Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 3.

Оборона военно-морских баз и Черноморского побережья

Оборона Таманского полуострова

Непосредственное участие в обороне Таманского полуострова принимала Керченская военно-морская база, боевые действия которой по своему характеру могут быть разделены на два периода: с 1 июля по 13 августа, когда база находилась в оперативном подчинении командующего 47-й армией, и с 14 августа по 5 сентября, когда она обороняла полуостров в основном своими силами.

К началу обороны Кавказа немецко-фашистское командование имело на Керченском полуострове 42-й армейский корпус 11-й армии, состоявший из трех румынских пехотных дивизий, одной немецкой пехотной дивизии, одной румынской кавалерийской бригады, отдельного румынского отряда и отряда охраны порта Керчь. Артиллерия противника насчитывала 14 батарей из орудий калибром 76 - 120 мм, 6 зенитных и - 8 минометных батарей. В портах Керченского полуострова базировалось около 50 различных понтонов и катеров и большое число шлюпок.

В районах мыса Хрони, Старого Карантина, Михайловки, Камыш Буруна и озера Чурубашское гитлеровцы создали несколько узлов сопротивления. Подходы к берегу были прикрыты артиллерийским и пулеметным огнем и ограждены рыбачьими сетями, а на побережье было установлено 10 прожекторов, не считая зенитных. [45]

В состав Керченской военно-морской базы входили следующие соединения и части:

- Таманский укрепленный сектор береговой обороны (27 орудий калибром от 203 до 75 мм и 58 пулеметов);

- 65-й зенитный артиллерийский полк (20 орудий калибром 76,2 мм, 8 орудий калибром 85 мм, 25 пулеметов и 5 прожекторов);

- охрана водного района из 6 катеров «МО» плавучей батареи (3 орудия калибром 100 мм, 2 орудия калибром 45 мм и 6 пулеметов), 5 тральщиков и около 23 катеров-сейнеров;

- 322-й и 328-й отдельные батальоны морской пехоты, 17-я отдельная пулеметная рота, 354-я отдельная инженерная рота, 572-й отдельный химический взвод;

- служба наблюдения и связи;

- гидрографический район.

Всего в Керченской военно-морской базе насчитывалось около 6 тысяч человек, что было недостаточно для обороны Таманского полуострова от мыса Ахиллеон до станицы Благовещенская.

Директивой командующего Северо-Кавказским фронтом и Военного совета Черноморского флота, а также приказом командующего 47-й армией, занимавшей оборону полуострова до 11 августа, перед Керченской военно-морской базой были поставлены следующие задачи:

- во взаимодействии с частями 47-й армии не допустить форсирования Керченского пролива противником и высадки им морского и воздушного десантов на побережье Таманского полуострова в границах базы;

- организовать разведку и дозорную службу в Керченском проливе у выходов в Черное и Азовское моря;

- уничтожать плавучие и переправочные средства противника и его дозорные корабли;

- ставить оборонительные и активные минные заграждения.

Оборона Керченской военно-морской базы с суши из-за недостатка в силах опиралась на узлы сопротивления, созданные в районе Тамани, береговых и зенитных батарей и в некоторых населенных пунктах. Береговая линия, не входившая в зоны узлов сопротивления, просматривалась дозорами и наблюдательными постами. В местах вероятной высадки морского десанта противника и на подходах к оборонительным рубежам были поставлены [46] противопехотные и противотанковые мины. Кроме того, на отдельных участках оборонительных батальонных районов устанавливалось проволочное заграждение в один - два кола. Однако эти районы были слабо насыщены боевой техникой, плохо оборудованы в инженерном отношении, а самое главное - не были в должной мере укомплектованы личным составом (особенно после отхода частей 47-й армии).

Организация обороны базы с моря обеспечивалась воздушной и морской разведкой, дозорной службой, постановкой активных и оборонительных минных заграждений [47] , в том числе противотанковых минных заграждений на берегу у уреза воды, непрерывной готовностью береговой и зенитной артиллерии базы к отражению противника.

Противовоздушная оборона базы осуществлялась 65-м зенитно-артиллерийским полком и корабельной артиллерией. Кроме того, на 65-й зенитно-артиллерийский полк возлагалась задача бороться с воздушным и морским десантом, с кораблями противника и его сухопутными силами в случае их появления в районе базы.

Таким образом, сил, которыми располагала Керченская военно-морская база, было недостаточно для обороны ее с суши, моря и воздуха в условиях сложившейся обстановки. В самом деле, для защиты от врага 180-км морского побережья и 240-км сухопутной линии база имела всего лишь слабую охрану водного района, два батальона и несколько отрядов морской пехоты, береговую и зенитную артиллерию, насчитывавшую 55 орудий. Снабжение всех этих частей и подразделений было крайне затруднено, так как подходы к базе и места якорных стоянок находились под артиллерийским обстрелом противника, а единственный путь в Черное море - промоина косы Тузлы - из-за своей мелководности (глубина менее 2,5 метров) не позволяла проход в базу крупных кораблей и транспортов. Все это отрицательно сказывалось на ходе боевых действий на Таманском полуострове.

Боевые действия Керченской военно-морской базы протекали так. До соприкосновения с противником на суше подразделения и части базы несли дозорную службу, высаживали разведывательные группы на занятое врагом побережье, обеспечивали вывод кораблей из Азовского моря в Черное, совершенствовали сухопутную и морскую оборону. После отхода частей 47-й армии на новороссийское направление оборона Таманского полуострова целиком легла на плечи Керченской военно-морской базы, которая с 17 августа вошла в состав Новороссийского оборонительного района. Теперь обороняемая ее силами территория получила название 7-го сектора Новороссийского оборонительного района. Командиром сектора был назначен контр-адмирал Л. И. Трайнин - командир Керченской военно-морской базы.

Противник обнаружил уход с Таманского полуострова 47-й армии и усилил удары по оборонительным позициям [48] базы. Так, в июле вражеская артиллерия выпустила по нашему берегу 4 тысячи снарядов, в августе - до 7 тысяч, а за первые четыре дня сентября - 6 тысяч. Немецко-фашистская авиация за это время совершила свыше тысячи самолето-вылетов. Одновременно гитлеровское командование стало в спешном порядке готовить высадку десанта силами 42-го армейского корпуса на Таманский полуостров (операция «Блюхер II»). Окончательный срок подготовки высадки был установлен 10 августа.

План операции «Блюхер II» предусматривал высадку сил противника в следующих районах:

- 46-й немецкой пехотной дивизии на участке Кучу-гуры - мыс Литвина - береговая черта в районе Кордон Ильича для захвата здесь предмостных укреплений;

- роты «Бранденбург» в районе Пересыпь;

- отвлекающий десант на косу Тузла.

Основные силы десанта (46-я немецкая пехотная, 19-я румынская пехотная и 3-я румынская горная дивизии) должны были двигаться на Ахтанизовскую и Тамань. Заняв Таманский полуостров, 46-й немецкой дивизии надлежало возвратиться в Крым. Для обеспечения высадки немецко-фашистское командование имело в районе Керченского полуострова 16 паромов типа «Зибель», 17 морских паромов и около 10 рыбачьих катеров{12}.

На случай прорыва противника на Таманский полуостров штаб Керченской военно-морской базы разработал специальное наставление, определявшее порядок действий частей и подразделений базы. Это наставление предусматривало несколько возможных вариантов прорыва противника. При любом из них частям и подразделениям базы предписывалось, взаимодействуя с соседями, организовывать круговую оборону, принимая все меры к ликвидации прорыва, прежде всего посредством вызова огня береговой артиллерии. С получением приказа части должны были отходить к береговым батареям, где усиливать узлы сопротивления. В качестве последней оборонительной позиции наставление предусматривало район озеро Соленое - Веселовка - Благовещенское. [49]

Огромный фронт обороны и малочисленность наших сил на Таманском полуострове благоприятствовали высадке десанта и прорыву немецко-фашистских сил в этот район. К 20 августа противник вторгся на Таманский полуостров, занял станицы Крымская и Абинская и создал тем самым угрозу окружения Керченской военно-морской базы.

Для обороны Таманского полуострова в условиях окружения 26 августа командование Керченской военно-морской базы создало три боевых участка: северный, южный и восточный. Северный участок обороны, границы которого проходили через Пересыпь, косу Чушку и Ахтанизовскую, занимал вновь созданный отряд численностью в 500 человек с приданными ему шестью зенитными орудиями. Кроме того, этот участок поддерживали своим огнем три 130-мм и три 100-мм орудия из района Сенная.

Южный боевой участок, граница которого проходила вдоль южного побережья, через Керченский пролив, включая косу Тузла, и вдоль черноморского побережья Таманского полуострова до станицы Благовещенская, обороняли 17-я отдельная пулеметная рота (18 пулеметов, 14 автоматов и 75 винтовок), рота Керченской военно-морской базы, созданная в ходе боев из личного состава флотского полуэкипажа и других частей базы, и прожекторная рота (в общей сложности около 500 человек). Их поддерживали три 203-мм, три 130-мм и восемь зенитных орудий. Косу Тузла оборонял взвод морской пехоты. Отдельным укрепленным узлом в состав южного участка входил район станицы Благовещенская, который занимала одна рота 328-го отдельного батальона морской пехоты, 572-й химический взвод и личный состав Анапского укрепленного сектора, поддерживаемые двумя 152-мм, двумя 76-мм и двумя 45-мм орудиями.

Оборона восточного боевого участка (гора Гирляная - Возрождение - гора Дубовый Рынок - лиман Соленый - курган Шаповаловка) была возложена на отошедший сюда из района Темрюка 305-й отдельный батальон морской пехоты с приданной ему артиллерией: двумя 76-мм и двумя 45-мм пушками, установленными на автомашинах. Кроме того, этот участок поддерживали огнем канонерские лодки «Ростов-Дон» и «Октябрь», дислоцировавшиеся в Казачьем Ерике. [50]

После оставления частями Азовской военной флотилии Темрюка части морской пехоты Керченской военно-морской базы вошли в соприкосновение с противником и после тяжелых боев с 5-й и 6-й кавалерийскими дивизиями румын 25 августа оставили Пересыпь и колхоз «Красная стрела». 28 и 29 августа противник предпринял две безуспешные попытки высадить небольшой десант (20 - 40 человек) в районе Чушкинских маяков.

Стремясь быстрее захватить Таманский полуостров, немецко-фашистское командование сосредоточило против Керченской военно-морской базы 5, 6 и 9-ю румынские кавалерийские дивизии, которые к 31 августа заняли станицы Варениковскую, Гостагаевскую и Анапу, завершив таким образом окружение Керченской военно-морской базы. Личный состав последней к этому времени насчитывал 6200 человек (в том числе 500 моряков, 1877 артиллеристов и 3819 стрелков). Защитники базы имели в своем распоряжении более 55 орудий калибром от 45 до 203 мм.

Подтянув силы, противник, и без того обладавший численным превосходством в этом районе, 2 сентября развернул повсеместное наступление, высадив одновременно десант на Таманский полуостров (начало операции «Блюхер II»). Высадка началась около 3 часов с трех катеров и десятка шлюпок на затонувшее в Керченском проливе в двух милях севернее косы Тузла судно «Горняк». Личный состав находившегося на судне поста СНиС (восемь матросов) под командованием старшины 2-й статьи Иванова смело вступил в неравный бой с гитлеровцами и сбросил их с судна. На помощь морякам вышли из Сенной два сторожевых катера. Оставив на «Горняке» четырех убитых, фашисты отошли. После боя был снят и пост СНиС.

Одновременно с высадкой на судно «Горняк» началась высадка батальона 46-й немецкой дивизии в районе мыс Ахиллеон - Кучугуры. На косу Тузла вторглись две роты румын. Весь день 2 сентября и в ночь на 3 сентября 70 защитников косы, поддерживаемые артиллерией, вели тяжелый неравный бой с врагом. Только 3 сентября при поддержке авиации румыны смогли овладеть косой. Вплавь и на шаланде морские пехотинцы добрались на мыс Гадючий Кут. [51]

Весь день 2 сентября противник переправлял свои войска и технику с Керченского полуострова в район Кучугуры. К исходу 5 сентября он перебросил с Керченского полуострова на Таманский большую часть 46-й немецкой пехотной и 3-й румынской горной дивизий.

Высадив в течение 2 сентября семь батальонов с артиллерией в районе мыс Ахиллеон - Кучугуры, противник начал наступление в направлении Фаталовская, Сенная, Кордон Ильича{13}. Высланная навстречу врагу рота 328-го отдельного батальона морской пехоты не смогла остановить наступление гитлеровцев и под их давлением стала отходить в район Сенной. Большой урон вражеским частям, наступавшим на Кордон Ильича, нанесли береговые батареи ? 48а, 486 и 790, входившие в состав северного боевого участка. Когда весь боезапас на этих батареях был израсходован, личный состав взорвал их, а сам отошел к станице Запорожской.

Части противника, наступавшие на Сенную, вышли к Таманскому заливу, отрезали 2 сентября защитников северного боевого участка во главе с командиром участка капитаном Панасенко. Для снятия группы были посланы четыре речных тральщика, три сейнера и четыре катера ЗИС. К исходу дня они перевезли около 300 человек; оставалось в окружении еще около 200 человек. Высылаемые в течение следующих суток в район окруженной группы катера из-за незнания их командирами обстановки и нерешительных действий не обнаруживали бойцов. До конца дня 4 сентября, т. е. до тех пор, пока еще были боеприпасы, группа героически отбивала атаки врага.

На рассвете 2 сентября противник начал наступление и на восточный боевой участок. Три батальона 6-й румынской кавалерийской дивизии завязали бои в районе хутора Белого и три батальона - в районе пристани Стрелка (Казачий Ерик). Однако все атаки врага были отбиты с большими для него потерями 305-м отдельным батальоном морской пехоты, действия которого поддерживала береговая артиллерия базы и орудия канонерских лодок «Ростов-Дон» и «Октябрь». «...В этом районе оказывается очень сильное действие русских канонерских лодок, [52] против которых не имеется никаких эффективных оборонительных средств»{14}, - было записано в те дни в журнале боевых действий группы армий «А». Но противник имел слишком большое превосходство в силах и к тому же получал новые подкрепления, поэтому удержать оборону всего участка не представлялось возможным. Это заставило командование Керченской военно-морской базы отдать приказ об отходе батальона на рубеж курган Шаповаловка - озеро Яновского.

С рассветом 3 сентября противник силою не менее двух полков пехоты, трех эскадронов кавалерии при поддержке танков и нескольких самолетов повел общее наступление на рубеж курган Шаповаловка - озеро Яновского, нанося главный удар на участке, обороняемом двумя ротами 328-го отдельного батальона морской пехоты (на правом фланге), где ему удалось прорвать оборону и выйти в тыл наших частей. Батальон отошел на рубеж совхоз имени Ковтюха - гора Чиркова, а к утру 4 сентября - к Веселовке; в 10 часов в районе Соленое озеро он был принят на сторожевой корабль «Шторм» и отправлен в Новороссийск.

С отходом 328-го батальона левый фланг 305-го батальона остался неприкрытым, что дало возможность пехоте и танкам противника выйти к нему в тыл. Однако прорвавшиеся фашистские части были остановлены 305-м отдельным батальоном морской пехоты и приданной ему артиллерией. Этому в значительной степени способствовали распорядительность, смекалка и высокое тактическое мастерство командира батальона майора Куникова. Так, например, по его предложению на трехтонные автомашины были установлены четыре 45-мм корабельные пушки. Эти импровизированные самоходные установки скрытно выдвигались к переднему краю, внезапно атаковывали и уничтожали танки и огневые точки противника, после чего быстро меняли позицию. Батальон Куникова оборонял участок фронта длиной в 17 км, уверенно отражая атаки превосходящих сил противника, нанося ему огромные потери.

Искусно и храбро сражался в этом бою командир 641-й зенитной батареи лейтенант Федоренко. Когда [53] в 18 часов 3 сентября враг прорвал оборону у озера Яновского и его десять танков оказались в тылу 328-го батальона, личный состав батареи по указанию Федоренко выкатил орудия на открытую позицию и с малой дистанции открыл прямой наводкой огонь по вражеским танкам. В завязавшемся коротком бою три ганка было уничтожено, а остальные оказались вынужденными повернуть обратно. Сам лейтенант Федоренко пал смертью храбрых.

Многократное превосходство противника в силах вынудило командование Керченской военно-морской базы отвести 305-й батальон на южный берег лимана Цокур, а остальные части - на последние рубежи обороны Таманского полуострова. На протяжении всего дня 4 сентября защитники базы отбивали атаки превосходящих сил противника, уничтожая его живую силу и технику, а с наступлением темноты начали согласно плану отход и эвакуацию. Прикрывали отход рота моряков Отдельного Донского отряда, Особый отряд Керченской военно-морской базы и 69-я зенитная батарея. В 5 часов 33 минуты, завершив посадку оставшихся частей базы во главе с ее командиром контр-адмиралом Л. И. Трайниным, суда и плавсредства вышли в Геленджик. Всего за 3 и 4 сентября было эвакуировано около 4 тысяч человек. Батальоны, сформированные из личного состава Керченской военно-морской базы, сразу же направлялись на защиту Новороссийска.

Итоги и выводы. Значение обороны Таманского полуострова заключалось в том, что действовавшие здесь с 1 июля по 14 августа соединения и части Керченской военно-морской базы, Азовской военной флотилии и 47-й армии, а затем с 14 августа по 5 сентября, т. е. в период наиболее напряженных боев на Кубани и под Новороссийском, части одной лишь Керченской военно-морской базы удерживали свои рубежи, сковав на полуострове превосходящие численно и по боевой технике две румынские кавалерийские дивизии, часть сил 46-й немецкой и 3-й румынской горной дивизии и нанеся им значительные потери. Кроме того, оборона Таманского полуострова обеспечила выход советских кораблей из Азовского моря в Черное.

В течение 66 дней обороны Керченской военно-морской базы противник потерял более 3 тысяч солдат и [54] офицеров, 6 орудий, 22 танка, 19 катеров, сейнеров, барказов, 30 самолетов, 45 автомашин, 22 подводы. За это же время потери защитников базы составили 675 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 42 орудия и 25 сейнеров, глиссеров и катеров-тральщиков.

Противодесантная оборона Керченской военно-морской базы явилась серьезным препятствием для высадки вражеского десанта. Именно благодаря ей были сорваны сроки, установленные немецко-фашистским командованием для форсирования 42-м немецким корпусом Керченского пролива. Отвечая на вопрос начальника оперативного отдела германского генерального штаба генерала Хойзингера о причинах срыва сроков операции «Блюхер II», первый офицер штаба группы армий «А» вынужден был признать, что форсирование Керченского пролива не удалось осуществить из-за большой опасности советских воздушных налетов и действия канонерских лодок{15}.

Опыт противодесантной обороны Керченской военно-морской базы показал, что для отражения десанта, идущего на многочисленных мелких судах (как это было, например, 2 сентября у селения Кучугуры и мыса Ахиллеон), кроме войск, кораблей и авиации, нужна артиллерия не только калибром в 152 и 130 мм, но и артиллерия более малых калибров, минометы, крупнокалиберные пулеметы, инженерные заграждения и сооружения на воде и на берегу.

В ходе боев на Таманском полуострове зенитная артиллерия использовалась для борьбы с воздушным, морским и сухопутным противником. Особенно успешно она действовала против танков и танкеток, прорвавшихся в глубину нашей обороны.

Опыт боев на Таманском полуострове показал недостаточно четкую организацию взаимодействия между силами Керченской военно-морской базы, действовавшими на суше и на море, из-за чего кораблям не удалось снять оставшуюся часть личного состава северного боевого участка. Особенно ощущалось отсутствие в штабе военно-морской базы офицера связи от военно-воздушных сил [55] Черноморского флота, что позволило бы лучше и оперативней использовать выделенные для взаимодействия с базой силы авиации.

Оборона Новороссийска

Организация обороны Новороссийска. В связи с выходом немецко-фашистских войск в район Краснодара и возникшей угрозой их прорыва на туапсинском и новороссийском направлениях Ставка Верховного Главнокомандования своей директивой от 10 августа 1942 года предписала командующему Северо-Кавказским фронтом организовать прочную оборону Новороссийска, для чего снять с Таманского полуострова 77-ю стрелковую дивизию, частям которой прикрыть подступы к городу с востока, севера и северо-запада. 17 августа, учитывая тяжелую обстановку, сложившуюся на новороссийском направлении, командующий фронтом издал директиву о создании Новороссийского оборонительного района (НОР). В его состав включались 47-я армия, Темрюкская, Керченская и Новороссийская военно-морские базы и морская авиационная группа. Перед войсками Новороссийского оборонительного района была поставлена задача не допустить прорыва противника к Новороссийску как с суши, так и с моря. При этом оборона города с моря возлагалась на соединения и части Новороссийской военно-морской базы, береговую артиллерию и авиацию Черноморского флота. .

В целях борьбы с возможными десантами противника вся территория Новороссийского оборонительного района была разделена на секторы, а в каждом секторе созданы подвижные группы. Командование Новороссийской военно-морской базы еще до организации оборонительного района планировало создать две полосы укреплений вокруг Новороссийска - передовую и главную, соорудить дополнительные доты и дзоты на побережье Цемесской бухты, а также подготовиться к непосредственной обороне города. План этот был реализован лишь наполовину, и поэтому частям 47-й армии и морской пехоты пришлось спешно возводить инженерные сооружения в Цемесской долине и на Анапском шоссе, по которым как по удобным путям ожидалось движение войск противника к Новороссийску. [56]

Местность в районе Новороссийска представляет собой покрытые мелким лесом небольшие горы с большим числом пологих склонов, способствующих маскировке войск и созданию выгодной обороны. Передовой рубеж сухопутной обороны Новороссийской военно-морской базы проходил через станицы Абинская, Крымская, Неберджаевская, Молдаванская, селение Русское, станицу Анапскую и далее к побережью Черного моря. К юго-западу от станицы Абинской, вдоль подножья гор, на протяжении восьми километров было сооружено около 60 пулеметных огневых точек для прикрытия входа в [57] Абинскую долину, по которой пролегает дорога на станицу Шапсугская и на Кабардинку, расположенную на южном берегу Цемесской бухты. Большинство огневых точек было обращено фронтом (амбразурами) в сторону станицы Абинской.

Рубеж обороны вдоль подножья гор в районе станиц Крымская, Неберджаевская, Молдаванская и селение Русское общей протяженностью 20 км насчитывал около 160 пулеметных огневых точек для прикрытия дорог, ведущих в Новороссийск. Большинство из этих огневых точек имели по две - три амбразуры на один станковый пулемет.

В направлении Анапской долины рубеж обороны Новороссийска проходил вдоль подножий возвышенностей. Он был оборудован двадцатью артиллерийскими и пулеметными дерево-земляными огневыми точками и примерно пятьюдесятью бронерубками и гнездами для автоматчиков.

Все эти данные свидетельствуют о том, что оборона Новороссийска с суши была слабой и не глубокой. Передовой, главной и тыловой оборонительных полос, собственно говоря, создано не было. Особенно слабо был защищен город и порт, хотя к этому времени уже был накоплен большой опыт обороны военно-морских баз (оборона Одессы, Севастополя, Таллина и других приморских городов). Военный совет Северо-Кавказского фронта, ознакомившись с состоянием обороны Новороссийска, приказал в десятидневный срок усилить ее, мобилизовав для этого все силы, в том числе и городское население. Вместе с командованием Новороссийского района строительство оборонительных рубежей возглавили партийные и советские организации города. За короткий срок было построено 56 дзотов, 10 баррикад, создано 900 завалов, приспособлено под огневые точки 110 домов, выставлено свыше 3 тысяч мин, снесено 10 зданий для расчистки секторов обстрела артиллерией.

Таким образом, оборона Новороссийска создавалась в период непосредственных боев за город, создавалась в спешке, без четкого плана.

К началу операции силы Новороссийского оборонительного района держали оборону на фронте протяжением около 1000 км, от реки Джубга до устья реки Кубань. Против них наступала 17-я немецкая армия в составе [58] 57-го танкового корпуса, 5-го и 44-го армейских корпусов и 4-го румынского кавалерийского корпуса. Кроме того, командование группы армий «А» решило форсировать Керченский пролив силами 42-го армейского корпуса 11-й армии.

Таким образом, наши части, оборонявшиеся на новороссийском направлении, были растянуты по фронту, в то время как многократно превосходившие их по численности и боевой технике немецко-фашистские войска были собраны в кулак и имели возможность избирать направление и время удара.

Бои за Новороссийск. К 17 августа, после отхода 12, 18 и 56-й армий Северо-Кавказского фронта к предгорьям западной части Главного Кавказского хребта, а 47-й армии с Таманского полуострова в район Новороссийска, образовался разрыв фронта протяженностью около 40 км на участке между станицами Азовской и Абинской.

19 августа противник силами 73-й и 9-й пехотных дивизий развернул наступление в направлении на Северская, Абинская, Крымская, имея четырехкратное превосходство в пехоте, семикратное - в артиллерии и минометах и двойное - по танкам и авиации. Захватив слабо защищенные предгорные станицы Северская, Ильинская, Холмская, Ахтырская, гитлеровцы к исходу 19 августа завязали бои за Абинскую.

В течение 20 и 21 августа части 77-й пехотной дивизии, 103-й стрелковой бригады и Новороссийской военно-морской базы вели тяжелые бои с наступавшими соединениями 5-го немецкого армейского корпуса и 4-го румынского кавалерийского корпуса в районе станиц Абинская и Крымская. К исходу 21 августа эти населенные пункты перешли в руки врага. С потерей Абинской и Крымской создалась угроза выхода немецко-фашистских войск через перевалы к Новороссийску. В связи с этим заместитель командующего Новороссийского оборонительного района по морской части контр-адмирал С. Г. Горшков приказал командиру Новороссийской военно-морской базы капитану 1 ранга Г. Н. Холостякову сформировать из личного состава штабов, тылов, учреждений и плавсредств отряды, направив в них всех способных носить оружие, независимо от воинских званий, придать этим отрядам артиллерию (включая и зенитную) и послать на перевалы Михайловский, Бабича, Кабардинский, Неберджаевский, [59] Волчьи Ворота и на дорогу Абрау-Дюрсо - Волчьи Ворота, где в этот период не было частей 47-й армии.

Выполняя этот приказ, командование Новороссийской военно-морской базы срочно сформировало отряды и направило их на указанные рубежи. Оборону перевалов Кабардинский и Бабича, а также Геленджика занял 142-й отдельный батальон морской пехоты, усиленный позже прибывшим с Азовской военной флотилии 124-м отдельным артиллерийским дивизионом, состоявшим из двенадцати орудий калибром 76,2 мм, которые были установлены в селении Кабардинка и на Кабардинском перевале; перевалов Неберджаевский, Маркотх и высот в районе Волчьи Ворота - отряд моряков, сформированный из личного состава 46-го отдельного артиллерийского дивизиона; гор Фурова и Гудзева - отряд моряков, укомплектованный личным составом учреждений тыла базы; господствующих высот в районе Южная Озерейка- отряд моряков, созданный из личного состава 2-й бригады торпедных катеров.

В целях усиления обороны и для организации более тесного взаимодействия с частями морской пехоты и сухопутных войск вся береговая артиллерия Новороссийской военно-морской базы была объединена в три артиллерийских дивизиона, диспозиция которых на 22 августа была следующей:

- 1-й артиллерийский дивизион - 714-я стационарная батарея из трех 130-мм и одного 45-мм орудий, трех минометов и шести пулеметов располагалась в Рыбачьей бухте, 394-я стационарная батарея из четырех 100-мм орудий - на мысе Пенайский, 663-я стационарная батарея из четырех 100-мм орудий - в Марьиной Роще, 727-я подвижная батарея из четырех 152-мм орудий - в 9 км по Сухумскому шоссе от Новороссийска;

- 2-й артиллерийский дивизион - 676-я стационарная батарея из одного 130-мм орудия располагалась в Цемесской долине, 31-я{16} стационарная батарея из четырех 152-мм орудий - на Мысхако и 726-я подвижная батарея из трех 122-мм орудий - в районе Волчьи Ворота, 671-я подвижная батарея из трех 170-мм орудий и батарея из трех 45-мм орудий - на Неберджаевском перевале, [60] подвижная батарея из двух 45-мм орудий - в районе перевала Волчьи Ворота, 725-я подвижная батарея из трех 122-мм орудий - на улицах Новороссийска;

- 117-й отдельный артиллерийский дивизион - 687-я стационарная батарея из трех 130-мм орудий располагалась на Мысхако, 32-я стационарная батарея из двух 152-мм орудий - на Суджукской косе, 40-я подвижная батарея из четырех 76-мм орудий - на мысе Любви.

Для повышения эффективности стрельбы на переднем крае обороны и на господствующих высотах было создано восемь корректировочных постов, которые поддерживали связь с начальником артиллерии базы и с батареями по радио и телефону. Такое расположение постов позволяло вести круговое наблюдение, своевременно засекать батареи и скопления живой силы и боевой техники противника и немедленно открывать по ним огонь.

Кроме береговой артиллерии, в борьбе с наземным противником принимала активное участие зенитная артиллерия базового района противовоздушной обороны и артиллерия кораблей.

Первые боевые столкновения частей Новороссийской военно-морской базы с противником на сухопутном фронте произошли 19 августа, когда 687-я батарея обстреляла скопление пехоты и танков 73-й немецкой пехотной дивизии к северу от Неберджаевской, а взвод 142-го отдельного батальона морской пехоты вступил в бой с частями 9-й немецкой пехотной дивизии в двух - трех километрах севернее станицы Шапсугская.

Захватив станицу Крымскую, противник продолжал развивать наступление на станицы Молдавскую, Нижнюю Баканскую и Неберджаевскую. Части 103-й стрелковой бригады, поддержанные подразделениями морской пехоты, береговой артиллерией и авиацией Черноморского флота, в течение трех суток вели борьбу с 73-й немецкой дивизией за станицу Неберджаевскую, однако под давлением превосходящих сил к исходу 23 августа оставили и эту станицу и станицу Нижнюю Баканскую. Теперь гитлеровцы получили возможность обстреливать порт и город. Дальнейшие попытки противника развить наступление на Новороссийск успеха не имели.

Первые бои за Новороссийск показали, что командование соединений и частей Северо-Кавказского фронта не умеет правильно использовать береговую артиллерию [61] и морскую пехоту. В большинстве случаев береговая артиллерия действовала побатарейно и даже поорудийно, т. е. не применялась массированно. Распылялись силы и морской пехоты, которая использовалась побатальонно, поротно и даже повзводно. В ходе дальнейших боев эти недостатки были устранены, стали создаваться артиллерийские группы и бригады морской пехоты.

Первой по решению Военного совета Северо-Кавказского фронта была сформирована 255-я бригада морской пехоты. В ее состав вошли 14, 322, 142-й батальоны морской пехоты и 726-я батарея. Батальоны были укомплектованы личным составом боевых кораблей Черноморского флота, Азовской и Каспийской военных флотилий. Командовал бригадой опытный офицер подполковник Гордеев, комиссаром был назначен батальонный комиссар Видов. На бригаду была возложена ответственная задача - прикрытие и удержание дороги станица Неберджаевская - Новороссийск и господствующих высот на этом направлении.

Для усиления обороны района Анапы из личного состава соединений и частей Новороссийской военно-морской базы и Азовской военной флотилии был сформирован и передан в распоряжение коменданта Анапского сектора батальон морской пехоты, а для отражения возможного прорыва танков противника по дорогам Верхняя Баканская - Новороссийск, Васильевка - Новороссийск, Абрау-Дюрсо - Васильевка в их районе были сосредоточены четыре зенитные батареи.

Большое значение в эти дни приобрел аэродром Мысхако, расположенный на западной окраине Новороссийска. Защита его возлагалась на созданную специально для этой цели 25 августа зенитную артиллерийскую группу, в состав которой были включены 73, 74, 263, 56 и 218-я зенитные батареи. В задачу группы входило и отражение наземного противника.

27 августа приказом командующего Новороссийским оборонительным районом весь район был разбит на семь секторов. Новороссийская военно-морская база, составлявшая 6-й сектор, была в свою очередь разделена на пять боевых участков. Каждый участок должен был создать свою инженерную оборону, отрыть окопы полного профиля, заминировать все дороги и подходы к ним, подготовить к подрыву мосты, перевалы и узкости. Из приданных [62] базе двух артиллерийских полков и двух гвардейских минометных дивизионов была создана армейская артиллерийская группа. Ее орудия и батареи были размещены в районе Владимировка, перевалов Волчьи Ворота, Верхний Баканский, Мефодиевский и Шесхарик.

Все эти мероприятия способствовали усилению обороны Новороссийска, но они были начаты слишком поздно и не доведены до конца, и это сказалось на ходе боев за город.

Усилиями частей 47-й армии и моряков Черноморского флота первая попытка противника захватить Новороссийск с ходу была сорвана. Тогда немецко-фашистское командование срочно перебросило 125-ю пехотную дивизию с туапсинского направления в район станицы Крымская. 29 августа 73-я и 125-я немецкие дивизии перешли в наступление, нанося главный удар вдоль шоссе Крымская - Новороссийск и в обход Новороссийска с северо-запада на Натухаевскую - Верхний Баканский. Одновременно 9-я пехотная дивизия наносила удар из района Неберджаевская в направлении на Мефодиевский.

Атаки 9-й пехотной дивизии были отражены частями 255-й бригады морской пехоты с оборонительных рубежей, прикрывавших селения Адагум, Раевская и Натухаевская. 73-я пехотная дивизия в результате ожесточенных трехдневных боев со 103-й стрелковой бригадой, авиацией и артиллерией сумела продвинуться к 31 августа всего лишь на 3 - 5 км, понеся при этом большие потери.

125-й немецкой пехотной дивизии удалось выбить части 83-й бригады морской пехоты и продвинуться к станице Натухаевской. К 30 августа дивизия овладела этой станицей, а к исходу 31 августа - станицей Раевской. В эти же дни 5, 6 и 9-я румынские кавалерийские дивизии, наступавшие на Таманском полуострове, захватили станицы Варениковскую, Джигинскую, Гостагаевскую и 31 августа - Анапу.

Во время боев за Анапу батареи ? 534, 534а, 464, 535, 535а Анапского укрепленного сектора вели огонь по танкам и пехоте противника в районе Гостагаевская. В 2 часа 40 минут 31 августа батарея ? 534а по приказанию командования Новороссийского оборонительного района была направлена под Новороссийск. В пути она подверглась бомбардировке и попала в окружение. В результате боя орудия и тракторы были уничтожены, а личный [63] состав (32 человека) во главе с командиром и комиссаром, прорвав окружение, прибыл 1 сентября в Атмачеву Щель, где находился штаб Анапского укрепленного сектора.

Остальные батареи с утра 31 августа продолжали отражать наседавшие на Анапу части врага. Они выпустили по ним более 2 тысяч снарядов, уничтожив до тысячи гитлеровцев. Морским артиллеристам приходилось действовать в окружении, часто вступая в рукопашные схватки с гитлеровцами. Исчерпав все возможности борьбы, они прорывали окружение и выходили к своим частям в Топольную Щель.

5 сентября части Анапского укрепленного сектора (около 600 человек) были эвакуированы из Топольной Щели на тральщике, четырех сторожевых катерах «МО» и пяти сейнерах.

С занятием немецко-фашистскими войсками Анапы обстановка под Новороссийском стала еще более напряженной.

1 сентября решением Ставки Верховного Главнокомандования войска Северо-Кавказского фронта в целях улучшения управления ими и снабжения войск, действовавших на кавказском направлении, были преобразованы в Черноморскую группу войск Закавказского фронта. В оперативное подчинение этому фронту перешел и Черноморский флот.

В период с 1 по 5 сентября наши войска вели тяжелые бои с превосходящими силами противника. Части 255-й бригады морской пехоты отражали непрерывные атаки наступавших со стороны Неберджаевокой и Липок частей 9-й немецкой дивизии, пополненной резервами и поддержанной танками и авиацией. Десять дней подряд фашисты штурмовали боевые позиции моряков. Но, выполняя приказ партии «Ни шагу назад!», моряки стойко удерживали свои рубежи. Подтянув подкрепления, гитлеровцы окружили бригаду. Однако ни один батальон, ни одна рота не оставили своих позиций, продолжая контратаковать врага, выбивать его с господствующих высот.

Особенно отличился в эти дни личный состав 142-го отдельного батальона морской пехоты, которым командовали капитан-лейтенант Кузьмин и старший политрук Родин. Четыре раза фашисты окружали командный пункт [64] батальона и каждый раз бывали отброшены с большими потерями. Двенадцать атак отбила находившаяся четыре дня в окружении третья рота батальона под командованием политрука Нежнева. 6 сентября рота прорвала окружение и вышла к своим частям. Во время боя сержант этой роты Цыбульников вел огонь из ротного миномета, не снимая его с плеч. Товарищи в шутку называли его «самоходной пушкой в горах».

Умело дрался с врагом и 322-й отдельный батальон морской пехоты под командованием майора Шитова. Этот батальон вел тяжелые бои за господствующую над местностью высоту 503,5. Когда противник начал окружать наступавшие подразделения батальона, начальник штаба капитан Савицкий с группой в 27 автоматчиков прорвался в тыл гитлеровцам, внезапно и стремительно атаковал их. В результате короткой схватки было уничтожено 200 гитлеровцев и взяты пленные.

255-я бригада морской пехоты оставила уже окруженные позиции и только по приказу командования, последовавшему после захвата противником западной части Новороссийска, отошла к 7 сентября на гору Колдун с вооружением и боеприпасами, забрав с собой всех раненых, среди которых находился и .командир бригады. С 26 августа по 7 сентября она уничтожила более 3 тысяч солдат и офицеров, 5 танков, 7 минометных батарей, 22 дзота, 52 пулеметные точки и 24 автомашины противника.

77-я стрелковая дивизия и 103-я стрелковая бригада при поддержке артиллерии и авиации Черноморского флота оказывали героическое сопротивление войскам противника, наступавшим на Верхнюю Баканскую и перевал Волчьи Ворота. В течение трех дней 103-я стрелковая бригада, находясь в окружении, сковывала силы 73-й немецкой пехотной дивизии, чем обеспечила возможность отхода остальных частей на последний рубеж обороны Новороссийска. Затем, прорвав кольцо окружения, бригада пробилась на юго-восток и заняла оборону в районе горы Долгая. Таким образом, немецко-фашист-ским войскам удалось к 4 сентября занять станицу Верхнюю Баканскую и перевал Волчьи Ворота. К исходу 5 сентября 125-я немецкая пехотная дивизия вытеснила 83-ю бригаду морской пехоты и другие отряды моряков с их оборонительных рубежей и заняла селения Большой, [65] Борисовка, Федотовка, Васильевка, подойдя на 8-10 км к Новороссийску.

В сложившихся условиях Военный совет Новороссийского оборонительного района своим решением от 3 сентября подчинил все находившиеся в городе части командиру Новороссийской военно-морской базы капитану 1 ранга Г. Н. Холостякову и возложил на него защиту Новороссийска. Командование базы начало срочно формировать новые части и направлять их на защиту города. Так, с 1 по 6 сентября было создано два батальона морской пехоты (по 750 человек в каждом), которые влились в 83-ю бригаду морской пехоты, и 2-я бригада морской пехоты из трех батальонов Керченской военно-морской базы, батальона Анапского укрепленного сектора и нескольких отдельных отрядов моряков. Но эти подразделения и части формировались в спешке, отправлялись на передовые позиции не всегда организованно. Были случаи, когда роты двигались на рубежи не со своими батальонами, без оружия и средств связи.

Командование Новороссийского оборонительного района не всегда правильно использовало морскую пехоту, распыляя ее силы, что приводило к излишним потерям и нарушению управления. Так, например, 305-й батальон 2-й бригады, имевший большой боевой опыт, занял 7 сентября по приказу командования оборону в районе балки Адамовича, а уже в последующие два дня три роты из состава батальона были сняты с позиций и направлены в наступление на гору Колдун совместно с частями 77-й стрелковой дивизии. Наступление носило неорганизованный характер, морские пехотинцы не были поддержаны другими сухопутными частями, авиацией и артиллерией и понесли большие потери.

Артиллерийскую поддержку защитникам города в этот период напряженных боев оказывали корабли Черноморского флота. 1 и 4 сентября лидер «Харьков» и эскадренный миноносец «Сообразительный» обстреливали скопления войск противника в районе станиц Нижней Баканской, Неберджаевской и Раевской. Они выпустили 700 снарядов 130-мм калибра и нанесли противнику значительный урон. В журнале боевых действий группы армий «А» за 4 сентября сделана следующая запись по этому поводу: «Противник вел концентрированный огонь [66] тяжелой артиллерией с военных кораблей и причинил нашим частям большие потери»{17}.

Не захватив Новороссийска, немецко-фашистское командование оказалось вынужденным усилить наступавшую на город группу войск, понесшую значительные потери. К 7 сентября численность войск противника под Новороссийском достигла пяти дивизий. Иными словами, гитлеровцы создали здесь значительное превосходство в силах. В течение 5 и 7 сентября части морской пехоты, оборонявшие город, при поддержке артиллерии и авиации Черноморского флота вели тяжелые бои на ближних подступах и окраинах Новороссийска. В эти дни 255-я бригада морокой пехоты отбивала упорные атаки гитлеровцев в районе горы Долгая и хутора Мефодиевский, а 2-я бригада вела бои в районе Пятая Щель - высота 307,2 - аэродром Мысхако - хутор Степанова - коса Суджукская. Понеся большие потери, наши части 9 сентября отошли на рубеж южная окраина Станички - грязелечебница.

В ночь на 9 сентября в западную часть города, где шли бои за каждую улицу, за каждый дом, на десяти сейнерах и двух сторожевых катерах «МО» было переброшено подкрепление, но оно уже не могло изменить положение. К исходу этого дня измотанные непрерывными четырехдневными боями, понесшие большие потери в людях и израсходовавшие боезапас части морской пехоты не смогли дальше сдерживать натиск врага. Гитлеровцы заняли западную часть города и вышли к Холодильнику. В ночь на 10 сентября части Новороссийского оборонительного района эвакуировались на восточный берег Цемесской бухты, всего было вывезено 2510 человек. Действовавшие на западной стороне Цемесской бухты 37 орудий береговой артиллерии, после того как подошел к концу боезапас, были подорваны личным составом.

Действия береговой артиллерии. В условиях сложившейся под Новороссийском тяжелой обстановки береговой артиллерии Черноморского флота пришлось в основном действовать против наземного противника, оказывая большую поддержку нашим частям, защищавшим город. Личный состав батарей проявил в этих боях высокое [67] воинское мастерство и мужество, удерживая свои позиции до тех пор, пока оставались хоть малейшие возможности для борьбы. Находясь часто в окружении, морские артиллеристы нанесли врагу тяжелый урон, а затем, уничтожив материальную часть, с тяжелыми боями пробивались к своим частям. Особенно отличились в этих боях расчеты орудий батареи ? 31 а.

Эта батарея и установленные неподалеку от нее четыре 45-мм орудия в течение шести суток уничтожали вражеские войска в районе Волчьих Ворот - ключевой позиции на подступах к Новороссийску. Гитлеровцы бросили против батареи авиацию, обрушили на нее огонь большого числа орудий, применили зажигательные средства. Батарея вела огонь до тех пор, пока не вышли из строя оба ее 152-мм орудия. Получив приказ об отходе, личный состав батареи перетащил 45-мм орудия на новые позиции, после чего расчеты 152-мм орудий отошли на Мысхако, где приняли участие в боях с противником в составе 31-й батареи.

Всего с 19 августа по 11 сентября береговая артиллерия Черноморского флота произвела в районе Новороссийска 286 боевых стрельб, израсходовав 6471 снаряд. Она уничтожила 4 артиллерийских и 7 минометных батарей, 12 танков, до 200 автомашин, 98 повозок, 6 артиллерийских складов и около 3 тысяч вражеских солдат и офицеров.

Наряду с береговой артиллерией активное участие в боях с наземным противником принимала и зенитная артиллерия, которая, как правило, вела огонь с корректировкой с выносных наблюдательных пунктов, а также прямой наводкой. Прямая наводка применялась во время уличных боев, при стрельбе по танкам, бронемашинам и скоплениям пехоты. За период обороны Новороссийска зенитная артиллерия уничтожила 4 танка, 39 автомашин, 10 орудий, 4 миномета и сбила 7 самолетов противника. Опыт боев за Новороссийск показал, что для уличных боев целесообразнее всего использовать 37-мм зенитные автоматы, так как остальные артиллерийские системы громоздки и легко уязвимы.

Боевые действия Морской авиационной группы Новороссийского оборонительного района. Эта группа была создана 17 августа директивой командующего Северо-Кавказским фронтом из 112 самолетов типа Ил-2, [68] МБР-2, Ут-1б, И-16 и И-15, базировавшихся на аэродромах Мысхако, Гайдук и Геленджик. Командующим группой был назначен генерал-майор П. П. Квадэ. Задачей группы являлось нанесение бомбардировочных и штурмовых ударов по войскам противника и уничтожение его плавсредств в портах, базах и в море. Группа начала активные боевые действия с первых дней ее организации. Так, 18 августа шесть Ил-2, которыми командовал капитан Б. Косторный, под прикрытием истребителей атаковала восточнее станицы Крымской вражеские танки и пехоту. Советские летчики уничтожили один фашистский танк, одну танкетку и восемь автомашин. Кроме того, капитан Косторный в воздушном бою сбил Me-110.

Тяжелая обстановка под Новороссийском потребовала от частей Морской авиационной группы напряженных боевых действий. Только 23 августа группа произвела 70 самолето-вылетов в район станицы Неберджаевской для ударов по боевым порядкам противника на этом участке фронта. В течение всей ночи на 24 августа

7 МБР-2 и 12 Ут-1б продолжали наносить бомбо-штурмовые удары в районе Неберджаевской, а на рассвете их сменили истребители-штурмовики И-15, а затем Ил-2.

В эту же ночь отход частей Темрюкской военно-морской базы самолеты группы обеспечивали ударами по немецко-фашистским соединениям, наступавшим на Темрюк. Кроме того, самолеты Морской авиационной группы ежедневно наносили удары по вражеским плавсредствам и по скоплениям гитлеровцев б районе Крымской, Неберджаевской, Нижней Баканской, Темрюка и Пересыпи, где в это время шли упорные бои.

Сложные горные условия и сильная противовоздушная оборона противника в районе Новороссийска затрудняли действия Морской авиационной группы, и она несла потери, особенно в самолетах типа Ил-2. 31 августа и 1 сентября морская авиация совершила по 50 самолето-вылетов на штурмовку вражеских войск под городом, производя вылеты через каждый час, 2 сентября - 40 самолето-вылетов на передний край и 20 - на уничтожение немецких плавсредств и десанта в районе косы Тузла и селения Кучугуры, 3 сентября - около 60 самолето-вылетов в район Волчьих Ворот и станицы Верхней Баканской и 10 самолето-вылетов на уничтожение плавсредств в районе Кучугуры. «В результате все увеличивающегося [69] сопротивления противника (т. е. защитников Новороссийска. - И. К.) в воздухе, - свидетельствует запись в журнале боевых действий группы армий «А» за эти дни, - были понесены значительные потери, противнику удалось уже вывести из строя части нашей артиллерии»{18}.

Неся огромные потери от ударов нашей авиации, гитлеровцы начали бомбардировать и обстреливать аэродром Мысхако, с которого в основном действовала наша авиация. Но это не остановило летчиков-черноморцев. 4 и 5 сентября они многократно подвергали бомбо-штурмовым ударам войска противника, находившиеся в б - 8 км от аэродрома Мысхако, в районе Владимировка, Гайдук, Глебовка. К исходу 5 сентября Морская авиационная группа перебазировалась на аэродром Геленджик, откуда продолжала совершать удары по живой силе и боевой технике врага в районе Новороссийска. 8 сентября Военный совет Новороссийского оборонительного района отметил в приказе действия Морской авиационной группы и объявил благодарность всему ее личному составу.

После оставления нашими войсками Новороссийска части Морской авиационной группы ежесуточно производили по 30 - 40 вылетов для бомбардировки и штурмовки фашистских войск в районе станицы Абинской и Новороссийска.

В период Новороссийской оборонительной операции личным составом Морской авиационной группы было уничтожено 27 самолетов, 10 танков, 305 автомашин, 64 подводы с грузом, 6 минометно-артиллерийских батарей, 12 зенитных прожекторов, около 2 тысяч солдат и офицеров противника. Кроме того, было вызвано около 200 крупных пожаров и подавлен огонь 8 вражеских батарей и 15 зенитных пулеметов.

Частями 47-й армии, морской пехоты и 318-й стрелковой дивизии (прибывшей 9 сентября на пополнение 47-й армии) немецко-фашистские войска были остановлены на рубеже гора Долгая - Адамовича Балка - цементные заводы. До 15 сентября противник непрерывно атаковал наши позиции, безуспешно пытаясь прорваться вдоль побережья [70] Черного моря к Туапсе. С 15 сентября линия фронта под Новороссийском стабилизировалась.

Овладев Новороссийском, немецко-фашистские войска не смогли воспользоваться результатами своего успеха, так как город и порт хорошо просматривались с рубежей, занятых нашими частями, и находились под воздействием артиллерийского огня, авиации и кораблей.

Новороссийская военно-морская база эвакуировалась в Геленджик, где развернула подготовку к предстоящим наступательным действиям в районе Новороссийска.

Несмотря на то, что гитлеровские войска были остановлены под Новороссийском, немецко-фашистское командование не отказалось от своего намерения прорваться к Черному морю, а затем развить наступление вдоль побережья для соединения с 57-м танковым и 44-м армейским корпусами, пробивавшимися к Туапсе с севера. Перегруппировав свои силы, гитлеровское командование создало две ударные группировки: «группу Новороссийск» (73-я и 9-я немецкие пехотные и 3-я румынская горно-стрелковая дивизии) и «группу Туапсе» (198, 125, 46-я немецкие пехотные дивизии, чехословацкая мотодивизия, 97-я и 101-я немецкие легкие дивизии и артиллерийская группа Ланца){19}. 19 сентября «группа Новороссийск» начала наступление из района Абинской на Геленджик. Нанося этот удар, гитлеровцы стремились отрезать и уничтожить наши силы, находившиеся под Новороссийском, и тем обеспечить себе возможность беспрепятственно двигаться на Туапсе.

В развернувшихся 19 - 21 сентября боях противнику удалось вклиниться в оборону нашей 216-й стрелковой дивизии на глубину до 6 км. В целях срыва немецко-фашистского плана командование Новороссийского оборонительного района, сосредоточив 77-ю стрелковую дивизию в районе Эриванская, а 255-ю и 2-ю бригады морской пехоты в районе Шапсугская, нанесло два сходящихся удара по флангам вклинившейся в нашу оборону группировке врага. Наступление наших войск было поддержано огнем корабельной артиллерии. 20, 22, 23 и 26 сентября канонерская лодка «Красная Грузия» и базовый тральщик «Щит» обстреливали район Шапсугская - Эриванская, [71] выпустив по врагу около трехсот снарядов калибром 100 и 130 мм.

В результате ожесточенных боев с 22 по 29 сентября противник был отброшен. Наши войска не только восстановили прежнее положение, но и значительно улучшили его, продвинувшись вперед до 15 км, заняв населенные пункты Глубокий Яр, Скаженная Баба, Пивничный, Карасу-Базар, Узун и полностью очистив долину от Шапсугской до Абинской.

Особенно тяжелые бои развернулись на участке 255-й и 83-й бригад морской пехоты{20}, наступавших против 3-й румынской горно-стрелковой дивизии. Бои шли в горно-лесистой местности, при отсутствии дорог и недостатке транспорта, при наличии большого числа минных полей. Противник контратаковал наши части по семь - восемь раз в сутки, но каждый раз откатывался с большими для него потерями.

В последнем бою под Куаффо 27 сентября бесстрашно сражалась санитарка второй роты 144-го батальона 83-й бригады морской пехоты член партии К. Г. Неделько. Она оказывала помощь раненым, выносила их с поля боя. Когда на участке роты сложилась тяжелая обстановка, Неделько сама пошла в атаку и уничтожала из автомата немецко-румынских захватчиков. В этом бою отважная санитарка пала смертью героя. В письме к матери перед боем она писала: «Дорогая, сегодня для нас необычный день. Мы идем в наступление... И вот настал час расплаты. Но пусть враг знает, что не страшны никакие преграды советским воинам. Нам не страшны ни пули, ни мины. Нас воспитала Коммунистическая партия, Советская власть, советский народ. Мы можем отдать свои молодые, цветущие годы за сестер, матерей, за нашу Родину».

Отлично действовал в ходе этих боев командир 144-го батальона 83-й бригады капитан-лейтенант А. Востриков. Он всегда находился на том участке, где складывалась наиболее сложная обстановка. Полученная в бою рана не заставила его оставить батальон. [72] 255-я и 83-я бригады морской пехоты полностью разгромили 3, 5, 6, 12 и 21-й батальоны 3-й румынской горно-стрелковой дивизии. В боях с 19 по 21 сентября враг потерял до 10 тысяч своих солдат и офицеров убитыми, пленными и ранеными. Морские пехотинцы захватили до 180 пулеметов, 32 миномета, 600 винтовок, около 100 тысяч патронов и другие трофеи. 3-я румынская горно-стрелковая дивизия из-за понесенных ею крупных потерь была снята с фронта для переформирования. В журнале боевых действий немецкой группы армий «А» 28 сентября появилась запись о том, «что дивизии жалуются на нехватку боеприпасов и на слишком маленькую численность войск (по 10-15 человек в каждой роте)». За провал наступления в районе Туапсе и Новороссийска и большие потери главнокомандующий немецкой группой армий «А» фельдмаршал Лист был снят с занимаемой должности{21}.

29 сентября немецко-фашистские войска на новороссийском направлении перешли к обороне.

Итоги и выводы. В результате Новороссийской оборонительной операции части Новороссийского оборонительного района сорвали планы врага, не дали ему возможности соединиться с группировкой, наступавшей на Туапсе с севера, нанесли немецко-фашистским захватчикам большие потери, заставили их прекратить наступление и перейти к обороне.

Захватив Новороссийск, противник не смог использовать его порт в качестве своей военно-морской базы, так как восточная часть Цемесской бухты находилась в руках советских частей, которые полностью контролировали и бухту и подходы к ней.

Береговая артиллерия и части морской пехоты Новороссийской военно-морской базы, находясь в непосредственном соприкосновении с противником на море и на суше, активно содействовали войскам Советской Армии в обороне Кавказа. В боях за город и порт они продолжили и умножили славные боевые традиции севастопольцев, упорно отстаивая каждый рубеж обороны. Особенно героически дрались с врагом 255-я и 83-я бригады морской пехоты. [73]

Но в организации обороны Новороссийска были и существенные недостатки, повлиявшие на ход борьбы в этом районе. Прежде всего очень медленно велось строительство оборонительных сооружений, что не позволило своевременно организовать оборону базы и города. Те немногие инженерные сооружения, которые были готовы к началу боевых действий, использовались не полностью из-за недостатка в силах. О недостатке в силах свидетельствует и тот факт, что противодесантная оборона побережья протяженностью в 100 км осуществлялась всего лишь 1500 морскими пехотинцами и 30 орудиями, которые могли лишь обеспечить наблюдение за побережьем и отражать небольшие диверсионные десанты противника.

Организация Новороссийского оборонительного района началась поздно, уже в процессе новороссийской оборонительной операции. Между тем в связи со сложившейся обстановкой Новороссийский оборонительный район следовало создать в первых числах августа, когда еще можно было бы организовать прочную оборону на передовом и главном оборонительных рубежах.

Командование Новороссийского оборонительного района, равномерно распределяя силы по всему фронту, не обеспечило создания сильных группировок на основных направлениях, плохо организовало взаимодействие артиллерии со стрелковыми частями. В самые напряженные моменты боя последние не могли получить артиллерийскую поддержку, так как не знали о плановых огнях артиллерии и о порядке их вызова, а артиллерия часто оставалась без прикрытия стрелковыми частями, попадала в окружение и теряла материальную часть. Недостаточно внимания было уделено и организации связи частей морской пехоты, что часто ставило их в затруднительное положение.

Оборона побережья в октябре-декабре 1942 года. Оборона побережья Новороссийской базы осуществлялась частями 56-й и 47-й армий и морской пехоты, береговыми батареями, ранее выставленными минными заграждениями, силами охраны водного района, бригады торпедных катеров и авиации флота. Перед этими силами стояла задача прочно оборонять от возможного вражеского десанта район побережья от мыса Шесхарик до Джубги. Для удобства управления и обеспечения надежной обороны этот район был разбит на пять боевых участков, [74] во главе которых стояли коменданты. Береговая и зенитная артиллерия, расположенная на побережье, также включалась в противодесантную оборону. Руководство обороной побережья Военный совет Черноморского флота возложил на полковника Горпищенко, (подчинявшегося командующему 56-й армией (сухопутная оборона) и командиру Новороссийской военно-морской базы (морская оборона). Отражение внезапного нападения диверсионных групп противника в районе города Геленджик приказом командира Новороссийской военно-морской базы возлагалось на дежурные ударные группы по 30 - 40 человек, усиленные пулеметами и обеспеченные автотранспортом, которые ежедневно должны были выделять в темное время суток соединения и части. Эти группы находились в готовности к немедленным боевым действиям. Вдоль побережья моря, на участке от мыса Шесхарик до селения Архипо-Осиповка, в местах вероятных высадок морских десантов противника было поставлено 10 тысяч противопехотных мин.

Командование Новороссийской базы, учтя опыт минувших боев, в октябре - декабре обеспечило все части надежной связью. Основным средством связи стало радио, дополнительным - телефон, а внутри боевых участков - световые сигналы и конно-пешие посыльные. Такая организация связи способствовала гибкому управлению силами во время боевых действий.

Все перечисленные выше мероприятия значительно усилили противодесантную оборону побережья, позволили своевременно обнаруживать и быстро сосредоточивать необходимые силы и средства для отражения десанта.

Боевые действия на суше в этот период в основном носили ограниченный характер. После разгрома 3-й горно-стрелковой румынской дивизии в район Шапсугской прибыла 19-я стрелковая дивизия румын, которая при поддержке танков и авиации предприняла попытку прорвать оборону 255-й бригады морской пехоты в районе Шапсугская и Адамовича Балка. Ежедневно эта дивизия по 8 - 10 раз переходила в атаки, но каждый раз бывала отброшена моряками на исходные позиции с большими для нее потерями. Потеряв более 3 тысяч солдат и офицеров, противник в конце октября прекратил атаки и перешел к обороне. Подводя итоги боев, командир 255-й бригады морской пехоты полковник Д. Гордеев (ныне [75] генерал-лейтенант), писал: «Мы разгромили 3-ю горнострелковую дивизию и 19-ю-пехотную дивизию румын. Разгромили их так, что генералы - командиры этих дивизий - сняты и отданы под суд»{22}.

В ноябре - декабре противник вел разведку боем, производил перегруппировку своих сил, совершенствовал оборону. Наши войска готовились к наступательным операциям.

Оборона Туапсе

Обстановка к началу операции. Не сумев окружить советские войска между Доном и Кубанью, немецко-фашистское командование решило окружить их в районе Новороссийск - Туапсе. По плану гитлеровцев 1-я танковая армия должна была нанести главный удар из района Армавира на Майкоп, Туапсе, а 17-я немецкая армия после захвата Краснодара - вспомогательный удар на Туапсе через Горячий Ключ, Шаумян. Таким путем немецко-фашистское командование предполагало окружить несколько советских армий, выйти к Туапсе, отрезав одновременно 47-ю армию, находившуюся в районе Новороссийска. Противнику удалось добиться на направлении главного удара превосходства в силах: по пехоте - в четыре раза, по танкам - абсолютное (противник 280, у нас не было их здесь совсем), по артиллерии и минометам - в десять раз. На левом фланге, в районе главного удара противника, советских войск вообще не было.

6 августа немецко-фашистские войска, захватив Армавир, продолжали наступление на Майкоп, Туапсе. Противник бросил на это направление пять танковых и одну пехотную дивизии, поддерживая их сильной авиацией. В результате ожесточенных боев с 5 по 8 августа наши войска отошли на левый берег реки Лаба и Кубань. Назревала угроза прорыва гитлеровцев к Туапсе. Ставка Верховного Главнокомандования обратила внимание Военного совета Северо-Кавказского фронта на то, что в условиях создавшейся обстановки туапсинское направление является главным и самым опасным для фронта. С выходом противника в район Туапсе 47-я армия и все советские войска, находившиеся в районе Краснодара, [76] могли оказаться отрезанными и попасть в плен. Ставка предписывала Военному совету фронта силами 32-й гвардейской и 236-й стрелковых дивизий немедленно создать оборону в три - четыре линии по глубине вдоль дороги Майкоп - Туапсе и ни в коем случае не допустить гитлеровцев к Туапсе.

Во исполнение решения Ставки командующий Северо-Кавказским фронтом произвел перегруппировку сил для надежного прикрытия майкопско-туапсинского направления, возложив его оборону на командующего 18-й армией. Последний силами 31, 236 и 383-й стрелковых дивизий и 9-й моторизованной дивизии НКВД организовал оборону района Майкоп, Белореченская, Черниговская, Апшеронский. Для поддержки этих дивизий были созданы две армейские артиллерийские группы: первая - 59 орудий и 60 минометов и вторая - 54 орудия и 24 миномета. Объединение артиллерии в группы облегчило ведение оборонительных боев.

В результате четырехдневных напряженных боев, в ходе которых обе стороны понесли большие потери, немецко-фашистским войскам вследствие огромного превосходства в силах удалось захватить 12 августа Тульскую, Майкоп и Белореченскую. На краснодарском направлении враг овладел в это время Краснодаром и продолжал наступление на Туапсе. Наши малочисленные армии вели тяжелые бои и, нанося контрудары, отходили на новые позиции, избегая окружения. К исходу 16 августа гитлеровцы были остановлены на рубеже Хамышки, Куджинский, Самурская, Нефтегорск, Хадыженский, Кабардинская, Сухая Цице, Безымянное, Пятигорское, Крепостная, Дербентская. Дальнейшие попытки их прорвать оборону войск Северо-Кавказского фронта успеха не имели.

Отходя с тяжелыми боями к предгорьям Главного Кавказского хребта, войска Северо-Кавказского фронта отвлекли на себя все силы группы армий «А», втянули их в кровопролитные затяжные бои, чем дали возможность войскам Закавказского фронта своевременно развернуть силы и занять оборону по рекам Баксан и Терек и на перевалах Главного Кавказского хребта.

Положение на Кавказе становилось критическим. «Немецко-фашистские полчища рвутся на Кавказ, - писал по этому поводу М. И. Калинин. - Вражеский напор [77] [78] осуществляется по двум основным направлениям: по Северокавказской железной дороге, в обход Кавказского хребта, - борьба идет у Моздока; и второе направление - Майкоп - Новороссийск, к побережью Черного моря.

Движение немцев все замедляется, а сопротивление наших частей все усиливается и наносимые немцам удары становятся все чувствительнее. Потери немцев растут, и каждый новый день приносит врагу больше потерь, чем прошедший, каждый километр пути, пройденный немцами, обходится им все дороже»{23}.

В связи с наступлением немецко-фашистских войск Ставка Верховного Главнокомандования приказала командующему Закавказским фронтом организовать оборону Кавказа с севера и закрыть все перевалы через Главный Кавказский хребет. Однако эти и последующие указания Ставки были сорваны заклятым врагом народа Берия. Этот предатель тогда еще не был разоблачен. Будучи членом Государственного Комитета Обороны, он находился в штабе Закавказского фронта и прилагал все усилия, чтобы дезорганизовать его работу. 23 августа по его приказу была создана Оперативная группа по обороне Главного Кавказского хребта, которой были подчинены войска, оборонявшие перевалы. Создание Оперативной группы, состоявшей из малокомпетентных в военном отношении людей, фактически привело к устранению штаба фронта и штаба 46-й армии от руководства войсками, защищавшими перевалы. Кроме того, по настоянию Берия в период напряженной борьбы за перевалы было снято командование 46-й армии, что привело к нарушению управления войсками и ослаблению обороны.

Но все попытки изменника Берия сдать Кавказ врагу были сорваны Ставкой Верховного Главнокомандования. Следя за действиями Закавказского фронта, Ставка давала четкие, исчерпывающие указания по организации обороны Кавказа с севера, по перегруппировке сил и по другим вопросам.

Созданная по указанию Ставки 8 августа 1942 года Северная группа войск Закавказского фронта под командованием генерал-лейтенанта И. И. Масленникова провела с 1 по 28 сентября Малгобекскую оборонительную [79] операцию и с 25 октября по 12 ноября - Нальчикскую оборонительную операцию. В результате Малгобекской оборонительной операции, в которой принимали активное участие 47-й штурмовой и 23-й бомбардировочный авиационные полки военно-воздушных сил Черноморского флота, наступление немецко-фашистских войск на грозненском направлении было остановлено, а в результате Нальчикской оборонительной операции (в ней участвовали курсанты Каспийского высшего военно-морского училища и моряки Каспийской военной флотилии) "гитлеровцы были остановлены под Орджоникидзе и разгромлены в районе города Гизель. Советские войска в районе Гизель захватили 140 танков, 7 бронемашин, 70 орудий, 95 минометов, 2350 автомашин, 183 мотоцикла и много разного военного имущества. Нальчикская оборонительная операция советских войск положила конец попыткам противника прорваться к Грозному, Орджоникидзе и Баку.

Организация обороны на туапсинском направлении. Гитлеровское командование, не сумев захватить Туапсе с ходу в первой половине августа и не добившись решающего успеха на новороссийском направлении, начало сосредоточивать основные силы своей 17-й армии на туапсинском направлении. По решению Ставки Верховного Главнокомандования Черноморская группа войск, действовавшая на этом направлении, была усилена двумя дивизиями и двумя стрелковыми бригадами из состава Закавказского фронта и были созданы два оборонительных района - Пшадский и Туапсинский. План действий, разработанный штабом Черноморской группы войск, предусматривал создание мощной обороны на туапсинском, пшадском и новороссийском направлениях, опираясь на которую можно было бы нанести поражение противнику в оборонительных боях и создать условия для перехода войск группы в наступление. Особенное внимание в этом плане уделялось обороне Туапсе и перевалов. В целях лучшего объединения всех сил и средств для разгрома противника решением Военного совета фронта на территории Туапсинской военно-морской базы в границах Джубга - Лазаревская - Георгиевская был создан Туапсинский оборонительный район, подчиненный командующему 18-й армией. Командующим районом был назначен командир Туапсинской военно-морской базы [80] контр-адмирал Г. В. Жуков. Оборона побережья в пределах района возлагалась на базу, а оборона сухопутного направления - на четыре дивизии Черноморской группы войск Закавказского фронта.

Система обороны Туапсинского оборонительного района включала в себя внешний и внутренний обводы. Протяженность первого составляла около 80 км, а второго - 20 км. Город Туапсе был подготовлен к круговой обороне. Кроме того, Военный совет Черноморской группы войск принял решение о дополнительном сооружении на туапсинском направлении 280 пулеметных огневых точек и 49 минометно-артиллерийских позиций и в городе Туапсе 348 огневых точек и до 100 баррикад. В связи с этим решением секретарь Краснодарского обкома партии Селезнев и председатель городского комитета обороны Шматов развернули работу по мобилизации около 5 тысяч жителей города на строительство оборонительных сооружений. Из состава войск, действовавших в этом районе, было выделено 3635 человек. Все работы предполагалось закончить к 1 октября 1942 года.

К началу наступления гитлеровцев в операционной зоне Туапсинского оборонительного района было создано 14 батальонных оборонительных районов и 17 отдельных ротных опорных пунктов. Пшадский оборонительный район к концу сентября насчитывал 12 батальонных оборонительных районов. Вдоль дороги Новороссийск - Туапсе - Сухуми было построено много дотов и дзотов, в 150 местах шоссе было подготовлено к разрушению. Дороги и тропы, ведущие с фронта к шоссе, были приведены в непригодное для движения состояние. В полосе дорог и между опорными пунктами были поставлены противотанковые и противопехотные мины, а в местах возможной высадки морских десантов - минные заграждения.

Работа по созданию обороны на туапсинском направлении была проведена огромная, однако реализовать план полностью не удалось. Причиной этого явился слабый контроль со стороны штабов за строительством инженерных сооружений. Некоторые командиры считали, что в условиях горно-лесистой местности возводить оборонительные сооружения нецелесообразно. Поэтому даже некоторые ключевые высоты оказались не только не укрепленными, но и не занятыми войсками. Особенно [81] слабой была оборона на участке 18-й армии, где развернулись ожесточенные бои.

Для удобства управления силами Туапсинский оборонительный район был разбит на три боевых сектора. Морская и зенитная артиллерия базы, а также приданные ей армейские артиллерийские полки (всего 106 стволов калибром от 180 до 45 мм, в том числе армейской - 40 стволов, морской артиллерии - 37 стволов и зенитной артиллерии - 28 стволов) поддерживали своим огнем сухопутные войска, занимавшие рубежи обороны. Части базы и пограничные отряды войск НКВД переходили в оперативное подчинение командиров боевых секторов.

Организация противодесантной обороны побережья, от Джубги до Лазаревской, была возложена на Туапсинскую военно-морскую базу. Этот район был разбит на четыре боевых участка, которые занимали части базы и приданные ей подразделения 18-й и 56-й армий. Дозорную службу несли корабли, не обеспечивавшие своевременного обнаружения и задержания противника и фактически выполнявшие функции постов ВНОС. Морские батальоны от побережья были оттянуты и повернуты фронтом к наступавшему с гор противнику. Наблюдение за побережьем в основном производилось постами СНиС и пограничными отрядами НКВД, что было явно недостаточно не только для отражения высадки десантов противника, но и для его обнаружения. Докладывая 4 сентября командующему Черноморским флотом вице-адмиралу Ф. С. Октябрьскому об этом, командующий Туапсинским оборонительным районом заявил, что оборона побережья ослаблена.

К началу оборонительной операции войска Черноморской группы занимали рубеж селение Туба - Безымянное - (иск.) Ахтырская - Новороссийск протяженностью 255 км. Перед Черноморским флотом была поставлена задача содействовать сухопутным войскам надежной защитой своих морских сообщений, организацией противодесантной и противовоздушной обороны баз и побережья, а также действиями береговой артиллерии и морской пехоты на сухопутном участке фронта. Поддерживать сухопутные войска и действия флота должна была авиация Черноморского флота и 5-й воздушной армии. [82] Немецко-фашистское командование, придавая огромное значение захвату Туапсе, сосредоточило против Черноморской группы войск Закавказского фронта 14 дивизий 17-й армии. К этому времени против Северной группы войск действовало только семь дивизий 1-й танковой армии Клейста. Соотношение сил на фронте Черноморской группы войск Закавказского фронта было в пользу противника по пехоте и минометам в 1,5 раза, по артиллерии и авиации - в 2,5 раза, по танкам абсолютное (гитлеровцы имели 147 танков, а у нас их не было вовсе). Примерно половину сил 17-й армии немецко-фашистское командование сосредоточило на том участке туапсинского направления, где им наносился главный удар. На фронте в 60 км, от Самурской до Горячего Ключа, наступала «группа Туапсе», обладавшая большим превосходством над 18-й армией, прикрывавшей это направление.

План немецко-фашистского командования заключался в том, чтобы, нанося удары из района Хадыженская на Шаумян и из района Горячий Ключ также на Шаумян, окружить и уничтожить 18-ю армию, выйти к Туапсе и прервать морские сообщения Черноморской группы войск.

Ход боевых действий. 25 сентября, после двухдневных авиационных ударов по боевым порядкам 18-й армии, немецко-фашистские войска перешли в наступление из района Хадыженская и Папаретный на Куринскую и из района Горячий Ключ на Фонагорийское. Завязались ожесточенные бои. В течение двух дней гитлеровцам не удалось добиться успеха ни на одном из этих направлений. Подтянув свежие силы, они нанесли удар на гунайском и рожетском направлениях и к исходу 30 сентября на отдельных участках обороны 18-й армии вклинились на 5 - 10 км.

Ставка Верховного Главнокомандования приказала отбросить противника и восстановить положение. В результате тяжелых боев войска 18-й армии к исходу 9 октября остановили наступление гитлеровцев на всех направлениях.

В срыве гитлеровских планов по захвату Туапсе принял активное участие 145-й полк морской пехоты (2304 человека), сформированный в Поти из личного состава кораблей и частей Черноморского флота. 2 октября полк прямо с марша начал наступление на высоту [83] Безымянную в районе станции Навагинской. Несмотря на трудность действий в горах, советские моряки настойчиво продвигались вперед. Не выдержав атак моряков, вражеские части начали отходить. Гитлеровцы зажгли лес, чтобы остановить моряков, но это им не помогло. К исходу 7 октября высота Безымянная была взята. Противник оставил на поле боя около 200 убитых солдат и офицеров.

В боях за Безымянную отличилась седьмая рота, которой командовал коммунист лейтенант Самойлов. Именно эта рота прошла через горящий лес и сбросила гитлеровцев с высоты. Раненый Самойлов руководил боем до тех пор, пока его не унесли с поля боя.

Немецко-фашистское командование, стремясь вернуть господствующую над местностью высоту Безымянную, сосредоточило в ее районе превосходящие силы и в течение шести дней предпринимало беспрерывные атаки позиций советских моряков. Только 13 октября по приказу командования 145-й полк отошел на новые рубежи. Бои за высоту привлекли значительные силы противника, что позволило частям 32-й гвардейской стрелковой дивизии, действовавшей в районе хутора Куринского, выйти из окружения. В дальнейшем (до 24 октября) 145-й полк вел тяжелые бои с превосходящими силами врага в районе Навагинской и нанес ему большие потери. За время боевых действий полк уничтожил свыше 3 тысяч солдат и офицеров. В конце октября он был влит в состав 814-го и 509-го стрелковых полков 236-й стрелковой дивизии.

14 октября немецко-фашистские войска возобновили наступление. На этот раз они наносили удар от станции Навагинская и селения Гунайка через Шаумян на Садовое и из района Фонагорийское тоже на Садовое, стремясь окружить 18-ю армию и прорваться к Туапсе. Наступление войск противника поддерживала авиация, совершавшая ежедневно 500-600 самолето-вылетов. Гитлеровцам удалось потеснить наши части, 17 октября занять город Шаумян и завязать бои за перевал Елисаветпольский.

Положение на туапсинском направлении стало напряженным.

В связи с ухудшением обстановки на фронте Черноморской группы войск Ставка Верховного Главнокомандования своей директивой от 15 октября 1942 года указала [84] командующему Закавказским фронтом на недооценку им значения черноморского направления. С выходом противника к Туапсе войска Черноморской группы будут отрезаны от Закавказского фронта, над ними нависнет угроза пленения. Вероятный после этого прорыв гитлеровцев в район Поти может привести к гибели Черноморского флота и даст врагу возможность двинуться на Тбилиси и Баку. Турция в такой обстановке развяжет войну, начав наступление против 45-й армии, соединения и части которой находились на советско-турецкой границе и в Иране. Чтобы выправить положение на туапсинском направлении, по приказанию Ставки Черноморский флот срочно перебросил в район Туапсе три стрелковые бригады, одну горно-стрелковую и одну кавалерийскую дивизии, артиллерийские и другие части, а также приступил к формированию частей морской пехоты, 18-я армия, сдерживавшая натиск немецко-фашистских войск, пополнилась коммунистами и комсомольцами, которые шли обычно на самые ответственные и опасные участки фронта.

В этот же период командующим Черноморской группой войск был назначен генерал-майор И. Е. Петров. Руководствуясь указаниями Ставки и командующего Закавказским фронтом, он произвел перегруппировку войск, усилив туапсинское направление. В частности, в район Афанасьевский Постик были срочно переброшены 323-й отдельный батальон и 83-я бригада, в район Туапсе - 137-й полк, а в начале ноября под Садовое - 255-я бригада морской пехоты. Части Туапсинского оборонительного района продолжали совершенствовать оборону на занимаемых рубежах.

Однако полностью произвести перегруппировку войск к началу нового наступления противника нашему командованию не удалось, так как 19 октября немецко-фашистские войска начали штурм перевала Елисаветпольский и к концу дня захватили его. Дальнейшие попытки гитлеровцев прорваться с перевала к Туапсе были отбиты. Не добились они успехов и на других направлениях, где перегруппировавшиеся советские войска и подошедшие резервы контратаковали и остановили противника. 31 октября немецко-фашистские войска перешли к обороне по всему фронту. На туапсинском направлений наступило затишье, которое длилось до 15 ноября. [85]

Таким образом, в ходе напряженных боев с 19 по 31 октября планы гитлеровского командования по захвату Туапсе были сорваны. Немецко-фашистские войска понесли в этом районе большие потери. По данным штаба немецкой группы армий «А», некомплект личного состава к 15 ноября достигал 76 тысяч человек{24}.

Большую роль в обеспечении боевых действий частей и соединений Черноморской группы войск и морской пехоты сыграли морские перевозки, осуществленные кораблями Черноморского флота. В наиболее тяжелый период боев за Туапсе в сентябре - ноябре под непрерывными ударами вражеской авиации корабли доставили из Поти, Сухуми и Батуми на фронт 52 937 человек и 57975 тонн груза, а из Туапсе в Геленджик было вывезено около 15 тысяч человек, около 20 тысяч тонн груза и эвакуировано более 2500 раненых.

В Туапсинской оборонительной операции приняла участие береговая артиллерия Черноморского флота - железнодорожная 180-мм четырехорудийная батарея и четыре стационарных 130-мм орудия 167-го отдельного артиллерийского дивизиона, действовавшие из района Георгиевское. Ночью железнодорожная батарея подходила к линии фронта, развертывалась на позиции и с рассветом открывала огонь по врагу, а затем быстро отходила в тыл. Всего за период операции было проведено 42 стрельбы и выпущено около четырехсот снарядов калибром в 180 и 130 мм. Свыше 86% стрельб было проведено с корректировкой. Необходимо при этом отметить четкую организацию и хорошую работу корректировочных постов, первая линия которых располагалась в 500-800 м, вторая -в 4-6 км и третья в 8-10 км от переднего края противника. Подобное эшелонированное расположение корректировочных постов обеспечивало нашим войскам артиллерийскую поддержку в случае прорыва врага в глубину наших боевых порядков. Береговая артиллерия во время операции уничтожила восемь танков, два склада с имуществом и около батальона солдат и офицеров противника.

Авиация Черноморского флота ежесуточно совершала до 20-30 самолето-вылетов на бомбо-штурмовые удары [86] по живой силе и технике противника. Из-за нехватки самолетов-истребителей и сильного противодействия вражеской авиации бомбардировочная авиация флота использовалась в основном ночью.

Потерпев дважды неудачу на туапсинском направлении, гитлеровское командование решило во второй половине ноября провести новое наступление в этом районе, нанеся главный удар из района хутора Пелика на селение Георгиевское. Сосредоточив на узком участке фронта 97-ю легко-пехотную дивизию и группу войск генерала Ланца, оно 15 ноября перешло в наступление. Немецко-фашистским войскам удалось оттеснить нашу 9-ю гвардейскую стрелковую бригаду и подойти к Туапсе на 30 км. Однако своевременно выдвинутые 353-я и 383-я стрелковые дивизии и 165-я стрелковая бригада остановили противника, нанеся ему большие потери. Наступление противника в направлении Садовое (участок обороны 56-й армии) успеха не имело. Своевременно переброшенные сюда части морской пехоты (322-й отдельный батальон, 83-я и 255-я бригады) общей численностью около 10 тысяч человек совместно с 395-й стрелковой дивизией отбили все атаки гитлеровцев, а затем, перейдя в наступление, отбросили их с занимаемых позиций.

26 ноября наши части, произведя перегруппировку сил, перешли в наступление на семашском направлении. В результате контрудара войск 18-й армии находившаяся здесь группировка противника была разгромлена, а ее остатки к 17 декабря были отброшены за реку Пшиш. На этом и закончилась Туапсинская оборонительная операция войск Черноморской группы и Туапсинской военно-морской базы и началась подготовка к наступлению.

Итоги и выводы. В результате Туапсинской оборонительной операции, длившейся три месяца (с 25 сентября по 20 декабря), были отражены три попытки немецко-фашистских войск прорваться к Туапсе. Понеся большие потери (около 25 тысяч убитыми и пленными), противник сумел лишь несколько продвинуться на туапсинском направлении, но это не принесло ему оперативного выигрыша. Упорно обороняясь, войска Черноморской группы и Туапсинской военно-морской базы сковали 14 немецко-румынских дивизий, чем создали благоприятные условия для наступления наших сил. [87]

Своевременное создание Туапсинского оборонительного района способствовало повышению устойчивости обороны на туапсинском направлении, а действия кораблей и частей Туапсинской военно-морской базы (разведка, дозорная служба, противодесантная, противовоздушная, противоминная и другие виды обороны, а также морские перевозки) - созданию благоприятных условий для действия сухопутных сил против основной группировки немецко-фашистских войск на этом направлении.

В боях на туапсинском направлении большую помощь сухопутным частям оказала морская пехота. В наиболее напряженное время боев за Туапсе около 10 тысяч моряков плечом к плечу с солдатами отбивали натиск врага, проявляя высокий героизм и отвагу.

Несмотря на большой некомплект материальной части и летного состава, необорудованность театра военных действий, гористую местность, тяжелые метеорологические условия и сильное противодействие противника, авиация Черноморского флота произвела около 2 тысяч самолето-вылетов для нанесения бомбо-штурмовых ударов по живой силе и технике врага на туапсинском направлении.

Неудачи Черноморской группы войск в сентябре - ноябре 1942 года объясняются прежде всего большим превосходством сил противника и отсутствием опыта ведения боевых действий в горно-лесистой местности.

Оборона Главного Кавказского хребта и Черноморского побережья

Боевые действия на перевалах. В середине августа 1942 года 1-я и 4-я дивизии 49-го немецкого горно-стрелкового корпуса, сосредоточенные в районе Невинномысска и Черкесска, начали беспрепятственно продвигаться к перевалам Главного Кавказского хребта, так как на этом направлении наших войск не было, а 46-я армия, которой было поручено организовать оборону, не успела подойти даже к южным склонам перевалов. Инженерные сооружения на перевалах отсутствовали.

К 14 августа 1-я немецкая горно-стрелковая дивизия вышла в район Верхняя Теберда, Зеленчукская, Сторожевая, а 4-я немецкая горно-стрелковая дивизия - в район Ахметовская. Сильные группы специально [88] подготовленных альпинистов врага, имевшие опытных проводников, упредили наши части и в период с 17 августа по 9 октября заняли все перевалы на участке от горы Эльбрус до Умпырского перевала. На клухорском и санчарском направлениях гитлеровцы, преодолев Главный Кавказский хребет, вышли на его южные склоны, продвинувшись вперед на 10-25 км. Создалась угроза захвата Сухуми и срыва снабжения по коммуникации, проходившей вдоль Черноморского побережья.

Ставка Верховного Главнокомандования 20 августа потребовала от командующего Закавказским фронтом наряду с созданием прочной обороны на основных операционных направлениях немедленного усиления обороны Главного Кавказского хребта, особенно Военно-Грузинской, Военно-Осетинской и Военно-Сухумской дорог. Ставка предписала взорвать и завалить все перевалы и тропы, горные проходы, на которых не было создано оборонительных сооружений, а обороняемые войсками участки подготовить к взрыву на случай отхода. На всех дорогах и направлениях предлагалось назначить комендантов, возложив на них полную ответственность за оборону и состояние дорог.

Выполняя указание Ставки, командование Закавказского фронта начало развертывать силы, чтобы приостановить наступление немецко-фашистских войск на перевалах Главного Кавказского хребта.

На эльбрусском направлении части 1-й немецкой горно-стрелковой дивизии, воспользовавшись отсутствием наших войск, 18 августа заняли на южных склонах горы Эльбрус перевалы Хотю-Тау и Чипер-Азау, туристские базы «Кругозор» и «Приют одиннадцати». Подошедшие сюда части 8-го моторизованного полка НКВД и 63-й кавалерийской дивизии отбросили противника с этих перевалов к «Приюту одиннадцати», где он удерживался до января 1943 года.

Клухорский перевал прикрывала рота 815-го полка. 15 августа противник бросил сюда полк. Не выдержав сильного удара, защитники перевала стали отходить на южные склоны, где находились еще две роты. Бои носили ожесточенный характер. Узнав о них 17 августа, командование 46-й армии послало на помощь подразделениям 816-го полка два батальона и отряд НКВД, которые, подойдя 22 августа к району боя, остановили дальнейшее [89] [90] наступление гитлеровцев. 8 сентября части противника были отброшены назад к Клухорскому перевалу, где они и находились до января 1943 года.

5 сентября вражеский полк после сосредоточенного бомбового удара авиации и огневого налета артиллерии и минометов начал наступление на Марухский перевал, который, обороняли два батальона. После упорных боев защитники оказались вынужденными 7 сентября оставить перевал. Дальнейшее наступление немцев здесь было остановлено подошедшими подкреплениями, однако сбросить их с перевала не удалось до января 1943 года. Перевал Санчар защищали одна рота и сводный отряд НКВД. Против них немецко-фашистское командование двинуло 25 августа полк. Гитлеровцам удалось выбить наши подразделения с перевала и почти беспрепятственно достигнуть района, что в 25 км от Гудаут и Сухуми. Навстречу врагу была направлена срочно созданная Санчарская группа войск в составе одного стрелкового полка, двух стрелковых батальонов, двух полков НКВД и отряда курсантов 1-го Тбилисского пехотного училища. 29 августа группа вошла в соприкосновение с немецкими частями, остановила их и б августа при поддержке авиации перешла в наступление. Через два дня она овладела селением Псху, служившим противнику основной базой на южных склонах Главного Кавказского хребта. Теперь у гитлеровцев не оставалось в этом районе ни одного населенного пункта. К 20 октября наши войска на санчарском направлении при поддержке авиации Черноморского флота отбросили их на северные склоны Главного Кавказского хребта.

Роль авиации Черноморского флота в разгроме группировки противника на санчарском направлении огромна. Самолеты ДБ-3, СБ, Пе-2 и Р-10, базировавшиеся на аэродромах Гудауты и Бабушеры в расстоянии 25-35 км от линии фронта, ежедневно -совершали по 6 - 10 самолето-вылетов для нанесения бомбардировочных ударов по войскам противника, а в дни напряженных боев - до 40 самолето-вылетов. Всего в сентябре 1942 года авиация Черноморского флота сбросила на Санчарский и Марухский перевалы около тысячи ФАБ-100.

Таким образом, наши войска, почти не имея артиллерии и минометов, получили большую и единственную поддержку от морской авиации. [91]

Немецко-фашистское командование пыталось также овладеть Умпырским и Белореченским перевалами. На Умпырский перевал, который обороняли две роты, гитлеровцы 28 августа бросили два усиленных батальона. Однако благодаря хорошо организованной обороне, смелым действиям советских воинов многочисленные атаки противника были отбиты. Белореченский перевал штурмовали пехотный полк и несколько эскадронов вражеской конницы при поддержке артиллерии. Энергичными действиями наших сил и подошедших резервов противник был остановлен, а затем отброшен далеко на север.

Итак, действиями частей 46-й армии и авиации Черноморского флота наступление специально подготовленного для боевых действий в горах 49-го горно-стрелкового корпуса немцев было сорвано. К концу октября 1942 года была создана устойчивая оборона Главного Кавказского хребта.

Противодесантная оборона Потийской военно-морской базы. В июле - декабре оборона Черноморского побережья от советско-турецкой границы до Лазаревской осуществлялась силами Потийской военно-морской базы совместно с 46-й армией Закавказского фронта. Во второй половине августа, когда немецко-фашистские войска подошли к перевалам Главного Кавказского хребта, 46-я армия была перенацелена на отражение этой главной опасности, оборона побережья стала исключительно задачей Потийской военно-морской базы.

Состав сил базы изменялся с обстановкой. Противник усилил разведку главной базы флота и начал наносить бомбардировочные удары по базе и кораблям. К концу декабря базовый район противовоздушной обороны пополнился полком и имел, таким образом, в своем составе три зенитных полка и отдельный зенитный артиллерийский дивизион. Стрелковые части базы также увеличились на один батальон и два взвода морской пехоты. Но этих сил было явно недостаточно для организации надежной обороны побережья, поэтому она строилась по принципу создания отдельных узлов сопротивления, прикрывавших основные направления. Между узлами сопротивления сооружались завалы, засеки, устанавливались отдельные пулеметные точки, выставлялись противопехотные минные заграждения. [92]

Наиболее сильная оборона с суши создавалась в районе Поти и Батуми, где было решено оборудовать четыре рубежа: передовой, основной, тыловой и внутренний. Передовой рубеж обороны должен был проходить от базы в расстоянии 35 - 45 км, основной рубеж - в расстоянии 25 - 30 км, тыловой - в расстоянии 10 - 20 км от Поти и Батуми, внутренний - непосредственно на окраинах и в глубине огородов. Для ведения уличных боев предусматривалось строительство баррикад и противотанковых препятствий.

Однако запланированные инженерные оборонительные сооружения не были построены. Передовой и основной рубежи обороны из-за отсутствия рабочей силы совсем не оборудовались, а на тыловом рубеже работы к 25 октября были выполнены только на 75%.

Весь район обороны Поти с суши был разделен на три сектора. Первый сектор оборонял батальон морской пехоты при поддержке одиннадцати орудий береговой артиллерии, второй сектор - школа береговой обороны и пограничный отряд (343 человека и семь орудий), третий сектор - личный состав 1-й бригады торпедных катеров и пограничный отряд (105 человек и восемь орудий). В резерве командира Потийской военно-морской базы находилось около 500 человек. Кроме того, все секторы поддерживались корабельной артиллерией.

В целях лучшего использования сил при обороне побережья было разработано наставление по противодесантной обороне Потийской военно-морской базы.

Однако в организации обороны побережья имелись и существенные недостатки. Созданные в начале 1942 года инженерные сооружения из-за давних сроков их постройки на 30 - 40% пришли в ветхость и требовали солидного ремонта. Береговая артиллерия была плохо подготовлена к отражению противника с суши. На батареях ? 716 и 881 совершенно отсутствовали шрапнельные снаряды. Свыше 50% личного состава 164-го отдельного артиллерийского дивизиона не имело винтовок.

Крупные недочеты были и в организации противовоздушной обороны базы, которые вскрылись во время налета вражеской авиации на Поти 16 июля. Прежде всего была слабо отработана система наблюдения и оповещения. Так, из-за расположения вблизи базы дозорных катеров командование базового района противовоздушной [93] обороны нё имело возможности вовремя обнаруживать противника и поднимать истребительную авиацию, а некоторые зенитные батареи даже не оповещались о приближении вражеских самолетов.

Однако, несмотря на все эти недостатки, соединения и части Потийской военно-морской базы обеспечили надежное базирование флота и создали благоприятные условия для действий частей 46-й армии на перевалах Главного Кавказского хребта.

Выводы по действиям Черноморского флота в обороне баз и побережья

В результате пятимесячного наступления во второй половине 1942 года немецко-фашистские войска добились значительных успехов. Они захватили Северный Кавказ и Таманский полуостров, вышли к предгорьям Главного Кавказского хребта и на реку Терек и овладели перевалами. Врагу удалось оккупировать важные в экономическом отношении районы и создать тяжелую обстановку для наших войск на Кавказе, однако ему оказалось не под силу преодолеть оборону наших войск и добиться стратегического успеха.

В ходе ожесточенных оборонительных боев советские войска и Черноморский флот обескровили противника, остановили его наступление в предгорьях и на рубеже реки Терек и тем сорвали гитлеровские планы по захвату всего Кавказа и советского Черноморского флота.

Черноморский флот и Азовская военная флотилия, оперативно подчиненные командованию Северо-Кавказского фронта, а затем Закавказского фронта, тесно взаимодействуя с этими фронтами, оказывали им большую помощь в обороне и разгроме немецко-фашистских войск на Кавказе. Черноморский флот и Азовская флотилия надежно прикрыли приморский фланг наших сухопутных войск, организовав противодесантную оборону Азовского и Черноморского побережий, выделив для этой цели около 40 тысяч человек из состава подразделений морской пехоты, частей береговой и зенитной артиллерии, 200 зенитных орудий, 150 орудий береговой артиллерии, 250 боевых кораблей, судов и плавсредств и до 250 самолетов. [94]

Части морской пехоты, береговой артиллерии и авиации, действовавшие на сухопутных направлениях, проявили стойкость, высокий морально-политический дух, массовый героизм и непреклонную волю к победе над врагом.

Хотя противодесантная оборона побережья Черноморским флотом была организована в соответствии с обстановкой и себя полностью оправдала, следует признать, что она была слабо насыщена стрелковыми частями, что дало противнику возможность высадить 2 сентября 1942 года десант на Таманский полуостров и предпринять попытку высадить в ночь на 30 октября десант на восточный берег Цемесской бухты.

Опыт обороны Новороссийска и Туапсе показал, что опоздание с организацией сил для обороны, малая глубина обороны и распыление сил привели к значительным потерям в живой силе и технике и потере Новороссийска, а своевременное создание Туапсинского оборонительного района позволило организовать глубокую прочную оборону базы с суши и не допустить противника в обороняемый район. Опыт обороны баз показал также, что одной из основных причин быстрого падения их являлось отсутствие резервов у командования баз, что не позволило своевременно отражать удары противника.

Опыт обороны баз подтвердил необходимость организации взаимодействия и объединения всех сил под единым командованием. Лучшей формой такой организации явился полностью оправдавший себя оборонительный район, разделенный на секторы и боевые участки.

Героическая оборона Кавказа явилась хорошей боевой школой для частей Советской Армии и Черноморского флота. В ходе ее они накопили огромный боевой опыт и освоили тактику действий в горах. Советские войска были перевооружены легким оружием, стрелковые части усилены инженерными соединениями, командиры овладели искусством управления войсками в сложных условиях, тылы наладили снабжение войск в горных условиях, используя авиацию и все виды транспорта, в том числе и вьючный. [95]

Дальше