Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава пятая.

Противотанковая оборона

1. Противотанковая оборона на Восточном фронте

В период Русской кампании противотанковая оборона являлась важнейшим видом боевого обеспечения войск. Это объясняется тем, что во всех крупных операциях танковые войска выполняли наиболее важные и ответственные задачи. Еще в предвоенный период как Россия, так и Германия развитию танкового вооружения и производству танков придавали первостепенное значение.

Но, вопреки этому, в армиях обеих держав противотанковая оборона была приемной дочерью и вопросам ее организации и планирования, а также вооружения войск противотанковыми средствами должного внимания не уделялось. Поэтому неудивительно, что в начале войны противотанковая оборона как у русских, так и у немцев в большинстве случаев не справлялась со своими задачами. У русских слабость противотанковой обороны проявилась особенно ярко летом 1941 г. У немцев же неподготовленность к противотанковой обороне стала очевидной с появлением и непрерывным ростом количества русских танков Т-34. Танк Т-34 уступал немецкому танку Т-IV, состоявшему на вооружении в первые годы Русской кампании, по качеству вооружения и оптических приборов. Однако по качеству брони и проходимости танк Т-34 настолько превосходил немецкий танк Т-IV, что стал весьма опасным противником немецких танков, а для пехоты и противотанковой обороны немецкой армии был настоящим кошмаром. [289]

Немецкие бронетанковые войска во время Восточной кампании вели боевые действия при непрерывно возрастающем численном превосходстве противника в танках. Это объясняется тем, что Германия вынуждена была вести войну на несколько фронтов в условиях, когда русские получали по ленд-лизу большое количество американских танков, а германская армия несла огромные потери в отступательных боях.

В этих условиях русское командование, конечно, могло допускать некоторое пренебрежение к противотанковой обороне, по крайней мере в вопросе производства противотанковых средств, так как самым эффективным средством борьбы с танками являются танки.

Иначе обстояло дело у немецкой стороны. На Восточном фронте в течение четырех лет войны находилось в среднем около 30 танковых и моторизованных дивизий и 120-140 пехотных дивизий. Если при отражении русских массированных танковых ударов даже танковые соединения встречались с большими трудностями, то нечего говорить о пехотных дивизиях, которые в течение всех лет Русской кампании ощущали острый недостаток в противотанковых средствах.

При оценке этого отрицательного опыта противотанковой обороны в военной литературе послевоенного [290] периода часто приходят к выводу, высказанному одним американским командиром дивизии, который заявил: «Вторая мировая война, по-видимому, показала, что для борьбы с танком необходим танк».

Бесспорно, танк является самым эффективным противотанковым средством. Однако возникает вопрос: является ли он наилучшим средством во всех случаях?

При наступлении на противника, имеющего значительное превосходство в танках, танк является единственно возможным средством достижения успеха. Однако Вторая мировая война на всех этапах показала, что армия, вынужденная перейти к стратегической обороне, горько расплачивается, если она наряду с бронетанковыми войсками не имеет мощных средств противотанковой обороны.

Вопрос о противотанковой обороне становится особенно острым тогда, когда одному танку приходится вести бой против десяти и более танков противника. Но такое количественное несоответствие, хотя оно будет и временным, может возникнуть не только в период стратегической обороны, но и на любом этапе современных боевых действий. Поэтому переложение на бронетанковые войска всех задач по противотанковой обороне означало [291] бы распыление сил самого ценного рода войск. Было бы крупной ошибкой расходовать для борьбы с танками противника такое дорогостоящее боевое средство, как танк. Армия, не имеющая достаточного количества противотанковых средств, а поэтому вынужденная для защиты пехоты от танков противника использовать свои танки, неизбежно встанет перед необходимостью распыления танковых сил. Следовательно, подобное решение проблемы противотанковой обороны возложило бы тяжелое бремя на род войск, призванный обеспечивать победу.

Опыт Второй мировой войны учит, что противотанковые средства должны быть настолько дешевыми, чтобы можно было наладить их массовое производство без особенно большой нагрузки на военный потенциал. В то же время они должны быть настолько легкими, чтобы было возможно массовое применение их во всех родах войск. Если вспомнить, что немецкая армия начала Русскую кампанию, имея всего лишь немногим более 3500 танков, и что с их помощью были достигнуты крупные оперативные успехи, то станет ясным, что при современном уровне производства танков их роль в будущей войне еще более возрастет. Тот факт, что на втором этапе войны в Корее, которую один американский танковый командир назвал «страной долин, где во фронтальном направлении может двигаться не более одного танка», американские танки не выполнили возложенные на них задачи, еще ни о чем не говорит. Равнины Европы являются идеальной местностью для действий танковых армий в таких масштабах, которых не знала Вторая мировая война.

Этот неоспоримый факт, а также опыт и уроки Второй мировой войны, особенно операций на Востоке, настойчиво требуют принятия серьезных мер по обеспечению надежной противотанковой обороны войск.

2. Тактика русских бронетанковых войск

Знание своеобразия тактики бронетанковых войск противника составляет основу для принятия всех необходимых мер по обеспечению противотанковой обороны [292] войск. При этом необходимо вполне сознательно отбрасывать принципы, господствующие в собственных бронетанковых войсках.

Конкретно в русской армии танки использовались для выполнения самостоятельных задач оперативного значения в составе танковых корпусов или бригад в качестве танков непосредственной поддержки пехоты, в качестве средства, составляющего основу противотанковых рубежей, а также в качестве самоходной артиллерии.

Несмотря на то что в некоторых случаях у русских имело место разрозненное использование танков, они не впадали в ошибку и не распыляли свои танки. Но их методы управления крупными танковыми соединениями приблизительно до 1943 г. были еще несовершенными. В управлении этими соединениями как в оперативном, так и в тактическом отношениях они достигли совершенства несколько позднее, к началу крупных сражений 1945 г. Русские научились вести совместные боевые действия танков с пехотой, посаженной на бронетранспортеры. Они, например, проводили совместное наступление танков и пехоты пятью последовательными эшелонами: двумя танковыми и тремя пехотными. В зависимости от обстановки пехота следовала впереди танков или же позади их. Тем самым они нашли исключительно удачный путь к достижению успеха в современном наступлении, заключающийся в наращивании силы удара из глубины и в тесном взаимодействии танков с сопровождающей их пехотой. Эта тактика была ответом на повышение (с 1944 г.) эффективности немецкой противотанковой обороны, достигнутое благодаря применению новых противотанковых огневых средств «Панцерфауст» и «Офенрор».

Особенно интересным в действиях русских танков в последние два года войны было их теснейшее взаимодействие с пехотой. При этом нужно подчеркнуть, что русские всегда (за исключением наступления в лесу или на сильно пересеченной местности) стремились в первом эшелоне пустить танки. В ходе преследования приданная пехота садилась на танки. Преследование, как правило, велось непрерывно и не прекращалось ночью. [293]

Особенно неприятными были действия русских танков, используемых в качестве самоходной артиллерии. В этом случае они действовали внезапно и уничтожали прямой наводкой одну огневую точку за другой, зачастую ведя огонь с большого расстояния и умело используя естественные укрытия.

3. Противотанковая оборона войск

Тактические принципы противотанковой обороны войск в очень большой степени зависят от уровня развития техники. Поэтому сначала необходимо ознакомиться в общих чертах с опытом использования противотанковых средств как перед войной, так и в ходе ее.

Противотанковые средства

Обычные противотанковые орудия

Первые довоенные образцы 37-мм и 50-мм противотанковых орудий на механической тяге соответствовали требованиям того времени по бронепробиваемости, дальности стрельбы, весу и габаритам. Однако к началу войны развитие танков опередило развитие противотанковых орудий. Увеличение толщины брони и улучшение формы танка направило развитие противотанковых орудий [294] по пути, который закончился тупиком. Увеличение калибра от 37 мм до 88 мм привело к повышению веса орудия с 0,5 до 4,5 т. В результате этого противотанковое орудие стало тактически непригодным.

Повышение начальной скорости снаряда с целью увеличения бронепробиваемости и улучшения точности стрельбы привело к удлинению ствола с 1,5 до 6,5 м. Это также отрицательно сказалось на тактической пригодности орудия.

Создание кумулятивных боеприпасов потребовало понижения начальной скорости снаряда. Это в свою очередь повлекло за собой снижение [295] точности стрельбы. Кроме того, противотанковые орудия, не имевшие бронированных средств тяги, почти не могла передвигаться вблизи от переднего края. Приведение орудий в боевое положение требовало много времени. При орудии необходимо было иметь большой огневой расчет, который был вынужден вести бой, не имея броневой защиты. Опыт Второй мировой войны со всей ясностью показал, что обычные противотанковые орудия на механической тяге больше не могут поспевать за дальнейшим развитием танков. Они никоим образом не соответствуют требованиям ведения современных маневренных боевых действий и поэтому не могут находиться на вооружении современных войск.

Безоткатные орудия

Выход из тупика, в который зашло развитие противотанковых орудий, следует искать в легком по весу безоткатном орудии. В конце войны эти орудия еще не были готовы для принятия на вооружение войск. В настоящее время тактическое использование безоткатных орудий ограничивается лишь демаскирующими признаками, связанными с выделением при выстреле [296] большого количества дыма и с наличием присущего этим орудиям характерного звука выстрела.

Если удастся устранить эти недостатки и обеспечить достаточную точность стрельбы на дальностях до 1000 м, то вопрос борьбы с танками противника на дальностях от 300 до 1000 м можно считать решенным путем использования безоткатных орудий.

Противотанковые средства пехоты

Огромное количество танков, подбитых немецкими войсками с помощью противотанковых средств пехоты, говорит само за себя. Лишь небольшая часть этих танков выведена из строя с помощью мин, ручных гранат и магнитных кумулятивных мин. Основная же часть подбитых танков приходится на «Панцерфауст». Однако «Панцерфауст» при грубой наводке и большом рассеивании давал [298] хорошие результаты лишь при стрельбе по целям, удаленным не более 80 м. Баллистические характеристики и основные тактико-технические данные ружейных противотанковых гранат были неудовлетворительными. К этому следует добавить, что в отличие от «Панцерфауста» воздействие ружейной противотанковой гранаты на экипаж и внутреннее оборудование танка было очень незначительным. Поэтому ружейные противотанковые гранаты в качестве средства борьбы с танками применялись очень редко.

Факты говорят о большом мужестве немецких солдат всех родов войск, проявленном в ближнем бою с танками. Однако из этого не следует делать неправильные выводы и переоценивать значение ближнего боя с танками. Это подтверждается резким снижением результатов борьбы с танками с января 1945 г., когда русские начали применять новый способ защиты от истребителей танков, заключающийся в охране своих машин в ходе боя отдельными стрелками, находящимися на расстоянии 100-200 м от танка. В случае, если по характеру местности истребитель танков не имел благоприятных условий для укрытия, ближний бой с танками становился почти невозможным.

Из этого следует, что противотанковое оружие пехоты наряду с небольшой высотой траектории и достаточной бронепробиваемостью должно обладать достаточной точностью стрельбы на дальности в 200-300 м. Однако это не должно приводить к значительному увеличению веса оружия.

Противотанковое орудие на самоходном лафете, штурмовое орудие и самоходное противотанковое орудие

Противотанковое орудие на самоходном лафете представляет собой обычную противотанковую пушку, установленную на шасси танка, с противоосколочной лобовой и бортовой броней и небольшим горизонтальным углом обстрела. При массовом появлении на поле боя танков противника и в ходе ведения непрерывных [299] танковых боев эти весьма высокие, слабо бронированные и малоподвижные машины в большинстве случаев оказывались в тяжелом положении.

Штурмовое орудие и самоходное противотанковое орудие представляют собой полностью бронированные, закрытые сверху, вездеходные боевые машины с толстой лобовой броней и мощной пушкой. В отличие от танка они не имеют вращающейся башни. Эти машины оправдали себя как подвижное боевое средство, используемое как в обороне, так и в наступлении на решающих направлениях. Их недостатки заключаются в том, что они имеют малый угол горизонтального обстрела и уязвимы в ближнем бою. Так как по расходу металла и стоимости изготовления и штурмовые и самоходные противотанковые орудия едва ли дешевле, чем танки, то ликвидировать за их счет количественное превосходство противника в бронемашинах в годы войны не удалось. Несмотря на все успехи, этих боевых средств было слишком мало для того, чтобы решительным образом улучшить противотанковую оборону войск. Самым главным недостатком этих боевых машин являлось то, что они не были дешевым массовым противотанковым средством.

Полевая и зенитная артиллерия

В мирное время полевая артиллерия в армиях всех стран, за исключением России, почти не готовилась к решению задач по борьбе с танками. В России же, наоборот, противотанковая оборона была в руках артиллеристов.

В Германии в связи со снятием с вооружения 75-мм полевой пушки и введением взамен ее 105-мм легкой полевой гаубицы был сделан решающий шаг, который исключал возможность непосредственного использования полевой артиллерии для борьбы с танками. Принятие на вооружение кумулятивных снарядов обеспечило артиллерию, находящуюся на закрытых огневых позициях, более надежным средством самообороны. Благодаря этому артиллерия при стрельбе прямой наводкой по танкам часто добивалась значительных [300] успехов. Стрельба по танкам непрямой наводкой не может играть решающей роли в противотанковой обороне. При отражении танковых атак противника главная задача артиллерии, стреляющей с закрытых огневых позиций, заключается в отсечении пехоты от танков и создании благоприятных условий для уничтожения последних средствами ближнего боя.

88-мм зенитная пушка, обладавшая достаточной точностью огня и большой бронепробиваемостью, показала себя как хорошее противотанковое средство даже при стрельбе на большие дальности. Однако ввиду больших габаритов она могла вести борьбу с танками на дальностях в 1000 м и более, что возможно лишь на открытой равнинной местности. В остальном для этой пушки характерно все то, что было сказано выше в отношении противотанкового орудия на механической тяге.

Авиация

Как показал опыт прошлой войны, авиация также способна вести борьбу с танками. В германских вооруженных силах некоторые эскадрильи тактической авиации специализировались в качестве эскадрилий истребителей танков и достигали в этом значительных успехов. Использование авиации для борьбы с танками предъявляет чрезвычайно высокие требования к человеку и самолету и возможно, как правило, лишь при наличии превосходства в воздухе и других благоприятных условиях.

Боевые действия в период вторжения англо-американских войск на Западе ясно показали, что в условиях превосходства в воздухе авиация способна сковать [301] действия танковых соединений, воспретить проведение ими тактического и оперативного маневра в дневное время, а также нарушить снабжение. Эти действия авиации имеют существенное значение для противотанковой обороны.

Авиация в борьбе с танками является «длинной рукой» и при соответствующих условиях становится важным звеном в системе противотанковой обороны.

Противотанковые препятствия

Противотанковые заграждения всех видов, как-то: противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, затопленные участки местности, завалы на дорогах и минные поля - во Второй мировой войне себя не оправдали. Долговременные укрепления и легкие укрепления полевого типа также не оправдали возлагавшихся на них надежд. Это объясняется тем, что наступающие войска, как правило, имели слишком большое количественное превосходство в технике. Во всяком случае ни линия Мажино, ни Западный вал серьезно не оборонялись. Легкое овладение этими укрепленными полосами явилось не столько следствием технических недостатков фортификационного оборудования, сколько слабостью обороняющегося, ибо известно, что даже сильно укрепленное позиции сами себя не обороняют.

В качестве противоположного примера можно сослаться на русские оборонительные полосы на Курской дуге, на которых в июле 1943 г. были остановлены хорошо вооруженные немецкие танковые соединения, причем в этом случае большую роль сыграли русские противотанковые рвы и минные поля.

Противотанковые заграждения всех видов следует рассматривать как средство усиления и облегчения противотанковой обороны. Если в результате этих мероприятий противник поведет свое танковое наступление в выгодном нам направлении или по крайней мере вынужден будет ограничиться более медленными и осторожными действиями, то можно уже считать, что достигнуто очень многое, а затраченные усилия не пропали даром. [302]

Тактико-технические требования

Требования к дальнейшему развитию противотанковых средств вытекают из опыта борьбы с танками в период прошлой войны.

Решающим требованием к противотанковым средствам является их тактическая пригодность. Если будет иметь место недооценка противотанковых средств, то даже и очень удачное техническое решение на практике может оказаться непригодным. Желать от одного определенного вида оружия удовлетворения всех требований бессмысленно. Лишь при сознательном отказе от определенных положительных, но не основных качеств в пользу главного можно найти приемлемое компромиссное решение. Например, при разработке образца противотанкового орудия, предназначенного для использования на переднем крае, необходимо за счет ограничения дальности стрельбы обеспечить небольшую высоту траектории и снижение веса снаряда. Чтобы избежать завышения требований по бронепробиваемости, [303] необходимо сразу же отказаться от попытки обеспечить пробитие наиболее сильно бронированных частей танка, если эти части составляют лишь незначительную долю всей его поверхности и требуемое увеличение бронепробиваемости повлечет за собой значительное ухудшение других характеристик противотанкового орудия.

В духе изложенных принципиальных положений можно было бы предложить два основных типа противотанковых орудий. [304]

Первый тип - безоткатное орудие, предназначенное для использования на передовых позициях пехоты, а также в составе противотанковых дивизионов. Практическая дальность стрельбы безоткатного орудия по танкам может не превышать 1000 м. Орудие должно перевозиться на вездеходной бронированной машине, имеющей небольшую высоту. Общий вес машины вместе с орудием не должен превосходить 3 т. Безоткатное орудие должно допускать ведение огня как непосредственно с машины, так и с земли, т. е. после снятия с машины. Конструкция орудия должна быть настолько низкой и легкой, чтобы оно могло передвигаться на любой местности силами орудийного расчета{24}.

Безоткатное орудие не должно демаскировать себя при выстреле.

Второй тип - противотанковая самоходная артиллерийская установка, предназначенная для использования в качестве средства борьбы с танками на наиболее важных участках фронта. Установка должна обладать способностью пробивать броню любого тяжелого танка еще до подхода его на дальность действительного огня танковой пушки. Можно отказаться от башни в пользу мощной [305] лобовой брони, причем при необходимости можно даже допустить ослабление бортовой брони. В качестве базы может быть использовано шасси танка. Временно можно допустить использование устаревших, но в эксплуатационном отношении полноценных конструкций.

В качестве противотанковых средств пехоты можно предложить реактивное противотанковое ружье «Базука» и винтовочный гранатомет. Реактивное ружье «Базука» целесообразно использовать в качестве противотанкового средства для вооружения всех родов войск. Необходимо повысить дальность точной стрельбы при облическом движении танка до 150 м и по другим бронированным целям - до 300 м. Увеличивать габариты противотанкового ружья ни в коем случае не следует. Наряду с этим необходимо значительно снизить высоту траектории.

Ружейный гранатомет необходимо принять как легкое и не обнаруживающее себя массовое противотанковое средство и вооружить им как можно больше личного состава всех родов войск. Необходимо обеспечить достаточную точность стрельбы на дистанции до 200 м и увеличить поражающее действие гранаты по экипажу и внутреннему оборудованию танка. При соответствующем усовершенствовании [306] гранатомету следовало бы отдать предпочтение перед неудобным в обращении и демаскирующим себя противотанковым ружьем «Базука».

Потребность в противотанковых средствах

Противотанковые пушки

При определении требуемого количества противотанковых средств необходимо исходить из ширины нормального фронта обороны подразделения или части и из количества танков, которое противник может применить на данном участке.

Если за основу принять, что по условиям местности, характерной для Европейского театра, противотанковая пушка может вести огонь по танкам в среднем на дальности до 500-700 м и что необходимо обеспечить ведение не менее чем трехслойного огня, достигаемого путем взаимного фланкирования и эшелонированного расположения орудий по глубине, то наименьшая потребность войск составит приблизительно 20 противотанковых орудий на 1 км фронта. При этом необходимо учитывать, что потребность в данном случае определена для противотанковых орудий, имеющих ограниченный сектор горизонтального обстрела. Это означает, что в полосе каждой [307] дивизии, занимающей фронт обороны в 10 км, должно действовать 200 противотанковых орудий. С другой стороны, если исходить из количества танков противника, то нужно, конечно, за основу брать среднюю, а не высшую цифру. Насыщение войск противотанковыми средствами до такой степени, когда они собственными силами могли бы отразить любое танковое наступление, противоречит принципу простоты управления войсками. Если пойти по этому пути, то на не атакованных танками участках фронта будут стоять без использования сотни противотанковых орудий в то время, как на направлениях, где противник предпринимает массированные танковые атаки, будет ощущаться недостаток в этих орудиях.

На основе опыта последних двух лет войны необходимо считать «крупным наступлением» - наступление при тактической плотности 200 танков на 1 км фронта, а «нормальным наступлением» - наступление трех пехотных дивизий, имеющих приблизительно 200 - 250 танков, при общей ширине фронта наступления в 10 км. 200-250 танкам противника в этом случае противостояло бы 200 противотанковых орудий и около 70-80 танков. Такое соотношение между атакующими танками и противотанковыми средствами оказывалось достаточным во всех успешных оборонительных сражениях на Восточном фронте. [308]

Противотанковые орудия являются относительно дешевым массовым средством борьбы с танками, поэтому необходимо продолжать производить их в требуемом количестве. Однако стоимость противотанкового орудия не должна превышать 5 процентов стоимости танка. При этом необходимо помнить, что любая экономия за счет снижения количества противотанковых орудий - недопустимая ошибка. Однако в будущем целесообразно противотанковые орудия по возможности заменить противотанковыми управляемыми реактивными снарядами.

Противотанковые средства пехоты

«Базука» - основное средство пехоты для борьбы с танками в ближнем бою. В каждом взводе необходимо иметь команду истребителей танков, вооруженную двумя, а лучше тремя противотанковыми ружьями. Помимо этого, каждая рота и каждый батальон, а также [309] штабы частей и соединений всех родов войск должны иметь свои команды истребителей танков.

Ружейный гранатомет необходим в качестве легкого массового противотанкового средства в первую очередь во всех пехотных подразделениях, находящихся в районе боевых действий. Необходимо стремиться к тому, чтобы при штабах, в полевой и зенитной артиллерии, а также в тыловых службах имелось достаточное количество ружейных гранатометов для отражения нападения танков своими силами.

4. Уроки тактического опыта противотанковой обороны

Основные положения

Боевой опыт прошлой войны показал, что задача противотанковой обороны должна заключаться не только в отражении атаки танков, но и в защите своих войск. Противотанковые средства, применявшиеся в прошлой войне, были слишком слабы для того, чтобы с их помощью пехота могла сдержать атаки танков противника{25}.

Как было показано выше, в результате дальнейшего развития техники в настоящее время появились такие противотанковые средства, которые в состоянии справиться с этой задачей.

Наступление танков противника, особенно в конце войны, в большинстве случаев проводилось в виде совместных действий танков и сопровождающей их пехоты. Для отражения такого наступления необходимо выработать соответствующие методы обороны, при которых использовались бы все имеющиеся противотанковые средства. [310]

Задача современной обороны прежде всего состоит в том, чтобы огнем всех видов оружия отразить атаки противника. Это может быть достигнуто лишь в том случае, когда огневые средства будут своевременно сосредоточены и будет обеспечена внезапность огневого удара по противнику. Характерным для большинства неудачных атак в период прошлой войны было то, что они отражались в 200-400 м перед передним краем. При этом решающее значение имел огонь артиллерии. Но даже мощный сосредоточенный артиллерийский огонь оказывает лишь подавляющее, а не уничтожающее воздействие на противника. Боевой опыт, особенно опыт последних лет войны, показал, что недостаточно ограничиться одним отсечением танков противника от сопровождающей их пехоты. В современных условиях необходимо потребовать одновременного уничтожения сосредоточенным огнем всех огневых средств как танков, так и пехоты на одном и том же рубеже. Всякое другое решение будет означать распыление огня, а вместе с этим и ослабление обороны. [311]

Если не выполнить это условие, то придется поражать противника различными огневыми средствами, в различных районах. При этом артиллерия будет вести огонь преимущественно по глубине боевого порядка и району основных артиллерийских позиций противника. Пехотные огневые средства будут сосредоточивать огонь непосредственно перед передним краем и по переднему краю, а противотанковые средства - в глубине своей обороны.

Современная техника в состоянии обеспечить практическую дальность стрельбы противотанковых орудий до 1000 м без изменения их основных тактико-технических данных, что позволит устанавливать их уже на достаточном удалении от переднего края, т. е. в 200 - 500 м. При этом они должны быть готовы открыть огонь по целям, находящимся в 500-700 м перед передним краем. Вести огонь прямой наводкой на дальности более 1000 м в условиях среднеевропейской местности очень трудно. В большинстве случаев по условиям местности практическая дальность стрельбы прямой [312] наводкой будет значительно меньше. При соответствующем расположении переднего края, например на обратных скатах или непосредственно за гребнем высоты, можно свести к минимуму слишком большие открытые секторы обстрела, которые невыгодны для противотанковых средств обороняющегося.

Задача противотанковой обороны по обеспечению боя пехоты состоит, во-первых, в воспрещении прорыва танков противника через позиции пехоты и, во-вторых, в недопущении ведения огня из танков по опорным пунктам и узлам сопротивления, расположенным на переднем крае и в глубине обороны в 300-500 м от переднего края. Обе эти задачи неразрывно связаны между собой, так как атакующие танки, два эшелона которых взаимно поддерживают друг друга огнем и сопровождаются эшелонами пехоты, своими действиями стремятся рассредоточить огонь противотанковых средств и нарушить общую систему обороны. В выполнении двух указанных задач заключается решающая проблема любой современной противотанковой обороны.

Организуя противотанковую оборону, необходимо учитывать определенную последовательность совместного наступления пехоты и танков противника, которая, если не учитывать подготовительный период (занятие исходных позиций, планирование и ведение огня на разрушение и т. п.), может быть разделена на три фазы.

Первая фаза - артиллерийская подготовка атаки.

Вторая фаза - начало движения первого эшелона танков и его подход на максимальной скорости к переднему краю обороны; огневая поддержка, осуществляемая вторым эшелоном танков путем уничтожения прицельным огнем отдельных опорных пунктов; огонь на уничтожение противотанковых средств, ведущийся всей артиллерией наступающего.

Третья фаза - развитие удара в глубину силами первого эшелона танков; расширение прорыва в сторону флангов и уничтожение передовых оборонительных сооружений вторым эшелоном; атака первого эшелона пехоты с целью оказания поддержки второму эшелону танков при уничтожении опорных пунктов. [313]

Если при таком наступлении противотанковая оборона не будет построена по принципу ведения активной защиты пехоты, то наступающий уничтожит порознь сначала живую силу, а затем и огневые средства обороняющегося. Первой жертвой будет беззащитная пехота. Затем окажется разгромленной противотанковая оборона. После этого будет уничтожена артиллерия, вынужденная вести бой с танками один на один. «Противотанковая оборона всех родов войск» является поэтому не лозунгом, а безусловной обязанностью. Все войска обязаны путем тесного взаимодействия объединять свои силы с тем, чтобы не быть разгромленными в одиночку.

Танки являются оружием, которое объединяет в себе основные признаки трех родов войск. Этот вывод вытекает из анализа боевых свойств танка.

Танк в сравнении с пехотинцем способен наступать быстрее и с большим эффектом, оставаясь при этом «подвижным полевым укреплением». Однако танк оказывается беззащитным, если он, действуя без поддержки пехоты, встречается с современными противотанковыми средствами пехоты.

Танк, как и артиллерист, может уничтожать пехотные цели и противотанковые средства обороняющегося. Однако он имеет весьма ограниченное количество боеприпасов, пополнение которых при быстром продвижении в глубину обороны противника затруднено.

Наконец, танк способен, подобно противотанковому средству, уничтожать танки и самоходные артиллерийские установки обороняющегося, но он представляет собой крупную мишень, привлекающую внимание всех своих противников, в том числе и неприятельской авиации.

Следовательно, на основе учета отмеченных выше слабых сторон танка, а также сильных сторон каждого из трех главных его противников, т. е. пехоты, артиллерии и противотанковых средств, можно выработать такие методы ведения оборонительных действий, которые превосходили бы современные методы ведения танкового наступления.

«Противотанковая оборона всех родов войск» является, таким образом, важнейшей проблемой управления войсками и задачей не одного, а нескольких родов войск. [314]

Какие же требования должно предъявлять командование к родам войск, участвующим в противотанковой обороне? Рассмотрим этот вопрос последовательно для пехоты, артиллерии и противотанковых средств.

Противотанковая оборона пехоты

Пехота должна рассматривать свое противотанковое оружие ближнего боя не только как средство, применяемое в случаях крайней необходимости для самообороны, но и видеть в «Базуке» и ружейном гранатомете активное боевое средство.

Это имеет не только психологическое, но и большое практическое значение. Первым практическим результатом этого явится то, что наступающие танки противника вынуждены будут принимать меры предосторожности и постоянно поддерживать непосредственную связь с медленно продвигающейся за ними пехотой. Очень важно противотанковые средства пехоты эффективно использовать для борьбы с танками первого эшелона, который в большинстве случаев идет впереди своей пехоты и поэтому более уязвим. Если обороняющаяся пехота пропустит танки первого эшелона, [315] чтобы уничтожить их с тыла, она уже не сможет выполнить эту задачу, так как к этому времени со стороны противника вместе с первым эшелоном пехоты будет подходить второй эшелон танков, от которых должна будет защищаться пехота. Положение, когда со всех сторон находится противник, всегда являлось началом разгрома, не говоря уже о дезорганизующем действии этой обстановки на противотанковые средства, минометы и, наконец, артиллерию, находящиеся в глубине оборонительной полосы.

Противотанковые средства пехоты ни в коем случае не следует «бросать навстречу» противнику. Огонь из «Базуки» и ружейных гранатометов по танкам следует вести с укрытых, расположенных на флангах позиций. По танкам, которые на ходу способны распознать цель, как правило, лишь на расстоянии 100 м, огонь следует открывать с дистанции около 200 м. На сильно пересеченной местности более позднее открытие огня может быть наиболее эффективным, а при использовании многочисленных позиций на обратных скатах это будет обычным явлением.

«Базуки» во взводном или ротном районе обороны должны использоваться в тех местах, где по тем или иным причинам ограничены действия противотанковых орудий, противотанковых самоходных артиллерийских установок и своих танков. Чаще всего это будет иметь место на непросматриваемой и сильно пересеченной местности.

Общие правила ведения боя могут быть сформулированы следующим образом. Основная часть пехоты, находясь в укрытии в готовности к отражению атаки в любой момент, ожидает подхода противника на дистанцию 200-100 м или еще ближе. Исключение составляют отдельные пулеметы, которые, начиная огневой бой заблаговременно, вынуждают противника отойти в укрытия и вводят его в заблуждение относительно расположения и истинных размеров опорных пунктов или узлов сопротивления. Минометы сосредоточенным огнем уничтожают отошедшую в укрытия пехоту противника и препятствуют ее взаимодействию с танками. [316]

Артиллерия в противотанковой обороне

Главная задача артиллерии заключается в том, чтобы интенсивным огнем отсечь наступающую пехоту от танков. При этом необходимо не только заставить пехоту залечь, но и вынудить ее отказаться от ведения каких бы то ни было активных действий против передовых опорных пунктов и истребителей танков. Затем артиллерия уничтожает пехоту противника сосредоточенным огнем.

Артиллерия может обеспечить сильное моральное воздействие и нанести противнику большие материальные потери в период, когда его танки находятся на исходных позициях и сосредоточились для перехода в наступление.

Борьба с артиллерией противника не должна прекращаться даже и во время атаки его танков. На особенность русского наступления, заключающуюся в оказании танкам и пехоте непосредственной артиллерийской поддержки даже в период ведения ими ближнего боя, необходимо прежде всего отвечать подавлением их артиллерии.

Основные средства противотанковой обороны

Основными средствами противотанковой обороны дивизии являются противотанковые орудия пехотных частей и противотанкового дивизиона, а также выделенные для взаимодействия противотанковые самоходные артиллерийские установки резерва главного командования. Кроме того, в качестве противотанкового средства иногда используются также и танки. От четкого взаимодействия этих сильно отличающихся друг от друга противотанковых средств зависит устойчивость обороны любого соединения. Благодаря тому, что эти средства под воздействием пехотного и артиллерийского огня противника полностью сохраняют свою подвижность, создается возможность ответить на массированное применение противником танков сосредоточением противотанковых средств на важнейшем направлении. Для того чтобы борьбу с танками противника можно было начать на удалении [317] 1000 м от передовых опорных пунктов, противотанковые средства располагаются на заранее подготовленных огневых позициях во всей оборонительной полосе, начиная от переднего края. Вступать с танками в открытую борьбу так же неправильно, как и выжидать их на расположенных в линейном или шахматном порядке огневых позициях.

Атаки танков - это «удары молота», направленные против определенных участков переднего края. Поэтому по танкам следует наносить ответные удары там, где они пытаются достичь решающего успеха. Направление главного удара атакующих танков в большинстве случаев выявляется лишь тогда, когда отдельные передовые группы танков уже ведут ближний бой. Поэтому в глубине обороны в любом случае должны иметься сильные резервы противотанковых средств.

Необходимо, чтобы с огневых позиций противотанковых средств, расположенных вблизи от переднего края, можно было вести огонь по целям, находящимся на удалении 300 м, а частично и до 1000 м от переднего края обороны. Огневые позиции, находящиеся в глубине, должны обеспечивать непосредственную огневую поддержку большинству опорных пунктов первой линии и уничтожение прорвавшихся танков еще до выхода их в район основных огневых позиций своей артиллерии.

План противотанковой обороны

План противотанковой обороны предусматривает сосредоточение усилий и организацию боевых действий всех видов оружия и средств с целью недопущения вклинения танков противника в оборонительную полосу и прорыва их в глубину обороны.

План противотанковой обороны должны иметь каждое подразделение и каждая часть независимо от того, находятся они в обороне или же ведут наступление.

Как составлять этот план и оформлять ли его на бумаге, является вопросом времени, а не принципа.

В плане противотанковой обороны должно быть уделено особое внимание оценке местности и выбору позиций [318] для противотанковых средств, оборудованию местности, ведению противотанковой обороны, использованию данных разведки и рекогносцировки местности и организации службы предупреждения о танковой опасности.

План противотанковой обороны должен быть простым, конкретным и соответствовать здравому смыслу. Он должен быть планом действия, а не прекрасным «планом на бумаге».

Рассмотрим подробнее основные вопросы плана противотанковой обороны.

Выбор местности

Как отмечалось во второй главе, при рекогносцировке и выборе оборонительных позиций необходимо отдавать предпочтение требованиям противотанковой обороны. План противотанковой обороны должен быть составлен еще до того, как будет определено расположение оборонительных позиций во всех деталях. Иначе этот план не принесет пользы, так как в нем не будет самого важного - своевременного и правильного выбора позиций противотанковых средств.

Выбору позиций предшествует оценка местности. Столь любимая на тактических занятиях, проводимых в мирное время, «оценка местности в танковом отношении» с делением ее на «танконедоступную» и «танкодоступную» не нашла практического применения на войне. Имеется лишь одно существенное препятствие, способное задержать продвижение крупных масс танков - это широкие и глубокие водные преграды. Крупные танковые наступления во время войны неоднократно и сознательно проводились на местности, которая по теориям мирного времени считалась «танконедоступной». Даже крупные лесные массивы, полосы средних гор, озера и болотистая местность теряли значение как препятствия, если наступающей стороне удавалось внезапным ударом захватить отдельные переправы, проходы, теснины или перевалы. [319]

Несмотря на высокую проходимость современных танков, влияние местности на их боевые действия и на организацию противотанковой обороны очень велико. Открытая, непересеченная местность является идеальным полем боя для крупных масс танков. Местность, просматриваемая на глубину не свыше 800-1000 м, уже благоприятна для организации противотанковой обороны.

Инженерное оборудование местности

Мероприятия по инженерному оборудованию местности по важности занимают следующее место после выбора позиций для противотанковых средств. Проведение оборонительных работ приобретает особую важность в тех случаях, когда местность снижает эффективность противотанковых средств, например на слишком открытой местности или при наличии трудно просматриваемых лощин. Важнейшими противотанковыми заграждениями являются противотанковые рвы, минные поля и особенно эскарпы и контрэскарпы.

Большую опасность для танков представляют мины. Встретив широкое минное поле, танковые соединения будут вынуждены проделывать проходы, дробить свои силы на части и терять много времени. Летом мины следует устанавливать главным образом в лощинах, а зимой - на возвышенных местах. Это подтверждается тем, что в русском уставе бронетанковых войск требуется для движения выбирать лощины, чтобы избежать наблюдения противника и не попасть под огонь оружия с настильной траекторией. Однако отмечается, что зимой следует избегать движения по лощинам, так как там образуются крупные наносы снега и глубина снежного покрова бывает значительно большей, чем на возвышенных местах, вследствие чего имеется опасность застрять в снегу.

Помимо заблаговременно установленных минных полей, оправдала себя постановка мин по следам первых прорвавшихся танков, так как последующие эшелоны танков, опасаясь минных полей, часто двигаются по следу, проложенному танками первого эшелона. [320]

Использование противотанковых огневых средств

Противотанковые огневые средства должны по возможности остановить атаку танков противника перед передним краем оборонительной полосы или в крайнем случае в глубине ее. Обобщая опыт минувшей войны, многие указывают, что пехотинец, исходя из моральных соображений, должен иметь пушку рядом с собой. Однако в интересах же пехоты необходимо решительно выступить против этого требования. Во-первых, противотанковые орудия вызывают на себя ответный огонь противника, который будет в этом случае поражать и позиции пехоты, а во-вторых, при таком расположении орудия сами будут уничтожены слишком рано. Поэтому пехотинец нуждается не в расположении противотанковой пушки «рядом с собой», а в ее эффективном огне «перед ним».

Огромное значение для любого противотанкового средства имеет момент открытия огня. Перед каждым танком имеется зона, в которой он может уничтожить всех, кто там находится, оставаясь сам практически неуязвимым. Это означает, что танк может уничтожить любого небронированного или слабо бронированного противника на таком удалении, на котором последний в лучшем случае может лишь попасть в него, но не уничтожить. Поэтому танк всегда будет стремиться вести огневой бой с противотанковыми средствами на больших дальностях, которые обеспечивают ему это преимущество. Обороняющийся же должен стремиться лишить танк этого преимущества. Отсюда вытекает основное правило: идеальная дальность стрельбы не превышает дальности действительного огня{26}.

При слишком раннем открытии огня противотанковая пушка (если она раньше даже и не была обнаружена) [321] после первого же выстрела оказывается на виду у всех танков, ожидающих ее появления. Это относится ко всем противотанковым средствам, т. е. к противотанковым пушкам, противотанковым самоходным артиллерийским установкам, а также и к «Базуке». Если основное правило открытия огня будет выдерживаться всеми противотанковыми средствами, то глубина противотанковой обороны образуется сама по себе, за счет эшелонирования противотанковых позиций.

В одиночку танки никогда не наступают. Следовательно, и противотанковые пушки никогда не должны применяться порознь. Оправдало себя сведение противотанковых орудий в противотанковые опорные пункты или в противотанковые боевые группы в составе не менее 3 - 5 орудий.

Решающее значение имеет централизованное управление всеми противотанковыми средствами. Как показал боевой опыт, на наиболее ответственные участки обороны стягивались противотанковые орудия всех калибров. Кроме того, на этих участках в противотанковой обороне использовались также штурмовые орудия, противотанковые самоходные артиллерийские установки и другие огневые средства, но каждое из этих средств не знало о действиях другого. В результате этого отсутствовало взаимодействие, и тем самым недостаточно использовались возможности всех сил и средств, а иногда производилось даже и необоснованное сосредоточение их. Кроме того, часто такие действия приводили к взаимным помехам в бою, а также к потерям от своего огня.

Это может быть исключено лишь в том случае, если составление и осуществление плана противотанковой обороны, а также все управление боем будет сосредоточено в одних руках. В полосе обороны дивизии эти функции целесообразно возложить на командира противотанкового дивизиона. В рамках общего плана противотанковой обороны он должен отвечать за сосредоточение всех противотанковых огневых средств, использование всех видов оружия в соответствии с их особенностями, возможностями, характером местности и обстановкой, а также за организацию взаимодействия всех видов противотанкового [322] оружия, направленную на сосредоточение главных усилий на важнейших направлениях. Особенно важно обеспечить взаимное перекрытие секторов обстрела противотанковой артиллерии и противотанковых средств ближнего боя, с одной стороны, и полевой артиллерии - с другой. Только таким образом можно создать сплошной противотанковый огонь и исключить какие-либо промежутки, не находящиеся под воздействием огня противотанкового оружия.

Использование данных разведки и рекогносцировки местности

План противотанковой обороны должен постоянно дополняться и уточняться. Для этого необходимо постоянно использовать результаты разведки противника и местности, в том числе данные воздушной разведки, особенно аэрофотоснимки, данные, добытые разведывательными и штурмовыми группами, а также данные службы подслушивания, в частности результаты пеленгации танковых радиостанций.

Организация службы предупреждения о танковой опасности

Мероприятия по организации предупреждения о танковой опасности также включаются в план противотанковой обороны. Во время прошлой войны предупреждение о танковой опасности было поставлено неудовлетворительно. Линии проводной связи в большинстве случаев выходили из строя еще до начала наступления танков. Радиосвязь также часто нарушалась. Сигналы ракетами, если бы они применялись только по приказу командиров взводов, были бы наиболее надежным средством, но ими пользовались очень редко.

Выводы

Организация противотанковой обороны является сложной и многогранной проблемой. Она в значительной [323] степени зависит от боевых качеств танков и средств борьбы с ними.

Для совершенствования средств и методов борьбы с танками не может быть одного неизменного пути. Для этого имеется очень много возможностей. Они заложены не в одном роде войск и не в одних созданных и оснащенных специально для выполнения этой задачи частях. Для надежной противотанковой обороны необходимо взаимодействие всех сколько-нибудь пригодных для этого средств. Это необходимо учитывать как при ведении боевых действий и организации управления войсками, так и в определении направления технического развития оружия. Это также должно найти свое отражение в организации, вооружении и оснащении современной армии, включая боевые части и органы снабжения.

Если все средства противотанковой обороны будут использоваться разумно и в тесном взаимодействии, то можно будет освободить танки для выполнения их основных задач.

Как бы ни менялись методы противотанковой обороны, она всегда будет преследовать единственную цель «Вывод из строя танков противника как средства борьбы, решающего исход боя». [324]

Дальше