов Курской области сожжены полностью все населенные пункты, население частично истреблено, а около 20 000 человек уведены в неизвестном направлении. Те же методы применяются оккупантами и в других районах действий партизан (см. нашу докладную записку о режиме и массовых зверствах оккупантов). Анализ поступивших к нам за последнее время материалов показывает, что террор, система запугиваний по-прежнему является существенной чертой в деле борьбы оккупантов с партизанским движением. Так, в дер. Низино Знаменского р-на оккупанты объявили, что «...за убитого немца или полицейского расстреливают 100 человек жителей — по... усмотрению, а в районе железной дороги Брянск — Орел в случае крушения поезда уничтожают целиком ту семью, которой было поручена охрана участка, на котором произошло крушение».

(Из доклада — с места — секретаря Хвастовчевского РК ВЛКСМ секретарю Орловского обкома ВЛКСМ за октябрь с. г.) По данным партизанской разведки, в октябре с. г. по деревням Трубчевского р-на, Орловской области «немецкое командование дало старостам распоряжение: выявить по селам все партизанские семьи и подозрительных и доставить их в концлагери». В этом же духе выдержано и приказание командира Трубчевской роты карателей Макеенко старосте дер. Дубовня: все имущество Поляковой (матери партизана) описать и взять на хранение до особого [393] распоряжения. Полякова за укрытие сына-партизана приговорена к повешению, и труп не снимать трое суток. После трех суток труп похоронить. Объявите гражданам вашей деревни, что кто будет давать приют бандитам — сам будет повешен. 18.10.42 г. Трубчевск.

Принимаются меры и в отношении усиления административного режима, как видно из приказа № 18 от 1.07.42 г. по Кистерской волости:

«В связи с появлением партизан...

1) Старостам установить на окраинах /населенных пунктов/ посты из 2 человек, которых староста должен инструктировать: при появлении незнакомой личности дежурный должен докладывать в волость дежурному охраннику.

2) Довести до сведения всех граждан, что свободное хождение — от восхода солнца до половины десятого вечера. В случае появления свободного хождения граждан — будут расстреляны на месте без всякого предупреждения. Приказ входит в силу с 1.06.42 г. Старшина /подпись/».

В № 28 от 5.11.42 г. органа Локотского окружного «самоуправления» — «Голос Народа» помещен приказ № 114 от 31.10.42 г. «О борьбе с бандитами».

«За последнее время участились случаи налетов оставшихся в лесах бандитов на мирное население вверенного мне округа. Это объясняется тем, что... бандиты не имеют продовольствия и вынуждены голодать. То, что мы не успели сделать оружием — должен сделать голод в лесах зимой... В целях быстрейшей помощи населению в случае налетов, приказываю:

§5. Всем старостам, волостным старшинам и районным бургомистрам по приближении бандитов немедленно сообщать об этом в ближайший телефонный пункт, для чего в каждом селе нужно иметь верховую лошадь со всадником.

Предупреждаю, что невыполнение настоящего приказа буду рассматривать как прямое предательство и измену родине и виновных привлекать к военно-полевому суду...»

Усиленно охраняются все железнодорожные объекты. Степень усиления охраны зависит от важности объекта и от степени развитости в том или ином районе партизанского движения. Как правило, наиболее ответственные участки и объекты охраняются немецкими частями. Вне зависимости [394] от наличия пленных, а также войсковых подразделений вассальных государств, к охране ж.-д. полотна привлекается и местное население прилегающих к ж.-д. населенных пунктов. Воинские части несут охрану путем патрулирования; мобилизованные для этой цели окрестные жители получают под ответственность определенный участок — в поле видимости, — за который отвечают по всем строгостям оккупационного режима. В качестве мероприятия, направленного против диверсионных действий на ж.-д. транспорте, в Троснянском, Кромском р-нах Курской области и др. все зеленые насаждения, прилегающие к ж. д. (шоссе), вырубаются полностью с использованием лесоматериала на строительство оборонных сооружений. В первую очередь это осуществляется в местах, являющихся хорошими подступами для диверсантов.

В Дмитровском, в Дмитриевском, Михайловском р-нах Курской области и др. со стороны оккупантов практикуется прочесывание лесных массивов — силами немецких, мадьярских частей и полиции — с целью лишения партизан их баз, а главное — уничтожения их. Так, например... с 12.10 по 25.10.42, с 3.11 по 11.11.42 и с 17.11 по 20.11.42 г. оккупанты, после основательной артиллерийской подготовки, последовательными цепями прочесывали леса — с беспрерывным прострелом из автоматического оружия проходимых ими лесных площадей. В каждой такой операции участвовало от 1,5 до 3 тысяч человек — с охватом площади 1,5 до 8 тысяч га.

Последовательные в своей политике «кнута и пряника» оккупанты, наряду с применением террора, пользуются и методами поощрения различного рода предателей за оказываемую ими помощь в борьбе с партизанами. Газета «Речь» в № 116 от 2.10.42 публикует:

«Награды за помощь германской армии. Германским командованием издано распоряжение, согласно которому командующие административными районами имеют право по представлению дивизий, а также командиров отдельных воинских частей наделять местных жителей, оказавших германской армии особые услуги по борьбе с партизанами и другие услуги, земельными участками в размере одного гектара с немедленным представлением им таковых».

По данным разведки партизанских отрядов, издан за [395] подписью «имперского министра восточных земель» Розенберга приказ, устанавливающий награды (в т. ч. медали) для лиц из местного населения оккупированной территории, активно участвовавших в строительстве «новой жизни», в борьбе с партизанами, активно помогающих быстрее ликвидировать «последствия большевистского строя». Командующим областью, на основании этого, издан приказ, предусматривающий награды указанным выше предателям, выдаваемые в виде соли, а также земельных наделов в размере 1 га. Староста дер. Добрунь Брянского р-на уже получил за свою предательскую работу значительное количество соли, а также большой надел земли.

Наряду с газетными воплями о «зверствах партизан» (без приведения, впрочем, конкретных фактов), с широким распространением среди населения оккупированной территории листовок на эту тему, — весьма часто практикуется помещение в предательской прессе, а также размножение листовками, различных «писем к партизанам» — обращений — якобы от имени бывших партизан, перешедших на сторону немцев. Специальными листовками-иллюстрациями фашистские пропагандисты пытаются соблазнить партизан «привольным житьем» изменников, добровольно перешедших на сторону немцев (образцы листовок — «8» экз. — прилагаются).

Представитель ЦШПД на Брянском фронте — Старший майор госбезопасности /Матвеев/.

За начальника разведотдела майор /Быстров/.

РГАСПИ. Ф. 69. ОП. 1. Д. 909. Л. 144–148 об.

Секретно

Справка о приемах борьбы немцев с партизанами

Ленинградская область

1. Данные последнего времени подтверждают, что одним из основных методов контрразведывательной работы гестапо, направленной на борьбу с партизанами, является насаждение широкой осведомительной сети из местного [396] населения. Кроме осведомителей, гестапо вербует из местных жителей также и в отряды для активной борьбы с партизанами и нашей разведкой. Подобные отряды и банды выявлены: в районе Порхов действует отряд «самозащиты» численностью 700 человек. В Порхове организована «охотничья группа» из местных жителей в несколько человек. Банда в 150 человек действует в районе Дедовичи — Пожеривицы.

В целях поимки партизан и разведчиков, гестапо практикует периодические налеты этих отрядов на отдельные пункты.

2. В качестве осведомителей, помимо из числа местных жителей, гестапо поселяет в деревнях своих агентов по своим же документам под видом местных жителей. В Пороховском районе имеется до 60 человек таких осведомителей-агентов, о которых не знает и староста.

3. Широкая сеть агентов и осведомителей отмечается в Кингисеппском, Гдовском, Полновецком, Островском, Сошихинском, Славковском и др. районах.

Агентура вербовалась преимущественно из числа бывших коммунистов и комсомольцев сов. актива, которым ставилась задача — установить связь с партизанами, сообщать об этом в гестапо.

4. Органы гестапо начали широко применять провокационный метод выявления партизан или разведчиков, заключавшийся в том, что под видом партизан или разведчиков в леса направляются группы агентов гестапо, снабженные поддельными документами, а иногда и радиоаппаратурой. В их задачу входит — установление связи с партизанами и группами разведки, выявление их баз и мест расположения. Эти группы действуют под видом партизан или разведчиков.

5. Для населения, оставшегося в прифронтовой полосе, в целях изоляции его от партизан, немцами введен исключительно жесткий режим. Так, на каждый населенный пункт Тосненского и Мгинского районов назначены коменданты. Все ранее выданные пропуска от населения отобраны. Передвижения между населенными пунктами воспрещены. Для всего населения, в том числе и детей, введены нарукавные повязки, без которых население не может появляться на улице. Цвет повязок разный для каждой деревни.

РГАСПИ. Ф. 69. ОП. 1.Д. 744. Л.2 об. [397]

Секретно

Тактика противника в борьбе с партизанами в летних условиях

Новые формы борьбы с партизанами можно проследить на опыте партизанского отряда «Красный партизан», вступившего для выполнения боевого приказа 9 июня с. г. в район своих действий в тылу противника (Ухтинское направление).

18 июня отряд подошел к дороге Вокнаволок (0684) — Латвозеро (9438). Для прикрытия перехода была оставлена засада в составе взвода. Когда ядро отряда отошло до 4 км за дорогу, на засаду напала группа финнов-автоматчиков в 40 человек. В результате завязавшегося боя взят в плен солдат этого карательного отряда.

Через опрос военнопленного установлено: появление партизан было замечено гарнизоном, расположенным в д. Костомукша (7694). Сразу же была сформирована карательная группа из кадровых солдат, преимущественно шюцкоровцев.

Финны, как показывает военнопленный, предполагали, что партизаны нападут на гарнизон, расположенный в глубоком тылу финской территории. Группа была сформирована в количестве 38 человек из Костомукшского и Кентозерского гарнизонов, вооруженных на 50 проц. автоматами, винтовками и гранатами. Впоследствии эта группа была усилена за счет Вокнаволокского гарнизона. В задачу группы входило: следовать по следам отряда, не выдавая себя, а во время налета партизан на гарнизон — ударить с тыла.

После первого столкновения с партизанами отряд двигался расчлененным порядком с целью оторваться от преследования.

Противник применил сигналы для связи передовых дозоров с ядром группы путем подражания крикам кукушки. Эти крики слышны были более учащенно в левой стороне и сзади движения отряда и реже с правой стороны. Во время отдыха отряда крики кукушки прекращались, а как только отряд трогался в дальнейший поход, они возобновлялись.

В результате отряд имел 4 столкновения с противником [398] и был вынужден возвратиться в свой тыл и новым маршрутом пойти в район боевых действий.

Организация карательных отрядов проводилась повсеместно. В некоторых участках эти группы занимались прочесыванием леса. Так, например, группа партизан отряда «Полярник» в количестве 3 человек, находясь в тылу противника, на Кестеньгском направлении, встретилась с отрядом противника до 100 человек, которые рассыпались в лесу, охватывая полосу 1000 метров, шли со стрельбой в поисках партизан.

(По матер. доклад, записки ШПД Карельского фронта от 14.08.42 за №00175.)

РГАСПИ. Ф. 69. ОП. 1. Д. 744. Л. 25.

Из справки КГБ при Совете Министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков г. Киева под руководством И. Д. Кудри

август 1941 г. — ноябрь 1943 г.

...В начале августа 1941 года, когда угроза оккупации Киева стала реальной, Кудря без колебания принял предложение остаться в Киеве для проведения разведывательной работы в тылу противника.

С этого момента Кудря, ставший «Максимом» с помощью группы чекистов втайне даже от своих друзей, стал готовиться к выполнению весьма почетной, ответственной и нелегкой работы разведчика в тылу немецких оккупантов...

Вскоре на улицах Киева можно было видеть типичного «щирого» украинца, по одежде и поведению похожего то ли на учителя, то ли на провинциального художника или деятеля культуры с паспортом и другими документами на имя Кондратюка Ивана Даниловича, а незадолго до вступления в Киев немцев он уже поселился по бывшей Институтской улице в доме № 16 (известном под названием «дом Гинзбурга»).

...Когда сотрудник НКВД УССР после обстоятельной предварительной беседы спросил хозяйку указанной квартиры [399] Груздову Марию Ильиничну, смогла ли бы она в случае оккупации немцами города остаться в интересах советской власти в Киеве, она в первый момент растерялась и с трудом верила тому, что ей, жене репрессированного советскими органами писателя, предлагают остаться в тылу немецких захватчиков для выполнения важного задания, ей доверяют жизнь чекиста.

Соседям о своем жильце она рассказала, что он преподаватель украинского языка и литературы из Харьковской области, с которым она познакомилась на курорте в Сочи и теперь после двухлетней переписки решила, наконец, соединить свою жизнь. Отец его, священник, в свое время был также репрессирован.

Последние перед оккупацией города дни Кондратюк и его невеста на глазах у соседей запасались продуктами и, кажется, не собирались эвакуироваться. В ходе этой работы они устанавливали знакомства с теми, кто откровенно ждал немцев, и таким образом готовили для немцев своих поручителей.

В это же время группа оперативных работников готовила «Максиму» помощников, курьеров, закладывала радиостанцию, тайники с оружием, бланками различных документов, шифры и т. п.

Особую сложность представляла конспиративная закладка и опробование стационарной радиостанции, но и эта работа, благодаря энергии, трудолюбию, сметке и патриотизму скромного советского гражданина, поныне здравствующего и проживающего в Киеве Линкевича Евгения Михайловича, была в короткий срок выполнена. Оставленные для работы в тылу противника радисты Емец и Кравченко в начале августа 1941 года опробовали рацию и получили удовлетворительные результаты.

Таким образом, комплектование и подготовка «Максима» и его группы были в основном закончены. Первоначально в нее вошли: Кудря Иван Данилович — руководитель группы, Груздова Мария Ильинична — содержательница квартиры, на которой был определен на жительство «Максим», и его ближайшая помощница; Емец Константин Михайлович, Кравченко Афанасий Федорович — оба радисты; [400] Линкевич Евгений Михайлович — хозяин квартиры — пункта радиосвязи.

Кроме того, «Максиму» был назван ряд лиц и даны их адреса, с которыми он должен был связаться по паролям уже после оккупации Киева немецкими войсками.

19 сентября части Советской Армии оставили Киев и начали отход в направлении Яготина. В городе наступило своего рода безвластие, начались грабежи, которые еще более усилились после вступления немцев в город, так как немецкие солдаты и офицеры под предлогом наведения порядка сами безудержно грабили, начиная от ювелирных изделий и картин и кончая продуктами питания и мебелью, и все это нескончаемым потоком вывозилось в Германию в качестве трофеев.

Все, что было злобного и ненавидевшего советскую власть, выплеснулось на улицу; нашлись и такие, кто верноподданнически встретил оккупантов с хлебом-солью, брызжа ядовитой слюной на советскую власть. Именно этой категорией подонков немцы вскоре укомплектовали различные управы,полицию и пр.

Пройдя по городу, Кудря возвратился домой и еще раз проверил надежность укрытия документов, оружия, денег в т. п. и в этот же день вручил радисту для передачи в центр первую телеграмму.

Однако первый день работы «Максима» в тылу у немцев начался с неудачи — установить радиосвязь с центром не удалось.

Вторая неудача постигла его 24 сентября, когда был взорван «дом Гинзбурга» и под его развалинами остались различные документы, бланки паспортов и других документов, деньги, оружие, шифры, адреса нужных людей и т. п. «Максим» лишился не только квартиры, что было в конце концов не столь существенно, но погибло то, без чего почти невозможно было начинать работу в оккупированном городе. Но не таков был «Максим», чтобы от первых неудач терять голову: с еще большей напористостью и осмотрительностью он приступил к своей работе — собирал данные о политико-экономическом положении в Киеве и на Украине, деятельности украинских националистов, подбирал нужных людей, скрупулезно изучал возможность выполнения своего основного [401] задания, связанного с деятельностью палача украинского народа гауляйтера Эриха Коха.

А пока он с Марией Ильиничной, использовав свои знакомства и «безупречную репутацию» среди лиц, откровенно ждавших немцев, поселились в новой квартире — по Пушкинской ул. № 37.

В городе тем временем не прекращались пожары и взрывы, принявшие особенный размах в период с 24 по 28 сентября 1941 года. В числе других был взорван склад с принятыми от населения радиоприемниками, немецкая военная комендатура, кинотеатр для немцев и др. И хотя утвердительно никто не может сказать, кто конкретно осуществлял подобные взрывы, уносившие в могилу сотни «завоевателей», нет сомнения, что к этому приложили руку лица, имевшие отношение к группе «Максима». Главное же состояло в том, что заносчивым фашистским «завоевателям» эти взрывы давали понять, что хозяином оккупированной земли являются не они.

Постепенно «Максим» вживался в свою роль, внешне приспосабливаясь к складывающейся обстановке в занятом немцами, но не покоренном Киеве.

В одну из обычных совместных с Марией Ильиничной «прогулок» по городу «Максим» неожиданно почти у дома, в котором они проживали, столкнулся с бывшим петлюровцем — украинским националистом Тарасом Семеновичем, которого «Максим» после освобождения Западной Украины допрашивал в качестве арестованного, а затем освободил. Случилось то, что в тылу более всего небезопасно: он встретился с человеком, который может его разоблачить как сотрудника НКВД. Как выяснилось в краткой и обоюдонапряженной беседе, Тарас Семенович являлся сотрудником гестапо и, конечно, мог легко прибрать к рукам «Максима». «Максим» призвал все свое самообладание, чтобы не только не показать своих опасений, связанных с этой встречей, но и попытаться использовать ее в своих интересах. И воля, такт и самообладание коммуниста-чекиста победили: Тарас Семенович не только не выдал «Максима», но даже стал одним из его помощников. От него «Максим» узнал о строительстве особо секретного военного объекта в районе Винницы и другие данные. Кроме того, он рассказал «Максиму», [402] что через него проходят все заявления предателей разных мастей об оставшихся в городе коммунистах, чекистах, различных активистах и т. п. и по поручению «Максима» уничтожал эти заявления. К огорчению «Максима», такой нужный для работы человек вскоре погиб.

В первой половине октября 1941 года из Киева на Большую землю уходили два чекиста, выполнившие свое задание, и «Максим» через них передал в центр первое сообщение о своей работе в оккупированном Киеве.

В своем сообщении «Максим» докладывал о ходе легализации, положении в оккупированном Киеве, о встрече и привлечении к работе на советскую разведку Тараса Семеновича и многом другом, а также сообщил свой новый адрес, пароль для связи и данные для работы радиостанции.

Вскоре после этого «Максимом» в центр были также направлены оба радиста, так как питание для рации пришло в негодность, а к радистам начала проявлять интерес полиция.

Неожиданной и в то же время полезной была встреча «Максима» в конце дня 3 ноября 1941 года с сотрудником НКВД т. Елизаровым, который с группой чекистов, выполнив оперативное задание, попал в окружение, а затем в плен и содержался в дарницком лагере военнопленных. Здесь им удалось подкупить переводчика за ручные часы, сохранившиеся у одного из сотрудников, и таким образом 16.10.1941 года освободиться из лагеря, получив пропуска, как украинцы и жители Киева. Идя втроем по городу, Елизаров и два его сослуживца случайно встретили бывшего сотрудника НКВД Великого Всеволода Ивановича («Стасюка»), проживающего в Киеве под фамилией Заремба Станислав Валерианович, на квартире которого они проживали несколько дней, пока Елизаров не встретил Окипную и не перешел по ее рекомендации на квартиру Бремер.

Елизаров также сказал «Максиму», что он и его товарищ в ближайшие дни уходят из Киева, с тем чтобы перейти линию фронта. «Максим» одобрил это.

На встрече 4.11.1941 г. Елизаров рассказал «Максиму», что встречается со своими товарищами на квартире Бремер Евгении, немки по национальности, зарегистрированной как фольксдёйче, муж которой бывший сотрудник органов [403] НКВД в 1937 году был репрессирован. В момент вступления немцев в г. Киев она помогла 19 командирам РККА переодеться в гражданское платье, а также позже помогла в этом же двум товарищам Елизарова. В настоящее время она поддерживает знакомство с несколькими немцами, занимающими в железнодорожном управлении видное положение. Он также рассказал об Окипной Раисе, артистке оперного театра, которая познакомила его с Бремер.

Елизаров характеризовал Окипную и Бремер как честных и преданных советской власти людей и высказал возможность использования их в разведывательной работе.

Вскоре по обусловленной связи «Максим» познакомился с Бремер и Окипной, квартира № 7 по ул. Чкалова № 32, где проживала Бремер, стала явкой, а сами они связали свою судьбу с разведывательной деятельностью группы «Максима» и стали его ближайшими помощниками.

На последней встрече с т. Елизаровым 6.11.1941 года «Максим» рассказал ему все, что следует передать в НКВД УССР, снабдил небольшой суммой денег и на следующий день с товарищами направил на Большую землю. Елизаров в свою очередь рекомендовал «Максиму» встретиться с Великим — Зарембой, которого один из сослуживцев Елизарова связал с проживающими в Киеве людьми, могущими представлять интерес для «Максима».

Связь с Окипной и Бремер позволила «Максиму» в последующем познакомиться с целым рядом замечательных советских патриотов, оказавших большую помощь в разведывательной и другой деятельности группы, нередко принимавших решающее участие в приобретении нужных людей непосредственно в логове вражеской разведки или отдавших свои чистые героические жизни во имя победы над фашистской Германией.

Несмотря на потери, связанные с взрывом «дома Гинзбурга», деятельность группы постепенно налаживалась, а сам «Максим» в целях лучшей легализации стал студентом медицинского института.

Наряду с участниками группы «Максима» Окипной и Бремер нужно назвать бесстрашную, инициативную и в то же время в высшей степени дисциплинированную почти пятидесятилетнюю подпольщицу Сушко Марию Васильевну, [404] беспартийную, бывшую сотрудницу НКВД. Пренебрегая опасностью, она распространяла в городе листовки, привлекла свою знакомую Шарафанову Матрену Ивановну и наладила через нее распространение листовок в с. Звонковое, в районе Белой Церкви и других районах Киевской области, хранила у себя наиболее секретные документы «Максима»; изучила, вошла в доверие и подготовила к сотрудничеству с «Максимом» некую Л., состоявшую на службе и являвшуюся близкой знакомой руководителя одного из разведпунктов немцев в Киеве Майера, занимавшегося заброской немецкой агентуры в тыл Советской Армии.

Это родственница Бремер Жени — Ритво Капитолина Васильевна, портниха, которой уже в то время было за пятьдесят лет, активно распространявшая листовки и являвшаяся содержательницей квартиры, на которой «Максим» осуществлял встречи со своими людьми.

Это еще совсем юная Мирошниченко Лидия Васильевна, исполнявшая весьма многообразные функции: связника, человека, могущего незаметно проследить за приходом на встречу с «Максимом» или членами его группы человека, в котором не были уверены, распространителя листовок, а иногда доставлявшая в нужное место через весь город такие деликатные вещи, как гранаты и другое оружие.

Это Черный Федор Яковлевич, бывший сотрудник милиции, поступивший по заданию «Максима» на службу в украинскую полицию (арестован и расстрелян немцами).

Это Валя Тристан — машинистка, размножавшая листовки.

Как уже упоминалось, был у «Максима» свой человек в гестапо. Его люди работали в железнодорожных мастерских, в гараже немецких оккупационных властей. Рая Окипная установила связи и завоевала доверие среди высших чинов полиции, офицеров армии и т. п., в результате общения с которыми добывала важные разведывательные данные. Женя Бремер располагала связями среди офицеров железнодорожного управления и также получала от них важную информацию.

Благодаря знакомству с Женей, «Максим» привлек к работе бесстрашного и неуловимого Дудкина Жоржа, который [405] совершил множество дерзких актов, в том числе убийство днем на глазах многих людей немецкого майора.

Ближайший помощник и фактически заместитель «Максима» чекист Соболев Митя, он же Сухоруков, также оставленный в Киеве для разведывательной работы, по заданию «Максима» выезжал с разведывательной целью в г. Ровно, где находилась резиденция так называемого рейхскомиссара Украины, палача украинского народа Эриха Коха.

По заданию «Максима» Мария Ильинична Груздова, проявив незаурядную сметку и изворотливость, стала работать управдомом по ул. Кузнечной № 4/6, где располагался разведпункт майора Майера — он же Миллер, он же Мильчевский Антон Иванович, и установила дружеские взаимоотношения с последним. Получив в том же доме квартиру, она, а также приходивший сюда «Максим», имели возможность лично наблюдать деятельность разведпункта, выявлять и учитывать агентуру Майера, готовившуюся для заброски в тыл Советской Армии или возвращавшуюся оттуда, а также используемую Майером по Киеву.

Хотя «Максиму» никто не сделал бы упрека за то, что он не занимался распространением листовок о положении на фронтах, о жизни советского народа, о неминуемом скором разгроме немецких захватчиков, он, как коммунист, не мог оставаться в стороне, хотя это и создавало его группе много дополнительных трудностей и отвлекало от выполнения основной задачи.

Нужно было прежде всего наладить регулярное слушание радиопередач из Москвы, что наказывалось расстрелом. И тем не менее, как только офицер-железнодорожник уходил из дома Жени Бремер, где он жил, она включала приемник и записывала передачи из Москвы, сводки Информбюро, на основе которых «Максим» составлял текст листовок, Женя печатала их в нужном количестве на машинке, а далее уже приступала к работе служба «экспедиции».

Слово партии, голос народа являлись для советских людей, оказавшихся на временно оккупированной территории, неиссякаемым источником героизма и самопожертвования, разжигали в сердцах советских людей священную неугасимую ненависть к фашистским оккупантам, звали на борьбу с [406] ними до победного конца, вселяли веру в неизбежность разгрома фашистской Германии.

Однако не все в деятельности «Максима» обстояло благополучно. На его след напала немецкая контрразведка и использовала для выявления его деятельности и слежки за ним Великого — Зарембу, ставшего предателем.

Кроме того, «Максим» собрал значительные разведывательные данные, а передать их на Большую землю не имел возможности из-за отсутствия радиосвязи. Ощущался недостаток в некоторых технических и материальных средствах и оружии. В этой обстановке «Максим» принял решение — идти через линию фронта, чтобы возвратиться в Киев более оснащенным для продолжения своей почетной работы в тылу противника.

После соответствующей подготовки в первых числах апреля он вместе с Дудкиным в сопровождении Жени Бремер и Лидии Мирошниченко вышли из Киева и благополучно перешли по льду Днепр. Своим заместителем он оставил Соболева Дмитрия.

Спустя несколько дней после ухода «Максима» и Дудкина в Киев из НКВД УССР прибыли для связи с «Максимом» курьеры, оперативные работники Писковой и Жарко.

Придя к Марии Ильиничне и узнав об уходе «Максима», Писковой и Жарко выслушали ее и приглашенную к ней Женю Бремер о работе группы и снова возвратились в центр.

А через несколько дней, в средних числах апреля 1942 года, к Марии Ильиничне пришел мальчик лет 12 и принес небольшую записку, в которой было написано: «Я задержан. Ты, как жена, можешь меня выручить». Дополнительно мальчик рассказал, что Иван Данилович был задержан немцами где-то в 80 километрах от Киева и сейчас содержится в дарницком лагере военнопленных в специальном отделении полевого гестапо.

И снова Мария Ильинична призвала на помощь всю свою изобретательность и ловкость, чтобы вырвать «Максима» из лап гестапо. Запасшись положительными характеристиками на «Максима» от предусмотрительно приобретенных знакомых из числа откровенных немецких пособников, Мария Ильинична отправилась в лагерь. Слезы, мастерски разыгранные проклятия в адрес большевиков, простые рубли [407] и золотая монета, вовремя предложенная «на память», сделали свое дело. Как только «муж» оказался на свободе, он предложил срочно заняться освобождением из этого же лагеря Дудкина Жоржа. По разработанному «Максимом» плану на следующий день этого добилась Женя Бремер.

И хотя «Максиму» в высшей степени было неприятно то, что он не повидался с прибывшими из НКВД УССР курьерами, он почти физически ощутил заботу и теплоту, которую о нем проявляют, с болью в сердце представил себе, какие трудности и опасности впустую пришлось пережить этим курьерам на пути из НКВД УССР в Киев и обратно. И он с удесятеренной энергией ушел в работу.

А в первой декаде мая 1942 года у «Максима» была новая радость — к нему прибыли уже из Москвы новые курьеры — Анатолий Трусов и Лидия Росновская. И хотя их выброска была в высшей степени неудачной: экипаж самолета в результате обстрела потерял ориентировку и выбросил их 22 апреля не вблизи Киева, а на юге Хмельницкой области, и им пришлось многие сотни километров в пору наибольшего разлива рек и речушек пешком добираться в Киев; после приземления они не встретились и добирались в Киев раздельно, — в результате того, что выброска произошла за сотни километров от Киева, они не смогли доставить рацию с запасным комплектом питания, и это снова обрекало «Максима» на невозможность оперативно передавать добываемые разведсведения в центр. И тем не менее это была большая радость. Прибытие второй группы курьеров свидетельствовало о настойчивых попытках центра снабдить его группу всем необходимым, свидетельствовало о постоянной заботе о нем.

Прибывшие курьеры доставили «Максиму» материальные средства и уточненное задание, связанное главным образом с деятельностью гауляйтера Коха на Украине. После того, как прибывшие курьеры подлечились и отдохнули, они были отправлены «Максимом» на Большую землю с устным отчетом о деятельности группы.

В отчете указывалось, что группой создано 7 диверсионных групп, одна из которых 1 мая совершила крушение немецкого воинского эшелона с боеприпасами и войсками на линии Киев — Жмеринка, а вторая — крупное крушение в [408] Дарнице. Он сообщил также о том, что одной группе удалось вывести из строя тормоз и пустить под уклон в направлении Подола трамвай, переполненный немецкими офицерами; что Рая Окипная заимела прочные связи среди высшего офицерства и оккупационной администрации, от которых черпает различные военные и другие сведения, в результате чего, а также других действий имеются достаточно полные данные об укреплениях и средствах обороны Киева, местонахождении штабов крупных немецких воинских формирований и административных учреждений; ведется учет выявленной немецкой агентуры и предателей; собраны достаточно полные данные о политико-экономическом положении в оккупированных районах Украины; регулярно выпускаются и распространяются как в городе, так и в селах Киевской области листовки; ведется подготовка к выполнению основного задания.

...Диверсионные акты, распространение антифашистских листовок, саботаж мероприятий оккупационных властей и другие действия свидетельствовали об активной и организованной деятельности советских людей, направленной против немцев. И немецкая контрразведка в Киеве прилагала огромные усилия, чтобы раскрыть и пресечь ее, тем более что этого настоятельно требовал Берлин.

...Как ни конспиративно действовал «Максим», как ни придирчиво подходил к приобретению новых связей, гестапо все же удалось напасть на его след и внедрить в его группу своего агента — Грюнвальд Наталью. Однажды весной 1942 года Грюнвальд встретила на улице Окипную Раю и, представившись как знающая ее по Виннице, завязала с ней знакомство. После этого Окипная стала бывать у Грюнвальд, имевшей большую квартиру и работавшей лаборантом в аптеке. Рассказав «Максиму» о своей новой знакомой, Рая получила задание установить с Грюнвальд более близкую связь, так как такой человек для группы был очень нужен. Предварительно он с помощью Раи познакомился с Грюнвальд и побывал у нее на квартире. После нескольких встреч, в том числе в домашней обстановке, «Максим» под видом встреч с Окипной стал использовать квартиру для работы над листовками, а также для встреч со своими людьми. А после того, как однажды потребовалось отремонтировать [409] пишущую машинку, «Максим» решил воспользоваться услугами Грюнвальд, поскольку незадолго до этого она изъявила согласие помогать партизанам.

Обо всем этом Грюнвальд докладывала в гестапо, и за «Максимом» и Раей уже велась слежка.

Последний раз «Максим» вместе с Окипной посетил Грюнвальд в ночь на 5 июля 1942 года. Днем 5 июля «Максим» и Окипная порознь вышли из этой квартиры, причем Рая взяла с собой пишущую машинку и направилась по своим делам. Дойдя до бывшего Сенного базара, Окипная была арестована двумя гестаповцами, а вскоре на одной из квартир был арестован и «Максим».

На следующий день с участием Грюнвальд на улице также была арестована Женя Бремер, а спустя 10–15 дней — ее мать.

После ареста «Максима» и его ближайших помощников возглавлять группу стал неуловимый и бесстрашный чекист Соболев Митя, погибший 4.11.1943 года во время проведения одной из многочисленных своих боевых операций. Его действия были настолько дерзки и ошеломляющи, что им заинтересовались даже руководители гестапо в Берлине.

Это ему Мария Васильевна Сушко после ареста «Максима» передала его особо секретные документы, в том числе его тетрадь с важными разведывательными данными, собранными «Максимом» и участниками его группы. После освобождения Киева от немецко-фашистских захватчиков эта тетрадь попала в руки органов государственной безопасности, и на ее первой странице четким и уверенным почерком было написано: «Всех, нашедших эти записи, прошу советских патриотов хранить эти записи и, в случае моей гибели от рук врагов моей Родины — немецких фашистов, с приходом Красной Армии передать эти записи соответствующим органам. За что я и наша Родина будем Вам благодарны».

На смену ему стал его боевой соратник Печенев Антон. В соответствии с разработанным еще до ареста «Максима» планом, Печенев поступил на работу в гараж штадткомиссариата и удачно совершил диверсионный акт — сжег немецкий гараж с 30 автомашинами, при его участии было взорвано депо станции Киев-1.

При попытке проведения крупного диверсионного акта [410] на Киевской теплоэлектроцентрали Печенев и возглавляемая им группа попали в засаду, многие были убиты, а он был тяжело ранен и длительное время в тяжелом состоянии находился на одной из конспиративных квартир. При попытке захвата его гестаповцами он, будучи прикован к постели, отстреливался до последнего патрона и затем застрелился.

Киевщина в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сб. документов. Киев, 1963. С. 215–224.

Доклад о состоянии разведывательной службы в объединенных партизанских бригадах тов. Емлютина на 25 декабря 1942 г.

Не позднее декабря 1942 г.

Штабу объединенных партизанских бригад тов. Емлютина поставлены следующие основные разведывательные задачи:

1. В основу всей разведывательной службы положить приказ товарища СТАЛИНА № 00189.

2. Создать широкую агентурную сеть в районах действия партизанских бригад, уделив особое внимание созданию агентуры в районах: Брянск, Орджоникидзеград, Жиздра, Навля, Локоть, Севск, Хутор Михайловский, Новгород-Северский, Почеп, Трубчевск, Стародуб.

3. Взять под контроль железные и шоссейные дороги: Брянск — Орел — Брянск — Льгов, Гомель — Брянск, Унеча — Хутор Михайловский с целью систематического наблюдения за перевозками живой силы и техники противника.

4. Установить наличие и строительство оборонительных сооружений по р. Десна.

5. Сбор и обработка сведений военно-политического и экономического характера.

6. Добыча документации противника (приказы, распоряжения военного командования и административных властей, паспортов, печатей, справок, пропусков и других документов, [411] могущих служить правом на проживание и передвижение).

Агентурная обстановка вполне благоприятствует для выполнения этих задач и характеризуется следующими возможностями:

а) Основная масса населения оккупированных районов предана партии и Советскому правительству, симпатизирует партизанам и уверена в победе Красной Армии над оккупантами;

б) Рост брожения, разложения в рядах изменников родины (старост, полиции, солдат немецко-русских частей);

в) Многие партизаны имеют родственные и прочие связи с местным населением.

Все это создает необходимые условия для насаждения широкой агентурной сети из числа советских граждан оккупированных районов, полицейских, солдат, руководителей органов самоуправления.

Организации связи партизанских бригад с их агентурой способствует отсутствие сплошного фронта, а отсюда имеется возможность проникновения вербовщиков, связников в тыл противника.

Разведывательный аппарат

На 25.12.42 во всех бригадах имеются зам. командиров бригад и отрядов по разведке. Кроме того, при объединенном штабе т. Емлютина создан разведывательный отдел, а при каждой бригаде введены должности пом. начальника по агентурной и войсковой разведке.

Основной руководящий состав командиров-разведчиков, начиная от зам. командиров бригад по разведке, почти впервые на этой работе, следовательно, не имеют опыта разведывательной работы, но все же большинство из них активно включаются в работу и стараются добросовестно выполнять возложенные на них задачи. К таким командирам относятся: начальник разведотдела штаба объединенных бригад — капитан Лопатин, помощники начальников штабов по агентурной разведке бригад: «За власть Советов» — т. Юрченко и бригады «Смерть немецким оккупантам» — т. Кадиновский. [412]

Планирование разведывательной работы

В вопросах ведения и планирования разведывательной работы в партизанских бригадах до сих пор не ликвидирован хаос, отсутствует единое руководство. Разведкой занимаются: партизанские отряды, УНКВД по Орловской области, 4-е Управление НКВД СССР и разведотдел Штаба Брянского фронта.

Казалось бы, при наличии таких разведывательных органов дело разведки должно быть поставлено так, как это требует приказ товарища Сталина, но на самом деле ни один из этих самостоятельно действующих органов разведкой по сути дела не занимается, а только мешают друг другу. В основном разведка зиждится на партизанских бригадах, а все остальные органы занимаются перехватыванием и присваиванием всеми путями разведданных, добываемых партизанскими бригадами, иначе говоря, крадут сведения. Каждый орган, не проверив данные, стремится как можно скорее передать их своим начальникам, в результате чего донесения часто вызывают большое сомнение.

Никакой взаимной информации и контакта в работе между существующими разведорганами в партизанском краю нет. Каждый орган стремится занять главенствующее положение. Без вмешательства Центрального штаба партизанского движения в дело организации ведения разведки в партизанских отрядах существующая там до сих пор неразбериха в этом вопросе не будет ликвидирована.

На декабрь месяц штабом объединенных бригад поставлены каждой бригаде конкретные задачи по разведке. Бригады, в свою очередь, поставили задачи отрядам.

Планирование же работы в разрезе стоящих задач как в штабах бригад, так и в штабах отрядов отсутствует, а поэтому руководство со стороны зам. командиров бригад, отрядов по разведке идет стихийно.

Командиры-разведчики штабов редко бывают в отрядах, ограничиваясь бумажным руководством.

Не все еще зам. командиров бригад по разведке и разведчики занимаются непосредственно подбором, обучением и вербовкой агентуры, возложив эти функции на отряды. [413]

Состояние агентурной работы

На 25.12.42 агентурная связь создана в следующих населенных пунктах в тылу противника: г . Брянск — 70 агентов, г. Карачев и прилегающие к нему села — 16 человек, д. Супонево — под Брянском — 3 чел., станция Палужье — 1 чел., Навля — 2 чел., Локоть — 1 чел., Комаричи — 6 чел., Севск — 2 чел., прилегающие к нему села — 8 чел., Суземка — 1 чел., Середина-Буда — 11 чел., Жихов — 1 чел., Сагутьево — 2 чел., Трубчевск — 1 чел., Погар и прилегающие к нему села — 3 чел., Почеп — 1 чел., Унеча — 1 чел. Всего имеется 121 агент, из них: работающих в райуправах — 12, старост и работников сельских обществ — 4 чел., полицейских — 9, учителей — 2, железнодорожников — 10 чел.

Агентура в г. Брянске, созданная отрядом Дука, требует тщательной чистки, так как значительная часть ее была связана с провокатором Семеновым.

Наряду с имеющейся агентурой в г. Брянске создается параллельная агентурная сеть.

Анализируя состояние агентурной разведки, можно сделать вывод:

1. Общее количество агентов вполне позволяет получать достаточно разведывательных данных о противнике. Агентурная сеть создана в основных населенных пунктах противника, но связь с ней осуществляется нерегулярно. Руководство агентурой слабое. Разведывательные данные поступают медленно, поэтому теряют иногда свою ценность.

2. Мало агентов в органах самоуправления, в полиции, на ж.-д. транспорте, предприятиях и совсем отсутствуют в органах гестапо, при руководителях политических и административных органов.

3. Слабо налажен контроль за перевозками противника по ж.д. и шоссейными дорогам.

4. Организация специальных диверсий на военных объектах через имеющуюся там агентуру совсем не проводится.

Редко применяются разведывательные комбинации по разработке, вербовке видных военных, политических руководителей противника или же их истребление.

Подбор, обучение агентурных разведчиков (вербовщиков, [414] связников, маршрутных агентов) не на должной высоте, и эта категория разведчиков редко используется. Основная причина — слабая агентурная подготовка самих работников разведывательных отделений бригад и зам. командиров по разведке.

Положительной стороной агентурной работы является то обстоятельство, что с введением при каждой бригаде должностей зам. командиров бригад по разведке, создание разведывательных отделений при штабах бригад положили конец существовавшим до сих пор неразберихе, обезличке в организации и руководстве агентурной разведкой. Можно полагать, что агентурная разведка будет налажена в духе предъявляемых к ней требований. Большинство руководящего состава командиров-разведчиков активно включаются в работу.

В лучшую сторону по агентурной разведке выделяются бригады: «За власть Советов», 2-й Курской имени Дзержинского, имени Щорса. Совсем еще не налажена агентура в бригадах имени Сталина и в отдельном отряде им. Ворошилова № 2.

Состояние войсковой разведки

Этому виду разведки до создания бригад мало уделялось внимания. Не осуществлялся основной принцип разведки — непрерывность. Разведка велась от случая к случаю.

Штабы отрядов пренебрежительно относились к организации наблюдения за противником. В результате большинство отрядов не знали точного расположения противника, его сил и намерений. Захват контрольных пленных также редко практиковался.

С организацией бригад ведение войсковой разведки значительно улучшилось. Каждая бригада имеет определенные полосы и ответственные направления для войсковой разведки.

Организовано ежедневное представление разведывательных данных штабами бригад в штаб. Периодически с целью уточнения расположения противника, установления нумерации его частей организуют захват «языка». Так, за первую половину декабря месяца на различных участках путем организации поисков захвачено 15 солдат противника, не [415] считая полицейских. Кроме того, благодаря данным агентурной и войсковой агентурной разведки, многие отряды произвели ряд успешных операций по разгрому полицейских гарнизонов, станций, в частности ст. Комаричи, село Ивановское, г. Погар.

Для ведения войсковой разведки при каждом батальоне и отряде имеется отделение пеших разведчиков (10–15 чел.). Качественный подбор разведчиков еще в полной мере не может быть признан хорошим, особенно низка их подготовка.

Сведения разведки не обобщаются, не проверяются и нередко искажаются, а иногда бывают ложными.

Задачи разведывательным подразделениям, как правило, ставились без указания срока работы, в результате чего разведчики, увидев части противника, не стремятся непрерывно следить за их движением, поведением, а немедленно возвращаются в свою часть.

Информационная работа, сбор и обработка документов

Все разведывательные данные от штабов бригад поступают в штаб объединенных бригад в виде разведывательных сводок и донесений. Большое удаление многих бригад от объединенного штаба (30–50 км), отсутствие при этом радиосвязи и подвижных средств затрудняют своевременную доставку разведданных, отчего зачастую они поступают с большим опозданием и теряют свою ценность.

Разведывательные сводки штабами бригад составляются, но разведывательные сведения должным образом не анализируются и не обобщаются. Дополнительные задачи по разведке, исходя из разведданных, ставятся не совсем целеустремленно. Слабо изучаются, добываются и обрабатываются сведения политико-экономического характера.

Отчетные карты ввиду отсутствия карт не ведутся.

Следует отметить, что по сравнению с летним периодом штабы значительно упорядочили сбор, обработку разведданных и документации, повысив в этом отношении ответственность. Проделана большая работа по добыче через агентуру документации, могущей служить правом на жительство и передвижение разведчиков. [416]

Состояние контрразведывательной работы

Контрразведывательной службой занимаются исключительно особые отделы, которые подотчетны только УНКВД Орловской области.

Штабы бригад этим видом разведки не занимаются, так как совершенно нет квалифицированных командиров, которые могли бы выполнить эту задачу. При наличии особых отделов при штабе объединенных бригад и при каждой бригаде вполне достаточно этих органов для ведения контрразведывательной работы, тем более что особые отделы уже имеют широкую контрразведывательную сеть как внутри партизанских отрядов, так и в тылу противника.

Итоги работы представителей Брянского штаба партизанского движения

а) Проведена проверка состояния разведывательной службы в большинстве бригад.

б) Проведен инструктаж с зам. командиров бригад по разведке и начальниками разведывательных отделений по организации и ведению разведки. На местах давались советы и указания.

в) Под руководством представителей была организована разведка районов Глинное, Нивки, Заложье, Салтановка с целью установления силы противника, его огневой системы для проведения операций партизанскими отрядами по захвату и уничтожению противника в этих пунктах.

Кроме того, представители сами принимали непосредственное участие в проводимых партизанами операциях, в частности капитан Толочко принимал участие в разгроме штаба батальона полка «Десна». В этой операции были захвачены ценные приказы противника.

Общий вывод о состоянии разведывательной работы и о необходимых мероприятиях по ее активизации

1. По сравнению с летним периодом разведывательная служба в партизанских бригадах имеет некоторое улучшение, но все же еще недостаточно развернута и ни в коей мере [417] не удовлетворяет требованиям, предъявляемым приказом товарища Сталина № 00189.

Основной причиной этому является отсутствие в бригадах хорошо подготовленных и опытных командиров-разведчиков.

2. Для активизации всей разведывательной службы необходимо провести следующие мероприятия:

а) Подготовить за счет школы Центрального штаба партизанского движения 10 человек командиров-разведчиков и направить их на должности зам. командиров бригад по разведке для руководства и обучения остального состава разведчиков.

б) С целью систематического контроля и оказания помощи бригадам при штабе объединенных бригад постоянно иметь представителя штаба партизанского движения.

в) В кратчайший срок через Центральный штаб партизанского движения снабдить штабы партизанских бригад необходимой документацией и экипировкой (гражданская одежда) для переброски и легализации агентов, вербовщиков, маршрутных агентов и связников.

г) Для ускорения получения разведывательных данных Брянским штабом партизанского движения и штабом объединенных бригад все бригады обеспечить радиосвязью.

д) Создать при каждой бригаде фонд для агентурной разведки (соль, табак, мыло и другие дефицитные товары).

Из-за отсутствия специальной аппаратуры партизанскими бригадами не применяется очень важный вид разведки — подслушивание телефонных разговоров противника. К тому же имеются большие возможности. Так, например, бригада «За Родину» расположена недалеко от узла связи Докотского военного округа, связывающего его с Брянском, Орлом, с Навлей, Комаричами, Севском. Кроме того, в Докотье, Навле противник сосредоточил до дивизии пехоты и имеются штабы 102-й п.д. и бригады русско-немецких войск.

Имеется также возможность подслушивания телефонных разговоров Навлинской группировки противника с полком «Десна». Два телефонных провода этих группировок проходят по лесу, контролируемому партизанами. [418]

Необходимо снабдить штабы бригад специальной аппаратурой для подслушивания телефонных разговоров.

Приложение: заявка на изготовление документации и их образцы.

ЗАМ. ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ЦШПД на Брянском фронте подполковник Горшков

Архив С. С. Бельченко.

Секретно

Докладная записка. О частичном провале агентурной сети в городе и на ж.-д. узле Брянска

В конце октября с. г. УНКВД по Орловской области были арестованы как подозреваемые в причастности к гестапо братья Семеновы Олег и Серафим, являвшиеся резидентами в партизанском отряде тов. Дука. В процессе следствия установлено:

Семенов Серафим Иванович, рождения 1903 года, сын бывшего купца и члена Городской Управы г. Брянска, член ВКП(б), к началу военных действий работал в Луганском районе Житомирской области.

Имея задание Луганского РКП(б) остаться в качестве командира партизанского отряда на месте, Серафим после оккупации района немцами бежал оттуда и прибыл в г. Брянск, в дом своего брата Олега, 15.10.41 г., когда город был также оккупирован немцами.

Его брат — Семенов Олег, рождения 1909 г., находясь в Красной Армии на должности нач. связи 325-го арт. полка, попал в сентябре 1941 г. в районе города Золотовска в окружение, из которого вышел переодетым в гражданское платье и прибыл в г. Брянск, застав там Серафима. По пути следования, в Полтавской области был задержан немцами, но якобы бежал из спецлагеря на вторые сутки.

Оба брата, имевшие, по их словам, целью пробраться в Москву (что вызывает, естественно, сильное сомнение), изменили свое намерение, решив работать в каком-либо местном партизанском отряде. Необходимо отметить, что это [419] их решение совпало со временем наступления Красной Армии, прихода которой жители Брянска ожидали со дня на день.

20.11.41 г. они связались, через своего племянника-партизана Семенова Василия, с Брянским городским партизанским отрядом. Сам Семенов Василий незадолго до того бежал из немецкого плена.

Олег и Серафим оставались в Брянске, работали по выполнению различных заданий командования партизанского отряда. В связи с провалом подготовки взрыва Брянской городской Управы оба брата в феврале с. г. попадают в гестапо, а 1.03. с. г. якобы совершают побег из Брянской тюрьмы. Правдоподобность нарисованных ими обстоятельств побега вызывает серьезное сомнение. Заслуживает внимания также и то обстоятельство, что при допросе Олега немецкий офицер недвусмысленно дал ему понять о выгоде его работы в пользу немцев. Немец, вероятнее всего, не ограничился произнесением по этому вопросу лишь одной фразы.

Под предлогом поисков Брянского партизанского отряда Серафим и Олег оказываются почему-то в противоположной от места нахождения этого отряда стороне — в районе деятельности Орджоникидзеградского отряда тов. Виноградова — и партизанами последнего задерживаются 4.04. с. г. После устного допроса Олега и Серафима тов. Виноградов пришел к выводу о необходимости их расстрела, но под влиянием сотрудников Орловского Отдела НКВД Суровягина и Недосекина согласился на использование задержанных в качестве агентурных разведчиков.

Выполнять свое агентурное задание оба брата были вновь посланы тов. Суровягиным и Недосекиным в Брянск и, навербовав агентуру, работали в качестве резидентов.

18.06. с. г. Серафим и Олег вновь арестовываются гестапо, но через 15 дней, по их словам, освобождаются (несмотря на то что явно бросающаяся в глаза подложность их паспортов была доказана в процессе следствия) и уходят в партизанский отряд тов. Дука.

В конце июля с. г. тов. Дука назначает Серафима своим заместителем по разведке и передает на связь обоим братьям почти всю агентуру по Брянску.

Вскоре после этого по району Брянска последовали [420] массовые провалы агентуры при следующих обстоятельствах.

В начале августа 1942 г. с нашим агентом Егоровым П. в театре завел разговор неизвестный, отрекомендовавшийся в качестве лица, связанного с партизанскими отрядами, и попросивший у Егорова помощи в агентурной работе. Легко поддавшись на провокацию агента гестапо, Егоров дал согласие на встречу с якобы доверенным лицом партизанского отряда, которого и пообещал познакомить со своим товарищем — Гришиным.

На явку в условное место Гришин опоздал, а Егоров, встретившись с представителем партизанского отряда — женщиной, дал ей согласие работать в агентурной сети, одновременно рассказав, что он уже работал в этом направлении совместно с тов. Маркиным и Гришиным.

Тов. Гришин, явившись и увидев Егорова с женщиной, известной ему как агент гестапо, ушел незамеченным.

В 20 числах августа в доме наших агентов: жены Маркина и ее матери — Брылевой (сам Маркин незадолго до этого умер) полиция произвела тщательный, но безрезультатный обыск, во время которого полицейские расспрашивали о месте нахождения Егорова. В ту же ночь был арестованы Егоров и Гришин. Последний, по его словам, упорно отрицавший предъявленные ему обвинения в связи с партизанами, через некоторое время был освобожден. За домом Маркиной и Брылевой и за ним по месту работы было установлено через уличного старосту и администрацию предприятия наблюдение.

Спустя несколько дней с женой Маркина заводит знакомство следователь сыскного отделения полиции Жуковский, которому Маркина проговаривается о своей связи с нашим агентом Федюшиной, а также двумя агентурными разведчиками партизанского отряда — Анатолием и Серафимом.

Вслед за этим на место прежней службы Федюшиной явился неизвестный, оказавшийся агентом полиции, и, узнав, что Федюшина с работы уволена, встретился с работавшей там же ее сестрой. Ей он сообщил, что прибыл из Москвы по делам партизанских отрядов и с задачей организовать агентуру в г. Брянске. Поскольку сестра Федюшиной не была [421] в курсе агентурной работы, попытка гестаповцев выяснить пароли нашей агентуры оказалась безрезультатной. Прощаясь, он оставил сестре Федюшиной вымышленный пароль.

При обыске на квартире Федюшиной нашли записку, адресованную связанному с ней агенту Сафонову, послужившую поводом для ареста их обоих. На одном из допросов Федюшиной было предложено работать в пользу полиции, а через нашу агентуру ей передано, чтобы она дала согласие.

Вслед за этим были арестованы, после вторичного тщательного (и опять безрезультатного) обыска, Маркина и Брылева. Обыск и арест производили полицейские, Жуковский и женщина, спровоцировавшая Егорова.

После ареста этой группы агентов были произведены:

а) смена всех паролей,

б) персональный, тщательный инструктаж всей агентуры,

в) временная консервация части агентуры, в результате чего дальнейшие аресты прекратились.

Спустя несколько недель на квартиру нашего агента Батюка явились двое в рабочей одежде, заявившие о себе как о партизанах, потерявших связь с отрядом и имеющих настоятельную необходимость идти в партизанский отряд, спасаясь от полиции. В подтверждение своих слов оба показали партбилеты и партизанские удостоверения.

Когда провокаторы вместе с Батюком, согласившимся указать им дорогу в партизанский отряд, вышли из дому, их тут же арестовала полиция.

Батюк был помещен в общую с одним провокатором камеру. Тот упорно продолжал вести с ним разговор о партизанском движении, о свой преданности родине, о надежде выйти из тюрьмы — при содействии знакомых ему влиятельных лиц, и все же добраться до партизанского отряда. Приняв все за чистую монету, Батюк выдал, как руководителя одной из партизанских групп, тов. Обухова, как знающего дорогу к партизанам — тов. Иванова и, как связиста, Кулика И. Одновременно с арестом Батюка были арестованы наши агенты Сафронова и Ципеляева — ввиду их частых посещений квартиры Батюка, поводом для подозрений которого [422] могло явиться его неосторожное, с точки зрения агента, поведение:

а) частые случаи невыхода на работу (до 4 дней в неделю) без разрешения немецкой администрации;

б) частые уходы из дома после работы;

в) бесцельные и частые хождения к товарищам, находящимся на подозрении у оккупантов;

г) систематические покупки на базарах на большие суммы — при своем скудном заработке;

д) устройство в своем доме вечеринок с выпивками, угощениями, карточных игр и прочее.

Вслед за Ципеляевой были арестованы супруги Степановы, на квартиру которых Ципеляева ходила за почтой. На допросах Степанов предъявленное ему обвинение в содержании явочной квартиры категорически отрицает, несмотря на то что ему были объявлены фамилии партизан, пользовавшихся у него ночлегом. От поведения Степанова будет зависеть исход дела с перевербовкой в агентуру полиции указанной выше Федюшиной.

13 сентября к жене Обухова явились двое, попросив от имени находящегося на работе ее мужа выдать «для дела» листовки — что она и выполнила. Вечером того же дня Обухов был арестован на улице, когда шел к Иванову, имея при себе письменное агентурное донесение. Жена Обухова на допросе показала, что у них постоянно хранились листовки и газеты (о хранившемся в доме оружии она не знала), а также описала приметы ряда партизан, их посещавших. Вследствие этого она получила право на передачи мужу и свидания с ним. Поведение на допросе самого Обухова установить не удалось.

Предупрежденный своевременно об аресте Обухова и необходимости скрыться Иванов должного значения этому не придал и на другие сутки был арестован у себя на квартире, причем при обыске у него были найдены две мины замедленного действия. Находившемуся с ним на квартире сыну Кулика — Ивану удалось бежать к партизанам.

Непосредственно перед этим был арестован, после безрезультатного обыска в квартире, Алексей Кулик. Вслед за ним — связанный с Обуховым наш агент Ерохин, освобожденный через две недели. [423]

Агент Седнев, которого поместили на квартире двое из гестапо (под видом посланных от Семенова), дал им сведения о зенитной обороне города Брянска. Дальнейший результат этого дела неизвестен.

Далее, у нашего агента Зезалкина две девушки — агенты полиции безрезультатно пытались установить подробности о его связях и образе жизни.

Аналогичным образом полиция поступила в отношении наших агентов Лебедева и Сиваковой. Он остался работать на месте, а Сивакова выведена, в связи с подозрением, в безопасное место.

Арестовывались также, но через несколько дней были освобождены, наши агенты Васильев и Добряк. Обоим при освобождении было предложено немедленно сообщать в полицию в случае появления кого-либо из партизан.

Эти провалы рассматриваются нами в первую очередь в непосредственной связи с делом Семеновых, хотя на следствии они свою причастность к гестапо отрицают и, ведя себя на допросах крайне осторожно, тщательно обдумывают свои ответы следователю.

Наряду с тем, расшифровке агентов способствовали заметным образом и обстоятельства, вытекающие из наших недостатков в области агентурной работы.

Последние же частично могут быть объяснены отсутствием опыта у подавляющей части агентов и работников, ими руководящих.

Наши мероприятия в этой связи сводятся, в основном:

а) Консервация всей агентуры, имеющей прямую или косвенную связь с изложенными выше фактами, а равно бывшей на связи с агентами — двойниками Семеновыми или известной последним по другим причинам;

б) Организация агентурного обслуживания агентуры, освобожденной после ареста полицией (Ерохина, Васильев, Добряк и другие), для установления фактов возможного двойничества;

в) Персональному тщательному инструктажу агентуры — с использованием, в отвлеченной форме, примеров настоящего дела; соответствующему инструктажу всего состава, руководящего агентурной работой.

г) Выполнению плана насаждения новой агентуры в районе [424] деятельности отрядов тов. Дука (где изложенные выше провалы имели место [...] .

РГАСПИ. Ф. 69. ОП. 1. Д. 909. Л. 90–92 (об.).

Копия

Сов. секретно

Начальнику белорусского штаба партизанского движения тов. Калинину П. З. Докладная записка (По вопросу постановки агентурной работы в немецких гарнизонах за период с 5 июня по 1 ноября 1943 года)

Составлено 30.10.1943 г.

Всего в немецких гарнизонах имеем агентуры 47 человек, из них за период с 5 июня по 1 ноября 1943 г. завербовано 43 с/о, кроме того, восстановлена связь с 2 с/о, завербованными в 1942 г., и с 2 с/о, завербованными также в 1942 г. Связь прервана из-за того, что они находятся в гарнизоне Старое Сиротино и возможности для встречи нет.

За этот же период времени гестапо схвачено и заключено в концентрационный лагерь 3 с/о: «Гаврилов», «Крупеня» и «Бирюков»; перешли в партизанские отряды, так как дальше оставаться было невозможно, могли быть схвачены гестапо, 4 с/о: «Вася», «Грозный», «Женя» и «Ольга».

Таким образом, за отчетный период времени имеем с/о 40 чел.

За отчетный период через агентуру из немецких гарнизонов было переведено: добровольцев, полицейских и военнопленных 46 чел., разоблачено немецких шпионов и гитлеровских мерзавцев 11, один из них террорист, имевший задание от гестапо — убить секретаря Сиротинского РК КП(б)Б — комиссара бригады им. Ленина тов. Сипко.

За указанный выше период через агентуру проведена следующая диверсионная работа:

1. 3.8.43 г. на с. Оболь с/о «Васей» была взорвана электростанция, питающая электротоком гарнизон, заводы: кирпичный, льнозавод, ж.-д., станцию и др. объекты. [425]

2. Им же в этот день путем подкладки магнитной мины были сожжены:

а) Льнозавод, перерабатывающий льнотресту, привозимую из Калининской и Смоленской областей для военных нужд. Во время пожара сгорело импортное оборудование.

б) Кирпичный завод, переведенный немцами из Витебска, с суточной производительностью в 10 тыс. шт. кирпича.

3. Источником «Крупеня» также 3.8.43 г. путем взрыва магнитной мины подорван мотовоз, перевозивший торф из болота на погрузочную площадку завода.

4. С/о «Бирюковым» 15.7.43 г. на с. Оболь путем подкладки магнитной мины было сожжено: склад с льноволокном в количестве 20 тонн, готовым для отправки в Германию, и склад с хлебом, где сгорело и испорчено до 10 тонн хлеба.

5. Он же, с/о «Бирюков», 23.8.43 г. на ж.-д. ст. Оболь путем закладки магнитной мины с дополнительным зарядом тола поджег склад с хлебом, в результате сгорело до 150 тонн ржи.

6. 15.8.43 г. с/о «Женя», работая поваром у немцев в п. Оболь, заложила двуокись ртути в котел с целью отравления, но так как двуокись ртути была недоброкачественной, то 24 ч. немцев тяжело болели в течение суток, жертв не было.

7. В порядке выполнения вашего приказа о взрыве водокачки на ж.-д. ст. Оболь, охрану которой несли добровольцы, нами с/о «Гаврилову» и «Бирюкову» было дано задание вступить в добровольческий отряд с целью осуществления диверсионного акта.

13.8.43 г. «Гаврилов» и «Бирюков» были зачислены добровольцами в отряд, а 28.08.43 г. «Гаврилов» путем подкладки магнитных мин и дополнительных зарядов тола (2) взорвал паровой котел. Таким образом, водокачка была выведена из строя.

8. 27.8.43 г. через Оболь из Полоцка в Витебск проезжал командующий медицинской службы Витебского округа орто-доктор генерал с врачом и денщиком. Во время остановки в Оболи с/о «Крупеней» в машину была подложена магнитная мина, в результате чего машина, дойдя до кирпичного [426] завода п. Оболь, взорвалась, генерал, шофер, врач и денщик убиты.

9. 20.08.43 г. с/о «Бирюковым» в п. Оболь была подложена магнитная мина к грузовой автомашине с живой силой, шедшей из Полоцка на Витебск. Машина около м. Шумилине взорвалась, в результате убито 12 и ранено 7 немцев.

10. С/о «Петро» на ж.-д. станции Оболь 23 июня 1943 г. путем подкладки магнитной мины под ж.-д. состав с бензином учинил взрыв, произошел пожар эшелона, весь состав в 24 вагона с бензином и боеприпасами сгорел, во время пожара погибло до 24 немцев.

11. С/о «Гаврилову» 4.7. путем подкладки термитного шара удалось сжечь деревянный мост между Пущей и торфозаводом, через который производился вывоз готовой продукции к ж.-д. станции Оболь. Движение было прекращено на сутки.

12. Источником «Валя» была запечена магнитная мина в хлеб и пронесена таким образом на Обольский торфозавод. 15.9. «Валя» эту Магнитку подложила под агрегат по добыче торфа, в результате взрыва агрегат выведен из строя.

13. Источником «Вася» при содействии своей матери в п. Оболь 16.9.43 г., путем закладки магнитной мины, был учинен пожар дома, во время которого сгорела немецкая полевая радиостанция.

14. 2.10.43 г. с/о «Орешко» путем подкладки магнитной мины под автомашину в м. Шумилино был учинен взрыв. Убито 2 немца и ранена женщина, находящаяся в кузове.

15. 5.10.43 г. «Орешко» также в м. Шумилино была подложена магнитная мина под автомашину. Результаты неизвестны, ибо машина вскоре, как была подложена мина, ушла на Витебск.

16. Источником «Герман» 10.10.43 г. в м. Сиротино была подложена магнитная мина под грузовую машину. В результате взрыва машина выведена из строя, жертв нет.

17. Также источник «Герман» 17.10.43 г. на ж.-д. станции Ловша подложил магнитную мину в топку паровоза. В результате взрыва паровоз выведен из строя — жертв нет.

18. При содействии источников «Герман» и «Орешко» в ночь с 21 на 22 октября спецгруппой комсомольского взвода [427] 4 и отряда нашей бригады был пущен под откос эшелон противника, в результате разбит паровоз и 15 вагонов.

Диверсионная работа через агентуру могла быть значительно большей, но отсутствие взрывчатки не дает возможности осуществить это. В настоящее время не имеем ни одной Магнитки и ни грамма тола.

Через агентуру нами также добываются различные разведданные, которые вам докладываются как через радиограммы, так и в докладных записках.

Из общего числа агентуры представлено к правительственной награде 4 человека: «Герман», «Вася», «Ольга» и «Петро». В ближайшее время будут представлены с/о «Гаврилов», «Бирюков», «Крупеня». По линии командования объявлена благодарность с/о «Орешко», «Васе» и «Тане».

Командир бригады им. Ленина /Самаркин/

Комиссар бригады им. Ленина /Сипко/

Зам. комбрига бригады по разведке /Полетаев/

30.10.43 г.

Верно: Ст. пом. Нач. Разведотдела БШПД Майор гос. безопасности Ливанов

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 862. Л. 73–75.

Секретно

Утверждаю

Начальник Брянского штаба партизанского движения при Военном Совете Брянского фронта ст. майор госбезопасности /Матвеев/

Программа подготовки агентурных разведчиков при спецшколе штаба партизанского движения

Организационные указания.

Расчет часов по дисциплинам:

1. Политическая подготовка — 6 часов

2. Специальная подготовка — 50 часов

3. Военная подготовка — 30 часов [428]

4. Санитарная подготовка — 4 часа

5. Резервное время — 10 часов

всего — 100 часов

Основной задачей в подготовке агентурных разведчиков является:

а) подготовить беззаветно преданного делу партии Ленина — Сталина и социалистической Родине разведчика, готового самоотверженно и самостоятельно выполнять поставленные перед ним задачи в сложной боевой обстановке;

б) в совершенстве овладевшим методами агентурной работы и конспирации в тылу противника. Знающего организацию фашистской армии и ее вооружение, хорошо знающего агентурную обстановку на территории врага.

Раздел I. Политподготовка (по программе школы)

Раздел II. Специальная подготовка

Целевая установка: разведчик должен знать:

а) цели и задачи разведки, основные требования к разведке. Требования, предъявляемые к разведчику;

б) методы и способы добывания сведений о противнике;

в) административно-политическое устройство на территории, временно оккупированной немцами, и полицейский режим.

Тема № 1. Разведка

2 часа. Цель и задачи разведки в военное время. Виды разведок (войсковая, агентурная, политическая и т. д.), основные требования, предъявляемые к разведке (непрерывность, целеустремленность, достоверность и своевременность доставленного донесения).

Тема № 2. Основные понятия об агентурной разведке

2 часа. Цель агентурной разведки, классификация агентурных работников (резидент, осведомитель, маршагент, связник, вербовщик, хозяин конспиративной квартиры) и задачи каждого из них в отдельности. [429]

Понятие о конспирации, легенде, крыше, явке, конспиративной квартире, пароле, провале, двойнике.

Тема № 3. Задачи агентурной разведки

4 часа. Какие сведения необходимо добывать. На что и как обращать внимание в добывании сведений о противнике: воинские части, их местонахождение, нумерацию, моральное состояние войска, места штабов, аэродромов и признаки их обнаружения. Строительство оборонительных сооружений, дорог, пуск в эксплуатацию разного рода предприятий. Сведения об агентурной обстановке.

Тема № 4. Методы и способы добывания данных о противнике

10 часов. Изъятие в штабах и учреждениях противника приказов, карт, схем, таблиц, наставлений, уставов и т. д. Печать. Радио. Объявления. Опубликованные приказы. Распоряжения. Добывание данных путем осведомления у местного населения. Личное наблюдение. Подслушивание переговоров при нахождения в кругу разных лиц. Подслушивание телефонных разговоров. Активные и пассивные осведомители. Основные правила при добывании данных: наличие проработанного правила и соблюдение правил конспирации. Дезинформация. Способы проверки достоверности полученных данных.

Тема № 5. Контрразведывательные органы

2 часа. Активация КРО противника в военное время. Задачи КРО противника на временно оккупированной территории. Задачи КРО противника в нашей стране. Методы КРО. Осведомительная сеть КРО противника на временно оккупированной территории: провокаторы, деклассированные элементы, служители религиозного культа, проститутки, двойники. Методы вербовки КРО противника. Преимущество советской разведки перед КРО противника.

Тема № 6. Конспирация

4 часа. Основные методы конспирации. Необходимость конспирации в работе разведчика. Использование опыта работы конспирации нашей партии в период ее подпольной работы. Конспирация своего предназначения, своей [430] фамилии, обращение с документами, записями во время нахождения разведчика на подготовке и правила хранения агентурного материала во время работы на территории противника. Переписка с родственниками и знакомыми. Элементы, гарантирующие конспирацию разведчика: знание агентурной обстановки, легенды, наличие документов, подтверждающих легенду, правила организации конспиративной квартиры, явки, встречи, передачи. Поведение разведчика во время провала и особенно на допросе.

Тема № 7. Агентурная обстановка

10 часов. Элементы агентурной обстановки. Политическое и административное положение на временно оккупированной территории противника. Органы местного самоуправления в городских и сельских местностях. Учет населения и паспортная система: условия проживания, документы, необходимые для проживания и передвижения, удостоверения, пропуска, справки. Режим по отношению к местному населению. Отношение к различным национальностям и различным категориям местного населения, к дезертирам, беженцам, репрессированным, к военнообязанным. Фашистские националистические организации. Религия, торговля и денежное обращение. Режим в прифронтовой полосе.

Тема № 8. Связь

4 часа. Связь — главное в агентурной работе. Требование, предъявляемое к любому виду связи: своевременность, безотказность, достоверность. Соблюдение конспиративности. Виды связи внутри агентурной точки и вышестоящих органов, радио, связники, устная, личная информация, через связников, самолет, печать, письменный доклад, голуби и светосигналы. Методы осуществления связи: встречи, опознавательные знаки — пароль, явочные квартиры, почтовый ящик.

Тема № 9. Обработка разведданных и порядок составления донесения

4 часа. Основные требования к донесениям. Форма составления донесений: дата, место, час, о противнике, штабах, базах, складах, аэродромах, строительство укреплений, [431] об агентурной обстановке п/р. Решение задач на составление радиодонесений, письменных докладов.

Тема № 10. Методы и способы преодоления линии фронта в военное время разведчика

4 часа. Примеры способов переброски разведчиков иностранными разведчиками в период первой империалистической войны и в настоящее время. Способы преодоления линий фронта: переход линии фронта в районе слабого наблюдения и слабого охранения противника, с разведывательными частями, на танке. Переправа через водную преграду.

Тема №11. Вербовка

4 часа. Сохранение и соблюдение конспирации при вербовке. Элементы процесса вербовки. Понятие о наводке, активные и пассивные методики. Вербовка по идеологическим мотивам, на почве морального разложения, методом шантажа. Документальное оформление завербованного. Проверка вербуемого на задании.

Раздел III. Военная подготовка

Целевая установка: в результате прохождения программы разведчик должен знать организацию и вооружение германской армии (отделение — пех. дивизия). Уметь определять по внешним признакам штабы, базы, склады, аэродромы, типы самолетов, танков, калибр орудий, по времени прохождения маршевых колонн или их длине — количество войск противника. Умело применять личное оружие в целях самообороны или нападения. Самостоятельно оказывать себе и товарищу неотложную медицинскую помощь.

Тема № 1

16 часов. Организация германской армии (отд. — ПД). Изучение организации и вооружения германской армии. Определение калибров орудий, типов самолетов, бронемашин. Инженерно-оборонительные сооружения и средства химического нападения, применяемые в германской армии. Расположение аэродромов и посадочных площадок и требования, [432] предъявляемые к ним. Изучение знаков различия в германской армии.

Тема № 2. Парашютное дело

10 часов. Знакомство с парашютом (ПД41). Изучение теории прыжка. Правило приземления с парашютом. Тренировочные занятия на совершение практических прыжков.

Тема № 3. Топография

Основные сведения по топографии. (Изучение местности. Понятие о масштабах, карте, плане. Условные обозначения. Устройство компаса. Ориентирование. Определение сторон света по компасу и др. способом. Понятие об азимуте. Хождение по азимуту). Практические занятия по топографии на местности.

Тема № 4. Огневая подготовка

Изучение матчасти пистолета ТТ, револьвера «наган», оружия иностранных образцов. Гранаты «Ф-1» и «РГД».

Раздел IV. Санподготовка (по программе школы)

Составил нач. инфор.-развед. отдела штаба Партизанского движения Подполковник /Зюряев/

О состоянии работы боевой и агентурной разведки партизанских бригад на Волховском и Северо-Западном фронтах.

Обстановка в оккупированных районах Ленинградской области за последнее время коренным образом изменилась. Немецкое командование, чувствуя свою безнадежность положения под Ленинградом, применяет небывалые зверства к мирному населению.

Сжигает их села и деревни, пытается угнать все население в немецкое рабство, вывезти из области хлеб, скот, колхозное и государственное имущество. Против партизан немцы направляют крупные силы карательных экспедиций, разоружают неустойчивые части и гарнизоны, состоящие из солдат РОА. [433]

Местное население оккупированных районов Ленинградской области организует массовое сопротивление против зверских мероприятий врага, пряча от немцев хлеб, скот, имущество, уходит в леса, вливается в партизанское движение. Партизанские отряды, полки и бригады ведут крупные и ожесточенные бои с немецкими захватчиками и организуют массированные налеты на немецкие военные объекты и гарнизоны.

Соответственно изменившейся обстановки и нового широкого размаха партизанской борьбы изменились методы и характер работы боевой и агентурной разведки.

Все внимание боевой и агентурной разведки в связи с этим направлялось к тому, чтобы днем и ночью беспрерывно вести тщательную разведку за передвижением, концентрацией, действиями войск противника, за состоянием его оборонительных сооружений, с тем чтобы командование Ленинградского, Волховского и бывш. Северо-Западных фронтов имело возможность принимать своевременно соответствующие меры.

Внимание разведки также направлялось на разведывание численного состава армейских гарнизонов, их обороны, карательных отрядов и их передвижения, состояния охраны железнодорожных, шоссейных дорог и других стратегических объектов, с тем чтобы дать возможность командованию партизанских бригад принять правильные решения в деле организации разгрома карательных групп и гарнизонов, производства налетов на железнодорожные станции и другие объекты противника. Также одной из основных задач боевой и агентурной разведки было — разложение частей и отрядов РОА и работа с военнопленными, находящимися в лагерях.

1. Работа боевой агентурной разведки партизанских бригад Волховского фронта,

За последнее время работа боевой и агентурной разведки в партизанских бригадах Волховского фронта значительно улучшилось. Опергруппа ДШПД на Волховском фронте (пом. уполномоченного ДШПД по разведке капитан т. Барыгин) подготовила и послала во все подразделения партизанских бригад квалифицированных, прошедших специальную [434] подготовку, заместителей командиров по разведке.

Кроме того, в партизанские бригады с августа месяца заброшены 11 разведывательных групп численностью 69 человек и 8 агитгрупп по 3–4 человека в каждой, имеющих одновременно задачи по разведке.

Как правило, во всех нас. пунктах в районах действия партизанских групп, отрядов, полков и бригад имеется агентурная сеть. Так, например, отряды Волоуева, Зверева, Лучина имеют 11 агентов в нас. пунктах, непосредственно прилегающих или расположенных на Варшавской ж. д. Полки Чебыкина и Егорова имеют 42 агента в крупных нас. пунктах. Бригада т. Корицкого имеет агентуру во всех основных населенных пунктах своего района действий, в том числе: в н. п. Дно, Сольцы, Струги Красные, Уторгош, Б. Уторгош, Гордище, Николаево, Лудони, Батецкая и др.

Боевая и агентурная разведка, с каждым днем улучшая свою работу, имеет следующие результаты боевой деятельности. За 5 месяцев работы разведано и установлено: 156 гарнизонов противника, 19 полевых и дивизионных штабов, 18 разных складов.

Установлено местонахождение 18-ти аэродромов и посадочных площадок. Установлена нумерация частей и соединений: 132 ПД, 285 ПД, 322 ПД и 24 ПД.

Установлены оборонительные сооружения по рекам: Кересть, Оредж, в районе н. п. Оредж, по р. Великой у городов Псков и Сольцы, по реке Луга, на р. Шелонь в Красногвардейском районе, а также оборонительные сооружения г. Луга. Велось наблюдение по установлению характера воинских перевозок на ж.-д. участках: Луга — Батецкая, Красногвардейск — Луга, Псков — Луга, Ленинград — Новгород, Ленинград — Дно.

Агентура и разведчики ведут работу по разложению вражеских гарнизонов и частей РОА. В результате самоотверженной и настойчивой работы агентов и разведчиков многие вражеские гарнизоны разложены. Солдаты РОА уходят от немцев в леса на соединение с партизанами и частями Красной Армии. Также под действием работы разведчиков и агентов большинство военнопленных и рабочих из немецких трудлагерей разбегаются и переходят к партизанам. [435] Так разбежался полностью Городецкий трудлагерь. Комендант лагеря обер-ефрейтор Весс Герман перешел к партизанам с группой 18 человек, 6 человек из которых пришли с оружием.

Выполняя по-боевому любые поручения командования, разведчики и агентурные работники в своих рядах насчитывают десятки боевых, имеющих всеобщее партизанское уважение товарищей.

Партизаны 11-й бригады заслуженно гордятся боевым разведчиком тов. Рогозиным. Рогозин Иван Яковлевиич — боец партизанской бригадной разведки, комсомолец, в партизанах находится с февраля 1942 года. По-боевому и честно всегда выполняя поручение командования, тов. Рогозин, наряду с основной своей работой по боевой разведке, имеет на счету два спущенных под откос вражеских эшелона, 30 уничтоженных гитлеровцев. Проводя большую массово-политическую работу среди населения, он в 4 деревнях Уторгошского и Лужского районов создал 4 партизанские группы. Более 30 человек вовлечено им в партизаны из солдат РОА.

Боевым и смелым разведчиком, пользующимся общим уважением всех партизан 5-й бригады, является т. Соколов Дмитрий, имеющий на своем счету около 200 уничтоженных Фрицев. За образцовое выполнение боевых заданий тов. Соколов награжден орденом «Красное Знамя». Мятлев Георгий Константинович, комсомолец, в партизанах с 1 мая 1942 года, участник нескольких десятков боев, 120 раз ходил в боевую разведку и всегда доставлял ценные сведения. На его счету 80 уничтоженных гитлеровцев. За находчивость и храбрость награжден часами и командованием бригады представлен к правительственной награде.

2. Работа боевой и агентурной разведки партизанских бригад на Северо-Западном фронте.

Новая обстановка и возросший размах партизанской деятельности в оккупированных районах зоны Северо-Западного фронта неизбежно вызвали рост и необходимость улучшения работы по разведке.

Командование опергруппы ЛШДП при Северо-Западном фронте (пом. Уполномоченного ЛШПД по разведке [436] майор т. Буйнов) и партизанских бригад за последнее время особо обратили внимание на рост численного состава боевой разведки и агентурной сети, обучение молодых кадров и повышение требовательности в работе от каждого разведчика и агента.

В результате ожесточенных боев партизан с крупными карательными отрядами в сентябре — октябре и ноябре месяцах партизанские бригады потеряли в этих боях много хороших и опытных разведчиков и агентов. Так, 3-я партизанская бригада только за сентябрь и октябрь м-цы потеряла 50 чел. боевых разведчиков и до 25 чел. агентов.

Командование партизанских бригад в деле укрепления и поднятия работы по разведке на высоту, соответствующую возросшим требованиям, новые кадры по разведке подбирает из лучших партизан, организует с ними учебу, проводит большую воспитательную работу, одновременно пресекая в корне недисциплинированность и разболтанность. Так, например, в 3-й партизанской бригаде им. Германа за последние два месяца численный состав разведки увеличился почти вдвое и достиг 283 чел. Восстановлена заново резидентура в г. Остров в количестве 9 чел., Чихачево — 4 чел., посланы 5 групп в районы нас. пунктов: Пушкинские Горы, Новоржев, Пожеревицы.

В сентябре текущего года проведено совещание с заместителями командиров партизанских подразделений по разведке с подведением итогов боевой разведки. Проведено 55 занятий по боевой разведке с молодыми кадрами, 15 собраний с личным составом разведчиков и 43 совещания с командирами.

Боевая деятельность разведки и агентурной сети немедленно обеспечивает командование Северо-Западного фронта и партизанских бригад донесениями о передвижении войск и военной техники противника, строительстве и состоянии оборонительных рубежей, численном составе гарнизонов врага, состоянии охраны железных и шоссейных дорог и другими важными разведданными.

Разведчики и агентура вели работу по разложению гарнизонов РОА. Проводили разъяснительную работу среди военнопленных.

В сентябре месяце агентурные работники и разведчики [437] разложили более 10 вражеских гарнизонов. Обеспечили переход к партизанам до 1000 человек, кроме того, в сентябре м-це гестапо арестовало 300 человек, которые были разложены нашими агентами. В октябре агентурными работниками и разведчиками разложены гарнизоны в дер. Полозове, Уза, Ашево, Самуйлиха — общей численностью до 700 чел. Доставили в расположение партизанских бригад разложенных лиц в гор. Порхове — более 600 военнопленных из солдат РОА.

Разведчик и агентурные работники 1-й партизанской бригады в ноябре месяце разложили 6 вражеских гарнизонов в нас. пунктах: Баторы, Локоть, Терентино, Половово и направили из них в партизанскую бригаду более 800 чел., кроме того, этими же разведчиками и агентами доставлены к партизанам 85 человек из распущенного ими гражданского лагеря. В гор. Псков за один день подготовили и переправили к партизанам 25 военнопленных и отравили в столовой 25 гитлеровцев.

Агентурные работники и разведчики, наряду с разведработой, деятельностью по разложению гарнизонов, нередко дополняют свою боевую деятельность непосредственным участием по разгрому вражеских гарнизонов и совершению диверсий. Так, агенты и разведчик принимали непосредственное участие по разгрому гарнизонов в нас. пунктах: Выбор, Носове и Горушка, обеспечивали данными состояния системы охраны ж. д. Псков — Остров, чем оказали большую помощь в проведении партизанами двух крупных налетов на этот участок ж. д.

В период с 15 по 21 сентября агенты 3-й партизанской бригады доставили на нефтебазу Шелонь (пригород Порхова) магнитные мины, взорвали и сожгли 1500 тонн горючего. Этими же минами на ж. д. около станции Порхов взорвали цистерны с горючим. 27 сентября агентом «Пирог» на станции Порхов сожжено сено, а агентом «Яблоко» сожжено 3 вагона высококачественного льна. Одновременно с выполнением боевых заданий по разведке, разведчики и агентурные работники, соприкасаясь с местным населением, ведут среди крестьян агитационно-массовую работу, поднимают местных жителей на вооруженную борьбу против немцев. [438]

Агенты и разведчики всегда являются живыми агитаторами среди местного населения, занимаются распространением листовок, проводят собрания с местными жителями, зачитывают и разъясняют сводки Совинформбюро, мобилизуют местное население на сопротивление всем мероприятиям германского командования.

Советский народ всегда встречает их с радостью, задает им много вопросов о жизни в Советской стране, оказывает помощь в получении тех или иных разведданных.

Разведчики и агенты 3-й партизанской бригады им. Германа только в сентябре провели 56 массовых собраний в разных населенных пунктах. Читка сообщений Совинформбюро проводилась в октябре ежедневно более чем в 100 населенных пунктах. За этот месяц распространено среди населения более 25 000 советских листовок.

При выполнении сложных и боевых задач много имеется примеров мужества и стойкости разведчиков и агентурных работников. Так, например, одна из связных 2-го полка 3-й партизанской бригады, под кличкой «Дуся», выполнив задание по связи в Дно и Порхове, возвращаясь назад с полной схемой оборонительных линий вокруг Дно — Порхов, в районе Грамулинских лесов обнаружила группу военнопленных, бежавших из Порховского лагеря, в количестве 49 человек. Она решила группу взять и доставить в бригаду. Однако, достигнув гарнизона Оклад — Подгорье и Киверово, они встретились с карателями. Безоружная группа военнопленных была немцами расстреляна, а связная «Дуся» схвачена. При допросе и обыске у нее обнаружили материалы разведки, но, несмотря на полное доказательство и применение пыток, «Дуся» категорически отказалась указывать лиц, к кому ходила на связь. 15 октября она была отправлена в Дно, к этому же числу были арестованы все ее родственники, аресты же работников резидентуры Порохов, Дно не последовали. Значит «Дуся» честно и мужественно себя держала и бесстрашно отдала за Родину свою молодую жизнь. В сентябре месяце резидентура города Остров в количестве 9 человек и во главе с резидентом Филипповой Милой была раскрыта и захвачена. Две недели подвергались страшным пыткам молодые агенты, но гестапо [439] ничего от них не добилось, и все девять человек были расстреляны. Группа молодых патриотов в возрасте от 18 до 25 лет, проявив мужество, стойкость и преданность своей Родине, погибли смертью храбрых от грязной руки немецких захватчиков.

14 сентября командир полковой разведки 3-й бригады тов. Панов в составе разведчиков Иванова Николая, Павлова Бориса получил боевое задание — любой ценой произвести наблюдение в течение 12 часов за большаком Пушкинские Горы — Новоржев. При выполнении задания группа была три раза обнаружена противником, три раза смелые разведчики вели с врагом бой и после каждого боя занимали новый пункт наблюдения. Таким образом, преодолевая все препятствия, боевое задание разведгруппой Панова было выполнено.

Разведгруппа т. Фадеева A.M. этой же бригады, в количестве 4 человек, получив боевое задание идти по маршруту, на пути встретила противника в количестве до 100 человек. Враг открыл пулеметный огонь. Четверка в свою очередь ответила из автоматов и приняла неравный бой. Командир команды был ранен в руку. Умело маневрируя и прикрывая друг друга, все четверо разведчиков вышли из окружения без потерь и доставили партизанам ценные данные о противнике. 2 октября противник численностью около 600 человек, имея при себе 2 танка, 3 пушки, 5 батальонных минометов и до двух десятков пулеметов, повел наступление против 3-й партизанской бригады в р-не Жглеве, Лехино, Шариха. В деревне Лехино располагались 45 человек бригадных разведчиков. Эта группа смельчаков решила принять на себя весь неравный бой с противником. Любой ценой отстоять рубеж Лехино и не допустить врага к деревне Шариха, где был расположен штаб партизанской бригады. Неравный и ожесточенный бой длился с 12 до 18 часов. Враг обрушил на горстку храбрецов всю свою огневую мощь 2 танков, 3 орудий, 5 батальонных минометов и более чем 20 пулеметов. Противник буквально заливал свинцовым огнем каждый квадратный метр местности. Кроме того, к 14 часам немцы вызвали авиацию, которая бомбежкой и пулеметным обстрелом обрушилась на группу партизан-разведчиков. [440]

Несмотря на громадную интенсивность вражеского огня и на то, что уже вся деревня горела, подожженная снарядами и минами противника, разведчики держались самоотверженно и стойко. Только к наступлению темноты партизаны оставили населенный пункт и отошли...

За время жестокого боя противник потерял около 100 человек убитыми, разведчики имели в этом бою ранеными и убитыми — 26 человек, в том числе был смертельно ранен зам. начальника бригадной разведки капитан т. Лукьянов, также был ранен зам. к-ра бригады по разведке капитан т. Панчешный и комиссар бригадной разведки лейтенант т. Косырев. За проявленную доблесть, мужество и отвагу многие разведчики награждены правительственными наградами. Так, например, только по 3-й партизанской бригаде награждены медалями и орденами 50 человек, представлены к награде — 40 человек, объявлена благодарность командованием бригады — 18 разведчикам.

Наряду с положительной стороной, в работе боевой разведки и агентурной сети имеют место существенные недостатки, которые относятся как к боевой разведке и агентуре, так и к командованию партизанских бригад, организующему и направляющему эту работу.

Большим недостатком во всей организуемой работе боевой разведки и агентурной сети является еще недостаточно тщательный подбор кадров, их обучение и воспитание. В командах разведчиков отсутствуют топографические знания, слабо организовано дело по изучению дорог, состояния местности, ориентировке, особенно в ночное время, правил разведки по осмотру населенных пунктов, осторожности, хитрости и скрытности подходов к вражеским объектам.

Имеют место факты нарушения дисциплины, хулиганства и малодушия. 15 сентября 1943 г. немецкими агентами гестапо была схвачена связная под кличкой «Нина». На допросе эта связная проявила нестойкость и рассказала немцам, с кем она встречалась. В результате 9 человек резидентуры г. Остров были арестованы и расстреляны.

В сентябре только по одной 3-й бригаде, вследствие неподготовленности к работе и нарушения дисциплины при [441] выполнении боевых заданий, были разоблачены и арестованы немецкой службой 9 связных и 4 агента.

В нарушении дисциплины имеется такой факт: 22 сентября с. г. командир взвода разведки 3-й бригады т. Игнатьев с двумя группами был послан на боевое задание, одновременно имея попутную задачу заготовить продукты питания. Игнатьев не выполнил боевого поручения по разведке и вместо заготовки продуктов в нас. пункте Чуни достал 6 литров самогона, напился до полусознания и отдал приказ разведчикам наступать на строительный батальон, расположенный по р. Великая. Командир одной из групп тов. Бобров насильно отвез пьяного Игнатьева в дер. Пшонкино, где Игнатьев снова дает приказание двигаться на Воронцово, и только благодаря тому, что была вызвана дополнительная команда, пьяного доставили в расположение бригады. Всего за 2 месяца в боевой разведке 3-й бригады вынесено 18 выговоров, 9 человек расстреляны, как неисправившиеся, 4 чел. переведены в другие подразделения и 6 командиров команд боевой разведки переведены в рядовые.

Ленинградский штаб партизанского движения решительно потребовал от уполномоченных ЛШПД на Волховском и Северо-Западном фронтах улучшить работу разведорганов и поставить им первоочередной задачей — разгром вражеских штабов, захват штабных офицеров и документов штабов, с тем чтобы своевременно и полностью вскрыть замыслы врага. С этой целью Ленинградский штаб партизанского движения потребовал немедленно создать боевые разведгруппы по 50 чел., а в отдельных отрядах — бригады по 25 человек из самых смелых и лучших партизан.

Составил:

Начальник 2-го Отдела Штаба Подполковник Василенко

15.12.43.

УДААБО. Ф. 1650. Оп. 1. Д. 82. Л. 50–56.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 984. Л. 59–64. [442]

КОПИЯ

Сов. секретно

В ЦК ВКП(б) тов. Сталину и. в. тов. Маленкову

В партизанскую бригаду им. Фрунзе Минской области пришел и сдался в плен австриец Муцак Рудольф, по специальности артиллерист. При допросе он показал, что немецкие инженеры изобрели орудие, так называемое «Флакцильгердт», и снаряд к нему реактивного действия с большой разрушительной силой. Орудие предназначено для нанесения ударов по городам и отдельным центрам Англии с дальностью 270–300 км.

Муцак Рудольф далее показал, что идет усиленная подготовка кадров для орудий. Батареи, на которых обучался личный состав, отправлены на побережье Франции в г. Сент-Омер. Орудие «Флакцильгердт» изготовляется в городе Посан (Германия).

Показания похожи на действительность, что подтверждает Главное Артиллерийское Управление Красной Армии, которому переданы акт допроса и эскизы.

При допросе Муцак Рудольф не сказал, из чего состоят химические вещества «Т» и «Z», которые имеют большое значение во всей системе «Флакцильгердт».

Для уточнения некоторых данных и более подробного описания конструкции орудия, снаряда и химического состава Муцак Рудольф затребован в Москву.

Посылаю Вам копию допроса и эскизы «Флакцильгердт».

Протокол допроса.

ноября месяца, 25 дня 1943 г.

Я, начальник ОО бригады им. Фрунзе, сержант госбезопасности Гуринович, допросил Муцак Рудольфа Рудольфовича, 1923 года рождения, по национальности австриец, образование среднее, не судим, б/п, уроженец г. Вены, Седьмого района, Найштифткасс, 125, кв. 11. [443]

Вопрос: Расскажите свою биографию.

Ответ: Я, Муцак Рудольф, родился в 1923 г. в г. Вена (Австрия) в семье служащего, мой отец работал на резино-ткацкой фабрике бухгалтером. В городе Вена я проживал до 1934 г., учился в школе. В 1934 г. я из Вены выехал в Советский Союз в г. Москву к своей тете по фамилии Мясникова Гильда, которая в то время проживала во Фрунзенском районе, Зубовский бульвар, дом № 27. В Москву я прибыл 6 июля 1934 г. Муж моей тети Мясников Семен Николаевич работал тогда при «Экспортхлебе» бухгалтером.

В сентябре месяце 1934 г. в г. Москве я поступил учиться в немецкую школу. В средине 1935/36 учебного года эта школа была закрыта, и я в январе 1936 г. был переведен в русскую среднюю школу, которую окончил в 1939 г. В 1938 г. я обратился в Наркоминдел с ходатайством выдать мне визу на проезд в Лондон к моей матери Муцак Павлине, которая вскоре после моего отъезда в г. Москву, в том же 1934 г. выехала в г. Лондон. В Наркоминделе мне ответили (осенью 1938 г.), что в г. Лондон я могу только выехать по германскому паспорту. В ноябре месяце 1938 г., после получения ответа от Наркоминдела, я сразу обратился в германское посольство за получением разрешения для выезда в г. Лондон к своей матери. В начале 1940 г. я получил германский паспорт. В январе 1941 года от германского посольства я получил разрешение на выезд в г. Вену, так как выехать в Лондон по германскому паспорту я не мог: Германия с Англией находилась в войне.

С 1939 г. после окончания десятилетки и до 1940 г. я нигде не работал, жил на иждивении своей тети. После получения германского паспорта и моего личного знакомства с инженером Домеровым, работником германского посольства в г. Москве, с января 1940 г. устроился на работу в германском посольстве и работал под личным руководством Домерова, учился на электрика. Здесь я проработал до января 1941 г. по день моего выезда в Германию, в г. Вену.

В г. Вену я прибыл 22 января 1941 г., остановился у своей тети по фамилии Мюллер Королины, по адресу Седьмой район, Найштифткасс, 125, кв. 11. Отец мой в это время работал в частной страховой кассе бухгалтером. Муж моей тети [444] по фамилии Нахтман Вилли служил в германской армии рядовым солдатом в Чехословакии.

В феврале месяце 1941 г. я устроился на работу в г. Вене электромонтером на частном предприятии в монтажной конторе, где и работал до октября 1941 г. В октябре месяце меня повесткой вызвали в г. Берлин в министерство для занятых восточных областей, где я подвергся испытаниям: русскому устному и письменному языку, после чего меня направили на работу в г. Слуцк (Белоруссия) к окр. комиссару Карлу в качестве переводчика.

В г. Слуцк я прибыл в начале ноября 1941 г. и приступил сразу к работе. Переводчиком окр. комиссара я работал до января 1942 г. В январе 1942 г. меня из Слуцка окр. комиссар направил в г. Минск в генеральный комиссариат в отдел 2-Б (в подчинении этого отдела находятся биржи труда всех районов). В этом отделе я работал переводчиком. Отделом 2-Б заведовал немец Фрайденберг, убит партизанами.

15 апреля 1942 г. я получил повестку на вызов меня в г. Вену для прохождения военной службы. В г. Вену я прибыл 18 апреля, 20 апреля убыл в воинскую часть в 5-ю батарею 92-го зенитного запасного батальона, где проходил первоначальное обучение, занимался изучением 20-мм пушки 1938 г. и общевойсковой подготовкой. В начале мая 1942 г. наша часть, в которой я служил, выехала во Францию в г. Арас. В Apace 92-й зен. зап. батальон был переименован в 690-й батальон. Солдаты батальона занимались подготовкой и состояли в зен. обороне города.

Летом 1942 г., число и месяц я точно не помню, но в моей личной военной книжке записи есть, меня из 690-го батальона перевели в г. Сандомер, в 4-ю батарею 694-го зенитного батальона. Я состоял в воздушной обороне. Через 2 недели из г. Сандомер группу солдат, в том числе и меня, направили в г. Лиль в 4-ю батарею 687-го зенит. батальона, где я находился около 2 месяцев. Здесь германское командование собирало солдат для отправки на восточный фронт. В ноябре 1942 г. из г. Лиля 4-ю и 1-ю батареи без мат. части отправили на восточный фронт.

В начале декабря 1942 г. мы прибыли в г. Харьков, из г. Харькова меня направили в г. Алексеевку, в 12-й зен. полк 10-й зен. моторизованной дивизии, во взвод связи. В начале [445] января 1943 г. наша часть начала отступление, 10-й зен. полк участвовал в боях около г. Алексеевки. Во второй половине января полк прибыл в г. Харьков, где находился около 2 недель, после чего взял направление в сторону Киева. Ехали поездом ровно 3 суток, т. к. ж. д. была забита отступающими войсками. В г. Киеве 10-й полк находился около недели, солдаты отдыхали. Из г. Киева наша часть выехала в г. Кременчуг, где стояла до начала марта. В начале марта полк выехал в Кировоград, оттуда через Умань к с. Ново-Украинка, где 14 марта 1943 г. состоялся бой, как нам говорили, с регулярной советской частью (видимо, это были партизаны). Бой длился около 8 часов. После 2 часа я был ранен и исход боя точно рассказать не могу, потому что был отправлен в г. Умань в госпиталь, куда прибыл 15 марта. 20 марта из госпиталя направили в г. Львов, т. н. соборное место, куда приезжали многие раненые. Числа 25 марта с. г. в лазаретном поезде я был направлен в м. Пфронтенрид, возле швейцарской границы, куда прибыл 1 апреля с. г., где находился на излечении до 21 апреля. Из м. Пфронтенрид я получил трехнедельный отпуск в г. Вену. После окончания отпуска я выехал в г. Берлин в 1-ю батарею 12-го зап. зен. батальона 1 -го зап. полка, куда прибыл 13 мая, где находился до 30 октября 1943 г.

Все это время занимался строевой подготовкой. За время нахождения в Берлине я два раза ездил в отпуск по 2 недели. Находясь в Берлине, я написал заявление командиру батареи, в котором просил, чтобы меня отправили на восточный фронт, и вместо того, чтобы меня отправить на восточный фронт, меня отправили на побережье Восточного немецкого моря в м. Брустерорт, куда я прибыл 31 октября в 14 батарею 155 полка. Для м. Брустерорт было установлено секретное название Визенгрунд. Название части, в которой я служил, сохранялось в строгом секрете. Условное название полка (секретное) — Цугфогель.

В этой части всех солдат обучали новоизобретенному оружию. Изучали материальную часть этого орудия, знакомились с чертежами, обучались стрельбе учебными снарядами. В м. Брустерорт я находился до 15 ноября. В этот день я попросил разрешение отпустить меня в м. Доммелькейм у Кенигсберга. Это разрешение я получил. В г. Кенигсберг я [446] приехал 15 ноября в 19 часов, где находился целые сутки, ночевал в солдатской гостинице. 16 ноября в половине 7 вечера я сел в поезд, который шел в направлении Брест-Литовска, куда прибыл на следующее утро в 6 часов. В половине 10 утра 17 ноября в Брест-Литовске я сел в поезд, который идет на город Минск. В г. Минск я прибыл в 4 часа утра 18 ноября и остановился у своей знакомой по фамилии Попова Галя, проживающей по Комаровской ул., около пивоваренного завода. Попова работает при Минском Горбанке переписчицей. На квартире гр. Поповой я ночевал 3 ночи, считая ту ночь, в которую я прибыл в г. Минск.

20 ноября в 11 часов утра на грузовой немецкой машине из г. Минска я приехал в г. Слуцк, куда прибыл в 15 часов и зашел к своим знакомым по фамилии Бадзялик, где покушал и переночевал одну ночь.

21 ноября я ушел к своей знакомой Рачковской Фрузе, проживающей по Садовой улице возле сапожной мастерской. Рачковская в настоящее время работает официанткой в окр. комиссариате. У нее я ночевал 2 ночи. На второй день я рассказал Рачковской, в каком положении я очутился, и высказал свое мнение о том, что я хочу перейти на сторону советской власти. Она мне посоветовала, что выход из положения можно найти — это значит (она мне сказала), чтобы я шел в партизанский отряд, и рассказала мне маршрут, куда и через какие пункты я должен идти, для того чтобы встретить партизан.

23 ноября, согласно указанному мне маршруту, я отправился в партизанский отряд и в районе д. Гороховка встретил партизана, который забрал меня и 24 ноября доставил в партизанский отряд.

Вопрос: Когда и по каким причинам ваша тетя попала в Москву, а мать в Лондон? Где находится ваш отец в настоящее время?

Ответ: В 1929 г. моя тетя со своим мужем Мясниковым, который до этого работал в Советском торговом представительстве в г. Вене, выехала в Советский Союз. С тех пор она живет в г. Москве.

Моя мать из г. Вены в г. Лондон уехала в 1934 г. после моего отъезда в г. Москву по случаю большой безработицы. [447] Выезд из г. Вены в другие государства разрешался всем желающим.

В настоящее время мой отец находится в г. Вене.

Вопрос: Что послужило причиной вашего выезда в г. Москву?

Ответ: Находясь в г. Вене, моя мать не могла содержать меня на своем иждивении, т. к. нигде не работала. В это же время моя тетя, которая жила в г. Москве, хлопотала о моем приезде в Москву и достала мне документы на право выезда в Москву. Это и явилось причиной моего выезда в Москву.

Вопрос: Находясь в Советском Союзе, принимали ли советское подданство?

Ответ: Находясь в Советском Союзе, в начале 1935 г. я принял подданство-гражданство Советского Союза.

Вопрос: Вы считались гражданином Советского Союза. Каким путем вы очутились на предприятии, где работал сотрудник германского посольства инженер Домеров? Не было ли в этом вопросе препятствий со стороны советской власти?

Ответ: В 1938 г. я обратился в германское посольство за получением германского паспорта для выезда в г. Лондон. В посольстве я встретился, познакомился с инженером Домеровым, который предложил мне остаться на работе в посольстве, на что я дал согласие. И в начале 1940 г. приступил к работе. Я имел дело с электропроводками и работал под непосредственным руководством инженера Домерова. Препятствий со стороны сов. власти в моем поступлении на работу в германское посольство не было.

Вопрос: Каким путем вы смогли получить визу в Германию на постоянное место жительство, ведь гр-нам Советского Союза такие документы не выдавались?

Ответ: Будучи гражданином Советского Союза, я получил визу на выезд в Германию. Препятствий в этом вопросе мне со стороны сов. власти не чинилось. В Германию я ехал с германским паспортом. Я после получения немецкого паспорта считался германским подданным.

Вопрос: Какие причины побудили вас ехать в Германию?

Ответ: Я требовал, т. е. старался получить документы для выезда в г. Лондон к своей матери, но к моменту получения [448] этих документов Германия с Англией находились в положении войны, с германским паспортом ехать в г. Лондон мне было нельзя. Поэтому я решил ехать в г. Вену к своему отцу, т. к. родственные чувства у меня к нему были большие.

Вопрос: Находясь в г. Москве, кого вы знали из служащих в советских учреждениях? Назовите их фамилии и места работы.

Ответ: Из служащих в сов. учреждениях, кроме своего дяди Мясникова, я никого не знал. Иногда со своим дядей я ходил к его знакомым, но фамилии их не знаю.

Вопрос: Работая в г. Москве, вы были связаны с инженером германского посольства Домеровым? По каким вопросам и в какой степени?

Ответ: Работая в германском посольстве с инженером Домеровым, я был связан только по работе, других связей у меня с ним не было.

Вопрос: Расскажите, где было размещено германское посольство в Москве, численность его состава и откуда такие данные для вас известны?

Ответ: Германское посольство в г. Москве занимало около 10 домов в различных местах города. Численность состава посольства для меня не известна.

Вопрос: Кого из сотрудников германского посольства вы лично хорошо знаете?

Ответ: Из сотрудников германского посольства я никого не знаю, за исключением инженера Домерова.

Вопрос: По прибытии из Советского Союза в Вену, куда вас вызывали и какими вопросами интересовались? Кто с вами беседовал?

Ответ: По прибытии из Советского Союза в г. Вену меня вызывали в гестапо, интересовались, что я делал в г. Москве, зачем приехал обратно в Германию, получал ли я какое-либо задание в Советском Союзе перед моим отъездом в Германию. Всего меня в гестапо вызывали три раза, последний раз в конце июня 1941 г., после объявления войны Германией Советскому Союзу. Интересовались, когда и зачем я выехал в Советский Союз, где работал, с кем знаком из граждан Советского Союза и кого я знаю из эмигрантов в Сов. Союзе.

Сфотографировали меня со всех сторон с номером, [449] сделали отпечатки со всех пальцев на бумаге, записали приметы, произвели полный обмер и осмотр. В конце я подписал протокол допроса, меня предупредили, чтобы я молчал о том, что меня вызывали в гестапо. Также сказали, чтобы я никому ничего не говорил о том, что я был в Советском Союзе, и не рассказывал нигде о жизни в Советском Союзе.

Фамилии чиновника гестапо, который меня допрашивал, я не знаю.

Вопрос: Во время работы в Слуцком окр. комиссариате личным переводчиком окр. комиссара Карла через ваши руки проходил ряд секретных документов. Расскажите их содержание, из каких вышестоящих организаций эти документы исходили?

Ответ: Работая переводчиком окр. комиссара Карла, я занимался выпиской пропусков гр-нам для выхода из города через запретную зону, переводил документы районных старост о выполнении сдачи плана сельхозпоставок, просматривал заявления, поступающие от вольных граждан, некоторые из них переводил на немецкий язык для подачи комиссару. Никаких секретных документов через мои руки не проходило, эти документы проходили через руки личного секретаря Карла.

Вопрос: Кто сообщал окр. комиссару Карлу о подозрительных лицах, о настроениях населения? Назовите фамилии этих лиц.

Ответ: Лиц, которые сообщали окружному комиссару Карлу о подозрительных лицах для немецкой власти и о настроениях населения, я не знаю. Эти лица всегда имели связь с полевой полицией и жандармерией и в очень редких случаях приходили к Карлу, по каким вопросам — я не знаю, с переводчиком жандармерии и полиции участия в этих разговорах я не принимал.

Вопрос: По каким вопросам службы вы встречались с начальником окр. полиции Шнеком? Вспомните, о чем вы с ним беседовали.

Ответ: С начальником окр. полиции Шнеком я встречался несколько раз по вопросам выписки пропусков и освобождения военнопленных из Слуцких лагерей.

Вопрос: Назовите фамилии чиновников немецких учреждений, работающих в Слуцке. [450]

Ответ: В г. Слуцке работает гебиткомиссар Карл, городской инспектор Вагнер, зам. комиссара по пропаганде Бругерман, ассистент биржи труда (определение людей по работам) Эдер Антон, кассир комиссариата Мильдэ, шеф лесхоза Бирман и нач. окр. жандармерии л-т Миллер. Фамилии других чиновников, служащих в то время в немецких учреждения, я не знаю.

Вопрос: Вы говорили, что когда работали в г. Слуцке, общались среди многих лиц гражданского населения. Назовите их фамилии и где они работают.

Ответ: Из гражданского населения я знаю Рачковскую Фрузу, работает официанткой в окр. комиссариате, и гр-на Бадялика — рабочий весоремонтной мастерской, городского ветеринарного врача, фамилию я забыл, он часто заходил ко мне в комиссариат.

Вопрос: Кого вы знаете по работе в г. Минске, их фамилии, занимаемая должность и в какой степени вы с ними были знакомы?

Ответ: По работе в г. Минске в отделе 2-Б я знал нач. отдела Фрайденберге и Шрейтера, который разъезжал по предприятиям г. Минска и требовал повышения производительности труда. Других сотрудников по работе я не знаю, фамилии их забыл.

Вопрос: Какие документы во время вашей работы в г. Минске переводчиком в ген. комиссариате проходили через ваши руки? Назовите их содержание.

Ответ: В мои обязанности по работе в отделе 2-Б входило переводить на немецкий язык советские книги по вопросам социального страхования. Немцы собирались издавать новые законы по соцстрахованию в Белоруссии. Поэтому интересовались законами социального страхования, существовавшими в Белоруссии до войны. Также в мои обязанности входили разъезды по предприятиям г. Минска вместе с немцем Шритером.

Вопрос: Расскажите подробно, что из себя представляет вновь изобретенное орудие, его технические свойства и назначение?

Ответ: Немецкие инженеры изобрели это орудие для нанесения ударов по вражеским объектам на далекое расстояние, в частности, для ударов по английской промышленности [451] и городам за причиняемый ущерб германским городам от бомбардировок английской авиацией. Это то орудие, так нам говорили, при помощи которого немцы будут расплачиваться с Англией.

Вновь изобретенное орудие, только один ствол, имеет длину 42 метра и состоит из 7 частей. Задняя часть ствола укреплена в железобетон. Угол возвышения ствола равняется 6 градусам. Верхняя часть ствола во всю длину имеет продольное окно, по которому ходит выступ поршня. Сам поршень двигается по каналу ствола и имеет длину около 1 м. Ствол орудия, кроме укрепления его задней части в железобетон, держится на 7 железных подпорах. С правой стороны задней части ствола стоят 2 круглых баллона с воздухом 150 атм. Из этих баллонов идут 2 соединительные трубки к 2 бакам, в одном из них находится химвещество «Т» в количестве 42 кг, в другом вещество «ЗЕТ» (Z) 6,5 кг. В момент производства выстрела открывается клапан, и воздух из баллонов с большой быстротой врывается в баки с химическим веществом, откуда подает его в камеру разлагания, которая находится в задней части ствола. При соединении 2-х веществ в камере образовывается большое количество паров белого цвета с характерным звуком затяжного взрыва (по силе равного 88-мм пушке) без выделения тепла и света. Под давлением газов поршень движется вперед. Снаряд, имеющий форму самолета, скользит по рельсам, которые положены по обеим сторонам окна, идущего вдоль ствола. Дальнейший полет снаряда производится при помощи ракетного аппарата.

Вся аппаратура, стоящая с правой стороны пушки: баллоны с воздухом, баки с химвеществом и соединительные трубки, назыв. паропроизводителем.

Расчет для обслуживания пушки состоит приблизительно из 35 чел. Называется пушка — Flackzillgerdt (Флакцильгердт) — метательное орудие зенитной артиллерии. Полк, в состав которого входит батарея, где служил я, имеет специальное секретное название (Zügvogel) (Цюгфогель).

Вот все то, что можно было сказать в кратких чертах о вновь изобретенном орудии, его назначении и технических свойствах. [452]

Вопрос: Что вам известно о практическом применении новоизобретенного орудия Флакцильгердт?

Ответ: О практическом применении нового орудия Флакцильгердт мне известно следующее: по рассказам лиц, которые проводили с нами занятия и присутствовали при практической стрельбе, снаряд орудия летит от 270 до 300 км. Начальная скорость полета снаряда — 400 км, дальнейшая достигает 700 км в час. При падении снаряд на земле уничтожает все в радиусе до 4 км. Внутри снаряда имеется автоматический разлагатель, при помощи которого с момента вылета через 35 минут снаряд сам по себе разрывается. Вес снаряда достигает 2,5 т.

Мне самому лично пришлось принимать участие в учебных стрельбах, которые проводились на побережье Восточного немецкого моря у м. Брустерод. Полет снаряда при учебной стрельбе, без ракетного аппарата достигал 80 м. Вес снаряда доходил до 2,5 т и был набит цементом. После выстрела этот снаряд обратно забирали и трактором подвозили к орудию для дальнейших учебных стрельб.

До совершения выстрела производились следующие работы: продольное окно закрывалось трубой в длину 42 м при помощи крючков из алюминиевой проволоки, после чего вставляли поршень в камеру разлагателя и проталкивали вперед до 2 м, закрывали камеру разлагания специальным затвором, наполняли баки химвеществами «Т» и «Зет», а баллоны — воздухом, вкатывали снаряд на рельсы, лежащие по обеим сторонам вдоль продольного окна трубы при помощи подъемного крана. Когда все было готово, весь расчет уходил в укрытия. Командир орудия нажимал на кнопку, которая соединялась проводкой с паропроизводителем, при открытии клапана сжатый воздух в 150 атм. поступает в баки с химвеществом, выталкивая последние в камеру разлагания. В это время происходит выстрел. Поршень с канала орудия вылетает и падает приблизительно в 70–80 м от орудия. Для производства одного выстрела затрачивалось до 40 минут времени. Батареи, которые установлены на побережье Франции, имеют при себе по 2 паропроизводителя, их расчеты производят выстрел в течение 25 минут. [453]

Новоизобретенное орудие Флакцильгердт в настоящее время совершенствуется германскими инженерами.

Вопрос: Что из себя представляет снаряд орудия Флакцильгердт, его внутреннее содержание?

Ответ: Снаряд орудия представляет форму самолета-истребителя. Корпус снаряда похож на снаряд, задняя часть его постепенно суживается и на конце имеет рулевое управление. По обеим сторонам снаряда имеются плоскости, с верхней части к снаряду прикреплен ракетный аппарат.

Внутренняя часть снаряда (передняя) начинена взрыввеществом, в задней части размещена аппаратура управления, кроме того, в передней части еще имеются 2 простых и один автоматический взрыватель и бак с химвеществом, которое по трубе поступает в ракетный аппарат. Около бака с химвеществом имеется бутылка с сжатым воздухом, при помощи которого в ракетный аппарат поступает горючее [...] . Внизу снаряда имеются 2 плоских металлических выступа, при помощи которых снаряд во время производства выстрела скользит по рельсам, лежащим по обеим сторонам вдоль продольного окна орудия.

При падении снаряд взрывается и воздухом уничтожает все, что находится на поверхности земли в радиусе до 4 км.

Вопрос: Расскажите о ракетоаппарате, двигающем снаряд.

Ответ: Ракетоаппарат укреплен на поверхности снаряда и имеет форму кишки, которая показывает направление ветра при посадке самолета. Сверху ракетного аппарата в передней части самолета установлена свеча, подобно свечам у автомашин, которая через стенку проходит вовнутрь аппарата, дает искру и воспламеняет горючее. При сгорании горючего в ракетном аппарате образуется большое количество газов, которые поступают в заднюю часть аппарата и выталкиваются наружу с очень большой силой, и с прикосновением с воздухом этих газов получаются сильные толчки, при помощи которых снаряд двигается вперед. При воспламенении горючего в ракетном аппарате получаются сильные взрывы и гул наподобие мотора внутреннего сгорания. Когда летит снаряд, то думаешь, что в воздухе летят несколько самолетов. [454]

Вопрос: Как широко может производить Германия выпуск орудия Флакцильгердт и что вам известно о дислокации заводов, выпускающих эти орудия?

Ответ: Как широко может Германия производить выпуск орудий Флакцильгердт, для меня неизвестно. Из разговоров, которые происходили между солдатами, я знаю, что завод по выпуску таких орудий и снарядов имеется в г. Посау (Posau).

Вопрос: Расскажите подробно, что вам известно о подготовке технического персонала для вновь изобретенных орудий?

Ответ: За последнее время, как мне известно, набирали солдат по счету в 25 батарей. В каждой батарее насчитывалось до 180 человек. Предполагалось увеличение личного состава батареи до 400 чел. У побережья Восточного немецкого моря, где я обучался, было только 2 учебных орудия. Личный состав всех батарей обучался исключительно на этих орудиях. Те батареи, личный состав которых необходимое первоначальное обучение прошел, отправлены на побережье Франции в г. Сандомер.

Вопрос: Что вам известно о применении орудий Флакцильгердт на восточном фронте?

Ответ: Разговоров о применении орудий Флакцильгердт на восточном фронте я не слышал. Эти орудия, как мне известно, в первую очередь будут применятся против Англии.

Вопрос: Расскажите о составе химвещества «Т» и «Зет». Запах, цвет и их действие на сопровождающие предметы.

Ответ: Вещество «Т» — прозрачная, бесцветная жидкость, удельный вес ее составляет более единицы. При соприкосновении с любым веществом последнее сгорает. Химвещество «Т» содержится только в алюминиевой посуде, другие металлы разлагаются, без запаха, растворяется в воде. При попадании на тело человека легко смывается водой. Работающие возле него надевают резиновую одежду. Из чего состоит вещество «Т», мне неизвестно.

Химвещество «Зет» — жидкость темно-красного, вишневого цвета, без запаха, разлагающе действует только на органические вещества, на металлы не действует. Удельный вес более 1,5 единицы. При соединении этих веществ мгновенно выделяется большое количество паров. [455]

Вопрос: Кого вы знаете из офицерского состава части, в которой вы служили? Назовите их фамилии.

Ответ: Из командиров части, в которой я служил, я знаю ком. полка по фамилии Вахтель (полковник-зенитчик), ком. полка подчинялся генерал-лейтенанту Акстгельму, штаб которого находился в предместьях Берлина (Бернау), командиром нашей батареи был ст. лейтенант Кох.

Больше из командного состава части, в которой я служил, я никого не знаю.

Вопрос: Что вы еще желаете дополнить к вопросам, касающимся последнего вашего места службы?

Ответ: К вопросам, касающимся последнего моего места службы, я могу дополнить следующее: снаряд при вылете из орудия отклоняется в сторону и получает первоначальную скорость под углом 6 градусов. Дальнейший полет снаряда регулируется приборами, которые имеются внутри снаряда и направляют его полет в цель попадания. Первоначальное отклонение полета снаряда в сторону сделано с целью маскировки орудия создания ложного предположения у противника о месте расположения батарей.

Личный состав батарей одновременно обучается стрельбе из зенитных орудий. На предмет отражения налетов вражеской авиации на батареи, стреляющие по объектам противника.

Вопрос: Расскажите, что означают записи в вашей записной книжке: «в столице Украины» на 7 стр. и «Неля» на 27 стр., а также почему часть листов из вашей записной книжки уничтожена?

Ответ: Запись на 7 стр. от 8 февраля «в столице Украины» означает, что в это время я был в г. Киеве, по поводу чего сделал соответствующую отметку. Что касается записи «Неля», то это имя русской девушки, с которой я встречался в одном из парков еще во время моего пребывания в г. Берлине. Эта девушка была родом из Харькова.

Часть листов из записной книжки мною вырвана в г. Кенигсберге, т. к. там записаны адреса моих знакомых, которые проживают в восточных областях, на оккупированной территории, моих родственников, проживающих в г. Вене, из-за опасения своего ареста, т. к. я из Кенигсберга до Слуцка ехал без проездных документов. [456]

Вопрос: На обложке вашей военной книжки поставлен штемпель на русском языке «20 января 1943 г.» Расскажите, что он означает и кем поставлен?

Ответ: Штемпель «20 февраля» на русском языке на моей военной книжке поставлен во время моего пребывания в г. Харькове, когда я заходил в солдатскую столовую «Сольдатенгейм» и получал папиросы. Если бы такой штемпель был, я бы несколько раз смог заходить и получать папиросы.

Вопрос: Что означают русские адреса в вашей записной книжке и по каким причинам они здесь оказались?

Ответ: Русские адреса в моей записной книжке — это адреса русских военнопленных, находящихся в Германии. Я с ними был знаком, и они знали о том, что я собираюсь переходить в Советский Союз за линию фронта, поэтому они дали свои адреса, чтобы я передал их родным о том, что они живы. Территории, где живут их родные, освобождены Красной Армией.

Вопрос: Что вы писали в заявлении командованию об отправке вас на восточный фронт?

Ответ: В заявлении командованию я писал: «Я 2 зимы находился на восточном фронте, рана, которая мною получена, залечена, и я прошу, чтобы меня послали на восточный фронт для борьбы против Красной Армии». Вместо того, чтобы послать на восточный фронт, меня послали в восточную Пруссию.

Написав такое заявление, я преследовал совершенно другую цель — переход на сторону Красной Армии.

Вопрос: Сколько лично вы получали писем от своего отца и матери, когда находились в Москве? Расскажите их содержание.

Ответ: Писем от своей матери я получал совсем мало. Последнее письмо мною было получено в апреле 1940 г., в котором она писала, что ей живется хорошо, и просила меня, чтобы я во что бы то ни стало приехал к ней. От своего отца я писем совершенно не получал.

Вопрос: Когда и где вы меняли свою фамилию, что послужило причиной?

Ответ: Своей фамилии я никогда и нигде не менял.

Вопрос: Что вам известно о зверствах немцев в оккупированных [457] областях Советского Союза. Назовите фамилии конкретных виновников этих зверств.

Ответ: Мне известно, что в г. Слуцке по личному приказанию Карла в конце 1941 г. повешен один учитель, фамилию которого я забыл, за антигерманскую агитацию.

Вопрос: Что вам известно о массовой гибели русских военнопленненных в г. Слуцке?

Ответ: Мне известно, что в г. Слуцке в лагере военнопленных ежедневно погибало много русских солдат от голода и массовых эпидемических заболеваний. По приказу военного командования русские военнопленные находились под открытым небом, огороженные колючей проволокой. С ними обращались хуже, чем с животными.

Вопрос: Расскажите, какую задачу и от кого вы получили, отправляясь в партизанский отряд?

Ответ: В партизанский отряд я прибыл по своему личному желанию и ни от кого никакого задания не получал.

Вопрос: Что вы желаете дополнить к своим показаниям?

Ответ: К своим показаниям я желаю дополнить следующее: я хочу сказать, что я прибыл в партизанский отряд для того, чтобы вести борьбу против немецких захватчиков на стороне партизан.

Протокол с моих слов записан правильно и лично мною прочитан, в чем и расписываюсь

/Муцак/

Допросил — Нач. ОО бригады им. Фрунзе Сержант госбезопасности — Гуринович.

РГАСПИ. Ф. 625. Оп. 1. Д. 21. Л. 98–112.

Сов.секретно

Главное управление контрразведки «СМЕРШ» центральный штаб партизанского движения товарищу Пономаренко.

20 АВГУСТА 1943

№ 45820

Как вам известно, по указанию товарища Сталина, оперативное обслуживание штабов партизанского движения и [458] борьба с агентурой противника, проникающей в эти штабы и партизанские отряды, возложены на органы контрразведки «СМЕРШ».

Несмотря на это, имеет место ряд случаев, когда разоблаченные и явившиеся с повинной в партизанские отряды шпионы, диверсанты, террористы, участники так называемой «Русской освободительной армии» и других формирований, созданных немцами, доставляются на нашу сторону без ведома органов контрразведки «СМЕРШ», допрашиваются работниками штабов партизанского движения, которым не свойственно заниматься расследованием по такого рода делам, доставляемые из партизанских отрядов документы и составленные при допросах разоблаченных шпионов протоколы — размножаются и вместе с сообщениями рассылаются в различные адреса, в результате чего некоторые серьезные оперативные мероприятия становятся достоянием большого круга лиц.

В целях усиления борьбы с агентурой противника, прошу дать указание по линии штабов партизанского движения о следующем:

1. Все поступающие материалы из партизанских отрядов о задержании или явках с повинной шпионов, диверсантов, террористов, захваченных официальных сотрудников и документов немецких разведывательных органов — передавать в органы контрразведки «СМЕРШ».

2. По требованию органов контрразведки «СМЕРШ» доставлять из тыла противника задержанных шпионов, диверсантов, террористов, а также официальных сотрудников и документы разведывательных и контрразведывательных органов.

3. Сообщать в органы контрразведки «СМЕРШ» о переходах на сторону партизан групп и подразделений «РОА» и других созданных немцами формирований.

Лиц из этих формирований, интересующих органы контрразведки, доставлять на нашу сторону по требованию органов контрразведки «СМЕРШ».

Абакумов. [459]

Главное управление контрразведки «СМЕРШ» товарищу Абакумову. На № 45620

Руководящие органы партизанского движения считают одной из важнейших своих задач усиление борьбы с агентурой противника, проникающей в партизанские отряды, и в этом отношении проводят большую и серьезную работу.

Главное управление контрразведки «СМЕРШ», занимаясь оперативным обслуживанием штабов партизанского движения, при соответствующей организации дела могло бы также проводить многие мероприятия, направленные на усиление борьбы с агентурой противника.

Руководствуясь этим соображением, мы многие материалы и интересующих Вас людей, захватываемых партизанами, как только они доставлялись из тыла врага, направляли по Вашему адресу, хотя управление до последнего времени и не занималось организацией работы по борьбе с агентурой противника, проникающей в партизанские отряды.

Однако мы считаем необходимым и впредь захваченных агентов противника и материалы, какие только представляют интерес для Вашего управления, передавать Вам.

Нас поэтому крайне изумляют претензии, изложенные в Вашем письме, с которыми в принципиальном отношении нельзя согласиться.

То, что на органы контрразведки, как Вы говорите, возложена борьба с агентурой противника, проникающей в партизанские отряды, то мы это только приветствуем, хотя слышим об этом впервые.

Возникает другой вопрос, почему со времени организации «СМЕРШ» никто из работников этого управления не говорил о том, как они собираются и что намечают предпринять, чтобы организовать работу и развернуть борьбу с агентурой противника, почему не проведено ни одно мероприятие, а в партизанских отрядах нет ни одного вашего работника. Вы, как это видно из письма, считаете, что руководящие органы партизанского движения не могут без ведома органов контрразведки «СМЕРШ» решать вопрос и осуществлять в необходимых случаях доставку из тыла противника захваченных партизанами агентов врага и допрашивать их. [460]

Логически следует, что командиры и комиссары партизанских отрядов и бригад также должны в таком случае быть лишены права допроса разоблаченных и захваченных партизанами агентов противника, эти ваши претензии вызывают просто удивление, так как они ставят в нелепое положение руководящие органы партизанского движения и противоречат здравому смыслу.

Как же так, захватить агента врага и не допросить его. Как же тогда командиры и комиссары отрядов и бригад и штабы партизанского движения будут в состоянии вести дальнейшую борьбу с агентурой противника. Органы контрразведки «СМЕРШ» пока практически в этом деле не пришли на помощь партизанскому движению.

Больше того, партизанские отряды своими средствами и методами разоблачили тысячи шпионов, многие из которых доставлены из тыла противника, и немалое количество из них передано Вам, таких, например, разоблаченных нами без участия «СМЕРШ», как Никитин, Веревкин, Гаврилов, Катков и др.

От вас, однако, мы не получили ни одного крайне интересующего нас сообщения о методах противника по борьбе с партизанами и ни об одном агенте врага, проникшем в тот или иной партизанский отряд, не получили каких бы то ни было материалов, полезных для борьбы с агентурой противника в партизанских отрядах. Вы сами понимаете, какое важное значение имеет получить материалы о действиях противника и вовремя дать направление партизанским отрядам в их сложной работе по борьбе с агентурой противника, чтобы они сумели перехитрить разведку противника.

В результате такой постановки дела минские партизаны, например, смогли осуществить в районе Минска такое серьезное мероприятие, как разложение полка «СС» так называемой «Русской освободительной армии», организовать переход личного состава полка на сторону партизан и захватить крупных агентов врага — Богданова и др.

Мы просим Вас привести конкретные примеры, в какие различные адреса рассылаются штабами партизанского движения доставляемые из партизанских отрядов документы и составленные при допросах разоблаченных шпионов протоколы. На каком основании Вы делаете подобное заявление? Информация дело серьезное и организуем ее так, [461] как находим необходимым, и информируем того, кого считаем необходимым.

В свой очередь мы получаем от соответствующих органов немалую информацию, интересующую нас, к примеру сказать, 4-е управление НКГБ СССР ежедневно информирует нас и посылает сведения, материалы, которые представляют большой интерес для партизанского движения. А от Вас, повторяю, мы не получили ни одного материала.

Нам кажется, что известная часть работников управления, если судить по их поведению, хотела бы быть в некоторого рода начальственном отношении к руководящим органам партизанского движения и рассматривать их вроде как подчиненные «СМЕРШ» органы.

Но это глубокое заблуждение, которое ничего кроме разочарования не может принести таким работникам.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1.Д. 336. ЛЛ. 10–16.

Сов. секретно

Справка УНКВД по Орловской области об оперативно-чекистских группах УНКВД, находящихся при партизанских отрядах группы тов. Емлютина

11 августа 1942 г.

1. Оперативно-чекистская группа на правах Особого отдела дивизии дислоцируется при штабе тов. Емлютина.

1. Начальник оперативно-чекистской группы штаба отрядов — Абрамович Иван Егорович, начальник Трубчевского РО НКВД.

2. Заместитель начальника оперативно-чекистской группы — Бенционов Исаак Евсеевич.

3. Помощник начальника оперативно-чекистской группы — Морозов Владимир Кириллович — оперуполномоченный Мглинского РО НКВД.

4. Забельский — ст. лейтенант госбезопасности, начальник отделения 4 отдела УНКВД.

2. Оперативно-чекистская группа по обслуживанию партизанских отрядов и населения Навлинского района: Начальник [462] оперативно-чекистской группы тов. Кугучев Алексей Иванович — начальник Навлинского РО НКВД. Группа состоит из 5 человек работников НКВД и милиции.

3. Трубчевская оперативно-чекистская группа по обслуживанию отрядов и населения Трубчевского района. Группа состоит из 5 человек работников НКВД и милиции. Начальник группы — Савкин Алексей Васильевич — начальник Трубчевского РОМ НКВД.

4. Выгоническая оперативно-чекистская группа, состоящая из 4 человек. Начальник группы — Скрипкин Петр Васильевич — ст. оперуполномоченный Клинцовского горотдела НКВД.

5. Суземская оперативно-чекистская группа. Начальник группы — Лазунов Николай Николаевич — бывший работник Особых отделов НКВД.

6. Севская оперативно-чекистская группа. Начальник группы — Гузеев Иван Григорьевич — оперуполномоченный Суземского РО НКВД.

7. Отряды им. Ворошилова № 1 и 2, не входящие ни в какие районы, обслуживаются двумя оперработниками НКВД.

Эти данные по состоянию на 1 июля 1942 года могли измениться ввиду произошедших изменений в отрядах.

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД ПО ОРЛОВСКОЙ ОБЛ. МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (ФИРСАНОВ)

УДААБО. Ф. 1650. Оп. I. Д. 81. Л. 55–54. Подлинник.

Сов. секретно

Секретарю Цк Кп(б) члену военного совета 3-й ударной армии тов. Пономаренко.

Спецсообщение

О проявлениях бандитизма в районах Витебской области по состоянию на 30.5.42 г.

На территории Запольского, Шабровского и др. с/советов Суражского района Витебской области появились бандитские группы, которые совершают убийства партизан и [463] бойцов Красной Армии, вооружаясь за счет изымаемого у них оружия.

13 мая с. года в Шабровском с/совете недалеко отд. Шабры был убит партизан из бригады Шмырева, посланный с пакетом в отряды. У убитого была взята только винтовка, а пакет, который партизан держал в руке, остался. На этом же месте через 30–40 минут того же дня был убит второй партизан.

20 мая с. года на участке партизанского отряда Гурко около д. Сапроны был убит боец Красной Армии.

Того же числа партизан Степанов находился в дер. Пристань, которому сообщили, что в доме гр-на Игнатенко находится подозрительный неизвестный человек. В связи с отсутствием у него документов Степанов задержал его и конвоировал в Чеснорский с/совет. В пути следования этот неизвестный ударил кувшином по голове Степанова и пытался отнять винтовку. Завязалась борьба. Убедившись в безнадежности своих попыток, бандит бросился бежать. Степанов открыл по нему огонь и вновь задержал, ранив его в левую ногу, и доставил в Суражское РО НКВД.

На допросе неизвестный назвал себя Сыродоевым Евстафием Кузмичом, 1894 года рождения, житель д. Прибытково Меховского района. В декабре 1941 г. дезертировал из РККА, сдался в плен к немцам, был отпущен и проживал дома. В первой половине мая 1942 г. партизанами был захвачен и направлен в Усвятский Райвоенкомат, Смоленской области. 15 мая 1942 г. Сыродоев райвоенкоматом был направлен в воинскую часть в д. Кунья, но в пути с группой лиц снова дезертировал. Он также показал, что хотел убить партизана с целью воспользоваться его винтовкой, а затем уйти в лес на нелегальное положение.

Бандитские проявления имеют место на территории и других населенных пунктов Суражского района.

28 мая с. года председатель Запольского с/совета Емельянов сообщил о том, что в деревнях Плотки, Ковалево, в колхозах «Перемога» и «Червонный Стяг» оперирует небольшая группа бандитов, которые совершают организованные ночные грабежи в колхозах. Группа состоит из дезертиров и полицейских, скрывающихся в лесах.

В дер. Винтеи проживает Иванова Акулина Христофоровна, 1920 года рождения, муж которой находится в банде. Иванова А. X. подозревается в связях с немецкими оккупантами. [464]

В целях борьбы с дезертирством и проявлением бандитизма оперативными группами Суражского РО НКВД через местные органы власти с 22 по 27 мая 1942 года была произведена перерегистрация призывного контингента с 1896 по 1924 год включительно по всем 12 с/советам, освобожденным от немецко-фашистских оккупантов.

В результате проведенного вышеуказанного мероприятия по вызову местных органов власти должно явиться в призывные пункты 376 человек, явилось — 375 человек. Кроме того, ввиду неполного и неточного учета по с/советам призывного контингента на призывные пункты совершенно без вызова явилось 145 человек. Всего таким образом вместо 376 человек явилось 520 человек, из них направлено в РККА — 123 человека, в партизанские отряды — 44 и 353 человека по разным причинам получили отсрочки и отпущены по домам для производства с/хозяйственных работ.

Приняты меры установления местонахождения бандитских групп и ликвидации последних, озадачены партизанские отряды.

В населенных пунктах, засоренных бандитским элементом, подбираем кандидатуры на вербовку для дополнительного выявления бандитских проявлений.

Руководитель опер, чекистских групп НКВД Витебской области капитан госбезопасности /Юрин/

2 июня 1942 г.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 854. Л. 47–49.

КОПИЯ

Сов. секретно

Секретарю ЦК ВКБ(б) члену военного совета 3-й ударной армии тов. Пономаренко. О засылке агентуры в партизанские отряды немецкой разведкой по состоянию на 1 июня 1942 г.

Агентурно-следственной работой установлено, что за последнее время германская разведка проявляет большую активную деятельность, направленную на разложение партизанского [465] движения, путем засылки свой агентуры в партизанские отряды из числа полицейских, старшин управ и «общин».

В партизанском отряде тов. Курмилева, действующем в Суражском районе Витебской области, выявлены:

1. Дроздов Ф. В. — в период немецкой оккупации работал старшиной Запольской управы. Активно помогал немецким войскам в снабжении продовольствием. За время работы старшиной управы сдал немецкой армии свыше 1200 центнеров мяса, свыше 1000 центнеров хлеба. Вел активную борьбу с партизанским движением.

2. Ларионов Я. Р. — в период немецкой оккупации работал старшиной «общины» к-за им. Сталина Запольского с/совета, Суражского района. За время работы старшиной «общины» с августа месяца 1941 г. по март 1942 г. показал себя активным пособником фашистским властям.

Канько — в период немецкой оккупации вел активную борьбу с партизанским движением. Принимал участие в нападении на партизанский лагерь, где в землянке было убито несколько партизан.

В партизанском отряде тов. Дьячкова, действующем в Меховском районе, находится Орлов Павел Андреевич

Орлов П. А. в период немецкой оккупации работал старшиной Поташинской волостной управы Меховского района, требовал от старшин «общин» полного выполнения плана по зернопоставкам. За невыполнение планов избивал старшин «общин». Зачитывал на колхозных собраниях немецкие приказы и призывал колхозников на оказание помощи немецкой армии. Предупреждал об ответственности за связь с партизанами.

Дроздов, Ларионов и Канько нами арестованы и ведется следствие.

В отношении Орлова подготавливаем дополнительные материалы на арест.

Для быстрейшего очищения партизанских отрядов от немецкой агентуры, предателей и изменников Родины, кроме ранее имевшейся агентуры в отрядах, нами проведены дополнительные вербовки из числа членов партизанских отрядов.

2 июня 1942 г. д. Долговицы Нач. опер. чекистской группы НКВД по Витебской обл. — капитан госбезопасности — /Юрин/

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 554. Л. 50–51. [466]

КОПИЯ

Сов. секретно

Секретарю ЦК КПБ(б) члену военного совета 3-й ударной армии тов. Пономаренко

На территории временно оккупированных районов Белоруссии и особенно из Витебской области на нашу территорию переходит исключительно большое количество местного населения. В отношении большинства из них мы при фильтрации безусловно никаких компрометирующих материалов пока не получаем, что не дает нам основания их задерживать.

В то же время оставлять их на месте, т. е. по существу в прифронтовой полосе, нецелесообразно, так как среди них, естественно, имеются пока неразоблаченные агенты германской разведки.

Не имея определенного места их концентрации, мы вынуждены отпускать их, и они бродят по нашим тылам без учета и контроля.

В отношении бывших военнослужащих-окруженцев или бежавших из плена имеются конкретные указания о направлении их в спецлагеря или через сборные пункты в воинские части.

В отношении местного населения непризывного возраста и не военнослужащих, выходящих из тыла противника, считаю целесообразным направлять их или в какие-либо лагеря или определенные районы их концентрации, с выдачей им на руки соответствующих документов, не дающих права жительства в неуказанных районах концентрации.

В районах, где они бы концентрировались, организовать их дальнейшую проверку и фильтрацию.

Прошу срочно решить этот вопрос и указать конкретные места, порядок их направления, иначе они нас наводняют своим потоком и не дают работать.

2 июня 1942 г. д. Долговицы.

Руководитель опер. чекистстских групп НКВД по Витебской области капитан госбезопасности /Юрин/

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 854. Л. 52–53. [467]

КОПИЯ

Сов. секретно

Секретарю ЦК КП(б) Белоруссии тов. Пономаренко. Спецсообщение. О засорении партизанских отрядов предателями и изменниками родины по состоянию на 25.5.42 г.

В партизанских отрядах личной проверкой установлены факты засорения отрядов предателями, провокаторами и шпионами, засылаемыми фашистской разведкой в целях разложения отрядов изнутри.

В нашем распоряжении имеются следующие факты.

В партизанском отряде тов. Курмилева находится в настоящее время в качестве бойца Сазонин Александр, который с первых дней прихода немцев в Сураж поступил на службу в полицию, служил полицейским при Кравцовской управе.

Сазонин А. является активным пособником фашистских оккупантов, имел тесную связь с немцами, пользовался у них авторитетом и считался надежным полицейским.

В сентябре 1941 года Сазонин задержал и убил в дер. Подмощи Кравцовского сельсовета бежавшего из плена лейтенанта РККА. Ежедневно ездил по селам и грабил семьи коммунистов и партизан. Осенью Сазонин ездил грабить семью командира партизанской бригады тов. Шмырева, неоднократно ездил в карательные экспедиции на партизан. В своей верноподданнической службе оккупантам, беспощадных грабежах населения Сазонин дошел до такой степени, что уволен из полиции, после чего он пришел в отряд.

Младший брат Сазонина также работает в полиции и в настоящее время.

За последнее время в отряд принято трое полицейских — Шкридов Карл Иванович, Богданов Петр Матвеевич, Павлов Александр Гаврилович. Все эти полицейские служили в полиции при стеклозаводе «Новко» Суражского района, [468] и 1.02.42 года тов. Дик принял их в отряд. Шкридов, Богданов и Павлов во время службы у оккупантов активно боролись против советских граждан, помогали немцам вылавливать военнослужащих и евреев. Они словили трех евреев и выдали их немецкому отряду, стоящему в дер. Островское, где этих евреев расстреляли.

В феврале 1942 года в отряд тов. Дика из Витебска прибыло трое неизвестных, назвавшихся: Баранов Иван Кириллович, Михальченко Аркадий Андреевич и Стояков Иосиф Федорович, и заявили, что в Витебске у них имеется оружие, а сами они желают служить в партизанском отряде. Тов. Дик без проверки отпустил их в г. Витебск за оружием, но никто из них не вернулся. 10.5.42 г. эти лица появились в отряде тов. Райцева, также заявили, что они имеют оружие и желают вступить в отряд, и снова были отпущены в Витебск за оружием, но не вернулись. Надо полагать, что эта группа ходит по отрядам с целью разведки по заданию немцев, а благодаря беспечности командиров уходят из отрядов безнаказанно.

Поступившие данные о командире партизанского отряда тов. Дике говорят о том, что он в 1937–1938 годах работал в Станьковском сельпо Минского района, где совершил растрату и бежал, но органами НКВД был разыскан и предан суду, был судим к принудработам.

В период пребывания на оккупированной территории тов. Дик был арестован немецкими оккупантами как партизан, допрашивался и освобожден якобы по рекомендации знакомых ему полицейских.

Эти данные дают основание полагать, что Дик завербован немецкой разведкой и был освобожден с задачей влиться в партизанский отряд, взять в свои руки руководство и парализовать деятельность отряда.

Практическая деятельность Дика, как начальника отряда, красноречиво подкрепляет эти предположения. Этот отряд является самым пассивным, ни одной наиболее существенной операции не провел. Смоловская операция 13–14 мая по существу является не результатом его деятельности, а инициативой самого Михайлова, комиссара и нач. штаба отряда. Дик, наоборот, тормозил посылку [469] группы задержкой подбора людей, подготовкой продуктов, чем вызвал жалобу мне на Дика со стороны тов. Михайлова.

В отношении Дика выражают недовольство сами командиры и бойцы отряда, жалуясь на его бездеятельность и отсиживание отряда, на неспособность и нежелание наиболее серьезно проводить какую-либо операцию. О его недальнозоркости, а возможно и сознательной деятельности по засорению отряда, свидетельствует такой факт.

Из этого отряда была послана в Оршу разведчица Волкова Валентина с задачей установления связи с действующим там партизанским отрядом. Разведчица быстро вернулась и привела с собой представителя Оршанского партизанского отряда. На вопрос к разведчице, почему она быстро вернулась, она заявила, что немцы подвезли от Орши до Витебска на машине, а вместе с ней и представителя Оршанского партизанского отряда. На второй вопрос, чем вызвана такая доброта фашистов — подвозить партизан, она ответила, что она дала немецкому шоферу несколько яиц и он согласился их подвести.

Дик, нисколько не смущаясь, принял их обоих в отряд и доволен, что связался с Оршанским отрядом, который насчитывает 1000 партизан.

Разведчица признана, безусловно, своей, беспрепятственно посещает все подразделения отряда и даже обошла все соседние отряды, осмотрела местоположение подразделений отрядов, штабов и готовится к очередной посылке в тыл врага. На мои вопросы к Дику: проверена ли ваша разведчица, вы в ней уверены, он обиженно ответил: «Если бы не был уверен, то не посылал бы в тыл противника. Она с Оршанским отрядом все-таки связалась и привела от них представителя».

Заподозрив в этой разведчице агентуру гестапо, я лично вызвал представителя из Оршанского партизанского отряда, который на мой вопрос признался, что он вызывался в гестапо, что в партизанском отряде не состоит и никакого отряда в Орше в 1000 человек не знает, а послал его якобы лейтенант-окруженец, с которым они легально проживают в г. Орше. [470]

Этот «делегат» из Орши мной арестован и допрашивается. Разведчица успела уйти на передовую линию отряда и ускользнула от допроса. Но через нач. отряда и бригады она мною вызвана для опроса.

В зависимости от дальнейшего хода допроса о ней решу вопрос дополнительно. Не исключена возможность, что разведчица могла быть использована гестапо вслепую с подводом к ней «представителя» от Орши. Возможно, и сама перевербована гестапо.

К подбору людей в отряд тов. Дик относится безразлично, кроме вышеуказанных трех полицейских 10 мая с. года принял 12 дезертиров РККА из Комаровского сельсовета.

В отряде тов. Курмелева 1 мая 1942 г. во время боя в землянке партизан около дер. Слободки были захвачены в плен 5 партизан, из них одна девушка. 4 человека из числа захваченных находятся под следствием. Немцы освободили девушку якобы по причине того, что у нее в полиции работает отец, и на основе этого ее без проверки приняли в отряд.

Курмелев принял в отряд 6 человек-дезертиров с оружием и послал их привести еще 40 человек, но посланцы не вернулись.

В отряд тов. Дика прибыло 10 чел. без оружия и были мобилизованы в белорусскую дивизию, 7.5.42 г. бежали в лес, за ними посланы их жены.

В отряд тов. Бирюлина с оружием прибыл из Витебска полицейский, 1921 года рождения, уроженец и житель города Витебска, с января 1942 года по май служил полицейским в Витебске. Не допросив его и не проверив, приняли в отряд. Мною тщательно допрошен, получены от него разведданные.

Учитывая, что на нашей территории у него имеется мать, он мною завербован и под другой фамилией направлен в г. Витебск для организации среди знакомых полицейских диверсионно-террористических групп, которые, совершив теракты на командование полиции и комендатур, должны явиться к нам с оружием и захваченными документами. Этот акт подорвет доверие фашистов к русским полицейским, и они сами начнут стрелять, что вызовет разгон полиции своими руками, что нам и нужно. [471]

В отряд тов. Райцева 5.5.42 г. прибыл Гриценко Анатолий, 1920 г. р., уроженец г. Фрунзе, по национальности украинец, грамотный, холостой, служил в РККА в 153-м с. п. в 150-м отдельном батальоне в должности командира батареи. Около Лиозно был взят в плен и находился в лагере военнопленных в г. Витебске. В октябре 1941 г. добровольно вступил в германскую армию и служил в автоколонне при аэродроме.

Гриценко нами завербован и направлен в г. Витебск с задачей связаться с знакомыми служащими в немецкой армии, которые якобы не желают больше служить, но боятся явиться к нам, предложить им совершить теракт над офицерами и бежать к нам. Этим актом преследуется цель подорвать доверие к украинцам со стороны фашистов.

9.5.42 г. отрядом задержана группа из 9 человек, из которых наиболее подозрительными являются: Бакаев Александр Алексеевич, 1910 г. р., урож. г. Куйбышева, русский, б/п, образование незаконченное среднее, служащий, женат, до войны работал и жил в г. Витебске методистом в спортобществе «Спартак».

При оккупации г. Витебска немцами проживал в г. Витебске, а в ноябре, с 8 по 17 1941 г. был под арестом в немецкой фельджандармерии. При освобождении из-под стражи Бакаева офицер жандармерии потребовал от него сообщать о появлении коммуниста Козловского, скрывающегося от ареста жандармерии. Бакаев дал согласие. 7 декабря 1941 г. Бакаев был вызван в фельджандармерию, где предложено ему работать у них слесарем, и он дал согласие. Работал там до 6 мая 1942 г., до момента ухода из г. Витебска.

Сафронов Петр Лаврентьевич, 1903 г. р., урож. дер. Дровнево, Даниловской волости, Рославского уезда, русский, чл. ВКП(б) с 1929 года, работал в РК милиции трудколонии НКВД. При оккупации г. Витебска арестовывался полицией, но благодаря знакомству с нач. полиции г. Витебска был освобожден и до момента ухода из Витебска нигде не работал. Является инициатором организации группы ухода из г. Витебска.

Ведется расследование на предмет разоблачения их шпионской деятельности. [472]

В целях вскрытия деятельности германской разведки в отрядах мной направлены опергруппы других районов в помощь Лиознянской, Сурожской, Городокской и Меховской опергрупп для вербовки агентуры в отрядах и среди населения в районе расположения отрядов.

Проводим вербовку засланной агентуры из числа жителей деревень прифронтовой полосы.

О результатах выполнения наших мероприятий и материалах расследования сообщу дополнительно.

В отрядах выделены отдельные работники, ранее работавшие в милиции, для ведения разведки, прекратив практику, когда с разведчиками говорили все кому не лень и все их знали. Такая практика вела к расшифровке разведчиков и увеличению двурушников. Выделенные товарищи соответствующим образом проинструктированы.

Руководитель опер, чекистской группы НКВД Витебской области — капитан госбезопасности — Юрин.

24.5.42 г.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 854. Л. 39–46.

Совершенно секретно

Начальнику штаба партизанского движения при ставке Верховного Главного командования товарищу Пономаренко П. К. О работе оперативно-чекистских групп в п/отрядах

В целях борьбы с возможным проникновением шпионов, провокаторов, террористов, выявления паникеров в партизанских отрядах, штаб совместно с Орловским Областным Управлением НКВД в июне месяце 1942 г. создал (из числа работников НКВД) оперативно-чекистские группы при партизанских отрядах.

За июль месяц оперативно-чекистскими группами разоблачено 62 вражеских элемента.

В районе деятельности Суземских отрядов разоблачено и расстреляно 11 человек, в том числе:

террористов — 3 [473]

изменников Родины — 4

антисоветчиков — 4

В Трубчевских партизанских отрядах разоблачено и расстреляно 10 человек:

изменников Родины — 3

антисоветчиков — 2

аферистов — 1

агентов полиции — 4

В Навлинских отрядах расстреляно 11 человек:

немецких агентов — 6

мародеров — 1

агентов полиции — 4

В отряде им. Ворошилова № 1–7 человек:

разведчиков-шпионов — 5

агентов полиции — 1

мародеров — 1

В районе деятельности Выгонических отрядов разоблачено 19 человек, в отряде им. Ворошилова № 2 разоблачено 2 шпиона.

Поступившие материалы свидетельствуют о том, что противник засылает в массовом масштабе свою агентуру с задачей разложения отрядов и проведения террористической, шпионской деятельности. Так, например:

В Навлинском отряде разоблачена и расстреляна группа засланных шпионов:

1. Фомичева Александра Семеновна, 1919 г. р., уроженка с. Пластовое, Навлинского района.

2. Ивлиев Михаил Лаврентьевич, 1916 г. р., уроженец Беловского с/с, Богатовского района, Куйбышевской области, кандидат ВКП(б).

3. Груздев Николай Ильич, 1918 г. р., уроженец Вологодской области, чл. ВЛКСМ.

4. Титов Дмитрий Иванович, 1919 г. р., уроженец Читинской области.

Следствием установлено, что Фомичева в течение 2-х месяцев работала уборщицей у немцев в казармах, сожительствовала с немцами. В июне 1942 г. завербована немецкой комендатурой г. Брянска и направлена в отряды: [474] перешла линию фронта. Вместе с ней были направлены: Ивлиев, Груздев, Титов — из украинского фашистского батальона, которые прибыли с задачей влиться в партизанские отряды.

Навлинской опер-чекистской группой разоблачен и расстрелян Шилин Алексей Петрович, 1912 г. р., который, будучи в п/о в феврале 1942 г. без боя сдался немцам, был доставлен в Выгоническую полицию, а в апреле переведен в Брянскую тюрьму, допрашивался гестапо, освобожден из тюрьмы и направлен в лагерь военнопленных, откуда переведен в украинский батальон. 8 июля был вызван в г. Орджоникидзеград, где завербован и направлен в качестве разведчика в район отрядов.

Опер-чекистская группа разоблачила и расстреляла Крисанова Андрея Ивановича, 1901 г. р., судимого ранее на 5 лет, исключенного из партии, проживающего в дер. Шашуево, Навлинского района, за то, что Крисанов 18.1.42 г., находясь в землянке с другими, во время прихода карателей убежал, не предупредив остальных партизан, которых немцы убили. Пробрался на должность политрука взвода, скрыв свою судимость и исключение из партии. Незаконно расстрелял жену командира танковой части Красной Армии Зубенко Нину Матвеевну, фальсифицировал клеветнический материал на жителя села Крапивное Лысенкову Ф. А. , обвинив ее в шпионаже.

Раскрыта и ликвидирована эсэровская террористическая группа:

1. Ульяншиков Дмитрий Иванович, 1882 г. р., уроженец села Негино, Суземского района — судим в 1920 г. за эсэровскую деятельность.

2. Никишин Федор Константинович, 1884 г. р., уроженец села Негино, судим в 1937 г. за вредительство в колхозе.

Ульяшников и Никишин организовали к/р сборище в количестве 8 человек, на котором приняли решение совершить террористический акт против председателя Негинского с/совета Климченкова и секретаря партбюро партизанского отряда им. Дзержинского Филатова Якова Свиридовича и после перейти к мадьярам в карательный отряд. Два участника [475] этой терргруппы — Хороборкин П. З. и Ульяншиков А. А. успели уйти к карателям.

Опер-чекистской группой разоблачены и расстреляны:

1. Ковалев Михаил Иосифович, 1924 г. р. — из колхоза «Красный Октябрь», Почепского района.

2. Ковалев Иван Иосифович, 1922 г. р.

3. Шипулин, Иван Данилович 1905 г. р. — из поселка Высокий Стан, Первомайского с/с, Почепского района.

4. Безносенко Родион Пахомович — с. Котовка, Почепского района.

Вся эта группа нелегально получила от начальника полиции оружие для уничтожения партизан, тесно была связана с гестапо. 10.5.42 г. в г. Почеп выдали 4-х партизан: Горизгало, Фурсина, Нимкова и Гордеева, которых немцы поймали и расстреляли.

Разоблачены и расстреляны:

1. Ткачев Афанасий Андреевич, 1921 г. р., уроженец с. Ямное Суземского района — боец партизанского отряда.

2. Рудников Федор Константинович, 1919 г. р., уроженец с. Ямное — боец отряда.

Ткачев имел тесные связи с Рудниковым К., находящимся в Трубчевской полиции, и агентом полиции — Рудниковым Ф. И. и Свистковым Василием, который выдал сведения о партизанском отряде, нелегально хранил несколько винтовок, гр-ку Блохину пытался застрелить за то, что боялся разоблачения ею. Имел попытку совершить террористический акт над командиром отряда т. Кошелевым, но промахнулся.

Рудников Ф. К. являлся агентом полиции, проник в группу самообороны и поддерживал связь с отцом, работающим в Трубчевской полиции.

Разоблачены и расстреляны:

1. Скоробогатов Григорий Степанович, 1905 г. р., уроженец села Невдольск, Суземского района. За то, что будучи бойцом отряда «За власть Советов» — дезертировал, 15 дней скрывался, перешел к мадьярам, передал им сведения о стоянке отряда. 26.5.42 г. завербован Севской городской [476] полицией в качестве агента и переброшен в район отряда с задачей разведки.

2. Куликов Кирилл Фролович, 1900 г. р., украинец и житель села Семеновка, Суземского района, будучи в отряде, перешел на сторону врага, передал карателям данные об отряде и стал агентом полиции.

3. Щемелинин Василий Федорович, уроженец дер. Гряда, Почепского района, дезертир, работал в полиции.

28.7.42 г. расстреляны:

1. Максименко Иван Максимович, 1917 г. р., уроженец д. Износково, Льговского района, Курской области.

2. Коробец Григорий Алексеевич, 1917 г. р., уроженец д. Надежковичи, Погарского района.

3. Малашенко Виктор Иванович, 1924 г. р., уроженец д. Луки, Подгарского района.

Указанная группа, как установлено следствием, до 12.7.42 г. состояла у немцев на службе. Скрыв это, они вступили в Харьковский партизанский отряд, получив оружие, пробыли 7 дней в отряде и с оружием, по сговору, сбежали из отряда с задачей перехода к немцам, но были выявлены через агентуру.

Из материалов, поступивших от опер-чекистских групп, усматривается, что за последнее время в отрядах имеют место факты дезертирства и перехода на сторону врага. В Суземском районе за время боев с 19 по 27 июля 1942 года перешло на сторону врага 65 человек, дезертировало 362 человека, без вести пропало 10 человек, убито 7 человек, ранено 12 человек бойцов отрядов и бойцов групп самообороны. Этому способствовало то обстоятельство, что штабы отрядов при боевых операциях находились далеко от поля боя — в 5–10 км.

Имелся такой факт, когда комиссар одного отряда — Ковальчук во время боя находился в обозе за 10 км, и вместо руководства боем посылал связников в отряд узнать, не угрожает ли ему опасность там находиться...

В связи с трудностями и усиленным нажимом противника, среди личного состава отрядов появляются упаднические настроения, неуверенность в победе Красной Армии (Трубчевск, Выгоничи).

Боец-пулеметчик Плотников Ефим Агафонович, член [477] ВЛКСМ, 1922 г. р. распространял слухи о непобедимой немецкой армии и сдал свой комсомольский билет.

Бойцы Шолупенко и Бегун стали высказывать мнения, что политические итоги года освещены неправильно, что наша армия имеет больше потерь, чем указано.

Из отряда им. Суворова, Суземского района, выделились две бандгруппы в 9 и 12 человек, которые возглавили Данченко Василий Евдокимович — житель с. Чернь и Солоников Николай Владимирович — житель с. Кр. Слобода. Обе группы имеют цель — уничтожение партизанского руководства. Ими уже убит командир разведки отряда Бережков И. А. и обезоружено 15 бойцов-партизан.

Среди ряда бойцов отрицательные настроения усиливаются тем, что их семьи при наступлении немцев ушли в леса, не имеют продовольствия и находятся в трудных условиях. И те семьи, которые остались в селах на стороне немцев, перетягивают партизан к переходу к ним.

Немцы сейчас приняли такую тактику: усилили агитацию за переход на их сторону партизан, обещая им и их семьям гарантию сохранения жизни. За Десной, где находится часть семей партизан и часть ушедших партизан, временно прекратили расстрелы, в то же время полностью уничтожаются села, где были расположены партизаны, сжигая их дотла и уничтожая население.

В ряде отрядов имеет место нетерпимая беспечность со стороны начальства. Так, например, в отряд № 1 им. Ворошилова приняли 2-х женщин — Телятникову и Калашникову, допустили их работать в штаб, с ними стали сожительствовать командир батальона Надежкин и нач. штаба Муравьев. Сейчас эти обе женщины разоблачены как немецкие шпионки и расстреляны.

В том же отряде командир батальона Степняк принял в отряд Бондаренко Ефросинью Григорьевну, 1913 г. р., которая, пробыв несколько дней, ознакомилась с положением в отряде и сбежала.

В связи с наличием за последнее время фактов дезертирства и перехода на сторону врага, особенно в Трубчевских, Суземских партизанских отрядах, я принял решение: направить группу работников штаба партизанского движения для разбора позорных фактов в этих и других [478] партизанских отрядах, принятия на месте всех необходимых мер по очищению отрядов от морально и политически разложившихся руководителей отрядов, поднятия бдительности в отрядах и повышения их боеспособности в борьбе с врагами.

О проделанной работе сообщу докладной запиской.

Начальник штаба партизанского движения при Совете Брянского фронта (Матвеев)

8 августа 1942 года

№ 00293

г. Елец.

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1.Д. 909. Л. 16–23.

КОПИЯ

Сов. секретно

Начальнику особого отдела соединения п/о Полесской области тов. Михайловскому

В результате проводимых агентурно-оперативных мероприятий установлено, что в последнее время противник активизирует свою агенурно-разведывательную работу, засылает агентуру в партизанские отряды и в места, где по его предположению партизанские отряды имеют связь с местным населением.

1 июня с. г. Мозырским п/о был задержан неизвестный. На допросе назвал себя Ивановым Иваном Ивановичем, 1924 г. р., по национальности немец, уроженец д. Магдынь Овручевского р-на Житомирской области, заявил, что он бежал от преследования со стороны немецких властей и имеет намерение вступить в партизанский отряд.

После соответствующей проверки через агентуру, имеющуюся в г. Мозыре, было установлено, что Иванов работал до момента своего прихода в п/о в полиции города и специально направлен гестапо для разведывательной работы в один из партизанских отрядов.

На допросе Иванов показал, что он действительно завербован Мозырьским отделением гестапо и направлен в [479] Мозырьский партизанский отряд с целью установления численного состава отряда, его вооружения, места дислокации, должен пробыть в отряде не более 3–4-х дней, после чего убежать из отряда и представить данные, интересующие гестапо.

4 июня с. г. Мозырьским п/о также был задержан некий Чижиков Владимир Георгиевич, 1924 г. р., уроженец г. Речицы. При выяснении личности Чижикова было установлено, что он является агентом гестапо, работал в г. Речица и направлен в Мозырьский район для разведывательной работы.

5 июня с. г. группой партизан Ельского п/о был задержан Журо Сергей Савельевич, уроженец г. Новгород-Северска, по национальности украинец, рождения 1917 г. На допросе показал, что он в апреле м-це 1941 г. был призван в РККА, служил в в/ч 7490 (мотомехполк), 2 июля 1941 г. попал в плен под Минском. Далее Журо показал, что начиная с апреля 1943 г. по 1 июля работал при Овручском гебитскомиссариате пропагандистом.

1 июня Журо был вызван в Овручское отделение СД, завербован и послан по определенному маршруту в населенные пункты Овручского и Ельского районов с целью установления численного состава и вооружения партизанских отрядов, расположенных в этой зоне.

Разоблаченные агенты немецкой разведки Иванов И. И. , Чижиков В. Г. и Журо С. С. нами расстреляны.

На должности нач. штаба Сельского п/о до 28 мая с. г. работал Байбурин Хамит Якубович, по национальности татарин, уроженец д. Сафрово Чищменского района БССР, 1918 г. р. 27 мая 1943 г. Байбурин вручил командованию п/о письмо, якобы полученное им от связной отряда «Антонины», в котором сообщалось, что якобы указанная выше связная, находясь в м. Ельскуодной из своих знакомых, узнала о том, что Ельское отделение гестапо посылало в расположение Ельского п/о свою агентуру, через которую установило численный состав отряда и его вооружение. В этом же письме были оклеветаны командиры п/о и нанесена клевета по адресу партизан. В связи с тем, что содержание письма вызвало сомнение в его правдоподобности, было проведено [480] расследование, в результате которого установлено, что письмо это сфабриковано самим Байбуриным, после чего Байбурин был арестован.

На допросе Байбурин признался в том, что письмо было написано им с целью показать, что в отряде руководящий состав ни на что не способен и что всеми делами руководит он, Байбурин.

За фабрикацию провокационных писем и клевету по адресу партизан Байбурин расстрелян.

В настоящее время оперативным составом партизанских отрядов нашей зоны проводится работа по созданию разведывательной, контрразведывательной и диверсионной агентуры.

В г. Мозыре нами завербован агент «Бойко». При беседе с ним выяснено, что он является резидентом Мозырского отделения СД, имеет у себя на связи до 8 агентов (списки которых передал нам).

Завербован нами агент «Жилкин». Работает зам. начальника Мозырьской полиции, передает интересующие нас данные в отношении противника, а также через него ведется соответствующая работа среди полицейских.

В последнее время нами завербован агент «Огонь», работавший стрелочником на ст. Мозырь. Агента «Огонь» думаем использовать для совершения диверсионного акта на станции Мозырь.

В поселке Ельск имеется резидентура из числа работников полиции. Эту резидентуру возглавляет «Антон Титович».

Оперативным составом укомплектованы пока только Мозырьский и Ельский п/о. На должность оперуполномоченного Ельского п/о назначен Важник Николай Прокофьевич. В остальных отрядах объединения оперуполномоченные будут подобраны в ближайшее время.

Начальник особого отдела объединения п/о Южноприпятской зоны, Полесской обл. /Шилов/

Верно: Сотрудник 2-го отд. БШПД майор госбезопасности /Земсков/

РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 862. Л. 3–5. [481]

Совершенно секретно

Приказ начальника штаба партизанского движения Брянского фронта и начальника управления НКВД по Орловской области.

Содержание: О работе оперативно-чекистских групп при партизанских отрядах и о взаимоотношении нач. опергрупп с командованием.

№ 654

6 декабря 1942 года

г. Елец

Неоднократные попытки фашистского командования ликвидировать партизанские отряды в открытом бою оканчивались для него большими потерями, а партизанские отряды, из этих боев выходя победителями, еще более закалились и приобрели боевой опыт.

Немецкое командование и его разведорганы принимают все меры к тому, чтобы подорвать и разложить партизанское движение изнутри. Они забрасывают свою агентуру в районы деятельности отрядов с задачей выведать тайны партизан, разложить политически отряды, проводить диверсию и террор в отношении командиров и политработников партизанских отрядов. Это подтверждается значительным количеством дел, проведенных опер.-чекистским отделом НКВД при партизанских отрядах.

Созданные оперативно-чекистские отделения при партизанских отрядах полностью себя оправдали и оказали значительную помощь по ограждению и очищению партизанских отрядов от немецкой агентуры, предателей и изменников Родины.

Однако отдельные командиры партизанских отрядов, получая информацию от оперативно-чекистских групп, вместо оперативного использования этой информации в интересах укрепления отрядов не принимают действенных мер, а зачастую игнорируют сообщения чекистов, нанося тем самым ущерб партизанскому движению.

Агенты немецкой разведки Калашникова и Телятникова, [482] войдя в доверие быв. комбата партизанского отряда Надежкина и его нач. штаба Муравьева, сблизились с ними. Надежкин, несмотря на информацию оперативно-чекистского отдела о неблагонадежности Калашниковой и Телятниковой, устроил их на работу в штаб, где они продолжали заниматься шпионской деятельностью вплоть до их ареста.

Командир батальона Чирканов принял в качестве разведчицы явно подозрительную Федорову [...] . Федорова оказалась агентом германской разведки, засланной немецкой комендатурой с разведывательным целями, собрала данные и ушла к немцам.

Несмотря на протесты оперативно-чекистского отделения, командир отряда Бойко принял к себе в штаб Андросову, сблизился с нею, доверил ей хранение совершенно секретных документов. Андросова оказалась агентом фашисткой разведки.

Отдельные командиры незаконно вмешиваются в оперативные функции оперативно-чекистских групп, пытаясь подменить руководство этими группами.

Так, быв. комиссар Суземского отряда Паничев без оснований освободил из-под стражи арестованного за принадлежность к немецкой разведке.

Командир отряда Сеченко без ведома начальника оперативно-чекистского отделения освободил из-под стражи арестованного Джигитова.

Командир отряда Покровский отдал приказ о снятии с работы начальника опер.-чекистского отделения Макарова и назначил его политруком, на что не имел никакого права.

Командир отряда Гузенко и его нач. штаба Кочур никаких мер по информации оперативно-чекистского отд. не принимал и незаконно требовал подчинения им начальника оперативно-чекистского отд. Куликова.

Такие факты могли иметь место только потому, что антисоветские элементы, пробравшиеся в отряды, пытаются всеми силами подорвать авторитет оперативно-чекистских групп, а отдельные командиры, вместо пресечения этих враждебных действий, сами устанавливают неправильные взаимоотношения с работниками НКВД.

Имеют место факты, когда командиры при наличии возможности не оказывают необходимой помощи оперативно-чекистским [483] группам в проведении оперативных мероприятий, направленных на разрушение коммуникаций врага, отказывают в взрывчатке и др. средствах боевой техники и вооружения и свои неправильные действия пытаются объяснить различными необоснованными мотивами.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Командованию объединенных партизанских отрядов — т.т. Емлютину и Бондаренко разъяснить всему начальствующему составу партизанских отрядов, что оперативно-чекистский отдел и его группы действуют на правах Особого Отдела НКВД и непосредственно оперативное руководство их оперативно-чекистской деятельностью осуществляется управлением НКВД Орловской области и представителем Центрального штаба партизанского движения при штабе Брянского фронта, что командование отрядов обязано оказывать им всемерное содействие в проводимой работе.

2. Разъяснить, что назначение и снятие оперработников производится только начальником Управления НКВД или начальником штаба оперативно-чекистского отдела, действующего в районе партизанских отрядов, по принадлежности.

3. Установить, что оперативно-чекистское отделение и отдел имеет право производить арест и предание суду Военного Трибунала преступного элемента:

а) из лиц рядового и младшего начсостава с санкции прокурора;

б) из лиц среднего и высшего начсостава с санкции прокурора и командования объединенного штаба партизанских отрядов;

4. Охрану и конвоирование арестованных внутри партизанского края возложить на комендантские взводы партизанских отрядов.

5. Установить, что направление самолетами на советскую территорию лиц из партизанского края должно производиться по согласованию с оперативно-чекистским отделом.

6. Обязать начальников оперативно-чекистских отделений и отдела соответственно информировать командование отрядов и объединенного штаба о материалах, касающихся положения дел в отрядах, о добытых разведданных, [484] необходимых для боевой деятельности отрядов и проведения оперативных мероприятияй по разрушению коммуникаций врага.

Разрешить командирам партизанских отрядов включать в отчетность соответствующего отряда результат боевой деятельности специальных групп оперативно-чекистских отделений по разрушению коммуникаций врага по донесениям нач. оперативно-чекистских отделений.

7. Начальнику оперативно-чекистского отдела — ст. л-ту государственной безопасности тов. Лизунову улучшить обслуживание отрядов и всемерно усилить агентурно-разведывательную работу на территории противника.

8. Командировать в район деятельности штаба партизанских отрядов начальника 4-го отдела УНКВД — ст. лейтенанта госбезопасности т. Ждорова, которому вместе с командованием штаба провести организационную перестройку оперативно-чекистских групп и расстановку личного состава в соответствии с проведенной реорганизацией партизанских отрядов, оказать практическую помощь оперативно-чекистскому отделу в улучшении оперативной работы.

Председатель центрального штаба Начальник управления НК партизанского движения — член НКВД по Орловской обл. военного совета Брянского фронта — майор госбезопасности ст. майор государственной безопасности /Фирсанов/ /Матвеев/

УДААБО. Ф. 1650. Оп. 1. Д. 81. Л. 268–269.

Сов. секретно

Инструкция. Оперработникам КРО, направляемым в Партизанский Край, для чек. обслуживания партизанских бригад.

(Утверждена 4 сентября 1942 г. Зам. начальника Управления НКВД ЛО майором госбезопасности Ивановым) [485]

I. Основные задачи:

Учитывая, что немецкие разведывательные органы и, в частности, отделения гестапо на территории временно оккупированных районов в качестве одной из первоочередных задач ставят перед собой борьбу с партизанским движением путем массового внедрения своей агентуры в партизанские отряды с целью их разложения, насаждения сети предателей во всех населенных пунктах, создавая повсеместно полицейские и карательные отряды из среды антисоветского и уголовного элемента, вся ваша работа должна протекать по следующим направлениям:

1. Создание крепкого негласного агентурного аппарата в каждом партизанском отряде с целью быстрого выявления предателей, изменников и агентуры противника с немедленной их ликвидацией.

2. Использование квалифицированной агентуры при партизанских отрядах для подбора и насаждения резидентур в оккупированных немцами районах с целью:

а) Сбора разведданных для Красной Армии.

б) Создания диверсионных и террористических групп по уничтожению штабов, воен. объектов и генералитета фашистской армии.

в) Выявления шпионов и диверсантов, переброшенных фашистами на территорию СССР.

3. Заброски специальных боевых разведывательно-диверсионных групп для установления связи с агентурой и активных операций.

II. Основные мероприятия:

Для осуществления указанных задач вам необходимо:

1. Произвести точный учет партизан, побывавших в плену у немцев, влившихся в отряды из оккупированных районов, выделив для агент, разработки первоочередную категорию, подозрительную по своему прошлому или поведению.

2. Подобрать из среды честных боевых командиров и бойцов партизанских отрядов резидентов и агентуру, которых направить целевым порядком на вскрытие вражеской агентуры.

3. Наиболее способных в разведыв. отношении агентов проинструктировать и подготовить в разрезе выполнения специальных заданий по насыщению агентуры в оккупированных районах. [486]

4. Тщательно отработать с резидентами и агентами, выделенными вам для ведения закордонной работы, вопросы вербовки, конспирации, явок, четкой и быстрой связи с применением кодированной связи по рации, предусмотрев возможные варианты поведения агентуры в тылу противника вплоть до провалов и возможных перевербовок.

5. Подготовить условия для приема и сбора материалов, документов и трофейных предметов /оружия, рации и т. п. немецкого обмундирования, денег, документов и т. п./ от возвращающихся из боевых операций отрядов и групп, произвести учет выявленных ими контрагентов вражеских разведчиков, диверсантов, предателей как на оккупированной немцами территории, так, в особенности, выявляя каналы проникновения противника на территорию СССР. Также собирать исчерпывающие данные о режиме, агентурной обстановке, документации и политико-экономич. состояния оккупированных районов.

7. Все добытые материалы путем опросов и агентурной работы, проведенной Вами, помещать в декадных отчетах, которые 10, 20 и 30 каждого месяца регулярно направлять в 2 адреса:

КРО НКВД — г. Тихвин, КРО УНКВД — г. Ленинград.

Примечание: Внеочередные сообщения о выброске вражеской агентуры и добытые важные развед. данные передавать по рации немедленно.

Зам. Нач. КРО УНКВД ком. гос. безопасности /Альтшуллер/

г. Тихвин

Из архива С. С. Бельченко

КОПИЯ

Секретно

Заключительное донесение. По вопросу о покушении на генерального комиссара Белоруссии, гауляйтера майора запаса Вильгельма Кубе в ночь на 22.9.1943 г.

(У — Тдв., №410/43 — д.)

В ночь на 22. 9. 1943 в 0 час. 40 мин. в спальне генерального комиссара и гауляйтера Вильгельма Кубе взорвалась [487] мина, в результате чего у него разорвало левую сторону груди и оторвало левую руку. Ранения были, безусловно, смертельные. Его труп в полуобгоревшем состоянии был вынесен из охваченной пожаром спальни поднятой по тревоге дежурной командой и служащими газовой команды.

Лежащая рядом его жена Анита Кубе, урожд. Линденколь, которая была на 8-м месяце беременности, осталась невредимой и отделалась только нервным шоком. Его трое маленьких детей, которые находились в другой комнате, отделенной от спальни ванной, спали и остались также невредимыми.

От удара взрывной волны обстановка спальни была почти полностью разбита. Находящийся в Минске на Театральной улице № 27 жилой дом, который граничил непосредственно со зданием генерального комиссариата, внешне не пострадал.

При осмотре места происшествия немедленно назначенной «Большой особой Комиссией», состоявшей из СС-штурмбанфюрера и криминал-советника Бондорфа (Bondorf) — в качестве руководителя, а также представителей из сектора уголовной полиции (СС-оберштур.мфюрера Брейер (Breyer) и сектора государственной полиции (СС-оберштурмфюрера и криминал-Комиссара Хайса (Heiss), во время просеивания мусора и обломков были обнаружены и изъяты материальные остатки.

Руководствуясь материалами расследований, проведенных подобными особыми комиссиями по поводу взрывов мин в различных важных немецких учреждениях, СС-оберштурмфюрер Брейер установил, что в данном случае речь идет об остатках замедлителя магнитной мины неопределенного срока действия английского происхождения.

Примененная мина, при проверке на месте происшествия, несомненно, была установлена примерно за 12 часов на выступающих пружинах матраца металлической кровати гауляйтера Кубе и там взорвалась. В пользу этого предположения говорит также характер ранения гауляйтера. Действие мины было ослаблено матрацем и телом гауляйтера. Этим можно объяснить также невредимость его жены.

Так как дом гауляйтера день и ночь охранялся собственной охраной из 12 человек полиции (Ordnungpolizei), вопрос [488] встал только о тесном круге лиц, состоявшем из обслуживающего персонала и входивших в дом.

Дознание ограничилось поэтому в первую очередь на немедленной установке этого круга лиц, которые в течение последнего дня перед покушением что-либо делали в доме гауляйтера.

На месте происшествия были задержаны работающие и занятые в домашнем хозяйстве четыре горничные.

Их проверка вначале не показывала какой-либо связи с покушением.

Уже утром 22.9.43 было установлено, что единственная живущая из-за недостатка места вне дома служанка Елена Мазаник, 4.4.1914 г.. р. (имя Карина), проживающая в Минске по ул. Театральной № 48, кв. 10, отсутствовала.

Так как такие существенные обстоятельства дали известные основания к подозрению, ее квартира была вскрыта. Оказалось, что она почти пуста.

Сестра Мазаник, ведущая совместно с ней домашнее хозяйство, Валентина Шутская 1918 г. р. (имя Валя), также отсутствовала.

Расследование на установленном месте службы сестры (казино немецкого суда в Минске) показало, что Ш., якобы из-за болей, вызванных спазмами сосудов, 21.9.43 в 10.30 оставила свое рабочее место. Перед уходом она попросила предоставить ей 21.9.43 выходной день.

При дальнейшем расследовании у различных доверенных лиц, которые имели контакт с Ш., выяснилось, что М., хотя и поддерживала отношения с немцами, очевидно с целью разведки, была настроена антинемецки. Так, недавно при своей подруге она высказывала гордость тем, что русская, и что люди при советской власти жили намного лучше, чем при немцах.

Также было установлено, что ее первый муж был расстрелян немцами как партизан и что второй муж работал шофером в НКВД г. Минска.

Мазаник выдавала себя доверенному лицу как служащую Центрального Комитета НКВД. Поэтому предположение, что только она могла совершить покушение, было правильным. Это предположение в дальнейшем расследовании было подкреплено. [489]

Ее тесную связь с НКВД подтверждает и то обстоятельство, что она пыталась некую Галину Липскую, из круга своих знакомых, завербовать для шпионской деятельности против немецких войск. Липская, однако, это предложение отклонила. Свое положение в доме гауляйтера М. определенно использовала в целях разведки, т. к. она неоднократно имела возможность убирать его служебный кабинет.

В связи с этим особое внимание вызывает то, что, пожалуй, для всех остальных служащих дома, но не для Мазаник, генеральный комиссар требовал проверку через гестапо. Подобная проверка в отношении ее, таким образом, не состоялась.

Свое бегство обе сестры маскировали тем, что они уже за несколько дней до покушения продавали свои пожитки и носильные вещи. М. пришла 21.9.43 как обычно в 7 часов утра на работу в дом гауляйтера, жаловалась работницам на сильную зубную боль и в 10.30 оставила дом. Свой преждевременный уход она маскировала, как и ее сестра Ш.: через свою подругу попросила фрау Кубе о перенесении ее выходного дня на 21.9.43.

По особому распоряжению гауляйтера, она лечила зубы у немецкого врача, однако 21.9.43 ее там не было.

При дальнейшей проверке круга знакомых обеих сестер натолкнулись якобы на любовника М. по имени Степан, который был установлен в лице Стефана Тиллнера (Stefan Tellner), руководителя почтового отделения в генеральном комиссариате.

Теперь, благодаря этому, возникла возможность установить деревню вблизи Минска, куда обе сестры ездили ухаживать за матерью.

Однако дом матери в деревне Малая Малюковчина оказался закрытым и пустым. Ключи были переданы родственнице сестер, некой Анне Рулькевич. Все имущество вывезли два возчика, один из которых был некий Павел Кароль, житель соседней деревни Потреби. С его помощью удалось вычислить квартиру в предместье Минска по ул. Заславской № 35-а, кв. 6.

Владелица этой квартиры сначала отрицала, что приняла беглецов, однако после очной ставки призналась, что она [490] действительно за плату в 100 рейхсмарок приняла их и их имущество отдала своему соседу Николаю Дрозду.

Беглецами были Валентина Ш. и ее мать Анна Ш., а также двое малолетних детей Валентины. При обыске в доме Дрозда была действительно найдена различная одежда в замурованном потайном подвале.

Среди вещей находилось также темно-голубое пальто, которое было без сомнений опознано служанкой гауляйтера Галиной Вигал как собственность Мазаник.

Позже в деревянном сарае, в штабеле дров, были найдены два детонатора, которые по показаниям Дрозда принесла некая «Мария», по прозвищу «Черная Мария». Позже она была установлена как Мария Осипова. (Приметы: примерно 30 лет, рост 1.75, гибкая, черные волосы, смуглое длинное лицо.)

Хозяин усадьбы Николай Дрозд 15.8.1886 г. р., а также его жена Елена Дрозд 1890 г. р. и их дочь Регина Дрозд 16.10.1923 г. р. были арестованы незадолго до их подготовленного бегства.

Дрозд признался, что 18.9.43 Мария Осипова и Мария Дуброва ждали его на мосту в Минск, когда он возвращался из деревни Вячи со сбора ягод домой, и он получил от них две мины. Их он принес в свой дом, где они были спрятаны Осиновой в саду.

Находившаяся под арестом Дуброва вынуждена была подтвердить, что эти данные соответствуют действительности и она получила эти мины в лесу недалеко от деревни Вячи от неизвестного мужчины, вероятно, партизана.

В ходе дознания далее было установлено, что Осипова с апреля с. г. жила у Дрозда и неоднократно предпринимала так называемые «служебные поездки». Также она во время проживания у Дрозда развернула активную антинемецкую пропаганду и авторитетно воздействовала на круг своих знакомых.

Осипова поддерживала связь с некой «Тоней» (приметы: примерно 40 лет, среднего роста, гибкая, волосы соломенного цвета, зачесанные на пробор, лицо в оспинах, в черном платке, темная одежда и черные сапоги), которая, очевидно, также работала на партизан. Тоня и Мария Осипова имели общие дела и были часто вместе. Тоня должна была также [491] знать семью Ш., т. к. она ожидала ее 20.9.43 и содействовала в устройстве на ночлег.

Тоня и Осипова провели ночь на 21.9.43 у Дрозда. Осипова оставила квартиру Дрозда 21.9.43 в 5.30 утра, после чего Тоня вместе с беглецами и возчиком, данные которого не удалось установить, уехала по направлению к Минску.

Известно, что Ш. вышла на работу в немецкий суд в 7 утра.

В 11 утра Осипова вернулась к Дрозду и вскоре после этого оставила дом, якобы для того, чтобы предпринять снова служебную поездку. Дрозд показал в отношении Осиповой, что речь идет о чрезвычайно деятельном агенте партизан. Она предлагала его и его семью в случае преследования переправить в Москву.

Без сомнения, Мария Осипова 21.9.43 утром принесла мины в Минск и там лично или через связного передала их Мазаник, которая в это время еще находилась в своей квартире на Театральной улице, 48.

Связным был Георгий Куликов 28.5.1914 г. р., передававший письма и пакеты Мазаник и Осиновой.

В дальнейшем его задача заключалась в том, чтобы разведывать для Осиповой настроения среди населения, в немецких частях, месторасположения отдельных подразделений вермахта и другие важные сведения.

При этом ему содействовал некий Владимир Сибко, 17.11.1912 г. р., который работал музыкантом в «немецком Доме». Свои задания он выполнял, пользуясь благосклонностью знакомых официанток, показывавших ему почту от немецких солдат, выписывал отдельные номера полевых почт и др. важные подробности из писем, то есть любыми путями пытаясь заполучить сведения о немецких войсках.

Эту деятельность оба продолжали длительное время и передавали материалы Осиповой через Галину Липскую.

...В связи с арестом Куликова и Сибко была раскрыта широко разветвленная и хорошо организованная разведывательная служба партизан и тех, кто стоял за ними.

Были выявлены важные следы, которые указывали на подготовку к новым покушениям и на других связников разведчиков. У бывшего любовника Мазаник Стефана Тиллера была изъята годная к репродукции ее фотография. [492]

Что касается задержанного Куликова, то его следует рассматривать вместе с Марией Осиновой как лицо, вручившее Мазаник мины, предусмотренные для покушения на гауляйтера.

Проводившийся розыск Мазаник и ее родственников, а также Марии Осиновой и Тони, закончился безуспешно, так как они после выполнения специального задания с помощью Осиповой были отправлены в Москву на самолете из ближайшей партизанской области.

Осипова использовала также в качестве связного Марию Дуброву, которая, без сомнения, как закоренелая коммунистка получала от нее задания. Так, при заключительном обыске в ее квартире были обнаружены спрятанные между досок пакетики с пятью бумажками (облатками), содержащими стрихнин. Химический анализ точно показал, что речь идет о смертельно действующем яде.

Принимая во внимание тесную связь вышеуказанных лиц, можно почти со 100-процентной уверенность сделать вывод, что в случае неудачи покушения с миной вся семья Кубе была бы отравлена стрихнином. Количество изъятого яда хватило бы, чтобы отравить более 100 человек.

Далее, благодаря работавшей на кухне немецкого суда Ш., имелась возможность подмешать яд в отпускаемые блюда.

Оценка всех сторон дела показывает, что Мария Осипова — лицо, действующее по заданию Москвы, и именно НКВД.

Непосредственная исполнительница — Елена Мазаник, как уже упоминалось, также относится к НКВД.

Сведения о жизни и обычаях семьи Кубе и другие важные происшествия, благодаря роду работы Мазаник, легко передавались в Москву.

Дрозда и Дуброву необходимо рассматривать как закоренелых коммунистов. Куликова и Сибко они использовали в качестве подвижных связных.

Находящиеся под арестом родственники Дрозда (жена и дочь) знали о преступной деятельности вышеуказанных лиц.

Липская — соучастница, однако она отклоняла всякую активную разведывательную деятельность. Задержанный в [493] ее квартире Леонид Етишко, 17.8.17 г. р., по расследованию не имеет никакого отношения к делу. Поскольку у него нет постоянного занятия, вопрос стоит о его использовании на работах.

Также необходимо поступить и с Липской. К арестованным, за исключением Липской и Етишко, я предлагаю применить острейшие средства государственной полиции.

Случай должен быть передан в IV отдел для дальнейшей обработки и использования.

Командир DS Pad SD Белоруссии распорядился распустить Большую специальную комиссию (GSK) к 29.9.1943 г.

Подписал Бондорф, СС-штурмбаннфюрер и криминал-советник, руководитель Большой специальной комиссии.

А.Ю. Попов. Ликвидация гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе (Донесение криминал-советника Бондорфа. 1943 г.) // Исторический архив. № 1. 2002. С. 45–52. [494]

Дальше