Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Эпилог

Важнейшие факторы и поворотные моменты. Катастрофический конфликт, закончившийся тем, что для России открылся путь в сердце Европы, Черчилль совершенно справедливо назвал "ненужной войной". Стремясь избежать этого конфликта и в то же время обуздать Гитлера, Англия и Франция, однако, проводили политику, свидетельствующие о непонимании ими стратегических факторов. Вступив в войну в самый неблагоприятный для них момент и постепенно ускоряя приближение катастрофы, имеющей далеко идущие последствия, Англия и Франция уцелели лишь чудом, а в действительности только потому, что Гитлер допустил такие же ошибки, какие уже не раз допускались агрессивными диктаторскими режимами.

Важная предвоенная фаза. В ретроспективе совершенно очевидно, что первым, фатальным для обеих сторон шагом явилось вторжение Германии в Рейнскую область в 1936 году. Гитлеру этот шаг дал двойное стратегическое преимущество: ему удалось прикрыть важный промышленный район в Руре и создать плацдарм для вторжения во Францию{150}.

Почему же этому никто не помешал? Прежде всего потому, что Франция и Англия стремились избежать вооруженного конфликта, который мог бы перерасти в войну. Отказ от решительных действий объяснялся также и тем, что захват Германией Рейнской области оказался лишь мерой, [730] пусть и незаконной, направленной на устранение несправедливости. В Англии, в частности, этот шаг рассматривали в большей степени как политическую, а не как военную акцию. Такая оценка свидетельствовала о непонимании стратегических последствий шага, предпринятого Германией.

Своими действиями в 1938 году Гитлер извлек новое стратегическое преимущество из политических факторов, использовав стремление народов Германии и Австрии к объединению, возмущение, охватившее Германию в связи с притеснениями судетских немцев в Чехословакии, и широко распространенное в странах Запада мнение о том, что Германия в какой-то мере справедливо поступила в обоих случаях (и в отношении Австрии, и в отношении Чехословакии).

Однако вторжение Гитлера в Австрию оставило безо всякой защиты южный фланг Чехословакии, служившей препятствием для Гитлера в осуществлении планов экспансии на Восток. Угрожая войной (результатом этих угроз явилось Мюнхенское соглашение), Гитлер добился не только возвращения Судетской области, но и стратегической изоляции Чехословакии.

В марте 1939 года Германия оккупировала остаток территории Чехословакии и, таким образом, вышла во фланг Польше. Это был последний "бескровный" маневр. За этим последовал катастрофически поспешный шаг со стороны англичан - неожиданное предоставление гарантий Польше и Румынии, находившихся в стратегической изоляции. Это произошло без предварительного одобрения со стороны России - единственной державы, которая могла эффективно поддержать их.

Если учесть время предоставления этих гарантий, становится ясно, что они наверняка сыграли провоцирующую роль. Мы теперь знаем, что, до тех пор ему не был брошен вызов, Гитлер не намеревался нападать на Польшу. Поскольку гарантии касались стран, к которым вооруженные силы Англии и Франции не имели прямого доступа, это послужило лишь стимулом для агрессора. Таким образом, когда они уступали по силам своему потенциальному противнику, западные державы в корне подорвали единственно возможную для них стратегию. Вместо того чтобы пресечь агрессию путем создания обороны против любого нападения на Западе, они предоставили Гитлеру возможность прорвать фронт в слабом звене и тем самым добиться триумфального успеха в самом начале конфликта.

Единственный шанс избежать войны теперь заключался в том, чтобы заручиться поддержкой России - единственной страны, которая могла оказать Польше непосредственную помощь и служить сдерживающей силой для Гитлера. Однако, [731] несмотря на тревожность обстановки, английское правительство проявило уклончивость и неискренность. Помимо колебаний англичан пагубную роль сыграли также возражения правительств Польши и других малых стран против помощи со стороны России из-за опасений, что ввод русских войск будет означать фактически вторжение на их территории.

Совсем по-иному в новой обстановке, сложившейся в результате предоставления Англией гарантий Польше, действовал Гитлер. Решительное заявление англичан и принятые ими меры по ускоренному вооружению потрясли Гитлера, но дали совершенно неожиданный для западных держав эффект. Решение, принятое Гитлером, основывалось на анализе исторически сложившихся национальных черт характера англичан. Считая их людьми хладнокровными и рационально мыслящими, умеющими контролировать свои чувства, Гитлер пришел к выводу, что англичане не вступят в войну на стороне Польши, не заручившись поддержкой России.

Англичане, взяв обязательство поддержать Польшу, посчитали, что не смогут остаться в стороне без ущерба для своей чести и не рискуя открыть Гитлеру путь к более широкой экспансии. Гитлер же не захотел отступиться от своих притязаний на Польшу, даже осознав, что вторжение в эту страну будет означать начало войны.

Таким образом, европейская цивилизация вступила в мрачный период истории, длившийся шесть изнуряющих лет. И даже светлый луч победы оказался иллюзорным.

Первая фаза войны. В пятницу 1 сентября 1939 года немецкие войска вторглись в Польшу. В воскресенье 3 сентября английское правительство, выполняя ранее данные Польши гарантии, объявило войну Германии. Шесть часов спустя его примеру, правда не так охотно, последовало правительство Франции.

Меньше чем через месяц Польша оказалась поверженной. За девять месяцев война охватила большую часть территории Западной Европы.

Могла ли Польша продержаться дольше? Могли ли Англия и Франция сделать больше, чем сделали, чтобы ослабить давление Германии на Польшу? Если исходить из соотношения сил сторон, то ответ на оба вопроса, на первый взгляд, следовало бы дать положительный.

В 1939 году немецкая армия была далеко не готова к войне. Поляки и французы вместе имели около 150 дивизий, в том числе 35 резервных (из этого числа французы вынуждены были держать часть сил на своих заморских территориях). Германия имела 98 дивизий, в том числе 36 слабо обученных. Из 40 дивизий, оставленных для обороны западных границ, только [732] 4 были полностью укомплектованы, обучены и оснащены. Франция могла оказать помощь Польше только активными наступательными действиями, но к этому французская армия не была готова. Устаревший мобилизационный план Франции не позволял быстро развернуть силы страны. Возможность ведения наступательных действий зависела от наличия тяжелой артиллерии, которую сформировали в достаточном для этого количестве лишь на шестнадцатый день войны. К этому времени сопротивление польской армии уже почти было сломлено.

Польша испытывала огромные трудности из-за своего стратегического положения. Страна оказалась как бы языком, зажатым между челюстями Германии. Стратегия польского военного командования лишь усугубило дело, поскольку основные силы поляков были расположены на самом кончике этого языка. Кроме того, вооружение армии и военно-теоретические взгляды, отводившие главную роль совершенно беспомощной перед лицом немецких танков кавалерии, явно устарели.

Немцы в то время имели только готовых к бою танковых и механизированных дивизий. Однако благодаря энтузиазму Гудериана, пользовавшегося поддержкой Гитлера. Германия по сравнению с другими странами ушла далеко вперед в разработке принципов ведения маневренной войны, родоначальниками которых в 20-е годы явились англичане. К тому же Германия обладал самой сильной военной авиацией по сравнению со всеми другими странами, в то время как Польша да и Франция испытывали недостаток в самолетах даже для поддержки действий сухопутных войск.

Таким образом, на примере Польши мир стал свидетелем первой триумфальной демонстрации блицкрига. А в это время западные союзники Польши готовились вести войну по устаревшим канонам.

После быстрого захвата Германией Польши наступило затишье, длившееся шесть месяцев. Те, кого ввело в заблуждение поверхностное впечатление от событий этого времени, назвали этот период "странная война", хотя правильнее было бы назвать его"зима иллюзий". Ведь руководители и общественность западных держав без устали строили радужные планы нанесения ударов по флангам Германии и... слишком открыто говорили об этом.

В действительности же у Франции и Англии не было шансов развернуть силы, необходимые для победы над Германией. Теперь, когда между Германией и Россией пролегла общая граница, Англия и Франция видели единственную надежду в возникновении трений между этими государствами, не доверявшими друг другу, и в том, что Гитлер направит свои агрессивные усилия на Восток, а не на Запад. Это и произошло год спустя и могло бы произойти раньше, не прояви западные союзники нетерпения. [733]

Громогласные и угрожающие разглагольствования в лагере союзников о нанесении ударов по флангам Германии вынудили Гитлера принять упреждающие меры. Первым его ударом явилась оккупация Норвегии. Захваченные немецкие документы свидетельствуют, что до начала 1940 года Гитлер считал "сохранение нейтралитета Норвегии наилучшим вариантов" для Германии, однако в феврале пришел к выводу, что "англичане намерены высадиться в этой стране и необходимо упредить их". Небольшие немецкие силы вторжения высадились в Норвегии 9 апреля, опрокинув планы англичан установить контроль над этим нейтральным районом. Пока внимание норвежцев было приковано к английским кораблям, вошедшим в норвежские воды, немцы захватили основные порты страны.

Следующий удар Гитлер нанес 10 мая против Франции, Бельгии и Голландии. Подготовка к нанесению этого удара началась еще осенью предшествующего года, когда союзники отвергли мирное предложение Германии после разгрома Польши. Гитлер считал, что сокрушительный удар по Франции даст лучшие шансы склонить англичан к миру. Из-за неблагоприятных метеорологических условий и возражений командования вермахта Гитлеру начиная с ноября приходилось несколько раз откладывать начало наступательных операций. 10 января самолет, на борту которого находился немецкий штабной офицер с документами, касавшимися плана наступления, вместо Бонна приземлился в Бельгии. Инцидент привел к отсрочке наступления на Западе до мая и коренной переработке плана. Такое развитие событий оказалось весьма неблагоприятным для союзников и принесло временную удачу Гитлеру. Результатом явилось резкое изменение хода войны.

Первоначальный план, предусматривавший нанесение главного удара через центральные районы Бельгии, неизбежно привел бы к столкновению немецких войск с лучшими англо-французскими силами и, вероятно, закончился бы провалом для немцев. Новый план, предложенный Мантейфелем, оказался полной неожиданностью для союзников, и они сразу попали в тяжелое положение. Пока союзники сосредоточивали силы для отражения удара в Бельгии и Голландии, семь немецких танковых дивизий стремительно прорвались через Арденны, где союзное командование считало невозможным использование танков. Не встретив сопротивления, немцы переправились через Маас и двинулись на запад, к побережью Ла-Манша, по тылам союзных армий в Бельгии. Это решило исход сражения даже раньше, чем в бой были введены основные силы немецкой пехоты. Английской армии едва-едва удалось эвакуироваться из Дюнкерка. Бельгийская [734] армия и большая часть французских войск вынуждены были капитулировать. Когда неделю спустя после эвакуации англичан из Дюнкерка немцы нанесли удар в южном направлении, французские войска оказались неспособными оказать им сопротивление.

А ведь можно было легко избежать катастрофы, потрясшей весь мир! Немецкие танки задолго до того, как они вышли к Ла-Маншу, можно было остановить путем нанесения контрудара силами бронетанковых соединений. Однако французы, располагая большим количеством танков, чем противник (да и качество их танков было выше), придерживались устаревших взглядов на использование этих грозных боевых машин.

Продвижение немецких войск можно было остановить на рубеже р. Маас, если бы французы не направили свои силы в Бельгию или сумели быстрее перебросить резервы для обороны своих границ. Французское командование, считая Арденны непроходимым для танков участком местности, полагало также, что для подготовки форсирования р. Маас немцам потребуется по меньшей мере неделя, в течение которой можно будет подтянуть резервы французской армии в этот район. Немецкие же танки, выйдя к р. Маас утром 13 мая, во второй половине дня форсировали реку. Новые военно-теоретические взгляды одержали верх над устаревшими представлениями о характере боевых действий.

И все же блицкриг оказался возможным не только потому, что командование армий союзников не осознало значения этого нового способа ведения боевых действий и не приняло надлежащих контрмер. Продвижение немецких войск могло быть остановлено до их выхода к р. Маас, если бы подступы к этой реке прикрывались минными полями. А если бы не хватило мин, немецкие танки можно было остановить, создав завалы на лесных дорогах, ведущих к р. Маас. Потеря времени на расчистку таких завалов могла бы оказаться пагубной для немцев.

После падения Франции широко распространилось мнение, будто поражение французских войск произошло вследствие их низкого морального духа. Это неправильное утверждение, попытка поставить повозку впереди лошади. Моральный дух французских войск упал после поражения, которого можно было избежать. К 1942 году все союзные армии научились противодействовать молниеносным ударам, но можно было избежать многих потерь, если бы союзные армии научились этому до войны.

Вторая фаза войны. Англия теперь осталась естественным активным противником нацистской Германии. Однако дело было не только в этом. Положение Англии становилось крайне опасным, так как ее территорию угрожающе охватывала растянувшаяся на 2 тыс. миль территория, контролируемая противником. [735]

Английская армия сумела избежать уничтожение и эвакуироваться из Дюнкерка лишь благодаря странному приказу Гитлера, который остановил на два дня продвижение танковых соединений в тот момент, когда они находились всего в 10 милях от единственного оставшегося в распоряжении англичан порта, практически беззащитного. Приказ Гитлера был вызван целым рядом соображений, и в том числе стремлением Геринга предоставить право последнего сокрушительного удара немецкой авиации.

Хотя большей части английской армии удалось эвакуироваться, все вооружение практически пришлось бросить, 16 эвакуированных дивизий переукомплектовывались, и для обороны страны осталась всего одна бронетанковая дивизия, а флот находился в северных базах - подальше от района действий авиации. Если бы немцы высадились в Англии в течение месяца после падения Франции, то англичане вряд ли могли бы серьезно воспрепятствовать им в этом.

Однако Гитлер и командующие видами вооруженных сил не вели никакой подготовки к вторжению в Англию и не разработали даже планов развития успеха действий во Франции. Гитлер надеялся, что Англия согласится заключить мир. Даже когда стала очевидной беспочвенность этих надежд, немецкие приготовления в этом направлении развивались очень слабо. Когда же немецкой авиации не удалось одержать верх над английскими ВВС в битве за Лондон, командование сухопутных войск и командование ВМС Германии были даже рады поводу отложить вторжение. Особенно примечательно, что Гитлер с готовностью выслушивал и принимал аргументы в пользу отсрочки вторжения.

Записи личных бесед фюрера свидетельствует, что это частично объяснялось нежеланием Гитлера довести дело до уничтожения Англии и Британской империи, которую он считал стабилизирующей силой в мире и надеялся заполучить ее в качестве партнера. Однако важнее другое обстоятельство. В своих мыслях Гитлер вновь и вновь обращался на Восток, и это сыграло решающую роль в сохранении Англии.

Разработка соответствующих планов велась давно, хотя определенное решение Гитлер принял лишь в начале 1941 года. Немецкие армии вторглись в Россию 22 июня (напомим, что Наполеон начал свое нашествие 23 июня), однако советской столицы они так никогда и не достигли.

Зима в России создала огромное напряжение для немецких войск и истощила их силы настолько, что они так больше и не оправились. И все же в 1942 году у Гитлера еще были значительные шансы на победу. Новое наступление позволило немцам выйти к кавказским нефтеносным районам, от возможности [736] использования которых зависела вся военная машина России. Гитлер, однако, поставил перед войсками сразу две цели - Кавказ и Сталинград. Когда продвижение на Кавказе было остановлено, фюрер измотал свои войска в упорных атаках по овладению "городом Сталина", в атаках, проводившихся из чистого самолюбия. Зимой Гитлер объявил приказ, запрещавший отводить войска с занимаемых позиций. Этот приказ обрек армии, наступавшие на Сталинград, на окружение и разгром свежими силами русских, которые были подтянуты сюда в конце года.

Катастрофа под Сталинградом вынудила немцев вести боевые действия на таком широком фронте, который им уже оказался не под силу. Спасти положение мог лишь отвод войск. Этого требовали командующие на местах, однако Гитлер упорно отказывался разрешить отход. "Никакого отхода!" - твердил он как попугай, но эти заклинания не могли остановить натиск русских. В результате отход стал неизбежным вследствие поражений на фронтах, но он стоил теперь гораздо больших потерь, поскольку предпринимался с опозданием.

Гитлеровские войска все больше страдали от последствий стратегического перенапряжения, которое, как известно, привело к поражению и Наполеона. Это перенапряжение ощущалось все сильнее еще и потому, что в 1940 году начались боевые действия в Средиземноморье. Стремясь воспользоваться падением Франции и слабостью Англии, в войну вступила Италия. У англичан появилась возможность нанести контрудар в районе, где можно было максимально использовать силы флота. Черчилль не премину воспользоваться этой возможностью, но в какой-то мере поторопился. Английские механизированные силы, хотя и небольшие по численности, быстро разгромили итальянские армии и Северной Африки и даже захватили итальянские владения в Восточной Африке. Англичане могли бы выйти к Триполи, но наступление было приостановлено, чтобы использовать эти силы для вторжения в Грецию. Это был поспешный и плохо подготовленный шаг, и немцы легко парировали удар. Однако поражение итальянских войск в Северной Африке вынудило Гитлера направить туда немецкие войска под командованием Роммеля. Имея в виду планируемое вторжение в Россию, фюрер направил в Африку силы, способные лишь поддержать итальянцев, но не ставил задачи овладеть Суэцем, островом Мальта и Гибралтаром.

Отправка войск в Африку явилась лишь новым отвлечением сил, которое не компенсировалось успехом контрнаступления войск Роммеля, затянувшим освобождение Северной Африки союзными войсками на два года. Теперь немцам нужно было [737] прикрывать все побережье Западной Европы и, кроме того, пытаться удержать огромный фронт в глубинах России.

Естественные последствия такого перенапряжения сил Германии сказались не сразу. Война продолжалась. В декабре 1941 года военные действия начала Япония, нанеся внезапный удар по Пёрл-Харбору. Американскому Тихоокеанскому Флоту был причинен тяжелый урон, что позволило японцам захватить позиции союзников в юго-западной части тихого океана - Малайю, Бирму, Филиппины и Голландскую Восточную Индию. Однако в своем стремительном наступлении японцы перенапрягли силы и оказались неспособными удержать захваченные территории, так как Япония была небольшим островным государством с ограниченным промышленным потенциалом.

Третья фаза войны. Когда развернула всю свою мощь Америка, а Россия выстояла и тоже развернула свои силы, поражение Германии, Италии и Японии стало неизбежным, так как военный потенциал стран оси был значительно выше военного потенциала союзников. Неизвестно лишь было, как скоро наступит это поражение и насколько полным окажется. Агрессорам, уже перешедшим к обороне, оставалось лишь надеяться на менее жесткие условия мира и стараться затянуть войну в расчете, что союзники устанут воевать или начнут ссориться между собой. Однако, чтобы удлинить сроки войны, предстояло сократить протяженность фронтов. Ни один из руководителей стран оси не хотел подорвать свой авторитет, отдав приказ об отводе войск, и поэтому позиции удерживались до полного разгрома.

На третьем этапе войны не было настоящего поворотного момента. Он характеризуется безостановочным наступлением союзников. Это наступление наиболее стремительно развивалось в России и на Тихом океане. В этих районах возрастающее превосходство в силах сочеталось с достаточным пространством для маневра. В южных и западных районах Европы союзники встречали более сильное сопротивление, поскольку пространство для маневра здесь было ограничено.

Первый шаг англо-американских войск по возвращении на Европейский континент в июле 1943 года оказался легким, поскольку Гитлер и Муссолини перебросили значительные силы в Тунис в надежде удержать там плацдармы и отразить одновременное наступление союзных армий из Египта и Алжира. Тунис оказался ловушкой. Уничтожение немецко-итальянских армий привело к тому, что Сицилия осталась практически беззащитной. Когда же союзники вторглись в Италию из Сицилии, их продвижение на север по этому гористому и узкому полуострову не отличалось высокими темпами. [738]

6 июня главные силы союзных армий, сосредоточенные в Англии для проведения морской десантной операции через Ла-Манш, высадились в Нормандии. Успех зависел от того, сумеют ли высадившиеся войска закрепиться и создать достаточный плацдарм для наращивания сил, чтобы прорвать оборону противника.

После выхода с плацдарма перед союзниками открылась вся территория Франции. Их механизированным соединениям противостояла фактически только немецкая пехота.

Таким образом, оборона немецких войск была обречена. Оставалась надежда - в первые же дни сбросить союзников в море, однако танковые соединения из резерва немецкого верховного командования прибыли слишком поздно. Заслуга в этом принадлежит и союзной авиации, обладавшей на этом театре войны тридцатикратным превосходством в силах над немецкой авиацией.

Даже если бы немцам удалось отразить вторжение, превосходство союзников в воздухе было настолько велико, что Германия не выдержала бы ударов союзной авиации. До 1944 года стратегическое авиационное наступление не давало ожидаемых результатов как альтернатива действиям сухопутных войск, да и успехи авиации сильно преувеличивались. Безрассудные бомбардировки городов не сократили существенно уровень промышленного производства Германии и не подорвали, как ожидалось, воли народа к сопротивлению. В Германии и Италии господствовали тоталитарные режимы, и народы этих стран не сложили бы оружие перед самолетами, кружившими в небе. Однако в 1944-1945 годах военно-воздушные силы союзников использовались гораздо эффективнее нанося сокрушительные удары пожизненно важным центрам немецкой военной промышленности и тем самым подрывая способность противника к сопротивлению. На Дальнем Востоке превосходство союзников в воздухе также обрекло Японию на поражение, которое стало неизбежным, даже если бы не была применена атомная бомба.

Главным препятствием на пути союзников, после того как произошел коренной перелом в ходе войны, была недальновидность их руководителей, выдвинувших требование о безоговорочной капитуляции. Это позволило Гитлеру и военным руководителям Японии удержать контроль над народами своих стран. Если бы руководители союзных стран выдвинули разумные требования, то конец власти Гитлера над народом Германии наступил бы гораздо раньше, чем в 1945 году.

Таким образом, "ненужная война" была без всякой необходимости затянута, были принесены в жертву дополнительно многие миллионы жителей, а достигнутый мир лишь породил новую опасность, угрозу новой войны. [739]

Примечания