Содержание
«Военная Литература»
Военная история

На переправах

Во время оборонительного этапа битвы на Волге и в ходе подготовки советских войск к контрнаступлению [76] (июль — октябрь 1942 года) резервы Ставки Верховного Главнокомандования доставлялись железнодорожным и водным транспортом к Саратову и Камышину.

62, 57 и 64-я армии получали пополнения с левого берега Волги через переправы в их операционных зонах.

Эвакуация населения и раненых с правого берега Волги на левый также осуществлялась с помощью переправочных средств.

Фронты сталинградского направления в значительной мере были зависимы от использования транспортных судов Нижне-Волжского пароходства, боевых кораблей и вспомогательных судов Волжской флотилии для непосредственной переправы войск и воинских грузов через Волгу летом и осенью 1942 года. Это объяснялось отсутствием мостов через Волгу южнее Сталинграда, значительной шириной реки, достигающей местами 1500 метров, нехваткой инженерных переправочных парков, а также большими трудностями в защите понтонных мостов и паромных переправ в условиях господства в воздухе авиации противника.

Большая вместимость и высокая маневренность транспортных самоходных судов позволяли быстро и скрытно переправлять воинские соединения с их вооружением и материально-техническими средствами снабжения для усиления армий, сражавшихся на правом берегу реки. К выполнению этой задачи широко привлекались также боевые корабли Волжской флотилии. Их главное преимущество в данном случае состояло в том, что они, переправляя подкрепления, могли преодолевать противодействие артиллерии, минометов и пулеметов войск противника, вышедших к Волге.

Наличие многочисленных протоков и затонов на левом берегу реки давало возможность выбирать скрытые места сосредоточения переправлявшихся войск.

Командование войск Сталинградского фронта в первые же дни битвы на Волге поставило перед флотилией в качестве одной из главных задач обеспечение переправ у Сталинграда. А 23 августа 1942 года, после прорыва немецко-фашистских войск к Волге, значительная часть тральщиков и бронекатеров была выделена для непосредственной переправы войск и воинских грузов в зоне действий 62, 57 и 64-й армий. [77]

30 августа Военный совет фронта принял специальное решение об оборудовании переправ через Волгу у Сталинграда. Командующий Волжской флотилией, начальник инженерных войск фронта и уполномоченный Народного комиссариата речного флота СССР получили задание разработать план расстановки средств и организации переправ{68}. Ко 2 сентября этот план был составлен и утвержден.

Из пяти переправ две (? 2 Центральная, ? 5 у Культбазы) обеспечивались Волжской флотилией. Их пропускная способность составляла до 55 тыс. человек в сутки{69}.

Тральщики Волжской флотилии наряду с тралением Волги у Сталинграда переправляли войска и военные грузы, эвакуировали раненых и гражданское население.

С 23 августа по 13 сентября тральщиками и бронекатерами было доставлено в Сталинград свыше 7000 бойцов и командиров, более тысячи тонн боеприпасов, горючего и продовольствия, 404 автомашины, 385 лошадей, вывезено 7700 раненых и 1500 человек эвакуируемого населения{70}.

С оставлением нашими войсками Мамаева Кургана и станции Сталинград I создалась угроза прорыва противника к Волге в центре боевых порядков 62-й армии. Чтобы восстановить положение на этом участке обороны, командование фронта в ночь на 15 сентября переправило на тральщиках Волжской флотилии и малых судах Сталинградского порта 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию полковника А. И. Родимцева, которая с ходу вступила в бой и 16 сентября выбила гитлеровцев с Мамаева Кургана и завязала бои за вокзал Сталинград I.

В течение двух недель 62-я армия была усилена тремя стрелковыми дивизиями, одной танковой и двумя стрелковыми бригадами. Значительная часть этих войск перевозилась тральщиками и бронекатерами флотилии под сильным огнем противника.

В первые две недели натиска гитлеровцев на Сталинград тральщики и бронекатера флотилии переправили в город с левого берега более 9000 бойцов и [78] командиров, 360 тонн боеприпасов и продовольствия, сотни автомашин и другие грузы. Из Сталинграда они вывезли более 4600 раненых{71}.

Кораблям приходилось действовать на переправе под непрерывным огнем вражеской артиллерии и бомбардировками авиации. Героизм моряков был массовым. В те дни особенно отличились экипажи тральщиков, возглавлявшихся старшим лейтенантом К. К. Теслей. Тральщик ? 322 под командованием старшины 1-й статьи К. В. Трушкина доставил в Сталинград 3172 человека с вооружением, вывез 640 раненых. Корабль нес потери в людях, получил более ста осколочных и пулевых пробоин, но оставался в строю и успешно выполнял боевые задания.

Тральщик ? 337, которым командовал старшина 2-й статьи Г. М. Пинегин, перевез в Сталинград 2600 бойцов и командиров, вывез 460 раненых. Во время одного из рейсов вражеская мина разорвалась на палубе. Корабль загорелся. Моряки, проявив высокую организованность и выдержку, ликвидировали пожар и вовремя доставили подкрепления 62-й армии.

15 сентября, во время переброски дивизии полковника А. И. Родимцева в Сталинград, тральщик ? 323 получил прямое попадание вражеского снаряда. Были убиты и ранены пять моряков. Тральщик стал тонуть. В эти критические минуты моторист старшина 1-й статьи В. А. Мордвинов сумел заделать пробоину и организовал спасение 47 раненых бойцов. Сам он последним покинул борт корабля.

Младший лейтенант А. Н. Вертюлин 19 сентября под огнем противника принял на тральщик 75 раненых бойцов и командиров. Он лично вынес из горевшего на берегу здания и доставил на корабль восемь бойцов.

Тральщик ? 344 на подходе к Купоросному из-за малых глубин не мог ошвартоваться у берега, чтобы выгрузить боеприпасы. Тогда матросы В. Г. Россомахин, П. П. Денисов и В. В. Полетаев под огнем врага доставили снаряды и мины на шлюпке.

Таких примеров можно привести множество.

В ходе боев за Сталинград значение и масштабы доставки через Волгу подкреплений нашим сражавшимся [80] армиям все более возрастали. А в завершающие недели оборонительного сражения обеспечение переправ стало важнейшей задачей флотилии. При выполнении ее кораблям приходилось преодолевать сильное противодействие артиллерии и авиации противника. Значительной была и минная опасность. С конца сентября и до перехода наших войск в контрнаступление каждый рейс бронекатеров и тральщиков в Сталинград проходил под огнем противника, требовал предельного напряжения физических и моральных сил экипажей. Несмотря на исключительные трудности, матросы, старшины и офицеры флотилии бесперебойно доставляли подкрепления и военные грузы героическим защитникам Сталинграда.

Когда немецко-фашистские войска отрезали с севера и юга 62-ю армию и вышли к центру города, все переправы у Сталинграда оказались в зоне досягаемости их артиллерийского огня. Гитлеровцы понимали, что, пока 62-я армия получает подкрепления с восточного берега Волги, будет не так-то просто сломить ее сопротивление в осажденном городе. Поэтому одновременно с натиском на Сталинград с севера, запада и юга противник предпринимал массированные налеты авиации на наши переправы, подвергал интенсивному обстрелу бронекатера, тральщики, плавсредства.

Военный совет фронта постановлением от 24 сентября подчинил в оперативном отношении 9 тральщиков и 4 вспомогательных корабля Волжской флотилии начальнику инженерных войск 62-й армии для обеспечения центральных переправ. Это же постановление обязывало командование флотилии в случае необходимости представлять для эвакуации раненых бронекатера по заявкам начальника инженерных войск фронта{72}. Руководство кораблями, занимавшимися переправой войск и эвакуацией раненых, было возложено на командование Отдельной бригады траления (командир бригады — капитан 1 ранга П. А. Смирнов, начальник штаба — капитан 3 ранга В. А. Кринов, начальник политического отдела — полковой комиссар Ф. Я. Отмахов).

Командование и штаб флотилии, поддерживая тесную связь с фронтом и его армиями, конкретно руководили тральщиками и бронекатерами, действовавшими на [82] переправах, умело регулировали оперативное напряжение кораблей, чтобы обеспечить их длительную боевую деятельность. Политический отдел организовывал партийно-политическую работу, исходя из характера и особенностей боевых задач и обстановки, складывавшейся в ходе оборонительного сражения на Волге, большое внимание уделял расстановке политработников, коммунистов и комсомольцев в соединениях, на кораблях и в частях.

Во время боев за заводские поселки «Красный Октябрь» и «Баррикады» 62-я армия, сдерживая бешеный натиск противника, нуждалась в бесперебойном пополнении резервами войск, в боеприпасах и других видах снабжения. Нужно было также своевременно эвакуировать большое количество раненых из Сталинграда. Между тем решение этой задачи постоянно осложнялось. Если до конца сентября тральщики совершали ночные рейсы через Волгу при относительно слабом противодействии противника, то после его выхода на правый берег Волги у Купоросное и в центральную часть города наши переправы круглосуточно находились под огнем вражеской артиллерии. Они также подвергались систематическим ударам авиации противника. В этих условиях обеспечение бесперебойной работы переправ требовало совместных усилий фронта и флотилии, правильного планирования переброски через реку войск и грузов, надежного прикрытия перевозок авиацией и артиллерией.

Пункты приема войск и грузов, располагавшиеся на реке Ахтуба и протоках левого берега Волги, прикрывались истребительной авиацией и зенитной артиллерией Сталинградского фронта. Основная масса войск перевозилась тральщиками. На переходе и особенно в Сталинграде их прикрывали артиллерийским огнем бронекатера. Эти катера тоже принимали на борт войска и грузы, но с таким расчетом, чтобы можно было без помех маневрировать, использовать артиллерию, минометы и пулеметы.

В тех случаях, когда нужно было экстренно переправить воинские части, вооружение и боеприпасы в город или вывезти раненых из угрожаемых районов, использовались главным образом бронекатера, обладавшие высокой скоростью хода, сравнительно мощным вооружением и хорошей маневренностью. [83]

Для обеспечения перехода тральщиков и бронекатеров в Сталинград и обратно привлекалась фронтовая артиллерия.

27 сентября, когда создалось тяжелое положение в районе центральных переправ, командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев приказал командиру Отдельной бригады траления капитану 1 ранга П. А. Смирнову выделить для перевозки войск и эвакуации раненых 5 тральщиков и 6 бронекатеров, лично руководить их действиями на переправах, организовать тесное взаимодействие с минометным полком, получившим задание своим огнем прикрыть переправы на этом участке фронта{73}.

С 27 сентября по 13 октября бронекатера и тральщики под ожесточенным огнем противника переправили с левого берега в город около 11 тыс. бойцов и командиров, более 600 тонн боеприпасов, вывезли из города 6797 человек раненых и гражданского населения{74}.

Экипажи кораблей действовали смело и решительно.

6 октября тральщик ? 341 следовал в Сталинград к Тракторному заводу, приняв на борт более 200 бойцов и командиров, десятки ящиков с минами и снарядами. В боевой рубке находились дивизионный минер старший лейтенант Н. М. Лялин, командир тральщика старшина 2-й статьи В. Я. Салаженцев. На середине Волги корабль подвергся обстрелу фугасными и зажигательными снарядами. Был убит старшина Салаженцев. На корабле возник пожар. Погиб старшина 1-й статьи М. Н. Тихонин. Смертельно ранило дивизионного минера. Превозмогая страшную боль, Лялин приказал рулевому идти тем же курсом, а сам стал руководить борьбой личного состава за живучесть корабля. Вскоре скончался и он.

Моряки тральщика потушили пожар, доставили в Сталинград пополнение и боеприпасы.

6 — 9 октября бронекатера ? 61, 62 и 63 переправляли войска и боеприпасы из района Культбазы к заводу «Красный Октябрь». Противник подвергал их интенсивному артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. Корабли несли потери в людях, получили серьезные повреждения, но боевое задание выполнили успешно. [84]

На бесстрашные, самоотверженные действия своим личным примером воодушевляли воинов коммунисты командир отряда старший лейтенант Б. Н. Житомирский, накануне принятый в члены партии, и военком младший политрук Д. П. Медведев. Они участвовали в каждом рейсе, организовывали четкое взаимодействие между бронекатерами в бою, умело руководили ими.

В одном из рейсов бронекатер ? 62 лейтенанта Н. Д. Жиленко получил тяжелые повреждения и потерял управление. К нему подошел и взял на буксир бронекатер ? 61, на борту которого находились командир и военком отряда. Б. Н. Житомирский, раненный в обе ноги, продолжал руководить действиями катеров. От артиллерийско-минометного огня противника катера загорелись, а на буксируемом затопило два отсека. В эти критические минуты Б. Н. Житомирский и Д. П. Медведев сумели мобилизовать моряков на решительные действия.

На бронекатере ? 61 главный старшина В. М. Дуда и старшина 1-й статьи Н. М. Кривонос, собрав все свои силы и умение, обеспечили бесперебойную работу моторов. Комендоры М. О. Брызгалов, А. М. Куликов и И. Л. Пустовойт вели меткий огонь по артиллерийским и минометным батареям противника. Командир отделения рулевых М. Г. Ребров был ранен, но оставался у штурвала.

На бронекатере ? 62 секретарь комсомольской организации В. И. Цуркан и матрос М. Е. Шадрин более двух часов находились в затопленном отсеке, заделывая пробоины и откачивая воду. Большую выдержку и мужество проявили в борьбе за спасение своего корабля старшина группы мотористов М. И. Терентьев и коммунист матрос А. Г. Подлескин. В машинном отсеке бушевал пожар, но это не помешало им устранить все боевые повреждения и заделать пробоины.

Несмотря на ураганный огонь гитлеровцев, каждый [85] действовал смело, проявляя выдержку, находчивость и ловкость. В результате пожар был потушен, повреждения устранены. Истекавший кровью Б. Н. Житомирский вывел бронекатера из-под обстрела, и они достигли левого берега Волги. Здесь силы покинули отважного командира, он потерял сознание. В госпитале ему ампутировали ногу. Но Борис Николаевич Житомирский не оставил боевого строя, продолжал участвовать в сражении на Волге.

Во время самых напряженных боев в Сталинграде Военный совет Сталинградского фронта потребовал сосредоточения всех усилий флотилии на обеспечении переправ 62-й армии{75}. К доставке резервов через реку в город в те дни привлекались не только ранее выделенные тральщики и бронекатера, но и значительная часть других кораблей. Бронекатера Северной группы кораблей переправляли пополнения и военные грузы для частей группы полковника С. Ф. Горохова, занимавших оборону у Рынка{76}. Моряки флотилии выполняли эту свою задачу непрерывно, днем и ночью, под ожесточенным огнем противника. Каждый хорошо понимал, как велико значение порученного им дела в отражении натиска вражеских полчищ. Переправляя резервы, они в то же время интенсивным огнем орудий и минометов бронекатеров поддерживали оборонявшиеся войска.

Экипаж тральщика ? 337 под командованием коммуниста старшины 2-й статьи Г. М. Пинегина, награжденного орденом Красного Знамени, за две недели октября переправил в осажденный Сталинград более 2000 человек пополнения, вывез 1155 раненых. 19 октября очередным рейсом корабль доставил в район завода «Баррикады» более 300 человек. Там он принял на борт 75 раненых. В этом рейсе тральщика участвовали командир дивизиона тральщиков старший лейтенант А. П. Ульянов, командир отряда младший лейтенант А. Н. Вертюлин и дивизионный механик старший инженер-лейтенант А. А. Винскоусов. При возвращении из Сталинграда корабль подвергся сильному обстрелу. В результате разрыва двух вражеских снарядов образовались большие пробоины в борту. Вода хлынула вовнутрь корабля. [86] Старший лейтенант А. П. Ульянов, младший лейтенант А. Н. Вертюлин, командир тральщика Г. М. Пинегин прилагали все усилия к тому, чтобы спасти корабль. Но слишком велики были повреждения. Тральщик вместе с экипажем и ранеными пошел ко дну{77}. [87]

Бронекатера ? 53 и 62 в ночь на 29 октября доставили в Сталинград 476 человек пополнения, 24 тонны боеприпасов и 5 минометов, вывезли 745 раненых. При погрузке мин на палубе разорвался вражеский снаряд. 9 моряков было убито и ранено. Загорелись ящики с минами. Катер в любую минуту мог взлететь на воздух. Положение спас старшина 2-й статьи В. И. Цуркан. Рискуя собственной жизнью, он выбросил горевшие ящики с минами за борт{78}.

С 14 по 31 октября на переправах действовало более 30 бронекатеров и тральщиков, до 20 вспомогательных судов флотилии. Ими было доставлено в Сталинград 15868 бойцов и командиров, 561 тонна боеприпасов, продовольствия и других грузов. Корабли вывезли из города на левый берег Волги 12068 человек раненых и гражданского населения. Флотилия потеряла 5 тральщиков и бронекатер{79}.

В первой половине ноября продолжались атаки противника севернее, западнее и южнее Сталинграда. 62-я армия вела ожесточенные бои за заводы «Красный Октябрь» и «Баррикады». Военный совет Сталинградского фронта заботился о том, чтобы снабдить ее всем необходимым до наступления полного ледостава. Корабли флотилии оставались единственным средством фронтового командования в обеспечении бесперебойного питания 62-й армии через Волгу.

Командование, политические органы и партийные организации флотилии принимали все меры к тому, чтобы в условиях наступавшего ледостава и все возраставшего противодействия противника не снижать темпов и масштабов доставки войск, боеприпасов и продовольствия 62-й армии, стойко оборонявшей Сталинград.

Большой подъем среди личного состава вызвали призывы ЦК партии к советскому народу, армии и флоту в связи с 25-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. На митингах и торжественных собраниях моряки флотилии выражали свою решимость и впредь с честью выполнять боевые задания, внести достойный вклад в разгром гитлеровских войск на Волге.

Комсомольцы с воодушевлением встретили [88] приветствие ЦК ВЛКСМ, в котором давалась высокая оценка их боевым действиям в битве на Волге и выражалась твердая уверенность, что моряки Волжской флотилии еще больше преумножат славные боевые традиции Советского Военно-Морского Флота. В приветствиях Военных советов Черноморского, Краснознаменного, Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов, Каспийской и Краснознаменной Амурской флотилий с гордостью отмечались славные боевые дела моряков Волжской флотилии, подчеркивалась великая ответственность защитников Сталинграда за судьбу Родины.

Воины флотилии глубоко сознавали эту ответственность. Они делали все, что было в их силах, чтобы 62-я армия непрерывно получала пополнения и боеприпасы. В первой декаде ноября на переправах действовали бронекатера и тральщики. Каждую ночь они совершали по нескольку рейсов, доставляя в Сталинград войска и грузы, эвакуируя раненых. 1 ноября, например, эти корабли переправили в город 2600 человек пополнения, 24 тонны боеприпасов, вывезли 1150 раненых, а 3 ноября доставили на правый берег Волги 3032 человека, 52 тонны боеприпасов, вывезли 1670 раненых{80}.

В первых числах ноября у завода «Баррикады» противник сосредоточил 5 пехотных и 1 танковую дивизию, 3 специальных усиленных саперных батальона. 11 ноября эти силы после мощной артиллерийской и авиационной подготовки начали штурм завода с нескольких направлений. Одновременно гитлеровцы атаковали завод «Красный Октябрь». Ценою огромных потерь им удалось прорвать оборону 241-й стрелковой дивизии на участке в 200 м и выйти к Волге южнее завода «Баррикады», отрезав 138-ю дивизию от основных сил 62-й армии. Эта дивизия отразила многочисленные атаки трех дивизий врага, истребила тысячи гитлеровцев. Она прочно удерживала свои рубежи в восточной части завода «Баррикады» на участке в 700 м по фронту и 400 м в глубину.

Противник усиливал натиск и на участках, которые обороняли основные силы 62-й армии у «Красного Октября» и частей группы полковника С. Ф. Горохова. Однако наши войска не только удерживали свои позиции, но [89] и сами при поддержке фронтовой и корабельной артиллерии переходили в контратаки.

С 10 ноября на переправах из-за тяжелых ледовых условий могли действовать только бронекатера. Они имели мощные силовые установки и были способны подавлять огнем артиллерии, минометов и пулеметов вражеские огневые точки, обстреливавшие участки высадки войск и разгрузки боеприпасов. Если до начала ледостава бронекатера совершали за ночь два-три рейса, то теперь на каждый рейс затрачивалось 10 — 15 часов. Нередко бронекатера, не успев за ночь преодолеть льды, с рассветом оказывались на открытом пространстве Волги, на виду у противника, открывавшего ураганный огонь. Однако и в этих тяжелейших навигационных и боевых условиях не ослабевал поток войск и грузов в осажденный Сталинград, не прекращалась эвакуация раненых. Только за первые два дня нового штурма противником Сталинграда, 11 — 12 ноября, было доставлено 62-й армии около 4000 человек пополнения и более 120 тонн боеприпасов. За 18 дней ноября общий объем перевозок войск и боеприпасов для 62-й армии бронекатерами и тральщиками флотилии составил 21225 бойцов и командиров, 717 тонн боеприпасов и других грузов. Из Сталинграда было вывезено около 12000 раненых{81}.

Моряки бронекатеров сутками не спали, проявляли исключительную стойкость, выносливость и героизм. Когда, например, в критическом положении оказалась 138-я стрелковая дивизия, командование фронта 11 ноября потребовало выделить 7 бронекатеров. В строю имелось всего 2 катера. За несколько часов моряки ввели в строй еще 5 бронекатеров. В назначенное время они начали переправлять подкрепления и грузы для этой дивизии.

Бронекатера ? 53, 61 и 62 в тяжелых ледовых условиях за два рейса перевезли в Сталинград более тысячи солдат и офицеров. Во время переправы на бронекатерах лейтенантов А. А. Николаева и Н. Д. Жиленко перегрелись и вышли из строя моторы. Командир катера ? 53 лейтенант И. Д. Карпунин получил приказание до рассвета вывести потерявшие ход бронекатера в Шадринский затон. Старшина группы мотористов Охрименко, [90] матросы Журавлев, Иванов, Карпов и Киреев заверили его, что машины выдержат перегрузку при буксировке. И они сделали все возможное, чтобы моторы работали исправно. К рассвету вышедшие из строя бронекатера последовательно были выведены с Волги в Шадринский затон. Во время буксировки катер Карпунина удачно маневрировал, уклоняясь от обстрела вражеской артиллерии, и вел огонь по врагу.

В ходе оборонительного сражения на Волге корабли Волжской флотилии переправили в осажденный Сталинград 62 225 бойцов и командиров, более 15000 тонн боеприпасов, продовольствия и других грузов, около 500 автомашин, сотни лошадей и повозок. Из города они вывезли 44 790 раненых, женщин, стариков и детей. Это имело огромное значение в героической обороне Сталинграда. Бывший командующий 62-й армией Маршал Советского Союза В. И. Чуйков в своих воспоминаниях пишет:

«...Неоценимую услугу армии оказывали моряки Волжской флотилии под командованием контрадмирала Д. Д. Рогачева. Каждый рейс через Волгу был связан с большим риском для жизни экипажей, но не было случая, чтобы из-за трусости какой-нибудь катер или пароход задержался с грузами на том берегу.

О роли моряков этой флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, возможно, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и без продовольствия и не выполнила бы своей задачи»{82}.

Эта высокая оценка выдающегося советского полководца воздает должное героическим действиям моряков Волжской флотилии в обороне Сталинграда.

Успешно действовали на волжских переправах более 160 самоходных и несамоходных транспортных судов Нижне-Волжского пароходства. Именно транспортными речными судами переправлялась через Волгу основная масса войск, воинских грузов и эвакуируемого населения в июле — ноябре 1942 года. Подвиги волжских речников занимают достойное место в летописи Великой Отечественной войны. Многие капитаны и механики, штурманы и шкиперы, мотористы и связисты транспортных судов Нижне-Волжского бассейна за мужество и стойкость, проявленные на переправах во время битвы на Волге, удостоены высоких правительственных наград. [91]

Дальше