Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава II.

«Мы запомним суровую осень...»

Планируя так называемый «блицкриг», немецкое руководство рассчитывало с ходу через Смоленск прорваться к столице СССР и овладеть ею. Однако войска Западного, Резервного и Брянского фронтов в летне-осенних оборонительных боях сорвали его замыслы. Несмотря на это, Гитлер не отказался от своего намерения захватить Москву. Ставка его генералитета по-прежнему делалась на сокрушение советской обороны мощными стремительными ударами. Поэтому и сама готовившаяся операция получила вызывающее название «Тайфун». Немецкое командование определило ее как «решающее сражение года».

Битва под Москвой развернулась на огромном пространстве. По характеру решавшихся советскими войсками задач она делится на два периода: период оборонительных действий (30 сентября — 4 декабря 1941 г. ) ; период контрнаступления (5 декабря 1941 г. — 7 января 1942 г. ) ; контрнаступление переросло затем в общее наступление Красной Армии (8 января — 20 апреля 1942 г. ) на западном, северо-западном и юго-западном направлениях.

16 сентября командующий группой армий «Центр» издал директиву, содержавшую замысел предстоящей операции: мощными ударами крупных танковых группировок, сосредоточенных в районах Духовщины, Рославля и Шостки, прорвать оборону Красной Армии и во взаимодействии с пехотными соединениями окружить и уничтожить в районах Вязьмы и Брянска основные силы советских войск, прикрывавших столицу с запада. Затем пехотные соединения должны были развернуть фронтальное наступление на Москву, а танковые и моторизованные соединения — обойти советскую столицу с севера и юга.

Для предстоящего наступления на Москву группа армий «Центр» была значительно усилена. На московское направление[95] из группы армий «Север» перебрасывалась танковая группа генерал-полковника Э. Гёпнера и авиационный корпус; из группы армий «Юг» — две танковые и две моторизованные дивизии; из резерва главного командования германских сухопутных войск (ОКХ) — два танковых соединения. В конце сентября в группе армий «Центр» (9, 4 и 2-я армии, 3, 4 и 2-я танковые группы) насчитывалось 74, 5 дивизии или 64 процента всех подвижных соединений, действующих на советско-германском фронте. В абсолютных цифрах группа армий «Центр» имела 1800 тысяч человек, более 14 тысяч орудий и минометов, 1700 танков; для поддержки наступления на Москву выделялось 1390 самолетов{22}.

Группе армий «Центр» противостояли 95 советских соединений или 30 процентов состава действующей армии. Всего в составе трех фронтов (Западного, Резервного и Брянского) насчитывалось 1250 тысяч человек, 7600 орудий и минометов, 990 танков, 677 самолетов. Немецко-фашистские войска превосходили советские в живой силе в 1, 4 раза, артиллерии — в 1, 8, танках — в 1, 7, самолетах — в 2 раза{23}. К тому же надо учесть, что многие наши соединения и части были укомплектованы не полностью; дивизии народного ополчения не имели боевого опыта, были недостаточно вооружены и обучены. Многие образцы боевой техники, которые состояли на вооружении советских частей, были устаревших типов. На пути врага отсутствовали укрепрайоны и оборонительные полосы, подготовленные в инженерном отношении.

Таково было соотношение сил и средств, при которых советским войскам пришлось отражать очередной натиск немецких армий. Поэтому вполне естественно, что уже первые фронтовые оборонительные операции на московском направлении принесли нам горечь поражения.

Началась операция «Тайфун» 30 сентября.

Брянская оборонительная операция войск Брянского фронта, проведенная 30 сентября — 23 октября. Наступление немцев на Москву началось ударом 2-й танковой группы (с 6 октября 2-й танковой армии) в полосе Брянского фронта. К исходу дня ее части и соединения прорвали слабую оборону 13-й армии под командованием генерал-майора А. М. Городнянского[96] и 50-й армии под командованием генерал-майора М. П. Петрова, стали обходить войска Брянского фронта с севера и юга и вышли в тыл их основным силам. Ставка ВГК приказала в срочном порядке развернуть в районе Мценска 1-й гвардейский стрелковый корпус, которым командовал генерал-майор Д. Д. Лелюшенко, а также создать авиационную группу для удара по танковым соединениям противника, прорвавшимся в тыл фронта.

3 октября немцы заняли Орел и продвигались вдоль шоссе Орел-Тула. Здесь они были остановлены частями 1-го гвардейского стрелкового корпуса при поддержке 6-й резервной авиагруппы Ставки ВГК и фронтовой авиации. В этих боях проявила воинское умение 4-я танковая бригада полковника М. Е. Катукова. Действуя из засад, танкисты наносили внезапные мощные огневые удары по вражеским колоннам и быстро отходили на новые рубежи. Немцы были вынуждены на несколько дней задержаться в районе Белев, Мценск, чтобы подтянуть резервы.

Войска 2-й армии генерала Вейхса 9 октября соединились со 2-й танковой армией северо-западнее Брянска, расчленив окруженную группировку на две части. Для борьбы с ними противник задействовал 20 дивизий из 22, имевшихся в составе двух армий. С этого дня клещи окружения стали неумолимо сжиматься.

Наступило критическое время. Командующему фронтом требовалось принимать буквально одно за другим ответственные решения и доводить их до штабов армий и дивизий. А между тем шли уже четвертые сутки, как генерал-лейтенант А. И. Еременко потерял управление окруженными войсками и в такой ситуации остался даже без шифровальных средств связи. Он был лишен возможности ознакомиться с содержанием ответа Генерального штаба по плану отвода армий. Дело дошло до того, что войсками фронта в течение нескольких дней руководил Генеральный штаб, не зная в деталях сложившейся там обстановки. Естественно, что отдаваемые им распоряжения зачастую не помогали окруженным войскам, а наоборот, затрудняли им выход из окружения и приводили к неоправданным потерям. В довершение ко всему, А. И. Еременко 13 октября был ранен во время [97] налета вражеской авиации. Ночью на самолете его переправили в Москву, а обязанности командующего стал исполнять начальник штаба фронта генерал Г. Ф. Захаров.

Войска фронта продолжали пробиваться из окружения. 50-я армия стала выходить к северо-востоку от Брянска — наиболее слабо прикрытому направлению противника. Однако начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников потребовал не отклоняться от намеченной директивой Ставки оси отхода. Командующему армией генералу М. П. Петрову пришлось изменить маршрут на юго-восточный. На этом направлении противник имел подавляющее преимущество в силах и средствах.

Вскоре большая часть 50-й армии сосредоточилась в районе станции Батагово (в 25 км от Брянска) для переправы через реку Рессета. 154-я стрелковая дивизия генерал-майора Я. С. Фоканова форсировала водную преграду, но противник не дал ей развить успех. Наступление затормозилось. Тогда командарм решил одновременным ударом основных сил и созданного обходящего отряда с тыла сбить немцев, а затем форсировать реку. Часть войск сумела все-таки переправиться через Рессету, понеся большие потери. Однако обходящий отряд был расчленен противником. Здесь полегло много бойцов и командиров, среди них командующий армией генерал М. П. Петров и член Военного совета бригадный комиссар Н. А. Шляпин.

Практически 50-я армия была разгромлена. Ее остатки к 23 октября отошли на рубеж реки Ока восточнее Белева, а 3 и 13-я армии — на рубеж Малоархангельск, Фатеж, Льгов. В эти районы соединения выходили сильно ослабленными, как правило, без артиллерии и автотранспорта, потерянных в боях или уничтоженных из-за отсутствия бензина. Положение в них было катастрофическим{24}.

Ставка ВГК и ее рабочий орган Генеральный штаб стали предпринимать срочные меры по восстановлению боеспособности фронта. Одновременно в авральном порядке начались работы по. организации обороны в районе Тулы.

Вяземская оборонительная операция войск Западного и Резервного фронтов, проведенная 2–13 октября. Немецко-фашистское командование, планируя наступление на моековском[98] направлении, предполагало сильными ударами из районов Духовщины и Рославля в общем направлении на Вязьму прорвать оборону советских войск, окружить и уничтожить их в этом районе. 2 октября в 5 час. 30 мин. немецкие войска перешли в наступление. Им удалось в первый же день прорвать нашу оборону на духовщинском и рославльском направлениях и продвинуться на 15–30 км.

С утра 3 октября командование фронтов начало принимать меры по ликвидации прорывов: были нанесены контрудары силами фронтовых и армейских резервов. Проводились они на разобщенных направлениях и разновременно и потому не достигли своей цели. Создалась реальная угроза выхода танковых группировок врага в район Вязьмы с севера и юга.

Ставка ВГК в этой ситуации утвердила решение командующего Западным фронтом генерал-полковника И. С. Конева об отводе войск на Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж. Однако осуществить этот маневр в сложившихся условиях не удалось. К тому же у командующего Западным фронтом было потеряно управление войсками в результате авиационного удара противника по командному пункту фронта в районе Касня.

В итоге быстро продвигавшиеся танковые группировки врага соединились у Вязьмы, отрезав пути отхода 16, 19, 20, 24 и 32-й армиям. Они были окружены в районе западнее и северо-западнее Вязьмы. Внутренний фронт окружения имел протяженность около 320 км. Его создали 24 немецкие дивизии. Из них 6 танковых перешли к обороне на восточном участке шириной 80 км. По образному выражению военных историков, они создали так называемый «танковый фронт», который был неподвижным и по сути выполнял роль наковальни, а молотом являлись 12 пехотных дивизий. Они сжимали фронт окружения в направлении к наковальне.

Советские воины, оказавшиеся под ударами молота, не теряли самообладания, наносили контрудары, стремясь сковать действия врага. В течение двух недель окруженные войска вели упорные бои. Но прорвать кольцо окружения не удалось. Лишь часть сил к середине октября вышла на можайский рубеж. [99]

Командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин, выводя войска из окружения, решил наступать в направлении Богородицкое, Гжатск. Для прорыва была создана ударная группа, ядро которой составила 91-я стрелковая дивизия. 11 октября с наступлением темноты началась артиллерийская подготовка. Ударная группа пошла в атаку. Ее бойцов освещало зарево горящих в Богородицком домов и сараев. Атакующие прорвали фронт окружения.

— Ко мне, — вспоминал М. Ф. Лукин, — стремительно вбегает командир 91-й дивизии полковник И. А. Волков: «Товарищ генерал! Прорыв сделан, дивизии уходят, выводите штаб армии!» Немедленно доношу об этом в штаб фронта. В прорыв вводится артиллерия, подтягиваются другие соединения. И. А. Волкову я сказал, что лично выходить не буду, пока не пропущу все или хотя бы половину войск{25}.

Узкий трехкилометровый коридор удерживался до рассвета 12 октября. Затем враг вновь затянул кольцо окружения и, предприняв ряд атак, расчленил в районе Богородицкого наши войска. Генерал М. Ф. Лукин с небольшой группой командиров и красноармейцев не смог вырваться из окружения. Будучи тяжело раненым, истекающим кровью его взяли в плен. Попал в немецкий госпиталь в Смоленске, где ему ампутировали ногу. Серьезно была повреждена и правая рука. До самой Победы он находился в фашистских концлагерях, где режим его содержания все более ужесточался, так как командарм отказывался сотрудничать с немцами и власовцами.

Вернувшись из плена, М. Ф. Лукин более полугода проходил проверку наших спецслужб. Только после этого он был освобожден, а затем уволен с действительной военной службы. Возглавлял секцию инвалидов войны в Советском комитете ветеранов войны. Скончался 24 марта 1970 г., похоронен на Новодевичьем кладбище. Указом Президента Российской Федерации от 1 октября 1993 г. Михаилу Федоровичу Лукину за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно). [100]

Для советских войск операции под Вязьмой и Брянском завершились катастрофическим исходом: в окружение попали 7 из 15 управлений армий, 64 дивизии из 95, 11 танковых бригад из 13, 50 артиллерийских полков РГК из 62. Из этого числа в районе Вязьмы были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и полевые управления 19, 20, 24 и 32-й армий. На полях сражений осталось около 6 тысяч орудий и минометов, свыше 830 танков. Потери в живой силе составили до 1 млн. человек, из которых около 688 тыс. были пленены{26}.

Крупные неудачи войск Западного и Резервного фронтов объясняются рядом причин. Ставка ВГК и Генеральный штаб не смогли после Смоленского сражения своевременно пополнить дивизии людьми, техникой и вооружением. Из-за просчетов в оценке замыслов немецко-фашистского командования главные удары противника пришлись по слабым участкам в обороне войск Западного и Резервного фронтов, то есть не были своевременно вскрыты районы сосредоточения ударных группировок врага, не определены направления главного удара. Командование Западным фронтом главный удар противника ожидало в направлении Смоленск-Вязьма вдоль минской автострады, а он был нанесен в 40–60 км к северу от магистрали. Командование Брянским фронтом ждало главный удар на брянском направлении, а немцы нанесли его в 120–150 км южнее.

Ставка ВГК, командующие фронтами И. С. Конев, С. М. Буденный и А. И. Еременко, готовя оборонительные операции, допустили крупные просчеты в выводах о противнике. Эти просчеты, в свою очередь, привели к неправильному выбору районов сосредоточения и к тому, что оборона войск, мягко говоря, требовала серьезного совершенствования. Она так и осталась недостаточно подготовленной, не было завершено инженерное оборудование многих полос и рубежей.

Вопрос о резервах так же носит достаточно принципиальный характер. Малоподвижные и слабые фронтовые резервы оказались неподготовленными для нанесения по вражеским группировкам согласованных и эффективных контрударов. Ни Ставка ВГК, ни военные советы фронтов не смогли также организовать контрудар извне для содействия [101] войскам, выходившим из окружения в районе Вязьмы и Брянска.

Таковы некоторые просчеты и ошибки в действиях советского командования, приведшие к трагическим последствиям в начале битвы под Москвой.

Что же касается самой Вяземской оборонительной операции, то мужественная борьба окруженных войск позволила советскому командованию принять экстренные меры по укреплению можайской линии обороны и восстановлению нарушенного фронта. По сути это явилось одним из факторов спасения столицы и имело большое значение для осуществления последующих оборонительных операций под Москвой. «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, — отмечал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, — мы выиграли драгоценное время для организации обороны на можайской линии. Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными. Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских воинов, внесших великий вклад в общее дело защиты Москвы, еще ждет должной оценки».

Калининская оборонительная операция войск правого крыла Западного фронта (с 17 октября 1941 г. Калининского фронта), проведенная 10 октября — 4 декабря. 3-я танковая группа и 9-я армия группы армий «Центр» начали наступление, нанося главный удар в направлении Ржев, Калинин. Войска фронта, значительно уступавшие врагу в численности танков, артиллерии и авиации, тем не менее оказали ему упорное сопротивление. Однако соединениям 3-й танковой группы противника удалось 14 октября ворваться в Калинин, а еще через день наши войска с боями отошли за Волгу. Потеря важного областного центра резко ухудшила обстановку на стыке Западного и Северо-Западного фронтов. Отсюда противник мог нанести удар в обход Москвы с севера и северо-востока, а также в тыл Северо-Западного фронта.

Ставка ВГК усилила своими резервами войска на калининском направлении и директивой от 17 октября образовала самостоятельный Калининский фронт, командующим которого был назначен генерал-полковник И. С. Конев. Фронт [102] создавался в условиях непрерывных оборонительных боев, когда не хватало средств управления и снабжения, авиации и транспорта. Несмотря на это, войска смогли нанести поражение вражеской группировке, прорвавшейся от Калинина в направлении Торжка, и остановили его продвижение.

Ведя в дальнейшем активную оборону в районе севернее Калинина и на торжокском направлении, соединения фронта прочно закрепились на рубеже Селижарово, Мартиново, г. Калинин, Тургиново и сорвали предпринятую 24 октября попытку 9-й армии противника, усиленной двумя моторизованными дивизиями 3-й танковой группы, прорваться от Ржева на Торжок. С начала ноября до 4 декабря немецко-фашистским войскам удалось лишь потеснить оба крыла Калининского фронта, овладеть Селижарово и продвинуться до Волги на фронте г. Калинин — Волжское водохранилище.

Активной обороной и наступательными действиями, предпринятыми в конце ноября, Калининский фронт сковал 13 пехотных дивизий противника, не позволив перебросить их под Москву. Образование Калининского фронта почти вдвое сократило полосу обороны Западного фронта. Командование последнего получило возможность сосредоточить главное внимание на обороне волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского направлений. Именно здесь в середине октября развернулись решающие и ожесточенные бои и сражения.

Можайско-Малоярославецкая оборонительная операция войск Западного фронта, проведенная 10–30 октября. После окружения противником крупных сил Западного и Резервного фронтов под Вязьмой создалась крайне опасная обстановка. Пути к столице с запада оказались практически открытыми. Требовалось немедленно восстановить нарушенный фронт обороны и создать новую группировку войск. Главным рубежом сопротивления Ставкой ВГК была определена Можайская линия обороны. Сюда стали поспешно стягиваться части и соединения из резерва Ставки, а также с Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, из Московского военного округа.

9 октября генералу армии Г. К. Жукову, находившемуся по поручению И. В. Сталина в войсках Западного фронта в качестве [103] представителя Ставки, была вручена телефонограмма начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова, в которой говорилось: «Верховный Главнокомандующий приказал Вам прибыть в штаб Западного фронта. Вы назначаетесь командующим Западным фронтом»{27}. Получив телеграмму Георгий Константинович Жуков отбыл в Красновидово (северо-западнее Можайска), где располагался штаб фронта.

Здесь в это время работала комиссия Государственного Комитета Обороны в составе В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, А. М. Василевского и других. Она выясняла причины крупных неудач, возникших на Западном фронте. Основной причиной поражения наших войск западнее Вязьмы члены ГКО видели в управленческих просчетах. Командование фронта будучи предупрежденным Ставкой ВГК о сосредоточении крупных группировок немецких войск, не проследило своей разведкой, в какие исходные районы и на какие направления выдвигаются основные силы врага. В результате не были определены направления главных ударов противника. Отсутствовало и должное управление войсками.

Заместитель Председателя ГКО В. М. Молотов, желая прямо на месте исправить допущенные просчеты, потребовал от генерал-полковника И. С. Конева немедленно вывести войска из окружения. Он искренне полагал, что вывод армий из железного огненного кольца зависит исключительно от приказа военачальника. По всей видимости И. С. Коневу грозил суд военного трибунала. Но когда этот вопрос решался у Председателя ГКО, Г. К. Жуков сумел доказать, что репрессивными действиями уже ничего не исправить и не оживить. И. В. Сталин согласился лишь отстранить И. С. Конева от должности и назначить его заместителем нового командующего войсками фронта.

Для устранения недостатков Западный и Резервный фронты были объединены в один Западный фронт. В его состав передавались войска Резервного фронта, а также части и соединения, уже находившиеся на Можайской линии обороны. Рассчитанная на 150 батальонов, она была занята только 45 батальонами. Ввиду недостатка сил генерал армии Г. К. Жуков решил в первую очередь прикрыть наиболее [104] опасные направления: волоколамское, можайское, малоярославецкое и калужское. Здесь на базе готовящихся укрепленных районов были созданы боевые участки, на которых развернулись соответственно 16-я армия (командующий генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский), 5-я армия (командующий генерал-майор Д. Д. Лелюшенко, с 17 октября генерал-лейтенант артиллерии Л. А. Говоров), 43-я армия (командующий генерал-лейтенант СД. Акимов, с 29 октября генерал-майор К. Д. Голубев) и 49-я армия (командующий генерал-лейтенант И. Г. Захаркин). Находившееся в резерве фронта управление 33-й армии (командующий комбриг Д. П. Онуприенко, с 25 октября генерал-лейтенант М. Г. Ефремов) объединило войска, действовавшие под Наро-Фоминском.

10 октября завязались бои под Калугой и Малоярославцем. На калужском направлении наступлению двух немецких армейских корпусов противостояли две стрелковые дивизии. Используя большое превосходство в силах и незавершенность оборудования калужского укрепрайона, противник 12 октября овладел Калугой.

43-я армия генерала К. Д. Голубева обороняла Малоярославецкий укрепленный район, территорию которого пересекали две крупные автотрассы — Варшавское и Киевское шоссе. Здесь героически сражались воины полков и дивизий, курсанты двух подольских училищ — пехотного и пуле-метно-артиллерийского. Однако силы были неравными. 18 октября враг овладел Малоярославцем.

На можайском направлении противник перешел в наступление 14 октября силами двух моторизованных корпусов. Его атаки обрушились на позиции 32-й стрелковой дивизии, 18, 19 и 20-й танковых бригад. 32-я дивизия, которой командовал полковник В. И. Полосухин, при поддержке танков героически обороняла район Бородинского поля. Снова, как 129 лет назад, русские богатыри стояли здесь насмерть. Несколько суток они отбивали атаки врага. Лишь 18 октября немецкие танки ворвались в пылающий Можайск.

На волоколамском направлении противник нанес удар 17 октября. Десять дней отражали его непрерывные атаки воины 16-й армии генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. Основной удар немецкого армейского корпуса приняли на себя [105] части 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова и курсантский полк училища имени Верховного Совета РСФСР. Только после того, как немецкое командование направило сюда подкрепление и создало подавляющее превосходство в силах, войска 16-й армии 27 октября оставили Волоколамск — древний русский город на реке Городенка в 129 километрах от столицы.

В ходе Можайско-Малоярославецкой оборонительной операции немецко-фашистским войскам ценой больших потерь удалось вклиниться в нашу оборону на глубину от 20 до 75 км, но прорвать созданный на Можайской линии обороны новый фронт так и не смогли.

Тульская оборонительная операция войск Брянского фронта{28}, с 11 ноября левого крыла Западного фронта, проведенная 24 октября — 5 декабря. 2-я немецкая танковая армия под командованием Г. Гудериана 24 октября возобновила наступление с целью захвата Тулы и обхода Москвы с юго-востока. Через пять дней противник вышел к Туле, но с ходу ворваться в город не смог.

Большую роль в обороне Тулы сыграли ослабленные войска 50-й армии, в командование которыми вместо погибшего генерала М. П. Петрова, вступил генерал-майор А. Н. Ермаков, Тульский рабочий полк во главе с капитаном А. П. Горшковым, 156-й полк НКВД под командованием майора С. Ф. Зубкова и 732-й зенитный артиллерийский полк ПВО, которым командовал подполковник М. П. Бондаренко. В течение трех суток противник предпринимал яростные атаки. Но гудериановские танки так и не смогли взять город.

Героическая оборона Тулы — южных ворот столицы — явилась заключительным этапом оборонительных операций на дальних подступах к Москве. В первых числах ноября противник был остановлен практически на всех направлениях. Так называемое генеральное наступление немцев на Москву было сорвано. На подступах к столице наступило тревожное затишье. [106]

* * *

Приближение немецко-фашистских войск к Москве прервало относительно спокойную жизнь в городе. С каждым днем нарастала тревога. Многие жители столицы и, прямо скажем, государственное руководство страны на какое-то время посчитали, что судьба Москвы предрешена, ее падение — неотвратимо. О трагическом положении свидетельствовало постановление ГКО от 8 октября, в котором говорилось о подготовке 1119 предприятий Москвы и Московской области к уничтожению. Командующему войсками Московского военного округа генерал-лейтенанту П. А. Артемьеву было приказано подготовить план обороны, имея в виду удерживать если не весь город, то хотя бы большую часть его до подхода резервов из восточных районов страны.

15 октября И. В. Сталин собрал ряд высших руководителей партии и правительства: В. М. Молотова, Л. П. Берия, Н. А. Вознесенского, Л. М. Кагановича, А. И. Микояна, А. С. Щербакова и изложил создавшуюся обстановку. В связи с критическим положением он предложил в срочном порядке начать вывозить из города министерства и ведомства. Через несколько часов было принято постановление ГКО об эвакуации в Куйбышев правительственных учреждений, а также аккредитованного в Москве дипломатического корпуса. И. В. Сталин, вспоминал А. И. Микоян, предложил всем членам Политбюро и ГКО выехать сегодня же (то есть 15 октября). «А я выеду завтра утром», — сказал он{29}.

Но И. В. Сталин так и не покинул столицу. В городе оставался также Государственный Комитет Обороны, Ставка ВГК и минимально необходимый для оперативного руководства страной правительственный и военный аппарат. Именно он принял практические меры, направленные на обеспечение работающего в городе населения. Рабочим и служащим стали продавать сверх нормы по одному пуду муки или зерна, выдавать вперед месячную зарплату. Однако из-за нераспорядительности властей на местах и отсутствия должной информации предпринятые действия вызвали недоумение и панику у части населения. [107]

Эвакуация правительственных учреждений лишь усугубила такое положение. Паника разрасталась, особенно среди работников сферы торговли, рабочих некоторых предприятий, руководителей среднего звена. Директор 1-го Московского медицинского института В. В. Парин, забрав с собой заместителей и крупную сумму денег, бежал на автомашине соединения и направлении. Бросив предприятие на произвол судьбы, уехал его директор Перовский. Поддаваясь паническим настроениям, из города хлынул неорганизованный поток беженцев. Началось разграбление продовольственных и промтоварных магазинов, различных складов.

Переломить критическую ситуацию удалось с большим трудом. С целью ликвидации паники, мобилизации усилий войск и населения столицы на отпор врагу ГКО 19 октября принял постановление о введении в Москве и прилегающих к ней районах осадного положения. «Нарушителей порядка, — указывалось в постановлении, — немедля привлекать к ответственности с передачей суду Военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте»{30}.

В такой непростой обстановке встречали москвичи 24-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. В канун праздника было проведено торжественное заседание Московского совета депутатов трудящихся совместно с партийными и общественными организациями столицы. На этот раз оно проходило в подземном зале станции метро «Маяковская». С докладом выступил Председатель ГКО И. В. Сталин. Подводя итоги четырех месяцев войны, он вскрыл причины неудач Красной Армии и в то же время показал беспочвенность авантюристических расчетов гитлеровцев на молниеносную войну против СССР. Доклад заканчивался вдохновляющим лозунгом: «Наше дело правое, победа будет за нами».

На следующий день 7 ноября на Красной площади состоялся традиционный парад войск. В полной боевой готовности прошли мимо Мавзолея пехота, кавалерия, артиллерия, танки. С Красной площади советские войска уходили прямо на фронт на защиту родной столицы. [108]

Доклад И. В. Сталина на торжественном заседании и парад войск на Красной площади вызвали определенный подъем морально-политического духа народа, вдохновили воинов на новые подвиги во имя Родины, вселили в них уверенность в неизбежности поражения фашистской Германии.

Между тем гитлеровские войска усиленно готовились возобновить наступление на Москву. Создав мощные группировки, противник нанес два удара в обход Москвы: с севера — на Клин, Солнечногорск и с юга — на Тулу, Каширу. Вновь на полях Подмосковья разгорелись ожесточенные бои.

Клинско-Солнечногорская оборонительная операция войск правого крыла Западного фронта, проведенная 15 ноября — 5 декабря. Главные боевые действия развернулись на клинском и солнечногорском направлениях. 15 ноября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки противник перешел в наступление против 30-й армии, которой командовал генерал Д. Д. Лелюшенко. Она была вынуждена с тяжелыми боями отойти к Волге, южнее Калинина. Это позволило врагу развить успех на клинском направлении. Здесь на подступах к Клину, где действовали войска 16-й армии под командованием генерала К. К. Рокоссовского, разгорелись ожесточенные бои. Чтобы избежать окружения, наши части оставили Клин и Солнечногорск.

Немцы из района занятых городов нанесли удар на Яхрому и Красную Поляну, оказавшись менее чем в 30 километрах от Москвы. Чтобы не допустить прорыва войск противника к столице, по указанию Ставки ВГК в район Хлебникове была срочно выдвинута оперативная группа полковника А. И. Лизюкова, на рубеж канала Москва-Волга вышла 1-я ударная армия генерала В. И. Кузнецова. В район Крюково перебрасывались дополнительные резервы.

Контрудар 1-й ударной и 20-й армий в районе Яхромы и Красной Поляны помог 16-й армии остановить противника, наступавшего против правого крыла Западного фронта. Ныне на 42-м километре Ленинградского шоссе на высоком цоколе установлен танк Т-34. На постаменте выбита надпись: «Здесь 30 ноября 1941 года доблестные воины 16-й армии и московского ополчения остановили врага... «. [109]

Упорные бои развернулись и на другом участке 16-й армии — на волоколамско-истринском направлении. Здесь героически сражалась 316-я стрелковая дивизия генерала И. В. Панфилова. Плечом к плечу с панфиловцами стойко держалась 78-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора А. П. Белобородова. Советские воины под Истрой и на подступах к Дедовску окончательно остановили продвижение противника.

Продолжение Тульской оборонительной операции. 18 ноября 2-я танковая армия противника, прорвав оборону 50-й армии, которой с 22 ноября командовал генерал И. В. Болдин, развернула наступление в обход Тулы с юго-востока на Каширу и Коломну. После оставления нашими войсками Сталиногорска возникла угроза глубокого прорыва танковых дивизий врага в районы Венева, Каширы и Зарайска.

Как показали дальнейшие события, для развития успеха в сторону Каширы немецкое командование не смогло выделить достаточно крупные силы — его войска были скованы упорной обороной частей Западного фронта в районе Тулы, Венева и других населенных пунктов. Поэтому удар на Каширу предприняла лишь одна танковая дивизия. Ее передовой отряд 25 ноября прорвался к южной окраине города, но здесь был остановлен зенитным артиллерийским дивизионом, которым командовал майор А. П. Смирнов.

В тот же день в район Каширы начали выдвигаться 2-й кавкорпус, с 26 ноября — 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П. А. Белова и 112-я танковая дивизия полковника А. Л. Гетмана. 27 ноября совместно с одним полком 173-й стрелковой дивизии они нанесли контрудар по врагу и отбросили его в район Мордвеса. К вечеру 30 ноября территория Каширского района была очищена от немцев.

Наро-Фоминская оборонительная операция войск Западного фронта, проведенная 1–5 декабря. Потерпев неудачу на северных и южных подступах к столице, командование группы армий «Центр» попробовало осуществить прорыв обороны Западного фронта в центре, вдоль автомагистрали Минск-Москва. Перед немецкими войсками, действовавшими на рубежах реки Нара и западнее Кубинки, была поставлена задача прорвать оборону 33-й армии в районе Наро-Фоминска[110] и во взаимодействии с частями, наступавшими из района Звенигорода, окружить 5-ю армию и открыть себе дорогу на Москву.

Врагу удалось 1 декабря прорвать нашу оборону севернее Наро-Фоминска. Его танки и мотопехота двинулись вдоль шоссе на Кубинку во фланг и в тыл 5-й армии. Южнее Наро-Фоминска противник пытался развить успех в сторону Киевского шоссе. На пути врага встала 26-я отдельная рота фугасных огнеметов, которой командовал лейтенант М. С. Собецкий. Взаимодействуя с подразделениями 32-й стрелковой дивизии, огнеметчики уничтожили 4 танка и до 2 рот автоматчиков. Отразив затем атаку 35 вражеских танков, они предотвратили выход противника на автостраду Смоленск-Москва.

Командующий 5-й армией генерал-лейтенант артиллерии Л. А. Говоров доложил об этом бое Г. К. Жукову, от которого о подвиге огнеметчиков стало известно Председателю ГКО. И. В. Сталин выразил желание лично увидеть героев. Поздно вечером 6 декабря состоялся прием огнеметчиков в Кремле. В конце беседы Председатель ГКО сказал, что они сделали большое дело и за это их следует наградить. Вскоре Президиум Верховного Совета СССР наградил 26-ю отдельную роту фугасных огнеметов орденом Красного Знамени. 15 бойцов и командиров подразделения были отмечены орденами{31}.

2 декабря противник, потеряв почти половину танков, повернул в район Голицыно. У деревень Бурцево и Юшково (18 км юго-восточнее Кубинки) был остановлен и разгромлен подоспевшими из резерва частями 5-й армии. 4 декабря соединения 33-й армии генерала М. Г. Ефремова разгромили прорвавшуюся группировку и восстановили фронт по реке Нара. К утру следующего дня был ликвидирован прорыв южнее Наро-Фоминска, где враг с большими потерями откатился на исходный рубеж.

Так закончилось последнее наступление немецко-фашистской армии на столицу. Советские Вооруженные Силы выиграли оборонительное сражение. Ударные вражеские группировки были лишены возможности продолжать наступление. Операция «Тайфун» потерпела крах. [111]

Почему немцы понесли такой урон, не смогли взять Москву с ходу и были остановлены у стен города? Прежде всего важнейшую роль сыграли резервы. За период обороны на подступах к столице была развернута новая стратегическая группировка, которая по численности личного состава не уступала той, что приняла на себя удары в самом начале битвы. Ввод ее в сражение вместе с перешедшим к советской авиации оперативным господством в воздухе был определяющим моментом в срыве немецких планов захвата Москвы.

В ходе битвы непрерывно улучшалось управление войсками, их взаимодействие. Ставка ВГК, командование фронтов и армий в ноябре действовали гораздо профессиональнее, чем ранее: они разгадали замысел, направление главных ударов и примерное время возобновления наступления противника на Москву. Это позволило эффективнее реализовать возможности войск, построить более устойчивую оборону, обойтись не столь большой кровью. Одновременно контрнаступление Красной Армии под Тихвином и Ростовом не позволило германскому командованию усилить войска фельдмаршала Бока за счет групп армий «Север» и «Юг».

Мужество, героизм, стойкость советских воинов на фронте, самоотверженный труд жителей столицы и Подмосковья, также сыграли важную роль в стабилизации обстановки под Москвой.

Наконец, важно сказать о просчетах самого немецкого командования. Вот что вспоминал об этом непосредственный организатор оборонительных операций, командующий Западным фронтом Г. К. Жуков: «Гитлеровское командование, планируя подготовку и ведение такой сложной стратегической операции, какой была операция «Тайфун», допустило крупную ошибку в расчете сил и средств. Оно серьезно недооценило силу, состояние и возможности Красной Армии для борьбы за Москву и переоценило возможности своих войск, сосредоточенных для прорыва фронта обороны и захвата Москвы. Тех сил, которые немецкое командование сосредоточило для этой цели, хватило лишь для прорыва обороны наших войск в районах Вязьмы, Брянска и Юхнова и оттеснения войск Западного и Калининского фронтов на линию Калинин, Яхрома, Красная Поляна, Крюково, река Нара, Тула, Кашира, Михайлов»{32}. [112]

Таковы были просчеты немецко-фашистского командования, таковы были первые успехи нашего военного руководства, наших войск, остановивших врага на ближних подступах к столице.

Нельзя не сказать и о вкладе, который внесло население оккупированных врагом районов Московской и соседних с ней областей. Огонь партизанской борьбы пылал на Смоленщине и Орловщине, в Тульской, Калининской и других областях. Эта была органическая часть всенародной борьбы против врага.

Требования ЦК ВКП (б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск» легли в основу деятельности областных и районных партийных комитетов. В Калининской области с августа по октябрь 1941 г. в 34 районах было сформировано 23 партизанских отряда общей численностью 510 человек. Большая работа была проведена Тульским и Орловским обкомами партии. На основе довоенных партийных и комсомольских организаций они подготовили сеть партийного подполья, создали истребительные и партизанские формирования.

Во второй половине июля 1941 г., когда враг еще находился в 200 км от западных границ Московской области, в столице решением МК и МГК ВКП (б) был создан областной штаб по руководству подпольем и партизанским движением. Начальником штаба назначили секретаря МК ВКП (б) С. Я. Яковлева{33}. В Подмосковье для руководства вооруженной борьбой создавались подпольные окружные комитеты партии. В каждом районе и городе были созданы подпольные райкомы и горкомы и по два-три партизанских отряда. В последних числах сентября 1941 г. в Московской области количество подпольщиков и партизан достигло 2600 человек, было создано 100 баз пригородных для жизни и боевой деятельности, для хранения боеприпасов, продовольствия, медикаментов и средств связи{34}.

В октябре немцы оккупировали 17 районов Московской области, в ноябре частично заняли еще 10. Партизаны в этих районах разрушали дороги, взрывали мосты, нападали на органы управления и снабжения противника, уничтожали вражеские колонны машин с живой силой и боевой техникой, пускали под откос эшелоны противника. [113]

К концу оборонительных операций под Москвой на территории оккупированных районов Московской области сражались самые различные по своей принадлежности формирования: 41 партизанский отряд, 25 партизанских отрядов москвичей, 377 диверсионных групп, а также войсковая часть 9903 штаба Западного фронта, отдельная мотострелковая бригада особого назначения, истребительный мотострелковый полк.

За первые шесть с половиной месяцев войны партизаны Московской области совместно с народными мстителями Калининской, Смоленской, Тульской и Курской областей истребили более 30 тысяч гитлеровцев, уничтожили свыше 2000 автомашин с грузами, 200 танков и бронемашин, около 70 артиллерийских орудий, 66 самолетов, подорвали 170 складов, 400 мостов и пустили под откос 40 вражеских эшелонов{35}.

Вооруженная борьба в тылу противника сыграла важную роль в срыве вражеского плана «молниеносной войны», и навсегда вошла в историю как яркое свидетельство самоотверженности и патриотизма советского народа.

Провал немецкого наступления на Москву явился крупнейшим событием не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Немецкая армия была остановлена на подступах к столице СССР в тот момент, когда многим в европейских странах казалось, что судьба этого огромного города уже решена. Красная Армия, которую руководители третьего рейха неоднократно объявляли разгромленной и уничтоженной, не только выдержала удар огромной силы, но и заставила противника перейти к обороне. То чего не смогла сделать ни одна армия на Западе, впервые в ходе Второй мировой войны осуществили Советские Вооруженные Силы.

Срыв советскими войсками операции с вызывающим названием «Тайфун», породил настроение неуверенности у значительной части немецких солдат, офицеров и генералов. Они были обескуражены огромными потерями своих войск и провалом надежд на быстрое окончание боевых действий.

Так закончилась под Москвой летне-осенняя кампания 1941 г. [114]

О том, как самоотверженно сражались советские войска в самый трагический и героический период обороны Москвы, как измотали и обескровили отборные немецкие соединения и остановили их у стен города повествуют материалы летописи этой главы. Она охватывает период в 66 дней, с 30 сентября по 4 декабря 1941 г.

1941 год 30 сентября — вторник

Началось генеральное наступление немецких войск на Москву. Операция получила название «Тайфун». Ставка делалась на сокрушение нашей обороны мощными стремительными ударами. 2-я танковая группа противника развернула наступление в полосе Брянского фронта в районе Шостки.

Началась Брянская оборонительная операция войск Брянского фронта. Части и соединения 13-й армии и оперативной группы генерала А. Н. Ермакова вели тяжелые оборонительные бои против 2-й немецкой танковой группы (с 6октября 2-я танковая армия). Этот день считается началом битвы под Москвой.

1 октября — среда

Верховный Главнокомандующий получил донесение генерал-лейтенанта А. И. Еременко о глубоком прорыве танковых соединений врага в тыл 13-й армии. Он потребовал от командующего фронтом уничтожить прорвавшегося противника и восстановить положение.

Соединения оперативной группы генерала А. Н. Ермакова нанесли по противнику контрудар. Однако закрыть образовавшуюся накануне брешь и восстановить положение не удалось.

Войска 13-й армии вели тяжелые бои в районе юго-западнее Севска, откуда противник начал развивать наступление на северо-восток, частью сил в направлении на Орел и Тулу и частью сил — на Карачев и Брянск. Западнее Брянска войска 50-й армии были вынуждены отойти соединения и направлении. [115]

Немецко-фашистская авиация совершила ночной налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 73 штаба МПВО Москвы сигнал воздушной тревоги не подавался.

В столице организованно прошел первый день Всеобуча. 90630 человек приступили к занятиям в 260 военно-учебных пунктах. Занятия проводили командиры и политработники запаса, не подлежащие призыву в армию.

В газете «Правда» опубликовано обращение коллектива 1-го Государственного подшипникового завода ко всем рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим предприятий Москвы и Московской области встретить 24-югодовщину Великого Октября новыми производственными достижениями. В обращении подчеркивалось, что «двойными тройным выполнением норм будем помогать Красной Армии бить врага».

2 октября — четверг

Началась Вяземская оборонительная операция войск Западного и Резервного фронтов на ржевском и вяземском направлениях против основных сил группы армий «Центр». Ударом в стык между 30 и 19-й армиями противник прорвал оборону советских войск и к исходу дня продвинулся на глубину 10–15 км. Организованные командующим фронтом контрудары успеха не имели. Другая группировка противника прорвала оборону войск 43-й армии и вышла на рубеж Ельня, Спас-Деменск, Мосальск.

На участке 162-й стрелковой дивизии 30-й армии наступало до 200 вражеских танков с пехотой, действия которых поддерживала авиация. Воины дивизии отстаивали свои рубежи по последней возможности.

На 1-й батальон 897-го стрелкового полка 242-й стрелковой дивизии противник обрушился полком мотопехоты с 70 танками. Почти все воины батальона погибли в неравной схватке с врагом, но со своих рубежей не отошли.

В полосе Брянского фронта противник, преодолевая сопротивление наших войск, стремительно продвигался к г. Орлу. Темп его наступления был чрезвычайно высок.

По данным оперативной сводки № 73 штаба МПВО Москвы в ходе воздушного налета на город сброшено 20 [116] фугасных и до 160 зажигательных авиабомб. Получили частичное разрушение 4 промышленных предприятия и 4 жилых дома. 23 человека ранено, 4 человека убито.

Военный совет Московского военного округа принял решение об укреплении дальних подступов к Москве, организации обороны Тулы и строительстве Тульского оборонительного обвода.

Бюро Дзержинского райкома партии Москвы заслушало и обсудило отчеты директора завода «Борец» и главного инженера завода «Красный металлист» «О состоянии работы по рационализации и изобретательству». Оно обязало партийных и хозяйственных руководителей района широко развернуть массовую работу в этом направлении с учетом военной обстановки.

3 октября — пятница

Командование Западного фронта силами армейских и фронтовых резервов нанесло контрудары по прорвавшимся немецким дивизиям. Однако они не дали ожидаемых результатов, так как осуществлялись слабыми и малоподвижными группировками, без достаточной артиллерийской и авиационной поддержки. Противник продолжал двигаться в глубину обороны наших войск.

Оперативная группа генерал-лейтенанта И. В. Бодцина, в состав которой были включены резервные соединения Западного фронта, отразила несколько танковых атак противника. Бойцы и командиры этой группы проявили высокую стойкость, упорство и героизм. Части 101-й мотострелковой дивизии и 128-й танковой бригады, несмотря на большое численное превосходство противника, вели упорные бои за населенный пункт Холм-Жирковский, в 60 км северо-западнее Вязьмы.

В полосе Брянского фронта соединения противника, преодолев почти 200-километровое расстояние, ворвались в Орел. Захват города произошел столь неожиданно, что в не мне прекращали ходить трамваи{36}.[117]

Партизаны брянских лесов успешно завершили бои против карательной экспедиции противника, вывели из строя около 3500 вражеских солдат и офицеров.

В газете «Московский большевик» опубликовано сообщение, что Институт истории АН СССР приступил к составлению «Летописи Великой Отечественной войны советского народа с германским фашизмом». В ней будет дан хронологический показ важнейших событий войны.

4 октября — суббота

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О программе производства танков в ноябре-декабре месяцах 1941 г. «. Постановление предписывало выпустить на автозаводе имени Сталина в ноябре 50 танков Т-60, в декабре — 250 танков Т-60.

С неослабевающей силой велись тяжелые оборонительные бои против наступающих ударных группировок противника в направлении на Вязьму. Войска 19, 16 и 20-й армий Западного фронта и 32, 24 и 43-й армий Резервного фронтаоказались глубоко охваченными с обоих флангов. Командующий Западным фронтом генерал-полковник И. С. Конев доложил И. В. Сталину об обстановке на своем фронте и о прорыве обороны на участке Резервного фронта. Верховный Главнокомандующий никакого решения не принял.

Распоряжением Ставки ВГК в полосе Брянского фронта в районе Мценска спешно сосредоточены резервные соединения и части, из которых формировался 1-й гвардейский стрелковый корпус под командованием Д. Д. Лелюшенко.

Для непосредственной обороны Тулы создан боевой участок в составе Тульского военно-технического училища, зенитно-артиллерийского полка, Тульского рабочего полка и 14-й запасной стрелковой бригады.

Немецко-фашистские войска овладели г. Белый{37}.

В газете «Московский большевик» опубликовано сообщение о том, что по инициативе московского товарищества художников и московского союза художников создается [118] фонд произведений живописи и скульптуры, посвященных Великой Отечественной войне.

5 октября — воскресенье

Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление о защите Москвы.

Подвижные соединения противника приближались к Вязьме с севера, охватывая значительную часть войск Западного фронта. Одновременно в полосе 43-й армии Резервного фронта немцы прорвались вдоль Варшавского шоссе и овладели районом Спас-Деменск, Юхнов, охватили вяземскую группировку советских войск с юга и создали угрозу ее полного окружения.

Ставка ВГК в связи с создавшимся положением разрешила командующим Западным и Резервным фронтами в ночь на 6 октября отвести соответственно 19, 16, 20-ю и 32, 24 и 43-ю армии на ржевско-вяземский оборонительный рубеж.

Командующий Брянским фронтом генерал-полковник А. И. Еременко обратился в Ставку ВГК с просьбой разрешить отвести 50-ю армию на вторую полосу обороны западнее Брянска, 3-ю армию — на рубеж Десна и 13-ю армию — на рубеж Кокоревка-Дмитриев-Льговский. В этот же день Ставка утвердила предложение командующего фронтом.

В полосе Брянского фронта продолжались тяжелые бои. На шоссе Орел-Тула был выдвинут навстречу немецким соединениям 1-й гвардейский стрелковый корпус. В районе Мценска, при поддержке авиации, он задержал наступление противника.

Немецко-фашистская авиация совершила ночной налет на Москву. К городу прорвался одиночный самолет. По данным оперативной сводки № 76 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 01 час. 15 мин. На территорию летного поля завода № 1 и склада НКО № 322 в Ленинградском районе сброшено 5 фугасных авиабомб. Разрушений нет. Выбиты стекла, порвана местная телефонная связь. 10 человек ранено. Отбой воздушной тревоги дан в 02 час. 52 мин.

Немецко-фашистские войска овладели г. Жиздра{38}.[119]

6 октября — понедельник

Войска 19-й (командующий генерал М. Ф. Лукин) и 20-й (командующий генерал Ф. А. Ершаков) армий, а также 24-й армии (командующий генерал К. И. Ракутин) в соответствии с приказом Ставки начали отходить, прикрываясь арьергардами. Одновременно противник перешел к их преследованию.

Прикрывавшие отход главных сил фронта части 31-йармии и оперативной группы генерал-лейтенанта И. В. Болдина втянулись в затяжные бои с наступающим противником и утратили связь с остальными войсками и штабом фронта.

В полосе Брянского фронта 43-й армейский корпус противника начал охватывать с севера нашу 50-ю армию (командующий генерал М. П. Петров), стремясь соединиться у Брянска с соединениями 2-й танковой армии. К исходу дня войска Брянского фронта оказались расчлененными натри части. Контрудары наших войск успеха не имели.

Ставка ВГК приказала Военному совету Западного фронта привести в боевую готовность Можайскую линию обороны. Для ее укрепления в резервы выделялось 6 стрелковых дивизий, 6 танковых бригад, 10 противотанковых артиллерийских полков и пулеметных батальонов. Сюда же стали перебрасываться несколько дивизий из состава Северо-Западного и Юго-Западного фронтов.

Немецко-фашистские войска овладели г. Брянск{39}.

Немецко-фашистские войска вновь овладели г. Ельня{40}. [120]

7 октября — вторник

Противник в районе Вязьма замкнул кольцо окружения вокруг упорно оборонявшихся войск 19, 20, 24 и 32-й армий. Советские войска начали вести боевые действия в условиях полной блокады. Отражая непрерывные атаки, они сковали крупные силы немецких войск. В результате вражеская группировка не добилась успеха на решающем главном направлении. Но и прорвать кольцо окружения советским войскам не удалось. Лишь небольшая их часть пробилась на восток к Можайской линии обороны.

Немецко-фашистские войска овладели г. Вязьма{41}.

Ставка ВГК еще раз подтвердила задачу армий Брянского фронта — «пробиваться на восток на линию ст. Ворошилово, Поныри, Льгов. Прорыв организовать так, чтобы ни одна дивизия не была окружена или отрезана, а матчасть армии и опергруппы должна быть сохранена». Генерал-полковник А. И. Еременко, находившийся в штабе 3-й армии, отдал приказ войскам фронта с наступлением темноты 8 октября начать отход на указанный Ставкой рубеж.

В полосе Брянского фронта войска 50 и 13-й армий наносили контрудары; 4 и 11-я танковые бригады в районе Мценска остановили продвижение частей 2-й немецкой танковой армии.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о том, что жители столицы внесли в фонд обороны страны 64945147рублей деньгами и на 10263190 рублей облигаций государственных займов.

8 октября — среда

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О проведении специальных мероприятий{42} на предприятиях г. Москвы и Московской области». В нем отмечалось, [121] что в связи с создавшейся обстановкой для проведения специальных мероприятий в однодневный срок обязать специальную комиссию определить и представить ГКО список предприятий, на которых должны быть проведены спецмероприятия. Разработать порядок, обеспечивающий выполнения этих мероприятий и обеспечить предприятия необходимыми материалами{43}.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации заводов Наркомавиапрома Московской, Воронежской и Ростовской областей». Эвакуацию первой очереди следовало произвести в течение 10 дней. Перебазировалось 8заводов из Москвы (НКПС подавал 13750 железнодорожных вагонов), 1 — из Кунцево (700 вагонов), 2 — из Балашихи (1500 вагонов), 1 — из Долгопрудного (500 вагонов) и др.

Окружение советских войск под Вязьмой и Брянском создало драматическую ситуацию. Образовалось 500-кмбрешь в нашей обороне, а стратегические резервы отсутствовали. В 2 час. 15 мин. Г. К. Жуков докладывал ВерховномуГлавнокомандующему, что почти все пути на Москву открыты, слабое прикрытие на Можайской линии не может гарантировать от внезапного появления перед Москвой бронетанковых войск противника. Надо быстро стягивать войска, откуда только можно, на Можайскую линию обороны.

Политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление «Об организации Всесоюзного комитета помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной Армии». В соответствии с ним при МК и МГК партии был создан комитет из 9 представителей от партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и общественных организаций столицы. Комитет проделал большую работу по развертыванию госпиталей в Москве и области; к концу года функционировало свыше 200 госпиталей.

9 октября — четверг

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации заводов Наркомбоеприпасов из Тульской и Московской областей». Наряду с другими предприятиями[122] была предусмотрена эвакуация завода из Ногинска, завода из Теплого Стана, завода из Реутово, 3-х заводов из Москвы, завода со ст. Железнодорожная, завода со ст. Лианозово и др. НКПС обязывался представить 14216 железнодорожных вагонов.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О переводе производства снарядов М-8 и М-13 с завода № 70 Наркомата боеприпасов и московских заводов Наркомата общего машиностроения». Окончание эвакуации намечалось к 18 октября. НКПС обязывался выделить 360 вагонов.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации заводов № 37, КИМ, Подольского и станкового производства Коломенского завода». Только для эвакуации Подольского завода, который перемещался вТашкент, НКПС обязывался выделить 1400 железнодорожных вагонов.

Специальная комиссия представила Государственному Комитету Обороны доклад «О подготовке к уничтожению предприятий Москвы и Московской области». В соответствии с ним уничтожению подлежали 1119 предприятий и объектов в г. Москве и Московской области.

Директивой Ставки ВГК войска Можайской линии обороны непосредственно подчинены Ставке Верховного Главнокомандования. Командующим войсками Можайской линии обороны назначен генерал-лейтенант П. А. Артемьев составлением в должности командующего войсками Московского военного округа.

Директива Ставки Верховного Главнокомандования предписывала переименовать командующего войсками Можайской линии обороны с его аппаратом управления в управление Московского резервного фронта. Командующим фронтом назначен генерал-лейтенант П. А. Артемьев. Одновременно в Московском резервном фронте образована 5-я армия. Командующим 5-й армии назначен генерал-майор Д. Д. Лелюшенко.

Наиболее тяжелые бои вела 24-я армия под командованием генерала К. И. Ракутина. Оба ее фланга оказались открытыми. Несмотря на отчаянное сопротивление 8 и 139-йстрелковых дивизий (бывшие 8 и 9-я дивизии народного ополчения г. Москвы) в этот день все пути отхода были отрезаны, [123] основная масса личного состава армии уничтожена или пленена. В 20 км юго-западнее Вязьмы, под Семлевом погиб и генерал К. И. Ракутин.

13-я армия Брянского фронта нанесла неожиданный удар и создала брешь в боевых порядках противника. Через нее прорвались 132 и 143-я стрелковые дивизии, 141-я танковая бригада и часть штаба армии с ее командующим генералом Я. Г. Крейзером. Продвинувшись на юг на 25 км 13-я армия была остановлена.

Выполняя боевое задание, командир отделения 76-гоотдельного железнодорожного батальона сержант В. П. Мирошниченко, ценою собственной жизни взорвал мост через р. Снопоть на дальних подступах к Москве{44}.

Немецко-фашистские войска овладели г. Гжатск{45}.

В газете «Правда» опубликована передовая статья «Отрешиться от настроения благодушия и успокоенности». В ней говорилось о наступлении врага на вяземском и брянском направлениях и подчеркивалось, что было бы непростительным легкомыслием недооценивать всю серьезность опасности, нависшей над важными промышленными центрами нашей Родины.

10 октября — пятница

Государственный Комитет Обороны принял постановление об эвакуации в сжатые сроки в глубь страны большинства столичных предприятий крупной промышленности населения. Проведение эвакуации возлагалось на соответствующие наркоматы, горком партии и исполком Моссовета.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об изготовлении на заводах Москвы и области 30–35танков Т-60 в день». Постановление требовало организовать к 25 октября с. г. на заводах Москвы и Московской области [124] изготовление 30–35 шт. танков Т-60 в день. Оно обязывало МК ВКП (б) тт. Щербакова, Попова и Черноусова оказывать необходимую помощь в выполнении настоящего постановления.

Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру танка 4-й танковой бригады 1-го отдельного гвардейского стрелкового корпуса старшему сержанту Любушкину Ивану Тимофеевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Ставка Верховного Главнокомандования в целях объединения руководства войсками западного направления расформировала Резервный фронт, а его части и соединения передавались в состав Западного фронта. В командование Западным фронтом вступил генерал армии Г. К. Жуков.

Военный совет Западного фронта поставил окруженным под Вязьмой войскам задачу во чтобы то ни стало 10–11октября выйти из окружения. Общее руководство прорывом возлагалось на генерала М. Ф. Лукина. Он получил приказ 19, 24, 32-й армиями и группой Болдина пробиться на восток в направлении либо Сычевки, либо Гжатска, а генералу Ершакову пробиваться на юго-восток.

Началась Калининская оборонительная операция войск правого крыла Западного фронта (с 17 октября 1941 г. Калининского фронта). На калининском направлении развернулись упорные бои. 22, 29 и 31-я армии отошли на рубеж Осташков, Ржев, Сычевка. Отвод других армий проходил в еще более тяжелых условиях и завершен не был.

Началась Можайско-Малоярославецкая оборонительная операция войск Западного фронта.

Ставка Верховного Главнокомандования издала директиву командующим войсками Западного фронта, Московского резервного и Резервного фронтов об организации обороны на Можайской линии. В распоряжение генерал-лейтенанта П. А. Артемьева выделялось 4 стрелковые дивизии, которые следовало развернуть в районах Волоколамска, Можайска, Малоярославца и Боровска.

В газете «Правда» опубликована передовая статья «Больше организованности, выше бдительность». В ней советские люди предупреждались, что враг не только развернул [125] наступление на фронте, но и через широкую сеть своих агентов, шпионов и провокаторов пытается дезорганизовать тыл, посеять панику.

11 октября — суббота

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О частичной эвакуации Московского автомобильного завода имени Сталина». Его перебазирование предусматривалось в г. Ульяновск. НКПС предлагалось выделить 3500 железнодорожных вагонов.

Соединения под командованием генерала М. Ф. Лукина начали прорыв фронта в направлении Богородицкое, Гжатск. С наступлением темноты была проведена артиллерийская подготовка. Ударная группа пошла в атаку. У немцев был отбит узкий трехкилометровый коридор, который удерживался до рассвета. Затем кольцо окружения вновь сомкнулось.

Войска 29 и 31-й армий Западного фронта вели оборонительные бои с противником, прорвавшимся в районе юго-восточнее Ржева, вдоль Волги, на северо-восток, в направлении к Калинину.

Начались бои 49-й армии Западного фронта на Калужском направлении.

В полосе действий Брянского фронта 50-я армия генерала М. П. Петрова по маршруту указанному Генеральным штабом пробивалась в юго-восточном направлении. Именно здесь противник имел преимущество в силах и средствах.

Немецко-фашистские войска овладели г. Медынь.

В газете «Правда» опубликована передовая статья, в которой подчеркивалось, что победа сама не приходит — ее надо завоевать, а путь к победе нелегок, он требует от каждого советского гражданина, и прежде всего от населения прифронтовых районов, готовности к любым жертвам.

12 октября — воскресенье

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О строительстве третьей линии обороны г. Москвы». В соответствии с ним строительство укреплений на ближних [126] подступах к столице возлагалось на Военный совет Московского военного округа совместно с городским комитетом партии и Моссоветом. Московская линия укреплений включала в себя полосу обеспечения и два оборонительных рубежа — главный и городской. Полоса обеспечения должна была пройти параллельно тыловому рубежу Можайской линии обороны от канала Москва-Волга на севере до реки Оки у Серпухова на юге. Главный оборонительный рубеж намечалось построить в форме полукруга, который опоясал бы Москву в радиусе 15–20 км. Городской рубеж обороны состоял из трех оборонительных рубежей: первый проходил непосредственно по окраинам города и вдоль Окружной железной дороги; второй — по Садовому кольцу; третий — по кольцу «А» и реке Москва с юга.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об охране Московской зоны». В связи с приближением линии фронта к Москве и необходимостью наведения жесткого порядка на тыловых участках, НКВД СССР поручалось взять под особую охрану зону, прилегающую к Москве, с запада и юга по линии Калинин-Ржев-Можайск-Тула-Коломна-Кашира; организовать штаб охраны Московской зоны, подчинив ему в оперативном отношении войска НКВД (6000 чел.), милицию, районные организации НКВД, истребительные батальоны и заградительные отряды.

Директива Ставки Верховного Главнокомандования предписывала для лучшего объединения действий на западном направлении слить Западный фронт с Московским резервным фронтом. Все войсковые части и учреждения Московского резервного фронта подчинить командующему Западным фронтом.

Секретариат МГК партии и исполком Моссовета приняли постановление «Об организации городского штаба формирований трудящихся г. Москвы». В него вошли заведующий отделом МГК ВКП (б) А. И. Чугунов, секретарь МГКВЛКСМ А. Н. Шелепин, горвоенком Г. К. Черных, председатель городского комитета Осоавиахима Г. С. Сергеев и от штаба МВО — С. Г. Чесноков. В соответствии с постановлением секретариата МГК партии такие же штабы создавались в каждом районе столицы. [127]

Партизаны Уваровского, Можайского и Шаховского районов Московской области сосредоточились в лесах Подмосковья для борьбы с немецко-фашистскими оккупантами.

Немецко-фашистские войска овладели г. Старица.

13 октября — понедельник

Государственный Комитет Обороны принял постановление о частичной эвакуации оборудования, а также рабочих, инженерно-технических работников и членов их семей с предприятий текстильной промышленности Москвы, Московской и Ивановской областей. Оборудование подлежало размещению на свободных площадях действующих и вновь организуемых предприятий; пункты размещения: Уфа, Челябинск, Чкалов, Барнаул, ряд городов Узбекской ССР.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации Большого государственного академического театра Союза ССР, Московского художественного академического театра им. Горького, Малого академического театра и театра им. Вахтангова». Комитету по делам искусств при СНК СССР предписывалось немедленно приступить к эвакуации: Большого государственного академического театра в г. Куйбышев с размещением в здании Куйбышевского оперного театра; Московского художественного академическоготеатра им. Горького в г. Саратов с размещением в здании Драматического театра; Малого академического театра в г. Челябинск с размещением в здании Драматического театра; театра имени Вахтангова в г. Омск с размещением в здании Драматического театра.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации металлургических заводов Наркомчермета «Серп и Молот» и «Электросталь». Места прибытия — г. Магнитогорск, ст. Надеждинск, Златоуст, Чебаркуль, Н. Тагил. НКПС предлагалось выделить для эвакуации этих предприятий 6600 железнодорожных вагонов.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации оборудования канала Москва-Волга». Конечный пункт прибытия г. Ульяновск. [128]

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации скота, тракторов, комбайнов и прочего ценного имущества колхозов, совхозов, МТС, МТМ и других организаций из районов Тульской и Московской областей». В соответствии с постановлением была утверждена дополнительная зона эвакуации скота и сельхозимущества, в частности, «из южных и юго-западных районов Московской области по усмотрению Мособлисполкома и обкома ВКП (б) в зависимости от обстановки — в восточные районы Московской области и Ивановскую область с дальнейшим размещением по указанию Наркомзема СССР».

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации оборудования, кадров завода № 8 изг. Калининграда Московской области, занятых на производстве 85-мм зенитной пушки». Пункт прибытия — г. Свердловск. НКПС предлагалось выделить 1850 железнодорожных вагонов.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О плане эвакуации электростанций из Тульской и Московской областей». Их предполагалось переместить в Свердловскую, Челябинскую, Омскую и Новосибирскую области.

Завершилась Вяземская оборонительная операция войск Западного и Резервного фронтов. Для наших войск она имела катастрофический исход. В районе Вязьма были окружены и практически разгромлены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и 4 полевых управления 19, 20, 24 и 32-й армий. Однако самоотверженная борьба окруженных войск позволила Ставке ВГК принять экстренные меры по укреплению можайской линии обороны и восстановлению нарушенного фронта.

В соответствии с директивой Ставки ВГК соединения и части Резервного фронта, влившись в Западный фронт, объединились: на волоколамском направлении в 16-ю армию, на можайском — в 5-ю армию, на малоярославецком — в 43-ю армию и на калужском — в 49-ю армию.

Военный совет Западного фронта приказал войскам, развернувшимся на Можайской линии обороны, не допустить прорыва немецко-фашистских ударных группировок ввосточном направлении. [129]

На подступах к Бородинскому полю завязались первые бои с вражескими разведывательными и головными частями. Встретив решительный отпор со стороны воинов 32-й стрелковой дивизии (командир полковник В. И. Полосухин), 18-й (командир подполковник А. В. Дружинин) и 19-й (командир полковник С. А. Колехнович) танковых бригад, они были вынуждены ожидать подхода основных сил.

50-я армия Брянского фронта сосредоточилась в районе ст. Батагово (25 км северо-восточнее Брянска), Буяновичи для подготовки переправы через р. Рессета. Командующий армией генерал М. П. Петров решил одно временными ударами основных сил с фронта и обходящего отряда с тыла сбить противника и форсировать реку. Однако план осуществить не удалось. Немцы практически разгромили армию. Смертью храбрых пал и генерал М. П. Петров.

Немецко-фашистские войска овладели г. Калуга.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 7 немецких самолетов.

Состоялось собрание актива городской партийной организации. С докладом о текущем моменте и задачах московских коммунистов выступил первый секретарь МК и МГК ВКП (б) А. С. Щербаков. Собрание подчеркнуло возросшую угрозу для страны в целом и особенно для Москвы. В принятой резолюции отмечалось: «Актив выражает уверенность, что и в этом новом испытании московская организация покажет себя как подлинно большевистский отряд нашей партии, сплотит трудящихся Москвы на упорную и беспощадную борьбу против немецко-фашистских захватчиков, на организацию победы».

Вечером во всех первичных организациях столицы прошли партийные собрания, на которых было обсуждено и единодушно одобрено решение партийного актива. Коммунисты предприятий и учреждений столицы заявили, что не пожалеют жизни для спасения своего родного города и готовы в любой момент взяться за оружие.

14 октября — вторник

Подписан приказ командующего войсками Московского военного округа о создании оборонительных рубежей вокруг г. Москвы. В целях организации непосредственной [130] прочной обороны столицы предписывалось создать оборонительный рубеж по линии: Ростокино, Лихоборы, Коптево, Химки, Иваньково, Щукино, Петтех, Кунцево, Матвеевское, Никольское, Зюзино, Волхонка, Батраково. Начальником оборонительного строительства назначен заместитель председателя исполкома Моссовета М. А. Яснов.

Продолжались ожесточенные бои войск 5-й армии на подступах к Можайску в районе Бородина. 32-я стрелковая дивизия под командованием полковника В. И. Полосухина при поддержке танковых бригад героически сражалась с врагом. У Шевардинского редута, села Семеновское воины 2-го батальона 322-го стрелкового полка под командованием капитана В. А. Щербакова уничтожили до 1000 немецких солдат.

Из района юго-восточнее Ржева противник нанес сильный удар вдоль правого берега Волги и, развивая его, ворвался в г. Калинин.

Немецко-фашистские войска овладели г. Ржев{46}.

Станкостроительным заводом им. С. Орджоникидзе получено распоряжение о срочной эвакуации. После оперативного совещания у директора начался демонтаж оборудования. Особые трудности представляла подача станков к местам погрузки, так как на заводе не хватало кранов. Примерно половину оборудования пришлось доставлять вручную.

15 октября — среда

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москва».

«В виду неблагополучного положения в районе можайской оборонительной линии Государственный Комитет Обороны постановил: 1) Поручить т. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в г. Куйбышев... 2) Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета СССР, а также Правительство во главе с заместителем Председателя СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра [131] или позднее, смотря по обстановке). 3) Немедля эвакуироваться органам наркомата обороны и наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группе Генштаба — в Арзамас. 4) В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД — т. Берия и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также всего электрооборудования метро (исключая водопровод и канализацию). Председатель ГКО И. Сталин».

По основной транспортной артерии Ленинской (Московско-Рязанской) железной дороге началась отправка в тыл эвакопоездов. Вывозились наркоматы, промышленные предприятия, воинские склады, оборудование и имущество. К концу октября было отправлено в тыл 200 эвакопоездов.

Завязались бои с вражескими дозорами и передовыми частями на волоколамском направлении. Попытки противника с ходу прорвать фронт в районе Волоколамска не увенчались успехом. Здесь особенно отличились курсантский полк училища имени Верховного Совета РСФСР полковника С. И. Младенцева и 316-я стрелковая дивизия генерала И. В. Панфилова. В составе этой дивизии самоотверженно сражался стрелковый батальон, которым командовал капитан Момыш-Уль Баурджан{47}.

Немецко-фашистская авиация совершила ночной полет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 86 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 03 час. 45 мин. Бомбардировщики сбросили 7 фугасных и более 300 зажигательных авиабомб. В Ростокинском районе на заводе № 58 возник пожар, разрушено 12 жилых домов и два прирельсовых склада Калининской железной дороги. 65 человек ранено, 20 человек убито. Отбой воздушной тревоги дан в 04 час. 30 мин.

Немецко-фашистские войска оккупировали г. Боровск.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение ночи с 14 на 15 октября положение на Западном направлении[132] фронта ухудшилось. Немецко-фашистские войска бросили против наших частей большое количество танков, мотопехоты и на одном участке прорвали нашу оборону. По неполным данным, под Москвой сбито 9 самолетов противника.

16 октября — четверг

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О работе метро, фабрик и заводов г. Москвы». Оно предусматривало продолжение работы метрополитена. Одновременно в постановлении отмечалось, что в цехах особо важных эвакуируемых заводов, прежде всего в сборочных цехах, восстановить частично по возможности работу, параллельно с демонтажем и погрузкой оборудования. На не эвакуируемых фабриках и предприятиях восстановить работу по возможности в полном объеме.

Подписан приказ командующего войсками Московского военного округа об организации обороны г. Москвы. В дополнение к приказу от 14 октября предписывалось оборонительный рубеж г. Москвы разбить на три боевых участка и ячейку управления. Оборонительный рубеж г. Москвы занять коммунистическими, комсомольскими и истребительными батальонами к 10 час. 00 мин. 17. 10. 41 г. с задачей не допустить прорыва противника на Москву.

Передовые части противника подошли к г. Малоярославцу и завязали бои на его окраинах.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвалось не более трех бомбардировщиков. По данным оперативной сводки № 87 штаба МПВО Москвы сигнал воздушной тревоги не подавался. На город сброшено 11 фугасных бомб. Повреждены 7 жилых домов. 27человек ранено, 11 человек убито.

В 25 районах Москвы сформированы партийно-комсомольские батальоны общей численностью 10 тыс. человек.

В соответствии с приказом НКВД СССР в течение суток сформирован истребительный мотострелковый полк УНКВД СССР из истребительных батальонов Коминтерновского [133] и Красногвардейского районов Москвы и сотрудников УНКВД СССР. Перед полком поставлена задача проводить рейды в тылу врага, небольшими группами совершать диверсионные акты на военных объектах и коммуникациях противника.

Состоялось собрание тульского городского партийного актива. На нем принято решение об организации стойкой обороны Тулы.

Поздно вечером на опытном конструкторском бюро Наркомата боеприпасов уничтожено станочное оборудование — 30 токарных и фрезерных станков. Начальник ОКБ Гальперин, его заместители Ионов, Баркан и Фишман выехали на автомашинах в неизвестном направлении.

Под покровом темноты были разграблены несколько десятков продовольственных и промтоварных магазинов.

Увеличился поток беженцев соединения и направлении от столицы.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о военно-учебных пунктах в Москве. В нем подчеркивалось: «В районах столицы развернулась энергичная работа по всеобщему военному обучению и отправке пополнения в ряды бойцов, обороняющих Москву».

17 октября — пятница

Ставка Верховного Главнокомандования образовала из войск правого крыла Западного фронта (22, 29 и 30-я армии) Калининский фронт. Командующим фронтом назначен генерал-полковник И. С. Конев. Войска фронта включились в Калининскую оборонительную операцию, проводимую войсками Западного фронта.

Войска 16-й армии Западного фронта оказали стойкое сопротивление противнику на волоколамском направлении. Его удар в стык Можайского и Волоколамского укрепленных районов успеха не имел.

Немецкие соединения, обойдя с флангов войска 5-йармии, оборонявшихся на Бородинском поле, устремились к Можайску.

Немецко-фашистские войска овладели г. Камышин. [134]

3-я армия Брянского фронта вела бои в полном окружении. В болотах застрял автотранспорт, кончилось горючее, встали танки. Командующий армией генерал Я. Г. Крейзер принял решение об их уничтожении. Остатки личного состава армии вышли впоследствии в район севернее Поныри. Здесьчасти заняли участок тылового рубежа обороны фронта.

В связи с приближением немецких войск к столице по радио выступил первый секретарь МК и МГК ВКП (б) А. С. Щербаков. Он отметил, что в тяжелой борьбе, которую мы ведем, решающими являются выдержка, дисциплина, революционный порядок. Самым опасным является паника, что допустить нельзя. Пусть каждый из вас, на каком бы посту он ни стоял, какую бы работу ни выполнял, пусть будет бойцом армии, отстаивающим Москву от фашистских захватчиков.

Состоялось заседание исполкома Моссовета, которое обсудило факт дезертирства из столицы председателя Мосгорпромсовета Г. Пасечникова и начальника управления по делам искусств Т. Фрумкина, которые бросили свои учреждения на произвол судьбы. Исполком Моссовета постановил поручить Московскому управлению НКВД немедленно вернуть тт. Пасечникова и Фрумкина в Москву и предать их суду Военного трибунала.

18 октября — суббота

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О формировании стрелковых бригад». В нем, в частности, указывалось:

«... Сформировать к 15. 11. 1941 г. 25 отдельных стрелковых бригад».

Костяк командного и рядового состава формируемых бригад составили командиры и краснофлотцы Военно-Морского Флота. Поэтому новые соединения стали именоваться отдельными морскими стрелковыми бригадами (ОМСБ). Им были присвоены номера от 61 до 85включительно. 62, 64, 71, 74, 75 и 85-я ОМСБ действовали в составе Западного фронта в период битвы под Москвой.

Учитывая важность обороны на подольском и наро-фоминском направлениях, Ставка Верховного Главнокомандования приказала объединить войска, сражавшиеся в районе [135] Наро-Фоминска, управлением 33-й армии под командованием генерала М. Г. Ефремова.

После ожесточенных боев немецко-фашистские войска овладели г. Малоярославец.

Немецко-фашистские войска овладели г. Верея.

Немецкие танки ворвались в Можайск и овладели городом.

Противник на нескольких участках прорвал оборону можайского рубежа и оказался в 80–100 км от Москвы. Столица практически превратилась в прифронтовой город.

13-й армии Брянского фронта удалось прорвать кольцо окружения и переправиться на восточный берег р. Сваны. Из окружения вышло 10 тыс. человек со стрелковым оружием.

Одиночные самолеты противника пытались совершить налет на Москву. Прорвался один бомбардировщик. По данным оперативной сводки № 88 штаба МПВО Москвы воздушная тревога не объявлялась. В 09 час. 45 мин. сброшено 9фугасных авиабомб. На хлебозаводе № 6 разрушен склад с мукой, на ст. Воробьевы горы повреждено железнодорожное полотно. 6 человек ранено, 2 человека убито.

Исполком Моссовета рассмотрел вопрос о работе общего отдела и принял соответствующее постановление. Первейшей обязанностью отдела становилась проверка работы аппарата Моссовета, его управлений и отделов, а также районных Советов, сообщение в исполком об их работе и внесении предложений, направленных на улучшение их деятельности.

Группа участников строительства оборонительных рубежей вокруг Москвы обратилась ко всем строителям оборонительных укреплений с призывом самоотверженно работать, перевыполнять установленные нормы.

В газете «Правда» опубликовано письмо бойцов Всевобуча Краснопресненского района Москвы, в котором они писали:

«Мы клянемся: не уроним твоей чести Красная Пресня, будем стойко биться за тебя, за Москву, за великую советскую землю». [136]

19 октября — воскресенье

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О введении в г. Москве осадного положения». Оно обязывало:

1. Ввести с 20 октября 1941 г. в г. Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.

2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспортов с 12 час. ночи до 5 час. утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы...

3. Охрану строжайшего порядка в городе и пригородных районов возложить на коменданта г. Москвы генерал-майора Синилова, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды. 4. Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте.

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации заводов № 37, КИМ и «Подольского». Во изменение постановления ГКО от 9 октября заводы № 37, КИМ и Подольский завод эвакуировались в г. Свердловск.

Части и соединения 16-й армии Западного фронта вели ожесточенные бои на волоколамском направлении.

Части и соединения 33-й армии Западного фронта занимали боевые порядки в районе Наро-Фоминска. На наро-фоминском направлении продолжались упорные бои.

Немецко-фашистские войска овладели г. Лихвин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что навсех направлениях фронта продолжались бои. Особенноупорные бои шли на можайском и малоярославецком направлениях. Отбито несколько ожесточенных атак немецко-фашистских войск.

Газета «Известия» опубликовала сообщение о том, чторабочие завода имени Владимира Ильича задолго до началаработы приходят в свои цеха. Все пронизаны одной мыслью:дать фронту как можно больше вооружения. [137]

20 октября — понедельник

В Москве и прилегающих к городу районах введеноосадное положение.

33-я армия Западного фронта завершила развертываниечастей и соединений в районе Наро-Фоминска. На этом направлении продолжались упорные бои с противником.

Завершилось формирование рабочих батальонов длязанятия оборонительных рубежей на подступах к столице. На заводах и фабриках создавались дружины по охранепредприятий.

Становищенский мост на шоссе Волоколамск-Осташево остался не взорванным после отхода 316-й стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова. Комдив поставилперед партизанами Осташевского района задачу взорватьэтот мост и заминировать дорогу. С наступлением темнотыгруппа подрывников из партизанского отряда В. Ф. Проскурина взорвала мост, на 4 дня приостановив продвижениеколонн противника.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 20 октября шли бои на всем фронте и особенно наможайском, малоярославецком... направлениях. На Западномфронте немецко-фашистские войска, поддержанные крупными соединениями танков, предприняли несколько ожесточенных атак на наши позиции. Наши войска атаки немцевотбили.

На 1-м Московском авторемонтном заводе состоялсямитинг, посвященный непосредственной угрозе Москве. Впринятом обращении коллектив завода обязался работать сутроенной энергией, давать сотни безотказно действующихмашин родной Красной Армии. В этот день аналогичныемитинги состоялись на заводе «Серп и Молот», на заводе им. К. Ворошилова и других предприятиях столицы.

21 октября — вторник

Подписан приказ командующего войсками Московского военного округа о создании прочной и устойчивой обороны г. Москвы. Для этого с сего дня предписывалось приступить к постройке огневых точек и баррикад в окрестностях, [138] непосредственно прилегающих к столице, на площадях и улицах внутри г. Москвы. Непосредственное выполнение всех оборонительных работ, обеспечение рабочей силой, необходимыми материалами и транспортом возлагалось на Моссовет, райисполкомы г. Москвы и райисполкомы, территория которых прилегала непосредственно к городу.

Ставка ВГК передала в состав 5-й армии подкрепления — стрелковые дивизии и артиллерийские полки. Упорные бои в районе Можайского укрепленного района разгорелись с новой силой.

Части и соединения 33-й армии завязали бои в непосредственной близости от Наро-Фоминска.

16-я армия продолжала вести бои на волоколамском направлении.

Немецко-фашистская авиация совершила очередной налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 89 штаба МПВО Москвы воздушная тревога не объявлялась. В ходе налета сброшено 66 фугасных авиабомб. В Ленинградском районе разрушены здание заводоуправления завода № 1, мастерской вооружения завода № 51 на Октябрьском поле, неразорвавшейся бомбой пробито перекрытие филиала завода № 58 в Головановском переулке. В Киевском районе разрушен водопровод Рублевской станции. В остальном имеются незначительные повреждения: разрушены бараки, автобусная станция. 70 человек ранено, 29 человек убито.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 21 октября наши войска вели бои на всем фронте. Особенно напряженные бои продолжались на можайском, малоярославецком и калининском направлениях. Немцы несколько раз предпринимали атаки наших позиций, бросая в бой новые части. Наши войска атаки врага отбили. Под Москвой сбито 17 самолетов противника.

22 октября — среда

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О городских комитетах обороны». В соответствии с ним городские комитеты обороны создавались в краевых, областных [139] центрах и городах при фронтовых районов страны. Городские комитеты обороны состояли из председателя (секретарь обкома или горкома партии), заместителя (председатель исполкома облсовета или горсовета), старших военачальников, представителя НКВД. Городские комитеты обороны решали многочисленные и важные задачи, направленные на объединение усилий фронта и тыла для разгрома врага.

В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны создан Тульский городской комитет обороны в составе первого секретаря обкома В. Г. Жаворонкова{48} (председатель), председателя облисполкома Н. И. Чмутова, коменданта г. Тулы генерала А. К. Мельникова и начальника областного управления НКВД И. Н. Суходольского.

В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны в Московской области созданы городские комитеты обороны в городах: Подольске, Серпухове, Ногинске, Загорске, Орехово-Зуеве.

Указом Президиума Верховного Совета СССР военкому авиаэкскадрильи 29-го иап 31-й смешанной дивизии Калининского фронта лейтенанту Дудину Николаю Максимовичу присвоено звание Героя Советского Союза.

На волоколамском направлении немцы продвинулись на 12–15 км. Войска 16-й армии приостановили их атаки.

3-я и 13-я армии Брянского фронта, выйдя из окружения, сосредоточились в районе Тулы и на елецком направлении.

Немецко-фашистские войска овладели г. Наро-Фоминск.

В течение суток немецко-фашистская авиация небольшими группами совершала налеты на Москву. По данным оперативной сводки № 90 штаба МПВО Москвы в восьми районах города сброшено 45 фугасных авиабомб. В Краснопресненском районе взрывной волной сброшены 2 платформы и повреждены пути Москва-товарная Западной железной дороги. В Киевском районе разрушен 1-й путь и здание пакгауза № 3 на Киевском вокзале, остальные бомбы упали . [140] вне строений. В Октябрьском районе полностью разрушены дома по Бутырской улице 21, 23, 25. В Дзержинском районе разрушена секция склада № 3 и 8 жилых домов. В остальных районах — незначительные повреждения. 46 человек ранено, 14 человек убито.

В вечерней сводке Совинформбюро за 23 октября сообщалось, что 22 октября под Москвой сбито 24 самолета противника.

В газете «Московский большевик» опубликована передовая статья «Превратим Москву в неприступную крепость». В ней, в частности, подчеркивается: «Москва станет крепостью, неприступной твердыней. И это зависит от нас самих, от нашей решимости, энергии, организованности».

23 октября — четверг

Завершилась Брянская оборонительная операция войск Брянского фронта. В ходе ее были окружены 3 полевых управления армий, 22 дивизии, 2 танковые бригады, 15 артиллерийских полков РГК. Из их числа сумели вырваться из окружения остатки нескольких частей и соединений. Фронт понес большие потери в живой силе, погибли и были пленены десятки тысяч солдат и командиров Красной Армии.

1-я гвардейская Московская мотострелковая дивизия под командованием полковника А. И. Лизюкова самоотверженно сражалась с частями 20-го армейского корпуса противника. В ходе боев она отбросила врага за р. Нара и вынудила его перейти к обороне.

Немецко-фашистская авиация группой до 25 самолетов совершила очередной налет на Москву. К городу прорвалось 5 бомбардировщиков. По данным оперативной сводки № 91штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 18 час. 23 мин. В ходе налета на город сброшено 43 фугасных и до 1500 зажигательных авиабомб. В результате частично сгорели склады Московского государственного управления резервов по Волочаевской улице, 36, на заводе Оргавиапрома разрушено одноэтажное здание и пострадали постройки вблизи Даниловского рынка. Разрушен жилой дом по ул. Осипенко, 84, а на Садово-Кудринской ул. на территории зоопарка [141] обгорел соболятник. 83 человека ранено, 24 человека убито. Отбой воздушной тревоги дан в 23 час. 41 мин.

Немецко-фашистские войска овладели г. Белев.

Тульский городской комитет обороны принял постановление об ускорении строительства укреплений вокругТулы и в самом городе.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что наши войска вели бои на всем фронте. На можайском и малоярославецком направлении немецко-фашистские войска предприняли ряд ожесточенных атак на наши позиции. Атаки немцев отбиты с большими потерями для врага. Под Москвой сбито 4 самолета противника.

В газете «Известия» опубликовано письмо коммунистов Ташкентской партийной организации защитникам Москвы. В нем, в частности, говорилось:

«Мы клянемся сделать все необходимое для фронта, использовать все возможности и ресурсы, чтобы обеспечить Красную Армию и доблестных защитников Москвы вооружением и продовольствием».

24 октября — пятница

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об организации военно-эксплуатационных отделений и переводе на положение состоявших в рядах Красной Армии работников, связанных с движением поездов». В нем, в частности, говорилось: организовать в Московском железнодорожном узле на базе существующих отделений движения, отделений паровозного хозяйства и других хозяйственных единиц военно-эксплуатационные отделения. Перевести работников военно-эксплуатационных отделений на казарменное положение.

СНК СССР принял постановление «О выдаче аванса в счет зарплаты рабочим и служащим Московского железнодорожного узла и предприятий НКПС по Московской области и г. Туле».

Началась Тульская оборонительная операция войск Брянского фронта (с 11 ноября левого крыла Западного фронта) против наступавшей 2-й танковой армии Гудериана. Противник возобновил наступление на Тулу. [142]

Немецко-фашистские войска овладели г. Таруса, создав угрозу глубокого обхода Тулы с севера.

Подписан приказ командующего войсками Московского военного округа об организации обороны столицы. На подмосковных рубежах организовывалась сплошная зона заграждений. Внутренняя оборонительная полоса оборудовалась по линии Московской окружной железной дороги.

289-й противотанковый полк 16-й армии в течение 12часов прямой наводкой разил вражеские танки, рвавшиеся к Волоколамску. Только один расчет младшего сержанта П. Д. Стемасова подбил 9 вражеских танков.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 92 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 19 час. 02 мин. Прорвавшиеся бомбардировщики на территорию города сбросили 25 фугасных и до 600 зажигательных авиабомб. На 2-м Самотечном переулке разрушены жилые дома, серьезно пострадала база НКПС и четвертый главный путь Москва-товарная Западной железной дорога. 17 человек ранено, 8 человек убито. Отбой воздушной тревоги дан в 22 час. 43 мин.

Московские партизаны закончили сосредоточение в подмосковных лесах: 39 партизанских отрядов Лотошинского, Боровского, Подольского, Серпуховского, Угодско-Заводского, Осташевского, Высокиничского, Наро-Фоминского, Верейского, Рузского и других районов общей численностью 1688 человек.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что ожесточенные атаки немецко-фашистских войск на наши позиции на можайском и малоярославецком направлениях отбиты частями Красной Армии с большими потерями для противника. Под Москвой сбито 17 самолетов противника.

25 октября — суббота

Государственный Комитет Обороны принял постановление об эвакуации хлебных грузов из ряда районов и областей. Утвержден план перевозки хлебных ресурсов, в том числе из Орловской, Тульской, Рязанской и Московской областей. [143]

По указанию Государственного Комитета Обороны образован специальный орган — Комитет по эвакуации в глубь страны из районов при фронтовой полосы запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, текстильных, швейных, табачных фабрик и мыловаренных заводов.

Войска 5-й армии нанесли контрудар по соединениям 4-й танковой группы противника. Часть 82-й мотострелковой дивизии полковника Г. П. Карамышева и 25-й танковой бригады полковника И. Л. Таранова подошли к восточной окраине Дорохова и блокировали узел шоссейных дорог, задержав дальнейшее продвижение немцев.

Тульский городской комитет обороны ввел в городе осадное положение.

Небольшая группа самолетов совершила очередной налет на Москву. К городу прорвался одиночный бомбардировщик. По данным оперативной сводки № 93 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 20 час. 10 мин. На территорию Сталинского района сброшено 2 фугасные и до 400 зажигательных авиабомб. Сгорело 2 строения по Парковому проезду. Пострадавших нет. Отбой воздушной тревоги дан в 21 час. 41 мин.

Исполком Моссовета принял постановление о передаче санитарному управлению Западного фронта 100 оборудованных автобусов для перевозки раненых.

Группа партизан Уваровского района Московской области под командованием тов. Кускова взорвала 30-метровый железнодорожный (Шрякинский мост) на магистрали Уварово-Поречье.

В утреннем сообщении Совинформбюро 26 октября сообщалось, что 25 октября под Москвой советской авиацией сбито два немецких самолета-разведчика.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 25 октября наши войска вели бои на можайском, малоярославецком и других направлениях.

26 октября — воскресенье

СНК СССР по представлению образованного накануне Комитета по эвакуации утвердил план эвакуации хлебных [144] грузов из при фронтовой полосы, в том числе Тульской, Рязанской, Московской областей.

Части и соединения левого фланга 16-й армии вели ожесточенные бои на подступах к Волоколамску.

Московский городской комитет партии обратился к трудящимся столицы с призывом напрячь все силы для укрепления города. «Москва в опасности... Нужно торопиться. Время не ждет. Мы должны создать такую сеть укреплений, через которую никогда не пройдет враг», — говорилось в обращении.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 26 октября наши войска вели бои на можайском, малоярославецком и ряде других направлений. На разных участках Западного фронта немцы предприняли ряд ожесточенных атак на наши позиции. Все атаки немецко-фашистских войск были отбиты с большими потерями для врага.

В газете «Правда» опубликовано письмо колхозников балаковской сельхозартели «Спартак» Саратовской области Москвичам, в котором подчеркивалось: «Мы вам поможем, все, что от нас зависит сделаем, чтобы обеспечить победу».

27 октября — понедельник

Войска 5-й армии Западного фронта в ходе ожесточенных боев остановили наступавшего противника западнее и юго-западнее Кубинки.

Войска 16-й армии Западного фронта отошли восточнее Волоколамска. Немецкие части ворвались в город и овладели им.

Войска 50-й армии Брянского фронта вели борьбу станковыми частями Гудериана, обходящими их с открытых флангов в направлении Тулы.

Тульский городской комитет обороны принял решение развернуть в боевой порядок Тульский рабочий полк по левую сторону Орловского шоссе, а 156-й полк НКВД — по правую сторону. Здесь же находились батареи 732-го зенитного артиллерийского полка. [145]

Партизанские отряды Жиздрикова и Голованова, действовавшие в Наро-Фоминском районе, заминировали дорогу на подступах к городу и устроили засаду. В ходе боя была уничтожена автотехника и большое количество солдат противника.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 27 октября наши войска вели бои с противником на можайском, малоярославецком и других направлениях. Под Москвой сбито 20 самолетов противника.

28 октября — вторник

Указом Президиума Верховного Совета СССР заместителю командира авиаэскадрильи 27-го иап 6-го иак ПВО лейтенанту Катричу Алексею Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру авиаэскадрильи 11-го иап 6-го иак ПВО капитану Титенкову Константину Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Указом Президиума Верховного Совета СССР большая группа воинов Московской зоны ПВО награждена орденами и медалями.

Войска левого фланга 16-й армии Западного фронта на рубеже 4 км восточнее Волоколамска, Рождественно остановили противника и стабилизировали фронт.

С приближением противника к Туле, боевой рубеж на Воронежском шоссе заняла 260-я стрелковая дивизия, а на Одоевском шоссе — батальон милиции.

Немецко-фашистские войска овладели г. Щекино.

Немецко-фашистская авиация в течение суток предприняла несколько налетов на Москву. К городу прорвались одиночные бомбардировщики. По данным оперативной сводки № 95 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлялась 4 раза. Прорвавшиеся самолеты сбросили 110 фугасных и до 1200 зажигательных авиабомб. В Ленинском районе разрушен столярный цех кирпичного завода, в Ленинградском — здание школы № 155, 4 жилых дома и пробито перекрытие в институте иностранных языков. В Таганском районе разрушен жилой корпус мясокомбината и повреждены[146] железнодорожные пути. 144 человек ранено, 26 человек убито.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 28 октября наши войска вели бои с противником на можайском, малоярославецком, волоколамском и харьковском направлениях. Атаки немецко-фашистских войск на наши позиции на ряде участков Западного фронта отбиты частями Красной Армии с большими потерями для врага. Под Москвой сбито 6 вражеских самолетов.

29 октября — среда

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О плане эвакуации из районов при фронтовой полосы оборудования и товаров пищевой промышленности». Подлежали эвакуации материальные ценности и продовольствие из ряда районов, в том числе Московской области.

Войска Западного фронта провели несколько успешных контрударов в районе Скирманово, Дорохове, Наро-Фоминск. В результате наша оборона стабилизировалась на рубеже Волжское водохранилище, Волоколамск, Наро-Фоминск, реки Нара и Ока до Алексина.

Начались оборонительные действия войск, находящихся на подступах к Туле. Вечером они отбили все атаки противника.

Немецко-фашистские войска захватили Ясную Поляну — музей-усадьбу великого русского писателя Л. Н. Толстого.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 96 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 19 час. 14 мин. На город сброшено 27 фугасных и до 1300 зажигательных авиабомб. Одна из бомб упала на Старую площадь, 4 — разрушено здание ЦК ВКП (б). В Кировском районе на заводе «Станконормаль» разрушен цех, а на фабрике «Непрерывка» — цех № 1. Сведений о пострадавших не имеется. Отбой воздушной тревоги дан в 22 час. 05 мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 29 октября наши войска вели бои с противником на волоколамском, можайском и малоярославецком направлениях. [147] Наши части отбили ряд ожесточенных атак противника. Под Москвой сбито 47 немецких самолетов.

30 октября — четверг

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О торговле в г. Москве». В постановлении предусматривалось:

«1. Продажу водки и вина в г. Москве формально не воспрещать, а на деле прекратить.

2. Коммерческую торговлю по продовольствию и промтоварам в г. Москве прекратить на деле, а коммерческие магазины использовать для торговли по карточкам».

Завершена Можайско-Малоярославецкая оборонительная операция войск Западного фронта. В ходе ее немецко-фашистским войскам ценой больших потерь удалось вклиниться в нашу оборону на глубину от 20 до 75 км, но прорвать созданный на Можайской линии новый фронт обороны они так и не смогли.

Подписан приказ командующего Западным фронтом о приведении обороны в повышенную боевую готовность. Частями соединениям фронта ставилась задача в первом же оборонительном бою нанести противнику такое поражение, которое должно полностью сорвать его замыслы и в дальнейшем создать условия для проведения контрудара наших войск.

Отражена танковая атака немецких войск на Тулу. Главные удары противник наносил по Орловскому шоссе и Рогожинскому поселку.

Командующий 50-й армией генерал-майор А. Н. Ермаков подписал приказ о создании Тульского боевого участка. Его начальником назначен заместитель командующего армией генерал-майор В. С. Попов.

Вечером в Тулу по приказу Ставки ВГК прибыла 32-ятанковая бригада (34 танка) и батальон мотопехоты (960 человек).

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что в течение 30 октября наши войска вели ожесточенные бои с противником на волоколамском, можайском, малоярославецком и тульском направлениях. Все атаки немецко-фашистских войск на наши позиции были отбиты с большими для врага потерями. [148]

31 октября — пятница

Защитники Тулы продолжали успешно отражать яростные атаки противника. В этот день было предпринято 6атак. Защитники Тулы уничтожили 34 вражеских танка. Немцы в город не прорвались.

По приказу Ставки ВГК в Тулу прибыл 34-й гвардейский дивизион «катюш». В ночь на 1 ноября он дал залп по скоплению танков противника во время их заправки. Уничтожено 13 бронированных машин и большое число бензозаправщиков.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 97 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 14 час. 02 мин. На город сброшено 117 фугасных авиабомб. В разных районах города возникли очаги поражения. 50 человек ранено, 11 человек убито. Отбой воздушной тревоги дан в 15 час. 40 мин.

Исполком Моссовета своим решением выделил на оборонительное строительство 7 млн. рублей и определил порядок дальнейшего финансирования оборонительных работ.

1 ноября — суббота

Продолжалась героическая оборона Тулы. Противник осуществил обход города с юго-востока и востока силами 17-й танковой, 112 и 167-й пехотных дивизий. Одновременно к городу рвались 3 и 4-я танковые дивизии и моторизованный полк «Великая Германия». Все атаки врага отражены. Защитники Тулы отстояли город и не дали немцам прорваться к столице с южного направления.

Исполком Моссовета принял постановление об объединении горплана и мобилизационного отдела в горплан. Мобилизационные планы и планы военного производства сосредоточивались теперь в одном месте. Это способствовало не только быстрому решению возникающих вопросов, связанных с потребностями фронта, но и усилению контроля за их выполнением.

В Можайском районе партизанский отряд «Суровый» под командованием А. И. Савостьянова взорвал мост через [149] реку Протву около Картуновского детского дома и приостановил продвижение колоны противника.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 5 немецких самолетов.

2 ноября — воскресенье

Звено самолетов 531-го иап под командованием лейтенанта Н. Г. Лисконоженко на подступах к Москве вступило в бой с 12 немецкими бомбардировщиками. В этом бою отважный летчик уничтожил три самолета, из них два таранным ударом. Будучи раненым, он довел свой поврежденный истребитель до аэродрома и совершил посадку.

Фашисты казнили отважного 16-летнего партизана Тульской области А. П. Чекалина в селе Песковатское, близ станции Лихвин (ныне г. Чекалин).

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 4 немецких самолета.

В газете «Правда» опубликовано письмо защитников полуострова Ханко героическим защитникам Москвы, в котором защитники Ханко писали, что они восхищены мужеством и упорством воинов Красной Армии, жестоко бьющих фашистов на подступах к Москве.

3 ноября — понедельник

Состоялось совещание секретарей райкомов ВКП (б) Москвы, заведующих отделами пропаганды и агитации райкомов партии. С докладом о XXIV годовщине Великого Октября выступил начальник управления пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) Г. Ф. Александров. Речь шла об особенностях празднования годовщины Октября и очередных задачах московской партийной организации.

Немецко-фашистская авиация совершила ночной налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 98 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 23 час. 17 мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось об ожесточенных боях на калининском участке фронта. Под Москвой сбито 2 немецких самолета. [150]

4 ноября — вторник

На предприятиях и в учреждениях столицы состоялись собрания трудящихся, посвященные XXIV годовщине Великого Октября. На собраниях приняты резолюции, в которых москвичи заверяют о своей готовности до последней капли крови защищать Москву.

По данным оперативной сводки № 98 штаба МПВО Москвы в ходе воздушного налета на город сброшено 23фугасных авиабомбы. Наиболее существенные разрушения имеются в Октябрьском, Сокольническом и Краснопресненском районах. 14 человек ранено, 4 человека убито. Отбой воздушной тревоги дан в 01 час. 17 мин.

В газете «Московский большевик» опубликована передовая статья «На защиту Москвы!». В ней, в частности, говорится: «Выдержать натиск врага, упорной и активной обороной измотать силы фашистов, отстоять родную Москву — такова боевая задача, поставленная перед войсками, обороняющими столицу... Мы, москвичи, жители подмосковных городов и сел, обязаны сделать все, чтобы наша славная Красная Армия выполнила свой долг перед Родиной».

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось об ожесточенных боях на можайском и калининском участках фронта. Под Москвой уничтожено 11 немецких самолетов.

5 ноября — среда

Продолжали проходить торжественные собрания на предприятиях столицы, посвященные XXIV годовщине Великого Октября. Трудящиеся клялись защитить родную Москву.

К Москве прорвался одиночный бомбардировщик противника. По данным оперативной сводки № 99 воздушная тревога в городе не объявлялась. Сброшено 9 фугасных авиабомб. Повреждено несколько жилых домов. 1 человек ранен, 5 человек убито.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой уничтожено 27 немецких самолетов.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о том, что трудящиеся Москвы внесли в фонд обороны страны более 86 [151] млн. рублей, а также 141 грамм платины, 7719 грамм золота, около 373 килограммов серебра и более чем на 5 тыс. рублей по номиналу золотой монеты.

6 ноября — четверг

Состоялось торжественное собрание Московского совета депутатов трудящихся совместно с партийными и общественными организациями столицы, посвященное XXIV годовщине Великой октябрьской социалистической революции. Оно проходило в подземном зале станции метро «Маяковская». С докладом выступил Председатель ГКОИ. В. Сталин. Подводя итоги четырех месяцев войны, он вскрыл причины неудач Красной Армии и в то же время показал беспочвенность расчетов фашистских захватчиков на молниеносную войну против СССР.

Бомбардировочная авиация Западного фронта нанесла удары по аэродромам противника в районах Ржев, Калуга, Алексин, Сычевка, Юхнов. Уничтожено 14 немецких самолетов.

К Москве прорвался одиночный вражеский бомбардировщик. По данным оперативной сводки № 100 воздушная тревога объявлена в 19 час. 03 мин. На окраину города сброшено 7 фугасных авиабомб. Разрушены отдельные строения. Пострадавших нет. Отбой воздушной тревоги дан в 20час. 42 мин.

Во всех партизанских отрядах Орловской области состоялось торжественное принятие партизанской присяги. Она, в частности, гласила:

«Я, гражданин великого Советского Союза, верный сын героического русского народа, присягаю, что не выпущу из рук оружия, пока последний фашистский гад на нашей земле не будет уничтожен».

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой уничтожено 34 немецких самолета.

7 ноября — пятница

На Красной площади состоялся традиционный парад войск. С речью с трибуны Мавзолея выступил Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин. Обращаясь к воинам, он [152] сказал:

«На нас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков... «.

Участники парада прямо с Красной площади направлялись на фронт, на защиту столицы.

3 и 50-я армии Брянского фронта нанесли контрудары по танковым соединениям Гудериана. Немцам пришлось перейти к обороне.

Московский автозавод получил задание освоить производство пистолетов-пулеметов Шпагина (ППШ). Это ответственное задание поручено механосборочному цеху № 3.

8 ноября — суббота

Выехали на Западный фронт из всех районов Москвы делегации трудящихся с подарками бойцам, командирам и политработникам. Перед их отъездом трудящиеся столицы дали своим делегатам наказ — заверить защитников города, что москвичи дадут фронту все, что требуется, и в кратчайшие сроки.

Партизанский отряд под командованием В. И. Кускова в районе Можайска взорвал Рогачевский мост. Немцы затратили немало времени на его восстановление, прежде чем возобновить прерванное движение транспорта и боевой техники.

9 ноября — воскресенье

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об усилении и укреплении противовоздушной обороны территории Советского Союза». В соответствии с ним утверждалась должность командующего Войсками ПВО территории страны — заместителя Наркома обороны по ПВО; на эту должность назначен генерал-майор М. С. Громадин. Войска ПВО изымались из подчинения командующих военными округами и фронтами и во всех отношениях подчинялись командующему Войсками ПВО территории страны. Зона ПВО расформировывалась и на их базе образовывались корпусные и дивизионные районы ПВО, в том числе Московский корпусный район ПВО.

Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру отделения 289-го истребительного противотанкового [153] артиллерийского полка 16-й армии младшему сержанту Стемасову Петру Дмитриевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Директивой Ставки ВГК в целях объединения управления всеми силами, действовавшими на московском направлении, упразднялся Брянский фронт. Его правофланговая 50-я армия передавалась в состав Западного фронта, а две другие армии — 3и 13-я — в состав Юго-Западного фронта.

Немецко-фашистская авиация совершила серию налетов на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 101 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлялась четыре раза. Первый сигнал воздушной тревоги дан в 13 час. 53 мин.

В сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 6 немецких самолетов. Наши авиачасти, действовавшие на тульском участке фронта, в этот день уничтожили и вывели из строя 21 немецкий танк, 80 автомашин с военными грузами, рассеяли и уничтожили до полка мотопехоты противника.

10 ноября — понедельник

Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации части трамвайных вагонов и автобусов из гор. Москвы».

В соответствии с директивой Ставки ВГК производилось расформирование Брянского фронта и передача его армий в состав Западного и Юго-Западного фронтов.

Войска 49-й армии (командующий генерал-лейтенант И. Г. Захаркин) Западного фронта начали бои с противником, который пытался прорваться южнее Алексина в тыл 50-й армии.

По данным оперативной сводки № 101 штаба МПВО Москвы в ходе воздушных налетов на город сброшено 67фугасных и до 1400 зажигательных авиабомб. В столице возникли многочисленные очаги поражения. 137 человек ранено, 26 человек убито. Последний отбой воздушной тревоги дан в 06 час. 34 мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на тульском и крымском участках фронта. [154]

11 ноября — вторник

Продолжались ожесточенные бои 49-й армии Западного фронта южнее г. Алексина.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались два самолета. По данным оперативной сводки № 102 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 12 час. 47 мин. Бомбардировщики сбросили 15 фугасных авиабомб, которые причинили незначительные разрушения. 72 человека ранено, 22 человека убито. Отбой воздушной тревоги дан в 14 час. 52 мин.

Партизаны Осташевского района под командованием И. Е. Шапошникова устроили засаду между деревнями Акулово и Судниково. Вскоре показалась вражеская колонна. В ходе завязавшегося боя партизаны уничтожили грузовую автомашину с солдатами и броневик.

Немецко-фашистские войска овладели г. Малоархангельск {49}.

12 ноября — среда

Войска 49 и 50-й армий нанесли мощный контрудар по частям 2-й танковой армии противника в районе Суходола и не только остановили его наступление, но и отбросили к западу от шоссе Тула-Москва.

В сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 5 немецких самолетов.

В газете «Комсомольская правда» опубликовано письмо стахановок Московского автозавода ко всем девушкам с призывом: «Девушки, на производство!».

13 ноября — четверг

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О производстве на ноябрь и декабрь месяцы 1941 г. 50-мм минометов по предприятиям г. Москвы». В соответствии с ним НКПС обязывался металл и другие грузы, идущие в[155] адрес заводов, производящих минометы, продвигать с воинской скоростью.

Военно-воздушные силы Западного, Калининского фронтов, Московского военного округа и авиации дальнего действия нанесли удар по аэродромам противника на московском направлении. Уничтожено до 30 немецких самолетов.

Тульский городской комитет обороны принял постановление о формировании из молодежи отряда истребителей танков общей численностью 500 человек.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 103 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 19 час. 55 мин. На город сброшено 17 фугасных авиабомб, причинивших наибольший ущерб станции Москва-товарная Западной железной дороги. Разрушено 8 жилых домов. 33 человека ранено, 6 человек убито. Отбой воздушной тревоги дан в 21 час. 20 мин.

Немецко-фашистские войска овладели г. Новосиль.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о том, что защитники Москвы направили гарнизону Ханко письмо, в котором писали: «Ваш подвиг не только восхищает советских людей — он вдохновляет на новые подвиги, учит, как надо оборонять страну от жестокого врага, зовет к беспощадной борьбе с фашистским бешеным зверем».

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 2 немецких самолета.

14 ноября — пятница

Командующий Западным фронтом получил распоряжение И. В. Сталина: упреждающими ударами сорвать наступление противника; один из них нанести «в районе Волоколамска, а другой — из района Серпухова, во фланг 4-й армии немцев».

Войска 49-й армии нанесли по противнику в районе Серпухова контрудар, который сыграл определенную роль в срыве подготовки наступления немецко-фашистских войск юго-западнее Москвы. В результате 4-я немецкая армия перешла в наступление с большим опозданием. Противник перебросил в этот район дополнительные силы и ослабил свою [156] группировку, предназначенную для наступления вдоль Варшавского шоссе на Подольск.

Контрудар 16-й армии в районе Волоколамска оказался неудачным и не достиг цели. Армия понесла большие потери, ее оборона была ослаблена.

Военный совет Западного фронта предупредил командующих армиями о возможном возобновлении наступления противника на Москву и потребовал от них принять срочные меры по отражению этого наступления. Военным советам армий было приказано тщательно проверить состояние обороны частей первого эшелона.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 105 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 13 час. 26 мин. На город сброшено 18 фугасных авиабомб. Серьезных разрушений нет. 6человек ранено, 2 человека убито. Отбой воздушной тревоги дан в 14 час. 21 мин.

Сформированы 4 и 5-я московские стрелковые дивизии из состава истребительных батальонов и бригад московских рабочих.

15 ноября — суббота

Войска группы армий «Центр» возобновили наступление на Москву. Противнику, действовавшему против правого крыла Западного фронта удалось создать значительное превосходство в силах и средствах. Вражеская группировка была нацелена для нанесения ударов по сходящимся направлениям с нижнего течения р. Лама на Клин, Солнечногорск и из района южнее Волоколамска на Истру и Солнечногорск с задачей окружить войска правого крыла Западного фронта.

Началась Клинско-Солнечногорская оборонительная операция войск правого крыла Западного фронта. В результате удара, обрушенного на наши войска, 30-я армия была вынуждена отступить на широком фронте и противник получил возможность развить успех на клинском направлении.

Войска 49 и 50-й армий вели упорные бои с противником, пытавшимся прорваться южнее Алексина. [157]

Немецко-фашистские войска овладели г. Богородицк.

В газете «Московский большевик» опубликована передовая статья «Московские железнодорожники на боевой вахте». Она призывала столичных железнодорожников в эти критические дни сделать все сполна, что требует фронт.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 4 немецких самолета.

На собрании жен красноармейцев и домашних хозяек, живущих в Лобковском переулке, принято решение об участии всех неработающих женщин в пошиве белья и теплых вещей для бойцов Западного фронта. При домоуправлении организован раздаточный пункт пошива.

16 ноября — воскресенье

Левый фланг 30-й армии под натиском 3-й танковой группы противника отошел к северу. Немцы стремительно продвигались восточнее Клина.

Войска 16-й армии стойко сражались с противником, наступавшим на волоколамском направлении. Правофланговые части армии нанесли контрудар севернее Волоколамска в стык 3-й и 4-й танковых групп.

У разъезда Дубосеково, что в 7 км юго-восточнее древнего русского города Волоколамска, совершили беспримерный подвиг 28 бойцов 4-й роты 2-го батальона 1075-гострелкового полка 316-й стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова. Они отбили первую атаку автоматчиков, а затем и танковую атаку. Но вскоре появилось еще 30 бронированных машин. Против горстки бойцов шла огромная сила. В разгар боя прибывший к бойцам младший политрук В. Г. Клочков произнес вдохновенные слова, которым было суждено войти в боевую летопись Отечественной войны: «Велика Россия, а отступать некуда: позади Москва!» Сам политрук, будучи раненным, бросился со связкой гранат под вражеский танк, взорвал его и погиб смертью героя. Более четырех часов длился неравный бой. Враг потерял 18 танков, более 70 солдат и офицеров, и лишь позднее смог пробиться вперед. Большинство воинов пали на поле сражения. Но шестеро из двадцати восьми героев-панфиловцев остались тогда [158] живыми — Д. Ф. Тимофеев, Г. М. Шемякин, И. Д. Шадрин, Д. А. Кожубергенов, И. Е. Добробабин и И. Р. Васильев. Участникам этого легендарного боя было присвоено звание Героя Советского Союза.

Не смогли прорваться вражеские танки и на участке соседнего 1073-го стрелкового полка у села Рождественно, где 17 героев в тяжелом бою подбили 4 вражеских танка, заставив отойти остальные.

Четверка истребителей 16-го иап 6-го иак ПВО, ведомая лейтенантом И. П. Шумиловым, атаковала 7 немецких самолетов. В этом бою отважный летчик сбил одну, а затем таранил другую вражескую машину. Свой самолет Шумилов посадил на поле.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвался одиночный самолет. По данным оперативной сводки № 106 воздушная тревога объявлена в 20 час. 38 мин. Бомбардировщик сбросил 5 фугасных авиабомб. Повреждения причинены объектам в Таганском районе. 16 человек ранено, 2 человека убито. Отбой воздушной тревоги дан в 21 час. 58 мин.

Состоялся комсомольско-молодежный воскресник. В нем участвовало 150 тыс. человек. Рабочие и служащие транспорта и оборонных предприятий работали на своих местах; произведено вооружения и боеприпасов почти на 2млн. рублей. Участники воскресника перевели в фонд обороны 1, 9 млн. рублей, которые они заработали.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что наши войска на калининском и на одном из участков Юго-Западного фронта отбили ряд ожесточенных атак противника. Под Москвой сбито 11 немецких самолетов.

17 ноября — понедельник

Указом Президиума Верховного Совета СССР 316-ястрелковая дивизия награждена орденом Красного Знамени.

Противник продолжал наступление на всем фронте 16-й армии. Усиливая нажим на ее правый фланг, он вынудил часть войск отойти в полосу 30-й армии. В центре и на левом фланге все атаки противника были отбиты. [159]

Ставка ВГК с целью объединения усилий войск, оборонявших подступы к Москве с северо-запада, передала 30-ю армию Калининского фронта Западному фронту. 30-йармии были подчинены отошедшие в ее полосу и сражавшиеся в районе Завидово 58-я танковая и 24-я кавалерийская дивизии. Новый командующий 30-й армией генерал-майор Д. Д. Лелюшенко получил приказ прикрыть клинское направление и стык между 30-й и 16-й армиями.

Совместными усилиями войск 49 и 50-й армий попытки 43-го армейского корпуса противника прорваться южнее Алексина на коммуникации 50-й армии, оборонявшей Тулу, были отбиты.

Немецко-фашистская авиация дважды в течение дня совершала налеты на Москву. В обоих случаях прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 107 штаба МПВО Москвы воздушную тревогу объявили в 09 час. 49 мин. и в 15 час. 31 мин. Прорвавшиеся самолеты сбросили 51 фугасную и до 800 зажигательных авиабомб. Наибольшие повреждения причинены объектам в Советском, Калининском и Первомайском районах. Число потерь уточняется. Отбой воздушной тревоги дан соответственно в 10 час. 49мин. и в 16 час. 47 мин.

Партийное собрание завода имени Владимира Ильича приняло решение производственную программу ноября перевыполнить по «Изделию БМ» на 40 процентов, по снарядам М-13 на 20 процентов, а также произвести подготовку и пуск производства литых снарядов и мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на Калининском фронте и на одном из участков Юго-Западного фронта.

18 ноября — вторник

На южном крыле Западного фронта 2-я немецкая танковая армия прорвала оборону 50-й армии и развернула наступление на Каширу и Коломну, в обход Тулы с востока.

Ставка ВГК в целях срыва наступления в районе Тулы приказала командующему Западным фронтом подготовить и провести контрудар силами кавалерийского корпуса, усиленного [160] стрелковой и танковой дивизиями, танковой бригадой с задачей разбить противника, рвавшегося к Кашире.

16-я стрелковая дивизия переименована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

У деревни Гусенево у Волоколамского шоссе пал смертью храбрых командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И. В. Панфилов. Похоронили Ивана Васильевича на Новодевичьем кладбище в Москве.

Немецко-фашистская авиация в течение дня совершила несколько налетов на Москву. По данным оперативной сводки № 108 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлялась в 07 час. 15 мин., 13 час. 59 мин., 19 час. 55 мин. и 23час. 05 мин. В ходе налетов на город сброшено 7 фугасных идо 450 зажигательных авиабомб. Наиболее пострадали объекты в Ленинском и Фрунзенском районах. 7 человек ранено. Отбой воздушной тревоги дан соответственно в 08 час. 15 мин., 16 час. 15 мин., 21 час. 01 мин. и 23 час. 57 мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на калининском, волоколамском направлениях и на одном из участков Юго-Западного фронта.

19 ноября — среда

Войска 16-й армии после ожесточенных боев в районе Волоколамска, Дубосеково отошли на новый рубеж обороны, сдерживая удары противника, стремившегося овладеть Клином.

Соединения и части 50-й армии, ведя тяжелые сдерживающие бои с главными силами 2-й танковой армии, оставили Дедилово и отражали атаки в районе Новомосковска. Создалась угроза прорыва немецких войск к Веневу и Зарайску.

Немецко-фашистская авиация пыталась совершить налет на Москву. Последовательно прорывались по одному бомбардировщику. По данным оперативной сводки № 109штаба МПВО Москвы в течение дня 5 раз объявлялась воздушная тревога. Сброшено 10 зажигательных авиабомб. Они упали в парке Северного порта и не вызвали пожаров. [161]

На состоявшимся партийном собрании коммунистов завода имени С. Орджоникидзе принято решение организовать выпуск автоматов ППШ и минометов на базе освободившихся после эвакуации цехов завода.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на ростовском (Ростов-на-Дону), калининском и волоколамском участках фронта.

20 ноября — четверг

Государственный Комитет Обороны принял постановление о преимуществах в присвоении очередных воинских званий лицам начальствующего состава действующей армии.

Войска 30 и 16-й армий вели упорные бои на подступах к Клину.

Военный совет Западного фронта, учитывая возможность глубокого прорыва танковых дивизий врага в тыл фронта с юга, образовал Веневский боевой участок. В его состав были включены действующие на этом направлении две стрелковые, одна кавалерийская дивизии, две танковые бригады и несколько артиллерийских батарей.

Исполнительный комитет Московского городского Совета принял решение «О столовых для руководящих партийных, советских и хозяйственных работников». Районным советам разрешалось организовать по одной такой столовой на район. Количество питающихся в столовой без карточек устанавливалось в количестве 100 человек на район.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на ростовском (Ростов-на-Дону), волоколамском и тульском участках фронта.

21 ноября — пятница

Войска 30 и 16-й армий продолжали вести упорные бои на подступах к Клину.

Войска 50-й армии вели упорные бои в районе Новомосковска.

Немецко-фашистские войска овладели г. Высоковск. [162]

Исполком Моссовета подвел итоги работы предприятий местной промышленности и промкооперации по выпуску военной продукции в октябре и за 15 дней ноября. Отмечено, что в виду сложной обстановки план месяца выполнить не удалось. В ноябре производство вооружения пошло вверх и стабилизировалось.

Исполком Моссовета рассмотрел вопрос о возможностях Мосэнерго и принял постановление о вовлечении предприятий, домоуправлений, всех жителей города в борьбу за экономию электроэнергии. Устанавливался лимит пользования ею для всех абонентов.

В сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на ростовском (Ростов-на-Дону), волоколамском и тульском участках фронта.

Партизанский отряд Ю. Д. Миловзорова на территории Лотошинского района Московской области, устроив засаду, уничтожил несколько вражеских автомашин с грузами.

22 ноября — суббота

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О производстве пистолетов-пулеметов Шпагина (ППШ) на заводах гор. Москвы». В постановлении указывалось:

«1. Принять предложение секретаря МГК Попова Г. М. об организации производства ППШ на заводах им. Сталина (наркомат среднего машиностроения) и счетно-аналитических машин (САМ. — Авт. ).

2. Установить мощность по заводу им. Сталина — ежедневный выпуск 1200 шт. и по заводу САМ — ежедневный выпуск — 300 шт. с достижением полной мощности в конце января 1942 г.

3. Установить программу на декабрь 1941 г. на заводе им. Сталина — 10000 шт. и на заводе САМ — 4000 шт.

4. В связи с развертыванием производства вооружения в г. Москве запретить дальнейшую эвакуацию металлорежущих станков и кузнечно-прессового оборудования из Москвы и Московской области без согласования с МГК ВКП (б) «.

Танки противника с севера прорвались в Клин, но вскоре были выбиты из города. [163]

Войска, оборонявшие Тулу с юга, оставили г. Новомосковск. Танковые дивизии врага устремились в район Венева.

Немецко-фашистская авиация пыталась совершить налет на Москву. Бомбардировщики к городу не были допущены. По данным оперативной сводки № 110 штаба МПВО Москвы в городе дважды объявлялся сигнал воздушной тревоги.

Группа подрывников Волоколамского партизанского отряда проникла на территорию охраняемого вражеского перевалочного склада боеприпасов и горючего. Старший группы И. Н. Кузин, подвергаясь смертельной опасности, заложил взрывчатку, облил бензином ящики с боеприпасами и поджег бикфордов шнур. Склад противника взлетел на воздух.

Исполком Моссовета принял постановление в соответствии с которым обязал комитет физкультуры и спорта до конца года подготовить из молодежи призывного возраста 500 мотоциклистов.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на клинском, волоколамском, тульском и ростовском (Ростов-на-Дону) участках фронта.

23 ноября — воскресенье

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О присвоении 8-й гвардейской стрелковой дивизии имени генерал-майора Панфилова И. В. «. Постановление гласило:

«Удовлетворить просьбу Военного совета Западного фронта и Военного совета 16-й армии о присвоении 8-йгвардейской стрелковой дивизии имени генерал-майора Панфилова И. В. И. Сталин».

Разгорелись ожесточенные бои на Веневском боевом участке. Противник пытался с ходу овладеть Веневым, но потеряв в борьбе с танковыми засадами пять танков, прекратил атаку. Еще одна атака во второй половине дня стоила ему 14 подбитых танков и до батальона пехоты. Немецкому командованию для усиления действий 3-й танковой дивизии [164] пришлось перебросить на это направление еще и 17-ю танковую дивизию.

Утром немецкие войска обошли наши части северо-восточнее и юго-западнее Клина и завязали ожесточенные бои на подступах к городу и внутри его. Чтобы избежать окружения, оперативной группе войск 16-й армии, на которую была возложена оборона Клина, пришлось поздним вечером оставить город. Потеря Клина ослабила оборону Москвы на этом направлении; между 30 и 16-й армиями образовался большой разрыв.

Немецко-фашистские войска овладели г. Ефремов.

Партизанские отряды численностью 254 человека под командованием В. Жабо и В. Карасева произвели вечером налет на населенный пункт Угодский завод, где дислоцировался штаб 12-го армейского корпуса противника. Партизаны окружили, а затем разгромили штаб, захватили важные документы. При отходе, прикрывать отряды было поручено группе под командованием председателя исполкома Угодеко-заводского района М. А. Гурянова. В ходе завязавшегося боя, он был тяжело ранен и схвачен фашистами. После жестоких пыток и безуспешных допросов гитлеровцы казнили отважного партизана.

На состоявшемся партийном собрании коммунистов фабрики «Большевик» было принято патриотическое решение:

«В целях более полного использования имеющейся рабочей силы, производственных помещений и оборудования поставить вопрос перед соответствующими учреждениями об организации на фабрике дополнительного производства продукции оборонного значения».

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на клинском, волоколамском, тульском и ростовском (Ростов-на-Дону) участках фронта.

24 ноября — понедельник

По указанию Ставки ВГК для укрепления обороны Москвы с северо-запада в район Красной Поляны выдвигалась оперативная группа полковника А. И. Лизюкова. В район [165] Крюково перебрасывались две дивизии, две танковых бригады и два противотанковых артиллерийских полка. На рубеж канала Москва-Волга, между Дмитровом и Икшинским водохранилищем выдвигалась из резерва 1-я ударная армия, которой командовал генерал-лейтенант В. И. Кузнецов.

Левофланговые дивизии 16-й армии вели напряженные бои в районах Солнечногорска и Истры.

В течение дня шли ожесточенные бои за город Венев. Части 413 и 299-й стрелковых дивизий под давлением превосходящих сил противника отошли на север. Город Веневпал. Веневский боевой участок прекратил свое существование. Со стороны Каширы создалась угроза прорыва противника на Москву.

Немецко-фашистские войска овладели г. Михайлов.

Исполком Моссовета принял постановление «О ремонте танков для фронта». Оно обязывало управление авторемонтных заводов Моссовета в двухсуточный срок начать ремонт танков для Западного фронта. Устанавливалось месячное задание по ремонту танков для завода № 37.

25 ноября — вторник

Уничтожающим огнем встретил передовые части противника 352-й зенитный артиллерийский дивизион под командованием майора А. П. Смирнова. Зенитчики остановили врага у ворот Каширы.

По приказу командующего Западным фронтом в район Каширы начали выдвигаться 2-й кавалерийский корпус генерала П. А. Белова и 112-я танковая дивизия полковника А. Л. Гетмана, имея задачу разбить противника в районе Каширы и отбросить его в южном направлении.

Войска 16-й армии после ожесточенных боев оставили г. Солнечногорск.

Немецко-фашистские войска овладели г. Скопин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно упорные бои происходили на волоколамском, сталиногорском и ростовском (Ростов-на-Дону) участках фронта. Под Москвой сбито 3 немецких самолета. [166]

26 ноября — среда

По приказу Ставки ВГК заняли свои боевые участки на северо-западных подступах к городу войска Московской зоны обороны.

Левофланговые дивизии 16-й армии продолжали вести ожесточенные бои в районе Истры.

Продолжались ожесточенные бои зенитчиков ПВО на южной окраине Каширы.

В соответствии с постановлением ГКО от 13 октября из Москвы и Московской области эвакуировано 5, 5 тысяч рабочих легкой промышленности, вывезено 8274 ткацких станка, 361816 прядильных и кружильных веретен, оборудование 7 фабрик Наркомата легкой промышленности.

Немецко-фашистские войска овладели г. Ливны.

При выполнении боевого задания в деревне Петрищево в ночь на 27 ноября схвачена гитлеровцами разведчица специальной войсковой части Западного фронта Зоя Космодемьянская, бывшая ученица 201-й средней школы г. Москвы. Она назвалась Таней. Несмотря на жестокие пытки и издевательства, не выдала врагу цели боевого задания и своих товарищей.

Исполком Моссовета рассмотрел вопрос о ремонте автомашин для действующей армии и утвердил суточный график их поставки Западному фронту.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что особенно ожесточенные бои происходили на волоколамском и сталиногорском участках фронта. Под Москвой сбито 2немецких самолета.

27 ноября — четверг

По указанию Ставки ВГК командующий Калининским фронтом предпринял частную наступательную операцию с целью сковать действия 9-й армии и помешать немецкому командованию за счет этой армии усилить свою группировку, действовавшую северо-западнее Москвы.

2-му кавалерийскому корпусу присвоено звание гвардейского, и он переименован в 1-й гвардейский кавалерийский корпус. [167]

1-й гвардейский кавалерийский корпус усиленный 112-й танковой дивизией, 9-й танковой бригадой и полком реактивных минометов, совместно с 173-й стрелковой дивизией нанес контрудар по острию немецкого танкового клина в районе Каширы, отбросил врага в район Мордвеса и таким образом окончательно остановил наступление противника.

Преодолевая сопротивление советских войск, передовые части противника подошли к каналу Москва-Волга в районе Яхромы.

Немецко-фашистские войска овладели г. Истра.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. Прорвались два бомбардировщика. По данным оперативной сводки №111 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 17 час. 40 мин. На город сброшено 2фугасных и до 20 зажигательных авиабомб. В Сокольническом районе разрушены перекрытия 2-х этажей комбината имени Цюрупы и цех сортовых размолов. Потери уточняются. Отбой воздушной тревоги дан в 18 час. 45 мин.

В течение дня авиация Западного фронта произвела 1525 боевых самолето-вылетов, сбросила на войска и технику противника 4798 авиабомб и 1500 реактивных авиаснарядов. Уничтожено и повреждено до 100 танков, до 600 автомашин с войсками и грузами противника.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбито 15 немецких самолетов.

В газете «Правда» опубликована передовая статья «Под Москвой должен начаться разгром врага!».

28 ноября — пятница

Танковые соединения противника форсировали канал Москва-Волга у Яхромы. По приказу Ставки ВГК из района Загорска введена в сражение ранее намеченного срока 1-яударная армия генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова, которая нанесла по противнику контрудар и сорвала его дальнейшее продвижение к Москве с северо-запада и севера.

Войска 16 и 30-й армий остановили левофланговые части и соединения 4-й немецкой армии не рубеже Звенигород — Нарские Пруды. Попытка противника организовать [168] наступление южнее Звенигорода и в районе Серпухова успеха не имела.

В результате контрудара по южной группировке противника частями 84-й стрелковой бригады (командир полковник В. А. Молев) Западного фронта освобожден г. Скопин.

Немецко-фашистские войска овладели г. Яхрома.

Немецко-фашистская авиация пыталась совершить налет на Москву. Прорвался один бомбардировщик. По данным оперативной сводки № 112 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 17 час. 05 мин. Сброшено 20 зажигательных авиабомб. Возникло возгорание цеха № 5 на заводе № 22. Жертв нет. Отбой воздушной тревоги дан в 19час. 23 мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что над Москвой сбито 19 немецких самолетов.

29 ноября — суббота

Командующий Западным фронтом генерал армии Г. К. Жуков доложил Верховному Главнокомандующему обобстановке на фронте и попросил отдать приказ о началеконтрнаступления. И. В. Сталин дал согласие.

Оперативная группа полковника А. И. Лизюкова, усиленная резервными войсками, преобразована в 20-ю армию. Командующим армией назначен генерал-лейтенант А. А. Власов.

Немецко-фашистские войска овладели г. Алексин.

В селе Петрищево Верейского района (близ Наро-Фоминска) фашисты казнили отважную разведчицу 3. А. Космодемьянскую.

Московские юноши и девушки обратились с письмом к молодым защитникам столицы с призывом отстоять Москву.

30 ноября — воскресенье

Государственный Комитет Обороны принял постановление «О лесных завалах». В нем указывалось, что необходимо усилить строящиеся полевые укрепления системой лесных завалов на всем Западном фронте и на направлениях, выводящих к г. Москве. [169]

Заместитель председателя Совета по эвакуации при СНК СССР А. Н. Косыгин направил отчет первому секретарю МК и МГК ВКП (б) А. С. Щербакову о ходе эвакуации из г. Москвы и Московской области предприятий союзного исоюзно-республиканского подчинения. В нем отмечалось, что всего из Москвы и Московской области перебазировалось на восток 498 предприятий. Одновременно эвакуировано 210000 рабочих, инженерно-технических работников и служащих.

Военный совет Западного фронта представил в Ставку Верховного Главнокомандования план контрнаступления войск фронта. В соответствии с планом ближайшая задача войск Западного фронта заключалась в том, чтобы

«ударом на Клин, Солнечногорск и в истринском направлении разбить основную группировку противника на правом крыле и ударом на Узловая и Богородицк, во фланг и тыл группе Гудериана, разбить противника на левом крыле фронта».

План утвержден Ставкой ВГК.

Подписан приказ командующего войсками Западного фронта командующим 5, 33, 43 и 49-й армиями о подготовке к наступлению. Приказ требовал провести на фронте боевую разведку и захват пленных, установить систему обороны и группировку противника и на их основе составить на 3–6декабря план активных действий по истреблению противника и отбрасыванию его на запад.

Войска 1-й ударной армии Западного фронта к исходу дня ликвидировали прорыв противника у Яхромы, переправились через канал Москва-Волга, отбросили немецкие части на 5–7 км к западу и вынудили их перейти к обороне.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 113 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 15 час. 28 мин. На город сброшено 55 фугасных авиабомб. Пострадали многие объекты на территории Краснопресненского, Ленинского и Первомайского районов. 86 человек ранено, 37 человек убито. Отбой воздушной тревоги дан в 16 час. 24 мин.

Усилив давление на 16-ю армию и потеснив ее части, противник занял пос. Красная Поляна, подойдя к столице [170] на артиллерийский выстрел. Ожесточенные бои шли на рубеже нынешнего аэропорта Шереметьево, станция Крюково, Дедовск (14 км юго-восточнее Истры).

1 декабря — понедельник

Директива Ставки ВГК предписывала Калининскому фронту, сосредоточив в течение ближайших 2–3 дней ударную группировку в составе не менее 5–6 стрелковых дивизий, нанести удар с фронта в направлении Микулино-городище и Тургиново. Ставилась задача с выходом в тыл клинской группировки противника содействовать уничтожению последней войсками Западного фронта.

Началась Наро-Фоминская оборонительная операция войск Западного фронта. Немцы, прорвав нашу оборону севернее Наро-Фоминска, двинулись вдоль шоссе на Кубинкуво фланг и тыл 5-й армии. Южнее Наро-Фоминска враг пытался развить успех в сторону Киевского шоссе.

26-я отдельная рота фугасных огнеметов, которой командовал лейтенант М. С. Собецкий, прошла первое боевое испытание. Находясь на левом фланге 5-й армии, она встала на пути противника. Взаимодействуя с подразделениями 32-й стрелковой дивизии, огнеметчики отразили несколько атак вражеских танков и пехоты. У деревни Акулово противник был остановлен. Командующий 5-й армией генерал-лейтенант артиллерии Л. А. Говоров доложил об этом бое Г. К. Жукову, от которого о подвиге огнеметчиков стало известно Председателю ГКО. И. В. Сталин выразил желание лично увидеть героев.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались отдельные самолеты. По данным оперативной сводки № 114 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 09 час. 58 мин. На город сброшено 29 фугасных авиабомб. Разрушена стена литейного цеха на заводе имени Войкова. 93 человека ранено, 28 человек убито. Отбой воздушной тревоги дан в 10 час. 26 мин.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что на Западном фронте отбито несколько ожесточенных атак противника [171]. Под Москвой огнем зенитной артиллерии сбито 4 немецких самолета.

2 декабря — вторник

В ходе Наро-Фоминской оборонительной операции, противник, потеряв накануне почти половину танков, повернул на северо-восток, в район станции Голицыно. Однако у деревни Бурцево и Юшково (18 км юго-восточнее Кубинки) был остановлен и разгромлен подоспевшими из резерва частями 5 и 33-й армий.

Войска 50-й армии Западного фронта вели ожесточенные бои в районе Тулы с частями 2-й танковой армии противника. Немцам удалось перерезать железную и шоссейную дороги Серпухов-Тула (15 км севернее Тулы).

В этих боях отличился Тульский рабочий полк. Комиссар этого полка Г. А. Агеев действовал героически в самых сложных ситуациях, личным примером воодушевлял бойцов, и они стояли насмерть, не пропустили врага к родному городу{50}.

Немецко-фашистская авиация совершила налет на Москву. К городу прорвались одиночные самолеты. По данным оперативной сводки № 115 штаба МПВО Москвы воздушная тревога объявлена в 21 час. 25 мин. На город сброшено 47 фугасных авиабомб, которые в основном упали между Михалковским шоссе и академией имени Тимирязева. Пострадавших нет. Отбой воздушной тревоги дан в 23 час. 40 мин.

МК и МГК ВКП (б), исполком Моссовета приняли совместное постановление о строительстве лесных завалов в местах, прилегавших к районам боевых действий. На работу мобилизовывалось все трудоспособное население. Контроль возлагался на исполкомы райсоветов.

На базе эвакуированных предприятий началось создание мастерских по ремонту танков, самолетов, артиллерийских орудий и автомашин. Это ускорило поставку на фронт отремонтированного вооружения и боевой техники. [172]

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что на Западном фронте отбито несколько ожесточенных атак немецко-фашистских войск. Под Москвой сбито 17 немецких самолетов.

3 декабря — среда

На базе управления и войск обороны Москвы (24 и 60-й армий, частей корпусного района ПВО) образована Московская зона обороны. Командующий генерал-лейтенант П. А. Артемьев.

Части и соединения 33-й армии продолжали вести ожесточенные бои в районе реки Нара.

Войска 49 и 50-й армий нанесли неожиданный контрудар из района Лаптево на юг, отбросив противника на исходные позиции.

Остановлено наступление противника на елецком направлении против войск правого крыла Юго-Западного фронта.

Исполком Моссовета рассмотрел вопрос о ходе производства боеприпасов, а также утвердил план выпуска деталей к снарядам М-13. Персональная ответственность за выполнение плана возложена на заведующих отделами и начальников управлений исполкома, управляющих соответствующими трестами и директоров предприятий.

4 декабря — четверг

Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий по освоению и производству вооружения награждены орденами директор завода имени Владимира Ильича В. И. Бадаров, мастер этого завода С. А. Зарубин, главный инженер завода «Фрезер» Н. С. Дегтяренко, директор завода «Компрессор» И. А. Дорожкин, директор электролампового завода Г. М. Цветков.

Завершилась Калининская оборонительная операция войск Калининского фронта против немецких войск 9-й армии и 3-й танковой группы. Противник был остановлен на рубеже севернее Селижарово, Черногубово, Мишутино, Мошки, Волынцево, северная окраина г. Калинина, Юрьевское, [173] Судимирка. Калининская оборонительная операция явилась составной частью битвы под Москвой.

Директива Военного совета Юго-Западного фронта предписывала оперативной группе генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко совместно с частями 3-й и 13-й армий перейти в наступление с целью разгрома елецко-ливенской группировки противника.

Соединения 5 и 33-й армий в ожесточенных боях разгромили прорвавшуюся севернее и южнее Наро-Фоминска группировку врага и восстановили фронт по р. Нара.

Войска 50-й армии, оборонявшие Тулу, окончательно сорвали наступление 2-й немецкой танковой армии.

Навлинские партизаны Орловской области взорвали крупный немецкий склад с боеприпасами на дороге Трубчевск-Выгоничи.

Исполком Моссовета обсудил организационный вопрос. Принято постановление о новом перераспределении обязанностей между председателем и его заместителями. На председателя исполкома возлагалось руководство горпланом, горфинуправлением, административной инспекцией и милицией, горвоенкоматом и общим отделом, а также непосредственное решение мобилизационных вопросов. Остальные вопросы, связанные как с обеспечением нужд фронта, так и с решением задач обеспечения населения и работы городского хозяйства (26 управлений и 6 отделов) были распределены между его заместителями.

В вечерней сводке Совинформбюро сообщалось, что под Москвой сбит 21 немецкий самолет. [174]

Дальше