Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава вторая.

Десанты на Керченский полуостров

13 октября 1943 г. Ставка ВГК утвердила разработанный штабами Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота план операции по освобождению Керченского полуострова, вошедшей в историю как Керченско-Эльтигенская десантная операция 31 октября — 11 декабря 1943 г. — крупнейшая десантная операция периода Великой Отечественной войны.

Целью операции, которой руководили командующий Северо-Кавказским фронтом генерал-полковник И.Е. Петров и его помощник по морской части, командующий Черноморским флотом вице-адмирал Л.А. Владимирский, было освобождение Керченского полуострова, вплоть до рубежа Владиславовки. Предполагалось высадить около 130 тысяч человек из состава 56-й и 18-й армий, с 762 тяжелыми и 120 легкими орудиями, 148 реактивными установками, 125 танками и 430 автомашинами. Обеспечивать высадку должны были 119 катеров различных классов, 159 вспомогательный судов и другие транспортные средства, а прикрывать с воздуха и наносить удары по позициям противника — 612 самолетов 4-й воздушной армии и 393 самолета ВВС Черноморского флота. На косах Тузла, Чушка и побережье Таманского полуострова располагались боевые позиции 612 орудий 56-й и 18-й армий, 55 орудий береговой артиллерии и 90 реактивных установок, готовых поддержать десант огнем через пролив.

Керченский полуостров оборонял опирающийся на мощные противодесантные сооружения 5-й армейский корпус генерала К. Альмендигера, входящий в 17-ю армию. В октябре — ноябре 1943 г. в составе корпуса было до 60 тысяч человек, до 175 орудий, до 50 минометов, 23 зенитных батареи, 40 — 60 танков и штурмовых орудий. Артиллерия и минометы держали под огнем все подходы к берегу. В Камыш-Буруне, Керчи и Феодосии базировалось до 30 быстроходных десантных барж (БДБ), 37 торпедных катеров, 25 сторожевых катеров и 6 тральщиков, к которым в конце октября отошли немецие корабли из Азовского моря, а в ноябре была переброшена первая флотилия десантных барж из Севастополя.

Большое влияние на ход операции оказали особенности театра военных действий. Нарком ВМФ адмирал Н.Г.Кузнецов отмечал, что

«... несмотря на превосходство Черноморского флота на море, здесь, в узком и мелководном Керченском проливе, мы оказались в весьма затруднительном положении. Крупные корабли в проливе плавать не могли из-за минной опасности и угрозы с воздуха. Немцы же к этому времени сосредоточили в районе Керчи несколько десятков [28] быстроходных десантных барж... Эти небольшие суда, специально построенные для действия в узостях, были хорошо бронированы и имели сравнительно сильную артиллерию. Наши катера были слабее их в вооружении, и им приходилось считаться с этим. Не случайно командующий флотом вице-адмирал Л.А.Владимирский в пылу полемики однажды официально донес в ставку и мне, что ему приходится в Керченском проливе «драться телегами против танков»... Основная трудность была с высадочными средствами. В качестве их нам пришлось привлекать часто совсем не приспособленные для таких операций гражданские суда вплоть до шлюпок»{1}.

Кроме того, проведение операции затрудняли господствующие осенью в проливе холодные северо-восточные ветры и штормы, безлесная степная местность с многочисленными солеными озерами, отсутствие пресной воды, а также то, что с целью борьбы с партизанами и разведчиками немецкие войска эвакуировали большое количество местных жителей из Керчи, Феодосии, сел Керченского полуострова и ряда деревень побережья{2}.

Немецкое командование внимательно следило за действиями советских войск. В дневнике боевых действий 5-го армейского корпуса 18 октября 1943 г. записано:

«... противник подтягивает свою авиацию ближе к побережью. Разведка считает, что русские имеют против нас 487 боевых самолетов, а также в районе Тимашевской отмечено еще 113 боевых самолетов. Отмечается также концентрация перевозочных морских средств».

22 октября 1943 г.:

«... русские имеют на Азовском море 70 единиц перевозочных средств, которые в состоянии перевезти 2000 человек, а в Черном море тоже 70 единиц, которые могут перевезти 2500 человек. Кроме того, они имеют 35 мелких военных катеров».

Накануне высадки десанта немецкие наблюдатели отметили усиление разведки советской авиацией, а также повышение активности бомбардировочной и штурмовой авиации{3}.

30 октября оперативный отдел 5-го корпуса составил разведсводку, подписанную генералом пехоты К.Альмендингером (приведено в сокращении):

Дело WF-03/26185. лл.6-15:

Секретно

5 АК КП, 30.10.1943 г.
Оперотдел ? 400/43

Разведсводка.

1. Оценка противника.

О том, что вскоре ожидается высадка, можно судить по тому, что за Керченским проливом в гаванях Таманского полуострова концентрируются перевозочные средства.

Большие суда находятся южнее, в основном, в гаванях Кавказа. В Туапсе и Геленджике отмечено 18 — 20 судов и некоторое количество барж общим тоннажем 8 — 9 БрТ. На косе Чушка противник проводит мероприятия по подготовке к высадке. Вследствие нашего артиллерийского обстрела противник перевел оттуда часть орудий в Ильич-Запорожская. На косу Тузла противник перебрасывает в настоящее время гарнизон. Замечено шесть лодок, которые вышли из Тамани на косу Тузла. Противник подтягивает поближе к берегу и свою авиацию.

С 28.10.43 г. противник особое внимание уделяет действиям наших войск, их передвижению с востока на запад, взрывам и пожарам в Керчи и [29] окрестностях. Его командование требует от своих наблюдателей немедленного сообщения об изменении обстановки.

2. Разведка противника в Ново-Ивановке в ночь на 20/21.10.43 г

Допрос захваченных там 20 пленных показывает следующее:

20.10.43 г. в 17.00 из Анапы вышло два быстроходных катера. На одном из них было вооружение: два зенитных пулемета и две 45-мм пушки, а также 25 красноармейцев 2-й роты 3-го штрафного батальона. На втором, меньшем, катере было три зенитных пулемета и одна 45-мм пушка, а также 12 чел. 11-ой разведроты. На обоих катерах старшими были лейтенанты. Общее руководство осуществлял старший лейтенант. Солдаты были вооружены пулеметами и автоматами. Красноармейцы, принимавшие участие в десанте, были перед этим направлены из Варениковской в Анапу. Боевая задача им была поставлена во время перехода на море. Задача десанта: разведка берега и позиций, захват пленных, уничтожение артпозиций. В случае выполнения задачи всем штрафникам обещали снять судимость. Оба скоростных катера имели на буксире еще по одной моторной лодке. Около 20 часов 30 минут катера стали в 500 м от берега и на таком же расстоянии друг от друга южнее Ново-Ивановки. Под прикрытием огня катера подошли к берегу на 100 м и оттуда солдаты должны были идти по воде. Впереди шли штрафники, чтобы снять мины. В это время по ним с берега открыли огонь два немецких пулемета. Один из лейтенантов бросил против наших пулеметов боевые группы. Противнику удалось создать плацдарм шириной 600 м и глубиной до 300 м южнее Ново-Ивановки. Оба немецких пулемета перенесли к доту, который находился в 300 м от берега.

На горе Дюрмен находилась наша артиллерия, но огонь трех батарей был все же неэффективен. Во время огневого боя между охраной побережья и высадившейся командой, который длился почти всю ночь, большая часть штрафников использовала темноту для того, чтобы спрятаться. Катера ждали солдат почти до утра, а потом, пользуясь темнотой, отошли.

До 23.10.43 г. было захвачено 14 штрафников и шесть разведчиков. Один солдат упорно сопротивлялся и был убит. Получается, что 2/3 десантников не возвратились к своим. Пленные утверждают, что ожидается высадка морского и воздушного десантов на Керченском полуострове. В Анапе очень много войск. Северо-западнее города расположена 8-я гвардейская стрелковая бригада, а также, возможно, и 20-я горнострелковая дивизия, 93-я стрелковая бригада находится в том же районе...

Командир 5 АК

генерал пехоты Альмендингер

Из анализа документа можно сделать вывод, что немецкое командование знало о том, что советские войска в основном закончили приготовления к десантной операции на Керченский полуостров, однако однако истинные силы противника были оценены неверно.

Вечером 31 октября, с опозданием на трое суток из-за шторма, началась посадка десанта на корабли. В ту же ночь в район Элитигена ушли корабли Черноморского флота с отвлекающим десантом, которым руководил командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г.Н.Холостяков. В ночь на 1 ноября удалось высадить чуть более 2550 человек{29.1} из 5700, выгрузить 18 противотанковых орудии, 15 минометов, 19,5 т боеприпасов{4}.

Десантирование шло под сильным артогнем противника, некоторые катера подорвались на минах, многие десантники, в том числе командир 1331-го стрелкового полка полковник А.Д. Ширяев и офицеры его штаба, погибли. Всего было потеряно безвозвратно 37 судов различных классов, 29 было сильно повреждено. Из-за сильного повреждения сторожевого катера ? 044, на котором они шли, не смогли высадиться командир 318-й стрелковой дивизии полковник В.Ф. Гладков и начальник политотдела полковник М.В. Копылов. Тем же снарядом был убит находившийся на катере командир дивизиона сторожевых кораблей Герой Советского Союза капитан 3 ранга Н.И. Сипягин. Также из-за повреждений десантных кораблей не смогли высадиться шедший со 1339-м стрелковым полком начальник штаба 318-й стрелковой дивизии полквоник П.Ф. Бушин, и заместитель командира дивизии полковник В.Н. Ивакин, который шел со 1331-м стрелковым полком.

При высадке в районе Эльтигена особо отличились бойцы 386-го отдельного батальона морской пехоты капитана Н.А. Белякова и 2-го стрелкового батальона капитана П.К. Жукова из 1339-го стрелкового полка 318-й стрелковой дивизии. Успех высадки, захвата плацдармов в районе Эльтигена и их обороны на первом этапе решили исключительно быстрые, инициативные, разумные и смелые действия, храбрость, самоотверженность и боевое мастерство бойцов, командиров отделений, взводов, рот и батальонов. Захваченное оружие и мины врага тут же пускались в дело против бывших их владельцев.

На левом фланге отряд, собранный командиром батальона майором А.К. Клинковским из разрозненных групп десантников 1331-го стрелкового полка, взял важную в тактическом отношении высоту и отразил 19 контратак танков и пехоты противника. По соседству с ним сражался батальон майора С.Т. Григорьева из 255-й бригады морской пехоты, который с ходу продвинулся вперед на 900 м, но, встретив упорное сопротивление, был вынужден закрепиться на захваченном рубеже{5}.

Руководил действиями всех высадившихся подразделений начальник штаба 1339-го стрелкового полка майор Д.С. Ковешников. Ему помогал политработник майор А.А. Мовшович.

Во второй половине дня 1 ноября из Тамани на плацдарм прорвалось на мотоботе командование 318-й стрелковой дивизии и полков. К этому времени десантники уже захватили плацдарм до 5 км по фронту и 1,5 км в глубину, в том числе поселок Эльтиген,

К утру 2 ноября высадка первого эшелона войск 20-го стрелкового корпуса 18-й армии закончилась: в район Эльтигена были десантированы еще 3270 человек, четыре 45-мм орудия, 9 минометов, 22,7 т боеприпасов и 2 т продовольствия.

А вот взгляд на те же события с другой стороны:

Дело WF-03/26181, лл.478-564:

Из дневника боевых действий 5-го армейского корпуса.

1.11.1943 г.

После часовой артподготовки (4 — 5 тыс.снарядов) из 40 орудий, а также поддержки бомбардировочной авиацией, противник в 3 часа 20 минут

высадился в Эльтигене силами до батальона. В 2 часа 50 минут 15 чел. высадились с одного катера в Яныш-Такиле (южнее Эльтигена). 47 переправочных средств отошли от Эльтигена в южном направлении. Вечером 30 малых судов подошли к Эльтигену и Камыш-Буруну, но высадиться не решились. В 10.00 один катер высадил 30 чел., но они сдались в плен. Пленные показали, что штурмовой батальон «Григорьев» из 255-й морской стрелковой бригады имеет задачу взять Яныш-Такил. 318-я СД с 1337-м СП и 1339-м СП и приданными им штрафными подразделениями находится в Эльтигене. Пленные рассказали, как готовилась десантная операция. Утверждают, что было столкновение судов: 60 чел. при этом утонуло...

Действия бандитов. Не удалась попытка взрыва на железной дороге у Багерово. Осуществлено нападение 10 чел. на автомашину. Захвачены три парашютиста на высоте 95,6 (в км. севернее Огуз-Тебе).

Захвачено 54 чел. пленными.

Трофеи. Захвачено 11 ручных пулеметов, два легких миномета, противотанковое ружье, две пушки, два поврежденных катера, боеприпасы.

Оценка обстановки: После атаки 18-й армии под Эльтигеном следует ожидать высадки через Керченский пролив 9-й армии{31.1} под Керчью.

2.11.1943 г.

Ночью противник получил подкрепление в Эльтигене. В 5.00 началась атака, была безуспешной. Немецкие контратаки отбиты при поддержке русской штурмовой авиации. Плацдарм имеет 1,5 км ширины и 600 м глубины. Сильные атаки русской бомбардировочной и штурмовой авиации продолжались в течение всего дня на Эльтигене и в районе переправы на Керченском проливе.

Разведка доносит о передвижении флота.

Действия бандитов. В районе Старого Крыма действуют партизаны: отмечены обстрелы автомашин, разрушения связи, взрывы. В районе действия группы «Кригер» находится грузинский батальон 1/19. Из этого батальона ушла группа грузин с оружием в составе 63 чел. из 1-ой роты под командованием командира роты, грузина. Предполагается, что они хотят связаться с бандитами, действующими юго-западнее Старого Крыма. Батальон разоружили. Редакция, издающая газету на русском языке при 5 АК, будет распространять ее и среди местного населения.

Оценка обстановки: главным десантом нужно считать десант через Керченский пролив у Керчи.

Захвачено 11 пленных и два перебежчика.

2 ноября в район Багерово прибыл командующий 17-й армией генерал Э. Енеке, который приказал уничтожить десант на позднее 3 ноября. 96-ю пехотную дивизию с керченского направления перебросили в район Эльтигена. 2 ноября шли ожесточенные бои, противник пытался ударом с юга отрезать десант от моря, а ударом с запада в центр рассечь оборону и уничтожить десант по частям.

Для развития успеха в ночь на 3 ноября на плацдарм высадились 840 воинов 335-го гвардейского стрелкового полка полковника П.И. Нестерова из 117-й гвардейской стрелковой дивизии. С полком было доставлено четыре 76-мм и три 45-мм орудия, 18 т боеприпасов и продовольствия{6}. По данным штаба высадки Черноморского флота, к исходу дня 3 ноября в район Эльтигена было доставлено 7466 человек, 28 орудий, 26 минометов, 62,6 т боеприпасов, 10 т продовольствия{7}. [31]

Утром 3 ноября левый фланг десантников атаковали поддержанные авиацией и артиллерией два пехотный полка противника с 15 танками, а центр — группа полковника Крюгера с 10 танками.

Генерал В.Ф.Гладков вспоминал:

«противнику удалось прорваться вдоль берега. Он смял 3-й батальон 31-го полка и продвинулся до южной окраины Эльтигена. Тотчас же фашистское командование стало развивать успех... Полку грозила опасность окружения. Я срочно выдвинул на южную окраину поселка роту морской пехоты из своего резерва. Саперы за ночь подготовили здесь оборонительный рубеж. Моряки заняли его, и об эту стену разбились волны вражеской атаки.

3 ноября морская пехота прославила себя на плацдарме так же, как и в день его захвата... Я как командир десанта и как очевидец, могу засвидетельствовать, что моряки в Эльтигене воевали превосходно»{8}.

Противник торопился покончить с десантом в районе Эльтигена, так как в ночь на 3 ноября корабли и суда Азовской военной флотилии смогли высадить на Еникальский полуостров задержавшийся на несколько суток из-за сильного волнения моря главный десант, которым руководил командующий флотилией контр-адмирал С.Г. Горшков. Плотность артогня советской артиллерии в районе Эльтигена, в связи с переброской огневых ударов на Еникальский полуостров, резко уменьшилась, что, однако, удалось в большой мере компенсировать повышением активности действий авиации.

На Еникальском полуострове события тоже развивались стремительно. В первом эшелоне войск 56-й армии шла 2-я гвардейская стрелковая дивизия генерала А.П. Турчинского. Штурмовые группы 369-го отдельного батальона морской пехоты под командованием лейтенанта Н.С. Айдарова и младшего лейтенанта А.В. Михайлова высаживались первыми, открывая путь для высадки остальным. Группа Айдарова захватила два 105-мм орудия противника, и через некоторое время они уже били по врагу. 75-мм орудие захватила группа Михайлова.

Одним из первых вступил в бой с противником батальон гвардии майора керчанина А.П. Пушкаренко из 1-го гвардейского стрелкового полка 2-й гвардейской стрелковой дивизии. Батальон отличился в боях за поселок Маяк, селение Баксы, гору Хрони.

Посадка на суда частей 55-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии генерал-майора Б.Н. Аршинцева (2-й эшелон десанта) проходила также под огнем противника. Суда приняли 1800 человек, в том числе 100 морских пехотинцев (1-я штурмовая группа).

При подходе к берегу десантные суда подверглись артиллерийско-минометному и ружейно-пулеметному обстрелу.

Одним из первых высадился на берег сапер 164-го гвардейского стрелкового полка 55-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии красноармеец Сапермет Ходжаев. Он уничтожил гранатами гарнизон дота и открыл путь десантникам. 16 мая 1944 г. С. Ходжаеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Корабли и десантные суда совершали челночные рейсы между Крымом и косой Чушка, выгружали раненых, принимали войска, технику, грузы и вновь шли в Крым. И каждый рейс — под шквальным [33] огнем с суши и воздуха, по водам пролива, нашпигованным минами. Корабли и суда Азовской флотилии в течение суток высадили более 12,5 тысяч человек.

За мужество и героизм, проявленные в боях при высадке десантов на Керченский полуостров, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1944 г. звание Героя Советского Союза присвоено двадцати одному военному моряку.

Наряду с военными моряками непрерывно перевозили под огнем противника грузы команды сейнеров ?? 2406, 2804, 2880 под командованием шкиперов А.И. Чуднова, Г.В. Трофимчука и Ф.И. Ивахненко, и многие другие.

Бывший начальник штаба Азовской военной флотилии капитан 1 ранга А.В. Свердлов вспоминал:

«Когда сквозь пробоины от осколков снарядов в сейнер ? 2408 стала поступать забортная вода, угрожавшая гибелью судну, Чуднов закрыл своим телом пробоину, а затем, разорвав на себе одежду, заделал ее. 69-летний шкипер Ивахненко в ответ на предложение уйти с опасного места заявил, что будет, если потребуется, до последнего дыхания перевозить войска, ибо для него нет большего счастья, чем освобождение родной земли от фашистских оккупантов»{9}.

В ночь на 4 ноября закончилось десантирование в район Керчи 11-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора В.Ф. Сергацкова: высадившаяся 32-я гвардейская стрелковая дивизия Героя Советского Союза полковника Г.Е. Василенко с ходу развернула наступление вдоль Азовского побережья. К исходу 5 ноября соединения и части 11-го гвардейского стрелкового корпуса освободили населенные пункты Маяк, Глейка, Жуковка, Опасное, Еникале, Баксы, Осовины, создав плацдарм 10 км по фронту и 6 км в глубину. Началась переправа войск 16-го стрелкового корпуса Героя Советского Союза генерал-майора К.И. Провалова.

Все дни прошли в ожесточенных боях. Генерал Провалов вспоминал: «...Передовой батальон 694-го полка (комбат капитан А.П. Морекин) по вине лоцмана высадился в самом неудобном для этого месте — прямо под отвесной стеной у восточного мыса Керченского полуострова. Хуже того, на мысу, как ни странно, уцелело какое-то подразделение гитлеровцев, посаженное сюда для обороны этого опорного пункта и теперь оказавшееся в тылу 55-й гвардейской стрелковой дивизии. Немцы открыли сильный пулеметный огонь, и батальону капитана А.П. Мерекина пришлось прямо с воды вступать в бой.

Противник бил сверху. Чем его возьмешь? А он швыряет гранаты, бьет из пулеметов и автоматов.

По неглубоким расщелинам, цепляясь за осклизлые от дождя камни, бойцы карабкались на сближение с врагом. Одной из штурмовых групп во главе с сержантом В.И. Кирсановым удалось подняться значительно выше фашистских окопов (с помощью ножей смельчаки сделали более двухсот ступенек), и это предрешило исход боя. Роты батальона поднялись на террасу, которую занимали гитлеровцы, и уничтожили в ближнем бою весь гарнизон опорного пункта.

Радость боевого успеха была омрачена гибелью 47 человек. 19 бойцов погибли при штурме почти отвесной стены и 28 — на [34] мотоботе, еще при переправе через пролив»{10}.

Все большую активность проявляют партизаны. Крымчане почувствовали, что недалек час полного освобождения родной земли, и стремились своими действиями в тылу врага способствовать этому. И снова обратимся к дневнику боевых действий 5-го армейского корпуса вермахта:

«3.11.1943 г.

Десант в районе Опасное — Маяк. Плацдарм 3 х 1 км. На плацдарме уже 3000 чел. Развитие успеха русскими в Эльтигене. Сильная поддержка десантников на обоих плацдармах русской штурмовой авиацией.

Действия бандитов. На дороге Старый Крым — Феодосия подорвано 10 телеграфных столбов. Северо-западнее Старого Карантина подожжена одна легковая автомашина.

Захвачено пять пленных. Сбито два самолета противника нашими истребителями.

Оценка противника: главный плацдарм — под Керчью.

4.11.1943 г.

Бои на Керченском плацдарме и под Эльтигеном. Отмечаются сильные атаки русской штурмовой авиации. Уточняются русские силы путем допроса пленных...

Действия бандитов. В 4.50 на железнодорожном перегоне Унгут — Ислам — Терек произошел взрыв: разорван рельс.

Сбито 14 самолетов (6 — истребителями, 8 — зенитчиками). Захвачено 20 пленных.

5.11.1943 г.

Противник расширяет плацдарм. Сильную поддержку русским оказывают штурмовики. Южнее Эльтигена прибило к берегу плот с 22 чел. (среди них три офицера). Сбито 19 самолетов (12 — истребителям и 7 — зенитчикам). Уточняются силы противника путем допроса пленных. Ожидается переброска из Тамани в Эльтиген штаба 318-й СД.

Действия бандитов. В районе Аджимушкая убит один зенитчик. В 8 км западнее Эльтигена бандитами убит один солдат.

Захвачено 27 пленных и 12 перебежчиков.

Уточняются силы противника. В Эльтигене действует 318-я СД и часть сил 117-й гвардейской СД, а также часть 255-й морской стрелковой бригады.

6.11.1943 г.

Противник расширяет плацдарм под Керчью. Сильно действует русская авиация.

Действия партизан: Восточнее Салы взорвано три телеграфных столба. В Старом Крыму взорван грузовик.

7.11.1943 г.

Бои на обоих плацдармах. Неудачная попытка противника высадить дополнительные силы на Эльтигене.

Действия бандитов. Вечером 6 ноября в Коп-Кипчаке был вывешен плакат: «Да здравствует коммунизм!» На дороге Карасубазар-Салы были обстреляны три грузовика. Один из них захвачен партизанами. Между Карагозом и Старым Крымом были взорваны телеграфные столбы. В Аджимушкае были вывешены четыре красных флага.

Оценка противника: Расширение плацдармов — главная задача.

8.11.1943 г.

Сильные бои на плацдарме под Керчью. Активность партизан: нападение на транспорт и солдат, взрывы. Основные пункты их действий: Аджимушкай, Старый Карантин, Багерово, Старый Крым...»

На плацдарм продолжали доставляться войска 56-й армии. К 11 ноября здесь находилось уже 27 700 человек, 229 орудий и 60 минометов{11}. [35] Перевозка войск шла беспрерывно, днем и ночью.

15 ноября 1943 г. решением Ставки ВГК на базе 56-й армии и управлений упраздненного Северо-Кавказского фронта создана Отдельная Приморская армия в составе 11-го гвардейского, 3-го горно-стрелкового, 16-го и 20-го стрелковых корпусов. В нее вошла и 4-я воздушная армия генерал-полковника авиации К.А. Вершинина. 18-я армия была выведена в резерв Ставки ВГК. Черноморский флот и Азовская военная флотилия по-прежнему находились в оперативном подчинении теперь уже Отдельной Приморской армии.

Советские войска временно перешли к обороне. 21 ноября 1943 г. на плацдарм северо-восточнее Керчи прибыл генерал И.Е. Петров с оперативной группой своего штаба.

В районе Эльтигена, на «Огненной земле»{35.1}, события развивались неблагоприятно. Немецкие БДБ, авиация и артиллерия сумели к 9 ноября практически блокировать плацдарм с моря. С целью ликвидации блокады советские войска нанесли 19 ноября и. 8 декабря артиллерийские удары по порту Камыш-Бурун. Четыре удара по порту — 9 и 20 ноября, 5 и 9 декабря — нанесла авиация. ВВС Черноморского флота и 4-я воздушная армия нанесли 16 ударов, по кораблям противника в море. Трижды, 16 ноября, 5 и 9 декабря, специальные поиски вели торпедные и бронекатера. В районе порта Камыш-Бурун было поставлено новое минное заграждение. Но все эти удары не смогли даже ослабить блокаду, так как носили эпизодический характер.

На 8 ноября 1943 г. на Огненной земле в боевом составе находилось 3669 человек: 1331-й стрелковый полк — 301 человек, 1337-й стрелковый полк — 481, 1339-й стрелковый полк — 848, 335-й гвардейский стрелковый полк — 731, 386-й отдельный батальон морской пехоты — 386, штурмовой батальон 255-й морской стрелковой бригады — 232, 490-й противотанковый артполк — 158, шесть отдельных рот — всего 317 человек, медико-санитарный батальон — 105, управление — 109 человек. Несмотря на попытки наладить снабжение десантников с воздуха, на вооружении у них осталось всего 23 станковых, 61 ручной пулемет, 1121 винтовок, 1456 автоматов, четыре 76-мм и двенадцать 45-мм орудий, 53 миномета{12}. Не хватало медикаментов, теплой одежды, продовольствия. Десантники получали в сутки 100 — 200 граммов сухарей и по полбанки консервов. Но больше всего они жаловались на нехватку боеприпасов, ибо приходилось беречь каждый снаряд, каждый патрон в то время, когда противник вел огонь из всех видов оружия.

7, 10, 11 и18 ноября были предприняты попытки прорваться на Эльтиген морским путем. В проливе завязывались ожесточенные схватки, в которых особенно проявилось превосходство в вооружении немецких БДБ перед советскими катерами. Но все наши морские экипажи вели бой до конца и нередко наносили врагу потери. Так, в ночь на 11 ноября во время доставки десантникам продовольствия и боеприпасов два наших катера вступили в неравный бой с 12 противника и два из них потопили. [36]

В этом бою был смертельно ранен герой обороны Севастополя, Новороссийска, высадки десанта в район Эльтигена командир 1-го дивизиона сторожевых катеров капитан 3 ранга Д.А. Глухов. Его корабль получил более 250 пробоин и был приведен в порт на буксире. 18 ноября 1943 г. в морском бою погиб командир 9-го дивизиона катеров-тральщиков капитан-лейтенант М.Г. Бондаренко — участник обороны Одессы, Севастополя, Новороссийска, участник многих десантных операций. 22 января 1944 г. Глухов и Бондаренко были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.

2 декабря Военный совет Отдельной Приморской армии по радио обратился к красноармейцам, краснофлотцам и командирам, сражавшимся на Огненной земле:

«Боевые товарищи! Обстановка на вашем участке фронта сложилась тяжелая. Враг подтянул против вас еще до трех полков пехоты, до 20 танков, имея намерение наступать с целью уничтожить вас и сбросить в море...{13}»

На плацдарме это знали и делали все возможное. К сожалению, генерал И.Е.Петров не мог помочь десанту людьми, боеприпасами и продовольствием. Поэтому он дал В.Ф.Гладкову радиограмму:

«Рекомендую вам собрать военный совет, где решить, куда вам пробиваться. Помочь вам живой силой не могу. Артиллерия и авиация будут действовать по вашему указанию. Рекомендую маршрут через Камыш-Бурун, Горком на Ак-Бурун»{14}.

Радиограмма командующего армией была воспринята защитникам плацдарма как доверие, расчет на их разум и мужество.

Из дневника боевых действий 5-го армейского корпуса вермахта:

16.11.1943 г.

Действия бандитов. Два парашютиста в немецкой форме утверждают, что 12.10.43 г. были сброшены в 35 км западнее Старого Крыма. Их было 10 чел. Они из 48-го парашютного полка 94-й парашютно-десантной дивизии. Полк находится в Краснодаре, дивизия в Сочи. Парашютисты были захвачены в Александровке, где им удалось установить контакт с бандитами. Эта банда насчитывает 27 гражданских лиц и 8 «Хиви».

25.11.1943 г.

Перебежчик, капитан, командир батальона из 318-й СД на Эльтигене сообщил, что 18-я армия, кроме 318-й СД и батальона «Григорьев», находящихся на плацдарме, ушла на запад 10 ноября.

30.11.1943 г.

Свыше 100 штурмовиков и 90 истребителей поддерживали десант на Эльтигене; сбрасывали бомбы и штурмовали наши позиции. Авиация противника сбрасывала также грузы десантникам. Сбито восемь самолетов противника нашими истребителями и девять зенитчиками.

1.12.1943 г.

На земле более-менее спокойно. В воздухе сильные бои. Особенно в Эльтигене, Камыш-Буруне. Самолеты сбрасывают грузы десантникам. О готовящемся нашем наступлении противник узнал от румына, взятого в плен на Эльтигене. Партизаны проявляют активность. Сбито шесть самолетов противника истребителями и 11 зенитчиками.

4 декабря рано утром, после 45-минутной артиллерийской и авиационной подготовки, немецкая пехота при поддержке танков пошла в атаку с юга и по центру, по-прежнему стремясь рассечь и уничтожить десант по частям. На помощь десантникам пришли артиллерия и летчики 4-й воздушной армии, которые совершили 574 самолето-вылета, в 25 воздушных боях сбили 20 самолетов противника уничтожили и повредили 12 танков, до 30 автомашин. [37] Десантники отразили 12 атак противника, сохранив большую часть плацдарма.

Чтобы помочь эльтигенцам, войска 16-го стрелкового корпуса во взаимодействии с 11-м гвардейским стрелковым корпусом после часовой артподготовки в 8 часов 30 минут начали наступление со своего плацдарма с задачей прорвать оборону врага в ее центре, северо-восточнее Керчи, и овладеть городом. Но атаки советских войск на Булганак и высоту 101,3 не достигли цели, было потеряно 11 танков.

И снова читаем записи в дневнике...

4.12.1943 г.

Атаки немецких войск на плацдарм в Эльтигене. Противник оказывает сильнейшее сопротивление. Десантников поддерживает русская авиация. Самолеты беспрерывно бомбят и штурмуют позиции немецких и румынских войск, наносят удары по артпозициям. Одновременно русские пытаются снять напряжение под Эльтигеном: атакуют наши войска на плацдарме под Керчью. Ведут наступление на севере в направлении Булганака. Сбито 12 самолетов противника истребителями и 10 зенитчиками. Партизаны действуют в районе Багерово.

4 декабря в 23 часа, когда бои стали стихать, на новом КП дивизии Гладкова на эльтигенском плацдарме собрался военный совет. Решили прорываться в ночь на 6 декабря.

Противник, усилив блокаду плацдарма, с 8 часов 5 декабря снова начал наступление, нанося главный удар по 1337-му стрелковому полку подполковника Г.Д. Булбуляна. Шесть атак отразил полк в этот день. Противник сумел продвинуться на 150 м и вышел к окраине поселка Эльтиген. В конце дня против десантников, находившихся в подвалах зданий, были применены ранцевые огнеметы, все горело, но десантники продолжали вести огонь и противник дальше не прошел.

В это трудное время опять пришли на помощь летчики 4-й воздушной армии, совершившие 803 самолето-вылета. Они сбили 19 самолетов противника, уничтожили 9 танков, 10 автомашин, 6 орудий, потеряв 11 самолетов{15}.

5 декабря возобновилось наступление советских войск на Еникальском полуострове, но снова захлебнулось. Эльтигенцы вынуждены были рассчитывать только на свои силы.

И снова дневник...

5.12.1943 г.

Наши атаки на десант в Эльтигене. Сильнейшее сопротивление, русская артиллерия с косы Тузла поддерживает десантников. Над Эльтигеном целый день висит авиация противника: беспрерывные атаки.

Под Керчью артиллерийская подготовка и атаки.

Между Керчью и Старым Карантином восемь бандитов напали на зенитчиков.

Во второй половине дня 6 декабря противник сумел прорвать [38] оборону на южной окраине Эльтигена, Гладков отправил генералу Петрову телеграмму:

«Противник захватил половину Эльтигена. Часть раненых попала в плен. В 16.00 решаю последними силами перейти в контратаку. Если останемся живы в 22.00 буду выполнять ваш 05»{18}.

(Приказ 05 — о прорыве на мыс Ак-Бурун. — прим.авт.).

Летчики все время поддерживали боевые действия десантников. 8 декабря в 25 воздушных боях они сбили 22 вражеских самолета. Потери 4-й воздушной армии составили 7 самолетов.

Снова взглянем на события с другой стороны фронта:

6.12.1943 г.

Контратаки русских на Эльтигене. Им оказывает помощь авиация и артиллерия. Северо-западнее Багерово действуют партизаны. Захвачено 226 пленных. Из них шесть офицеров. 16 самолетов противника сбито истребителями и восемь зенитчиками.

В 22 часа 6 декабря десантники пошли на прорыв. В группу прорыва входили 1339-й стрелковый полк (впереди — 2-й батальон капитана П.К. Жукова) и 386-й отдельный батальон морской пехоты, Группу прикрытия слева составлял 1337-й стрелковый полк, справа — 1331-й. Медсанбат и около 200 раненых расположились в центре боевого порядка. Многие тяжело раненные не могли идти на прорыв. Они попросили оружие и боеприпасы, чтобы прикрыть товарищей. Вдумайтесь, уважаемые читатели, в подвиг этих людей, имена многих из которых, к сожалению, так и остались для нас неизвестными. Они же не считали свой поступок подвигом — действовал старый принцип русской армии: сам погибай, но товарища выручай.

Группа полковника Гладкова численностью до 2000 человек неожиданной и стремительной атакой смяла противника. Болотистым северным берегом озера Черубашское десантники вырвались из окружения и пошли по вражеским тылам. После 25-километрового ночного марш-броска усталые, изнуренные боями, с очень малыми остатками боеприпасов, они атаковали гору Митридат (высота 91,4 м), где находились артиллерийские наблюдательные пункты врага. Противник, не ожидавший атаки с этого направления, впал в панику.

После 7 часов утра Гладков дал радиограмму генералу Петрову:

«Обманули фрицев. Ушли у них из-под носа. Прорвали фронт севернее Митридат и пристань. Срочно поддержите нас огнем и живой силой».

Вскоре поступил ответ:

«Ура славным десантникам! Держите захваченный рубеж. Готовлю крупное наступление. Вижу лично со своего НП ваш бой на горе Митридат. Даются распоряжения командиру 16-го стрелскового корпуса генералу Провалову о переходе в наступление для захвата Керчи и соединения с вамм. Петров»"{17}.

Снова дневник...

7.12.1943 г.

Большая часть десантников из плацдарма Эльтиген ночью прорвалась в направлении южной части Керчи. Они укрепились на высотах 91,4 и 108,4. Отдельные мелкие группы десантников проникли до Булганака, Катерлеза и Колонки, а также до высот южнее железной дороги. Оставшиеся в Эльтигене десантники оказывают слабое сопротивление. В 7.30 очищение [39] плацдарма в основном закончено. С северного плацдарма противник ведет наступление силой двух батальонов, поддерживаемых 17 танками. Ему удалось вклиниться в нашу оборону, но он был отброшен контратакой на исходные позиции. Сильная активность русской авиации в районах Эльтигена, Камыш-Буруна, Керчи — Булганака. Активно действуют партизаны. Группа десантников командира 318-й СД, вырвавшихся из Эльтигена, насчитывает 800 чел. Тяжелого оружия, кроме противотанковых ружей, не имеет. Сбито семь самолетов противника истребителями{39.1}.

7.12.43 г. захвачено 179 пленных, а всего с 4.12.43 г. — 1562 чел. Из них 20 офицеров. Кроме того захвачено 15 женщин-медработников. Противник находится на горе Митридат.

Спустя многие годы генерал В.Ф.Гладков писал, почему он не пошел сразу на прорыв фронта:

«Утром мы могли, воспользовавшись переполохом в стане врага, без особого труда прорвать фронт в Керчи и соединиться со своими частями. Но, откровенно говоря, жалко было бросать эти выгодняе позиции и наблюдательный пункт. Десант держал в руках ключ к Керчи, и я чувствовал, что не имею права выпускать его из рук. С моей точки зрения, достаточно было небольшого нажима с севера, со стороны основных сил нашей армии, чтобы противник не выдержал и побежал, Отсюда вытекало решение — закрепиться»{18}.

Но 16-й стрелковый и 11-й гвардейский стреловый корпуса после двух дней безуспешных боев не смогли перейти к немедленным действиям, чтобы поддержать десантников ударом с фронта. 16-й стрелковый корпус, начав все же наступление 7 декабря, так и не смог прорвать оборону противника, который упредил приморцев, перебросив к Керчи танки и пехоту из района Эльтигена и усилив оборону. Его самолеты боевыми группами бомбили позиции десантнков, артиллерия и минометы перекрыли подходы к ним с моря.

Вся надежда десантников В.Ф. Гладкова была на артиллерийскую, авиационную поддержку и на новый десант. В течение 7 декабря 4-я воздушная армия совершила 339 самолетовылетов, сбросила 3 т боеприпасов, в ночь на 8 декабря — 174 самолето-вылета, доставив около 4 т продовольсвия и свыше 7,5 т боеприпасов, днем — еще 500 самолето-вылетов{19}.

8 и 9 декабря бронекатера и тендеры Азовской военной флотилии высадили два батальона 83-й бригады морской пехоты. Несмотря на подкрепление, положение группы Гладкова все более усложнялось. Военный совет Отдельной Приморской армии дал Гладкову радиограмму:

«По условиям сложившейся обстановки держать десантную группу войск даже на такой весьма выгодной позиции, какой является г. Митридат, Военный совет армии находит нецелесообразным, так как в дальнейшем не гарантируется нормальная подача пополнения и снабжения»{20}.

Снова взгляд из немецких окопов:

8.12.1943 г. Бои на горе Митридат. Противник стойко защищается. Русские с [40] северного плацдарма предприняли контратаку в районе Колонки силой батальона при поддержке шести танков. Сильная поддержка атак противника артиллерией и авиацией.

Партизаны 7.12 в Феодосии бросили ручную гранату в моряков.

8.12. в 3.40 150 бандитов атаковали населенный пункт Богач (в 2 км южнее Старого Крыма).

9.12.1943 г.

Ночью на пяти катерах противник высадил на берегу возле горы Митридат подкрепление. Десантников поддерживает авиация и артиллерия. Полковник Гладков — командир 318-й СД лично возглавляет десант. Десантникам оказывается помощь сбрасыванием грузов с самолетов. Сбито пять самолетов противника истребителями и шесть зенитчиками.

В ночь на 10 декабря моряки под артиллерийским и минометным огнем противника сняли с берега 1080 десантников, потеряв восемь судов. В следующую ночь эвакуация продолжалась в еще более трудных условиях: противник уже поставил на берегу штурмовые орудия. Удалось принять на суда 360 десантников, в том числе командование и штаб 318-й стрелковой дивизии. Посадка на катера шла с боем, многие добирались на суда вплавь на бревнах и других подручных средствах. Из дневника...

10.12.1943 г.

Ночью противник вновь перебросил подкрепление в район горы Митридат. Сильные бои. Захвачен 41 пленный. Из них четыре офицера.

11.12.1943 г.

Ночью противник пытался высадить подкрепление у горы Митридат с 20 катеров. В результате сильного артогня часть катеров загорелась или была уничтожена, остальные ушли обратно. К 12 часам группа десантников была уничтожена. Противник обстреливает весь район обороны артиллерией. Активно действует авиация противника. 98-я ПД захватила 11.12. 404 пленных. Из них 36 офицеров.

Группа партизан в 60 чел. угнала гурт скота южнее Старого Крыма.

18.12.1943 г.

В районе Феодосии 12.12.43 г. к берегу прибило труп советского полковника. По документам было установлено, что это полковник Косоногов — командир 117-й гв. СД, которому на Эльтигене было присвоено звание генерал-майора. По показаниям пленных, полковник Косоногов 8.11 возвращался на Тамань и утонул.

19.12.43 г. на складе трофеев, по неустановленной пока причине, произошел взрыв. При этом погибли офицер и 13 солдат, 12 чел. были ранены.

Общее количество трофеев, захваченных на плацдарме в Эльтигене: 653 винтовки, 215 автоматов, 36 ручных пулеметов, 15 станковых пулеметов, 37 противотанковых ружей, 50 легких гранатометов, 10 средних гранатометов, 8 тяжелых минометов, две противотанковые 45-мм пушки, 76-мм пушка, восемь пулеметных обойм (магазинов), 25 пулеметных лент, 23400 патронов для винтовок, 7900 патронов для автоматов, 250 патронов для противотанковых ружей, 150 мин, 180 ручных гранат, 26 дымовых снарядов, 26 зарядов, 164 саперные лопаты, 60 больших лопат, 46 ломов, три телефонных аппарата, 23 шинели, 10 одеял, 10 палаток.

19.12.1943 г.

Обычная артиллерийская дуэль всех калибров в районе Керчи.[41]

Шанцевые работы на переднем крае обороны. Отмечается усиленная работа тыловых подразделений противника. Перевозки судами от косы Чушка на плацдарм...Действуют в основном истребители противника: прикрывают плацдарм и ведут разведку.

В районе 2-й Октябрьской арестован один бандит.

Вышел в свет 9-й номер еженедельной газеты для вспомогательных войск.

Эльтигенский десант выполнил поставленную задачу: привлек к себе силы врага и способствовал тем самым высадке главных сил фронта северо-восточнее Керчи. Корабли Черноморского флота, по данным штаба высадки, с 1 ноября по 6 декабря 1943 г. доставили на плацдарм в районе Эльтигена 9484 человек, 38 орудий, 29 минометов, 165,6 т боеприпасов и 50,7 т продовольствия. За это было заплачено дорого: из имеющихся к началу операции 218 плавсредств погибло 93: 41 от артогня, 24 во время шторма, 13 — подорвавашись на минах, 7 потоплены авиацией, 5 погибли в боях с кораблями противника и 3 — по другим причинам. Велики и людские потери: всего удалось эвакуировать раненых десантников на Таманский полуостров с эльтигенского плацдарма с 1 ноября по 10 декабря 1256 человек, а из района горы Митридат — 650 раненых и 10 — 11 декабря — еще около 1500 оставшихся в живых.

Из имеющихся к началу операции в составе Азовской военной флотилии 115 плавединиц погибло 21 судно: 11 — подорвавшись на минах, 4 от артогня, 4 во время шторма, 2 при налетах авиации{21}.

С 3 по 30 ноября 1943 г. корабли и суда флотилии эвакуировали с Керченского полуострова на Таманский 7575 раненых{22}.

Число советских воинов, погибших при высадке десанта и в последующих боях в районе Керчи, пока полностью неизвестно.

Подводя итоги, нужно отметить, что фронтовая операция по захвату Керченского полуострова вплоть до Владиславовки, не удалась по следующим причинам:

1) разновременность высадки десантов, позволившая противнику маневрировать силами и средствами;

2) артиллерия и авиация в ночное время не могли взаимодействовать с кораблями, а все снабжение десанта, например, в районе Эльтигена, велось только ночью;

3) район Эльтигена был выбран для высадки десанта неудачно, без разведки его особенностей (наличие берегового бара{41.1}), бой при высадке затянулся, порт Камыш-Бурун взять не удалось, хотя планировалось сделать это в первую очередь;

4) противник сумел блокировать десант в районе Эльтигена с моря, а советское командование не организовало систематические антиблокадные совместные действия авиации, артиллерии и кораблей, хотя имело преимущество, особенно в авиации;

5) десанты на Керченский полуостров не были подкреплены наступлением советских войск в районе Перекопа и Сиваша, что дало противнику возможность перебрасывать войска в район Керчи из северного Крыма. [42]

«Плацдарм создается для дальнейшего наступления, — писал адмирал Н.Г. Кузнецов, характеризуя десантные операции, — А если это наступление не удается, теряется весь смысл десанта. Командование, принявшее решение о высадке десанта, особенно крупного, обязано детально проанализировать обстановку и предусмотреть все перипетии дальнейшей борьбы. Иначе операция может застопориться, десант придется снимать, или, что еще хуже, он будет окружен и погибнет»{23}.

Несмотря на то, что далеко не все удалось, высадка десантов в районе Эльтигена, а затем северо-восточнее Керчи, имела важное военно-политическое значение. Десанты оттянули на себя значительные силы противника из северного Крыма и сорвали готовившееся там наступление. 17-я армия вермахта еще больше увязла в «крымском мешке», под угрозой удара теперь и с севера, и с востока. Плацдарм в районе Керчи стал базой сосредоточения новых сил, отсюда началось наступление в апреле 1944 г.

Была показана уязвимость противодесантной обороны Крыма, еще больше подорван авторитет вермахта в глазах союзников. Углубились разногласия, обострились конфликты между вермахтом и вооруженными силами Румынии. Началаь эвакуация из Крыма румынских войск, впрочем, попавших позднее в «мясорубку» в районе Яссы-Кишинев.

Приведем еще несколько документов, делающих картину событий более объемной.

ДелоWF-03/26186. лл.438-440:

Секретно

КП, 22.11.1943 г. 5АК КП, 22.111943 г.
Отдел разведки ? 422/43

Оценка противника.

После того, как противнику не удалось с ходу прорваться на Перекопе и Сиваше, ибо он наткнулся на нашу быстро построенную оборону, он прекратил в настоящее время там массированное наступление. Его соединения окапываются на Перекопском перешейке, имея конечной целью задачу: не допустить прорыва немцев из Крыма. Масса подразделений противника в Ногайской степи заботится о том, чтобы обеспечить оборону в случае флангового удара с Никопольского плацдарма. Этот плацдарм противник пытается уничтожить сейчас крупными силами. На Сиваше противник строит мосты, переправы и т.д., т.е. готовит условия для будущего наступления. Недостаточная активность противника на перешейках севера Крыма восполняется действиями под Керчью. После того, как не была достигнута цель — силами 18-й армии создать большой плацдарм в районе Тобечик — Эльтиген — Камыш-Бурун из-за недостатка переправочных средств, а также активности немецких ВМС и сильного воздействия артиллерии, и расширить плацдарм на местах высадки, противник перенес направление главного удара в полосу 56-й армии на северный плацдарм. Его задача: захватить Керчь, расширить плацдарм и объединиться с плацдармом на Эльтигене. Так как снабжение Эльтигенского плацдарма сильно затруднено (в основном, по воздуху), руководство Черноморской группы войск подталкивает 56-ю армию как можно быстрее расширить свой плацдарм. Это привело к тому, что эта армия на северном плацдарме атакует беспрерывно, не имея времени и возможности хорошо подготовиться к наступлению. И, как следствие этого, противник несет большие потери в людях и технике. Особенно это было видно при наступлении 20 ноября, показавшем недостаточную подготовку операции. Переправа на плацдарм [43] артиллерии пока еще не закончена из-за трудностей, связанных с погодой. Имеющиеся в распоряжении противника танки пока тоже не переправлены на плацдарм полностью.

224-й танковый полк до сего времени отсутствует. Три дивизии гвардейского стрелкового корпуса и две стрелковые дивизии (339-я и 227-я) в предыдущих боях были ослаблены так, что самостоятельно наступать не могли. Пополнение как по количеству, так и качеству было недостаточным. Кажется, что пополнений для Черноморской группы фронта вообще дается мало. Поэтому было ускорено введение в дело 383-й СД, которая находилась в Темрюке и ждала пополнения, имела малочисленные роты и была недостаточно боеспособной, чтобы оказать действенную помощь. Получилось, что наступление, по показаниям пленных, шести полков трех стрелковых дивизий ничего не достигло. Сильный сосредоточенный артогонь немцев привел к большим потерям в людях и военной технике. Противник находится в тяжелом положении.

С одной стороны, его руководство обязано добиваться цели — как можно быстрее создать условия для улучшения положения на плацдарме в Эльтигене, а с другой стороны не сможет достигнуть успеха, если не будет иметь достаточно времени на подготовку. К какому решению придет верховное руководство противника в этих условиях, в настоящее время трудно предугадать. Не исключено, что противник, если рано не замерзнут Азовское море и Сиваш, что давало бы ему новые оперативные возможности, вынужден будет приступить к созданию новых плацдармов, возможно, южнее Керчи, на севере полуострова или в районе Феодосии, чтобы снять напряжение.

Сил пехоты для этого достаточно, ибо можно предположить, что на Таманском полуострове он держит в готовности эти силы, но использовать их на плацдарме затруднительно ввиду сложностей со снабжением и переброской через пролив. Опасность создания противником нового плацдарма возникает вынужденно из-за его неудач. В связи с этим необходимо усилить наблюдение за судами Черноморского флота.

Обращаем внимание на то, что 69-й гв. артполк отведен из района Тузлы в глубь Таманского полуострова. Не исключено, что этот полк может появиться на севере Крымского полуострова, если его не перебросили на другой фронт.

Подпись

Дело WF-03/26186. л.437:

Секретно

5АК КП, 22.11.1943 г.
Отдел разведки ? 443/43 секр.

Оценка противника на плацдарме в Эльтигене.

На плацдарме в Эльтигене находятся две стрелковые дивизии (318-я СД и 117-я гв. СД) и батальон морской пехоты ? 142 «Григорьев» — общей численностью 2 000 чел.

Снабжение десанта по морю очень осложнено ввиду успешных действий наших ВМС и артиллерии в местах выгрузки. Снабжение десанта, в основном, осуществляется по воздуху. Руководство (возможно, 20-го СК) 18-й армии в радиограммах указывает на трудности со снабжением. Эти данные и пассивность противника на плацдарме приводят к размышлению, что указанные соединения утратили уже способность к сопротивлению.

Об этом же говорит и взятый в плен 21.11.43 г. представитель из батальона морской пехоты ? 142 «Григорьев». Продовольствия не хватает, но иногда отдельным катерам удается прорываться к плацдарму. Боеприпасов, учитывая их экономное использование, пока хватает. Потери в людях тоже значительные (предположительно одна треть). [44]

Действие нашей артиллерии по плацдарму пока не столь успешно, ибо противник укрывается в убежищах.

Кризисное положение для противника может наступить лишь когда будет полностью прервано сообщение по морю (а этого добиться трудно, ибо сейчас много туманов и катера смогут прорываться), а также тогда, когда противник будет получать мало боеприпасов или будет вынужден израсходовать их для отражения атак.

Подпись

Дело WF-03/261в6. лл.263-278:

Секретно

5-й Армейский корпус КП, 18.12.1943 г.
Отдел разведки N 490/43

Оценка противника.

О советском десанте в Эльтигене (южнее Керчи) с 1.11.43 г. и о боях за плацдарм вплоть до его очищения от противника 11.12.43 г.

I. Оперативные цели.

Высаживая свои войска в Эльтигене, противник намеревался создать здесь свой плацдарм. Одновременно в районе Опасная — Маяк, создавался второй плацдарм. Противник хотел силами двух армий: 18-й в районе Эльтигена и 56-й в районе Опасной создать два плацдарма. Затем, оттеснив противника, который отошел с Кубанского плацдарма и еще не закрепился, создать Крымский фронт. С обоих плацдармов окружить город Керчь и вынудить противника отойти на Керченский перешеек. Главным десантом считался северный, ибо там кратчайший путь и там же находятся перевозочные средства через Керченский пролив от косы Чушка. В то время, как 56-я армия своим 11-м гв. СК высаживалась в Крым, 18-я армия создавала плацдарм южнее Керчи.

II. Подготовка к созданию плацдарма на Эльтигене.

При отходе наших войск с Кубанского плацдарма 18-я армия русских вела наступление и преследовала нас до Анапы. В дальнейшем операции проводила в основном 56-я армия. Когда наше сопротивление застопорило их продвижение, из 18-й армии была подтянута сюда, в район Благовещенской, 318-я СД, но в бой ее не ввели, так как немцы ушли в Крым, а поэтому дивизия была возвращена в Анапу.

Здесь 18-я армия пополнялась, обучалась и готовилась к переправе. 318-я СД, которая понесла большие потери в боях под Новороссийском и Анапой, теперь тоже здесь пополнялась, одновременно установлено нахождение 117-й гв. СД. Она, в основном, состояла из сражавшихся на плацдарме под Новороссийском бригад 20-го СК. Бывшая 8-я гв. стрелковая бригада стала 333-м полком, а 81-я бригада морской пехоты стала 335-м полком, 107-я стрелковая бригада стала 338-м полком. Одновременно установленный 305-й артполк предположительно создан из артиллерии стрелковых бригад. 18-й армии подчинялись и другие бригады морской пехоты. Так, батальон «Григорьев» образован из остатков разбитой в Новороссийске — Южной 255-й морской бригады, а также 386-й батальон морской пехоты, происхождение которого пока не выяснено. Были ли подчинены 18-й армии и другие подразделения, на основании агентурных данных, допросов пленных и изучения захваченных документов, пока не установлено. Отдельные пленные говорят о 5-й гв. танковой бригаде, 129-й гв. СД (ранее 176-й СД на плацдарме под Новороссийском), 128-й горно-стрелковой дивизии (ранее 83-я горно-стрелковая дивизия), 89-й армянской СД, 414-й грузинской СД и 395-й СД. Из этих дивизий уточнено нахождение на плацдарме под Керчью: 89-й армянской СД и 128-й гв. горнострелковой дивизии, они входят теперь в 56-ю армию.

В середине октября 1943 г. 18-я армия переместилась со своими соединениями в юго-западную часть Таманского полуострова. 318-я СД и 117-я гв. горно- стрелковая дивизия стали готовиться для переправы первой волной.

Остальные соединения, по неточно установленным данным, находятся в резерве.

1. В частности: дивизионный штаб, 1339-й СП с подчиненными ему 386-м батальоном морской пехоты, 613-й штрафной ротой и 344-й саперный батальон находятся в Тамани. К переправе готовятся два артдивизиона, которые созданы на базе артполка 318-й СД и 195-го горно-стрелкового полка.

2 .Основные силы 117-й СД находятся в Гадючем Куте (в 8 км западнее Тамани).

3. 1337-й СП 318-й СД находится возле Кроткое (в 10 км юго-восточнее Тамани).

4. 1331-и СП с приданным батальоном морской пехоты «Григорьев», а также 92-я штрафная рота находились в лагере Соленое озеро (в 15 км юго-восточнее Тамани).

В районе мыса Тузла были сосредоточены 69-й гв. артполк, 1167-й и 1169-й артполки для проведения артподготовки и поддержки десантников. В качестве передового наблюдательного пункта была избрана коса Тузла. Для переправы были подготовлены 100 средних судов и большое количество лодок. Большие силы 4-й воздушной армии должны были прикрывать переправу через Керченский пролив.

III. Переправа 31.10 — 1.11.1943 г.

а) Планы наступления.

Ночью с 31 октября на 1 ноября 1943 г. противник начал переправу, которую давно готовил. Он преследовал цель: высадиться широким фронтом между Коммуной, Инициативой и Камыш-Буруном одновременно в разных местах. Для первой волны были подготовлены батальоны морской пехоты «Григорьев» и 386-й, а также 1337-й СП 318-й СД, а затем, 1 ноября, должна была высадиться еще одна группа на Чурубаше для продвижения через Андреевку на Багерово. Там они должны были встретиться с 56-й армией.

б) Этот план не удалось провести в жизнь. Трудности возникли уже при посадке на корабли, так как перевозочные средства, которые должны были подойти с севера и юга, прибыли несвоевременно и в не предусмотренном по плану количестве. Противник был вынужден изменить свои планы и импровизировать. Все же ему удалось большую часть десанта до 23.00 погрузить на плавсредства и в 1.00 отойти от берега. Предусматривалось все корабли собрать вместе, не доходя до берега, и навести порядок. Этот сбор не состоялся, ибо возникли трудности. Катера пошли к берегу, поддержанные ураганным огнем своей артиллерии, который начался в 2 ч. 30 м. Высадка была неорганизованная: один плот с пятью 76-мм пушками отнесло на юг, и находившиеся на нем высадились у Яныш-Такиля. Все эти десантники вскоре были захвачены в плен{45.1}. В связи с потерей общего руководства операцией командованию не удалось достичь оперативной цели.

Несмотря на сильный артогонь батарей противника с Таманского полуострова, наши подразделения охраны побережья открыли огонь из тяжелых орудий по высаживавшемуся десанту. 50% десантных судов повернули обратно из-за больших потерь. По показаниям пленных, в этот раз утонуло около 500 чел. и много военного имущества. [46]

Высадившийся десант в количестве 1 600 чел. был вынужден сначала перейти к обороне и наводить порядок в своих рядах, чтобы отбить контратаки немецких подразделений. Этот выигрыш во времени позволил немцам создать отсечные позиции и при помощи контратак сузить ширину и глубину плацдарма до размеров: 3 км по ширине и до 2 км в глубину.В следующие две ночи противник переправлял свои войска. Так, с 1 на 2.11. 43 г. были переправлены остатки 318-й СД, а со 2 на 3.11.43 г. части 117-й гв. СД, в том числе штаб дивизии и 335-й СП. В ночь со 2 на 3 ноября противник понес тяжелые потери. Судя по перекрестным допросам пленных, потери в живой силе увеличились до 1400 чел. в результате потопления судов. Утонули также и переправлявшиеся ракетные установки. Несмотря на это, противник был в состоянии противостоять предпринятым нами контратакам и сам переходил в наступление.

В последующие дни, вплоть до 8.11, были трудности с доставкой пополнения и материалов из-за большого волнения на море и действий нашей артиллерии. После того как нашим ВМС удалось блокировать десант, к плацдарму прорывались только отдельные катера, и противник был вынужден перейти к обороне. Теперь главные усилия он сосредоточил на плацдарме, созданном 56-й армией.

Расширяя здесь плацдарм, противник тем самым пытался снять напряжение боевых действий на плацдарме в Эльтигене.

Одновременно с этим 18-я армия со своими остальными соединениями покинула Таманский полуостров. По показаниям пленных, она ушла на Украинский фронт. В это время нашей разведкой был «потерян» 69-й гв. тяжелый артполк, который ушел с 18-й армией. Часть 1167-го и 1169-го артполков резерва Главного командования, которые поддерживали огнем плацдарм на Эльтигене, были передвинуты к 56-й армии. Не совсем ясно, были ли они приданы переправившейся на плацдарм 117-й гв. СД с 335-м СП. 17.11 их снова направили в Тамань, но по пути катера были накрыты огнем нашей артиллерии и потоплены. Трупы утонувших были вынесены течением Керченского пролива в Черное море. Так, много дней спустя в районе Феодосии был обнаружен труп командира дивизии генерал-майора Косоногова (это установлено по сохранившимся при нем документам). Переправлялся этот генерал на плацдарм у Эльтигена{46.1}.

На основании допроса пленных установлено, что в процессе смены частей выведена 5-я гв. танковая бригада после сдачи танков 63-й танковой бригаде и 95-му отдельному танковому полку{46.2}.

После ухода 18-й армии должны произойти изменения в командовании. Черноморская операционная группа должна быть ликвидирована, генерал армии Петров должен стать командующим 1-й Приморской армией, то есть 56-я армия, находящаяся на северном плацдарме, будет переименована (КП предположительно в Маяке). Десант на Эльтигене должен перейти в подчинение 20-го стрелкового корпуса вновь созданной 1-й Приморской армии.

IV. Положение противника до начала нашего наступления 4.12.1944 г. Противник перешел к обороне, создавал укрепления и прочно защищался, несмотря на действия нашей авиации и артиллерии.

В середине ноября наша разведка установила, что противник готовится к наступлению с целью расширения плацдарма, но это ему не удалось из-за воздействия наших сил. Снабжение противника всём необходимым было

очень затруднено. Нашим ВМС удалось ликвидировать снабжение десанта по морю полностью. Пленные утверждают, что с начала создания плацдарма по морю было получено приблизительно 200 т грузов, а затем только отдельные катера прорывались к плацдарму. Попытка 22.11.43 г. прорваться четырьмя катерами закончилась тем, что три катера были потоплены, а тот, что прорвался, забрал только раненых.

В этих условиях противник был вынужден начать снабжение десантников по воздуху. Его авиация действовала со все возрастающим размахом. Днем грузы сбрасывали Ил-2, ночью — У-2. Днем в контейнерах на парашютах, ночью — без парашютов. Так сбрасывали боеприпасы и продовольствие. Положение с продовольствием было неудовлетворительным, но все же удавалось поддерживать боеспособность десантников. Противник испытывал нехватку боеприпасов для тяжелых орудий. Возглавлявший десант на Эльтигене полковник Гладков требовал от 20-го стрелкового корпуса снять блокаду с моря и доставить боеприпасы. Зная от разведки о положении на плацдарме, мы приняли решение очистить от противника эту часть берега Крыма.

V. Положение противника во время нашего наступления 4 — 8.12.43 г.

О планируемом нашем наступлении противник узнал от пленного румынского солдата: 3.12.1943 г. на плацдарм поступил приказ генерала армии Петрова, в котором сообщалось, что немцы готовятся к наступлению. Петров потребовал стоять до последнего. Он обещал усилить действия авиации, прорвать блокаду, подбросить подкрепления и одновременно начать наступление на северном плацдарме. Противник готовился к этому наступлению уже несколько дней и находился в состоянии повышенной готовности.

4.12.43 г. наше наступление началось прежде всего на южном фланге против батальона «Григорьев» и 335-го СП 117-й СД. В результате действий нашей артиллерии, штурмовых орудий и ударов воздушных сил противник понес такие потери, что был вынужден на другой день перебросить сюда с западного фланга 1337-й СП 318-й СД и одну роту 386-го батальона морской пехоты. После 5.12 положение противника стало критическим и командование убедилось, что удерживать этот плацдарм уже нет больше возможностей. Полковник Гладков предлагает разрешить прорыв на север 20-му СК в ночь с 5 на 6 декабря, но ему обещается помощь.

Так как помощь не поступила, полковник Гладков принимает решение, по согласованию с высшим командованием, прорываться в ночь с 6 на 7 декабря 1943 г.

VI. Наступление противника на северном плацдарме 4 — 6.12.43 г.

Противник начал наступление прежде всего с целью снять напряжение на плацдарме в Эльтигене и расширить свой плацдарм на севере. Ему предшествовала сильная артподготовка, минометная с применением ракетной техники, особенно против высоты 71,1, в направлении Булганака с высоты 133,3. На этом направлении действовали 2-я гв. СД, 383-я СД, 89-я СД, 227-я СД, а также части вновь созданной 128-й гв. горно-стрелковой дивизии (ранее 83-я горно-стрелковая дивизия). Затем 63-я танковая бригада и вновь созданный 85-й отдельный танковый полк. После того, как в течение двух дней все атаки были нами отбиты, а прорвавшиеся в районе Булганака танки противника были уничтожены, наступление противника задохнулось. Потери противника в этих боях убитыми и ранеными составляли 2 — 3 тыс.чел., были уничтожены 30 танков, восемь подбиты.

VII. Прорыв с плацдарма Эльтиген в ночь с 6 на 7 декабря 1943 г.

К моменту прорыва на плацдарме в Эльтигене находилось еще 2 300 бойцов и 800 раненых. Кроме тяжело раненых (около 300 чел.) все легко Раненые должны были идти вместе с прорывающимися. Планом предусматривалось создание четырех маршевых групп прорыва. Впереди шел 2-й батальон 1339-го СП, за ним боевая группа 386-го батальона морской пехоты и 1339-го СП, третья группа состояла из остатков 1331-го СП и [48] 1337-го СП. Штаб 318-й СД во главе с полковником Гладковым находился в этой группе. Замыкающими должны были идти 335-й гв. СП 117-й гв. СД под командованием командира полка полковника Нестерова. Эта последняя группа, которая прикрывала отход, должна была подбирать легко раненых и тыловиков. Марш должен был начаться после сбора всех маршевых групп в северной части плацдарма. Конечной целью было достижение форта Тотлебен (восточнее Старого Карантина), где должны были находиться катера для вывозки или с подкреплением.

Но план был, видимо, уже во время движения изменен, а именно: решено было прорываться к северному плацдарму. Но выполнить такой план было очень сложно. При прорыве по десантникам был открыт огонь нашей артиллерии, что привело к замешательству. Только часть (приблизительно 1 500 чел.) прорвалась, остальные были взяты в плен. Прорыв противнику удался, ибо там было мало наших войск. Болото прошли без особых трудностей. Камыш-Бурун обошли западнее. Здесь прозошло разделение прорвавшихся на мелкие группы. Главная группа под командованием полковника Гладкова собралась в карьере западнее Старого Карантина. Другие группы пошли на Камыш-Бурун в район Джарджавы и поворота железной дороги, Катерлеза и Булганака. Большинство из них было захвачено в плен нашими подразделениями, поднятыми по тревоге. Многие разбежались. Группа Гладкова к утру достигла высоты 108,4 и горы Митридат (91,4, южнее Керчи) и заняла их силами 800 чел. На высоте 108,4 находилось 230 чел. из 386-го батальона морской пехоты, на горе Митридат — 600 чел. Еще утром сильная боевая группа из обеих групп достигла города Керчи и дошла до берега в районе церкви и мола. Создавшееся положение позволяло противнику прорвать передний край в районе Колонки.

7.12.43 г. утром противник атаковал быстро созданной боевой группой силами до двух батальонов при поддержке 17 танков наши позиции по обе стороны дороги Колонка — Керчь и смог добиться прорыва местного значения. Все же нам удалось к вечеру восстановить прежнее положение. Одновременно удалось сковать упорно сопротивляющихся десантников на горе Митридат. Ночью (с 7 на 8 декабря) противнику удалось подбросить подкрепление, а именно 305-й батальон морской пехоты 83-й бригады морской пехоты. По показаниям пленных, противник смог, несмотря на потери, высадить около 300 чел. Одновременно 8.12 противник пытался силой до батальона при поддержке шести танков снова прорваться через передний край, но опять безуспешно. Противник все же принимает решение поддержать десантников на плацдарме и расширить его.

Ночью 9.12 противник перебрасывает на плацдарм 144-й батальон морской пехоты 83-й бригады морской пехоты с легкой артиллерией, противотанковыми пушками, минометами и противотанковыми ружьями. Высадившиеся несут большие потери. Утром 9.12 этот батальон был введен в бой на западном склоне горы Митридат. Все же нам удалось в течение дня сузить плацдарм, но и противник держится цепко и получает в ночь на 10.12. часть 16-го батальона морской пехоты той же 83-й бригады с 76-мм орудиями, противотанковой пушкой и минометами. Новая попытка продвинуться натолкнулась на нашу сильную оборону, а также артогонь нашей береговой охраны ВМС. Противник был частично разбит. Вторая попытка перебросить сюда подразделения 333-го СП 117-й гв. СД из Тамани противнику не удалась.

В это же время высшее руководство противника принимает решение снять десантников. Полковник Гладков с другими старшими офицерами бежит на катере. Удалось ли ему уйти к своим, пока неизвестно.

С этого момента на плацдарме уже не чувствовалось единого руководства, в течение 10.12 удалось занять гору Митридат и до утра 11.12.1943 г. окончательно очистить плацдарм от противника. [49]

Вместе с прорвавшейся из Эльтигена группой удалось разбить и основную часть 83-й бригады морской пехоты.

VIII. Силы и потери противника.

1. Люди.

Подсчитано убитых 450 чел.

Захвачено пленных на Митридате 600 чел.

Остаток в количестве 273 чел., возможно, вывезен.

2. Оружие.

На плацдарм в Эльтигене было направлено 22 орудия 76-мм. Из них: потоплено — 15, уничтожено — 2, захвачено — 5. Противотанковых пушек 45-мм около 30 штук. Из них: потоплено — 11, уничтожено — 17, захвачено — 2. 15 тяжелых минометов. Из них; потоплено — 4, уничтожено — 3, захвачено — 8.

На горе Митридат (83-я бригада) уничтожены или захвачены: 8 орудий; 5 противотанковых пушек и 40 разных минометов.

Утонуло много и другого оружия.

IX. Общее количество трофеев и уничтоженного оружия при боях в Эльтигене и при операциях по снятию напряжения за период с 4.12 по 11.12.1943 г.

Трофеи: 6 орудий, 1 легкое пехотное орудие, 2 противотанковые пушки, 56 противотанковых ружей, 23 станковых пулемете, 90 ручных пулеметов, 45 минометов разных калибров, 60 гранатометов, 935 автоматов, 1253 карабина. Огромное количество боеприпасов и другого военного имущества.

Кроме того уничтожено: 2 зенитных орудия, ракетная установка, 14 пехотных орудий, 25 противотанковых орудий, 3 пулемета, трактор, автомашина с противотанковой пушкой, 8 грузовиков.

3. Потери танков: 30 танков уничтожено и 8 подбито.

4. Потери перевозочных средств (морских): 2 канонерские лодки, 29 больших катеров, 15 мелких судов, 1 буксир потоплены.

Серьезно повреждены: канонерская лодка, 2 катера, баржа, буксир и много мелких плавсредств.

Другие средства также были потоплены или уничтожены ВМС, зенитной артиллерией.

На берегу у Эльтигена отмечено и сосчитано: 3 катера, 13 спецкатеров размером 15 х 3,3 м, 4 портовых катера (15 х 3,4 м с пушками), 3 катера с пушками, 7 катеров (без моторов и вооружения), 8 катеров размером 12 х 3 м, еще 7 катеров с моторами и вооружением, 3 портовых баркаса с пушками и баркас без пушки.

Многие другие суда затонули...

X. Опыт. 4 Десант на Эльтиген был тщательно подготовлен, но плохое взаимодействие сухопутных войск и морского флота уже в начале операции н сказалось на ее проведении. Эти не предусмотренные заранее противником трудности затем изменили весь ход операции. С одной стороны наблюдалось, что догматическое мышление руководства не изменилось, а с другой стороны видно возросшее боевое мастерство и настойчивость непосредственно участвовавших в операции. При проведении плана в жизнь не обращалось достаточного внимания на обеспеченность войск всем необходимым. В частности, десантников не снабдили спасательными жилетами, было недостаточным обеспечение их медицинской помощью, хотя даже в первой волне находилось 40 женщин-санитаров. Стойкость командиров всех степеней и поведение в бою рядовых даже в очень трудном для них положении значительно выросли. Наша пропаганда, даже в период критического положения, плохого снабжжения, совершенно на них не действовала. Большевистская идеология является их убеждениями и укрепляется дальше, особенно после больших успехов, достигнутых Красной Армией в этом году. [50] Только в последние часы сопротивления наша пропаганда могла как-то воздействовать на их психологию.

Противник показал свое исключительное умение хорошо использовать местность и свои укрепления, а также способность быстро зарываться в землю. Он умело использовал трофейную немецкую технику и боеприпасы (бомбы, противотанковые мины и другое).

Вооружение и связь были хорошими, но десантники не могли все это хорошо использовать, так как многое утонуло.

Противник мог в течение недель получать снабжение по воздуху для почти 4000 чел., несмотря на наше сильное противодействие этому.

XI. Значение Эльтигена.

Противник в Эльтигене и под Керчью потерял почти полностью одну боеспособную дивизию, одну хорошую бригаду морской пехоты, один полк гвардейской стрелковой дивизии, три батареи горно-стрелкового полка и большое количество специальных подразделений.

Руководство этих частей и подразделений или погибло или попало в плен. Постигшая противника неудача подействовала на войска удручающе. В связи с нашим наступлением и успехом, противник временно прекратил атаки на плацдарме под Керчью, а, возможно, и на северном участке Крымского фронта. Противник готовится к новому наступлению, учитывая свои неудачи. Наш успех для руководства и войск имеет важное значение — это выигрыш во времени.

За командира корпуса
Начальник штаба
По поручению:
подпись

подполковник-генштабист

Дело WF-03/26186. л.262;

5АК КП, 28.12.1943 г.

Отдел разведки

Оценка противника.

Противник после прошедших боев по снятию напряжения на Эльтигене с 4 по 7 декабря 1943 г. свои боевые возможности исчерпал. Сейчас получает пополнение, проводит обучение и т.д.

Переправив остатки 318-й СД на Кубанский перешеек, ведет активную разведку, готовится к новому наступлению. Противник готовит на плацдарме надежные укрытия. Всего в настоящее время противник имеет на плацдарме 7 полных стрелковых дивизий и, возможно, еще части двух стрелковых дивизий, от трех до четырех танковых частей с 60 — 80 танками и некоторые спецчасти. Можно предполагать, что противник, одновременно с наступлением на северном фронте Крыма, начнет наступление и под Керчью. В этом вопросе пока нет ясности.

Этими днями наблюдается передвижение противника на переднем крае, а также в глубине обороны, появляются танки. Это показывает, что противник готовится к наступлению. Неизвестно пока точно, думает ли он прорвать нашу оборону на северном фланге или готовит вместе с флотом новую десантную операцию (Феодосия).

Пленные тоже пока об этом ничего не знают, то есть не слышали разговоров на эту тему.

Подпись

Дело WF-03/26186. лл. 286-288:

5 АК КП, 28.12.1943 г.

Отдел разведки

Допрос перебежчика.

23.12.1943 г. перебежавший в районе севернее Керчи разжалованный капитан 192-й штрафной роты 318-й стрелковой дивизии показал:

1. Личность.

Мокин Василий, 1919 года рождения, уроженец г. Новгорода, русский, член партии. Закончил транспортный техникум в Новосибирске. Был капитаном, командиром батареи 122-мм минометов 1331-го стрелкового полка 318-й стрелковой дивизии. 12.12.1943 г. за дезертирство был разжалован, получил 10 лет с направлением на фронт искупать вину. Направлен был в 192-ю штрафную роту при 318-й стрелковой дивизии. 18.12.1943 г. эта рота в составе 180 чел. в Кротово была посажена на четыре катера для высадки на плацдарме у Еникале (Керченский полуостров). Немецкая артиллерия накрыла катер в 200 м от берега, часть людей спаслась. Катер с частью людей утонул. Командир роты погиб. Воспользовавшись создавшейся обстановкой, Мокин и еще три штрафника сбежали.

При высадке десанта на плацдарме у Эльтигена 1.11.1943 г. катер перебежчика тоже был потоплен, но люди спаслись. Это было у Железного рога (мыс). Спасшиеся были направлены в населенный пункт Соленое озеро. Утром 2.11.1943 г. они снова были посажены на катер для десантирования, но высадка не удалась, и они снова возвратились в Соленое озеро. Оттуда он решил бежать и находился в бегах до начала декабря. В начале декабря он был арестован в Старотитаровской и 12.12.1943 г. предстал перед судом трибунала 18-й армии. Был осужден и оказался в 192-й штрафной роте.

Мокин затем рассказал, что он осенью 1941 г., с частью сил 176-й стрелковой дивизии, возле Большого Токмака (50 км севернее Мелитополя) попал в немецкий плен. С помощью своего брата, который уже работал на немцев, был привлечен к агентурной работе. В течение короткого времени его обучал один старший лейтенант.

Затем его в составе группы из шести чел. с рацией перебросили через линию фронта с целью разложения Красной Армии. Он получил документы на имя лейтенанта. Руководителем группы был майор Калягин. Немецкую службу, которой подчинялся, не знает. Через некоторое время он потерял связь со своей группой. Весной 1943 г. встретил в 796-м артиллерийском полку капитана Нестеренко, который входил в его группу, и стал вместе с ним работать. Руководил ими майор Зайцев — помощник начальник оперативного отдела штаба 18-й армии. Майора Зайцева перебежчик лично не видел.

Перед высадкой десанта на Эльтиген перебежчик получил от Назаренко задание: взорвать катер, на котором будет переправляться штаб 1331-го стрелкового полка. Это ему удалось. На борт судна было погружено четыре ящика с минами для минометов, туда он незаметно положил взрывное устройство. Катер взорвался во время переправы через Керченский пролив и весь штаб полка утонул или погиб. Перебежчик слышал, что капитан Назаренко арестован и это заставило его бежать из части.

2. О 18-й армии.

18-я армия с 129-й гв. СД и двумя полками 117-й гв. СД ушла с Таманского полуострова. Там остались пока остатки других армейских частей.

3. Десант у Баксы (Керченский полуостров).

414-я СД находится со своими частями на плацдарме в районе Джанкоя. Части дивизии переправлены ночью. Тылы находятся пока на Таманском полуострове. В один стрелковый полк собраны все остатки 318-й СД, в том числе 100 чел. из 1331-го СП тоже находятся на плацдарме. Перебежчик видел там же артиллерию и ракетные установки. Последние были не на автомашинах, а закопаны в землю. В районе высоты 104,3 он видел 6 закопанных танков, а в двух км юго-западнее этой высоты он видел КП, откуда, вероятно, маршал Тимошенко будет руководить наступлением. [52]

Севернее Кроткое находится дивизион гаубиц и там же стоят шесть 203-мм

орудий.

4. Намерения противника.

В ночь с 6 на 7 декабря 1943 г. он слышал в Старотитаровской разговор старших офицеров, что должно начаться большое наступление, если замерзнет Керченский пролив. Это наступление будет поддержано с севера. В нем примут участие и корабли Черноморского флота, которые будут поддерживать артогнем высадку десанта у Феодосии. В наступлении будет принимать участие и Азовская флотилия. Недавно одна банда (партизаны — Авт.) юго-западнее Ялты была усилена и получила снабжение при помощи авиации и быстроходных катеров. Кроме того, будет еще высажена одна бандгруппа в районе Евпатории. Эта группа должна вырасти силой до полка и в необходимом случае занять важные места на перекрестках дорог в тылу у немцев. Быстроходные катера выходят из Анапы и Новороссийска в 16.00 (русское время) и возвращаются на следующий день около полудня. На аэродроме в Анапе стоят четырехмоторные самолеты для снабжения с воздуха.

В районе между Анапой и Новороссийском находится много войск. Там предположительно создается новая Приморская армия, которая должна получить наименование 2-я десантная.

5. Разное.

В Старотитаровской в середине декабря слышал шум моторов танковых частей. Одна батарея 152-мм пушек прошла в направлении Темрюка. Он рассказывает о большом количестве самолетов на аэродромах. На аэродроме в Старотитаровской находится около 100 Ил-2 и 50 истребителей. Все эти машины стоят открыто. В районе Соленое озеро — Старотитаровская видел много У-2, которые снабжают плацдарм на Эльтигене. Он также говорит, что войска плохо снабжаются, часто нет табака и сахара.

Примечание. Высказывания перебежчика вызывают сомнения. Он сам производит впечатление неспокойного, рассеянного{52.1}.

Допрашивал: подпись - Зондерфюрер (К)

... Цифры, факты, оценки, выводы... В чем-то точные, в чем-то — нет, не всегда справедливые: ведь документы пишутся живыми людьми. Но история, вопреки широко распространенному мнению — наука точная. Настоящие историки, желающие добра своему народу, презрев соблазн быстрого получения званий, должностеей, наград, мужественно преодолевая давление власть предержащих, как с той, так и с другой стороны бывшей линии фронта, из мелких кусочков Истины, как мозаику, составляют Правду Истории.

Мы надеемся, что, хоть в малой степени, смогли им помочь публикацией этих материалов. [53]

Дальше