Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 2.

Действия Азовской военной флотилии в июле -августе 1942 года

Краткий обзор боевых действий на Северокавказском фронте

Окрыленное достигнутыми в июне и первой половине июля 1942 года успехами на воронежском и сталинградском направлениях, немецко-фашистское командование решило наступать на Кавказ, проводя одновременно операцию по захвату Сталинграда. Гитлеровский план наступления на Кавказ носил условное название «Эдельвейс» («Альпийский цветок»).

Вторжение на Кавказ, возложенное на группу армий «А», должно было начаться с окружения советских войск между Доном и Кубанью. План предусматривал нанесение главного удара из района Ростова на Краснодар через Тихорецк и Кропоткин силами 1-й танковой армии Клейста и 17-й полевой армии Руоффа. Из района станицы Цимлянская в направлении Сальск, Тихорецк должна была наступать 4-я танковая армия Гота, a 11-я армия Манштейна, форсировав Керченский пролив, нанести удар через Таманский полуостров на Краснодар, завершив таким образом окружение Южного и Северо-Кавказского фронтов. Затем 17-я армия должна была захватить города и порты Новороссийск, Туапсе, Батуми и уничтожить Черноморский флот, а 1-я и 4-я танковые армии захватить Грозный, Махачкала и Баку. Кроме того, немецко-фашистское командование предполагало развернуть наступление через перевалы Главного Кавказского хребта, по Военно-Сухумской дороге на Сухуми, [15] по Военно-Осетинской дороге на Кутаиси и по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси специально подготовленными для этой цели частями 49-го горно-стрелкового корпуса.

Немецко-фашистское командование намеревалось обойти Главный Кавказский хребет с востока и запада и одновременно форсировать его перевалы с севера. На все это, по мнению гитлеровских генералов, требовалось не более двух месяцев{2}. Захват Сальска намечался на 1 августа, Новороссийска - на 15 августа и Баку - на 25 сентября. Оккупанты рассчитывали, что, захватив Кавказ и выйдя к Волге в районе Сталинграда, они лишат СССР глазных источников нефти и важнейших промышленных и сельскохозяйственных районов, разорвут коммуникации, связывающие южную часть страны с северной, отрежут Воронежский и Сталинградский фронты от Южного, Северо-Кавказского и Закавказского и разгромят их по частям{3}.

План немецко-фашистского командования был в корне порочным. Во-первых, в нем недооценивалась растущая мощь Советских Вооруженных Сил, а потому выделенные противником силы и средства не соответствовали целям большого наступления{4}. Во-вторых, готовя наступление [16] группы армий «А» на Кавказ, гитлеровцы не обеспечили ее левый фланг и тыл со стороны Воронежа - Сталинграда, что впоследствии привело к провалу плана «Эдельвейс». В ходе развернувшихся боев на сталинградском направлении гитлеровцы оказались вынужденными снять с кавказского направления и послать под Сталинград в августе 1942 года 4-ю танковую армию, а в ноябре часть 1-й танковой армии и все имевшиеся на советско-германском фронте резервы. В-третьих, гитлеровское командование недооценивало роли в современном бою артиллерии и пехоты и основную ставку делало на танки и авиацию. В результате этого войска противника не могли успешно развить наступление в горно-лесистой местности.

Советское Верховное Главнокомандование считало, что немецко-фашистские войска будут наносить главный удар на Сталинград и вспомогательный на Кавказ. Исходя из этого, оно и сосредоточило основные силы на сталинградском направлении. Но советское Верховное Главнокомандование большое значение придавало и защите Кавказа. 19 мая 1942 года, был создан Северо-Кавказский фронт, который совместно с Черноморским флотом должен был оборонять Кубань и побережья Азовского и Черного морей.

Перед войсками Южного, Северо-Кавказского и Закавказского фронтов, Черноморским флотом и Азовской военной флотилией стояла задача не допустить противника в пределы Кавказа, в упорных оборонительных боях измотать и обескровить его армии на этом направлении, лишив тем самым возможности перебрасывать их на сталинградское направление. В дальнейшем, с накоплением сил, советское командование предусматривало переход в решительное наступление и разгром вражеской группировки в этом районе. По решению Ставки создавалась глубоко эшелонированная оборона по рекам Терек, Баксан и Кубань, в северных предгорьях Большого Кавказа и на перевалах Главного Кавказского хребта, укреплялось Кавказское побережье Черного моря, формировались в Закавказье новые соединения и части.

Немецко-фашистское командование, считая Ростов воротами Кавказа, выделило для овладения им значительные силы, и после тяжелых боев противник 25 июля захватил город. Командующий действовавшей здесь 17-й [17] немецкой армии генерал Руофф заявил японскому военному атташе, что теперь, после взятия Ростова, ворота на Кавказ открыты для германских войск и что близится час, когда они встретятся в Индии с войсками японского императора. Но, как показали дальнейшие события, хвастливые заявления гитлеровца оказались явно преждевременными.

27 июля командующий группой армий «А» довел до командующих армиями инструкцию Гитлера о дальнейшем ходе операций. «Согласно этим инструкциям, - отмечается в журнале боевых действий группы, - ближайшей задачей группы армий является задача при сильном продвижении вперед левого фланга, преимущественно подвижными соединениями, продвигаться в направлении на Тихорецк, окружить и уничтожить соединения противника, отступавшие через Ростов на юг и в настоящее время еще удерживающиеся перед 17-й армией»{5}.

За день до этого, 26 июля, гитлеровцы начали новое наступление. Против войск нашего Южного фронта они бросили в первый период боев за Дон восемь корпусов в первой линии и два корпуса - во второй (до 300 тысяч солдат и офицеров), которые поддерживали 1130 танков, 2840 орудий, 1700 минометов и 1000 самолетов{6}. Этим силам противостояли малочисленные войска Южного фронта, крайне нуждавшиеся в пополнении их людьми, техникой и боеприпасами. Личный состав фронта был утомлен непрерывными тяжелыми отступательными боями. Противник численно превосходил наши силы в этом районе по пехоте почти в два раза, по артиллерии и минометам - более чем в два раза, по танкам - в девять раз, в авиации - почти в восемь раз.

Попытка Южного фронта остановить и отбросить врага на правый берег Дона успеха не имела, немецко-фашистские войска продолжали продвигаться в направлении хутор Веселый - Кагальницкая. В связи с этим положение войск центра и левого крыла фронта резко осложнилось. Чтобы улучшить оперативное положение войск и создать прочную оборону, командующий фронтом [18] решил отвести в ночь на 28 июля войска левого крыла фронта на левый берег реки Кагальник. Но при отходе наши войска не смогли оторваться от противника, превосходившего их в маневренности, в результате чего к исходу дня 28 июля образовались большие разрывы между армиями Южного фронта, управление ими было нарушено, а оборона прорвана.

В связи с создавшимся тяжелым положением на юге Ставка Верховного Главнокомандования приняла срочные меры. Для улучшения руководства войсками, действовавшими на Северном. Кавказе, и усиления отпора врагу войска Южного и Северо-Кавказского фронтов были объединены в один Северо-Кавказский фронт, которому предписывалось остановить, а затем отбросить и разгромить врага, установить строжайший порядок и железную дисциплину в войсках, частью сил занять Краснодарский обвод и левый берег реки Кубани, где в это время создавалась глубоко эшелонированная оборона для надежного прикрытия Кавказа. Одновременно Ставка предписывала войскам Закавказского фронта подготовиться к прочной обороне всех подступов к Закавказью с севера.

Партийные организации Северного Кавказа и Закавказья, руководствуясь указаниями Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, мобилизовали широкие массы населения на помощь фронту, на организацию порядка в тылу войск. Они послали на фронт более трех тысяч коммунистов. Политорганы соединений и частей фронта направили для работы среди бойцов тысячи агитаторов и пропагандистов, которые помогли командирам бороться за повышение уровня дисциплины и организованности в войсках.

Трудящиеся Кавказа сооружали оборонительные рубежи, строили мосты и дороги, принимали участие в снабжении армии в горах боеприпасами и продовольствием. Многие предприятия Тбилиси, Баку, Еревана и других городов переключились на изготовление вооружения и боеприпасов.

Народы Кавказа, сплоченные вокруг Коммунистической партии, совместно с великим русским народом и другими народами Советского Союза встали на защиту своей социалистической Родины. Дружба народов нашей [20] страны была одним из решающих условий разгрома немецко-фашистских захватчиков.

Проведенные Центральным Комитетом партии и Ставкой Верховного Главнокомандования мероприятия способствовали усилению обороны Кавказа, устранению ряда недочетов в управлении войсками и укреплению в них дисциплины.

Выйдя к Манычскому каналу и к реке Кагальник, противник развил наступление на ставропольском направлении. 29 июля 48-й немецкий танковый корпус действовал в направлении Большая Мартыновка, Кутейниково, Дубовское, 40-й немецкий танковый корпус - в направлении Большая Орловка, Сухой, Буденновская, Пролетарская, Сальск и 3-й танковый корпус - в направлении Мечетинская, Егорлыкская, Песчанокопское. Равнинный характер местности позволял противнику широко использовать танковые и механизированные части и авиацию.

Войска Донской группы не смогли противостоять атакам танковых и моторизованных соединений противника и вынуждены были отходить в южном и юго-восточном направлениях. К 1 августа 51-я армия Донской группы; была оттеснена к востоку, а 37-я армия - к юго-западу; между ними образовался разрыв до 65 км. В него и устремились войска противника, которые стали угрожать флангу Приморской группы. Это заставило последнюю отойти с позиций на реке Кагальник на рубеж рек Куго-Ея и Ея.

В связи с ухудшавшейся обстановкой на фронте Донской группы Военный совет Северо-Кавказского фронта отдал 3 августа приказ отвести войска этой группы на левый берег реки Кубань. Преследуемая противником, 37-я армия не сумела занять оборону на отведенном ей участке Невинномыск - Вольная и стала отходить на Ставрополь, который 5 августа был захвачен гитлеровцами. Однако продвинуться дальше противник не смог, так как под ударами выдвинутых войск Закавказского фронта оказался вынужденным приостановить свое наступление. Это позволило 37-й армии оторваться от врага и к 6 августа занять оборону на участке Курсовка - Казьминское - Невинномыск. К этому же времени на участке Ковалевский - Отрадо-Ольгинское - Майкопский - Ново-Украинский занял оборону 1-й отдельный стрелковый корпус, также входивший в состав Донской [21] группы. На этом и закончились оборонительные действия советских войск на ставропольском направлении.

События на фронте Приморской группы войск Северо-Кавказского фронта складывались следующим образом. Немецко-фашистские войска, форсировав Дон, предполагали силами танкового и двух армейских корпусов 28 июля с ходу прорвать нашу оборону на рубеже реки Кагальник. Однако войска 18-й армии, входившей в Приморскую группу, и части Азовской военной флотилии сорвали эту попытку. Гитлеровское командование ввело в бой еще один армейский корпус. Обстановка складывалась крайне невыгодно для Приморской группы войск. Противник обладал превосходством в силах, особенно в авиации и танках. Оборонительные сооружения были возведены лишь вдоль побережья Азовского моря, Керченского пролива и Черного моря, а в районе подступов к Кубани и к предгорьям Главного Кавказского хребта с севера только еще создавались. Войска испытывали трудности в снабжении.

29 июля противник, введя в бой один танковый и три армейских корпуса, прорвал нашу оборону и форсировал реку Кагальник. Командующий Северо-Кавказским фронтом Маршал Советского Союза С. М. Буденный приказал 17-му кавалерийскому корпусу и 18-й армии во взаимодействии с соединениями Донской группы войск нанести контрудар и отбросить противника назад за реку. Две дивизии корпуса при поддержке артиллерии разгромили два полка 73-й немецкой пехотной дивизии и заставили противника приостановить наступление в районе Щкуринская.

В течение последующих пяти дней положение Приморской группы значительно ухудшилось. 3 августа в результате отхода соединений Донской группы - 37-й армии к Ставрополю, а 12-й армии - на Кропоткин восточнее Армавира - между Донской и Приморской группами образовался разрыв в 80 - 100 км, в который противник ввел 13-ю танковую дивизию и мотодивизию СС «Викинг» и 6 августа занял Армавир. Оценив обстановку, командование Северо-Кавказского фронта 3 августа приказало войскам правого крыла Приморской группы занять оборону на левом берегу реки Кубань. Исполняя приказ, наши части с тяжелыми арьергардными боями отходили на новые позиции. Азовская военная флотилия прочно [22] удерживала побережье Азовского моря от Ейска до Темрюка.

6 августа противник начал наступление на майкопском и краснодарском направлениях. На Краснодар гитлеровцы наступали со стороны Тихорецка и Каневской пятью пехотными дивизиями. Преодолев в течение 8 - 9 августа слабую оборону нашей 56-й армии, противник 10 августа завязал бой за город Краснодар, который захватил 12 августа после ожесточенных боев. Наши части на этом направлении отошли на левый берег реки Кубань. Румынские войска, продвигаясь вдоль побережья Азовского моря, к 12 августа вышли к станицам Славянская и Крымская. После оставления Краснодара и отхода наших сил на левый берег реки Кубань оборонительная операция войск Приморской группы закончилась, и 17 августа она была расформирована.

Таким образом, несмотря на большое превосходство немецко-фашистских войск в живой силе и особенно в технике, соединения и части Северо-Кавказского фронта не дали им выполнить основную задачу - окружить и уничтожить наши войска. Советские воины, временно отступая, в ожесточенных боях перемалывали живую силу и технику противника. 9 сентября на перевалах Главного Кавказского хребта они остановили наступление гитлеровских оккупантов.

Оборона побережья Азовского моря

Противодесантная оборона Азовского побережья. Основной задачей Азовской военной флотилии в период с 10 июля по 24 августа-1942 года являлась организация противодесантной обороны побережья. Эта задача решалась путем создания и совершенствования инженерной обороны побережья, приведением в боевую готовность береговой артиллерии, частей морской пехоты и кораблей к отражению десантов противника, систематической оперативной разведкой театра, усиленной дозорной службой на море, уничтожением плавсредств противника в базах и на переходе морем, постановкой оборонительных и активных минных заграждений.

В целях лучшей организации противодесантной обороны весь участок побережья Азовского моря был разделен на четыре района, каждый из которых включал в себя отдельные узлы сопротивления. Инженерная оборона [23] последних состояла из трех линий дотов, дзотов для артиллерии, минометов и пулеметов, окопов, траншей, проволочных заграждений, противопехотных и противотанковых мин и других сооружений. В июле - августе в районе Ейска, косы Долгая, Приморско-Ахтарская и Темрюка было выставлено 725 мин. Все минные заграждения прикрывались береговой артиллерией.

Первоначально противодесантную оборону побережья несли части береговой обороны Азовской военной флотилии во взаимодействии с войсками 47-й армии. Но в связи с наступлением противника на ростовском, а затем краснодарском направлениях 47-я армия была переброшена с азовского побережья на Кубань, куда прорвались немецко-фашистские войска. Защита побережья стала задачей исключительно Азовской военной флотилии.

Командование Азовской военной флотилии уделяло большое внимание ведению разведки в интересах противодесантной обороны побережья. Воздушная разведка, для ведения которой привлекались самолеты 87-й и 9-й авиаэскадрилий военно-воздушных сил Черноморского флота, систематически утром, днем и вечером просматривала весь северо-западный берег Азовского моря. Кроме того, она обследовала отдельные районы для уточнения данных наблюдения кораблей дозора и постов СНиС. Всего на воздушную разведку в течение июля и августа было совершено около 600 самолето-вылетов. Разведка побережья, занятого противником, проводилась мелкими разведывательными группами морских пехотинцев, высаживаемыми с кораблей. Таких групп в июле - августе было высажено около тридцати (от 20 до 200 человек в группе). В систему разведки были включены также посты СНиС и ВНОС, развернутые на побережье Азовского моря. В результате всех этих мероприятий штаб флотилии располагал полными сведениями о количестве плавсредств противника в портах Азовского моря, об их состоянии и степени готовности, о режиме перевозок, пунктах погрузок и разгрузок и путях следования вражеских судов, о системе обороны временно захваченного гитлеровцами Азовского побережья.

Большой удельный вес в системе противодесантной обороны побережья Азовского моря занимала дозорная служба. В течение июля - августа канонерские лодки совершили 130 выходов в дозор, сторожевые корабли и [24] тральщики - 85 выходов, катера-тральщики - 207, сторожевые катера типа «МО» - 48.

Азовская военная флотилия вела систематическую борьбу с плавсредствами противника. В темное время суток корабли флотилии появлялись в районе кос Белосарайская и Бердянская, где плавали вражеские суда. Здесь, а также возле других районов побережья, занятого противником, корабли флотилии выставляли минные заграждения с целью пресечения морских сообщений врага. Действия кораблей обеспечивали самолеты-разведчики типа МБР-2 и И-16. Удары по вражеским судам наносила и авиация: днем штурмовая и истребительная, ночью бомбардировочная (самолеты МБР-2 и УТ-16). Всего в июле - августе было произведено 170 самолетовылетов на поиск и уничтожение плавсредств противника, в результате которых было потоплено 6 понтонов, 14 самоходных ботов, сейнер, буксир и шхуна. В результате этих потерь командование немецко-фашистской группы армий «А» оказалось вынужденным отказаться от высадки десанта на Таманский полуостров. «...Операция «Блюхер», - отмечалось в журнале боевых действий группы армий «А» в июле 1942 года, - по приказу фюрера, должна проводиться в совершенно маленьких масштабах»{7}.

В целом Азовская военная флотилия выполнила поставленную перед ней Военным советом Черноморского флота задачу по обороне побережья Азовского моря. Однако в организации противодесантной обороны имелись и существенные недостатки. Плотность расположения сухопутных частей Азовской военной флотилии на восточном побережье не обеспечивала надежного прикрытия на случай высадки морского и воздушного десантов противника. Кроме того, инженерная оборона побережья и узлов сопротивления была недостаточной и неглубокой. Не хватало огневых средств, противотанковых и противопехотных мин, проволочных заграждений, стрелковых окопов и других заграждений.

Действия Отдельного Донского отряда. Этот отряд был сформирован 27 августа 1941 года. К началу битвы за Кавказ в его состав входили: канонерские лодки [25] «Серафимович», «Октябрь» и «Ростов-Дон», монитор «Железняков», отряд бронекатеров (семь единиц), 13-й дивизион (12 единиц) и отдельный отряд (9 единиц) сторожевых катеров, бронепоезд «За Родину» и рота моряков, созданная из личного состава кораблей отряда (150 человек).

Отдельный Донской отряд действовал на двух направлениях: в устье Дона основные силы отряда (канонерские лодки «Ростов-Дон», «Октябрь» и «Серафимович», монитор «Железняков») и в районе устья Северного Донца (три бронекатера и два сторожевых катера). Последняя группа в течение семи дней, с 19 по 26 июля, под непрерывными ударами вражеской авиации оказывала артиллерийскую поддержку нашим войскам и переправляла части и боевую технику Южного фронта через Дон в районе Константиновская, Аксай, Золоторевская и Ведерниково.

Выполнив задачу, группа предприняла попытку прорваться из района переправ к Азову, но сделать это не смогла из-за того, что в районе Аксая были разрушены мосты через Дон. Под непрерывными ударами вражеской авиации и артиллерии она была вынуждена отойти в Маныч. 27 июля в районе Сальска группа попала в окружение. Это заставило ее командира капитан-лейтенанта Шулика принять единственно правильное в тех условиях решение: взорвать корабли, а личному составу, захватив с собой 24 пулемета, винтовки и боеприпасы к ним, отойти в район Краснодара на соединение с нашими частями.

К 29 июля небольшой отряд Шулика прибыл на станцию Сальск, где обнаружил 470 раненых советских бойцов и офицеров. Санитарная летучка стояла без паровоза, на других составах не было обслуживающих бригад. Выслав дозоры, капитан-лейтенант поставил на паровозы часовых, разыскал часть паровозных бригад и, погрузив раненых на летучку, вместе с другими составами двинулся к станции Кавказской.

Проехав восемь километров, составы остановились, так как оказался разрушенным путь. Силами моряков и железнодорожников к утру 30 июля путь был восстановлен, составы отправились дальше и благополучно прибыли на Кавказскую. Жизнь раненых бойцов и несколько составов с грузами были спасены. [26]

2 августа, пройдя 200 км без потерь, отряд капитан-лейтенанта Шулика соединился с частями Отдельного Кубанского отряда Азовской военной флотилии.

Основные силы Отдельного Донского отряда обеспечивали перевозки на левый берег Дона частей Южного фронта на трех переправах. В течение 22 июля корабли отряда перебросили в районе хутора Колузоево, станиц Елизаветинская и Обуховка 16 тысяч бойцов с вооружением, до 100 автомашин, много артиллерийских и минометных установок. Только канонерские лодки «Ростов-Дон», «Октябрь» и «Серафимович» переправили на левый берег Дона около 2 тысяч бойцов и офицеров, 4 минометные роты, 3 роты противотанковых ружей, 2 батареи противотанковой артиллерии, 86 лошадей и 12 повозок.

25 июля противнику удалось захватить Обуховку на правом берегу Дона. Чтобы выбить гитлеровцев из этого селения и сорвать его переправу, вечером того же дня канонерскими лодками «Октябрь» и «Серафимович», монитором «Железняков», двумя бронекатерами и пятью сторожевыми катерами был высажен десант в составе роты моряков Отдельного Донского отряда. Командовал высадкой командир дивизиона канонерских лодок капитан-лейтенант Зинин, десантом - военком канонерской лодки «Октябрь» старший политрук Еременко. Поддержанные артиллерийским и пулеметным огнем канонерских лодок и бронекатеров десантники вступили в бой с гитлеровцами и к 4 часам 26 июля выбили их из Обуховки. Смело и решительно действовал в бою личный состав бронекатера ? 15, которым командовал лейтенант Дмитров. Маневрируя у берега, занятого противником, катерники артиллерийским и пулеметным огнем поддержали моряков, ворвавшихся в Обуховку.

Немцы бросили против нашего десанта до полутора батальонов пехоты с артиллерией и минометами. Израсходовав весь боезапас, моряки в 15 часов оставили Обуховку. В этом бою они уничтожили около 200 гитлеровцев, подавили четыре минометные батареи, а также сорвали переправу вражеских войск через Дон в данном районе.

В дальнейшем корабли Отдельного Донского отряда находились в устье Дона с целью не допустить подхода с моря вражеских судов к Азову. Но корабли отряда [27] не имели воздушного прикрытия, и это позволяло противнику наносить по ним массированные удары с воздуха. Особенно жестокой бомбардировке подверглась канонерская лодка «Ростов-Дон». В результате взрывов бомб она получила 290 пробоин, была разрушена надстройка, возник пожар, грозивший взрывом боеприпасов и гибелью корабля. Личный состав канонерской лодки, возглавляемый ее командиром лейтенантом Рогальским, отразил атаки вражеских самолетов и ликвидировал пожар. Особенно отличился в этом бою кандидат партии командир орудия старшина 2-й статьи Клевцов. Когда вышел из строя весь его орудийный расчет, он сам начал устанавливать дистанционные трубки, наводить орудие и вести огонь по самолетам противника. Отважный моряк, увидев, что в артиллерийском погребе возник пожар, первым бросился туда и стал выбрасывать за борт горящие ящики со снарядами. Рискуя жизнью, Клевцов спас от гибели корабль и своих товарищей.

Во время вражеской бомбардировки возник пожар в районе кормового артиллерийского погреба канонерской лодки «Октябрь». Первый бросился к пламени военком корабля старший политрук Еременко, а за ним находившиеся неподалеку матросы. Их усилиями и был ликвидирован пожар.

Командование группы армий «А» придавало большое значение захвату Азова как порта, крайне необходимого для организации снабжения немецко-фашистских войск морским путем через Таганрог. Задача овладения Азовом возлагалась на 17-ю армию{8} 25 июля противник начал наступление, стремясь переправиться на южный берег Дона в районе Азова и населенных пунктов Донской и Рогожино. 30-я стрелковая дивизия 56-й армии во взаимодействии с кораблями Отдельного Донского отряда в течение трех дней отражала вражеские атаки.

В этих боях успешно действовал бронепоезд «За Родину», входивший в состав Отдельного Донского отряда. 26 июля бронепоезд вел артиллерийский обстрел занятого гитлеровцами населенного пункта Усть-Кайчук, выпустив по скоплению живой силы противника 300 снарядов. Согласно сообщению штаба 30-й дивизии огнем бронепоезда было уничтожено до двух батальонов пехоты, [28] две артиллерийские батареи и сбито два вражеских самолета. Командование дивизии вынесло личному составу бронепоезда «За Родину» благодарность за отличную стрельбу.

Бронепоезд действовал до тех пор, пока на нем имелся боезапас, а состояние железнодорожных путей, подвергавшихся ударам артиллерии и авиации противника, позволяло составу маневрировать. Затем по приказу командования он был взорван, а личный состав, захватив оружие, ушел на стационарную 661-ю батарею, вместе с гарнизоном которой храбро сражался против наступавших гитлеровцев,

Личный состав кораблей и подразделений Отдельного Донского отряда действовал в боях умело и самоотверженно. Не на высоте оказался лишь штаб и командир отряда капитан 1 ранга Фроликов. С 25 по 28 июля командир отряда почти не имел связи со своими частями, зачастую не знал о их местонахождении, об обстановке в районе действий отряда доносил высшему командованию нечетко. Систематической разведки штаб отряда не организовал, полученные данные о противнике не проверялись и не всегда соответствовали действительности. В период наиболее напряженных боев капитан 1 ранга Фроликов и его штаб сошли с флагманского корабля на берег, чтобы укрыться в плавнях от авиации противника.

Имея большое превосходство в силах и не считаясь с потерями, немецко-фашистские войска заняли 28 июля Азов. Отдельный Донской отряд был вынужден уйти в Ейск, предварительно уничтожив до 400 гребных судов, буксир «Фанагория» и баржу и вывезя с собой 118 тонн боеприпасов, продовольствия и техники.

Оборона Павло-Очаковского узла сопротивления (26-31 июля 1942 года). Заняв Азов, противник 28 июля вышел на рубеж реки Кагальник. Основные его силы наступали вдоль железной дороги Батайск - Тихорецкая. К 30 июля гитлеровцы захватили станцию Александровка и подошли к станциям Елизаветовка и Екатериновка. Все береговые части Азовской военной флотилии, находившиеся на побережье в районе Круглое, Глафировка, остались таким образом в тылу противника.

Особенно упорно удерживал оборону Павло-Очаков-ский узел, основу которого составляла 661-я батарея из трех стационарных орудий калибром 130 мм, двух орудий [28] калибром 45 мм и шести пулеметов. В районе батареи находились в обороне рота моряков Отдельного Донского отряда, пулеметно-минометная рота морской пехоты, стрелковая рота 305-го отдельного батальона морской пехоты и части 40-го артиллерийского дивизиона Азовской военной флотилии. С моря Павло-Очаковский узел поддерживали бронекатера и речные канонерские лодки.

26 июля 661-я батарея начала боевые действия обстрелом колонны противника (пехотный полк, 8 орудий и обоз с боеприпасами), в результате которого было уничтожено до 500 гитлеровцев и 30 подвод. На следующий день наблюдатели обнаружили на дороге Пешково - Александровка до 80 автомашин и 250 подвод с немецкой пехотой и имуществом. Батарея немедленно открыла огонь и разбила 130 подвод и несколько автомашин. 28 - 29 июля 661-я батарея уничтожила на дороге Азов - Кагальник до 500 вражеских солдат и офицеров, 15 автомашин и 10 подвод.

Так как 661-я батарея мешала их продвижению вдоль побережья Азовского моря, гитлеровцы решили захватить ее. 29 июля около двух батальонов вражеских солдат тремя колоннами двинулись на батарею, прикрываясь большим стадом скота, которого они гнали перед собой. Но эта уловка не удалась. Меткие залпы морских артиллеристов навечно уложили 200 гитлеровцев, а остальные разбежались.

Партийная организация батареи, руководимая командиром батареи старшим лейтенантом Желудько и военкомом старшим политруком Буруновым, направляла всю агитационно-пропагандистскую работу в подразделении на воспитание у личного состава чувства высокой ответственности и долга перед Родиной. На батарее была смонтирована «Доска героических защитников Севастополя», на которой помещались материалы о боевых делах береговой батареи Героя Советского Союза старшего лейтенанта Воробьева. В ходе боев парторганизация батареи приняла в свои ряды таких храбрых воинов, как наводчик матрос Мирошниченко, командир орудия матрос Гориславец, связист корректировочного поста матрос Климов, командир 45-мм батареи лейтенант Задорожный.

30 июля, во время ожесточенного боя за село Круглое, батальону противника удалось обойти наши подразделения [30] и, проникнув в село, создать угрозу их окружения. Быстро оценив обстановку, командир расчета счетверенного пулемета, установленного на автомашине, комсомолец сержант Вишняков приказал шоферу матросу Борису Тузову гнать машину в село, навстречу гитлеровцам. Подъехав на близкое расстояние, Вишняков открыл почти в упор огонь по фашистам. Номера расчета матросы Яков Жабский, Виктор Штопа и Даниил Непша работали спокойно и слаженно. Гитлеровцы остановились, а затем в панике побежали, настигаемые меткими очередями пулеметчиков-азовцев. Вражеский батальон был рассеян, а около ста немецких солдат и офицеров из его состава истреблены. Наши подразделения получили возможность организованно, без потерь отойти на новый рубеж.

Но противник не оставил на этом своих попыток овладеть 661-й батареей. 30 и 31 июля защитники батареи вели напряженные бои с превосходящими силами противника. После того как весь боезапас был израсходован, батарея по приказанию командования была взорвана, ее имущество эвакуировано на кораблях, а личный состав отошел в район Ейское укрепление - Глафировка.

Стойкость, мужество и отвага личного состава батареи в боях с противником в значительной степени объяснялись тем, что из 127 человек ее личного состава 38 были членами и кандидатами партии и 52 - комсомольцами. Коммунисты и комсомольцы показывали в бою примеры стойкости и бесстрашия. Они воодушевляли своих беспартийных товарищей на героическую борьбу против немецко-фашистских захватчиков. Личный состав батареи был сплочен, организован, дисциплинирован, накопил большой боевой опыт, что также способствовало достижению боевых успехов. С 26 по 31 июля батарея уничтожила около 2 тысяч солдат и офицеров противника, более 20 автомашин, одну трехорудийную батарею и более 170 подвод.

Оборона Ейска (4 - 9 августа 1942 года). Немецко-фашистское командование придавало большое значение захвату Ейска, так как оно намеревалось обеспечить через этот порт подвоз снабжения по воде.

Сухопутная оборона военно-морской базы Ейска, созданная под руководством ее командира контр-адмирала Белоусова, состояла из двух рубежей, концентрично расположенных [31] вокруг города. Внешний рубеж обороны проходил через Широчанку, Воронцовку и сухопутный аэродром, а внутренний - через плодоовощной совхоз и западную окраину Ейска. Для усиления обороны базы в период между 1 и 4 августа на внутреннем рубеже было дополнительно установлено семь 45-мм орудий.

На Ейск наступали 5-я кавалерийская румынская дивизия и полк СС. 5 августа противник со стороны Староминской двинулся на Старо-Щербиновку, перебросив сюда на десяти семитонных машинах автоматчиков и 40 мотоциклистов. Пользуясь превосходством в силах, гитлеровцы потеснили наши части. Ожесточенный бой длился до конца дня. В ходе его отличилась морская 76-мм батарея, которой командовал старший лейтенант Тарнопольский. Артиллеристы выдвинули свои орудия на передний край и прямой наводкой уничтожали врага.

6 и 7 августа тяжелые бои уже шли на подступах к Ейску. 7 августа противник занял Александрову и Широчанку. Во второй половине дня 144-й отдельный батальон морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта Вострикова и рота 305-го отдельного батальона морской пехоты, которым командовал старший лейтенант Желудько, при поддержке артиллерии канонерских лодок «Буг» и «Днестр»{9} контратаковали противника и выбили его из Широчанки. Пытаясь вернуть Широчанку, гитлеровцы бросили в психическую атаку против наших подразделений целый полк. Но морские пехотинцы не дрогнули. Подпустив фашистов на пятьдесят метров, они открыли по ним ружейно-пулеметный и минометный огонь. Психическая атака захлебнулась. Двенадцать немцев попали в плен. Наши бойцы захватили два станковых и четыре ручных пулемета, две легковые автомашины, несколько десятков винтовок и до 10 тысяч патронов.

Высокое мужество проявила в этом бою санинструктор роты автоматчиков 144-го отдельного батальона морской пехоты комсомолка П. Козлова, участвовавшая до этого в боях под Москвой. Вместе с моряками она пошла в атаку и храбро билась с врагом. А когда появились [32] раненые, она под огнем противника оказала первую помощь двенадцати бойцам.

Действия морских пехотинцев на берегу поддерживала артиллерия канонерских лодок «Буг» и «Днестр», обстреливавшая наступавшие части противника в районе Широчанка. Благодаря умелому управлению огнем командирами артиллерийских боевых частей канонерских лодок лейтенантами Клименко и Снитко противник нес большие потери. После первых же залпов с командного пункта 144-го отдельного батальона морской пехоты передали на корабли: «Снаряды ложатся хорошо, противник несет большие потери и в панике отступает». Пленный румынский капрал Василий Николайко на допросе заявил: «Когда ваша артиллерия, неизвестно откуда, начала страшный огонь, весь наш кавалерийский эскадрон разбежался кто куда, многие были убиты, ранены, а я попал в плен».

6 августа было получено приказание командования Азовской военной флотилии начать эвакуацию военно-морской базы Ейск. В течение 6, 7, 8 и 9 августа части базы, поддерживаемые огнем канонерских лодок «Буг» и «Днестр», вели тяжелые бои с противником, стремившимся захватить Ейск, не допустив его эвакуации.

Для отвлечения гитлеровцев и обеспечения тем самым эвакуации Ейска командование военно-морской базы приказало 144-му отдельному батальону морской пехоты атаковать наступавшие на город вражеские части. В 18 часов 25 минут 6 августа канонерские лодки «Буг» и «Днестр» и 45-мм батарея открыли огонь по позициям противника. После часовой артиллерийской подготовки 144-й батальон выбил гитлеровцев из Широчанки и Александровки, почти полностью уничтожив полк вражеской пехоты и два эскадрона кавалерии.

Эвакуация базы осуществлялась канонерскими лодками «Буг» и «Днестр», сторожевыми кораблями «Войков», «Мариуполь», катерами-тральщиками «Шквал» «Поти», тремя сторожевыми катерами, тремя торпедными катерами и 39 сейнерами и шхунами. Всего было эвакуировано 1200 человек, 20 орудий, 6 прожекторов и 657 тонн различного груза. После ухода последних кораблей склады, портовые помещения и пирсы были взорваны подожжены, порт был заминирован, на фарватере затоплен пароход «Бердянск». 144-й и 305-й отдельные батальоны [33] морской пехоты и 40-й отдельный артиллерийский дивизион отошли на Ясенскую переправу под прикрытием 144-го батальона и артиллерии канонерских лодок «Буг» и «Днестр». Всего отошло 2440 бойцов и офицеров с 14 орудиями калибром от 152 до 76 мм, эвакуировались 38 автомашин, 350 лошадей, 200 повозок и бронепоезд ? 6.

Упорная оборона Ейской военно-морской базы заставила немецко-фашистское командование оттянуть с основного для него кавказского направления два полка пехоты и полк кавалерии. В боях под Ейском было уничтожено два батальона пехоты, два эскадрона кавалерии, две танкетки, 20 автомашин и 40 повозок противника.

В связи с продвижением немецко-фашистских войск на Краснодар, Новороссийск и Темрюк части Азовской военной флотилии с 6 по 10 августа эвакуировались из Приморско-Ахтарской в Темрюк.

Оборона Темрюкской военно-морской базы (11-24 августа). Захватив Крым и сконцентрировав сухопутные, воздушные и военно-морские силы в районе Керченского полуострова и на Азовском море, немецко-фашистское командование решило провести операцию по форсированию Керченского пролива силами 11-й немецкой армии, которой было дано условное название «Блюхер». Инструкцию Гитлера о проведении этой операции командующий группой армий «А» фельдмаршал Лист направил командованию 11-й армии 15 июля. Чтобы ввести советское командование в заблуждение относительно района высадки, командование группы армий «А» дало указание о сосредоточении транспортов и плавсредств в северной части Азовского моря{10}. 26 июля гитлеровское командование изменило свое первоначальное решение о форсировании Керченского пролива всей 11-й армией. Оно выделило для этой цели из ее состава только 42-й армейский корпус, а 30-й и 54-й «армейские корпуса и другие соединения перебросило на другое направление. Новый вариант операции назывался условно «Блюхер II». Подготовка к форсированию Керченского пролива должна была быть закончена к 10 августа. [34]

В этот день немецко-фашистские войска заняли станицу Славянскую и подошли к станице Анастасиевской. Главные силы противника вели наступление на Краснодар, Новороссийск, Армавир, Майкоп, Минеральные Воды. В районе Керченского полуострова гитлеровцы концентрировали десантные суда и боевые корабли.

Учитывая обстановку, командование Северо-Кавказского фронта поставило перед Азовской военной флотилией задачу создать надежную оборону района Темрюк и организовать противодесантную оборону Таманского полуострова. Сухопутные силы, выделенные для обороны Темрюкской военно-морской базы, насчитывали свыше 2 тысяч морских пехотинцев, 50 орудий и часть кораблей флотилии. Им противостояли 5-я и 9-я румынские кавалерийские дивизии общей численностью до 20 тысяч человек, усиленные танками и танкетками.

Исходя из наличия сил, командир военно-морской базы контр-адмирал Белоусов решил создать два рубежа сухопутной обороны вокруг Темрюка. Первый рубеж (передовой) проходил через лиман Курчанский, хутор Коржевский, селения Красный Октябрь, Колобатовка, Варениковская. Второй рубеж - через высоту 122,4, упираясь флангами в реку Кубань и лиман Курчанский.

После того как части 47-й армии были переброшены с Таманского полуострова на краснодарское и новороссийское направления, оборона полуострова, протяженность побережья которого составляет около 300 км, была возложена на Азовскую военную флотилию, которой оперативно подчинялись Темрюкская, Керченская и Новороссийская военно-морские базы. Командующий флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков (ныне адмирал) в своих приказах от 11 и 12 августа определил, что участок побережья Пересыпь - лиман Курчанский будут оборонять силы Темрюкской военно-морской базы, участок Пересыпь - коса Чушка - станица Запорожская - силы Керченской военно-морской базы и, наконец, участок Благовещенская - Анапа - силы Новороссийской военно-морской базы.

Создать глубоко эшелонированную оборону на участке побережья столь большой протяженности, располагая немногочисленными силами, Азовская военная флотилия не могла. Из-за отсутствия стрелковых частей не были полностью заняты и усовершенствованы даже те [35] незначительные инженерные сооружения, которые уже находились на побережье. Вся тяжесть борьбы с превосходящими силами противника легла на морскую пехоту и береговую артиллерию.

В течение 11 -13 августа 144-й и 305-й отдельные батальоны морской пехоты заняли исходное положение для обороны Темрюка по рубежу река Курка - колхоз «Красный Октябрь» - колхоз «Светлый путь Ленина» - хутор Колобатовка - молочно-товарная ферма. Бойцы совершенствовали инженерные сооружения и устанавливали артиллерию и пулеметы. 14 августа разведчики Темрюкской военно-морской базы в районе хутора Коржевского и станицы Анастасиевской вели бои с разведывательными [36] группами противника. На следующий день три роты морских пехотинцев при поддержке шести истребителей (использовались в качестве штурмовиков) атаковали Анастасиевскую, уничтожив при этом более 100 румынских солдат и две танкетки.

16 августа немецко-фашистское командование, сосредоточив против 144-го и 305-го отдельных батальонов морской пехоты 5-ю кавалерийскую дивизию, начало наступление на хутор Коржевский и колхоз «Красный Октябрь». Потерпев здесь неудачу и потеряв несколько сот солдат и офицеров, семь танкеток и пять мотоциклов, румыны стали накапливать силы против молочно-товарной фермы, занимавшей господствующее положение. В ночь на 17 августа противнику удалось потеснить наше боевое охранение, форсировать реку Курку и занять эту ферму. Создалась угроза выхода румынских частей в тыл морским батальонам с левого фланга и перехвата ими дороги Курчанская - колхоз «Красный Октябрь» -Варениковская.

Чтобы сорвать замысел противника, командование 144-го отдельного батальона морской пехоты решило выбить его части с молочно-товарной фермы силами отряда автоматчиков, пулеметчиков и стрелков, сформированного для этой цели. Отряд на автомашинах направился к молочно-товарной ферме. Румыны открыли по автомашинам огонь из пулеметов и автоматов и выслали навстречу им танкетки. Советские моряки смело вступили в бой. Исключительную храбрость проявил азербайджанец пулеметчик комсомолец Мелик Гулиев. Машина с его пулеметом вырвалась вперед, и Гулиев начал в упор расстреливать румынскую пехоту, уничтожать ее огневые точки. Когда на помощь своей пехоте пришла румынская кавалерия, Гулиев меткими очередями уничтожил около двадцати конников. Румыны в панике отступили. Молочно-товарная ферма снова перешла в руки морских пехотинцев. Тактика дерзких налетов в гущу врага на автомашинах, вооруженных пулеметами, оправдала себя полностью.

17 августа противник, подтянув крупные силы, установив четыре двух- и трехствольные минометные батареи, 105- и 45-мм пушки, развернул новое наступление на ферму, которая располагалась на важной в тактическом [37] отношении высоте. Понеся большие потери, гитлеровцы к исходу дня захватили ферму.

Но наше командование решило вновь вернуть этот пункт. Решение задачи возлагалось на одну роту 144-го батальона, одну роту 305-го батальона и взвод автоматчиков. Командование выделенными силами взял на себя военком укрепленного сектора береговой обороны полковой комиссар П. В. Ефимов.

Совершив трудный переход через плавни, морские пехотинцы внезапно атаковали противника и нанесли ему огромный урон в живой силе. Дружный натиск советских воинов был настолько стремителен, что гитлеровцы бежали с фермы. Полковой комиссар Ефимов находился в самых опасных местах, показывая подчиненным пример мужества и отваги. В рукопашной схватке он лично уничтожил четырех фашистов.

Во время боев за высоту вторая рота 144-го отдельного батальона морской пехоты, которой командовал лейтенант Попов, занимавшая оборону на участке колхоз «Светлый путь Ленина» - река Курка до Колобатовки, в течение целого дня вела бои, находясь в окружении. Затем рота пробилась к своим частям. Большую помощь ей, как и другим подразделениям морской пехоты, оказала артиллерия монитора «Железняков» и 40-го отдельного артиллерийского дивизиона.

К 20 августа противник сосредоточил в районе Темрюка{11} на участке Анастасиевская - молочно-товарная ферма - хутор Коржевский до трех полков пехоты, большое количество артиллерии, минометов и танков и после восьмичасовой артиллерийской и авиационной подготовки перешел в наступление в направлении колхоза «Красный Октябрь». Врагу удалось прорвать нашу оборону и начать обход станицы Курчанской с юга. Для усиления обороны Темрюка из личного состава кораблей флотилии был сформирован Азовский батальон морской пехоты (впоследствии этот батальон вошел в состав 305-го отдельного батальона). Личный состав батальона (500 человек) прошел суровую школу в боях на море. Командиром его был назначен майор Ц. Л. Куников, известный своим мужеством, выдержкой и отменным знанием военного [38] дела. С первых же дней боев батальон азовцев показал себя стойкой и сплоченной частью.

21 августа противник силами до полутора батальонов пехоты при поддержке двух танков и четырех танкеток предпринял атаку на позиции батальона Куникова. Батальон отразил две атаки, затем контратаковал гитлеровцев и выбил их с занимаемых позиций. В этом бою захватчики потеряли более 150 человек убитыми и ранеными.

При поддержке морской авиации, канонерских лодок «Октябрь» и «Ростов-Дон», монитора «Железняков» и 40-го отдельного подвижного артиллерийского дивизиона части морской пехоты остановили продвижение противника на рубеже Курчанская - высота 118,1. Только 21 августа они отразили три атаки врага в районе Курчанской. Отличился в этих боях -командир роты 305-го отдельного батальона морской пехоты политрук Г. 3. Безухин. До Великой Отечественной войны он преподавал историю, а когда над Родиной нависла смертельная опасность, Безухин ушел на фронт. В боях за Курчанскую рота, которой командовал политрук, занимала оборону на юго-западной окраине станицы, прикрывая отход наших частей. Противник, обладавший численным превосходством, беспрерывно атаковал роту. Моряки отбили несколько вражеских атак, однако силы были слишком неравны, и рота попала в окружение. «За русскую землю будем стоять до последнего, - заявил бойцам Безухин. И тут же приказал: - Патронов мало, вести только прицельный огонь!»

Бой под Курчанской длился несколько часов. Презирая смерть, политрук появлялся в самых опасных местах и лично руководил боем. Получив ранение, он не ушел с переднего края. И только когда рота выполнила задачу по прикрытию отхода наших сил, Безухин организовал прорыв ее из окружения. Раненным вступил он в рукопашную схватку с десятью гитлеровцами, девять из которых уничтожил, но и сам пал смертью героя. Прорвавшиеся из окружения моряки вынесли тело своего бесстрашного командира и поклялись отомстить за него врагам.

Не добившись успеха, противник вынужден был ночью 22 августа заменить ранее наступавшую на Темрюк изрядно потрепанную 5-ю румынскую кавалерийскую дивизию [39] 9-й кавалерийской дивизией. С рассветом два полка этой дивизии после артиллерийской, минометной и авиационной подготовки при поддержке танков перешли в наступление на господствовавшую над местностью высоту 122,4, которую оборонял истребительный батальон НКВД. В отражении вражеских атак приняли участие 124-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион (двенадцать 76-мм орудий) и канонерские лодки «Буг» и «Днестр». Имея восьмикратное превосходство в живой силе и технике, противник к концу дня овладел высотой.

К этому же времени части Темрюкской военно-морской базы заняли оборонительный рубеж по окраине города. На участке от Курчанского лимана и далее по восточной окраине Темрюка находился 144-й отдельный батальон, на южной окраине города - Азовский батальон, на западной окраине - 305-й отдельный батальон и в районе порта - корабли флотилии.

В разгар ожесточенных боев за Темрюк командующий Северо-Кавказским фронтом Маршал Советского Союза С. М. Буденный прислал командиру военно-морской базы приветственную телеграмму. «Объявите всему личному составу, - писал он, - что оборона Темрюка войдет в историю Отечественной войны. За героизмом, проявленным личным составом, следит вся страна, как в свое время она следила за героями Севастополя. По данным разведки, вы уничтожили до 80% состава 5-й румынской кавдивизии и до 85% состава 9-й румынской кавалерийской дивизии. Отличившихся в боях представьте к награде».

С рассветом 23 августа два пехотных полка противника при поддержке девяти танков, четырех батарей полевой артиллерии, десяти минометных батарей и авиации начали наступление на Темрюк. Фашистам удалось ворваться на окраины города. На северной окраине [40] дважды завязывался рукопашный бой. Морские пехотинцы сражались с исключительным мужеством. В этот день гитлеровцы предприняли восемь атак, но каждый раз после упорных: боев, неся большие потери, откатывалась назад.

Батальоны моряков умело поддерживала артиллерия канонерских лодок «Буг», «Дон», «Октябрь», «Ростов-Дон» и монитора «Железняков», береговые батареи и 142-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион. Но к концу дня весь боезапас на кораблях был израсходован. Значительно поредели ряды защитников города: в трех батальонах морской пехоты осталось немногим более 500 человек. Подкреплений и резервов не было. В создавшихся условиях удерживать город дальше стало невозможно. В 17 часов 23 августа командование Новороссийского оборонительного района приказало оставить город. Отход наших частей из Темрюка прикрывал 124-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион.

Части начали выходить из города в 20 часов. 144-й отдельный батальон отходил на Красную Стрелку, 305-й отдельный и Азовский батальоны - на Пересыпь. Последние подразделения ушли из Темрюка в 1 час 40 минут 24 августа, взорвав мост и уничтожив переправу через реку Кубань и Казачий Ерик и заминировав после себя порт. Теперь морские пехотинцы заняли оборону на рубеже Пересыпь - Дубовый Рынок - Красная Стрелка - Варениковская.

В результате ожесточенных боев 23 августа немецко-фашистские войска потеряли только убитыми 1500 солдат и офицеров. Впечатление от этих потерь было так велико, что, опасаясь новых атак, они не входили в Темрюк до утра 24 августа, а войдя в город, не стали преследовать наши отходившие части.

Темрюк был последней базой Азовской военной флотилии. С потерей этого порта боевые действия советской флотилии на Азовском море стали невозможными. Подводя итоги действиям кораблей Азовской военной флотилии и авиации Черноморского флота в районе Темрюка, следует отметить, что они оказали существенную помощь защитникам города. Около 20 тысяч снарядов выпустила по врагу корабельная артиллерия, причем большая часть их достигла цели, так как все стрельбы проводились с корректировкой и были эффективными. Авиация Черноморского [41] флота совершала ежедневно по 10 - 15 самолето-вылетов на бомбо-штурмовые удары.

Защитники последней военно-морской базы на Азовском море сумели так долго удержать ее в своих руках при абсолютном превосходстве врага и нанести фашистам большие потери благодаря:

- беспредельной преданности матросов, солдат и офицеров Азовской военной флотилии социалистической Родине и Коммунистической партии Советского Союза, являющейся источником их массового героизма;

- правильной организации взаимодействия между частями морской пехоты, корабельной и береговой артиллерией и морской авиацией;

- умелому руководству боями командным составом.

Город Темрюк был оставлен частями военно-морской базы не из-за тактического или иного просчета командиров, руководивших его обороной, а вследствие десятикратного превосходства противника, прорвавшегося к этому времени к Новороссийску. Стало трудно доставлять в район боев боеприпасы, расход которых был огромен. С 14 по 23 августа корабли и части флотилии израсходовали около 30 тысяч снарядов и 50 тысяч патронов. Обстановка требовала отвести наши силы из-под Темрюка в район Новороссийска для защиты последнего.

Действия Отдельного Кубанского отряда. Этот отряд, сформированный приказом Военного совета Северо-Кавказского фронта 3 мая 1942 года, состоял из речной канонерской лодки, переоборудованного колесного речного буксира (два 45-мм орудия и один пулемет ДШК), сторожевого катера (одно 45-мм орудие и один пулемет М-1), 15-го (12 полуглиссеров) и 16-го (9 полуглиссеров) дивизионов сторожевых катеров, буксирного катера «Щорс» (пулемет М-1) и 439 человек личного состава. 4 августа в состав отряда были переданы четыре бронекатера, принадлежавшие до этого Отдельному Донскому отряду. Отдельный Кубанский отряд базировался на Краснодар, Славянскую, Варениковскую. С отходом войск Северо-Кавказского фронта на рубеж реки Кубань перед ним была поставлена задача поддерживать части 56-й армии в этом районе.

В районе Краснодара с 9 по 12 августа с сухопутными войсками взаимодействовал отряд бронекатеров и 16-й дивизион сторожевых катеров, которыми командовал [42] капитан-лейтенант Шулик. По отзыву командования 56-й армии моряки дрались здесь с врагом до последней возможности, а затем взорвали материальную часть и ушли на сухопутный фронт.

До 30 августа в районе станицы Варениковская на фланге 103-й стрелковой бригады и 144-го отдельного батальона морской пехоты действовал 15-й дивизион сторожевых катеров. После оставления нашими войсками этой станицы Отдельный Кубанский отряд отошел в станицу Гостагаевская. В результате действий отряда противник потерял на берегах реки Кубань около 2 тысяч солдат и офицеров.

В период с 5 по 29 августа в условиях непрерывных обстрелов вражеской артиллерии и минометов с Керченского полуострова и ударов авиации корабли Азовской военной флотилии перешли из Азовского моря в Черное. Из 217 судов флотилии в черноморские порты прорвалось 144. Прорыв осуществлялся группами по 25 - 30 вымпелов, которые обычно сопровождали сторожевые катера типа «МО» под прикрытием береговой артиллерии Керченской военно-морской базы и авиации Черноморского флота. Группы вели лоцманы, но, несмотря на это, отмечались случаи посадки судов на мель под огнем врага, что приводило к потерям.

Итоги и выводы по действиям Азовской военной флотилии

В период боевых действий Азовской военной флотилии с 10 июля по 29 августа ее личный состав в условиях многократного превосходства немецко-фашистских сил в районе Азовского моря полностью решил задачу поддержки левого фланга Северо-Кавказского фронта.

В битве за Кавказ Азовская военная флотилия была верным помощником Северо-Кавказского фронта. В условиях тяжелых оборонительных боев с превосходящими силами противника она надежно прикрывала фланги наших войск от ударов с моря, обороняла военно-морские базы и побережье Азовского моря, обеспечивала свои перевозки и нарушала морские сообщения противника. Благодаря активным действиям разнородных сил флотилии в Азовском море и Керченском проливе был сорван подготавливаемый немецко-фашистским командованием десант на Таманский полуостров. [43]

Командиры и политработники Азовской военной флотилии, опираясь на партийные и комсомольские организации, повседневно воспитывали в личном составе стойкость в бою, мужество, ненависть к врагу. Коммунисты и комсомольцы личным примером показывали образцы героизма при выполнении заданий командования, увлекали за собой товарищей по оружию.

Корабли и части Азовской военной флотилии создали высокое оперативное напряжение войскам противника, действовавшим на северо-западном побережье Азовского моря (от города Азов до мыса Ахиллеон), где гитлеровцы оказались вынужденными держать в постоянной готовности значительные силы, не имея возможности использовать их на другом участке фронта.

Оказавшись обойденными с сухопутного направления противником, части флотилии до последней возможности удерживали обороняемые ими участки побережья, которые они оставляли только по приказу командования. Эвакуация военно-морских баз была проведена в условиях тяжелой обстановки высокоорганизованно, без существенных потерь в личном составе и материальной части.

Корабли и части морской пехоты Азовской военной флотилии нанесли значительный урон немецко-фашистским соединениям, действовавшим в районе побережья Азовского моря. Противник потерял здесь 21 500 своих солдат и офицеров, 28 самолетов, 26 автомашин, 7 танков, 20 артиллерийских и минометных батарей, 9 катеров, 80 повозок. Особенно были потрепаны в боях 5-я и 9-я румынские кавалерийские дивизии, которые гитлеровскому командованию пришлось увести с фронта для пополнения после боев с советскими морскими пехотинцами.

Но наряду с положительными сторонами в боевых действиях Азовской военной флотилии имелись и недостатки. Основным из них являлось то, что значительная часть офицеров морской пехоты, особенно командиры рот, слабо разбирались в сухопутной тактике и поэтому в ряде случаев недостаточно четко руководили вверенным им личным составом. [44]

Дальше