Содержание
«Военная Литература»
Военная история

8. Брянская операция

(Брянский фронт, 1 сентября — 3 октября 1943 года)

8.1. Замысел операции

После разгрома орловской группировки противника войска Брянского фронта (50, 3, 11,11-я гвардейская, 63-я армии, 15-я воздушная армия; командующий генерал армии М. М. Попов) подошли к оборонительному рубежу «Хаген». Этот тыловой оборонительный рубеж заранее подготавливался врагом на брянском направлении на фронте от Людиново до Брянска и далее на Севск, Трубчевск. Полностью строительство этого рубежа противник закончить не успел.

Состояние войск Брянского фронта было сложным. В ходе Орловской операции эти войска, как уже говорилось выше, понесли немалые потери. Их тылы отстали, недоставало боеприпасов и горючего.

Ставкой ВГК перед Брянским фронтом была поставлена задача — разгромить войска 9-й армии группы армий «Центр», выйти к Десне, форсировать ее северо-западнее и южнее Брянска, овладеть плацдармом в излучине реки и после овладения Брянском и всем брянским промышленным районом развивать удар на Гомель. Этот план получил название «Брянская операция» (см. схему 6).

Замысел командования был не совсем обычным. Он включал в себя неожиданный для противника обходный маневр. Было решено силами 50-й армии Брянского фронта нанести противнику фланговый удар через полосу соседнего Западного фронта из района северо-западнее Кирова в южном направлении и во взаимодействии с 3-й армией уничтожить кировскую группировку противника, не допустив ее отхода за Десну. После того как противник ослабит оборону в восточной части Брянских лесов, должны были перейти в наступление 3-я и 11-я армии. На левом крыле фронта предусматривались действия 63-й и части сил 11-й гвардейской армий в общем направлении на Локоть.

8.2. Начало операции

Брянская операция началась 1 сентября 1943 года.

Первыми перешли в наступление войска левого крыла Брянского фронта.

И лишь 7 сентября, когда внимание противника было привлечено к войскам левого крыла, на правом крыле после мощной артиллерийской и авиационной подготовки в наступление перешла 50-я армия генерал-лейтенанта И. В. Болдина.

Благодаря внезапности удара оборона противника была сразу же прорвана, и в прорыв ворвались конники 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора В. В. Крюкова.

Действуя решительно и напористо, они вклинилась в глубину расположения немецко-фашистских войск на 70 км, вышли к Десне и захватили плацдарм на правом берегу северо-западнее Брянска.

Это вынудило немецкое командование отвести войска перед фронтом 3-й и 11-й армий, в результате чего создались благоприятные условия для их наступления.

В районе самого Брянска реку форсировали войска 11-й армии генерал-лейтенанта И. И. Федюнинского, а к югу от Брянска — войска 3-й армии генерал-лейтенанта Д. В. Горбатова и 11-й гвардейской армии генерал-полковника И. X. Баграмяна.

Большую помощь войскам оказали прославленные отряды брянских партизан под общим командованием Героя Советского Союза полковника Д. В. Емлютина.

Уже 17 сентября наши войска освободили Брянск и Бежицу.

В приказе Верховного Главнокомандующего № 15 от 17 сентября 1943 года, посвященном освобождению Брянска и Бежицы, был особо отмечен умело проведенный обходный маневр войск Брянского фронта по труднодоступной, лесисто-болотистой местности. В день освобождения этих городов Москва от имени Родины во второй раз салютовала войскам Брянского фронта мощными артиллерийскими залпами.

8.3. В конно-механизированной группе

В ночь на 19 сентября командующий войсками Брянского фронта генерал-полковник М. М. Попов принял решение перейти к преследованию противника во всей полосе наступления фронта. Замысел командующего заключался в том, чтобы ударом на центральном участке между Клетнянскими лесами и линией Почеп, Клинцы в направлении на Мглин, Сураж, Жлобин воспрепятствовать организованному отходу врага, расчленить его войска на отдельные группы и разгромить их.

Преследование планировалось начать 20 сентября и провести его в три этапа:

— на первом этапе продвинуться на 140–160 км и к 27–29 сентября выйти на рубеж Кричев, Сураж, Новозыбков;

— на втором этапе выйти на реку Сож;

— на третьем этапе выйти к реке Днепр.

Для обеспечения быстрого продвижения на плечах у отступающего противника или даже упреждая его было принято решение о создании высокоманевренной конно-механизированной группы (КМГ) под командованием заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта М. И. Казакова. В состав КМГ были включены 2-й гвардейский кавалерийский и 1-й танковый корпуса, 30-я мотострелковая и 12-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригады, 13-я зенитно-артиллерийская дивизия, один танковый полк, два гвардейских минометных полка, два инженерных и один понтонно-мостовой батальоны.

Перед КМ Г была поставлена задача 22 сентября начать наступление из района 50 км западнее Брянска в направлении на Мглин и 24 сентября овладеть районом Сураж.

К моменту получения боевой задачи (19 сентября) 1-й танковый корпус имел в своем составе свыше 80 вновь полученных танков, а также танки, поступившие маршевой ротой из капитального ремонта. Наряду с отечественными танками Т-34, Т-70 и Т-60 в танковых бригадах имелись 5 американских танков М4А2 «Шерман» и 5 английских бронеавтомобилей АЕС МкIII с 75-мм пушками. Однако экипажи прибывших танков не имели боевого опыта. Кроме того, в корпусе был большой некомплект пехоты и автотранспорта, а также недостаточная обеспеченность боеприпасами и недостаток ГСМ (последний ощущался на протяжении всей операции и часто сдерживал темпы наступления).

Корпусу было приказано к исходу 20 сентября сосредоточиться в районе Буда, Заря Коммунизма, Соколья Слобода (все пункты в 65 км западнее Брянска).

Совершив 90-километровый марш, части корпуса лишь к утру 21 сентября сосредоточились в указанном районе. При этом часть танков отстала ввиду отсутствия масла МК и дизтоплива, не подвезенных вовремя из-за отдаленности баз снабжения.

В 11 часов 21 сентября командующий войсками Брянского фронта дал распоряжение о вводе КМГ в сражение на смежных флангах 3-й и 11-й армий.

Командующий КМГ генерал-лейтенант М. И. Казаков приказал 2-му гвардейскому кавалерийскому корпусу наступать в направлении на Сураж, а 1-му танковому после ночного марша с ходу овладеть городом Унеча и в дальнейшем наступать на Сураж. В оперативное подчинение 1-му танковому корпусу была придана 30-я мотострелковая бригада полковника М. С. Смирнова 30-го добровольческого Уральского танкового корпуса.

В 19 часов 21 сентября корпус, заправив часть машин подвезенным топливом, выступил головными частями в исходный район двумя колоннами в готовности с рубежа Батуровка, Павловка преследовать противника в юго-западном направлении.

После 70-километрового марша корпус 22 сентября вступил в соприкосновение с противником, оборонявшимся на рубеже Ракита, Белогорец, Шулаковка.

В 15 часов 22 сентября 117-я танковая бригада, имея в строю исправных четыре танка М4А2 «Шерман» и пять бронеавтомобилей АЕС МкIII (остальные танки отстали из-за отсутствия ГСМ), совместно с 30-й мотострелковой бригадой в составе 250 активных штыков развернулась западнее Писаревки и с ходу атаковала противника вдоль большака Писаревка — Унеча.

После упорного боя к 22 часам они выбили противника из Новоникольского, коммуны Большевик, Белогорца и вышли на восточную опушку леса, что западнее Воробьёвки, уничтожив более сотни солдат и офицеров противника, три противотанковых орудия и тринадцать пулеметов. 159-я танковая бригада (также в неполном составе из-за отсутствия ГСМ) в 7 часов, выйдя в район Писаревки, получила задачу атаковать в направлении Красновичей. В 17 часов 5 минут 22 сентября бригада в составе двенадцати танков Т-34 (остальные танки из-за отсутствия ГСМ были оставлены в лесу восточнее Кобыльи) уничтожила до взвода пехоты и пять противотанковых орудий противника и, потеснив его, вышла на рубеж 0,3 км восточнее Красного Ручья. Потеряв два танка, подбитых снарядами, и один танк, взорвавшийся на мине, не имея поддержки пехоты, бригада на этом рубеже заняла оборону. Танки были поставлены в засады.

89-я танковая бригада в составе двадцати трех танков Т-34 и одного танка Т-70 к 19 часам 30 минутам 22 сентября из-за отсутствия ГСМ была оставлена в лесу в 1 км северо-восточнее Реутовки.

В течение ночи на 23 сентября бригады в ожидании подвоза ГСМ приводили себя в порядок, готовились к дальнейшим боевым действиям.

К утру в район Писаревки подошло несколько цистерн с ГСМ, которыми частично были заправлены находившиеся там танки и автомашины.

8.3.1. Освобождение Унечи

В 10 часов 30 минут 23 сентября корпус частью сил перешел в наступление.

На левом фланге 117-я танковая бригада во взаимодействии с 30-й мотострелковой бригадой атаковала противника с севера в направлении коммуна Большевик, Воробьёвка, северо-западная окраина Унечи.

С правого фланга действовали 159-я танковая бригада в направлении Красный Ручей, Красновичи и 89-я танковая бригада, атаковавшая в направлении Воробьёвка, Завод, Песчанка.

С других направлений на Унечу наступали войска 11-й армии генерал-лейтенанта И. И. Федюнинского. Это были стрелковые дивизии 25-го стрелкового корпуса генерал-майора П. В. Перервы: с востока — 197-я стрелковая дивизия полковника Ф. С. Даниловского, с юго-востока — 217-я стрелковая дивизия полковника Н. П. Массонова.

После упорного боя к 17 часам 30 минутам 117-я танковая и 30-я мотострелковая бригады овладели северной частью города Унеча. Первыми из танкистов вошли в город танки 326-го батальона майора И. Д. Павликова. Во взаимодействии с пехотинцами капитана Поцелуева танковые роты старшего лейтенанта А. Красовского и лейтенанта В. Кожихина уничтожили до двух рот противника, пять орудий, четыре миномета, семь пулеметных гнезд, три противотанковых ружья.

Успешному продвижению пехоты способствовал быстрый прорыв к мосту танков лейтенантов Д. Мазаева и М. Поличенко. Уничтожив две немецкие пушки, охранявшие мост, и разогнав вражеских автоматчиков, они не дали противнику возможности взорвать мост. В плен были взяты четыре немецких автоматчика 464-го пехотного полка. При штурме и взятии наблюдательного пункта и блиндажа на северо-восточной окраине города был захвачен в плен полковник, инспектор Генерального штаба германской армии, который был сдан в штаб командующего КМГ.

Благодаря стремительным и дерзким действиям танкистов и мотострелков бой внутри города длился не более трех часов.

К 17 часам 30 минутам 117-я танковая и 30-я мотострелковая бригады овладели северной частью города Унеча.

К этому времени 197-я и 217-я стрелковые дивизии овладели южной частью города.

Действовавшая правее 89-я танковая бригада надежно обеспечивала прикрытие 117-й танковой и 30-й мотострелковой бригад с запада. Уничтожив до 300 немецких солдат и офицеров, девять орудий, тринадцать минометов, шесть пулеметов, двадцать лошадей и повозок с грузами, шесть автомашин, 89-я танковая бригада к 14 часам овладела Воробьёвкой, Заводом и Песчанкой. Бежавший противник оставил два исправных орудия, три миномета, двенадцать лошадей и три повозки. При попытке 117-й бригады форсировать реку Унеча два танка Т-34 застряли. Остановленная сильным огнем артиллерии, потеряв восемь человек убитыми и шестнадцать ранеными, лишившись двух сгоревших и четырех подбитых танков Т-34 и двух Т-70, бригада закрепилась на достигнутом рубеже и продолжала вести огневой бой с противником.

159-я танковая бригада еще на исходном рубеже в районе Красного Ручья в 10 часов подверглась внезапному обстрелу из самоходных орудий «Фердинанд». Три подбитых танка Т-34 351-го танкового батальона сгорели. Отойдя на западную окраину Писаревки и дождавшись подхода 1030-го стрелкового полка, бригада совместно с пехотой и при поддержке артиллерии 1514-го иптап в 15 часов атаковала противника. В результате боя были уничтожены около двухсот вражеских воинов, семь противотанковых орудий, пять противотанковых ружей, десять пулеметов. К 18 часам танкисты совместно с пехотинцами овладели Красным Ручьем, Ельней и Красновичами. В боях за Красновичи особо отличились расчеты 45-мм орудий 1514-го иптап. Самостоятельно преследуя врага, они первыми ворвались в этот населенный пункт. При этом, упредив пехоту, часть личного состава орудийных расчетов по собственной инициативе действовала в роли стрелков. Семь гитлеровцев были захвачены в плен.

В результате таких активных совместных действий частей 1-го танкового и 25-го стрелкового корпусов уже к 18 часам 23 сентября важнейший железнодорожный узел и сильный опорный пункт противника на гомельском направлении город Унеча был в наших руках.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 24 от 23 сентября 1943 года всем войскам, участвовавшим в боях за освобождение города Унечи, была объявлена благодарность. В ознаменование одержанной победы 217-й стрелковой дивизии, 117-й танковой и 30-й мотострелковой бригадам было присвоено наименование «Унечских», а 197-я стрелковая дивизия, ранее удостоенная почетного наименования «Брянской», была представлена к награждению орденом Красного Знамени.

В 22 часа 23 сентября Москва салютовала победителям двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.

С выходом пехотных частей на рубеж Песчанка, западная окраина Унечи части 1-го танкового корпуса были в 19 часов по приказу командующего КМГ отведены в район Писаревки для приведения себя в порядок и подготовки к дальнейшим боевым действиям.

8.3.2. На Клинцы и Новозыбков

В 12 часов 24 сентября корпусу была поставлена задача: частью сил преследовать противника в направлении города Клинцы, сбить обороняющиеся группы противника на рубеже Ардонь, Красная Заря, Сухопаровка и на рассвете 25 сентября овладеть Клинцами.

В 14 часов 24 сентября по маршруту Писаревка, Завод, Песчанка, Старая Гута, Робчик, Коржовка-Голубовка, Клинцы выступили 30-я мотострелковая Унечская бригада с 1514-й иптап и дивизионом PC 90-го гвардейского минометного полка. За ними по этому же маршруту в 15 часов выступили 117-я танковая Унечская бригада в составе двадцати танков и 44-я мотострелковая бригада в составе 225 активных штыков.

89-я и 159-я танковые бригады оставались в районе Писаревка до подвоза ГСМ.

В течение ночи на 25 сентября 30-я мотострелковая, 117-я танковая и 44-я мотострелковая бригады совершили марш, переправившись через реку Унеча у Робчика, и к утру 25 сентября подошли к Клинцам. Город был объят пламенем. Фашисты взорвали суконную, кожевенную, обувную и швейную фабрики, уничтожили мосты, подожгли все промышленные и общественные здания, школы и больницы.

В связи с вступлением в город Клинцы частей 63-й и 11-й армий и партизанского отряда под командованием К. В. Касьяна 1-му танковому корпусу была поставлена новая задача:

— 117-й танковой и 30-й мотострелковой Унечским бригадам действиями в направлении Новозыбкова в первой половине дня 25 сентября овладеть городом;

— в дальнейшем, наступая в направлении Старых Бобовичей, овладеть плацдармом на западном берегу реки Ипуть в районе Вихолка, Новые Бобовичи;

— 44-й мотострелковой бригаде наступать в направлении Рожны, Ущерпье с задачей в 14 часов 25 сентября овладеть плацдармом на западном берегу реки Ипуть и удерживать его до подхода частей 25-го стрелкового корпуса.

Выполняя поставленную задачу, 117-я танковая и 30-я мотострелковая Унечские бригады начали стремительное продвижение к Новозыбкову. В 11 часов, обогнав пехоту стрелковых частей на рубеже Синий Колодезь, Скоробогатовка, к 11 часам 30 минутам после короткого боя они овладели Замышевым.

Впереди показались длинные обозы, заполненные людьми и тянущиеся нескончаемой вереницей. Голова обозов терялась где-то вдали. Испуганные стрельбой, люди либо прятались под телеги, либо разбегались в стороны от дороги. Оказалось, что это были советские граждане, которых фашисты собирались угнать в Германию.

Преследуя по пятам противника, 117-я танковая и 30-я мотострелковая бригады в 12 часов 30 минут форсировали реку Корна и с боем ворвались в Новозыбков. Первыми форсировали реку и вошли в город экипажи танков лейтенантов Назарова, Девятова и Потеева, обеспечив своими действиями переправу остальных танков. Красивый, компактный зеленый городок оказался варварски изувеченным. Разрушены были все промышленные предприятия — промкомбинат, спичечный, канатный, кожевенный, консервный и другие заводы. Дымящиеся здания смотрели пустыми глазницами оконных проемов. Догорали деревянные домики, превращаясь в небольшие кучи головешек.

Здесь части корпуса разделились.

117-я танковая бригада, продолжая преследовать противника, к 19 часам 30 минутам достигла Алексеевки. За день боя бригада потеряла убитыми восемь человек, тринадцать человек получили ранения. В центре Новозыбкова сгорели три танка Т-34 и еще три получили боевые повреждения. На подступах к Новозыбкову и в самом городе бригада уничтожила до двух рот противника, два самоходных орудия, двадцать пять артиллерийских орудий разных калибров, семь повозок с грузами, до тридцати пулеметов.

Израсходовав все горючее, бригада вынуждена была остановиться у Алексеевки в ожидании подвоза ГСМ.

30-я мотострелковая бригада, оставшись в городе, продолжала до конца дня и в течение ночи вести бой с мелкими группами противника, засевшими в домах на западной окраине Новозыбкова. В результате боя бригадой уничтожено до трехсот гитлеровцев, два орудия, минометная батарея, пять мотоциклов, тринадцать автомашин. Захвачено два железнодорожных эшелона с горючим и вещевым имуществом, продовольственный склад, пять исправных орудий, пять автомашин, десять пулеметов, пятьдесят винтовок, более двух сотен велосипедов и много другого военного имущества. Взяты в плен командир пехотного батальона (майор) со штабом, тридцать солдат и офицеров противника.

Плечом к плечу с танкистами 117-й танковой и мотострелками 30-й мотострелковой бригад сражались офицеры и бойцы 63-й армии Брянского фронта и 48-й армии Центрального фронта, а также партизаны отряда им. К. Е. Ворошилова под командованием А. Н. Поддубина.

К 3 часам 26 сентября западная окраина Новозыбкова была очищена от последних мелких групп пехоты противника. Теперь весь город был в наших руках.

Несмотря на ранний час, жители в одиночку и группами выходили на улицы, женщины и дети махали платками. Ребятишки долго бежали вслед за танками, рассматривая не виданные ими досель машины. Но задерживаться в городе не было времени. Брянская операция еще не была завершена.

8.4. Завершение Брянской операции

Утром 26 сентября корпусу была поставлена задача форсировать реку Ипуть на участке Ущерпье, Старые Бобовичи, выйти на рубеж Верещаки, Святский, быть готовым к действиям в направлении Светиловичи, Ветка. Последние два населенных пункта уже находились на территории Белоруссии.

Задача форсирования реки Ипуть на участке Ущерпье была возложена на 44-ю мотострелковую бригаду во взаимодействии с 1514-м иптап, 108-м минп и двумя дивизионами PC 90-го гвардейского минометного полка. Задача оказалась очень трудной, так как здесь был сильный опорный пункт противника, оборудованный многими дзотами, траншеями и прочными городскими строениями, приспособленными для защищенных огневых позиций. Неоднократные попытки 44-й мотострелковой бригады форсировать в этом месте реку Ипуть не увенчались успехом и приводили к неоправданным жертвам.

В то же время 30-я мотострелковая бригада, завершив в 3 часа 26 сентября боевые действия в Новозыбкове, в 4 часа начала наступление в направлении на Старые Бобовичи и к 17 часам при огневой поддержке 117-й танковой бригадой с боем форсировала Ипуть и овладела Старыми Бобовичами.

В связи с успехом 30-й мотострелковой и 117-й танковой Унечских бригад на левом фланге командир 1-го танкового корпуса обратился к командующему Брянским фронтом с предложением отказаться от дальнейших действий в районе Ущерпье. Вместо этого генерал Бутков предложил совершить маневр всеми частями правого фланга корпуса в район Старых Бобовичей, навести здесь переправу, выйти на западный берег реки Ипуть, после чего продолжить выполнение поставленной задачи. Предложение было одобрено генералом Поповым. Совершив указанный маневр и оборудовав с помощью 183-го сапб переправу, части корпуса форсировали реку Ипуть в районе Старых Бобовичей и приступили к выполнению задачи, поставленной 26 сентября.

27 сентября в 8 часов 10 минут корпусу поставлена новая задача: наступая в общем направлении на Очёса-Рудня, Ветка к исходу 27 сентября захватить плацдарм на правом берегу реки Сож на участке Хальч, Старое Село.

Правее в направлении на Святский, Ветку было приказано наступать 2-му гвардейскому кавалерийскому корпусу генерала В. В. Крюкова.

Для выполнения задачи, поставленной 1-му танковому корпусу, генерал Бутков принял решение вести наступление на Ветку с двух направлений:

— на правом фланге с северо-восточного направления силами 159-й танковой и 44-й мотострелковой бригад с приданными 1514-м иптап и 108-м минп по маршруту Старые Бобовичи, Святский, Гута, Закружье, Бартоломеевка, Подбужье, Ветка, Хальч;

— на левом фланге с юго-восточного направления силами 117-й танковой, 30-й мотострелковой и 89-й танковой бригад с 388-м дивизионом 1514-го иптап и двумя дивизионами 90-го гвардейского минометного полка по маршруту Старые Бобовичи, Старый Вышков, Очёса-Рудня, Берёзки, Демьянки, Дубовый Лог, Леонтьево, Тарасовка, Рудня, Старое Село.

События развивались следующим образом.

На правом фланге наступление началось успешно. Форсировав реку Ипуть у Старых Бобовичей, 159-я танковая бригада в 12 часов 30 минут овладела Несвоевкой, 44-я мотострелковая бригада, преследуя отходящего противника, в 13 часов овладела Бабаковым и Святским, а к 16 часам освободила Гуту. Авангард этой бригады, сбивая мелкие группы пехоты противника, к 18 часам освободил Александровку, а к 21 часу овладел Бартоломеевкой. К 23 часам 159-я танковая бригада с авангардом 44-й мотострелковой бригады вышли в Подбужье.

За день боя были уничтожены более двухсот вражеских солдат и офицеров, пятнадцать пулеметов, разгромлен обоз 222-го пехотного полка — двадцать семь повозок с военными грузами, сорок пять лошадей и одна автомашина. Были захвачены семь пленных солдат и офицеров, документы штаба 444-го пехотного полка, двенадцать пулеметов, шестнадцать лошадей, пятнадцать повозок с грузами, одна полевая кухня.

159-я танковая бригада потерь в личном составе не имела, три танка Т-34 застряли в болоте у Гуты. В 44-й мотострелковой бригаде был убит один автоматчик и девять человек получили ранения.

Несмотря на довольно быстрый темп наступления, выйти на правый берег реки Сож и занять там плацдарм к исходу 27 сентября не удалось.

На левом фланге 117-я танковая и 30-я мотострелковая Унечские бригады в ходе выполнения задачи к 9 часам 27 сентября овладели населенным пунктом Очёса-Рудня и первыми вступили на территорию Белоруссии на этом участке фронта. Продолжая с боями продвигаться вперед, они к 16 часам овладели Берёзками и Демьянками. На пути дальнейшего продвижения наши танкисты и мотострелки столкнулись с сильным сопротивлением противника в районе Дубового Лога. Загорелся головной танк 117-й танковой бригады, остановился другой подбитый танк. Двум танкистам не удалось спастись, они сгорели в танке. Семь человек получили тяжелые ранения. Понесли потери и автоматчики 30-й мотострелковой бригады, семь бойцов были убиты, девятнадцать ранены. Завязался огневой бой, который продолжался до наступления темноты. Были уничтожены около двухсот солдат и офицеров противника, шестнадцать противотанковых орудий, шесть гаубиц, двадцать четыре пулемета, семь автомашин, семьдесят лошадей и около полусотни повозок с грузами. В плен были захвачены девять офицеров и двадцать солдат противника. Танкисты израсходовали весь боекомплект, на исходе было дизельное топливо. Командир 117-й танковой бригады подполковник А. С. Воронков приказал отвести танки в район западнее Демьянок для приведения в порядок и заправки машин.

89-я танковая бригада, выдвинувшись в начале наступления из-за правого фланга 117-й танковой бригады в районе Старый Вышков, овладела Круговкой, Морозовкой, Реучим, Ореховкой, Попсуевкой.

У населенного пункта Борьба завязался огневой бой, затянувшийся до конца дня. За день боя бригада потеряла двух танкистов. Семнадцать человек получили ранения. Противник подбил шесть танков Т-34, из которых четыре сгорели.

В ночь на 28 сентября наступление было продолжено.

К 2 часам 28 сентября к лесу в 3 километрах восточнее города Ветка вышел авангард 44-й мотострелковой бригады во главе с командиром бригады полковником Г. Г. Скрипкой. Главные силы бригады, возглавляемые начальником штаба бригады майором Р. В. Берестенко, не пошли по маршруту авангарда, а избрал и другой маршрут и попали в топи, в которых стали тонуть автомашины. Вытаскивание машин длилось всю ночь, и лишь к утру бригада вышла на маршрут авангарда.

Не дождавшись главных сил своей бригады, полковник Г. Г. Скрипка в 5 часов 28 сентября принял смелое решение наступать на город Ветка силами авангарда. Преодолевая упорное сопротивление противника, автоматчики, поддержанные огнем минометов 108-го минп, ворвались в северную окраину города Ветка.

В это время на 159-ю танковую бригаду, вышедшую на опушку небольшой рощи в 1 км восточнее Ветки, натолкнулась колонна пехоты с обозом, отходившая из Борьбы под натиском 89-й танковой бригады. Чтобы не допустить прохода пехоты на помощь гарнизону Ветки, танкисты и автоматчики 159-й танковой бригады открыли огонь по немецкой колонне. В результате короткой стычки колонна противника была частью уничтожена, частью рассеяна по лесу. На месте стычки осталось до сотни убитых и раненых гитлеровцев, сорок лошадей, двадцать семь повозок с грузами.

Сразу же после этого танки 159-й танковой бригады вышли к северо-восточной окраине Ветки.

Противник оказывал отчаянное сопротивление, ведя непрерывную стрельбу по наступающим войскам. Бой затянулся.

К 16 часам к рубежу в 1 км восточнее города Ветка вышли танки 89-й танковой бригады и артиллеристы 1514-го иптап.

Для ускорения подхода далеко отставшей конницы 2-го гвардейского кавалерийского корпуса по указанию генерала Буткова были разгружены десять грузовых автомобилей 108-го минп и 44-й мотострелковой бригады и посланы навстречу конникам генерала Крюкова. Пересаженная на машины конница к 18 часам прибыла в район 89-й танковой бригады.

Начался совместный штурм города. С северо-востока развернутыми боевыми порядками двигались танки 159-й танковой бригады полковника С. П. Хайдукова, сопровождаемые автоматчиками 44-й мотострелковой бригады полковника Г. Г. Скрипки. Сам полковник Г. Г. Скрипка с авангардом 44-й мотострелковой бригады продолжал бой на северной окраине города. С востока атаковал и танки 89-й танковой бригады полковника К. Н. Банникова, эскадрон кавалерии 17-й гвардейской кавалерийской дивизии генерал-майора П. Т. Курсакова и артиллеристы 1514-го иптап Г. А. Смелова.

В 18 часов 30 минут 28 сентября наши войска вошли в город. Это был первый освобожденный белорусский город. Первые улицы, первые домики, утопавшие в зелени садов. Из землянок, сооруженных среди высоких зарослей подсолнечника, из домиков появлялись люди. Осторожно оглядевшись по сторонам, они приближались к нашим бойцам. Растерянность на их лицах сменялась нескрываемой радостью: они увидели своих! Женщины, девушки бросались в объятия к красноармейцам, целовали их, смеялись и плакали от счастья.

К танкистам приблизились несколько мужчин и предупредили, что дальше двигаться нужно осторожнее: на перекрестках улиц установлены пушки, каждый квадрат простреливается. Оказалось, что подошедшие мужики — это белорусские партизаны. Для оказания помощи наступавшим войскам они выходили из лесов, минировали дороги, устраивали засады, подрывали фашистские машины. С большим интересом они разглядывали наши танки, заглядывали даже внутрь, гладили броню. В дальнейшем они хорошо помогли нам ориентироваться в обстановке и на местности.

Из центра города раздавался шум моторов вражеских машин. Слышны были отрывистые немецкие команды. Враг был совсем рядом. Возобновилась оживленная перестрелка.

Медленно, шаг за шагом, метр за метром, то и дело открывая прицельную стрельбу, танкисты и автоматчики очищали город от фашистов. Группа конников теснила их к реке и, выйдя к переправе, открыла пулеметный огонь по бегущим по мостам «фрицам». Неожиданно раздался сильнейший взрыв, и мост рухнул. Этим немецкое командование решило воспрепятствовать нашему дальнейшему продвижению, но при этом пожертвовало теми своими солдатами и офицерами, кто еще не успел переправиться. Все они были уничтожены.

В 19 часов 28 сентября город Ветка был полностью в наших руках.

29 и 30 сентября части корпуса, за исключением 89-й танковой бригады, наступательных боев не вели, ограничиваясь обстрелом противника, занимавшего оборону на западном берегу реки Сож.

89-я танковая бригада с 24 часов 30 сентября по распоряжению генерала М. М. Попова передавалась в оперативное подчинение командиру 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Вместе с конниками танкисты этой бригады под командованием полковника К. Н. Банникова форсировали реку Сож и заняли плацдарм на западном берегу.

Приказом командующего Брянским фронтом от 30 сентября 1943 года 1-й танковый корпус, кроме 89-й танковой бригады, был выведен в резерв фронта. Ко 2 октября было приказано выйти в район Унечи, к 5 октября подтянуть и восстановить всю материальную часть, отставшую на маршах.

Для 89-й танковой бригады заключительный этап боев стал нелегким испытанием. Приняв пятнадцать танков Т-34 и три бронеавтомобиля АЕС МкIII от 159-й и 117-й танковых бригад и сформировав сводный танковый батальон под командованием майора Л. И. Протосени в составе 26 Т-34 и трех АЕС МкIII, 89-я танковая бригада перешла в оперативное подчинение кавалеристов.

По указанию командования фронта бригада была обеспечена двумя комплектами боеприпасов, тремя заправками ГСМ, пятью продовольственными сутодачами.

В ночь на 2 октября бригада на паромах под огнем противника переправила на правый берег реки Сож пять танков Т-34. Остальные танки оставались в лесу в 3 километрах северо-западнее Ветки.

Переправленные танки вступили в бой с противником, чтобы расширить плацдарм на западном берегу Сожа для дальнейшего наступления. Немцы яростно обстреливали клочок земли, где закрепились танкисты, стремясь сбросить их в реку. Но танкисты держались стойко, отбивая ожесточенные контратаки противника.

Досталось не только экипажам танков, но и ремонтникам. Вот один из ярких эпизодов.

В первом же бою был подбит один из пяти наших танков. Для группы, занимавшей плацдарм, это было большой потерей. Эвакуировать подбитый танк и переправить через реку новый танк под обстрелом противника было крайне рискованно. Поэтому комбат Протосеня приказал восстановить подбитый танк на месте во что бы то ни стало.

Наряду с другими повреждениями у танка были разрушены кривошип с направляющим колесом, так называемым «ленивцем», и множество траков гусеницы.

И вот вечером с левого берега под вражеским обстрелом к переправе отправилась тройка ремонтников — техник-лейтенант Голышев, старшины Смирнов и Выщенко. Они волокли за собой по болотистому берегу стокилограммовый груз. Несколько сот метров пути до реки показались им бесконечными. У реки они с трудом перетащили груз на небольшой плот. Переправа через реку проходила под вспышками вражеских осветительных ракет. При любом неловком движении неустойчивый плот грозил накрениться и груз мог соскользнуть в воду. Наконец плот достиг противоположного берега, и ребята перетащили груз на сушу.

Здесь, укрываясь в воронках, они продвигались к поврежденному танку. Израненная машина находилась в семистах метрах от переправы. Немцы постоянно продолжали освещать местность ракетами, методически били из минометов.

К полуночи ремонтники наконец приблизились к танку. Соблюдая величайшую осторожность, они приступили к делу. Первые минуты прошли благополучно. Под укрытием брезента и при неярком свете переносной лампочки, питающейся от танковых аккумуляторных батарей, ремонтники приступили к работе. Они шепотом обменивались короткими репликами. Но тут случайно выроненный гаечный ключ упал на броню. Раздался звон металла, который в ночной тишине показался оглушительным. И действительно, этот звук донесся до немецких позиций. В сторону танка немедленно полетели мины. Осколки визжали над головами, стучали о броню. Но как только огневой налет стихал, ремонтники снова принимались за работу.

Так продолжалось всю ночь. Сняв поврежденный кривошип с ленивцем, стали устанавливать новые. Чтобы пригнать детали вплотную, требовалось произвести несколько сильных ударов кувалдой.

— Услышат, гады! — с досадой сказал техник-лейтенант Голышев. — А ключом гайки плотно не затянешь.

— Давайте обернем ленивец фуфайкой, — предложил старшина Смирнов. — Заглушим удары.

Работа продолжалась. К рассвету отремонтированный танк встал в строй.

Последующие трое суток танкисты вместе с конниками, отразив многочисленные контратаки противника и нанеся ему чувствительные потери, окончательно отстояли плацдарм и вынудили немецкое командование отказаться от дальнейших попыток его ликвидации.

Удержание плацдарма на правом берегу реки Сож означало закрепление успеха Брянской операции и создало предпосылки для дальнейшего наступления на гомельском направлении.

3 октября 1943 года Брянская операция была завершена.

Операция дала весьма ощутимый результат. Наши войска продвинулись на 240–260 км, освободили Брянск и весь Брянский промышленный район и вышли на территорию Белоруссии. Немалую роль в успешном завершении этой операции сыграла помощь, оказанная нашим войскам брянскими и белорусскими партизанами. За успехи в выполнении боевых заданий в ходе Брянской операции особо отличившиеся воины были удостоены правительственных наград. Среди них был и совсем юный воин — 10-летний разведчик, сын 44-й мотострелковой бригады Толя Смирнов.

Анализируя итоги Брянской операции, нельзя не отметить, что использование 1-го танкового корпуса в составе подвижной конно-механизированной группы себя оправдало. Даже несмотря на перебои в снабжении ГСМ, неполную укомплектованность мотопехотой и автотранспортом, части корпуса все время действовали впереди пехоты, на плечах противника врывались в его опорные пункты, не давали ему времени закрепиться, сбивали его арьергарды и форсированным маршем продвигались на запад к рубежу реки Сож. В целом корпус успешно выполнил возложенные на него задачи по преследованию противника, развитию и закреплению успеха Брянской операции.

Дальше