Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава вторая.

В оборонительном сражении

На защите речной коммуникации

Во время оборонительного сражения фронтов сталинградского направления между Доном и Волгой авиация фашистской Германии массированными налетами на Сталинград, ударами по портам и караванам судов на переходе, минными постановками упорно стремилась парализовать Волжско-Каспийский водный путь на участке Астрахань — Саратов. Поэтому защита этой водной коммуникации с первых дней битвы на Волге и до конца навигации 1942 года стала одной из важнейших оперативных задач Волжской флотилии.

Противник хорошо представлял значение Волги как государственной стратегической коммуникации нашей страны. В предвоенном 1940 году объем перевозок по этому водному пути достиг 40 млн. тонн. Еще более интенсивными они стали во время войны. Только за апрель — май 1942 года по Волге было перевезено 2 958 700 тонн нефти и нефтепродуктов, а в июле — ноябре 1942 года (на участке Астрахань — Саратов) 2 179 000 тонн. За навигацию 1942 года в бассейне реки перевезено до 800 тыс. человек с вооружением, боеприпасами и воинскими грузами.

Народный комиссариат Военно-Морского Флота, Главный морской штаб учитывали вероятную опасность минных постановок и ударов вражеской авиации по портам и по судам на переходах. Гитлеровцы широко использовали неконтактные мины на морских театрах. Была реальной угроза применения их на Волге.

Для разработки конкретных мероприятий по противоминной и противовоздушной обороне перевозок в бассейне Нижней Волги еще до начала навигации 1942 года Народный комиссар ВМФ направил на флотилию специальную комиссию под председательством контр-адмирала В. Е. Егорьева. [37] Эта комиссия совместно со штабом флотилии, с представителями командования Сталинградского военного округа и Войск ПВО страны, а также пароходств бассейна Волги определила, что наибольшая опасность перевозкам угрожает на участке Астрахань — Саратов, и обосновала необходимость проведения ряда неотложных мероприятий. Прежде всего предлагалось организовать надежную систему наблюдения за действиями авиации противника на Волге постами ВНОС и ПВО, постами СНиС флотилии{30}, береговыми постами бакенщиков и службы пути Народного комиссариата речного флота; создать для судов отстойные пункты, хорошо прикрываемые истребительной авиацией и зенитными средствами; перевести на военизированное положение транспортные и промысловые суда, приписанные к портам Нижней Волги; вооружить основные суда зенитными орудиями и пулеметами; организовать единую систему управления движением судов в бассейне Волги с быстро действующим оповещением о минной и воздушной опасности. Рекомендовалось водный путь от Астрахани до Саратова разбить на участки, прикрепив к каждому из них по дивизиону тральщиков, вооруженных неконтактными тралами.

Вопросами организации противоминной и противовоздушной обороны перевозок на Волге занимался также Сталинградский городской комитет обороны, с которым командование Волжской флотилии поддерживало тесную связь. 23 апреля комитет принял специальное постановление об охране судоходства от воздушного противника на участке Астрахань — Камышин и обязал руководство Нижне-Волжского пароходства и «Волготанкера» организовать систему наблюдения за воздухом в бассейне Волги, обучение водников стрельбе из зенитных орудий и пулеметов, наладить бесперебойную связь по оповещению о воздушной и минной опасности. Одновременно им было возбуждено ходатайство перед Государственным Комитетом Обороны о выделении Сталинградскому военному округу дополнительно самолетов-истребителей, зенитных орудий и пулеметов, о возложении задачи конвоирования судов на флотилию. [38]

Обеспечение противоминной и противовоздушной обороны перевозок по Волжскому бассейну, особенно на угрожаемом участке от Астрахани до Саратова, выходило далеко за рамки возможностей Волжской флотилии. Поэтому требовались срочные организационные мероприятия по координации усилий Военно-Морского Флота, Войск ПВО страны и речного транспортного флота.

22 мая 1942 года Народные комиссары ВМФ и речного флота СССР издали совместный приказ о мероприятиях по обеспечению противоминной защиты перевозок по Волге. В этом документе ставились конкретные задачи перед начальником Волжского бассейнового управления пути и командованием Волжской флотилии о подготовке к 1 июля 1942 года положений по организации службы наблюдения за минной обстановкой, оповещению и другим вопросам, связанным с перевозками но Волге{31}. 11 июня также совместным приказом Народных комиссаров ВМФ и речного флота было введено Положение о службе наблюдения за возможными минными постановками авиации противника и о порядке плавания от Астрахани до Саратова{32}.

По указанию Народного комиссара ВМФ и командующего Войсками ПВО страны действовавшие посты ВНОС и СНиС были включены в систему наблюдения за действиями самолетов противника на Волге. Было начато формирование 300 постов противоминного наблюдения и сети отстойных пунктов, прикрываемых зенитными средствами соединений Войск ПВО страны. Но все эти важные мероприятия не были полностью реализованы до начала массированных налетов авиации и минных постановок противника. Особенно плохо была организована военная подготовка команд транспортных судов для плавания в прифронтовой зоне. Это в ряде случаев вызвало неоправданные потери судов и людей в первые недели битвы на Волге.

В связи с обострением летом и осенью положения на южном крыле советско-германского фронта постоянно возрастали масштабы воинских перевозок на Волге в навигацию 1942 года. Чтобы сорвать их, [40] немецко-фашистская авиация с середины июля стала наносить массированные удары по нефтехранилищам Астрахани, Сталинграда и Саратова, интенсивно бомбила порты и караваны судов, минировала Волгу. Всего за кампанию 1942 года гитлеровцы поставили 342 мины (неконтактные парашютные и беспарашютные весом в 400 кг и 1000 кг с зарядами соответственно в 400 и 700 кг){33}.

Эти действия противника не были неожиданностью, но они привели к значительным потерям наших судов. В первые дни активных действий вражеской авиации на участке Саратов — Астрахань (22 — 25 июля) Народный комиссариат речного флота, начальники пароходств и портов закрывали движение на подходах с севера и юга к Сталинграду. Это вело к скоплению беззащитных судов, и они становились мишенью для самолетов противника. Только в период с 25 по 31 июля погибло от авиабомб и мин 79 транспортных судов{34}. Главному морскому штабу и командованию Волжской флотилии пришлось решительно вмешаться в регулирование движения судов по Волге. В опасные в минном отношении районы направлялись опытные офицеры, которые принимали энергичные меры по рассредоточению судов, изысканию обходных фарватеров и налаживанию непрерывного движения.

В те напряженные дни битвы на Волге ярко проявились боевые качества известного на флоте контр-адмирала Бориса Владимировича Хорошхина, командовавшего Отдельной бригадой траления{35}.

Командование Волжской флотилии доложило Народному комиссару ВМФ и Военному совету Сталинградского фронта конкретные предложения по созданию организованной системы защиты Волжской водной коммуникации. Военный совет фронта 29 июля 1942 года принял специальное постановление об обеспечении бесперебойности перевозок по Волге в условиях сильного противодействия авиации противника и большой минной опасности. На Волжскую флотилию возлагалась задача [41] уничтожения мин на фарватерах. Вопросы организации борьбы с минной опасностью и движения транспортного флота сосредоточивались в руках командования флотилии. Только оно получало право открытия и закрытия фарватеров, определения путей и темпов движения судов.

За общее руководство планированием движения транспортных судов отвечал начальник Нижне-Волжского пароходства. Его распоряжения были обязательны для всех организаций речного флота.

Этим же постановлением Военный совет Сталинградского фронта обязал командующего флотилией усилить траление фарватеров, при необходимости мобилизовать и вооружить тралами транспортные и промысловые суда. Сталинградский областной военный комиссариат и Нижне-Волжское -пароходство получили задание в трехдневный срок отобрать по утвержденной заявке командования флотилии необходимое количество плавсредств для траления и ведения наблюдения в операционной зоне. Начальнику ПВО фронта было поручено разработать мероприятия по противовоздушной обороне реки Волга на участке Владимировка — Камышин и сообщить штабу Волжской флотилии все данные о действиях авиации противника на Волге{36}.

Этим постановлением Военного совета фронта было положено начало организации противовоздушной и противоминной обороны перевозок в период оборонительного сражения на Волге.

Командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев приказом от 31 июля определил мероприятия по [42] обеспечению противоминной обороны Волжской водной коммуникации в операционной зоне Сталинградского фронта и распределил силы для защиты перевозок по реке от Никольского до Камышина. В связи с тем что Отдельная бригада траления не имела полного штатного состава кораблей, в ее состав были переданы тральщики, ранее входившие в 1-ю и 2-ю бригады речных кораблей. Все тральные силы флотилии (6 дивизионов, 35 тральщиков) распределялись по 6 боевым участкам. За каждым дивизионом закреплялся определенный участок.

8 августа в целях создания единой системы обеспечения перевозок на Нижней Волге Народный комиссар ВМФ оперативно подчинил командующему Волжской флотилией Астраханскую военно-морскую базу (командир базы — капитан 1 ранга А. С. Заостровцев, с 18 сентября 1942 года — капитан 1 ранга Д. Г. Жмакин; начальник штаба — капитан 2 ранга А. Г. Богословский, начальник политотдела — бригадный комиссар Н. А. Николаев){37}. Эта база Каспийской флотилии имела в своем составе пять дивизионов тральщиков (47 единиц); отдельный отряд сторожевых катеров (10 единиц); дивизион катеров воздушного наблюдения, оповещения и связи (7 единиц); дивизион из шести плавучих зенитных батарей.

Для наиболее эффективной противоминной обороны Волги требовалось до 200 различных тральщиков. Однако Волжская флотилия и Астраханская военно-морская база не располагали таким количеством кораблей этого класса. Отбор судов транспортного и промыслового флота шел за счет ресурсов Нижне-Волжского пароходства. Ввод же их в строй зависел от подачи трального вооружения минно-торпедным управлением ВМФ. А оно не располагало в то время нужным количеством тралов. Командованию флотилии при содействии Военного совета Сталинградского фронта и городского комитета обороны города удалось в короткое время организовать производство тралов из местных ресурсов на сталинградских предприятиях силами рабочих и моряков. Это заметно облегчило пополнение тральных сил флотилии. В начале августа сложилась четкая организация противоминной [43] обороны в операционной зоне флотилий от Саратова до. Астрахани. Тральщики флотилии были развернуты на боевых участках: Саратов — Каменный Ир (1-й дивизион ОБТ, командир — капитан 3 ранга Б. Г. Васильев, военком — батальонный комиссар А. С. Семенов); Красный Яр — Балыклей (2-й дивизион ОБТ, командир — капитан-лейтенант А. Ф. Аржавкин, военком — батальонный комиссар А. Т. Литвинов); Балыклей-Райгород (3-й дивизион ОБТ, командир — старший лейтенант А. П. Ульянов, военком — старший политрук С. С. Артамонов); Райгород — Черный Яр (4-й дивизион ОБТ, командир — старший лейтенант П. П. Кальсберг); Черный Яр — Копановка (5-й дивизион ОБТ, командир — капитан-лейтенант В. Т. Гайко-Белан, военком — лейтенант А. И. Шилов); Копановка — Замьяны (2-й дивизион 2 БРК, командир — капитан-лейтенант А. А. Комаров). Участок Волги от Астрахани до Замьян обслуживался тральщиками Астраханской военно-морской базы{38}.

По числу боевых участков было также развернуто 6 участков службы наблюдения и связи (СНиС) с 50 постами. Командование дивизионов тральщиков совместно с руководством участков СНиС отвечало за противоминное наблюдение, траление фарватеров, проводку судов за тральщиками на своих участках. Гидрографическая служба флотилии обеспечивала обвехование фарватеров и развертывание тактических средств ограждения.

Поскольку главной опасностью для судоходства на Нижней Волге являлись мины, ставившиеся авиацией противника, ведущая роль в борьбе с ними оставалась за тральными силами Волжской флотилии.

Основная часть тральщиков Отдельной бригады траления была сосредоточена в дивизионах, развернутых на боевых участках всей операционной зоны флотилии. В штабах бригады и дивизионов концентрировались и обобщались данные о минной обстановке. Это позволяло планировать боевое траление минных заграждений на фарватерах и обеспечивать проводку судов за тральщиками на участках, наиболее опасных в минном отношении. Для противовоздушной обороны судов на переходе и в отстойных пунктах привлекались придаваемые в оперативное [44] подчинение Отдельной бригаде траления бронекатера 1, 2 и 3-й бригад речных кораблей.

Противовоздушная оборона судов на переходах обеспечивалась силами и средствами ПВО фронта и входившими в состав конвоев бронекатерами и сторожевыми катерами Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы. Зенитными орудиями и пулеметами было вооружено 75 буксирных пароходов и самоходных судов. Для обслуживания этих боевых средств флотилия выделила 75 офицеров в качестве военных помощников капитанов и 258 старшин и матросов-артиллеристов. В Сталинградском корпусном районе ПВО была организована специальная группа рейсовых команд ПВО бассейна Нижней Волги, вооруженных малокалиберными зенитными орудиями и пулеметами. Эти рейсовые команды оперативно подчинялись командованию флотилии и направлялись на суда, не имевшие зенитных средств.

Астраханская военно-морская база располагала станцией беспроводного размагничивания кораблей. Когда немецко-фашистская авиация начала ставить неконтактные мины, командование флотилии организовало размагничивание канонерских лодок, бронекатеров, тральщиков и сторожевых катеров. С августа проводилось систематическое размагничивание транспортных судов. Все это в значительной мере способствовало безопасному плаванию на речных фарватерах.

Штабом флотилии были разработаны Инструкция капитанам судов по плаванию на Волге в условиях минной опасности, Инструкция бакенщикам и начальникам пристаней по наблюдению за минами и оповещению о минной опасности, Инструкция начальникам портов и пристаней по подготовке и постановке противоминных сетевых заграждений{39}. Эти документы имели важное значение в борьбе с минами противника на речной коммуникации. Начальник штаба капитан 1 ранга М. И. Федоров, его заместитель капитан 2 ранга Е. С. Колчин, флагманский минер капитан 3 ранга А. П. Хохлов умело координировали действия сил флотилии по обеспечению бесперебойности водных перевозок в бассейне Волги. Принимались меры к тому, чтобы как можно быстрее вводить в строй тральщики. [45]

Несмотря на отсутствие достаточных сил и средств противоминной и противовоздушной обороны Волжской коммуникации и господство в воздухе авиации противника, командование флотилии смогло организовать надежную защиту перевозок по Волге.

Во время оборонительного этапа битвы за Сталинград и Кавказ бассейн Нижней Волги непрерывно подвергался ударам авиации противника, вражеские самолеты систематически бомбардировали конвои на переходе и порты, ставили мины на фарватерах.

Конвоирование наиболее ценных судов с воинскими грузами, нефтью и нефтепродуктами кораблями Волжской флотилии началось с 25 июля — после первых же налетов вражеской авиации. Меры, принятые Главным морским штабом, Военным советом Сталинградского фронта и командованием флотилии, позволили наладить противоминную и противовоздушную защиту перевозок по Волге. Она строилась с учетом четко определившейся тактики действий вражеской авиации на водных путях от Астрахани до Саратова. Самолеты противника регулярно вели на реке разведку утром, в середине дня и перед наступлением сумерек. Это позволяло им выбирать участки Волги, наиболее удобные для атаки обнаруженных судов и для минных постановок на путях их движения.

Волжские конвои обычно следовали ночью. Группы бомбардировщиков и самолетов-миноносцев под прикрытием истребителей на больших высотах подходили с запада к Волге и, установив направление движения судов, заходили с носовых курсовых углов для бомбардировки и постановки мин. Большая часть бомбардировщиков снижалась до высоты в 230 — 400 метров и, следуя контркурсами над конвоем, сбрасывала бомбы, вела пушечно-пулеметный обстрел. Остальные же бомбардировщики тем временем подавляли береговые зенитные артиллерийские батареи, а самолеты-миноносцы ставили мины на фарватерах с бреющего полета.

Впереди по курсу движения транспортных судов шли бронекатера и тральщики, вооруженные крупнокалиберными пулеметами. Буксировщики имели зенитные орудия, пулеметы и команды ПВО. За речными транспортами следовал один бронекатер. Создавалась, таким образом, круговая противовоздушная оборона судов на [46] переходе. А в отстойных пунктах, кроме зенитных средств конвоя, в отражении налетов вражеских самолетов участвовали артиллерийские орудия и пулеметы войск ПВО и плавучие зенитные батареи Волжской флотилии.

Для борьбы с авиацией противника на коммуникациях Нижней Волги войска ПВО Сталинградского фронта выделили до 90 истребителей.

Таким образом, к концу июля 1942 года совместными усилиями командования Сталинградского фронта и Волжской флотилии, руководства Народных комиссариатов речного и морского флотов СССР была отработана организация планирования и защиты перевозок на Волжско-Каспийском водном пути, находившемся в зоне действий вражеской авиации.

Оборону нефтеналивных судов на Астраханском рейде и переходах от Астрахани до Замьян осуществляла Астраханская военно-морская база, оперативно подчиненная командующему Волжской флотилией. Противоминная и противовоздушная оборона перевозок на участке от Замьян до Саратова обеспечивалась разнородными силами Волжской флотилии, авиацией и зенитными средствами войск ПВО Сталинградского фронта. Режим плавания во всей зоне от Астрахани до Саратова регламентировался командованием флотилии.

Уже в первых числах августа 1942 года вражеская авиация стала встречать организованное, все более усиливавшееся противодействие на Волжско-Каспийском водном пути. Фронтовая разведка своевременно обнаруживала прорывы самолетов противника к Волге. Это позволяло прикрыть конвои с воздуха истребителями, привести в готовность зенитные средства на кораблях охранения.

Вражеские самолеты, снижавшиеся до малых высот для прицельного бомбометания, подвергались интенсивному обстрелу бронекатеров и вооруженных транспортных судов. Это заставляло фашистских летчиков атаковать конвои с больших высот или же вовсе отказываться от бомбовых атак. Корабли охранения транспортных судов, дозорные корабли на боевых участках и береговые артиллерийские зенитные батареи войск ПВО Сталинградского фронта активно противодействовали и постановкам мин, [47] производившимся самолетами противника с бреющего полета.

С 25 по 31 июля фашистская авиация поставила на Волге 231 мину, в августе же — 74, а в сентябре — ноябре всего лишь 37. Это объясняется тем, что битва за Сталинград отвлекала почти всю авиацию противника для непосредственной поддержки сухопутных войск, а также усилением противовоздушной обороны Волжско-Каспийского водного пути. К тому же противник, видимо, полагал, что с выходом его войск к Волге у Сталинграда эта важная водная коммуникация была парализована.

Экипажи транспортных судов, зенитчики кораблей флотилии и войск ПВО Сталинградского фронта мужественно и умело отражали бомбовые удары вражеской авиации, решительно срывали его минные постановки. Тральные силы флотилии с большим напряжением вели боевое траление и обеспечивали проводку конвоев за тралами.

Боевой счет сбитых вражеских самолетов над Волгой открыли расчеты артиллерийских и пулеметных установок бронекатера ? 53 лейтенанта И. Д. Карпунина. 27 и 29 июля 1942 года меткими залпами они сбили два фашистских бомбардировщика. Только 25 — 31 июля экипаж бронекатера отразил 22 атаки авиации противника.

Зенитчиками транспортных судов и рейсовыми командами в августе — ноябре 1942 года было сбито 12 самолетов противника. В результате действий истребительной авиации и зенитных батарей войск ПВО Сталинградского фронта гитлеровцы недосчитались десятков своих самолетов, рвавшихся к Волге.

14 — 16 августа 1942 года пароход «Сократ», следовавший с нефтеналивными баржами из Астрахани к Сталинграду в охранении бронекатеров, подвергся массированным налетам фашистской авиации. Истребители Сталинградского фронта в воздушных боях над конвоем сбили двух стервятников. Зенитчики «Сократа» за эти дни уничтожили три бомбардировщика и отразили 48 атак вражеских самолетов.

Во время налетов авиации противника отважно действовали моряки пароходов «Алтай», «Буденный», «И. Сталин», «С. Орджоникидзе», «М. Калинин», «Крестьянин», «Тургенев», «Память Парижской коммуны», [48] «Ленинградская правда» и других. Многие из них удостоились высоких правительственных наград. Капитан парохода «Сократ» А. И. Кривцов и штурман этого судна И. В. Вахрамов, капитан парохода «И. Сталин» И. С. Рачков были награждены орденом Ленина, а капитаны парохода «С. Орджоникидзе» А. М. Давыдычев, парохода «М. Калинин» Н. М. Багатов, парохода «Память Парижской коммуны» Л. Д. Галашин, парохода «Алтай» Н. И. Макарычев, парохода «Крестьянин» Б. П. Широков и другие — орденом Красного Знамени.

Корабли Волжской флотилии систематически производили траление фарватеров. В августе — ноябре ими было вытралено и уничтожено 211 вражеских мин.

Бронекатера, сторожевые катера и тральщики осуществляли проводку транспортных судов по протраленным фарватерам. Только с 25 июля по 23 августа они провели в составе 113 конвоев более 1500 различных судов, отразили 152 воздушные атаки противника.

Перевозки нефти и нефтепродуктов по реке не прерывались даже во время наиболее интенсивных вражеских бомбардировок и минных постановок. За июль — август судами «Волготанкера» на участке Астрахань — Саратов было перевезено 1 575 000 тонн жидкого топлива. Нефтеналивные суда ходили до конца навигации 1942 года. В сентябре — ноябре Сталинградскому и Донскому фронтам было доставлено 561 400 тонн горючего. Значительная часть этого топлива сосредоточивалась как резерв для готовившегося мощного контрнаступления войск Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов.

За навигацию 1942 года волжским транспортом перевезено 770 800 бойцов и командиров, 423 танка, 384 орудия, 3200 автомашин, 358 тракторов, 10 000 лошадей и 5 000 повозок, 71 800 тонн различных грузов. Только в период подготовки к контрнаступлению на Волге фронтам сталинградского направления по реке было доставлено более 260 000 человек пополнения с вооружением и всеми видами снабжения.

Транспортный флот на Волге в навигацию 1942 года, во время Сталинградской оборонительной операции, потерял 126 судов (из них 41 нефтеналивное) водоизмещением 247 645 тонн. Характерно, что большая часть этих потерь (71 судно) падает на первые дни интенсивных [49] бомбардировок авиации противника, 25 июля — 1 августа, когда не все суда конвоировались кораблями флотилии, и на 23 августа, когда противник предпринял массированные налеты авиации на Сталинград. В дальнейшем, с отработкой организованной противовоздушной и противоминной обороны на Волге, наши потери в транспортных судах резко сократились, хотя немецко-фашистская авиация продолжала (правда, в меньших масштабах) систематические боевые действия на наших волжских коммуникациях{40}.

Волжская флотилия, таким образом, успешно решила свою важную задачу по защите перевозок воинских и народнохозяйственных грузов в бассейне Волги во время оборонительного периода Сталинградской битвы и всей летне-осенней кампании 1942 года. Большая заслуга в этом контр-адмирала Б. В. Хорошхина и капитана 1 ранга П. А. Смирнова, командовавших в разное время Отдельной бригадой траления, начальника штаба бригады капитана 2 ранга А. А. Асямолова, командиров дивизионов тральщиков, командиров и всего личного состава тральщиков, офицеров гидрографической службы. Много усилий в обеспечении регулярных перевозок на Нижней Волге летом и осенью 1942 года приложили Народный комиссар речного флота СССР З. А. Шашков, начальник Нижне-Волжского пароходства Н. М. Чеботарев и его заместители С. И. Везломцев и С. А. Кучкин, начальники Астраханского и Сталинградского портов П. П. Нацвалов, П. С. Матурин и другие.

Дальше