Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Корабли открывают навигацию

Как только низовье Волги от Черного Яра до Астрахани очистилось от льдов, флотилия начала оперативное развертывание своих сил. 5 и 6 апреля была введена оперативная готовность ? 1 для Отдельной бригады траления, Сталинградской и Саратовской военно-морских баз.

Тральщики Отдельной бригады и Астраханской военно-морской базы приступили к разведывательному и гидрографическому тралению на участке Астрахань — Черный Яр.

После разведывательного и контрольного траления фарватеров вплоть до Сталинграда, проведенного с 6 по 14 апреля, открылось движение транспортных судов{116}.

С 14 по 21 апреля были протралены фарватеры от [132] Саратова до Сталинграда. Началось плавание судов на всем участке от Астрахани до Саратова.

Раннее весеннее контрольное траление на этом участке в период с 7 по 22 апреля проводилось лишь в пределах ширины 100 — 130-метрового судового хода на протраленных осенью 1942 года фарватерах. До конца апреля были протралены подходы к пристаням и причалам.

После раннего траления восемь дивизионов Отдельной бригады траления на отведенных им боевых участках приступили к расширению фарватеров, обеспечению проводки транспортных судов за тралами.

С 16 апреля были объявлены действующими 1, 2 и 3-я бригады кораблей и Отдельная бригада траления, Астраханская, Сталинградская и Саратовская военно-морские базы{117}.

На Волге начались массовые перевозки грузов, особенно нефти и нефтепродуктов. Перевозки жидкого топлива на транспортных судах «Волготанкера» во второй половине апреля составили 467 тыс. тонн{118}. С середины апреля вверх и вниз по Волге двигалось ежедневно до 15 — 20 караванов и десятки отдельных судов. Около двух тысяч самоходных и несамоходных судов участвовало в перевозках грузов на Нижней Волге. Все находившиеся в строю тральщики были заняты боевым тралением и проводкой судов за тралами. До 100 боевых кораблей Волжской флотилии осуществляли конвоирование транспортов.

Народные комиссары обороны и Военно-Морского Флота 14 апреля 1943 года совместным приказом определили порядок взаимодействия Войск ПВО страны и Волжской флотилии по противовоздушной обороне Волжской водной коммуникации. Войска ПВО обеспечивали защиту с воздуха транспортных судов на переходе и в отстойных пунктах. Для усиления противовоздушной обороны транспортов Волжская флотилия выделяла конвойные корабли (канонерские лодки, бронекатера и сторожевые катера).

Зенитные средства охраняемых транспортных судов на переходе в оперативном отношении подчинялись командиру конвоя. Во время стоянок все зенитные [133] средства транспортных судов и кораблей охранения оперативно подчинялись командирам подразделений ПВО отстойных пунктов.

Действия всех средств ПВО отстойных пунктов регламентировались Инструкцией по взаимодействию конвоя на переходе с плавучими батареями и средствами ПВО отстойного пункта.

Штаб Волжской флотилии должен был обеспечивать оповещение транспортных судов на переходе о воздушной опасности через береговые посты службы наблюдения и связи и находившиеся на боевых участках корабли, сосредоточивать информацию о движении по Волге караванов и отдельных транспортных судов, сообщать оперативной группе ПВО Волжского бассейна данные о воздушной обстановке на Волге{119}.

С открытием навигации на Волге немецко-фашистская авиация начала массированные минные постановки на реке и бомбардировки судов с целью сорвать перевозки нефти и нефтепродуктов. С 4 по 28 апреля она активно вела разведку ледовой обстановки, фарватеров, системы противовоздушной обороны водной коммуникации, организации конвойной службы. Затем последовали минные постановки на участке Черный Яр — Камышин, где было наиболее интенсивным движение судов. С 28 апреля по 15 мая противник поставил 161 мину. 131 мина оставалась от постановок 1942 года. Это создавало большую угрозу нашему судоходству{120}. Наряду с систематическими налетами на конвои вражеская авиация подвергала бомбардировкам Саратов, где находились большие запасы топлива.

Волжская флотилия начала раннее весеннее траление всего 27 тральщиками. К концу апреля их численность достигла 57. Однако в условиях массированных минных постановок, начатых противником, такого количества тральщиков было явно недостаточно.

Чтобы не сорвать перевозки нефтепродуктов и других грузов, эти корабли, развернутые подивизионно на боевых участках, вели контрольное траление лишь открытых основных фарватеров, а также находили и тралили обходные фарватеры с целью не допустить закупорки отдельных [134] участков и скопления большого числа транспортных судов. Кроме того, тральщики обеспечивали проводку судов за тралами в наиболее опасных районах.

В боевой деятельности флотилии в этот период давали себя знать и другие трудности и недостатки. Большая минная опасность и налеты вражеской авиации с первых дней навигации настоятельно диктовали необходимость быстрой концентрации сил флотилии в районах наибольшей активности противника. Очень важно было также организовать систему гибкого управления корабельными соединениями, добиться четкой координации работы штаба флотилии и руководства Нижне-Волжского пароходства и пароходства «Волготанкер». Между тем сосредоточение кораблей к Сталинграду шло очень медленно. Это объяснялось тем, что места их зимнего базирования и ремонта находились на значительном удалении от основных фарватеров.

Невысоким был и уровень организации управления. Командующий флотилией, прибывший в зону действий Отдельной бригады траления, не имел при себе даже небольшой оперативной группы для обработки данных об обстановке, подготовки оперативно-боевых документов, доведения их до исполнителей и контроля за исполнением. Это заметно влияло на действия соединений в условиях нараставшего противодействия авиации противника. Сказывалось и то, что отдельные капитаны судов и командиры кораблей допускали нарушения правил плавания в условиях минной опасности.

Все это, естественно, не прошло бесследно. В период с 29 апреля по 15 мая подорвались на вражеских минах груженные нефтепродуктами баржи «Тарлык», «Комсомолка», «Катунь». Только на «Катуни» находилось 9600 тонн авиационного бензина{121}. В этот же период подорвались Краснознаменная канонерская лодка «Усыскин», четыре тральщика, буксирные пароходы «Ваня-коммунист», «Сергей Лазо» и «Ереван», четыре промысловых судна рыболовецкого флота, буксировавшие баржи. Недостатки в противоминной обороне явились главной причиной неудовлетворительного выполнения государственного [135] плана перевозок нефтепродуктов в апреле — мае. Апрельский план был выполнен всего на 68,4 процента, майский — на 76,5 процента{122}.

Дальше