Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава двенадцатая.

Двойное наступление на Филиппины

Поддержка сил Макартура 58-м оперативным соединением. - Центральный район Тихого океана. - Штурм острова Сайпан. - Прикрытие плацдарма на Сайпане силами Спрюэнса. - Наступление японцев. - Бой в Филиппинском море 19-20 июня 1944 года. - Захват южной группы Марианских островов. - Вторжение на остров Лейте. - Заключение.

В начале марта 1944 года комитет начальников штабов США подтвердил ранее принятое решение относительно проведения совместных наступательных действий силами двух группировок через просторы Тихого океана. По замыслу комитета начальников штабов силы юго-западного района Тихого океана под командованием Макартура должны были продолжать движение на северо-запад вдоль северного побережья Новой Гвинеи с задачей к середине ноября захватить остров Минданао в южной части Филиппин. Силы центрального района Тихого океана под командованием Нимица должны были в течение июня - сентября захватить Марианские острова, а также острова Сайпан, Тиниан и Гуам» а в середине октября - приступить к выполнению задачи по овладению базами на островах Палау. В ноябре им предстояло обеспечить поддержку с моря высадки войск Макартура на остров Минданао. Таким образом, эти совместные действия были не чем иным, как наступлением по сходящимся направлениям.

Предполагалось, что захват Марианских островов будет способствовать успеху дальнейших операций. [488]

Если бы американские войска захватили эту группу островов, были бы перерезаны основные воздушные коммуникации между Японией, Каролинскими островами и Новой Гвинеей, американские подводные лодки получили бы базы для развертывания активных действий по уничтожению танкеров и грузовых судов противника, курсирующих между Японией и Голландской Индией, американская авиация приобрела бы удобные места для аэродромов, с которых новые бомбардировщики дальнего действия В-29 смогли бы наносить удары непосредственно по островам Японии. Более того, вторжение на территорию, находящуюся так близко от Японии, почти наверняка обрекло бы на гибель японский флот: он был бы вытеснен из этого района, возможно, еще до возвращения войск Макартура на Филиппины,

Пока командование сил в центральном районе Тихого океана разрабатывало план боевых действий на Марианских островах, силы юго-западного района под командованием генерала Макартура овладели островами Адмиралтейства и готовились к дальнейшему продвижению на запад - к Холландии вдоль северного побережья Новой Гвинеи. Таким образом, был бы обойден Вевак, где находилась 18-я японская армия, насчитывавшая около 20000 человек, включая тех, кто уцелел после отхода с полуострова Хуон, Однако в результате такого 400-мильного прыжка к Холландии 7-е соединение десантных сил оказалось бы вне радиуса действия поддерживающей авиации берегового базирования, но в то же время рисковало бы подвергнуться нападению противника из Новой Гвинеи и с Каролинских островов. В связи с этим авианосцам 5-го флота была поставлена задача подавить силы противника на Каролинских островах и обеспечить поддержку и прикрытие кораблей 7-го флота в новой десантной операции. [489]

Поддержка сил Макартура 58-м оперативным соединением

В конце марта 1944 года три группы 58-го оперативного соединения покинули стоянку у атолла Маджуро и взяли курс к западной части Каролинских островов с задачей нанести такой же удар по базе Объединенного флота противника на островах Палау, какой был нанесен за месяц до этого по островам Трук, После того как японские патрульные самолеты обнаружили это соединение, шедшее курсом на запад, японцы развили необычайную активность. Еще когда адмирал Кога отходил на рубеж Марианские острова - острова Палау - западная часть Новой Гвинеи, он заявил, что это будет его «последнее отступление» и что он «любой ценой удержит эту линию обороны». Предполагая, что американский флот вот-вот нанесет удар по новой линии его обороны, адмирал Кога сосредоточил здесь все наличные силы авиации, включая авианосную, и одновременно приказал надводным кораблям покинуть острова Палау и стоять под парами к северу от них, ожидая подкреплений и указаний о дальнейших действиях. Затем он вместе со своим штабом вылетел в Давао на острове Минданао, намереваясь оттуда руководить боевыми действиями японских сил. Во время перелета погода резко ухудшилась, и самолет, на котором находился адмирал Кога, разбился. Так Объединенный флот снова оказался без главнокомандующего.

Суматоха, поднятая японцами, ничего не дала. В конце марта - начале апреля 58-е оперативное соединение нанесло удар по островам Палау, уничтожив большую часть авиации противника, оборонявшей острова, и потопив почти все его корабли, которые не [490] успели уйти оттуда. Прежде чем Объединенному флоту удалось собрать свои силы для контрудара, 58-е оперативное соединение атаковало близлежащие остров Яп и атолл Волеаи и благополучно возвратилось к Маршалловым островам. По крайней мере временно противник на Западных Каролинах был подавлен. Тем самым удалось обеспечить правый фланг сил Макартура.

В середине апреля быстроходные авианосцы с кораблями прикрытия уже снова были в море. На этот раз они осуществляли непосредственную поддержку высадки десанта в Холландии. На обратном пути авианосная авиация снова нанесла удар по островам Трук, в результате чего противник был ослаблен здесь настолько, что бомбардировщикам, действовавшим с атолла Эниветок и с островов Адмиралтейства, не нужно было больше затрачивать больших усилий для подавления этого опорного пункта японцев. Прежде чем вернуться в свою базу, крейсера 58-го соединения бомбардировали атолл Сатаван в центральной группе Каролинских островов, а линейные корабли соединения под командованием вице-адмирала Ли подвергли массированному артиллерийскому обстрелу остров Понапе в восточной группе Каролинских островов.

В ходе этих действий ни один американский корабль не был поврежден, что свидетельствовало об ослаблении воздушной мощи Японии и о растущей эффективности средств ПВО американского флота.

Центральный район Тихого океана

В июне 1944 года военные действия на всех театрах войны приобрели невиданный до сего времени размах. Почти одновременно американские вооруженные силы на Тихом океане и в Европе прорвали внутренние оборонительные рубежи Японии и Германии. Масштабы операции по вторжению союзных сил во Францию [491] через Ла-Манш не имели себе равных, но нападение на Сайпан, состоявшееся девятью днями позже, едва ли было менее сложным, потому что Сайпанская операция потребовала переброски сюда огромных сил на расстояние свыше 3000 миль (от Пирл-Харбора) и свыше 1000 миль (от атолла Эниветок). В то время как планы вторжения в Нормандию разрабатывались более двух лет, Спрюэнс, Тернер, Смит и их штабы имели для организации экспедиции против Марианских островов всего лишь три месяца.

6 июня 58-е оперативное соединение покинуло атолл Маджуро в группе Маршалловых островов и взяло курс на северо-запад. За ним на значительном расстоянии следовали десантные силы в составе 535 кораблей и судов, имевших на борту 127000 человек, две трети которых составляли солдаты морской пехоты. Во время продвижения 5-го флота армейские самолеты с Маршалловых островов и из юго-западного района Тихого океана отвлекли внимание противника и нейтрализовали японские военно-воздушные силы регулярными ударами по японским базам на Каролинских островах. И июня, когда 58-е оперативное соединение было уже в 200 милях восточнее Гуама, Митчер поднял свои авиационные группы и направил их против южной части Марианских островов. Самолеты Митчера нанесли авиации противника тяжелые потери.

13 июня Митчер выделил семь линейных кораблей под командованием вице-адмирала Ли для бомбардировки Сайпана и близлежащего острова Тиниан. На следующий день он направил две оперативные авианосные группы под командованием контр-адмирала Кларка на север с задачей атаковать аэродромы на островах Иводзима и Титидзима. Тем самым Марианские острова оказывались полностью изолированными. Две авианосные группы направились к западной части Марианских островов для оказания непосредственной поддержки войскам, высаживающимся на Сайпан. [492]

Штурм острова Сайпан

Бомбардировка гористого Сайпана не могла ослабить его оборону в той степени, в какой это удавалось сделать при штурме равнинных островков типа Кваджелейн. И все-таки этот остров, имевший 32000 защитников, необходимо было захватить как можно быстрее, поскольку все понимали, что японцы будут особенно упорно оборонять этот рубеж, расположенный столь близко от их родины. Поэтому американцы решили сначала захватить удобный плацдарм, ,с которого в дальнейшем можно было бы овладеть основными аэродромами острова, а затем и всем островом.

14 июня несколько устаревших линейных кораблей и других кораблей артиллерийской поддержки сменили линейные корабли адмирала Ли у Сайпана и начали методическую бомбардировку острова. В тот же день подразделения водолазов-подрывников разведали подходы к плацдарму на относительно равнинном юго-западном берегу и взрывами проделали проходы через коралловые рифы. Рано утром 15 июня транспорты и танкодесантные корабли со 2-й и 4-й дивизиями морской пехоты на борту достигли Сайпана.

После последнего двухчасового обстрела острова корабельной артиллерией, прерванного получасовым воздушным налетом, восемь батальонов морской пехоты на плавающих гусеничных бронетранспортерах двинулись к своим участкам высадки на .фронте шириной 4 мили. Десантные артиллерийские катера своим огнем прокладывали путь. За ними следовали бронированные вездеходы. Линейные корабли, крейсера и эсминцы, поддерживавшие войска своим огнем, оказались так близко от берега, что десантно-высадочным средствам приходилось на пути к берегу проходить между ними.

Хотя 8000 солдат морской пехоты высадились на берег в течение первых 20 минут, вскоре стало ясно, что бомбардировка острова с моря и с воздуха была слишком [493] кратковременной. Кроме того, бомбардировка велась по площади без сосредоточения огня непосредственно в районе плацдарма. Большое количество минометов и пулеметных точек в глубине участков высадки и на флангах, поддержанных удачно размещенной на холмах артиллерией, осталось неподавленными. К ночи морская пехота прошла только полпути до намеченного ей рубежа. Из 20000 человек, высадившихся на острове в этот день, более 2000 человек было убито или ранено.

На следующее утро адмирал Спрюэнс, получив донесения подводных лодок о том, что японский флот был на подходе, отложил намеченную высадку на остров Гуам. По той же причине адмирал Тернер приказал своему резерву, 27-й пехотной дивизии, высадиться на Сайпане, а ударному соединению, предназначенному для операции против Гуама, находиться неподалеку на тот случай, если для боевых действий на Сайпане потребуется больше войск.

К 17 июня в результате мощного наступления американцев, поддержанного крупными силами танков и артиллерии, яростное сопротивление японцев было подавлено. Американские войска прорвались в глубь острова. На следующий день 4-я дивизия морской пехоты вышла к восточному побережью, а 27-я пехотная дивизия захватила аэродромы. 19 июня, когда в западной части Филиппинского моря началось морское сражение, эти две дивизии развернулись и направились к северной части острова.

Прикрытие плацдарма на Сайпане силами Спрюэнса

14 июня положение 5-го флота США поразительно напоминало положение японского Объединенного флота в 1942 году перед сражением у атолла Мидуэй. Ударные [494] силы американцев шли к Сайпану, чтобы принять участие в штурме острова. Резерв десантных сил и ударное соединение, предназначенное для атаки Гуама, маневрировали в районе восточнее Марианских островов, ожидая исхода операции против Сайпана, Половина 58-го оперативного соединения, включая флагманский корабль Митчера, направилась в район к западу от Сайпана, где она должна была решать задачи прикрытия основных сил. Другая половина под командованием Кларка направилась на север с целью нанести удар по Иводзиме и Титидзиме. Аналогия была бы полной, если бы японцы, предварительно разгадав оперативный замысел американцев, скрытно перевели все свои авианосные соединения к Марианским островам прежде, чем там появились американцы, В то время когда 5-й флот был расчленен на несколько частей, авианосцы противника могли бы нанести удар по двум оперативным группам, находившимся западнее Сайпана, и разгромить их прежде, чем остальные силы 5-го флота сумели бы прийти им на помощь.

Но японская разведка в июне 1944 года уже не могла действовать с прежней эффективностью, и потому ничего подобного не случилось. Удар американских сил по Марианским островам застал противника врасплох. К тому же Спрюэнс еще 15 июня знал, где находится японский флот. Подводные лодки США располагались на позициях у острова Тавитави и в Филиппинском море и тщательно следили за действиями японских кораблей и за всеми подходами к Сайпану. 13 июня подводная лодка «Редфин» доложила о выходе сил Одзавы с Тавитави. Береговые наблюдатели регулярно сообщали Спрюэнсу по радио о движении главных сил японцев, в то время как они осторожно пробирались между Филиппинскими островами. 15 июня подводная лодка «Флайинг Фиш» донесла о выходе кораблей противника из пролива Сан-Бернардино. Уже [495] тогда Спрюэнс знал, что надвигается крупное морское сражение. Рассчитав скорость хода противника, он отложил высадку на Гуаме и передал 58-му оперативному соединению 8 крейсеров и 21 эсминец, а также устаревшие линейные корабли Тернера из ударного соединения, участвовавшего в операции против Сайпана. Они должны были занять позиции в 28 милях к западу от Сайпана, имея задачу прикрыть плацдарм высадки десанта. Далее Спрюэнс приказал двум авианосным группам Кларка закончить свои действия в прежнем районе к 16 июня, а затем взять курс на юг, чтобы присоединиться к двум остальным группам. После этого Спрюэнс на «Индианаполисе» отправился обратно, чтобы занять свое место в авианосных силах, действовавших к западу от Марианских островов,

15 июня, через час после того как было получено донесение «Флайинг Фиш», подводная лодка «Сихорс» засекла соединение линейных кораблей Угаки, идущих курсом на северо-восток в Филиппинское море. Донесения этих подводных лодок позволили установить тот факт, что японский флот действовал двумя отдельными частями. Но так как встреча Одзава и Угаки прошла незамеченной, Спрюэнс не знал, соединил ли противник свои силы или использует хитрую тактику действий раздельными силами, характерную для большинства предыдущих японских операций.

В поддень 18 июня две авианосные группы Кларка присоединились к 58-му оперативному соединению, после чего Митчер приказал семи быстроходным линейным кораблям, четырем тяжелым крейсерам и 14 эсминцам, выделенным из состава оперативных авианосных соединений, образовать под командованием Ли соединение, готовое при первом удобном случае к действиям против надводных сил противника. Так были сформированы пять оперативных групп, которые сначала построились в круговой ордер, а затем для безопасности [496] маневрирования развернулись в боевой порядок, имея интервалы между группами 12-15 миль.

В период ожидания противника Митчер по распоряжению Спрюэнса оставался на прикрывающей позиции у Марианских островов и плацдарма на Сайпане. С рассветом его корабли несколько отходили к западу, а ночью возвращались обратно, чтобы в темноте не пропустить силы японцев. 18 июня 58-е оперативное соединение взяло курс на запад, прощупывая путь с помощью самолетов-разведчиков. Палубные самолеты ничего не нашли. С наступлением ночи, не получив о противнике никаких новых разведывательных данных, Митчер приказал 58-му оперативному соединению, находившемуся в 270 милях к юго-западу от Сайпана, лечь на обратный курс и идти на восток. Через два часа он получил из Пирл-Харбора данные радиопеленгования, говорившие о том, что силы японцев находятся в 355 милях к юго-западу от его позиции.

Это не входило в расчеты Митчера. Он знал, что Одзава может его опередить, потому что радиус действия японских самолетов, не обремененных тяжелой броней и протектированными топливными баками, превышал 300 миль, тогда как радиус действия самолетов Митчера составлял лишь 200 миль, Митчер хотел атаковать японцев рано утром следующего дня, но, согласно данным радиопеленгования, он мог нанести удар и в оставшиеся часы 18 июня. Следовало лишь несколько выдвинуться на запад. Ждать до рассвета было неблагоразумно, так как японские самолеты вынудили бы его авианосцы все время разворачиваться против устойчивого восточного пассата, что было неудобно. Митчер к тому же не хотел далеко уходить от Марианских островов. Но оставаться рядом с аэродромами противника - значило подвергнуться одновременному удару самолетов берегового базирования и самолетов с японских авианосцев. Кроме того, японские палубные самолеты [497] получили бы возможность вести челночные бомбардировки сил Митчера, поднимаясь со своих авианосцев на расстоянии, превышающем радиус действия американской авиации, атакуя корабли 58-го оперативного соединения и приземляясь на Гуаме для пополнения запасов топлива и оружия, чтобы снова ударить по американским кораблям и возвратиться на свои авианосцы. Имея все это в виду, Митчер по радиотелефону предложил Спрюэнсу направить 58-е оперативное соединение в 01.30 на восток, с тем чтобы в 05.00 начать боевые действия против японцев.

Целый час Спрюэнс обсуждал предложение Митчера у себя в штабе и после полуночи отказался от него. Он не меньше Митчера хотел потопить авианосцы противника, но его главная задача состояла в том, чтобы захватить Сайпан, Тиниан и Гуам и закрепиться на них. Все остальное следовало подчинить этой первостепенной цели. В этих условиях 58-е оперативное соединение можно было использовать главным образом как силы прикрытия с задачей защитить плацдарм и десантные силы на Сайпане. Помня о том, что японцы применяли фланговые маневры в сражениях в Коралловом море, у атолла Мидуэй и у острова Гуадалканал, Спрюэнс искал такую позицию, где никакие силы противника не могли бы ударить с тыла. Он не принимал в расчет то, что его самолеты-разведчики без труда могли бы обнаружить, а бомбардировщики - сорвать такой удар сил противника. Он не доверял и данным радиопеленгования, хотя оказалось, что они были почти точными. В то же время сильно искаженная передача с подводной лодки «Стингрей» оставила у него впечатление, будто флот японцев находится гораздо восточнее. Поэтому он всю ночь продолжал идти к Марианским островам, рискуя оказаться между вражескими авианосцами и аэродромами в пределах досягаемости для тех и других. На рассвете 19 июня 58-е оперативное [498] соединение находилось в 90 милях к юго-западу от Сайпана и в 80 милях к северо-западу от Гуама, все еще не имея точных данных о местонахождении японского флота.

Наступление японцев

Выбор японским командованием острова Тавитави в качестве базы авианосцев 1-го оперативного флота был продиктован главным образом хроническим недостатком топлива, что вместе со значительными потерями в танкерах все более затрудняло им ведение морских операций. Остров Тавитави расположен недалеко от Западных Каролин, то есть именно в том районе, который по первоначальному варианту плана «А-го» должен был стать основным районом операции. От него было недалеко и до нефтепромыслов острова Борнео, где добывается жидкая, быстро испаряющаяся нефть, которая при, крайней необходимости может быть использована кораблями как топливо без предварительной обработки.

Но в конце концов оказалось, что выбор этот сделан неудачно. Когда документы, захваченные на Новой Гвинее, раскрыли союзникам местонахождение нового японского авианосного соединения, американские подводные лодки сосредоточились в Целебесском море и у Филиппин в таком количестве, что Одзава не осмеливался покинуть свою стоянку даже для маневров. И поскольку ни на Тавитави, ни рядом с ним не было подходящего аэродрома, летчики Одзава, которые были посланы на авианосцы с минимальной подготовкой, совсем прекратили боевую подготовку и просто бездельничали.

Когда 11 июня самолеты 58-го оперативного соединения атаковали Марианские острова, Тойода немедленно приостановил действия по укреплению Биака и [499] приказал Одзава и Угаки соединиться в Филиппинском море. В 17.00 16 июня Одзава и Угаки встретились в районе восточнее Филиппин и пополнили запасы топлива неочищенной нефтью, доставленной сюда танкерами. На следующее утро они возобновили движение, выполняя приказ Тойода, переданный по радио: «Атаковать противника в районе Марианских островов и уничтожить его десантные силы».

Правильно рассчитав, что 58-е оперативное соединение было почти вдвое сильнее японского оперативного флота, Одзава и Угаки выбрали маршруты движения вне сферы действия американской воздушной разведки с острова Манус. Направление ветра позволяло им поднимать и принимать самолеты, не прекращая продвижения в сторону противника. Зная Спрюэнса по его прежней тактике у атолла Мидуэй как человека осторожного, Одзава правильно предположил, что 58-е оперативное соединение будет Сохранять позицию прикрывающей группировки у плацдарма на Сайпане. Наряду с большим радиусом действия японских самолетов это давало Одзава именно те преимущества, которых так опасался Митчер. Одзава считал, что первыми нанесут удар самолеты, базирующиеся на островах Рота и Гуам, и, прежде чем оперативный флот вступит в бой, они уничтожат по крайней мере одну треть 58-го оперативного соединения. После этого он намеревался остановиться за пределами района действий американских авианосцев, использовать гуамские аэродромы для челночной бомбардировки авианосцев и окончательно вывести их из строя.

В полдень 18 июня самолеты с японских авианосцев обнаружили 58-е оперативное соединение примерно в 20 милях к западу от Сайпана. Поэтому Одзава начал перегруппировку своих сил, чтобы на следующее утро нанести удар. Под командованием вице-адмирала Курита авангардные силы в составе трех групп, в каждой [500] из которых был легкий авианосец, выдвинулись вперед и заняли позиции в 300 милях к юго-западу от 58-го оперативного соединения за пределами радиуса действия американских самолетов. В сотне миль позади авангарда находились главные силы под непосредственным командованием Одзава. Они состояли из двух групп (по три авианосца в каждой).

Большая часть тяжелых надводных кораблей входила в авангард Курита, так как предполагалось, что эти силы, имеющие мощную зенитную артиллерию, примут на себя первый удар, если самолетам 58-го оперативного соединения удастся их атаковать. Такое расположение сил Одзава имело определенную логику, но, как и в сражении у атолла Мидуэй, японские оперативные группы были слишком удалены друг от друга, чтобы оказать взаимную поддержку, а тяжелые авианосцы были слабо защищены от возможного нападения подводных лодок.

Бой в Филиппинском море 19-20 июня 1944 года

Если бы Одзава знал, что 58-е оперативное соединение уже нейтрализовало японскую авиацию на Марианских островах, сократив ее численность до 30 самолетов, что Кларк уничтожил воздушное подкрепление из Японии и что летчики, посланные на помощь гарнизону Биака, никогда не смогут вернуться, он, вероятно, не был бы так уверен в успешном исходе предстоящего сражения. Утром 19 июня японские самолеты с Гуама сделали попытку атаковать 58-е оперативное соединение, но в то время, когда они взлетали, их внезапно атаковали американские самолеты и сбили несколько из них, а затем атаковали 19 самолетов подкрепления, летевших с островов Трук. В этой утренней схватке 33 американских самолета уничтожили 30 японских истребителей и 5 бомбардировщиков. Тем самым был [501] положен конец участию японских самолетов берегового базирования в бою в Филиппинском море.

В 06,19 корабли 58-го оперативного соединения повернули на юго-запад, ожидая нападения. Наконец в 10.00 американские радиолокаторы обнаружили самолеты противника на расстоянии 150 миль; они приближались с запада. В этом воздушном налете, первом из четырех налетов противника, участвовали 45 бомбардировщиков, 8 торпедоносцев и 16 истребителей, поднятых с трех легких авианосцев авангарда Курита. 58-е оперативное соединение в течение еще 20 минут шло навстречу противнику, не снижая скорости хода, затем развернулось против ветра и выпустило все свои истребители (более 450). Вслед за этим Митчер приказал вылететь всем бомбардировщикам и торпедоносцам. Многие бомбардировщики сбросили свои бомбы на взлетно-посадочные полосы Гуама, сделав их непригодными для использования.

В то время как японские самолеты первой волны перестраивались в 70 милях от 58-го оперативного соединения, американские посты наведения истребителей дали своим самолетам направление на противника. Набрав большую высоту, они внезапно спикировали на перестраивающиеся японские самолеты и сбили около 25 машин. Несколько японских самолетов проникли к американским кораблям артиллерийской поддержки, но были уничтожены снарядами с радиовзрывателями. Одна японская бомба упала близко от крейсера «Миниаполис», другая попала в «Саут Дакоту», вызвав многочисленные мелкие повреждения. Только 27 японских самолетов вернулись на свои авианосцы. Из американских самолетов не вернулся только один.

Самолеты второй волны, насчитывавшей 128 машин из состава главных сил Одзава, были встречены истребителями на расстоянии 50 миль, и около половины из них было уничтожено. Соединение кораблей артиллерийской поддержки нанесло значительные потери [502] оставшимся самолетам. Только 31 японскому самолету из этой волны удалось вернуться на свои корабли.

Из 47 самолетов, участвовавших в третьем налете, большинство не смогло найти 58-е оперативное соединение. Эта группа не причинила ему никакого вреда, но сама потеряла семь самолетов. Для последнего налета Одзава поднял 82 самолета, которые разделились на несколько групп. Одна была перехвачена далеко от места боя и уничтожена наполовину; другая дошла до американских авианосцев и нанесла им незначительные повреждения, но сама была уничтожена почти полностью; третья взяла курс на Гуам, беспорядочно сбросив свои бомбы. Здесь их обнаружили истребители, которые в коротком бою сбили 30 машин. 19 оставшихся японских самолетов разбились при попытке приземлиться на взлетно-посадочные полосы Гуама, изрытые воронками. Только И самолетов, принимавших участие в последнем налете, вернулись на свои авианосцы.

Во время этого восьмичасового разгрома воздушных сил японского флота на японские корабли обрушились и другие беды. Две американские подводные лодки проскользнули мимо ненадежного охранения главных сил противника и атаковали его тяжелые авианосцы. Подводная лодка «Альбакор» выпустила торпеду по флагманскому кораблю Одзава «Тайхо», а через три часа «Кавэлла» атаковала тремя торпедами ветерана «Сёкаку». Из пробитых топливных цистерн хлынула легковоспламеняющаяся неочищенная нефть с Борнео, На кораблях начались пожары. Аварийные партии мужественно боролись с огнем, но они не имели средств для действий в такой обстановке. В середине дня оба авианосца взорвались и затонули, унеся с собой сотни людей. Среди оставшихся в живых были Одзава и его штаб, которые перешли с тонувшего «Тайхо» на крейсер, а затем на авианосец «Дзуйкаку». [503]

Одзава приказал всем силам повернуть на северо-запад для пополнения запасов топлива, намереваясь на следующий день возобновить сражение. Он все еще верил донесениям своих летчиков о том, что мощь 58-го оперативного соединения значительно подорвана. Когда же был произведен подсчет потерь и Одзава узнал, что из 430 самолетов у него осталось только 100, он немедленно отложил наступление до 21 июня.

58-е оперативное соединение, находившееся в 35 милях от острова Рота, приняло свои последние самолеты уже ночью. Теперь, когда крылья противника были подрезаны, Спрюэнс мог без опаски нанести удар по японскому оперативному флоту. Оставив одну авианосную группу для нейтрализации Гуама и Роты, Митчер ночью взял курс на юго-запад. Выбор направления, сделанный на основе неправильно определенного положения противника, оказался неверным. В результате противники сблизились весьма ненамного. После безрезультатного поиска в западном направлении Митчер в полдень 20 июня изменил курс на северо-запад, но поскольку он был вынужден несколько раз разворачивать авианосцы против восточного ветра, чтобы поднимать и принимать самолеты-разведчики, погоня за противником потеряла всякий смысл.

День склонялся к вечеру, а ни один американский самолет еще не обнаружил японских кораблей. Митчер не имел никаких сведений о местонахождении сил Одзава с тех пор, как подводная лодка «Кавэлла» сообщила о своей атаке авианосца «Сёкаку». Наконец в 16.00 один из самолетов-разведчиков обнаружил оперативный флот, который якобы шел курсом на запад и находился в 220 милях к северо-западу от 58-го оперативного соединения, то есть за пределами радиуса действия американских палубных самолетов. Митчер знал, что если он нанесет удар в тот же вечер и с такого большого расстояния, то летчикам придется возвращаться [504] уже в темноте и осуществлять ночную посадку, к которой они не были подготовлены. И все-таки иного выбора не было, и он приказал поднять самолеты.

В первой атаке участвовали 85 истребителей, 77 пикирующих бомбардировщиков и 54 торпедоносца. В 16.30 они были уже в воздухе. После этого 58-е оперативное соединение развернулось и взяло прежний курс на противника, чтобы сократить расстояние возвращающимся самолетам. И тогда произошло непоправимое. Оказалось, что летчик самолета-разведчика, который доложил о местоположении японского флота, ошибся. Из его повторного донесения следовало, что противник находится на 60 миль дальше. Митчер, обдумав положение, решил не отзывать первую группу и отменил вылет второй.

Перед самым заходом солнца летчики 58-го оперативного соединения заметили японские нефтеналивные суда. Несколько самолетов атаковали их и потопили два танкера, а остальные последовали за авианосными группами противника. Рассредоточившись веером, американские бомбардировщики атаковали и подожгли авианосцы «Тиёда» и «Дзуйкаку»; при этом были повреждены линейный корабль и крейсер. Несколько самолетов-торпедоносцев «Авенджер» сумели с небольшой высоты сбросить торпеды на авианосец «Хиё». Объятый пламенем, поврежденный внутренними взрывами, «Хиё» медленно затонул.

Японские зенитные орудия и истребители сбили 20 американских самолетов, но потери японцев были еще тяжелее. К вечеру 20 июня у Одзава осталось всего лишь 35 палубных самолетов.

Между тем американские авианосные группы, выполнив свою задачу, взяли курс обратно к 58-му оперативному соединению. Топливные баки в некоторых бомбардировщиках и самолетах-торпедоносцах были наполовину, а то и больше, пусты, у некоторых самолетов горючее вообще оказалось на исходе. Первыми упали в [505] море поврежденные самолеты. За ними последовали те, которые пренебрегли экономией горючего.

Митчер рассредоточил свои авианосцы так, чтобы обеспечить больше места для маневрирования при посадке самолетов. Проходили минуты, а самолеты не возвращались. Но вот с поста управления полетами сообщили о приближении первого самолета. Оперативное соединение развернулось против ветра. Но садиться на авианосцы ночью, в темноте, было трудно. Митчер знал, что спасет многих, если зажжет сигнальные огни. Разумеется, это привлекло бы самолеты и подводные лодки противника. Но иного выбора не было, ведь авианосец без самолетов - только обуза, И Митчер приказал включить огни. Включили все ходовые и якорные огни, чтобы показать полетные палубы. Зенитные орудия открыли огонь осветительными снарядами, а прожекторы были направлены прямо вверх, как приводные световые маяки.

Первые несколько самолетов удалось посадить более или менее нормально, но по, мере прибытия новых началась неразбериха. Израсходовав последние капли горючего, самолеты камнем падали вниз, и тогда им на выручку спешили эсминцы. Летчики, которым было приказано садиться на любой авианосец, кружились над кораблями, разыскивая свободные палубы. Один отчаявшийся летчик не подчинился сигналу «Лексингтона» повторно зайти на посадку и врезался в шесть только что севших самолетов, Два самолета сели один за другим на «Банкер Хилл», не обратив внимания на сигналы, и врезались друг в друга, На борт «Энтерпрайза» совершили одновременную посадку истребитель и бомбардировщик, они не столкнулись просто чудом.

После удачного боя 80 американских самолетов утонули или разбились при посадке. В 22.32, закончив прием самолетов, 58-е оперативное соединение взяло курс к месту боя. В течение ночи и следующего дня корабли соединения подобрали многих летчиков. Из [506] 209 летчиков, участвовавших в воздушной атаке кораблей японского флота 20 июня, не было спасено только 49.

Спрюэнс подсчитал, что те два часа, которые американские силы затратили на посадку самолетов, а также время, потерянное в ходе спасательных работ, дали возможность отходящему противнику уйти за пределы радиуса действия американских самолетов. Это стало ясно утром 21 июня, когда самолеты «Авенджер» обнаружили японский оперативный флот на расстоянии 360 миль; он шел курсом на северо-запад со скоростью 20 узлов. Весь следующий день американские самолеты безрезультатно искали противника, и через час после захода солнца Спрюэнс приказал прекратить поиск. 58-е оперативное соединение снова взяло курс на восток.

Итак, в ходе сражения японцы потеряли один тяжелый авианосец; три легких авианосца были повреждены.

Захват южной группы Марианских островов

Победа американцев в этом сражении резко изменила обстановку. Поскольку морские силы противника больше не представляли серьезной опасности, палубные самолеты 5-го флота и корабли артиллерийской поддержки могли теперь спокойно решать задачу поддержки американских войск на Сайпане и подготовки к предстоящему нападению на Тиниан и Гуам.

Получив поддержку корабельной артиллерии и авиации, американские войска на Сайпане прорвались к северной оконечности острова, где противник прочно закрепился, создав сеть укрепленных пещер и подземных оборонительных сооружений. После долгих и упорных боев части 27-й дивизии вышли к [507] северо-восточному побережью острова. Организованное сопротивление японцев на Сайпане прекратилось. Захват Сайпана стоил американцам больших потерь: 3400 человек было убито, 16500 ранено. Последующие высадки на Тиниане и Гуаме потребовали гораздо меньших жертв, частично потому, что гарнизоны этих островов были слабее, чем на Сайпане, но главным образом из-за того, что предварительная бомбардировка здесь была более длительной и систематической.

В течение всей Сайпанской операции бомбардировщики ВМС и корабельная артиллерия ритмично обрабатывали близлежащий остров Тиниан. Когда операция закончилась, большая часть американской артиллерии на Сайпане (около 200 полевых орудий) была плотно расположена на юго-западном берегу для обстрела северной части Тиниана, в то время как корабли и самолеты продолжали бомбардировать остальную часть острова. Так как два наиболее удобных для высадки морского десанта участка - на юго-западе и на востоке - были сильно заминированы и укреплены, адмирал Тернер, посоветовавшись с генералом Смитом и адмиралами Хиллом и Спрюэнсом, решил высадиться на двух очень узких участках на северо-западном берегу. Для безопасной высадки здесь были необходимы внезапность, быстрота и новые методы материально-технического обеспечения, 24 июня, в то время как 2-я дивизия морской пехоты предприняла демонстративную высадку на южный участок, 4-я дивизия морской пехоты была переброшена с Сайпана на северо-западную оконечность Тиниана. Плавающие бронетранспортеры, подходившие к берегу пятнадцатью волнами, быстро доставили пехоту на остров. Тростниковые поля равнинного Тиниана почти не давали японцам возможности укрыться, поэтому морская пехота отказалась от своей обычной тактики стремительных атак и равномерно [508] продвигалась под прикрытием заградительного огня артиллерии. Здесь авиация впервые использовала напалмовые бомбы для уничтожения очагов сопротивления противника. В конце недели 2-я и 4-я дивизии морской пехоты полностью овладели Тинианом, выйдя к его южному берегу. Захват Гуама потребовал больше времени, потому что этот крупный остров был значительно сильнее укреплен. Утром 21 июня южное ударное соединение контр-адмирала Конолли прибыло на западный берег Гуама, доставив сюда только что сформированный 3-й десантный корпус под командованием генерал-майора Гейджера. Части 3-й дивизии морской пехоты высадились к северу от полуострова Ороте, а 1-я бригада морской пехоты, за которой следовала 77-я пехотная дивизия, высадилась к югу от Ороте. С этих двух плацдармов американские войска устремились в глубь острова и блокировали полуостров Ороте, который вскоре также был занят морской пехотой. Таким образом, американцы могли теперь использовать аэродром на Ороте и близлежащую гавань Аира. 10 августа было официально объявлено о том, что Гуам захвачен.

Успешная высадка американских войск на Марианских островах продемонстрировала их возросшую боеспособность в десантных операциях, а вторжение на Тиниан убедительно доказало их высокую маневренность. Столь же эффективной оказалась и поддержка войск американским флотом у Гуама. Однако следует отметить, что бомбардировка острова перед высадкой десанта была неоправданно растянута на много дней, В то же время двухдневная бомбардировка Сайпана явилась далеко не достаточной.

При захвате южной части Марианских островов погибло более 5000 американских и около 60000 японских солдат и офицеров. Япония потеряла здесь свои наиболее выдвинутые аэродромы, а США получили тыловые базы для дальнейшего продвижения на запад, [509] базы подводных лодок для усиления борьбы на японских коммуникациях, а также авиабазы, с которых новые дальние бомбардировщики В-29 могли наносить удары ПО промышленным районам собственно Японии. Потеря Марианских островов явилась для японцев началом конца. Однако ожесточенность сопротивления японских войск на Сайпане и их категорический отказ сдаваться в плен, несмотря на безнадежность положения, привели многих к выводу, что Японию можно покорить лишь вторжением и уничтожением ее вооруженных сил.

Это предположение было неверным. Японские правящие круги прекрасно понимали, что скоро им придется капитулировать. Правительство Тодзио пало. На смену ему пришел другой кабинет, который был предупрежден о желании императора как можно скорее начать мирные переговоры. И все-таки военные законы Японии настолько ограничивали возможность ведения каких-либо переговоров, что в течение еще целого года ни одно официальное лицо в Японии не осмеливалось предпринять шаги, необходимые для окончания военных действий. Безоговорочная капитуляция, которую потребовали Рузвельт и Черчилль в Касабланке, запрещала выдвигать условия, которые могли бы послужить базой для переговоров.

Вторжение на остров Лейте

С 10 по 15 октября 1944 года с острова Манус и из Холландии несколькими группами отбыли основные части ударных соединений, предназначенных для удара по острову Лейте. 17 и 18 октября на острова, охраняющие вход в бухту Лейте, были высажены отряды «рейнджерс» с целью обеспечения флангов. 18 октября минные тральщики и подразделения водолазов-подрывников [510] начали подготовительные работы у плацдармов высадки на Лейте, а корабли артиллерийской поддержки и эскортные авианосцы вошли в бухту для двухдневного обстрела береговых оборонительных укреплений японцев.

Ранним утром 20 октября транспорты союзников вошли в бухту и направились к рубежу высадки десанта, 7-му соединению десантных сил адмирала Барбея было приказано направить удар против главного города Лейте - Таклобана, а 3-му соединению Уилкинсона была поставлена задача захватить Дулаг в 17 милях к югу от столицы. Одновременно одна полковая боевая группа была переброшена на остров Панаон для захвата базы, откуда торпедные катера могли контролировать южный вход в пролив Суригао - южные ворота бухты Лейте. Сразу же после бомбардировки береговой линии войска направились к болотистому берегу, используя различные десантно-высадочные средства. В соответствии с новыми оборонительными принципами большая часть японцев отступила на заранее подготовленные позиции в горах, оставив на берегу лишь небольшое количество войск, чтобы задержать высадку десанта и измотать противника. Огнем винтовок, автоматов, минометов и артиллерии японцы нанесли здесь десантным войскам незначительные потери. Единственный японский самолет-торпедоносец, атаковавший американские корабли во второй половине дня, серьезно повредил легкий крейсер «Гонолулу». Однако по сравнению с другими десантными операциями на Тихом океане высадка на остров Лейте не была связана с большими трудностями. К заходу солнца 20 октября войска численностью 60000 человек и более 100000 т различных материалов и оборудования были уже на берегу. Оба плацдарма на острове были вскоре расширены, а взлетно-посадочная полоса у Таклобана оказалась в руках американцев. [511]

Заключение

Военные действия на Тихоокеанском театре войны в 1944 году описывались no-разному. Некоторые авторы считали, что главным направлением наступления на Филиппины и Японию было направление, начинавшееся от Новой Гвинеи. Они полагали, что продвижение сил центрального района Тихого океана под командованием Нимица нужно было только для зашиты правого фланга сил Макартура, и потому критически относились к прыжку с Маршалловых островов на Марианские и к изоляции Каролинских островов. Дело здесь, очевидно, в том, что хотя наступление через центральный район Тихого океана и было официально признано главным, но на деле это определение не имело смысла, так как оба направления одинаково обеспечивались людьми, снабжением и оружием. Некоторые считали, что действия Макартура необходимы лишь для зашиты левого фланга центральной группировки и для обеспечения безопасности Австралии. Очевидно, истина лежит где-то между этими двумя крайностями, ибо наступление на Филиппины осуществлялось по двум отдельным направлениям при строгой координации усилий обеих группировок, успешно использовавших рискованное преимущество внешних линий борьбы.

В кампании против Рабаула в результате слабости японской авианосной авиации 5-й флот получил возможность захватить острова Гилберта и Маршалловы, не встретив сколько-нибудь существенного противодействия. Налет 5-го флота на острова Палау убрал японский флот с дороги Макартура. Высадка Макартура на Биаке оттянула японскую авиацию берегового базирования из центрального района Тихого океана, которая иначе могла бы серьезно помешать нападению 5-го флота на остров Сайпан. 5-й флот своим вторжением [512] на Марианские острова оттянул линейные корабли Угаки от сил Макартура на Биаке и заманил оперативный флот в Филиппинское море, где американские силы лишили японцев всех их самолетов. Налеты 3-го флота США на Окинаву, Лусон и Формозу настолько ослабили авиацию Японии, что она уже не смогла оказать решительного сопротивления войскам Макартура на Лейте.

Силы Нимица и Макартура, продвигаясь через Тихий океан, действовали как игроки одной команды, вовремя освобождая друг друга от чрезмерных трудностей. При этом было достигнуто такое стратегическое положение, когда часть сил противника удерживалась в одном районе, а в другом осуществлялось решительное наступление. Такая обстановка может быть достигнута путем борьбы не только на внутренних, но и на внешних линиях, однако для ослабленных сил борьба на внешних линиях более рискованна, и потому ее лучше избегать. Допустим, что Одзава победил бы Спрюэнса в Филиппинском море. Тогда оперативный флот японцев смог бы использовать преимущество внутренних линий и, повернув на юг, двигаться прямо через занятые японскими войсками Каролинские острова с целью разбить силы Макартура на Биаке, прежде чем ослабленный 5-й флот США, обогнув восточную часть Каролинских островов, сумел бы прийти им на помощь.

Те, кто сомневаются в целесообразности нанесения главного удара по Японии из центрального района Тихого океана, указывают обычно на большие потери союзников при захвате Сайпана и Палау. Действительно, захват этих островов стоил больше, чем все «прыжки» Макартура от островов Адмиралтейства к Филиппинам. Однако эти критики впадают в общую ошибку, считая, что японцы вели бы себя точно так же, даже если бы союзники действовали иначе. Продвижение Угаки от Тавитави к Батиане, а затем в Филиппинское море является убедительным доказательством того, что, [514] если бы центрального направления не было (а именно оно удерживало и отвлекало японские силы), войска Макартура встретили бы гораздо более упорное сопротивление противника на Новой Гвинее.

Спорная тактика Спрюэнса, продемонстрированная им в Филиппинском море, дала некоторым критикам повод для утверждений, что ему не удалось наилучшим образом использовать подвижность флота и что он фактически использовал 58-е оперативное соединение как базовый флот. Это снова поднимает старый вопрос о том, должен ли командующий слепо следовать традициям Нельсона и Клаузевица и считать своей главной целью уничтожение противника, или он должен всеми средствами способствовать достижению главной стратегической и общенациональной цели. Это заставляет подумать и о том, что было важнее союзникам в тот момент и в дальнейшем: уничтожение обученных японских летчиков и японских самолетов или потопление японских авианосцев. Совершенно ясно, что Спрюэнс не мог одновременно уничтожить самолеты противника и его авианосцы, не рискуя понести большие потери.

Дальше