Содержание
«Военная Литература»
Военная история
Часть I.

Оборонительное сражение под Курском

Планы немцев и подготовка курского выступа к обороне

План немцев по овладению курским выступом
и группировка немецких войск к началу наступления
(Схема 2)

К подготовке наступления на Курск немцы приступили в марте 1943 года.

В район Орла была переброшена 9 я армия, а в район Белгорода - 4-я танковая армия. Сюда же направлялась и основная масса резервов, полученных в результате тональной мобилизации. В этих двух районах были также сосредоточены главные силы немецкой авиации

Против курского выступа от Малоархангельска до Волчанска немцы к началу лета развернули три армии 9-ю, 2-ю и 4-ю танковую, которые имели в своем составе 433 000 солдат и офицеров, 3155 танков, 6763 орудия, 3200 минометов С воздуха эта группировка поддерживалась 4-м воздушным флотом генерал-фельдмаршала Рихтгофена в составе 1-го, 4-го и 8-го авиационных корпусов, насчитывавших 1 850 самолетов, в том числе 1 000 бомбардировщиков.

9 я немецкая армия, занимавшая фронт Богодухов, Севск (северный фас курской дуги), предназначалась для наступления на Курск с севера. Удар с юга должна была нанести 4-я танковая армия, развернувшаяся на фронте Краснопотье, Волчанск 2 я немецкая армия действуя на широком (почти 200 км) фронте - от Севска до Краснополье, имела задачу сковывать наши силы.

На орловско-курском направлении немецкое командование ввело в бой семь танковых, две моторизованные и одиннадцать пехотных дивизий Главная же группировка, назначенная для наступления с севера, была сосредоточена на участке Глазуновка, Тагино. Здесь на 32-км участке фронта немецкое командование сгруппировало основные силы 9 и армии в составе пяти пехотных, шести танковых и одной моторизованной дивизии Эти соединения входили в состав 41-го и 47-го танковых корпусов, насчитывавших в своём составе до 1 500 танков, в том числе большое количество тяжёлых («тигров») и до 3 000 орудий Плотность этой группировки была доведена до 4 500 солдат, 40-50 танков, 70-80 орудий на каждый километр фронта Вспомогательный удар наносился на Малоархангельск силами 23-го армейского корпуса. [9] [10]

Главный удар белгородской группировки противника (4-я танковая армия) наносился силами танкового корпуса СС, 48-го танкового и 52-го армейского корпусов на Обоянь, вдоль шоссе Белгород-Курск.

Основная группировка этой армии, развёртывавшаяся на 80«км фронте, состояла из 18 дивизий, в том числе десять танковых, семь пехотных и одна моторизованная; в своём составе они имела 1 700 танков и около 2 000 орудий. Для удара непосредственно вдоль шоссе Белгород-Обоянь нацеливались шесть танковых и две пехотные дивизии. Плотность немецких войск на направлении главного удара на участке Воронежского фронта составила 3 000 человек, 42 танка, 50 орудий на каждый километр фронта. На отдельных важнейших направлениях танковая плотность доходила до 100 машин на 1 км фронта. Вспомогательный удар силами 3-го танкового и 11-го армейского корпусов намечался в направлении Белгород, Короча.

Наличие в составе орловской и белгородской группировок немцев большого количества танков, даже простое количественное превосходство танковых соединений над пехотными, и сосредоточение здесь крупных сил авиации противника позволяло предполагать, что немцы, не располагавшие необходимым количеством свободных резервов и боявшиеся ввязаться в затяжное, дорогостоящее сражение, основную ставку делали на быстрый, молниеносный прорыв нашей обороны мощными ударами танковых таранов, путь которым должна была расчистить массированными бомбовыми ударами немецкая авиация.

Показания пленных и захваченные документы свидетельствовала о том, что немецкое командование рассчитывало замкнуть клещи и захватить Курск на пятый день наступления, т. е. 9 июля.

Подготовка курского выступа к обороне

В соответствии с указаниями Верховного Главнокомандования, в период с апреля по июль войсками Центрального и Воронежского фронтов была создана мощная глубоко эшелонированная оборона, способная надёжно противостоять концентрированным ударам крупных танковых группировок.

Общая глубина обороны курского выступа превышала 100 км. Территория выступа была пересечена несколькими заранее подготовленными рубежами, которые соединялись между собой рядом промежуточных и отсечных полос, Все крупные населённые пункты были превращены в мощные узлы сопротивления и подготовлены к длительной и упорной обороне. Вокруг особо важных в оперативном отношении населённых пунктов были созданы кольцевые обводы.

Наибольшей плотности и глубины оборона достигала на направлениях предполагаемых ударов врага. На этих направлениях противнику предстояло преодолеть несколько последовательно эшелонированных в глубину оборонительных полос.

Каждый оборонительный рубеж состоял из широко развитой системы траншей и большого количества подготовленных к круговой обороне противотанковых опорных пунктов, а также противотанковых [11] и противопехотных минных полей. За три месяца (апрель, май и июнь) нашими войсками, оборонявшими курский выступ, было отрыто несколько тысяч километров траншей, несколько десятков тысяч окопов, были уложены сотни тысяч противотанковых и противопехотных мин, построены сотни километров противопехотных и противотанковых препятствий.

Плотность минирования на отдельных направлениях доходила до 2 000 противотанковых и 1 700 противопехотных мин на 1 км фронта. Полоса обороны дивизии насчитывала до 70 км траншей.

В основу группировки наших войск, предназначенных для обороны курского выступа, было положено стремление советского командования придать обороне максимальную устойчивость, в первую очередь за счёт эшелонирования и соответствующего расположения резервов, а также предположение, что главные удары противник будет наносить не по вершине выступа, а по его основанию. Такое предположение нашего командования базировалось на отчётливо выявившейся группировке противника, а также на знании его методов и принципов ведения боя и операции. Кроме того, при создании группировки для обороны курского выступа учитывался имевшийся в перспективе переход наших войск в наступление.

В результате такого размещения наших войск врагу не удалось достигнуть необходимого превосходства в силах ни на одном участке фронта, даже на направлениях главных ударов.

Особое внимание наше командование уделяло обеспечению войск достаточным количеством противотанковой артиллерии, а также созданию сильных резервов, состоявших из крупных танковых соединений, обеспечивших обороне необходимую стойкость, гибкость и маневренность.

При организации обороны очень серьёзное значение придавалось прочному прикрытию флангов. Оборона флангов была увязана между соседями до мельчайших деталей. Результаты этой работы выявились в ходе боёв. Встретив упорное сопротивление, немцы не раз пытались найти слабые места обороны на стыках отдельных частей и соединений, но все такие попытки оказались тщетными.

Большое внимание также было уделено прикрытию войск с воздуха огнём зенитной артиллерии. Наиболее важные направления прикрывались трёхслойным и четырёхслойным огнем. Если вражеский самолёт в течение значительного времени летел вдоль фронта, паша зенитная артиллерия могла выпустить по нему не одну тысячу «нарядов.

Три месяца наши войска готовились, чтобы надлежащим образом встретить врага. Напряжённость работы не ослабевала ни днём, ни ночью. К началу боёв все наши части глубоко зарылись в землю, была зарыта в землю и боевая техника. Это мероприятие способствовало увеличению стойкости нашей обороны и сокращению потерь.

Боевая учёба велась непрерывно. Войска, штабы готовились к серьёзному испытанию. Учились мастерству ведения операции генералы, учились правильному ведению боя офицеры и рядовые. Вся учёба войск была подчинена одной цели - научиться бить [12] врага наверняка, надёжно подготовиться к борьбе с немецкими танками.

Особое внимание подготовке обороны курского выступа уделяла Ставка Верховного Главнокомандования. Её представители -заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Жуков Г. К. и начальник Генерального Штаба Маршал Советского Союза Василевский А. М. непосредственно на месте контролировали ход оборонительных работ. Систематически; выезжая в войска, они лично проверяли оборонительную систему, вплоть до организации системы огня на переднем крае, и боевую готовность войск. Указания, получаемые исполнителями непосредственно на месте, значительно ускоряли их выполнение.

Наряду с громадной работой по организации обороны и напряжённой учёбой наши войска вели непрерывную разведку. Мастерски организованная разведка позволяла нашему командованию фиксировать все изменения в группировке врага и знать основные мероприятия, предпринимаемые немецким командованием. Нам удалось установить не только намерения врага перейти в наступление, но и направления намеченных им основных ударов и даже время начала этого наступления.

2 июля Верховный Главнокомандующий Маршал Советского 1 Союза товарищ Сталин специальной телеграммой предупредил войска о возможности перехода немцев в наступление между 3 и 6 июля.

О намерении противника перейти в наступление говорили такие факты, как проделывание немецкими сапёрами проходов в своих заграждениях и в наших минных полях.

В ночь на 5 июля были захвачены пленные, которые показали, что с утра 5 июля обе немецкие группировки перейдут в наступление на Курск.

Таким образом воспользоваться в предстоящем наступлении преимуществами внезапности немцам не пришлось. Наше командование, точно установив время начала неприятельского наступления, приняло все меры, чтобы сорвать его.

В частности, в ночь на 5 июля на направлениях ожидаемого наступления противника артиллерией Центрального и Воронежского фронтов была осуществлена артиллерийская контрподготовка, в. которой приняли участие, помимо артиллерии, и все огневые средства пехоты. Мощная огневая контрподготовка в значительной степени нарушила планомерность подготовки немцев к наступлению; вместе с этим врагу были нанесены большие потери в живой силе и технике, так как наши сокрушительные огневые удары застали немецкие войска сосредоточенными в исходных районах для наступления.

Ход оборонительного сражения

Оборонительное сражение под Курском развернулось одновременно на северном и южном концах курской дуги, образованной фронтом обороны наших войск. [13]

Стремясь окружить и разгромить наши войска, оборонившие курский выступ, противник с утра 5 июля перешёл в наступление одновременно «а орловско-курском и белтородско-курском направлениях.

Бои на орловско-курском направлении (Схема 3)

Бои на орловско-курском направлении, происходившие с 5 по 17 июля, охватили территорию курского выступа размером 40 км по фронту и 10- 12 км в глубину.

Удар своей главной группировкой в составе 41-го и 47-го танковых корпусов немцы наносили на Ольховатку с фронта Похвальное, Тагино, обороняемого войсками ген. Пухова, стремясь прорваться к Курску по кратчайшему направлению. Вспомогательные удары с целью обеспечения флангов главной группировки наносились: один силами 23-го армейского корпуса из района Похвальное, Глазуновка на Малоархангельск и 46-м танковым корпусом из района Тагино на Гнилец.

Оборонительные бои на орловско-курском направлении по времени и по характеру действий можно разделить на три периода: 1-й период - бои 5 и 6 июля за главную оборонительную полосу, 2-й период - бои 7 и 8 июля за вторую оборонительную полосу и, [14] наконец, 3-й период - с 9 по 17 июля - контрнаступление войск Центрального фронта с целью восстановления положения.

* * *

Утром 5 июля орловская группировка немцев под прикрытием сильного артиллерийского огня и авиации начала своё наступление против войск правого крыла Центрального фронта, нанося удары в трёх направлениях: в 5 часов 30 минут - на Малоархангельск, в 7 часов 30 минут - на Ольховатку и в 9 часов 30 минут - на Гнилец.

На основном, ольховатоком направлении противник одновременно бросил в бой до четырёх пехотных и трёх танковых дивизий, насчитывавших свыше 500 танков, в том числе более 100 тяжёлых «тигров».

В первом эшелоне группами по 10-15 машин шли «тигры» и самоходные орудия «фердинанды»; во втором эшелоне группами по 50-100 машин на большой скорости мчались средние танки, за ними на бронетранспортёрах следовала мотопехота. Пехота следовала в боевых порядках танковых масс. В воздухе над нашими боевыми порядками последовательными волнами появлялись большие группы немецких бомбардировщиков, которые своими бомбовыми ударами должны были открыть путь танкам.

Немецкие войска всюду были встречены массированным организованным огнём нашей обороны. Вражеские танки, пытавшиеся на большой скорости прорваться в нашу оборону, подрывались на минных полях. С каждой минутой на поле боя появлялось всё больше и больше высоких чёрных столбов дыма от горевших немецких танков, подбитых меткими выстрелами наших артиллеристов.

Четыре раза немцы переходили в атаку и четыре раза, оставив на поле боя сотни трупов и десятки подбитых танков, они откатывались назад. В каждую новую атаку враг вынужден был бросать часть своих резервов. Только после пятой атаки противнику удалось вклиниться в расположение наших войск. Отдельные группы танков проскочили через первые линии траншей. Но наши доблестные пехотинцы и артиллеристы героически обороняли каждую пядь земли, каждый окоп, каждую траншею. Никогда не будет забыт подвиг командира миномёта сержанта Ванаухина. Весь миномётный расчёт пал смертью храбрых. Сержант, будучи тяжело раненым, продолжал отбиваться от наседавших фашистов. Но вот израсходован последний патрон и брошена последняя граната. Немцы ворвались в траншею с криком «русо, сдавайся». Ванаухич собрал последние силы и, взяв мину, ударил её о плиту. Взрывом были уничтожены ворвавшиеся в траншею вражеские солдаты. Смергью героя погиб и сам Ванаухин.

К исходу дня на отдельных участках этого направления немцам удалось вклиниться в нашу оборону на 6-8 км.

Попытки немцев прорвать фронт наших войск на обоих вспомогательных направлениях провалились полностью.

Незначительный тактический успех на ольховатском направлении был достигнут ценой колоссальных жертв. За 5 июля орловская [15] группировка немцев только на участке фронта ген. Пухова потеряла убитыми и ранеными свыше 15000 солдат и офицеров, более 100 танков и 106 самолётов.

6 июля противник, подтянувший за ночь свежие резервы, возобновил своё наступление. Однако вследствие понесённых накануне потерь и явного провала попыток одновременного наступления на трёх направлениях немцы были вынуждены значительно сократить фронт активных действий и все силы нацелить на ольховатское направление, против войск ген. Пухова.

Одновременно и командующий Центральным фронтом генерал, ныне Маршал Советского Союза Рокоссовский решил 6 июля нанести сильный контрудар по вклинившейся неприятельской группировке о задачей сорвать дальнейшее развитие её активных действий крупного масштаба.

Бои 6 июля ознаменовались наступлением обеих сторон, а потому носили особенно ожесточённый характер. Произошёл ряд встречных танковых боёв. Несмотря на стремление гитлеровского командования во что бы то ни стало прорваться на юг, немецкие войска 6 июля ни на одном участке успеха не имели.

Нашим внезапным контрударом главная немецкая группировка была настолько деморализована, её потери были столь значительны, что в последующие дни она оказалась уже неспособной к продолжению крупной наступательной операции. Достаточно сказать, что за второй день наступления (6 июля) немцы потеряли на этом участке фронта свыше 10000 солдат и офицеров, более 110 танков и 113 самолётов.

Наш внезапный контрудар спутал все карты немецкого командования. Оно настолько было озадачено, что даже не решилось использовать для развития своего захлебнувшегося наступления наличные резервы: 12-ю танковую и 10-ю моторизованную дивизии.

В течение 7 и 8 июля немецкое командование сделало ещё ряд попыток прорвать нашу оборону и выйти к Курску. Все свои усилия на этот раз немцы- направили на район Ольховатка, Поныри, Здесь развернулись ожесточённые бои.

Особого напряжения они достигли в районе Поныри, превращённом нашими войсками в мощный узел сопротивления, запиравший пути на Курск вдоль железной дороги.

К исходу 7 июля немцам удалось даже ворваться на северную окраину Поныри, но сильной контратакой наших частей утром 8 июля они были отброшены с большими для них потерями. За два дня боёв орловская группировка немцев продвинулась только на 6-8 км. На этом её наступление и закончилось.

К исходу 8 июля потери немцев достигли 42 000 человек, более 800 танков и самоходных орудий. Наступательная мощь вражеской группировки оказалась исчерпанной, новых крупных резервов в распоряжении немецкого командования не было, перебросить части с Других участков оно не могло, опасаясь активных действий наших войск, располагавшихся восточнее и севернее Орла. [16]

Поэтому уже к исходу 8 июля немецкое командование вынуждено было отказаться от продолжения наступления и перейти к обороне.

В ходе третьей стадии оборонительного сражения (9-17 июля войска Центрального фронта подготовили и нанесли мощный контрудар по перешедшей к обороне неприятельской группировке.

Утром 15 июля после сокрушительной артиллерийской и авиационной подготовки войска правого крыла Центрального фронта перешли в наступление против вклинившейся в нашу оборону вражеской группировки. В результате оборона противника бы; смята, и к 17 июля наши части всюду вышли на старый оборонительный рубеж, который они занимали до начала немецкого наступления. Выполнение этой задачи в значительной мере было облегчено уже начавшимся (12 июля) наступлением Западного и Брянского фронтов.

Бои на белгородско-курском направлении (Схема 4)

Оборонительное сражение на белгородско-курском направлении развернулось на фронте около 100 км и охватило территорию глубиной до 35 км. Длилось оно без перерыва с неослабевающим напряжением в течение 20 Дней - с 4 по 23 июля.

На Воронежском фронте боевые действия развернулись одновременно на двух направлениях.

Основная группировка 4-й танковой армии немцев в составе 48-го танкового, 52-го армейского корпусов и танкового корпуса СС наносила удар из района Томаровка, Борисовка, Казацкое на север вдоль шоссе Белгород-Обоянь, стремясь прорваться к Курску по кратчайшему направлению. Первый удар этой группировки приняли на себя гвардейцы ген. Чистякова, а затем танкисты ген. Катукова, которые были выдвинуты на усиление обояньского направления.

Другая группировка немцев в составе 3-го танкового и 11-го армейского корпусов перешла в наступление из района Белгорода на Короча против оборонявшихся здесь гвардейцев ген. Шумилова.

На фронте Краснополье (40 км западне» Трефиловка), Трефиловка действовали две пехотные дивизии 4-й танковой армии.

Бои на белгородско-курском направлении можно разделить на следующие этапы:

1-й этап - бои на обояньском и корочанском направлениях (5- 9 июля);

2-й этап - бои за Прохоровку (10-12 июля);

3-й этап - бои в районе Лески, Гостищево, Шаховю (13- 15 июля);

4-й этап - контрнаступление наших войск с целью восстановления положения (17-23 июля).

Оборонительное сражение на Воронежском фронте было начато во второй половине дня 4 июля боевым охранением войск ген. Чистякова. В 16 часов после 10-минутного артиллерийского налёта немцы силой до пехотной дивизии при поддержке свыше 100 танков [17] начали наступление из района Томаровка на север. Бои продолжались всю ночь.

С утра 5 июля противник ввёл в действие основные силы. Немецкое командование, пытаясь достигнуть быстрого и решительного успеха, бросило в бой одновременно около 1000 танков, из них 700 танков на главном направлении вдоль Обояньского шоссе против войск ген. Чистякова. Остальные действовали на корочанском направлении против гвардейцев ген. Шумилова. Несмотря на наличие мощных танковых групп, врагу не удалось достигнуть сколько-нибудь значительных успехов ни на одном из этих направлений.

Вражеские танки всюду встречали мощный огонь наших отважных артиллеристов и бронебойщиков. На тех участках, где немецким танкам [18]

удавалось прорываться в глубину нашей обороны, они уничтожались огнём артиллерии и зарытых в землю танков, а также противотанковыми гранатами и зажигательными бутылками.

Гвардии капитан Батанов лично руководил группой истребителей танков. Бойцы подпускали танки на 15-20 м, гранатами подрывали гусеницы, а затем поджигали бутылками. Таким способом в районе Ольховка было уничтожено 12 немецких танков.

Бессмертный подвиг совершили 15 отважных гвардейцев во главе с младшим лейтенантом Алековым. Эти герои, оборонявшие важный узел сопротивления в районе Черкасское, были атакованы значительно превосходящими их силами, в том числе десятью танками. Гвардейцы мужественно приняли неравный бой. С возгласами: «Гвардия умирает, а не отступает!», «Умрём, а приказ командования выполним!», они вели по противнику губительный огонь, в результате которого были истреблены сотни гитлеровцев. Приказ командования был выполнен.

К исходу первого дня противнику удалось вклиниться в нашу оборону на 3-4 км. Это было сделано ценой больших жертв. За день враг потерял более 10000 солдат и офицеров, около 200 танков и 180 самолётов.

Подтянув к полю боя свежие резервы, немцы в течение 7 и 8 июля продолжали ожесточённые танковые атаки на фронте Сырцево, Яковлево, Лучки. Остриё их танкового клина было направлено на Яковлево, вдоль шоссе на Обоянь. Противник стремился во что бы то ни стало прорвать нашу оборону и выйти своими танковыми соединениями на оперативный простор.

В ряде районов произошли жаркие танковые бои. На помощь гвардейцам ген. Чистякова на этот рубеж вышли танкисты ген. Катукова. Они смело встретили атаки немецких танков и нанесли им тяжёлые потери.

В веках будет жить героический подвиг четырех гвардейцев-танкистов 1-й гвардейской танковой бригады Бочковского, Шаландина, Бессарабова и Соколова, которые смело вступили в бой с 70 немецкими танками и отбили вражескую атаку. Задача была выполнена. В неравном бою смертью героя пал Шаландик.

О степени напряжённости боёв в эти дни и величине понесённых противником потерь наглядно свидетельствуют фотоснимки, сделанные в 13 часов 15 минут 7 июля в районе Яковлево. На них зафиксировано 200 горящих вражеских танков.

8 и 9 июля немецкое командование, стянув основные силы танкового корпуса СС и 48-го танкового корпуса в районе севернее Яковлево, сделало новую и на этот раз последнюю попытку прорваться к Курску по кратчайшему пути через Обоянь, непосредственно вдоль шоссе Белгород - Курск. Но и эта попытка также не увенчалась успехом.

В результате ожесточённых пятидневных боёв противнику удалось к 9 июля продвинуться на обояньском направлении в глубину нашей обороны на 30-35 км и выйти на рубеж Герцовка, Завядовка, Сырцево, Кочетовка, Богородицкое, Беленихино, Шопино. [19]

Однако вследствие исключительного мужества и непоколебимого упорства наших войск, быстроты и целеустремлённости манёвра резервами всех видов ни на одном участке противнику не удалось добиться свободы манёвра и обеспечить себе хотя бы незначительный оперативный успех.

В ходе операции противник к концу дневного боя обычно обволакивался подходившими к району боя нашими резервами, занимавшими заранее подготовленные рубежи, а поэтому с утра следующего дня немцы вынуждены были вновь вести затяжные и дорогостоящие бои с целью прорыва нашей обороны.

Кроме того, наши войска сами не раз переходили в контратаки во фланг и тыл наступающей немецкой группировке. Высокой активностью войск Воронежского фронта были скованы значительные силы врага. Немецкое командование было вынуждено часть дивизий из ударной группы поставить на обеспечение флангов, а это в свою очередь вело к тому, что немцам приходилось с каждым днём сокращать фронт своего наступления и на ряде участков к 9 июля перейти к обороне.

Войска Воронежского фронта под командованием ген. Ватутина умело выполняли указания Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина:

«Измотать противника на подготовленных рубежах и не допустить его прорыва до тех пор, пока не начнутся наши активные действия на Западном, Брянском и других фронтах».

Убедившись в бесплодности своих атак на Обояньском шоссе, немцы к исходу 9 июля на этом направлении перешли к обороне; тем самым они вынуждены были отказаться от своего первоначального плана прорваться к Курску по наикратчайшему пути. Этот день следует считать началом кризиса наступления белгородско-харьковской группировки немцев. Все резервы, предназначавшиеся для развития наступления, командованием 4-й немецкой танковой армии были, израсходованы. На усиление белгородско-харьковской группировки направлялись 17-я танковая и 198-я пехотная немецкие дивизии, до этого действовавшие против нашего Юго-Западного фронта.

Одновременно с боями на обояньском направлении происходила не менее напряжённая борьба на корочанском направлении, где наступали 3-й танковый и 11-й армейский корпуса, имевшие задачей обеспечение правого фланга основной группировки 4-й танковой, армии.

Нанося- удар в северо-восточном, направлении, немцы стремились прорваться в район Короча. Однако они всюду встречали упорное сопротивление наших войск. Гвардейцы ген. Шумилова, отражая натиск врага, сами неоднократно переходили в контратаки. Борьба шла за каждую высоту, за каждую балку, за каждый колхоз.

Описывая бой на этом направлении, командир 19-й танковой немецкой дивизии ген. Шмидт в своём отчёте говорит:

«Мы слишком мало знали до начала наступления об укреплениях русских в этом районе. Мы не предполагали здесь и четвёртой части того, с чем нам пришлось встретиться. Каждый кустарник, каждый колхоз, все [20] рощи и высоты были превращены в опорные пункты. Эти пункты были связаны системой хорошо замаскированных траншей. Всюду были оборудованы запасные позиции для минометов и противотанковых орудий. Но труднее всего было представить упорство русских, с которым они защищали каждый окоп, каждую траншею».

К исходу третьего дня боя немецкому командованию стало ясно, что его план наступления, которым намечался выход в район Короча, провалился. Поэтому с утра 8 июля оно вынуждено было перейти к проведению более ограниченной операции - наступлению на север для расширения к востоку мешка, образовавшегося в результате наступления главной группировки немцев.

К исходу 9 июля наступление главной группировки немцев на Курск через Обоянь захлебнулось Никаких существенных результатов не дало и наступление на корочанском направлении, где противнику удалось лишь узкой полосой вклиниться в район Мелехово.

Следует напомнить, что к этому же времени окончательно провалилось немецкое наступление на Курск и из района Орла (против Центрального фронта).

Целесообразность дальнейшего наступления белгородско-харьковской группировки немцев на Курск с юга ставилась явно под большое сомнение. Однако гитлеровское командование и после 9 июля не отказалось от продолжения попыток прорваться в район Курска с юга. Оно лишь переменило направление главного удара, перенеся его с обояньского направления на Прохоровку с расчетом прорваться к Курску с юго-востока.

На этот раз немецкое командование рассчитывало прорвать нашу оборону под Прохоровкой двумя одновременными ударами а) из района западнее Прохороька на северо-восток силами главной группировки, ранее наступавшей на Обоянь, и б) из района Мелехове в северном направлении силами 3-го танкового и 11-го армейского корпусов

В районе Прохоровка развернулись ожесточенные танковые бои.

Общее руководство действиями наших войск в сражении под Прохоровкой осуществлял представитель Ставки Верховною Главнокомандования Маршал Советского Союза Василевский А. М.

11 июля противнику в результате ожесточенных кровопролитных боев удалось несколько продвинуться к Прохоровке и с запада и с юга. На другой день немцы продолжали свое наступление Но с утра этого дня (12 июля) наше командование нанесло по немецкой группировке в районе Прохоровка мощный контрудар силами гвардейцев ген. Жадова и танкистов генерала, ныне Маршала бронетанковых войск Ротмистрова. Произошло невиданное по своему размаху танковое сражение. С обеих сторон в нем одновременно участвовало свыше 1 500 танков и крупные силы авиации.

Противник, потерявший за день боя свыше 400 танков, был разгромлен. Ни на одном направлении ему не удалось продвинуться ни на шаг. Вражеское наступление окончательно захлебнулось. Немецкое командование вынуждено было отказаться от [21] наступательных планов и на южном фасе курского выступа немцы перешли к обороне.

Таким образом, 12 июля является днём кризиса наступательной кампании немцев летом 1943 года В этот день Красная Армия снова полностью взяла стратегическую инициативу в свои руки, перейдя войсками Западного и Брянского фронтов в наступление на орловском направлении.

Правда, в период с 13 по 15 июля против еще пытался концентрическими ударами из районов Беленихино и Щелоково на Шахово окружить и уничтожить наши части, оборонявшие выступ южнее Шахово, и тем самым расширить мешок, образовавшийся в результате своего неудачною наступления. Но все эти попытки были безуспешны.

К 16 июля немецкие войска перешли к обороне перед всем Воронежским фронтом.

С утра 17 июля войска левого крыла Воронежского фронта начали наступление против вклинившегося в нашу оборону противника. После ряда последовательных ударов к 23 июля они вышли на рубеж, занимавшийся ими до начала немецкого наступления, и полностью очистили от врага всю территорию, которую он захватил в ходе своего десятидневного наступления.

Уроки и выводы

Попытка немецкого командования организовав новый поход на Москву и «взять реванш» за Сталинград позорным провалом.

За период своего наступления на Курск немцы потеряли 70 000 убитым и ранеными, подбитыми и уничтоженными 2952 танка, 195 самоходных орудий, 814 полевых орудия, 1392 самолета, более 5000 автомашин.

О размерах потерь немцев под Курском можно составить себе некоторое представление из показании пленных. Пленные 3-й танковой дивизии показали, что к началу наступления их дивизия имела не менее 300 танков, а стрелковые роты моторизованных полков по 180 человек, к концу же операции в дивизии осталось 30 танков, а в ротах по 40 человек. Пленный офицер 167 и пехотной дивизии показал, что от его полка к концу боёв под Курском осталось не более 40 человек, включая и обслуживающий состав. 17 я танковая дивизия, введенная в бой только 11 июля, когда противник, пытаясь добиться успеха на прохоровском направлении, бросил в бой последние резервы, к концу сражения осталась всего с 60 танками, а 19 я танковая дивизия - с ещё меньшим количеством: 17 исправных танков (из записей командира этой дивизии ген. Шмидта)

В результате громадных потерь орловская группировка немцев уже к 9 июля была вынуждена отказаться от наступления и перейти к обороне. В таком же положении к 13 июля оказалась и белгородско-харьковская группировка противника. [22]

Наступательная мощь немецких войск в сражении под Курском била ликвидирована нашей обороной в течение 8 дней.

В результате разгрома 9-й и 4-й танковой немецких армий были созданы исключительно благоприятные условия для последующих наступательных операций Красной Армии. В оборонительных боях под Курском она блестяще выполнила поставленные перед ней задачи-

«Проведенные бои по ликвидации немецкого наступления показали высокую боевую выучку наших войск, непревзойдённые образцы упорства, стойкости и геройства бойцов и командиров всех родов войск, в том) числе артиллеристов и миномётчиков, танкистов и летчиков» (Сталин).

Сражение под Курском ещё раз очень наглядно продемонстрировало перед всем миром дефективность стратегии немецкого командования, ринувшегося в новую авантюру.

Оборонительное сражение под Курском даёт исключительно богатый и ценнейший материал в области организации современной обороны и ведения оборонительного сражения. Подобно битве под Сталинградом, оно войдёт в историю Великой отечественной войны как одна из наиболее ярких её страниц.

* * *

Опыт современных сражений показывает, что удар крупной наступательной группировки, включающей в свой состав большое количество техники и в первую очередь танков, может быть поглощён обороняй, организованной в полосе с большой оперативной глубиной.

Следует отметить, что в ряде сражений насыщенность танками боевых порядков наступающих войск на основных направлениях достигает 40-50 машин на 1 км фронта. Под Курском на отдельных направлениях плотность немецких танковых группировок достигала 100 танков на 1 км фронта.

В ряде наступательных операций немецкое командование пыталось делать основную ставку на удары танковыми соединениями, взаимодействующими с авиацией и усиленными большим количеством самоходной артиллерии. Об этом свидетельствует громадное количество танковых соединений, которые входили в состав орловской и белгородско-харьковской группировок противника. Из общего числа 38 немецких дивизий, действовавших на направлениях главного удара, 17 дивизий было танковых и 3 моторизованных.

Пехоте в наступательной операции зачастую отводилась лишь вспомогательная роль - обеспечивать фланги наступающих танковых групп, ликвидировать не подавленные и не уничтоженные танками узлы сопротивления и опорные пункты, а также закреплять захваченное пространство. Основная масса полевой артиллерии немцами использовалась главным образом для подготовки наступления.

Современная оперативная оборона должна обладать большой глубиной. Под Сталинградом она превышала 100 км; для прикрытия [23] сталинградского направления был создан ряд промежуточных рубежей. Общая глубина обороны курского выступа также превышала 100 км и также располагала большим количеством заранее подготовленных и занятых войсками рубежей. Глубина обороны, занятой войсками, на ряде направлении доходила до нескольких десятков километров.

Чтобы успешно и с минимальными потерями отразить удар крупной наступающей группировки, местность на несколько десятков километров в глубину надо оборудовать целой системой траншей и большим количеством различных опорных пунктов и узлов сопротивления, приспособленных к круговой противотанковой обороне.

Являясь основой расположения боевых порядков, разветвлённые траншеи помогают обороняющейся пехоте приобрести необходимую «цепкость», обеспечивают устойчивость огневой системы, в ходе боя облегчают манёвр резервами в тактической глубине, а также предохраняют пехоту от потерь, которые она может иметь в результате концентрированного артиллерийского огня, бомбардировочных и штурмовых ударов неприятельской авиации и танковых атак.

В полосе многих дивизий, оборонявших курский выступ, было отрыто до 60-70 км траншей.

Приспособленные к круговой противотанковой обороне опорные пункты и узлы сопротивления являются своеобразными «волнорезами», которые расчленяют наступающие группировки танков и пехоты на отдельные группы, сковывают маневр вклинившихся в оборону неприятельских войск и обеспечивают возможность нанесения им максимальных потерь в результате мощного огневого воздействия и ударов резервов обороны из глубины.

Большое значение имеет правильная группировка войск обороняющегося. Стремление к равномерному распределению войск и техники вдоль всего оборонительного фронта приводит обычно к тому, что оборона получается слабой на всех направлениях.

Одной из самых ответственных задач современного военачальника, организующего оборону, является умение предвидеть ход предстоящего боя, установить в результате тщательного изучения группировки войск наступающего, на основе знания его тактических и оперативных приёмов, направления главных ударов, чтобы на этих направлениях создать наибольшую оперативную плотность обороны и в отношении войск, занимающих непосредственно оборонительные рубежи, и в отношении более или менее глубоких оперативных резервов.

Эта проблема была блестяще разрешена при организации обороны курского выступа. Правильная оценка обстановки и своевременно установленный прогноз в отношении намерений противника, в частности в отношении направлений подготавливаемых им ударов, помогли командующим фронтами создать наибольшую плотность войск и техники именно на тех участках, куда противник устремил удары своих основных группировок. [24]

Большую эволюцию за последнее время претерпел и состав войск, предназначаемых для непосредственной обороны рубежей.

Ещё совсем недавно вся тяжесть боёв в тактической глубине обороны ложилась целиком на пехоту, поддерживаемую огнём артиллерии, располагавшейся обычно на огневых позициях в удалении нескольких километров от переднего края оборонительной полосы.

Ныне боевой порядок первых эшелонов обороны в значительной степени насыщается артиллерией и танками. Основой огня, пред- назначаемого для борьбы с атакующими танковыми группировками, стал огонь прямой наводкой из многочисленных орудий, нашедших себе место непосредственно в боевых порядках пехоты. Бели первоначально для этой цели применялись, как правило, орудия малого калибра, от 20 до 45 мм, то теперь в состав артиллерии, действующей непосредственно в боевых порядках пехоты, включается большое количество орудий средних и даже крупных калибров, заблаговременно зарытых в землю и хорошо замаскированных.

Наличие в составе наступающих вражеских группировок значительного количества тяжёлых танков и основательно забронированных самоходных орудий, естественно, требует для облегчения борьбы с ними орудий более тяжёлых калибров; эти орудия, размещённые в боевых порядках пехоты, ведут обычно огонь прямой наводкой.

Возросшая роль артиллерийского огня прямой наводки ни в какой мере не снижает роли массированного артиллерийского огня с закрытых позиций, который дополняет первый. В результате создаётся непрерывность огневого воздействия на наступающего. Особенно большое значение массированный огонь приобретает в период, предшествующий неприятельскому наступлению, когда он предназначается для срыва последнего, а также для нанесения максимальных потерь во время подхода наступающих частей к переднему краю обороны.

Для характеристики масштаба применения артиллерии в современном оборонительном сражении достаточно сказать, что за период оборонительных боёв под Курском наша артиллерия, действовавшая в северном секторе курского выступа, израсходовала 1 198 вагонов снарядов различных типов и калибров. 61% всех танков противника, подбитых и уничтоженных нашими войсками, приходится на долю артиллерии.

Исключительное лечение при этом имеет правильная группировка артиллерии и способность её к быстрому и гибкому манёвру огнём и колёсами. Так, во время боёв на корочанском направлении о целью окончательно остановить танковую группировку немцев, рвавшуюся к Прохоровке с юга, был создан артиллерийский кулак в составе 10 артиллерийских полков. Результаты оказались самыми положительными. Немцы были остановлены, причем понесли громадные потери в танках.

Наряду со стремлением насыщать боевые порядки обороняющейся пехоты большим количеством артиллерии отмечается также [25] тенденция к включению в их состав отдельных танков, а иногда даже подразделений и целых танковых частей.

На эта отдельные танки и танковые подразделения, обычно заблаговременно зарытые в землю и хорошо замаскированные, возлагается задача усиливать огнём своей артиллерии систему противотанкового огня обороны. Особенно целесообразно для этой цели использовать их в тех случаях, когда наступающими танками прорван впереди расположенный рубеж и войскам необходимо быстро занять другой оборонительный рубеж, находящийся в глубине обороны.

Чтобы огонь зарытых в землю танков был наиболее эффективным, необходимо заблаговременно предусмотреть районы и участки их размещения и подготовить окопы для танков.

В битве под Курском весьма положительную роль сыграло своевременное занятие одного из оборонительных рубежей танковыми частями ген. Катукова, что резко увеличило сопротивляемость обороны и усилило огневую мощь стрелковых соединений, занимавших этот рубеж. В боях с нашими стрелковыми и танковыми соединениями, осуществлявшими совместно оборону ряда последовательных рубежей, танковая группировка немцев, рвавшаяся к Курску через Обоянь, понесла такие тяжёлые потери, что к 9 июля уже вынуждена была приостановить наступление и перейти к обороне.

Исключительная роль в успешном завершении оборонительного сражения на курской дуге принадлежит нашей авиации. Командование Центрального и Воронежского фронтов, используя массированно наличные авиационные силы, на третий-четвёртый день операции добилось господства в воздухе. Поэтому немецкая авиация, которая должна была обеспечивать с воздуха наступление танковых соединений, была с первых же дней наступления скована нашей истребительной авиацией и зенитной обороной, а поэтому ожидаемой помощи наземным войскам оказать не могла.

Германской авиации в первые же дни сражения были нанесены громадные потери. Только за первые шесть дней сражения она потеряла более 1 100 самолётов.

Особо следует отметить роль нашей штурмовой и бомбардировочной авиации, которая, действуя почти исключительно над полем боя непосредственно по неприятельским боевым порядкам, нанесла громадные потери не только живой силе немцев, но и его технике. Наши «Ильюшины-2» огнём своих орудий выводили из строя большое количество немецких танков.

Большую роль сыграла наша ночная бомбардировочная авиация, которая внезапными и систематическими ударами по районам сосредоточения неприятельских танков и пехоты, по огневым позициям артиллерии, по районам командных пунктов наносила врагу значительные потери и, держа немецкие войска <в состоянии постоянного ожидания налётов, изматывала их физически и морально.

Опыт сражений свидетельствует о том, что соответствующим образом подготовленная пехота, вооружённая малокалиберной артиллерией, противотанковыми ружьями, бутылками с горючей [26] жидкостью и противотанковыми гранатами, способна вступать в бой со всеми видами танков и причинять им существенные потери.

Важную роль продолжает играть массовый автоматический огонь пехоты. Используя пулеметы и автоматы, стойкая пехота, не страдающая танкобоязнью и зарывшаяся в землю, даже при прорыве значительных групп вражеских танков в глубину обороны способна своим огнем остановить следующую за танками неприятельскую пехоту и тем самым отсечь ее от танкового эшелона. Сама же по себе танковая группировка, как бы она ни была крупна и как бы она далеко ни проникла в глубь обороны, вне взаимодействия с пехотой и отрезанная от неё теряет опору, лишается обеспеченных коммуникаций с тылом и поэтому действия её становятся неуверенными В ряде случаев отсеченные от своей пехоты танки вообще; прекращают наступление и вынуждены поворачивать обратно и прорываться в расположение своих войск.

Было бы, однако, неправильным считать, что наступление крупной группировки, обладающей большой ударной силой н маневренностью, можно остановить или надолго задержать только средствами стабильной системы огня, хотя бы и очень мощного, и разного рода инженерными сооружениями, если последние даже И приближались бы по своему характеру к типу долговременных сооружений.

Наоборот, основной тенденцией современной обороны является стремление к максимальной активности и маневренности. Всё построение и все действия обороняющихся войск направлены к основной цели - не допустить прорыва сквозь свои первые эшелоны противника в глубину обороны главным образом воздействием всей огневой системы, дополняемой различного рода заграждениями.

В том случае, если противнику удастся всё же проникнуть & глубину обороны, усилия обороняющегося направляются в первую очередь на локализацию прорыва, на быстрое его «обволакивание» со всех сторон путём выдвижения резервов, преимущественно подвижных. Эти резервы, используя заранее подготовленные отсечные позиции, а также позиции вторых эшелонов, широко применяя манёвр средствами заграждения, должны предотвратить развитие прорыва в стороны и в глубину, лишить прорвавшуюся группировку возможности маневрировать.

Таким образом, все усилия обороняющегося направляются на то, чтобы «прорыв» превратить в простое «вклинение» в оборону и посадить прорвавшуюся вражескую группировку в «мешок», который в подходящий момент, при соответствующей обстановке, может быть превращён в ловушку для прорвавшихся войск наступающего.

Следует отметить, что в ходе оборонительных боёв под Курском наступающим войскам противника ни на одном направлении не удалось вырваться на «оперативный простор». Благодаря исключительно быстрому и гибкому манёвру резервами всех видов прорывающаяся в глубь нашего расположения группировка противника немедленно «обволакивалась» нашими частями, занимавшими заранее подготовленные рубежи, и каждый шаг дальнейшего продвижения [27] противника связывался с необходимостью прорыва вей новых и новых рубежей В результате немцы быстро изматывались и утрачивали наступательные возможности.

Современная оборона должна быть активной. При наличии достаточных сил и средств обороняющийся не может ограничивать свои действия только задачей остановить вклинившегося в оборону противника, он должен стремиться к уничтожению его прорвавшейся группировки и к восстановлению своего положения- Должна быть использована всякая выгодная возможность нанесения контрударов по противнику о целью максимального истощения его сил и дальнейшего их разгрома.

Стойкость нашей обороны под Курском определялась в значительной степени умелым и целесообразным! сочетанием оборонительных и наступательных действий

Ярким примером таких действий являются бои, проведённые 7-9 июля танковыми частями из состава войск ген. Катукова, оборонявшимися совместно с пехотой ген. Чистякова на обояньском направлении. Вместе с подвижными артиллерийскими противотанковыми резервами и штурмовой авиацией наши танкисты и пехота умело сочетали гибкую подвижную оборону с активными действиями на тех направлениях, где танковым группам немцев удалось проникнуть в глубину нашего расположения.

Подвижные артиллерийские резервы своим огнём наносили огромный урон врагу.

Например, в бою 7 июля одна из артиллерийских противотанковых батарей, оборонявшая район высоты в полосе Обояньского шоссе, подпустив на 200-300 м атакующую группу тычков, в течение нескольких минут вывела из строя пять «тигров». Остальные немецкие танки быстро ретировались за укрытие. Вражеская атака была сорвана (отложена на несколько часов).

За день 8 июля только одна артиллерийская бригада уничтожила 35 танков, в том числе три «тигра,» и одну самоходную тушку «фердинанд».

Танковая крупная группа немецких танков, прорвавшись сквозь фронт наших войск, развила наступление на север в полосе Обояньского шоссе. Группа была встречена и контратакована нашей танковой бригадой, только что Выдвинутой из фронтового резерва. Используя складки местности, бригада развернулась и. открыла по немцам огонь с места Ожесточенный бой продолжался до наступления темноты. Немцы потеряли 15 танков и вперед не продвинулись.

В результате упорной и умело организованной обороны наши части задержали наступление основной немецкой группировки на обояньском направлении на несколько дней, обеспечили осуществление необходимой перегруппировки наших войск и вконец измотали противника. Потеряв за три дня боя только в полосе шоссе несколько сотен танков, немцы к 9 июля, были вынуждены прекратить свои атаки на обояньском направлении.

8 июля наши танковые соединения частью сил нанесли смелый удар по правому флангу главной танковой группировки немцев, [28] наступавшей на Обоянь» Для парирования нашего удара гитлеровскому командованию пришлось снять свыше 100 танков с решающего обояньского направления, где в это время шли ожесточенные бои.

Опыт ряда оборонительных операций показывает, что всякая поспешность, а также недостаточно вдумчивая и тщательная оценка создавшейся обстановки могут привести к весьма нежелательным последствиям.

Командование обороняющихся войск, внимательно и непрерывно изучая ход боя, должно уловить кризисный, переломный момент последнего, такой момент, когда силы наступающей группировки в достаточной степени уже надорваны, а наступательные возможности ее иссякли или близки к иссяканию. Этот момент является наиболее выгодным для нанесения крупного контрудара основными резервами обороны с целью разгрома и даже уничтожения прорвавшейся группировки.

Излишнее промедление в переходе к контратакам) невыгодно, потому что дает неприятельским войскам дополнительное время на закрепление, на устройство оборонительных позиций, на организацию огня и в значительной степени затрудняет ликвидацию прорвавшейся группировки.

Повторяем, что правильный выбор времени (момента) для перехода обороняющихся войск к активным действиям может быть сделан лишь при том условии, если командование обороны всё время чувствует «пульс» боя. А это возможно только при условии отлично организованной боевой информации, что, в свою очередь, обусловливаемся гибкой и надёжной организацией связи и безупречной работой органов управления.

В результате контрудара наших войск, оборонявшихся в южной части курского выступа, осуществлённого крупными танковыми и пехотными соединениями, 12 июля было окончательно остановлено наступление белгородско-харьковской группировки немцев. Это привело вообще к кризису немецкого наступления.

Оборонительное сражение под Курском даёт исключительно богатый материал по организации обороны и ведению оборонительных боёв войсками Красной Армии. Тщательное изучение боевого опыта позволит сделать нашу оборону ещё более стойкой и неприступной для противника. [29]

Дальше