Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава третья.

Подготовка к Крымской стратегической наступательной операции

Даже оказавшись в ноябре 1943 г. в «крымском мешке», 17-я армия, получившая приказ Гитлера удержаться на полуострове, оставалась еще мощной, вполне боеспособной группировкой войск. В дальнейшем, по замыслу командования вермахта, она должна была, образовав клин в тылу Красной Армии, совместно с 6-й армией, действовавшей в районе Никополя, нанести встречный удар и, восстановив перерезанные советкими войсками сухопутные связи, сыграть существенную роль в общем наступлении на Украине.

В ноябре 1943 г. были разработаны операции «Литцман» и «Рудербоот»{53.1}. По сигналу «Литцман» 17-я армия должна была большей частью прорываться из Крыма через Перекоп на соединение с 6-й армией, а остальные ее части предполагалось вывезти из Севастополя военно-морскими силами (операция «Рудербоот.»){1}.

Одновременно генерал Э.Енеке готовил ликвидацию плацдарма советских войск южнее Сиваша, понимая, что без этого операцию «Литцман» осуществить нельзя.

Однако части 10-го стрелкового корпуса в ходе трех операций улучшили свое тактическое положение и даже расширили плацдарм, еще больше сковав инициативу 17-й армии.

Активно действовали и войска Отдельной Приморской армии в районе Керчи. Они также провели ряд частных операций, значительно улучшив свое тактическое положение и расширив плацдарм. Более того, противнику пришлось снять с фронта и отправить в район Керчи полки, предназначенные для наступления на севере.

Вот как оценивал генерал Э.Енеке обстановку на 19 января 1944 г.:

«Наше собственное положение таково, что позиции 98-й пехотной дивизии с потерей высот 133,3, 125,6, 99,7, 115,5 не дают возможности на длительную оборону...

... Контрнаступление под Керчью возможно только при переброске резервов с северного фронта Крыма и с побережья всего Крыма...

... Потеря Керченского полуострова будет тесно связана с Разгромом обороны Крыма, ибо Керченский перешеек можно будет оборонять имеющимися силами всего несколько дней... [54]

... Оборонительные возможности северного фронта, особенно на Перекопе, значительно ухудшились, так как для наступления под Керчью предназначены 123-й и 686-й гренадерские полки...

... Крепость Севастополь, в смысле важности для снабжения, эвакуации и возможных операций «Рудербоот» и «Гляйтбоот»{54.1}, для 17-й армии является сердцем Крыма...

... Как уже докладывалось, слабые силы нашей истребительной авиации не в состоянии сражаться на равных с превосходящими силами противника. Как следствие этого — небольшое количество сбитых самолетов противника относительно наших потерь...

...Действие бомбардировочной авиации, особенно днем, также затруднено, ввиду многократного превосходства истребителей противника...

Выводы: Оборона Крыма в обозримом будущем обеспечена, если удастся:

а) контрударами восстановить положение под Керчью ;

б) высвободившиеся резервы снова перебросить для наступления, чтобы восстановить положение на опасных пунктах обороны Крыма...

... Можно сказать, что оборона Крыма висит на «шелковой нитке» и только благодаря ошибкам командования противника удалось пока удержаться...

... На полуострове Крым нельзя больше терять ни метра территории, ибо от этого зависит судьба всей армии»{2}.

Командование 17-й армии все-таки надеялось, как только позволит обстановка, перебросить боеспособные части из-под Керчи на северный фронт. Однако такой маневр войсками генералу Э. Енеке осуществить полностью не удалось, так как с 22 по 28 января Отдельная Приморская армия провела вторую частную операцию, теперь на своем левом фланге. Эта операция советских войск, по мнению генерала Енеке, не увенчалась успехом, но поставила 17-ю немецкую армию в кризисное положение. В феврале 1944 г. войсками 3-го и 4-го Украинских фронтов был ликвидирован Никопольский плацдарм противника, который, по словам маршала С.С. Бирюзова

«... являлся для нас сущим бедствием. Нависая над правым флангом и тылом, он как бы раздваивал силы 4-го Украинского фронта. Отсюда противник мог в любой момент внезапным ударом отрезать наши войска, находившиеся в Таврии и перед Крымом»{3}.

Дело WF-03/24821. лл.508-513:

Совершенно секретно.
Только для командования.
Передавать только через офицера.
Командующий 17-й армией и командующий войсками вермахта в Крыму
КП армии, 14.02.1944 г. 13 экз.
Оценка обстановки в 17-й армии на 14.02.1944 г.

1. Попытка противника во второй половине января силами Приморской армии под Керчью совершить прорыв, чтобы здесь, [55] на востоке полуострова, прорвать оборону, не увенчалась успехом.

Правда, противнику удалось захватить важные высоты и продвинуться к северной окраине Керчи, но его наступательные возможности иссякли, и это не дало ему возможности вырваться на свободное пространство Керченского полуострова. С 28.01.44 г. противник не предпринимает сильных атак...

Для армии было счастьем, что противник не начал свое наступление одновременно также и на северном фронте Крыма. В таком случае возникла бы огромная опасность, ибо мы имели только местные резервы, а румынские войска, стоявшие в обороне, могли бы не выдержать натиска.

2. Положение на Никопольском плацдарме создает особые сложности для обороны Крыма. Противник не боится, что мы попытаемся оттуда восстановить связь с Крымом, а поэтому в Ногайской степи противнику развязаны руки. Противник может теперь собрать большие силы против нашего северного фронта...

Практика показывает, что присылка немецких войск в Крым затягивается. Безусловно, свои решительные действия противник начнет против нашего северного фронта и одновременно под Керчью. Имеются данные, что Приморскую армию подчинят 4-му Украинскому фронту. 7.02.44 г. с Таманского полуострова переброшена на плацдарм 242-я горнострелковая дивизия, а это может означать, что начинается новое наступление...

3. Положение и силы 17-й армии в настоящее время следующие:

Успех отражения вражеского наступления 5-м армейским корпусом оплачен дорогой ценой, а именно: полное ослабление 98-й ПД и приданных ей частей других дивизий. Это соединение привело такие большие потери, особенно офицеров и унтер-офицеров, что требует немедленного пополнения, а также частично смены частей, чтобы постепенно снова сделать их боеспособными. Бои стали позиционными, но такое положение долго не может продолжаться...

73-я ПД после перегруппировки должна быть пополнена резервами. Ввод ее в действие означает только, что этим мы восполняем потери, полученные в третьем оборонительном сражении под Керчью.

Оборона северного фронта Крыма сильно ослаблена, так как оттуда брались силы для обороны под Керчью. Плацдарм на Сиваше и прорыв севернее Армянска остались в руках противника. Первый даже немного расширен на запад. Те силы, которые получила группа Конрада из 5-го АК обратно, и те, которые еще получит, уже сильно израсходованы...

На этом фронте особое беспокойство вызывает 336-я ПД, мало боеспособная. Она поступила в Крым очень слабой. Затем была пополнена из тыловых частей, из них создали новые батальоны. То, что с таким трудом было достигнуто после отправки двух ее гренадерских полков под Керчь, было снова разрушено. Большие потери в этих двух полках в основном вызваны тем, что они были слабо обучены. Получение для этой дивизии других частей и артиллерии, которые пока находятся на материке, очень необходимо и немедленно.

Дальнейшим фактором понижения обороноспособности Крыма можно считать быстрое, к сожалению, ухудшение качества всех румынских соединений. Это объясняется тем, что командование румын обещало солдатам сменять их через два года пребывания на фронте. Солдат можно понять: они скоро должны быть заменены, а поэтому избегают опасности...

Внутри Крыма не удается уничтожить возрастающее партизанское Движение. После успешного разгрома в декабре 1943 г. партизан в Зуйском лесу было очень много операций, но они не достигали цели. Несомненный успех достигла банда 8.02.44 г. в районе Бахчисарая, когда смогла уничтожить немецкую роту, а именно: 86 чел. убиты, 26 ранены и 12 пропали без вести. [55] Необходимо вести решительную борьбу с бандами в перерыве между боями, задействуя для этой цели резервы, но только после получения обещанных новых сил...

4. Я должен считаться с положением, когда плацдарм у Никополя больше не существует. Наступление противника большими силами против нашего северного фронта в том состоянии сил, которые мы имеем здесь, для Крыма представляет смертельную опасность. Нет сомнения, что противник начнет наступление и под Керчью. Армия должна действовать гораздо раньше самостоятельно, а именно: сама перейти в наступление на плацдарм противника на Сиваше и там его уничтожить, и по возможности захватить Татарский вал возле Перекопа. Армия готова решительно действовать, если будут получены обещанные для наступления дивизии.

Для восстановления позиций на Керченском полуострове возможностей пока нет. Армия своими силами этого сделать не может, ибо нужно усилить северный фронт...

Высказанное мнение по вопросам обороны Крыма, эта оценка обстановки преследует цель не только как можно быстрее получить две обещанные пехотные дивизии, а также боевые средства, особенно штурмовые орудия, но, кроме всего прочего, и вашего быстрого решения. Хорошие возможности транспортировки по воздуху не должны вводить в заблуждение, что переброска дивизий по воздуху будет очень быстрой...

5. В заключение можно сказать, что даже после сдачи плацдарма Никополь, можно будет удержать Крым, если удастся получить обещанные силы...

Командующий
генерал-полковник Енеке

Рассылка:

Группа «А»
5-й АК, Группа Конрада, 1-й воздушный корпус,
9-я зенитная дивизия, Адмирал Черного моря,
военная администрация, отделы штаба армии.

Енеке так необходимые ему две дивизии получил. В период с 25 января по 12 февраля с юга Украины по воздуху в Крым была доставлена 73-я пехотная дивизия из 44-го отдельного армейского корпуса, а к 12 марта — 111-я пехотная дивизия из 6-й армии группы армий «А».

Это свидетельствует о желании высшего германского командования удержать Крым. Войска 2-го и 3-го Украинских фронтов в это время вели успешное наступление на всей правобережной Украине, а 6-я немецкая армия оказалась под угрозой глубокого охвата и окружения войсками 3-го Украинского фронта.

Командование 17-й армии понимало, что две дополнительные дивизии не способны спасти положение, а могут лишь на время оттянуть гибель армии, если она не будет своевременно эвакуирована. Поэтому 24 и 25 февраля 1944 т. начальник штаба 17-й армии генерал фон Ксиландер лично докладывал начальнику генерального штаба сухопутных войск генералу Цейцлеру относительно намерений организовать эвакуацию. Дело WF-03/24821. лл. 504-507:

Совершенно секретно.
Только для командования.
Передавать только через офицера. [57]
17-я армия КП армии, 28.02.1944 г. 3 экз.
Оперотделы ? 20/44.
сов. секр.

Заметки о докладе начштаба армии начальнику генерального штаба сухопутных войск, а также об обсуждениях в группе армий «А» (24 и 25.02).

I. Доклад начальнику генерального штаба сухопутных войск относительно намерений армии при выполнении операции «Тляйтбоот» для доклада фюреру и обсуждения при посещении маршалом Антонеску главкой квартиры фюрера.

Начальник генерального штаба сухопутных войск высказал мнение в полном объеме:

1. Операция имеет только одну задачу — спасти части армии, и успех этого предприятия зависит от удачи, а поэтому только своевременное распоряжение о добровольной эвакуации дает большую уверенность, что большинство людей будет переброшено на материк.

2. Вовремя тихо уйти с аэродромов всего крымского района и из портов Евпатория и Ак-Мечеть, а затем всем провести тактическую эвакуацию и собрать всю армию в Севастополе, чтобы оттуда ее вывезти. Только в таком случае есть уверенность, что достаточное количество боевых частей прикроет посадку в Севастополе, будет находиться под рукой и оттуда можно будет управлять эвакуацией по морю и по воздуху.

В процессе доклада начальник штаба армии констатировал, что до сего времени в Крым для усиления не поступил ни один человек, ни одно штурмовое орудие или другое обещанное оружие. Вновь было сказано, что защищать Крым этими силами и боевыми средствами — это значит искушать судьбу, и что имеется огромный риск для обороны и войск армии. Начальник штаба доложил, что в армии действует приказ защищать Крым всеми имеющимися силами, вводить в бой все силы и боевые средства.

Начальник генштаба сухопутных сил сказал, что группа армий получила приказ вывести из боя 3-ю горно-стрелковую дивизию и переправить ее в Крым. Об этом начальник штаба армии при поездке в группу армий ничего не знал. Он просит, чтобы 3-я горно-стрелковая дивизия, со всеми горнострелковыми полками, а также с артиллерией, была направлена в Крым, даже в том случае, если в ближайшее время последует приказ об операции «Гляйтбоот». Переправка личного состава этой дивизии и горной артиллерии не представляет сложности, а появление ее в Крыму даст возможность создать армейский резерв и усилит боевые возможности армии.

В качестве требований к румынам, которые будут иметь место при договорах с маршалом Антонеску, начальник генерального штаба назвал следующие:

1) Прежде всего пополнить румынские дивизии и затем уже начать смену частей... При смене обращать внимание на людей, пользующихся доверием.

2) Согласование по вопросам создания мест сбора и снабжения на базе в Констанце.

3) Два румынских судна водоизмещением 8 000 т, которые сейчас находятся в Мраморном море, своевременно направить для выполнения операции «Гляйтбоот».

4) Подтвердить право утверждения смертных приговоров старшим румынским командиром (командиром румынского горно-стрелкового корпуса).

В случае проведения эвакуации начальник штаба армии просит, чтобы в армию был направлен сильный человек, связанный со всеми частями вермахта, который будет «транспортным диктатором» и сможет проводить неукоснительно эвакуацию по воздуху и по морю.

II. Из дальнейших переговоров с генштабом сухопутных войск: [58]

1. Начальник организационного отдела сообщил, что «выбывание» штурмовых орудий из-за действия авиации противника очень сильное, но он заботится о том, чтобы пополнить обе бригады штурмовых орудии до 45 орудий в каждой, а также создать дивизионы штурмовых орудий в крымских дивизиях. Группа армий предусмотрела это пока только для двух дивизии. Армия об этом ничего не знала.

Состояние 3-й горно-стрелковой дивизии очень слабое, на 17.2 она располагает всего 36% боевого состава пехоты, 60 ручными пулеметами, 23 станковыми пулеметами, одним легким и двумя тяжелыми пехотными орудиями, не имеет минометов. Небольшое материальное пополнение возможно. Кроме того, для пополнения прибудут два маршевых батальона. В марте, кроме этих двух маршевых батальонов, возможности получить пополнение из группы армий «А» нет.

2. Начальник оперативного отдела сообщил, что 20-й словацкий пехотный полк можно будет снять, когда ему прибудет замена. Начальник оперотдела согласен, что словаки должны оставаться и дальше.

3. Командующий химвойсками при главном командовании сухопутных войск сообщил, что снабдит войска достаточным количеством дымовых шашек и тяжелых мин для применения в Севастополе. Кроме того, он обещает посетить армию.

4. Офицер отдела танковых войск заявил, что он готов, когда потребуются специалисты для создания батальонов штурмовых орудий в пехотных дивизиях, прибыть с этой целью в армию.

III. При полете туда{58.1} и на обратном пути начальник штаба армии посетил группу армий, но новых указаний не получил. Начштаба армии вновь просил, чтобы были присланы предназначенные для Крыма силы. Кроме того, просил направить задержанные подразделения 50-й, 73-й, 336-й пехотных дивизий. Все эти дела со стороны группы армий воспринимаются с пониманием, но будут ли выполнены?

Начальник штаба армии предложил, кроме того, чтобы Корюк 550 со своим руководством занялись перехватом всех воинских частей, маршевых частей, отпускников и командированных в Одессе с целью дальнейшего направления их в Крым. Группа армий выразила свое согласие с этим, но одновременно все же передала Корюк задание и в дальнейшем направлять отпускников, маршевые части и т.п. для частей группы армий и подчинила команды Корюк сухопутным войскам.

По всем другим вопросам начштаба не мог получить определенных распоряжений и обещаний.

IV. Возвращаясь, начштаба армии останавливался в Одессе. Там он обсуждал новые задачи и посетил по этим вопросам также и командующего войсками..., а также командира 3-й фельдъегерской команды. Начштаба просил все установленные ими подразделения армии и свободных солдат направлять в Крым. Генерал фон Шеле обещал это сделать.

Переговоры с начальником перевозок по воздуху генералом Морциком{58.2} показали его готовность направлять из Одессы ускоренно в Крым по воздуху людей и грузы. Мы также договорились, что генерал Морцик скоро посетит армию для переговоров по операции «Гляйтбоот».

Подпись: фон Ксиландер

Рассылка:
1-й экз. - для дневника боевых действий
2-й экз. - оперотделу
3-й экз. - начштаба [59]

Опытный, умный военачальник, генерал Енеке лучше других понимал, что катастрофа приближается. Спустя месяц он еще раз доложил командующему группой армий «А» о необходимости эвакуации.

Дело WF-03/24821. лл. 485-487:

Совершенно секретно.
Только для командования.
Передавать только через офицера.
Оперотдел ? 26/44 сов.секр.
5 экз.
23.03.1944 г.

Командующему группой армий «А» генерал-фельдмаршалу фон Клейсту.

... Как результат доклада и изучения начштаба армии мне доложил:

а) Положение на южном участке Восточного фронта не позволяет выделить 17-й армии пополнение для наступательных операций ни в личном составе, ни в материалах.

б) О получении дальнейшего количества дивизий для противодействия решительным действиям противника и обороны Крыма не может быть и речи.

в) Учитывая наступление противника западнее реки Днепр и наличие сил у 6-й и 8-й армий, а также возможную потерю Одессы, следует предположить, что связь с Крымом будет сильно затруднена. Следовательно, снабжение и подача подкреплений будут таковыми, что длительная оборона Крыма станет невозможной.

г) Вы, господин фельдмаршал, будучи на месте командующего в Крыму, можете представить, что необходимо рано или поздно принять решение на операцию «Гляйтбоот», и тем самым сберечь имеющиеся силы, ибо предпосылки к этому имеются.

Я принял решение: мой приказ на наступление на плацдарм у Сиваша отменить. Это решение принимать мне было очень тяжело. Тем самым я выпускаю из рук возможность организации длительной обороны в Крыму, на что ранее надеялся.

Армия имеет намерение немедленно начать передислокацию, чтобы большую часть армейских резервов держать за очень напряженным северным фронтом, а меньшую — в районе перешейка у Феодосии.

2. Боевые возможности армии в этом случае не будут снижаться, ибо противник наращивает свои силы на Сивашском плацдарме. Постоянные потери, отсутствие достаточных транспортных районов и нехватка личного состава в среднем до 1 500 чел. в каждой дивизии, находящихся в Одессе, создают условия ухудшения боевых возможностей, особенно пехоты. Я прошу Вас срочно переправить в армию 2 485 отпускников и выздоровевших из батальона ? 1, а также прошу предоставить морской и воздушный транспорт для переброски 9 091 чел. из Одессы.

3. Начальник штаба армии доложил о решении фюрера в случае необходимости переправить румынские соединения на материк под прикрытием немецких соединений, о чем докладываю следующее: или принимается своевременное решение об эвакуации из Крыма, чтобы армия планомерно провела операцию «Гляйтбоот», и в таком случае, при достаточном количестве морских и авиационных перевозочных средств, можно будет переправить на материк не только все румынские, но и большую часть немецких войск, или приказ отойти к Севастополю силами, Достаточными для обороны гаваней и аэродромов, поступит на позднем этапе, [60] тогда не только немецкие, но и все румынские дивизии будут в Крыму уничтожены.

Подпись: Енеке

Рассылка:

Группа армий «А», генерал-полковнику Цейтцлеру, отделам армии

Этот документ еще раз подтверждает, что командование 17-й армии правильно оценивало в то время обстановку в Крыму. Однако в послании командиру 49-го горно-стрелкового корпуса генералу горно-стрелковых войск Конраду 3 арпеля 1944 г. Енеке не соглашается с ним в оценке обстановки, сомневается в том, что противник, не имея больших танковых и механизированных соединений в глубине своей обороны, пойдет в наступление.

Войска должны верить в лучший исход...

Дело WF-03/24821. лл.479-481:

Совершенно секретно.
Только для командования.
Оперотдел, ? 1724/44, секр.
3.04.1944 г.

Командиру 49-го горно-стрелкового корпуса генералу горнострелковых войск Конраду.

Относительно Вашего задания оперотделу корпуса доложить мне о перегруппировке в районе Вашей группы сообщаю следующее:

1. Я понимаю, что Вы всесторонне обдумали возможные последствия такой перегруппировки в Вашем районе действия.

В случае большого наступления противника я бы присоединился к Вашему мнению. Вероятность такого наступления все же небольшая.

Я высказал это подполковнику Леебу и считаю, что нужно обязательно держать сильный резерв в районе перешейка у Феодосии, а также на керченском фронте, чтобы отбить атаки противника, который имеет намерение высадиться у перешейка. Я не могу для этой цели расчленить 111-ю ПД, ибо хочу иметь в резерве целую дивизию, и прежде всего для того, чтобы в случае необходимости поддержать северный фронт. Кроме того, части горно-стрелкового полка «Крым» необходимо постоянно использовать для борьбы с партизанами...

2. Вашу оценку обстановки и оценку противника я не совсем разделяю. Я считаю, что объем боевых действий 22 и 28.03. был высок, что не исключает наступления противника на Сиваше и Перекопе. Из общей оценки обстановки все же не вытекает, что противник так уж силен, что в ближайшее время предпримет решительно наступление против наших войск в Крыму. Это подтверждают наши данные о его силах, группировке его дивизий и артиллерии. Противник пока не имеет больших танковых и механизированных соединений в глубине своей обороны. Если противника не будут подталкивать сверху, то он будет ожидать нашей эвакуации, чтобы избежать наступления на нашу хорошо оборудованную позицию, и тем самым сохранить силы для преследования и боев в Севастополе.

Я также не могу согласиться с утверждениями, которые указаны в разведдонесении Вашего корпуса от 28.03. Количество бойцов-пехотинцев на сивашском плацдарме и на перекопском фронте дано 25 000 чел., а их там, можно считать, всего 16 000 чел. Количество вражеских танков на Сивашском плацдарме Вы считаете 80 — 100, а по моему мнению, их там меньше. Я думаю, что «сталинские органы»{60.1} минометных частей Вы спутали [61] с легкими танками. Данные о прибывающих на фронт частях противника, наверное, тоже завышены.

3. Наличие войск на Вашем фронте количественно почти не изменилось. В ближайшие дни Вам будет направлен еще полный батальон ? 999 силой 650 чел. с хорошим вооружением, который Вы можете, если в этом есть необходимость, направить на полуостров Новый Чуваш. В Вашем распоряжении имеются:
для смены 94-го батальона — 339 чел.
крымбатальон 4-й горно-стрелковой дивизии — 463 чел.
штурмбатальон 17-й армии — 316 чел.

Итого 1118 чел.

3-й батальон 123-го гренадерского полка — 260 чел.
50-й фюзилерский батальон — 334 чел.
1-й батальон 687-го гренадерского полка — 413 чел.

Получается, что Вы имеете всего на 100 чел., меньше, чем обычно при месячной замене батальонов на позициях.

По данным разведки, на перекопском фронте пехотная и артиллерийская группировки противника изменились мало. Поэтому на западной части фронта можно в настоящее время держать меньшие силы.

Фронт 336-й ПД, после того, как оттуда были сняты румынские подразделения и на их место встали немецкие батальоны, стал в общем сильнее.

4. Конечно, резервы корпуса стали меньшими. На важных местах возле Кула, по моему мнению, Вы можете держать их без изменений. Возле Карповой балки можно вместо 3-го батальона 123-го гренадерского полка поставить одну роту крепостного пехотного батальона, как резерв. Я также готов, по желанию корпуса, переместить один батальон пехотного полка 111-й ПД, находящийся в Ишуни, в район Тихоновки.

За фронтом 336-й ПД в качестве резерва дивизии стоит 2-й батальон 687-го полка. Там же находятся и относительно сильные части 111-й ПД.

5. Необходимо организовать смену и отдых, а также обучение войск, которые уже длительное время находятся на позициях. Стоит произвести смену целыми соединениями.

6. Мнение, что силы дивизий уменьшаются, я не могу разделить. Получаемые мною сведения о пополнении и убытии говорят о другом.

Сравните: 50-я ПД имела 12.02. одиннадцать батальонов. Из них восемь — почти полного состава, два — средних и один — слабый. А 25.03. — двенадцать батальное. Из них семь — почти полного состава, четыре — средних и один — слабый.

336-я ПД имела 12.02. восемь батальонов. Из них один сильный, четыре — почти полного состава, один — средний и два — слабых. А 25.03. —восемь батальонов (один к тому же тревожный). Из них шесть — сильных, один — почти полного состава, один — средний.

Из этого видно, что боевые возможности не уменьшились, а, наоборот, усилились.

К сожалению, большое количество отпускников и выздоровевших застряло в Одессе. Поэтому мы должны принять меры и не давать временно отпуска.

7. Прошу понять, что я должен на всякий случай иметь в полной готовности сильный, сосредоточенный резерв армии, а поэтому не могу отойти от принятого решения о перегруппировке. Передислокация Штурмового батальона армии в Евпаторию после ухода 2-го румынского [62] батальона 9-го полка на его место не нужна. Я считаю правильным этот батальон перевести на побережье Каркинитской бухты, а 2-й румынский полк перебросить на участок, который занимал ранее 20-й словацкий пехотный полк.

Подпись: Енеке

Рассылка:

49 горно-стрелковый АК,
отделы штаба армии

Чем вызвана такая двойственность в оценке обстановки генералом Енеке? Наверное, ему было необходимо и проинформировать, и одновременно успокоить генерала Конрада, так как он не мог дать ему дополнительных резервов. Да и не все было известно Енеке о танковых соединениях и частях 4-го Украинского фронта. А 19-й танковый корпус и танковые части фронта к этому времени уже скрытно сосредоточились на Сивашском плацдарме, готовые к нанесению удара по противнику...

Войса 4-го Украинского фронта, во взаимодействии с Отдельной Приморской армией, Черноморским флотом и партизанами, должны были возобновить наступление в Крыму уже в марте 1944 г.,

«... но,— как писал в своих воспоминаниях маршал Бирюзов, — легко сказать — возобновить наступление, да еще во взаимодействии с другими объединениями! На бумаге это всегда выгдядит очень просто, а как только приступаешь к согласованию и увязке действий каждого войскового организма по времени и месту, сразу обрушивается неисчислимое множество затруднений.

... Первым неприятным для нас сюрпризом был необычайный для Таврии в это время снегопад{62.1}. Снегу навалило почти на метр. Им забило все траншеи, замело дороги, засыпало технику»{4}.

Еше до этого, 12 — 18 февраля, на Сиваше разразился сильнейший шторм, разрушивший переправы. Переброска войск на южный берег Сиваша прекратилась. Начало операции пришлось перенести.

Такова была обстановка в Крыму на северном и восточном фронтах 17-й армии вермахта. Но армии приходилось вести борьбу и на третьем фронте — с партизанами. Пережившие трудный период полной оккупации Крыма, голода и оторванности от Большой земли, они вновь активизировали свою деятельность, готовясь к решительной схватке с врагом.

20 декабря 1943 г. оперативный и разведывательный отделы 5-го армейского корпуса обобщили опыт борьбы с партизанами и признали ее бесперспективность, так как

«полное уничтожение больших банд в горах возможно только с привлечением очень больших сил»{5}.

Неэффективность борьбы с партизанами признавало и командование 17-й армии в «Распоряжении по борьбе с бандами» от 31 января 1944 г. [63]

Дело WF- 03/31527. лл.271-273:

КП армии, 31.01.1944 г.
Секретно
Командующий 17-й армией и командующий войсками вермахта в Крыму, отделы опер. и разведки
? 580/44 секр.

Распоряжение по борьбе с бандами.

1. Положение с бандами.

Проведенные различные мероприятия в горах Яйлы против бандоотрядов привели их в замешательство, и частично они были рассеяны. В последнее время бандотряды снова заняли свои старые лагеря, даже в районе Зуйского леса, где были практически уничтожены в результате предпринятого против них наступления в период с 29.12.43 г. по 5.01.1944 г.

В настоящее время в горах Яйлы снова появились три следующие бандгруппы:

а) Южнее дороги Старый Крым — Карасубазар.

Действуют 2-я, 3-я и 4-я бандбригады. Общая численность 1 500 — 1 800 чел. Эти соединения в предыдущих боях потеряли 15 — 20% своего состава.

б) В Зуйском лесу.

Находятся 1-я, 5-я и 6-я бандбригады. Общая численность 1 200 — 1 500 чел. До сего времени потеряли 50% своего состава.

в) В районе юго-восточнее Бахчисарая.

Состоит из трех бандбригад (обозначение пока не известно).

Общая численность 2 000 чел. До сего времени потери небольшие. Очень активная группа.

Местопребывание центрального руководства в настоящее время неизвестно. Около или в районе 18 км юго-западнее Карасубазара вновь созданы посадочные площадки, так что воздушное сообщение с Советским Союзом дальше действует без помех. Находятся ли зачинщики возрастающей бандактивности севернее дороги Старый Крым — Карасубазар в прилегающих селах, в которых они скрываются, или эти нападения бандитов проводятся из горных массивов Яйлы, пока еще не выяснено. Настроение бандитов хорошее, и действуют они уверенно. Успех нашего наступления в Зуйском лесу был значительным, но наши неудачи при операции в районе Бахчисарая уравняли успехи.

2. Разведка против бандитов.

Действенной борьба против бандитов станет только тогда, когда будут проводиться действенная разведка и изучение разведданных. Проведение разведки и изучение ее данных поручено штабу по борьбе с бандитизмом при СС и полицай-фюрере. Из всех источников информации, а также авиаразведки и допроса пленных нужно добывать важные сведения. Таким образом мы получим полное представление о бандитах. Одни данные будут дополнять другие.

Требования для успешной борьбы с бандитами:

а) Как можно больше брать пленных.

б) Быстрое и профессиональное проведение допросов, а также оценка полученных данных специалистами, которые хорошо знают эти вопросы и пользуются полным доверием.

Проведение допросов не везде соответствует установленным требованиям. Профессиональное проведение допросов возможно только в органах дознания при штабе по борьбе с бандитами. Там это делается со знанием дела, а для упрощения их взаимодействия созданы «Разведкоманды штаба по борьбе с бандитами», которые находятся:

а) Ялта (при службе СД), по бандрайону на южном берегу и западнее дороги на Алушту.

б) Бахчисарай (при СД), по бандрайону юго-восточнее Бахчисарая. [64]

в) Карасубазар (при жандармском посте), по району от Зуйского леса до Старого Крыма.

г) Симферополь (при штабе по борьбе с бандами), для особых заданий и по всем бандрайонам.

Захваченных бандитов немедленно направлять в эти службы. Нельзя допускать, чтобы захваченный бандит 5 или более суток не попадал на ответственный допрос. Если нет возможности пленных немедленно доставить в эти службы, то необходимо их передавать ближайшему фельджандармскому посту на контрольном посту у дорог. Сдавать по расписку, указав важность и что за пленный, или передавать старшему, сопровождающему колонны.

3. Борьба с бандитами.

а. ...1-му румынскому горно-стрелковому корпусу дано указание планомерно уничтожать бандгруппы, которые занимают определенные районы, а также те бандгруппы, которые находятся в движении и ищут новые убежища. Необходимо проводить разведку. Создавать группы преследования, которые могут переходить из своего района действий для того, чтобы быстро собрать силы для уничтожения этих бандгрупп.

б) От всех частей и подразделений, находящихся у границ бандрайонов, нужно требовать более активного действия против бандитов.

Бандитов держать в постоянной тревоге, вызывать у них неуверенность, брать пленных, чтобы после их допросов готовиться к большим наступлениям и акциям.

Этой цели можно достичь, посылая постоянно ночью небольшие ягдкоманды{64.1} на места прохода бандитов, а также в места, где они постоянно появляются, устраивая там засады, а также неожиданно прочесывая населенные пункты и т.д.

При проведении таких небольших, местного характера, операций против бандитов необходимо связываться с разведкомандами штаба по борьбе с партизанами, получать от них новейшие сведения о конкретных целях, что будет гарантировать успех предприятия.

За командование армии

Начальник штаба. Подпись

Карательные меры, в том числе истребление мирного населения предгорных деревень, не дало германскому командованию ожидаемых резельтатов.

К апрелю 1944 г. в Крыму действовало три соединения партизан, общей численностью до 4 000 человек — русских, украинцев, татар, представителей других национальностей. Эти силы учитывались Ставкой Верховного Главнокомандования при разработке планов освобождения Крыма.

Наиболее крупным было Южное соединение партизан (командир И.А. Македонский, комиссар М.В. Селимов, начальник штаба А.А. Аристов). Оно дислоцировалось в заповеднике Южного берега Крыма (район Алушта — Бахчисарай — Ялта) и состояло из 4-й, 6-й и 7-й бригад, всего 2 218 человек.

Северное соединение (командир П.Р. Ямпольский, комиссар Н.Д. Луговой, начальник штаба В.Е. Савченко) насчитывало 774 человека и состояло из 1-й и 5-й бригад. Дислоцировалось в Зуйских лесах.

Восточное соединение (командир В.С. Кузнецов, комиссар Р.Ш. Мустафаев, начальник штаба С.Д. Качанов), дислоцировавшееся в Старокрымских лесах, насчитывало 687 человек и состояло из 2-й и 3-й бригад.

Партизаны контролировали фактически всю горно-лесную часть Крымского полуострова. В этот период войны их авторитет постоянно рос не только среди крымчан, но даже и среди солдат противника. Некоторые из них дезертировали из армии и переходили к партизанам. Ко времени описываемых событий на стороне партизан уже сражалась группа словаков.

Сохранились свидетельства обер-ефрейтора И. Вальдгера из 615-го учебного полка, который 7 января 1944 г. через своих знакомых из гражданского русского населения вышел на связного из Симферополя и вместе с ним пришел к партизанам. Спустя несколько дней он получил винтовку, патроны, гранаты и участвовал в боях. О настроениях немецких солдат в Крыму И. Вальдгер говорил:

«Уже в августе 1943 г. я встречал много немецких солдат, особенно старших возрастов, которые высказывали свое неверие в победу Гитлера. По мере продвижения Красной Армии на запад это неверие усиливается, охватывая все больший круг солдат. Одновременно с этим растет и их уныние. Особую тревогу среди них вызывает положение немецкой армии в Крыму. Среди солдат только и разговоров, что в Крыму может повториться сталинградская история.

... Немецкие солдаты знают, что Красная Армия наступает... Об этом сообщается и в газетах. Но это пишется таким тоном, будто немецкая армия своим отступлением достигает все новых и новых успехов. Солдатам говорят, что весной и летом германская армия с новыми силами, новым видом оружия начнет мощное наступление, и тогда немцы снова начнут побеждать, как и в былые годы. Многие немецкие солдаты еще верят этому...

... Немецким солдатам внушают, что партизаны — это бандиты, скрывающиеся в лесах и живущие грабежами и убийствами. Подавляющее большинство солдат убеждено, что именно так и есть. Они очень боятся партизан и готовы лучше покончить самоубийством, чем попасть к ним в руки...

... Отношения между немецкими и румынскими солдатами натянуты, иной раз дело доходит до драки. Поэтому командование немецких и румынских солдат старается вместе не держать... Дисциплина жесткая. Немецкий солдат очень дисциплинирован. Поэтому он воюет и будет воевать, так как боится нарушить приказ»{6}.

Для более успешной борьбы с партизанами и подпольщиками генерал Енеке подключил к ней военную администрацию (VII отдел) 17-й армии. 8 марта он предложил командованию группы армий «А» создать в Крыму местное правительство, «чтобы находящиеся здесь немецкие и румынские войска полностью использовали все возможности этой местности и населения».

Дело WF-03/31227. лл.286-289:

Совершенно секретно.
Только для командования.
Командующий 17-й армией и командующий войсками вермахта в Крыму КП армии, 8.03.1944 г. 6 экз.
Отделы опер/ и разведки ? 1231/44 Сов.секр.

В группу армий «А». [66]

1. Командование армии предлагает создать в Крыму местное правительство.

2. Основание:

Выступая с таким предложением, армия исходит из следующего:

а) Принятые решения об обороне Крыма заставляют находящиеся здесь немецкие и румынские войска шире использовать все возможности местности и населения. При этом следует добиваться желания населения сотрудничать. В конечном итоге использовать для нужд армии это желание не по принуждению, а добровольно.

б. Сильно возросшее бандитское движение, в основном, в горах Яйлы, ввиду наших слабых возможностей можно разгромить только с помощью населения, и тогда бандиты не будут нашим третьим фронтом.

Это можно сделать с помощью только такого населения, которое добровольно стоит на нашей стороне и связывает свою судьбу в горе и радости с немецкими и румынскими войсками.

Созданные во многих селах вооруженные силы самообороны до сего времени показывали себя с лучшей стороны.

в) Создав в Крыму местное правительство, которое будет связующим звеном между немецкой военной администрацией (отдел VII) и местной властью районов, а также населенных пунктов, мы сможем сплотить сочувствующие нам силы, а также использовать и равнодушных. Их можно будет охватить и привлечь к сотрудничеству легче, чем это делает сейчас военная администрация, ибо, в конечном итоге, национально сознательные русские люди считают нас захватчиками в их стране.

Некоторые неприятные распоряжения и хозяйственные трудности воспринимаются населением, как вражеские действия, а тогда за это будет нести ответственность местное правительство.

3. Создание местного правительства.

...Предусмотрено прежде всего создать правительственную комиссию из представителей главных национальных групп в Крыму (татары, русские, украинцы) для разработки мероприятий. Какие задачи будет выполнять местное правительство, видно из приложения. В настоящее время военная администрация (отдел VII) поддерживает связь с районами управления или старостами, они получают приказы от командующего войсками вермахта в Крыму, а после того, как будет создано местное правительство, приказы будут поступать от правительства, а это ценно также из пропагандистских соображений.

4. Внешнеполитические последствия оценивать армия не может.

В проведении восточной политики создание местного правительства в Крыму будет означать поворот от действующих в настоящее время правил. Проведение в жизнь этого мероприятия требует разрешения вышестоящих инстанций. В армию не нужно направлять специалистов по этому вопросу, ибо положение в Крыму мы знаем лучше, чем кто-либо. Это мероприятие мы в состоянии провести сами.

5. В связи с этим армия сообщает еще следующее:

По полученным здесь сведениям, Восточное министерство создало так называемый «Крымско-татарский руководящий отдел» под руководством господина Конельсена, куда входят также и эмигранты — крымские татары, и в том числе Миге Керимал. Последний постоянно направляет крымским татарам-руководителям сообщения о переговорах или вносит предложения в этот отдел и немецкие служебные инстанции в Германии. Он поставил в известность руководителей-татар о том, что в случае нашего ухода из Крыма все татары будут эвакуированы со всем их имуществом.

Кроме того, в декабре 1943 г. в Восточном министерстве был оговорен вопрос о создании муфтиата в Крыму. Командование армии считает неприемлемым такое положение, когда крымские татары действуют через [67] своих представителей — эмигрантов без постановки в известность об этом командования армии.

Чтобы исключить давление на взаимоотношения между эмигрантами и руководителями татар, предлагаем «Крымско-татарской руководящей инстанции» или Восточному министерству постоянно информировать нас о результатах происходящих совещаний.

Подпись: Енеке

Был установлен порядок создания местного правительства в Крыму.

Дело WF-03/31527. лл.290-291

Совершенно секретно.
Только для командования.
Приложение ? 1231/44 от 8.03.1944 г.

Порядок создания местного правительства в Крыму.

Создание местного самоуправления на уровне городов, районов и населенных пунктов в Крыму военной администрацией закончено.

Население Крыма снова высказывает желание создать местное правительство — центральный орган управления, и по этому вопросу обращалось к немецким, властям. В знак отличного поведения населения Крыма, также и в период военного времени, и чтобы естественно проводить дальнейшее развитие, Крым получает собственное местное правительство.

Параграф 1

Крымское правительство является центральным органом управления на всей территории полуострова Крым.

Параграф 2

Крымское правительство выполняет свои задачи под профессиональным надзором немецкой военной администрации.

Параграф 3

В правительстве будут представлены все большие группы населения народов, которые живут в Крыму.

Параграф 4

В компетентности местного органа управления находятся органы внутренних дел, включая местную полицию; церковь; школы; образование; благотворительность; местные суды.

Параграф 5

Местное правительство действует в тесном контакте с немецкой военной администрацией.

Параграф 6

Это распоряжение вступает в силу с момента его провозглашения. Симферополь.........1944 г.

Командующий военными силами Крыма.

Еще до того в Крыму были созданы татарские комитеты. Татарский комитет в г.Симферополе, созданный в феврале 1944 г., состоял из президента, двух его заместителей и 15 членов{7}. Все эти органы действовали под надзором немецкой военной администрации.

Большое внимание обращалось на пропаганду в войсках и среди населения Крыма. 8 марта отдел оразведки армии просил возвратить радиопередатчик «Крым» снова в Симферовполь, так как это

«хорошо будет действовать на настроение немецких и румынских войск. Это покажет также, что Крым нужно защищать до последнего». [68]

Дело WF-03/Я1 957. п.292:

Копия для КТП (Дневник боевых действий)
17-я армия КП армии, 8.03.1944 г.
Группа разведки

Касается: радиопередатчика "Крым"

В группу армий «А» — отдел разведки.

Штаб армии просит возвратить радиопередатчик «Крым» снова в Крым,

в г.Симферополь.

1. Возвращение радиопередатчика «Крым» хорошо будет действовать на настроение немецких и румынских войск. Это покажет также, что Крым нужно защищать до последнего.

2. Такое решение будет действовать пропагандистски на служащих восточных позразделений и «Хиви», которые подвергаются сильной пропаганде противника.

3. Пропагандистское влияние на местное население будет большим. Этим будет подтверждаться стремление и воля немецкого командования оборонять Крым. Стоит вспомнить, что в октябре 1943 г. был снова открыт в Симферополе театр, и это было хорошо воспринято. Учитывая тяжелоо положение в Крыму, такое средство пропаганды на местное население имеет большое значение.

Поэтому прошу как можно скорее возвратить передатчик Крым.

За командование армии

Начальник штаба: фон Ксиландер.

В связи с тем, что в армию поступали «слухи, что в русском плену обращаются порядочно с пленными», отдел разведки 17-и армии 8 марта направил в отдел разведки группы армий «А» доклад, где говорилось, что «главное — воспитывать солдат, говорить о долге немецкого солдата».

Дело WF-03/31527. л. 285:

17-я армия КП армии, 8.03.1944 г.
Группа разведки, ? 677/44 секр.

Относительно: мнение солдат об обращении с пленными в русском плену...

В группу армий «А» — отдел разведки.

До сего времени общим среди войск было мнение, что обращение с военнопленными в русском плену такое, что о жизни и думать нечего. Обращение настолько бесчеловечное, что лучше смерть.

В настоящее время появляются мнения, хотя пока и одиночные, а также слухи, что в русском плену обращаются с пленными порядочно... Такие представления можно рассматривать только с субъективно-эстетической стороны, но, главное, нужно воспитывать солдат, говорить о долге немецкого солдата. Необходимо иметь материал противоположного значения, чтобы противопоставлять его указанным мнениям.

Мы просим, чтобы при Абвергруппе ? 720, когда там производятся допросы возвратившихся (бежавших) из плена, собирался материал, с тем чтобы оценивать его и затем распространять. Возможно, следует собирать такой материал и при главном командовании сухопутных войск.

Доклады о том, что произошло с нашей армией в Сталинграде, исходя из вышесказанного, применять не следует.

За командование армии
начальник штаба: фон Ксиландер. [69]

Четко выполняла приказы командования и секретная полевая жандармерия.

Дело WF-03/26193. лл. 677-682:

Секретно
312-я группа секретной полевой жандармерии.
Штаб, 21.03.1944 г.. Штамп. Отдел разведки Вх. 23.03.44 ? 185/44 секретно

Секретариат при 5 АК г.

Дневник, ? 34/44 секр.

Доклад о деятельности за период с 23.02 по 21.03.1944 г.

I. Общий обзор деятельности службы.

За обзорный период группа в основном занималась оценкой действий бандитов. Лагерь пленных в Семи Колодезях постоянно проверялся с целью выявления бандитов и лиц, связанных с ними. Особенно занимались бандитами из каменоломен Багерово. С 4.03 можно считать, что каменоломни Багерово от них очищены.

Взаимодействие с немецкими и румынскими службами было хорошее. Работа агентуры была успешной. Обучение агентуры продолжалось.

II. Помощь военнослужащих вермахта.

Военнослужащие, немецкие и румынские, оказывали хорошую помощь.

III. Важные нарушения службы. Не было.

IV. Важные события.

С помощью одного агента удалось арестовать:

1. Ященко Ивана, проживающего в Эйтене, который имел связь с тремя советскими офицерами, бежавшими излемецкого плена. Арестованы еще за связь с этими офицерами.

2. Кравченко{69.1}, проживающий в Эйтене.

3. Колосникова Лидия, проживающая в Эйтене.

4. Парамещенко Галина, проживающая в Семи Колодезях.

5. Беспалов Евгений, проживающий в Семи Колодезях.

Последний из них ранее был уже арестован по другому случаю и направлен в наш секретариат в Старый Крым.

Установлено, что пять советских офицеров прошли через наши тыловые позиции с целью выйти на связь с бандитами в лесном районе Старого Крыма. Указанные в пунктах 1 — 4 лица из-за враждебного отношения к немцам расстреляны.

Дальнейшее расследование по этому вопросу продолжается.

4.03.44 г. из отдела разведки 73-й ПД нам передали с протоколами допроса перебежчиков из Красной армии:

1. Стародонкин Владимир, 31.08.1925 г.рождения, родился в Ислам-Тереке. В последнее время проживал в Коп-Такиле.

2. Шунковский Андрей, 13.08.1924 г.рождения, родился в Джанкое. В последнее время проживал в Старом Карантине.

3. Филатова (Анна?), 12.03.1925 г.рождения, родилась в Одессе. В последнее время проживала в Камыш-Буруне.

4. Юк (?) Николай, 15.09.1923 г.рождения, родился в Кеслерове, старшина 381-й морской бригады{69.2}

После длительного допроса они все же признались, что принадлежали к бандитам из каменоломен Старого Карантина. Указанный в пункте 4 показал, что он принадлежал к группе из Эльтигена, которая 9.12.43 г. ушла в катакомбы. [70]

Все вышеуказанные вышли из катакомб 29.02.44 г. с целью перейти линию фронта севернее Керчи, но это им не удалось, и они сказали в немецком подразделении, что являются перебежчиками. Указанные в пункте 1 — 3 лица, как принадлежавшие к бандитам, расстреляны. Указанный в пункте 4 пленный передан секретариату в Джанкой по другому делу,

5.03.1944 г. русский отдел «А» сообщает:

1. Волобудин Михаил, 27.11.(?) г. рождения, проживал в Старом Карантине.

2. Янковский Анатолий, 3.08.26 г. рождения, родился в Керчи, жил в Старом Карантине.

Эти оба были захвачены в районе группы войск румынского горнострелкового корпуса и через отдел разведки 5-го АК переданы нам. Они были схвачены при переходе линии фронта. При допросе показали, что принадлежали к банде в катакомбах Старого Карантина. Оба были расстреляны 11.03.44 г.

13.03.1944 г. Русский отдел:

Кутаченко Павел, 7.02.26 г. рождения, был задержан комендатурой в Багерово и передан местному отделению полевой жандармерии. На допросе показал, что в последнее время жил под чужой фамилией. Настоящая его фамилия Исаев Павел. Родился 7.02.1926 г. в станице Раевская возле Краснодара. В последнее время служил как «Хиви» в неизвестной ему воинской части. Ушел 25.12.1943 г. из своей воинской части к бандитам в катакомбы Старого Карантина. Исаев по согласованию с 5-м АК был расстрелян 15.03.44 г.

12.03.1944 г. Русский отдел:

1. Соловьев Вячеслав — настоящая фамилия Величко Слава, 12.11. 1927 г. рождения, уроженец Старого Карантина. Жил там же.

2. Иванов Владимир — настоящая фамилия Родченко Владимир, родился 25.05.1926 г. в Старом Карантине. Жил там же.

В районе города Керчи они были арестованы патрулями 73-й ПД и направлены в местный секретариат. При допросе в разведотделе 73-й ПД показали, что имели задание от разведки противника уточнить немецкие силы и при переходе переднего края обороны доложить об этом, а также проводить акты саботажа. Группа состояла из четырех человек. При переходе линии фронта были обстреляны, залегли и при этом потеряли своих товарищей. На длительных допросах показали, что все это была легенда. В действительности В. и Р. принадлежали к банде из каменоломен Старого Карантина, что подтвердил другой участник банды при очной ставке. Каменоломни они покинули ночью с 29 на 1.03.44 г., чтобы перейти главную полосу обороны, но при этом были схвачены. Родченко был 15.03.44 г. расстрелян. Так как мы ожидаем еще захвата пленных из каменоломен Старого Карантина, то Величко нами пока оставлен для очных ставок. 13.03.44 г. Русский отдел докладывал:

1. Андреев Василий, 29 лет

2. Кудрин Борис, 35 лет
были задержаны вблизи переднего края обороны одной немецкой части и заявили, что они перебежчики. Так как их сведения противоречат сведениям разведотдела 73-й ПД, то они были переданы в секретариат.

Допрошенные по существу дела, они оказались не перебежчиками, а бежавшими «Хиви». Служили при штабе 3-го батальона 282-го гренадерского полка 98-й ПД, а 27.10.43 г. дезертировали и находились в каменоломнях возле Керчи. Имели намерение перейти линию фронта, но это им не удалось, поэтому они и объявили себя перебежчиками. К. и А. после переговоров с отделом разведки 5-го АК переправлены в 98-ю ПД для предания их полевому суду.

2.03, 7.03 и 14.03.44 г. командой полевой жандармерии было задержано в Багерово 17 чел., которые принадлежали к банде в катакомбах Багерово. На допросах они подтвердили это и затем были расстреляны. [71]

Необходимо заметить, что среди этих 17 чел. находился и Груша Николай, 31.12.1903 г.рождения, уроженец Коканда, бывший капитан торгового флота, который являлся агентом капитан-лейтенанта Бормана (из абвера Керчи). 27.09.43 г. он уже передавался в комиссариат Керчи из-за подозрения в шпионаже, но без каких-либо доказательств. 1.10.1943 г. ему удалось бежать из тюрьмы фельджандармерии.

В течение отчетного периода было задержано 17 чел. «Хиви». 16 чел. были переданы в роту «Хиви» при штабе 17-й армии в Симферополе. Один «Хиви» был передан в отдел разведки 98-й ПД. О результатах из 312-го отделения фельджандармерии сведений пока не получено.

По данным, полученным из Русского отдела:

1. Кришко Яков и 2. Лагутин Владимир (далее смыто. — Прим.перевод.) были 15.03.44 г. расстреляны.

V. Аресты:

За отчетный период было арестовано 86 чел. Казнено 30 чел., отпущено — 3, остальные переданы в другие инстанции для дальнейшего расследования{71.1}.

Подпись: Циммер

Усиливало репресии по отношению к крымчанам и специальное подразделение «Геркулес» при 17-й армии.>Дело WF-03/26198. лл.773-776:

Подразделение "Геркулес" при 17-1 армии ? 237/44 секр.
Штаб, 30.03.1944 г. Штамп: поступило 4.04.44 г.
Командованию абвера 301 (2)
17-й армии - отдел разведки (контрразведки)
5 АК - отдел разведки

Доклад о деятельности за время с 1 по 30 марта 1944 г.

1) Собственное положение:

а) Постоянное место дислокации с 31 октября 1943 г. Старый Крым...

б) Агентурная сеть и работа агентуры.

В марте 1944 г. по сравнению с предыдущим месяцем удалось сохранить агентурную сеть. Отдельные, не оправдавшие доверие, агенты были заменены новыми. Они работают:

1. Старый Крым — 5 резидентов и 16 агентов

2. Семь Колодезей — 1 резидент и 8 агентов

3. Карасубазар — 3 резидента и 6 агентов

4. Сейтлер — 2 резидента и 6 агентов

5. Джанкой — 2 резидента и 8 агентов

Резидентов —13, агентов — 44

Результаты работы агентов по сравнению с прошедшим месяцем снизились. Это потому, что население очень настороженно. Ввиду личного вмешательства резидентов, в Старом Крыму и Семи Колодезях удалось вскрыть несколько представителей партизан.

...Резидент на явочной квартире во Владиславовке добился большого успеха. Этот резидент смог установить 9 чел., которые имели связь с бандитами и вели разведработу. Список этих лиц передан команде ? 312 в фельджандармерии для производства арестов...

...с) Положение с бандгруппами. Их действия. [72]

В марте действия бандгрупп усилились. Они совершили следующее: 1 . Взорвали ж.д. путь Ички — Владиславовка.

2. Взорвали водонапорную башню на ст. Сарыголь (Феодосия).

3. В Коктебеле взорвали локомобиль на электростанции.

4. На Старый Крым было организовано большое нападение приблизительно 300 бандитов. Ими были освобождены из тюрьмы 40 заключенных, 30 из которых были посажены отделом ? 312 фельджандармерии. Среди освобожденных были очень важные агенты из радиоагентенгруппы в Кашике.

...3) Работа III Е отдела: Донесения о противнике, А-В-С - случаи радиоигры, уточнение радиосети противника.

В марте месяце были переданы 2 целевые разведсводки. За этот период было разработано: два случая «А», а именно: захват на конспиративной квартире в Семи Колодезях — 2 случая. А также пять случаев «В», а именно:

1. Захвачена группа агентов в Кашике с радиостанцией. Затем было захвачено еще 10 чел. — два «В» случая.

2. Захват агента партизан — «В» случай.

3. Захват двух агентов партизан — два «В» случая. «С» случаев не имели.

В Сейтлере удалось при помощи нашего резидента-осведомителя установить, что один «Хиви» в действительности является бывшим партизаном.

В Семи Колодезях удалось при помощи нашего резидента арестовать трех бандитов, которые пришли из катакомб Салина. Они были переданы 312-му отделу фельджандармерии.

При радиоигре «Тамара» было подано три телеграммы и получено оттуда три ответные. Обещанный контейнер противником пока не сброшен. Возможна также радиоигра «Анна». Передали три телеграммы. Ответ от противника получен в пяти телеграммах. Пришлось прекратить «радиоигру», так как при нападении на тюрьму в Старом Крыму была освобождена и часть этих радистов.

12 ноября 1943 г. при помощи наших агентов был составлен список подозреваемых в Старом Крыму. Список был передан 312-му отделу фельджандармерии и там затем расширен.

На основании этих данных 312-м отделом фельджандармерии с 6 по 23 марта из Старого Крыма и рядом лежащих сел было направлено в лагерь пос. Кировское из Старого Крыма 65 семей (209 чел.) и из сел еще 516 чел.

4). Особые происшествия.

Среди арестованных в Старом Крыму, которые были освобождены бандитами, много агентов, неоднократно допрашивавшихся. Поэтому наше подразделение противник хорошо знает. С целью маскировки мы провели передислокацию подразделений: из Старого Крыма в Карасубазар и наоборот.

5). Кадры и транспорт группы.

Без изменений. Транспорт в готовности.

6). Разное.

Резидент Янцен награжден 17-й армией за храбрость знаком ЦКЛ с мечами (в бронзе) для народов Востока.

Капитан и командир подразделения

Подпись: Вигениб (?)

Итак, в начале апреля 1944 г. командование 17-й армии продолжало делать все как на фронте, так и в тылу, чтобы выполнить приказ Гитлера и удержать Крым. 5-я, 11-я, 336-я пехотные дивизии, 279 бригада штурмовых орудий 49-го горно-стрелкового корпуса, [73] 3-й кавалерийский корпус румын в составе 9-й кавалерийской, 10-й и 19-й пехотных дивизий (всего состав группировки — около 80 тысяч человек), находились в северном Крыму. Штабы корпусов дислоцировались в Джанкое.

Керченский полуостров по-прежнему оборонял 5-й армейский корпус: 73-я, 98-я пехотные дивизии, 191-я бригада штурмовых орудий (45 штурмовых орудий калибра 75 мм), а также 6-я кавалерийская дивизия и 3-я горно-стрелковая дивизия румын, всего около 60 тысяч человек.

Противодесантную оборону (ПДО) от Феодосии до Севастополя держал 1-й горно-стрелковый корпус румын в составе 1-й и 2-й горнострелковых дивизий. Этот же корпус в основном вел борьбу с партизанами Крыма. ПДО на побережье от Севастополя до Перекопа была возложена на два полка 9-й кавалерийской дивизии румын. Всего для ПДО и борьбы с партизанами противник выделил около 60 тысяч солдат и офицеров.

Штабы 17-й армии и 1-го горно-стрелкового корпуса находились в Симферополе. Кроме перечисленных выше соединений и частей, в состав 17-й армии входили 9-я зенитная дивизия люфтваффе, 60-й артполк, 704-й, 766-й и 938 артполки береговой обороны, 10 артдивизионов РТК, горно-стрелковый полк «Крым», отдельный полк «Бергман», 13 отдельных охранных батальонов, 12 саперных батальонов.

В районе Перекопа противник создал на узком участке перешейка — протяженностью до 14 км, глубиной до 35 км — три сильные полосы обороны, занимаемой 50-й пехотной дивизией, четырьмя отдельными батальонами и специальными частями, общей численностью до 20 тысяч солдат и офицеров, 325 орудий и минометов, до 50 танков и штурмовых орудий.

Главная оборонительная полоса, глубиной 4 — 6 км, имела три оборонительных позиции с траншеями полного профиля, дотами и дзотами. Центром обороны являлся Армянск, который советским танкистам не удалось захватить в ноябре 1943 г. С севера город прикрывал глубокий противотанковый ров, местность повсюду была сильно минирована и простреливалась огнем противотанковых орудий. На улицах Армянска были сооружены баррикады, здания приспособлены к круговой обороне, ходы сообщения соединили город с ближайшими населенными пунктами. Противник имел возможность хорошо просматривать с западной и восточной частей Турецкого вала плацдарм войск 2-й гвардейской армии.

Между Каркинитским заливом и озерами Старое и Красное, в южной части Перекопского перешейка, шла вторая полоса обороны противника, глубиной от 6 до 8 км. Здесь имелись 2 позиции, между которыми находился противотанковый ров, многочисленные минные поля и инженерные заграждения. Оборона опиралась на Ишуньские позиции, закрывавшие выход в степные районы Крыма.

Третья полоса обороны (строительство, которой к началу операции закончено не было) проходила по реке Чартылык. В промежутках между этими полосами противник создал отдельные узлы обороны и опорные пункты, использовал усиленное минирование местности.

На побережье Каркинитского залива была организована [74] противодесантная оборона. Генерал Э. Енеке ожидал, что главный удар войска 4-го Украинского фронта будут наносить именно через Перекопский перешеек, где, по его мнению, находился 19-й ТК.

На южном берегу Сиваша перед войсками 51-й армии противник создал две-три оборонительные полосы глубиной 15 — 17 км. Здесь оборону держали 336-я немецкая и 10-я румынская пехотные дивизии. Оборона проходила по перешейкам четырех озер и имела общую протяженность по сухопутью всего 10 км, за счет чего достигалась высокая плотность живой силы, техники и оружия. Местность также усиленно минировалась, насыщалась многочисленными дотами, дзотами, проволочными заграждениями и другими инженерными сооружениями.

Перед войсками Отдельной Приморской армии находилось четыре оборонительных полосы общей глубиной до 70 км.

Главная полоса обороны опиралась на Керчь и окружающие ее высоты. Вторая полоса обороны шла вдоль Турецкого вала (мыс Джабай — озеро Узунлаоское). Третья проходила восточнее населенных пунктов Семь Колодезей, Кенегез, Адык, Обекчи, Карасан. Четвертая полоса перекрывала Ак-Монайский перешеек («Перпач-позиция»).

Оборона готовилась также на рубеже Саки — Евпатория, Сарабуз, Старый Крым, Судак, Феодосия, Карасубазар — Зуя, Алушта — Ялта.

Но ничто уже не могло остановить наступательный порыв советских войск.

30 марта 1944 г. в Мелитополе состоялась встреча представителя Ставки ВГК в Отдельной Приморской армии маршала К.Е. Ворошилова с представителем Ставки ВГК на 4-м Украинском фронте маршалом А.М. Василевским. Во встрече принимали участие генералы: командующий 4-м Украинским фронтом Ф.И. Толбухин, член Военного совета фронта Н.Е.Субботин, начальник штаба С.С. Бирюзов, командующий 8-й воздушной армией Т.Т. Хрюкин. Обсуждались вопросы взаимодействия войск в Крымской наступательной операции, план которой был утвержден Ставкой Верховного Главнокомандования.

В докладе Верховному Главнокомандующему 31 марта представители Ставки ВГК писали:

«...Считаем необходимым принятие решительных мер по организации настоящей блокады Крыма... Для этой цели необходимо немедленно усилить авиагруппу Черноморского флота в Скадовске, которая в данный момент вместе с авиацией прикрытия составляет меньше 100 самолетов и при этом слабо обеспеченных транспортными средствами и горючим. Блокаду Крыма в настоящее время считать важнейшей задачей для Черноморского флота. Поэтому из имеющихся в распоряжении Черноморского флота более 500 самолетов необходимо довести авиацию Скадовска до 250 — 300 самолетов. Кроме того, для той же цели следовало бы теперь перебросить до 10 подлодок в город Николаев. По этим вопросам просим указаний наркому Кузнецову... Если погода позволит, то 4-й Украинский фронт начнет операцию не позднее 5 апреля 1944 года. На Керченском направлении предполагаем начать через 2-3 дня после начала Перекопской операции»{8}.

Замысел операции по освобождению Крыма заключался в том, чтобы одновременными сходящимися ударами войск 4-гр Украинского [75] фронта с Севера (от Перекопа и Сиваша) и Отдельной Приморской армии с востока (из района Керчи), в общем направлении на Симферополь — Севастополь, в тесном взаимодействии с Черноморским флотом, Азовской военной флотилией и партизанами Крыма, при поддержке авиации дальнего действия, прорвать мощные укрепления противника, лишить его возможности маневрировать войсками, рассечь группировки и уничтожить по частям, не допустив эвакуации.

Советские войска имели превосходство над противником в живой силе в 2,4 раза, орудиях и минометах — в 1,6, танках и самоходных артиллерийских установках — в 2,6, самолетах — в 8,4{9}.

Главный удар наносил 4-й Украинский фронт генерала армии Ф.И. Толбухина, вспомогательный — Отдельная Приморская армия генерала армии А.И. Еременко.

Командующий 4-м Украинским фронтом решил нанести главный удар с плацдарма на южном берегу Сиваша силами 51-й армии (командующий Герой Советского Союза генерал-лейтенант Я.Г. Крейзер), и усиленного 19-го танкового корпуса (командир Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск И.Д. Васильев) в направлении Джанкой — Симферополь — Севастополь. Вспомогательный удар наносила 2-я гвардейская армия (командующий генерал-лейтенант Г.Ф. Захаров) на Пререкопе в направлении Евпатория — Севастополь.

Отдельная Приморская армия наносила также два одновременных удара — севернее и южнее Булганака — в направлении на Владиславовку и Феодосию. В последующем частью сил развивала удар в направлении Старый Крым — Симферополь — Севастополь; а частью — вдоль южного берега Крыма через Феодосию — Алушту —Ялту на Севастополь.

Главная задача Черноморского флота (командующий вице-адмирал, с 10 апреля 1944 г. адмирал Ф.С. Октябрьский) директивой Ставки ВГК от 11 апреля 1944 г. определялась как систематическое нарушение коммуникаций противника на Черном море.

Для уничтожения вражеских судов на ближних подступах к Севастополю привлекались торпедные катера (31 катер), на дальних подступах — подводные лодки (13 подводных лодок) и на всем протяжении коммуникаций противника от Севастополя до Румынии — авиация (от 404 до 430 самолетов). Черноморский флот имел превосходство над противником только в авиации.

Впервые за годы войны он самостоятельно выполнял задачу стратегического масштаба. Действиями ЧФ непосредственно Руководили Ставка ВГК через главнокомандующего Военно-морскими Силами СССР наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова.

Большие надводные корабли в операции не участвовали, их следовало «...тщательно готовить к морским операциям, которые будут, при изменении обстановки, указаны Ставкой»{10}.

Верховный Главнокомандующий дал прямое указание не рисковать ими{75.1}. [76]

Задача кораблей Азовской флотилии (командующий контр-адмирал С.Г. Горшков) заключалась в обеспечении перевозок войск и грузов через Керченский пролив и в содействии наступлению Отдельной Приморской армии с моря (при необходимости высадки тактических десантов).

Партизаны Крыма (начальник Крымского штаба партизанского движения — первый секретарь Крымского обкома партии В.С. Булатов) оперативно подчинялись Отдельнорй Приморской армии.

8 апреля 1944 г. командование Отдельной Приморской армии направило боевое распоряжение Крымскому штабу партизанского движения. В нем ставились задачи: перекрыть дороги и не допускать никакого движения по ним, нарушать проводную связь противника, организовывать налеты на штабы и командные пункты, непрерывным огневым воздействием вывести из строя Ялтинский порт и помешать сосредоточению живой силы и техники врага в районе Ялты. Решали партизаны и другие задачи: спасение от разрушения фашистами городов, сел, санаториев, а жителей — от угона и уничтожения.

504 самолета авиации дальнего действия (командующий маршал авиации А.Е.Голованов) ночными массированными бомбовыми ударами должна были парализовать работу портов и железнодорожных узлов противника (Констанца, Галац, Севастополь), наносить удары по наиболее важным объектам, топить корабли и транспорты противника .

«В условиях современной войны воздействие на коммуникации дает наибольший эффект, если атаковать транспорты не только в море — на переходе, но и в базах — в процессе погрузки и выгрузки, если разрушать пирсы и причалы с их оборудованием, складами, подъездными путями, то есть одновременно снижатьпропускную способность портов. Вот почему АДД 12 и 18 апреля бомбардировали гавань и причалы Констанцы, 17 апреля — Галац и многократно — бухты Севастополя»,

— писал первый заместитель наркома ВМФ адмирал И.С.Исаков.

Маршал А.М. Василевский, оценивая замысел операции, вспоминал:

«Почему же мы приняли решение нанести главный удар с плацдармов за Сивашом, а не с Перекопа? Ведь здесь наши войска ожидали большие трудности и неудобства. Исходили мы из того, что именно здесь главный удар со стороны Сиваша, в случае его удачи, выводил наши войска в тыл укреплениям врага на Перекопе, а, следовательно, позволял нам гораздо быстрее вырваться на просторы Крыма. Мы решили ввести здесь в бой 19-й танковый корпус, чтобы как можно быстрее развивать успех по прорыву оборонительной полосы врага в направлении Джанкоя и Симферополя»{12}.

Генерал Я.Г. Крейзер наносил главный удар 1-м гвардейским и 10-м стрелковым корпусами на Тархано-Ишуньском направлении, вспомогательный — 63-м стрелковым корпусом в направлении Кваранки — Томашевка.

На 1 апреля 1944 г. группировка 51-й армии имела в своем боевом составе 96 125 человек, орудий полевых — 1 415, орудий зенитных — 186, минометов — 862, танков — 89. При ширине участка прорыва 10 км плотность артиллерии и минометов на километр фронта на участке прорыва составляла 185 стволов и до 9 танков.

Действия армии поддерживала 8-я воздушная армия, имевшая в своем составе 727 самолетов, из них 215 штурмовиков и 147 бомбардировщиков{13}.

19-й танковый корпус с частями усиления имел в своем составе: танков — 187, САУ — 46, бронетранспортеров — 14, бронемашин — 31, орудий различных —154, минометов — 57, мотоциклов —169, реактивных установок БМ-13 — 15{14}. Такими силами корпус мог выполнять задачи большого оперативного масштаба.

2-я гвардейская армия в боевом составе насчитывала 71 912 человек, орудий полевых — 1 043, орудий зенитных — 81, минометов —750, танков — 33, САУ —7. При ширине участка прорыва 8 км армия имела 150 стволов артиллерии и минометов на километр{15}. Боевые действия армии при прорыве обороны на Перекопе поддерживали ВВС Черноморского флота и частично 8-я воздушная армия. Командующий 2-й гвардейской армией для ускорения прорыва обороны на Перекопе решил высадить в тыл противника десант в составе усиленного батальона.

Командующий Отдельной Приморской армией избрал участки прорыва: двумя стрелковыми дивизиями — южнее Булганака на фронте 4,5 км, одной дивизией и одним стрелковым полком — севернее Булганака на фронте 3 км, то есть в обход Керчи. В боевом составе армии было 92 367 человек, орудий полевых — 961, орудий зенитных

— 257, минометов — 824, различных реактивных установок — 399, танков

— 212, САУ —7. Средняя плотность сил и средств (без учета вторых эшелонов) на километр фронта — 6 батальонов, 150 орудий и минометов, 25—30 танков{16}. Боевые действия поддерживала 4-я воздушная армия, имевшая 523 самолета, из них 128 штурмовиков и 143 бомбардировщика.

Для преследования противника в армиях, корпусах и дивизиях создавались хорошо зарекомендовавшие себя в последующих боях подвижные группы из танковых, стрелковых, артиллерийских и инженерных частей, продвигавшиеся по 60 — 70 км в сутки и сыгравшие важную роль в разгроме врага{17}.

Противник уже не мог перебросить в Крым значительные силы, так как повсеместно на юге был вынужден отражать наступление 1-го, 2-го и 3-го Украинского фронтов. 26 марта 1944 г. войска 2-го Украинского фронта вышли в районе города Бельцы на границу СССР с Румынией, в последующие дни форсировали Прут и перенесли боевые действия на территорию Румынии. 8 апреля, в день начала наступления Красной Армии в Крыму, в предгорьях Карпат на нашу государственную границу с Румынией на фронте свыше 200 км вышли и части 1-го Украинского фронта. 10 апреля был освобожден город-герой Одесса.

Пришел черед вновь обрести свободу Севастополю... [77]

Дальше