Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 6.

В небе Заполярья

Готовя нападение на СССР, немецко-фашистское командование разработало частный план "Голубой песец", по которому рассчитывало перерезать наши северные морские пути сообщения, разгромить войска Красной Армии на северном фланге советско-германского фронта, уничтожить корабли и авиацию Северного флота и захватить советское Заполярье{252}

На аэродромах Северной Норвегии и Финляндии были сосредоточены авиационные соединения и части 5-го германского воздушного флота и ВВС Финляндии в составе двух эскадр бомбардировщиков, одной эскадры истребителей и нескольких групп самолетов специального назначения. Из 230 самолетов, которыми располагал враг около 200 были по тому времени новейшими типа Ме-109, Ме-110, Ю-88, Хе-111.

Летные части были укомплектованы отборными летчиками, получившими боевой опыт в войне с Францией, Англией, Польшей, Грецией и Норвегией.

Располагая 13 стационарными и оперативными аэродромами, противник возлагал на авиацию обеспечение действий своих сухопутных и военно-морских сил путем [215] нанесения ударов по войскам Красной Армии, базам, кораблям и аэродромам Северного флота.

Оборона советского Заполярья с суши возлагалась на войска Карельского фронта (14-я армия), Архангельского военного округа, а с моря - на Северный флот{253}.

ВВС Северного флота (командующий генерал-майор авиации А. А. Кузнецов, с 1943 г. - генерал-лейтенант авиации А. X. Андреев; военком полковой комиссар М. И. Сторубляков, с октября 1942 г. начальник политотдела - полковник Н. С. Александров; начальник штаба полковник А. И. Зенкин, с 1943 г. - генерал-майор авиации Е. Н. Преображенский) вступили в войну, имея в боевом составе 72-й и 118-й авиационные полки, 49-ю отдельную авиаэскадрилью и 24-е авиазвено связи, самолетный парк которых состоял из 28 истребителей И-15бис, 17 И-153 и 4 И-16, 11 бомбардировщиков СБ, 49 гидросамолетов МБР-2 и 7 ГСТ.

Борьба с врагом на морских путях сообщения и содействие приморскому флангу войск Карельского фронта являлись основным содержанием боевой деятельности Северного флота на протяжении всей войны.

На мурманском направлении

От государственной границы до Мурманска гитлеровцев отделяли всего несколько десятков километров. Но это расстояние для врага оказалось непреодолимым. Начиная войну, немецкое командование в своих планах рассматривало захват Мурманска как "исходный пункт наступательных [216] операций сухопутных, морских и воздушных сил в советском Заполярье.

На рассвете 29 июня 1941 г. немецко-финские войска при поддержке авиации и артиллерии перешли в наступление на 300-километровом фронте от села Титовка на побережье Мотовского залива до Куолаярви. Одновременно корабли и авиация противника, сосредоточенные в норвежских базах и на аэродромах, начали действовать на морских сообщениях Северного флота. Особенно активизировалась деятельность неприятельских подводных лодок. Гитлеровцы стали осуществлять интенсивные морские перевозки на участке Тромсё - Вардё - Киркенес - Петсамо.

Вражеская авиация усиленно вела разведку, ставила мины на подходах к Кольскому заливу и горлу Белого моря и небольшими группами самолетов пыталась наносить бомбардировочные удары по Мурманскому порту, Кировской железной дороге, шлюзам Беломорско-Балтийского канала, аэродромам и пунктам базирования наших кораблей.

На приморском фланге противник силами 19-го горнострелкового корпуса нанес удар в направлении полуостров Средний, село Титовка. К исходу 30 июня гитлеровцам удалось форсировать реку Западная Лица.

Враг неистовствовал. Над позициями советских войск десятками кружились бомбардировщики и истребители. Гитлеровские головорезы с медалями "За Нарвик" нахально, в полный рост, цепь за цепью рвались к линии нашей обороны. Предвкушая скорую победу, командир корпуса генерал Дитл заранее расписал в приказе, когда и куда должен выйти каждый немецкий полк. Назначен был даже срок парада в Мурманске. Но расчетам врага не суждено было оправдаться.

Воины 14-й стрелковой дивизии дрались с изумительным упорством и стойкостью.

На поддержку обороняющейся пехоте была брошена почти вся авиация 1-й смешанной авиадивизии 14-й армии (командир дивизии полковник М. М. Головых) и ВВС Северного флота{254}. Летчики-североморцы совершали [217] до 150 самолето-вылетов в сутки, нанося бомбоштурмовые удары по войскам и военным объектам противника. Крылатые защитники советского Заполярья хорошо понимали, что в те дни решалась судьба всего флота.

29 июня 14 бомбардировщиков СБ двумя группами под прикрытием 11 И-15 нанесли бомбардировочный удар по порту Лиинахамари, вызвав пожары. 1 июля 8 СБ в сопровождении 3 И-153 и 9 И-15 бомбили колонны войск противника по дороге Петсамо - Титовка. В районе цели истребители завязали воздушный бой с 14 Ме-109 и сбили 4 вражеских самолета. В тот же день 9 И-16 под командованием капитана С. В. Чаричанского произвели штурмовку вражеских войск в районе порта Печенга и аэродрома Луостари. Пять раз летчики заходили на цель, поливая врага свинцом. При возвращении на свой аэродром их атаковали 15 вражеских истребителей. Североморцы приняли бой и сбили 4 Ме-109. Капитан С. В. Чаричанский погиб в этом бою смертью героя.

Наши бомбардировщики наносили также удары по переправам через реку Западная Лица и артиллерийским батареям противника в районе Кутовая.

7 июля 9 СБ во главе с капитаном А. А. Задворниковым нанесли бомбардировочный удар по аэродрому Хебугтен, на котором уничтожили 15 вражеских самолетов.

С введением в бой 52-й стрелковой дивизии, высадкой морских тактических десантов при активной поддержке кораблей и авиации Северного флота вражеские войска были остановлены и отброшены за реку Западная Лица. Гитлеровцы оставили на поле боя свыше 1200 трупов солдат и офицеров.

Провал наступления армии "Норвегия" разгневал Гитлера. Директивой от 30 июля 1941 г. бесноватый фюрер предписывал своим незадачливым воякам прекратить наступление в районе Кандалакши, устранить угрозу флангам горнострелкового корпуса из Мотовского залива. 5-му воздушному флоту в качестве основной ставилась задача поддержки горнострелкового корпуса, для усиления которого из Греции перебрасывалась пехотная дивизия. Гитлер потребовал к 1 октября "покончить с Мурманском".

Принимались меры и советским командованием. 14-я армия Карельского фронта пополнилась 186-й стрелковой дивизией, куда вошли отряды моряков-добровольцев, участвовавших [218] уже в боях. Основные силы армии сосредоточивались на оборонительных рубежах мурманского направления.

На флоте увеличилось количество авиационных частей. 29 августа 1941 г. по решению Ставки Верховного Главнокомандования Северный флот получил 42 истребителя, в том числе 10 МиГ-3. 19 самолетов ДБ-3ф североморцы получили с Балтийского и Тихоокеанского флотов.

Для обеспечения боевых действий кораблей Беломорской военной флотилии из 16 самолетов полярной авиации была сформирована 2-я авиагруппа под командованием полковника И. П. Мазурука.

В сентябре 1941 г. на флот поступила первая партия английских самолетов, из которых в основном был сформирован 78-й истребительный авиаполк.

7 сентября 1941 г. противник вновь перешел в наступление и вклинился в нашу оборону на глубину до пяти километров. Перед штабом ВВС Северного флота была поставлена задача: поддержать авиацией обороняющиеся части 14-й армии и не допустить прорыва противника.

Наши летчики немедленно нанесли бомбоштурмовые удары по огневым точкам и боевым порядкам врага на поле боя, постоянными штурмовыми налетами задерживали подтягивание резервов, отражая одновременно налеты фашистской авиации. Только за один день 13 сентября на обеспечение действий сухопутных войск авиация флота произвела 102 самолето-вылета. Бомбардировщики СБ и Пе-2, появляясь над целью группами по 4 - 7 самолетов, в районе Большая Западная Лица уничтожили 2 переправы, взорвали склад боеприпасов, рассеяли 2 колонны пехоты и подавили огонь нескольких батарей. Шестерка И-16 вела воздушный бой с 9 истребителями Ме-109 и Ме-110. В этом бою старший лейтенант Ю. В. Плотников и сержант П. Д. Романов сбили по одному вражескому самолету.

Яркой страницей в историю авиации Краснознаменного Северного флота вошел воздушный бой, проведенный 15 сентября 1941 г. под руководством командира эскадрильи 72-го смешанного авиаполка капитана Б. Ф. Сафонова. В этот день Сафонов возглавлял группу из 7 И-16 и 2 МиГ-3. Истребители П. М. Семененко, В. П. Покровский, А. А. Коваленко, В. П. Максимович, З. А. Сорокин, Д. Г. Соколов, В. Н. Алагуров и Животовский вслед за [219] командиром смело атаковали 47 вражеских самолетов. О подробностях боя рассказал его участник Герой Советского Союза З. А. Сорокин{255}.

"Это произошло за линией фронта в условиях густой облачности. Строй бомбардировщиков шел бомбить наш передний край. Выйдя на перехват и увидев противника, Сафонов передал: "Атакуем на лобовых", и стал разворачиваться в сторону вражеских самолетов. Он, как всегда, первым врезался во вражью стаю и с ходу огнем прошил ведущего. "Юнкерс" заскользил к земле и взорвался. Бомбардировщики, лишившись ведущего, растерялись: одни ныряли в облачность, другие стали разворачиваться на обратный курс. В это время с северо-запада появились новые группы тяжелогруженых "юнкерсов". Их сопровождали истребители Ме-109 и Ме-110. Главную опасность для советских наземных войск представляли, конечно, бомбардировщики. И все наши летчики чувствовали ответственность перед своими боевыми товарищами. Пропустив истребителей, Сафонов, а за ним и все обрушились снова на "юнкерсов". Атака была столь стремительной и внезапной, что вражеские истребители заметили их лишь тогда, когда увидели сбитые и падающие к земле свои бомбардировщики. Истребители врага, опасаясь столкновения с другими самолетами, в гущу не лезли. У экипажей "юнкерсов" создалось впечатление, что против них действует тьма-тьмущая "мигов" и И-16. Куда бы они ни бросились - всюду наталкивались на наши самолеты. Кто-то из фашистов не выдержал и передал по радио о том, что "они окружены советскими истребителями и требуется [220] срочная помощь". Нервы гитлеровцев окончательно сдали, когда еще их два самолета, беспорядочно кувыркаясь, скрылись в нависших над самой землей облаках. Спасаясь бегством, фашисты побросали поспешно бомбы на головы своих же войск и стали удирать восвояси. Наша группа уничтожила 4 вражеских бомбардировщика, не потеряв ни одного своего самолета. На аэродром возвращались почти без горючего{256}.

В результате умелых активных действий войск 14-й армии и Северного флота противник понес большие потери. Была разгромлена вражеская 3-я горноегерская дивизия, остатки ее откатились за реку Западная Лица. Наступление 19-го горнострелкового корпуса на мурманском направлении немцы вынуждены были прекратить и перейти к обороне. Линия фронта в районе реки Большая Западная Лица стабилизировалась и почти не изменилась до осени 1944 года.

В оборонительный период (с июня по октябрь 1941 г.) ВВС Северного флота совершили 8131 самолето-вылет, из них на бомбардировочные удары, штурмовые действия по сухопутным войскам противника и прикрытие своих войск на линии фронта - более 3000.

Оказывая активную помощь частям Красной Армии в удержании оборонительных рубежей, истребительная авиация Северного флота одновременно вела непрерывные воздушные бои с вражеской авиацией, совершавшей налеты на Мурманск, военно-морские базы и аэродромы флота.

Авиация противника стремилась вывести из строя самолетный парк и боевые корабли флота, а ударами по железной дороге и порту Мурманск уничтожить прибывающие резервы, технику и боеприпасы, необходимые фронту и флоту.

Воздушные налеты враг осуществлял массированно, большими группами бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Как правило, налеты производились с разных направлений на один или одновременно на несколько объектов. В налетах участвовали самолеты различных типов.

Первый массированный налет врага на наши аэродромы был совершен 29 июня в 10 час. 18 мин. 19 самолетами [221] Ю-88 и Хе-111 под прикрытием группы истребителей Ме-110 и Ме-109. В это время в воздухе барражировало звено истребителей И-15бис старшего лейтенанта С. И. Уварова. Командир звена первым ринулся на ближайшую шестерку вражеских бомбардировщиков и с ходу сбил "Хейнкель-111".

В воздух поднялись еще несколько наших истребителей. Завязался жаркий воздушный бой. Советские летчики не дали бомбить свой аэродром и отогнали фашистских воздушных разбойников. Преследуя противника, в районе Тюва Губа С. И. Уваров и П. А. Красавцев сбили еще один бомбардировщик, помеченный паучьей свастикой.

С 16 до 17 час. того же дня фашистские бомбардировщики группами до 10 машин в сопровождении истребителей произвели налеты на наши аэродромы. Шестерка истребителей И-153 взлетела уже под свист фашистских бомб.

Первым атаковал и сбил вражеский самолет лейтенант Ф. С. Платко. Вслед за ним продолжили счет сбитых стервятников капитан И. К. Туманов, старшие лейтенанты В. Н. Алагуров и В. П. Юдин и младший лейтенант В. С. Адонкин. Они в группе сбили 4 бомбардировщика Ю-88. Всего за день только в воздушных боях враг потерял 13 самолетов. Однако и ему удалось уничтожить 6 и повредить 18 наших самолетов.

Потери, понесенные при первых вражеских налетах, многому научили. Личный состав авиачастей принял срочные меры по рассредоточению, маскировке и защите самолетов. Улучшалось оповещение о воздушной угрозе, создавались надежные укрытия для летно-технического состава. В то же время первые бои показали, что летчики-североморцы не боятся фашистов, смело вступают в бой с численно превосходящим противником и из неравных боев выходят победителями. Летчики-североморцы выдвинули лозунг: "Если враг появился в зоне действия наших истребителей, он не должен возвратиться на свой аэродром".

Ярким подтверждением этого девиза явилась замечательная победа, одержанная североморцами 3 июля 1941 г. при отражении очередного налета на аэродром. В этот день 7 И-153, 5 И-15бис и 3 И-16 вели бой с 8 Ю-88, которых прикрывали 15 Ме-109 и Ме-110. [222]

В неравном и тяжелом бою советские летчики уничтожили 5 вражеских самолетов. Старший лейтенант В. Д. Воловиков сбил 2 "юнкерса" и 1 "мессершмитт", майор Г. П. Губанов - 1 Ме-109, а старший лейтенант Ф. С. Платко вместе с лейтенантами К. К. Бабием, С. Н. Верховским и В. В. Гольцевым - 1 Ю-88. С нашей стороны потерь не было.

Высокое боевое мастерство продемонстрировали североморцы 9 августа 1941 г. В 3 час. 45 мин. аэродром подвергся налету 25 самолетов противника, которые сбросили несколько десятков фугасных и зажигательных бомб.

В 6 час. 45 мин. налет повторился. На этот раз в нем участвовало 25 бомбардировщиков под прикрытием 11 истребителей. Наши летчики дважды поднимались навстречу врагу. В воздухе то там, то здесь завязывались упорные бои. При отражении налетов было уничтожено 16 самолетов противника, из них 9 в воздушных боях, и 7 было сбито огнем зенитной артиллерии и пулеметным огнем частей 14-й армии. Даже командующий 5-м немецким воздушным флотом генерал Штумпф был вынужден признать мастерство и мужество североморских истребителей. В своем приказе он требовал от немецких летчиков

"избегать боя с советскими истребителями во всех случаях, когда на нашей стороне нет очевидного численного превосходства"{257}

С каждым днем напряженность в воздухе нарастала. Например, в августе 1941 г. в районе Кольского залива было отмечено 1770 пролетов самолетов противника. В июне 1942 г. эта цифра возросла до 2895. За первый год войны только на город и порт Мурманск вражеская авиация налетала 125 раз.

Основную тяжесть борьбы с воздушным противником на приморском направлении вынесла истребительная авиация Северного флота. Совместно с ней порт Мурманск и район Архангельска прикрывали 104-я и 122-я истребительные авиадивизии ПВО Красной Армии.

В ходе войны систематически увеличивался боевой состав авиации Северного флота. В начале 1942 г. был сформирован 27-й истребительный авиаполк (командир майор Н. И. Хряшков), ВВС Красной Армии передали [223] флоту 95-й авиаполк, вооруженный самолетами Пе-3 (командир майор А. В. Жатьков).

С июля по октябрь 1942 г. на Северном флоте действовала Особая морская авиационная группа (командующий генерал-майор авиации Н. Т. Петрухин) в составе 13, 20 и 255-го истребительных авиаполков, 28, 29 и 221-го бомбардировочных авиаполков и 32-го минно-торпедного авиаполка. Большинство из этих полков имели боевой опыт. Так, 225-й истребительный авиаполк (командир майор К. Е. Якушин, военком старший политрук Ф. Ф. Чаплян) был сформирован в мае 1941 г. и входил в состав 36-й авиадивизии Киевского Особого военного округа. С 22 июня по 20 августа 1941 г. полк участвовал в боях с фашистскими захватчиками на Юго-Западном фронте. За это время летчики полка совершили 815 боевых вылетов, провели 54 воздушных боя, в которых сбили 16 самолетов и 2 аэростата наблюдения противника. Кроме того, полк произвел свыше 60 вылетов на штурмовку техники и живой силы противника.

С 20 августа 1941 г. по 20 марта 1942 г. 255-й истребительный авиаполк находился в составе 2-й запасной авиабригады на доукомплектовании. Личный состав осваивал новую материальную часть самолетов ЛаГГ-3.

7 мая 1942 г. полк влился в ударную авиагруппу Ставки Верховного Главнокомандования. Авиагруппа обороняла Ленинград и его пригородные районы. 2 июля 1942 г. 255-й истребительный авиаполк в составе этой авиагруппы, переименованной 19 июля 1942 г. в Особую морскую авиагруппу, перебазировался на Северный флот

Несмотря на ощутимый недостаток самолетов, напряженность полетов (многие летчики в первый период войны совершали по 5 - 7 вылетов в день с налетом 7 - 9 часов), нечеткую работу постов воздушного наблюдения, оповещения и связи и отсутствие на первых порах службы наведения истребителей, летчики-североморцы с большой эффективностью били врага.

Истребителями противовоздушной обороны ВВС флота в 1941 г. было сбито 124, в 1942 г. - 220, в 1943 г. - 141 и в 1944 г. - 7 вражеских самолетов. Другими средствами, включая зенитную артиллерию, соответственно было уничтожено 61, 109, 42 и 4 самолета противника{258}. [224]

Сознание воинского долга, любовь к Родине и ненависть к врагу звали авиаторов к борьбе. На одном из митингов эти чувства выразил летчик осетин Кулаев: "Враг рвется к нашим богатствам. Ему хочется захватить наши фабрики и заводы, наши земли, мой Кавказ. Но сопки Заполярья мне так же дороги, как горы Кавказа. Сделаем так, чтобы эти сопки стали могилой для воздушных пиратов. Отдадим все наши силы, наши способности, а если придется, то и жизнь, но отстоим нашу любимую прекрасную Родину"{259}.

Летный состав постоянно и настойчиво изучал тактику действий вражеской авиации, совершенствовал свое боевое мастерство. В сентябре 1941 г. штат эскадрилий был увеличен до 12 - 13 самолетов и основной боевой единицей стало звено из 4 самолетов (две пары). Улучшились наблюдение за воздухом и использование радиосвязи.

На боевое задание, как правило, стала посылаться целиком эскадрилья. Это сплачивало летчиков, развивало чувство взаимной выручки и повышало ответственность каждого за исход полета. Особенно поощрялись инициатива и активность летчиков. Искать противника, занимать наступательную позицию, сковывать маневром и смело атаковать вражеские самолеты - становилось традицией советских истребителей.

Самоотверженно трудились инженеры и техники. Воентехник 1 ранга В. А. Азбуков из 72-го смешанного авиаполка не покидал обычно своего рабочего места до тех пор, пока не введет в строй поврежденный самолет. Неоднократно авиатехник сержант В. И. Варламов по нескольку суток проводил у ремонтируемого самолета, не-взирая [225] на бомбежки аэродрома. И так было в каждом авиационном полку.

Основными методами и формами обучения и воспитания личного состава являлись митинги, партийные и комсомольские собрания, детальные разборы проведенных боев, технические конференции, встречи молодых летчиков с ветеранами полков.

Личный пример командира или ведущего в бою являлся самым важным фактором в деле воспитания молодых летчиков.

Герой Советского Союза П. Д. Климов прославился на Севере как бесстрашный воздушный боец. Он считался непревзойденным мастером истребления фашистских бомбардировщиков. Он совершил 300 боевых вылетов и сбил 11 фашистских самолетов.

В чем секрет успеха П. Д. Климова? - хотели знать молодые истребители. Командование и политработники организовали встречу североморского аса с летчиками.

Вот что рассказал летчикам гвардии старший лейтенант П. Д. Климов о своем боевом опыте.

"Уничтожать "юнкерсы" - почетное дело истребителей. У нас на самолетах вооружение сильное. Поэтому бить вражеский бомбардировщик выгоднее всего по фюзеляжу, где расположен экипаж. Немецкое бронирование не выдерживает огня советских пушек. [226]

Однажды со своим ведомым Качевским я вылетел на перехват разведчика. Заранее мы рассчитали, где должны засечь противника. На встречных курсах выше себя увидели разведчика. Атаковать в лоб я не решился: облачность была низкая и немец мог туда скрыться. Тогда мы зашли ему в хвост. Фашист заметил нас и прибавил газу. Я приподнял машину и выпустил разведчику очередь в пузо. При повторной атаке заставил замолчать стрелка-радиста, а затем дал волю ведомому Качевскому. Он впервые вел огонь по реальной цели. И надо сказать, стрелял хорошо: сразу у "юнкерса" задымили оба мотора.

Во второй раз мы настигли "юнкерсов" в море. В первой атаке с дистанции 150 метров я вывел из строя стрелка-радиста, а затем по радио приказал Качевскому, чтобы он бил по моторам. После трех его очередей оба мотора "юнкерса" загорелись.

У меня стало правилом бить противника раньше, чем он обнаружит атаку. Внезапность атаки почти исключает ответный огонь вражеского стрелка-радиста. Только однажды я попал под огонь фашистского стрелка.

Искать и уничтожать бомбардировщиков противника - первая обязанность истребителя. Для успешного решения этой задачи необходимо постоянно изучать маршруты противника, его тактику, уловки и повадки. Эти знания я приобретал в боевых вылетах, критически относясь к каждой своей неудаче и ошибке".

Затем Климов рассказал летчикам несколько эпизодов из своей боевой практики. В конце беседы один из летчиков посетовал на то, что молодым истребителям редко попадаются "юнкерсы". Павел Дмитриевич резонно ответил, что надо уметь ловить "юнкерсы", с пользой для дела использовать хваленую немецкую педантичность. И пояснил, что, как правило, вражеский разведчик появляется в определенном районе в одно и то же время, на одной высоте. Вот тут-то и следует подкарауливать воздушного лазутчика. Беседа П. Д. Климова имела большое воспитательное значение. Летчики горячо благодарили своего старшего и более опытного товарища.

Весной 1942 г. авиация противника участила налеты на наши объекты и корабли в Кольском заливе и порту Мурманск. Массированные налеты следовали один за другим. [227]

Одновременно противник стал применять новую тактику воздушного боя. Самолеты Ме-110 охотно завязывали бой на низких высотах. От атак они уклонялись набором высоты на вираже с последующим пикированием в хвост советским истребителям.

"Мессершмитты-109" атаковали сверху группами по 2 - 3 самолета. Из боя выходили на бреющем полете, чтобы затем вновь набрать высоту для последующей атаки. При этом одна из групп "мессеров", как правило, патрулировала в районе боя, не ввязываясь в схватку в расчете наброситься на поврежденный и выходящий из боя советский истребитель. Фашистские летчики в начале боя нередко пытались взять в кольцо нашу группу, разбить строй и атаковать советские самолеты поодиночке. Однако никакие ухищрения гитлеровцев им не помогали.

15 апреля 1942 г. посты ВНОС сообщили, что группа бомбардировщиков Ю-87 и истребителей Ме-110 на высоте 3500 м пролетела реку Западная Лица курсом на Мурманск. По распоряжению командующего ВВС флота командир 2-го гвардейского Краснознаменного авиаполка подполковник Б. Ф. Сафонов приказал 1-й эскадрилье прикрыть с воздуха аэродромы базирования, а трем группам истребителей МиГ-3 и "Харрикейн" 2-й и 3-й эскадрилий уничтожить противника в воздухе при подходе к Мурманску.

Первым взлетел командир 2-й эскадрильи капитан А. К. Коваленко. В воздухе по радио он получил приказ: "Быстрее идите на Мурманск. Высота - 3500". Взлетевшие за ним истребители взяли курс на Мурманск. Самолеты МиГ-3, ведомые старшим лейтенантом Д. Г. Соколовым, летели в стороне и выше "харрикейнов".

При подходе к Мурманску наши самолеты обнаружили 18 пикирующих бомбардировщиков Ю-87 в охранении 8 истребителей Ме-110. "Юнкерсы" шли попарно кильватерной колонной. На удалении до 1000 м выше шла группа отсечения из 9 Ме-109. Наши истребители набрали высоту 2000 метров.

Бомбардировщики, зайдя на цель со стороны солнца, с разворотом на 80 - 90° начали последовательно переходить в крутое пикирование.

Оценив обстановку, командир группы гвардии капитан А. А. Коваленко решил атаку с ходу не производить и приказал пропустить противника, чтобы атаковать врага [228] со стороны солнца сзади, когда "юнкерсы" станут выходить из пикирования.

Расчет командира оправдался. Заняв выгодную позицию, истребители вышли в атаку на пикирующие бомбардировщики и с дистанции 1500 - 1000 м открыли огонь реактивными снарядами. При сближении с "юнкерсами" до 400 м каждая пара истребителей выбирала себе цель самостоятельно.

Огонь по ведущему Ю-87 открыл А. А. Коваленко. От его меткого огня "юнкерс" перевернулся, от самолета сначала отлетел колпак кабины, а затем он стал разваливаться на части и рухнул на землю в черте города.

Покончив с одним стервятником, Коваленко с дистанции 100 м сзади ударил в хвост второму "юнкерсу" и поджег его.

Тем временем капитан П. И. Орлов с близкой дистанции короткими очередями по мотору и фюзеляжу поджигает еще один Ю-87. Атакой сзади в хвост старший сержант Н. А. Бокий сбивает бомбардировщик, который упал в 10 км северо-западнее Мурманска. Старший лейтенант С. Г. Курзенков атакует Ю-87 при выходе того из пике и с дистанции 100 м тремя пулеметными очередями расстреливает его. Самолет врезается в сопки в 8 км западнее Мурманска.

Отважно сражался в этом бою старший лейтенант Толстиков. С дистанции 100 м он атаковал Ю-87 сверху спереди, выпустив одну длинную очередь, после чего боевым разворотом зашел "юнкерсу" в хвост и опять поймал бомбардировщик в прицел. "Юнкерс" резко пошел вниз со скольжением и пропал из виду. Навстречу Толстикову неслись 2 "мессершмитта". Один из них открыл огонь, но промахнулся и взмыл вверх. Толстиков с дистанции [229] 200 м в свою очередь нажал на гашетки и меткой очередью сбил Ме-110.

Последний "юнкерс" в этом бою атаковал и сбил лейтенант Д. Ф. Максимов. Расправляясь с бомбардировщиком, Максимов не заметил, как "мессер" зашел в хвост его "мигу". На выручку товарищу устремился старший лейтенант Толстиков и с дистанции 50 м снизу двумя очередями поджег Ме-110. Вражеский самолет задымил и стал заваливаться набок. В это время Максимов с дистанции 70 м сверху всадил в него пулеметную очередь. "Мессершмитт" пошел к земле и взорвался.

Уверенно действовали в этом бою и другие летчики-гвардейцы - П. Д. Климов, Д. Ф. Амосов, В. П. Покровский, А. А. Шведов. Наши истребители потерь не имели. Особенно отличился в боях на мурманском направлении 72-й смешанный авиационный полк, которым в 1941 - 1942 гг. командовали Герой Советского Союза майор Г. П. Губанов, майор И. К. Туманов, дважды Герой Советского Союза подполковник Б. Ф. Сафонов.

16 сентября 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом доблесть и мужество 72-й смешанный авиационный полк был награжден орденом Красного Знамени, а капитану Борису Феоктистовичу Сафонову было присвоено звание Героя Советского Союза. Это была первая Краснознаменная часть Северного флота. Через несколько месяцев, 18 января 1942 г., приказом Народного комиссара ВМФ Союза ССР полк был преобразован в гвардейский.

1 мая 1942 г. на летном поле в торжественной обстановке член Военного совета Северного флота дивизионный комиссар А. А. Николаев вручил 2-му гвардейскому Краснознаменному авиаполку гвардейское Знамя.

Командир полка Герой Советского Союза гвардии подполковник Б. Ф. Сафонов, принимая гвардейское Знамя, перед строем личного состава произнес клятву гвардейцев:

"Слушайте нас, великий советский народ, чудесная наша Родина, героическая партия большевиков!..

Мы, сыны твои, склоняем наши головы перед заслуженным в боях гвардейским Знаменем и клянемся, что будем беспощадно драться с врагом, громить и истреблять [230] фашистских зверей, не ведая устали, презирая смерть, во имя полной и окончательной победы над фашизмом.

Мы клянемся с честью пронести победоносное гвардейское Знамя через бури и штормы, через огонь Великой Отечественной войны...

...Жизнью своей клянемся не отступать перед врагом. Легче вырвать из груди наше сердце, чем запятнать честь гвардейского Знамени, овеянного боевой славой летчиков, осененного великим образом Ленина.

За счастье наших отцов и матерей, жен и детей, за великое будущее нашей Родины - вперед и только вперед до полного разгрома врага. Если не хватит патронов в бою - таранить врага! - вот наш боевой девиз.

Пусть содрогается фашистская гадина при встрече с летчиками-гвардейцами!

Смерть немецким оккупантам!"{260}

Верность Отчизне выражалась в делах гвардейцев. За первый год войны полк провел свыше 160 воздушных боев, [231] в которых приняли участие 620 летчиков. От меткого огня североморцев враг потерял 194 самолета. За годы войны в полку выросла славная плеяда воздушных богатырей и среди них дважды Герой Советского Союза Б. Ф. Сафонов, Герои Советского Союза П. Д. Климов, Н. А. Бокий, А. А. Коваленко, С. Г. Курзенков, П. И. Орлов, В. П. Покровский, П. Г. Сгибнев, З. А. Сорокин и многие другие.

К 1943 г. значительно улучшилась на Северном театре военных действий противовоздушная оборона кораблей, баз, аэродромов и других объектов флота. Заметно увеличилась численность истребительной авиации. На вооружение поступили новые типы самолетов: Як-1, Як-7, ЛаГГ-3, импортный "Киттихаук", которые по своим летно-тактическим данным превосходили немецкие истребители.

Таблица 3. Количественное соотношение авиации Северного флота и противника в 1943-1944 гг.{261}
Количество самолетов на 1.07.1943 г. на 1.01.1944 г. на 1.06.1944 г. на 1.10.1944 г.
СФ Пр-к СФ Пр-к СФ Пр-к СФ Пр-к
Всего 185 171 178 12Э 258 56 305 108
В том числе истребителей 104 58 70 58 150 26 159 59

Больше стало огневых средств зенитной артиллерии. Была сформирована и вошла в состав ПВО 6-я истребительная авиационная дивизия. Она состояла из 2, 20, 27 и 78-го истребительных авиаполков. Начальником ПВО флота был назначен авиационный командир полковник Б. Л. Петров, позднее генерал-майор авиации А. Г. Миронов, а затем генерал-майор авиации Н. Т. Петрухин. Значительно улучшилась организация и управление противовоздушной обороной. Кроме того, были расширены аэродромная сеть и служба воздушного наблюдения, оповещения и связи, установлены радиолокационные станции "Пегматит" и "Редут", усовершенствована координация действий ПВО ВВС Красной Армии и Северного флота. [232]

Морская авиация несла ответственность за прикрытие с воздуха объектов главной базы, в том числе города и порта Мурманск и всех внутренних коммуникаций в Баренцевом и Белом морях, а также объектов флота на Новой Земле, в Карском море и на острове Диксон.

Уже к середине 1943 г. создались необходимые предпосылки для завоевания полного господства в воздухе над авиацией противника. Это достигалось методическим уничтожением вражеских самолетов в крупных и ожесточенных воздушных боях, проводимых авиацией Северного флота во взаимодействии с частями ВВС Красной Армии, сражавшимися на Карельском фронте.

Противник лихорадочно изыскивал новые способы боевого применения своей авиации, тщетно пытаясь сохранить былое превосходство в воздухе. Фашистское командование усилило свою авиацию на Севере, перебросив сюда истребительную группу "Гордость Германии", укомплектованную асами.

Если в первые дни войны вражеские бомбардировщики совершали налеты без истребительного прикрытия, затем при усиленном непосредственном сопровождении истребителей, то в 1943 г. совершенно утратилась былая "удаль" фашистских летчиков. Все чаще и чаще они проявляли трусость и покидали поле боя. Менялась их тактика. Вражеские истребители стали появляться на несколько минут раньше своих бомбардировщиков и связывали наши самолеты боем, стараясь оттянуть их от прикрываемого объекта. Бомбардировщики тем временем подходили к цели и с пикирования сбрасывали бомбы, не встречая должного противодействия.

Учитывая новые тактические приемы врага, командующий ВВС флота приказал при отражении налетов выделять несколько групп истребителей, эшелонированных по высотам. Все группы имели устойчивую радиосвязь и располагались в воздухе в пределах видимости.

С появлением немецких самолетов одна группа наших истребителей вступала с ними в бой, другие же выполняли основную задачу - уничтожение бомбардировщиков.

Характерными были два боя - 19 и 29 апреля 1943 г., в результате которых ВВС Северного флота и Карельского фронта прочно завоевали господство в воздухе.

19 апреля по данным радиоразведки и радиолокационной станции около полудня на командном пункте ВВС [233] флота стало известно о пролете трех групп истребителей противника курсом на Мурманск.

В воздух было поднято несколько групп наших истребителей.

Вскоре на командный пункт поступило новое сообщение о подходе к аэродрому на высоте 7500 - 8000 м двух групп самолетов противника.

Командир 6-й истребительной авиадивизии генерал Н. Т. Петрухин приказал "Аэрокобрам" набрать высоту, идти наперехват и атаковать противника. Истребителям "Харрикейн" было приказано находиться строго над прикрываемым объектом.

Через несколько минут с наблюдательных постов сообщили о подходе к аэродрому на бреющем полете трех Ме-109. В воздух взмыли две "Аэрокобры" - пара гвардии капитана П. Д. Климова.

В 12 час. 23 мин. наши истребители обнаружили 8 "Мессершмиттов-109", летящих на высоте 8000 м, а через минуту на высоте 6500 м - третью группу из 4 Ме-109 и 2 ФВ-190.

На сближении с неприятелем наши истребители занимали несколько ярусов по высоте от 5500 до 7500 м. Группы североморцев возглавляли гвардии младшие лейтенанты П. Д. Романов и Н. А. Бокий, гвардии капитан З. А. Сорокин и гвардии старший сержант Назаров.

Бой начали фашистские истребители. На высоте 7500 м со стороны солнца 2 ФВ-190 стали заходить сверху в атаку на самолет П. Д. Романова. Это вовремя увидели Н. А. Бокий и его ведомый А. М. Титов. С дистанции 200 м Бокий выпустил по ведущему группы пушечно-пулеметную очередь. Вражеские самолеты прекратили атаку, один отвернул в сторону солнца, а второй спиралью пошел вниз. Бокий стал проследовать врага и на высоте 1500 м подбил его. "Фокке-Вульф" совершил вынужденную [234] посадку в 8 км от озера Нал-Явр. Пилот с подбитого самолета встал на лыжи и пытался уйти, но был взят в плен нашими солдатами. Летчик оказался известным немецким асом, на счету которого числилось 92 самолета, сбитых в разных странах Европы.

В начале боя капитана Сорокина пытались атаковать 2 Ме-109. Глубоким левым разворотом капитан уклонился от атаки и занял выгодную позицию сзади самолетов противника. "Мессеры" разошлись: ведущий ушел с набором высоты, ведомый стал резко снижаться. Сорокин немедленно спикировал вдогонку и с дистанции 100 м сбил его пушечно-пулеметной очередью.

Гвардии капитан Сгибнев и гвардии старшина Юдин на истребителях "Аэрокобра" возвращались с задания. На волне связи с командным пунктом они услышали разноголосицу воздушной схватки и поспешили в район боя. Сгибнев увидел, что 4 "Аэрокобры" ведут бой с 6 "мессершмиттами". Находясь выше самолетов противника, он с ходу атаковал ближайший "мессер" и сбил его. Затем в паре с Юдиным Сгибнев вел бой с двумя Ме-109.

В конце боя, выполняя поданную по радио команду, наши истребители общим строем организованно преследовали удирающего противника. В итоге было сбито 5 фашистских самолетов. Понесли потери и североморцы: погиб гвардии старшина Юдин, который увлекся атакой, оторвался от строя и был сбит.

29 апреля гитлеровцы пытались взять реванш за поражение 19 апреля. Группа самолетов противника из 6 Ю-88 в сопровождении 6 Ме-109 приближалась к Мурманску, но затем изменила курс и направилась к аэродрому, рассчитывая нанести внезапный удар по самолетам на аэродроме и одновременно атаковать транспорты, [235] стоявшие под разгрузкой в Мурманске. Маневр бомбардировщиков должен был ввести в заблуждение наши истребители, оттянуть их от районов патрулирования и тем самым дать возможность следующим двум группам из 10 Ме-109 нанести удар по самолетам на аэродроме. Об этом замысле позже рассказывали сбитые и взятые в плен немецкие летчики. Однако намерение противника было сорвано дежурными истребителями 6-й истребительной авиадивизии. На высоте 7000 м североморцы обнаружили противника и стремительно ринулись в атаку. Бомбардировщики противника поспешно сбросили бомбы на сопки и на максимальной скорости стали уходить в сторону финской границы. Группам вражеских истребителей также был дан отпор. В ожесточенных воздушных боях, которые происходили в нескольких районах, советские летчики Бокий, Гладков, Будник, Романов и Игнатьев сбили по одному "мессершмитту".

В течение апреля 1943 г. летчики-североморцы провели несколько успешных воздушных боев, в которых уничтожили около 30 самолетов противника.

С потерей превосходства в воздухе интенсивность налетов вражеской авиации уменьшилась почти в четыре раза по сравнению с 1941 - 1942 гг.

5 и 9 октября 1943 г. противник предпринял последние попытки нанести штурмовые удары по североморским аэродромам. В первом налете участвовало 10 и во втором 18 "Фокке-Вульфов-190" и "Мессершмиттов-109". Наши истребители и зенитчики не дали произвести прицельную бомбардировку. На аэродром упали только две бомбы, повредив два самолета. Противник потерял пять самолетов, два из них от огня истребителей.

Военно-воздушные силы Северного флота за годы войны приобрели хорошую тактическую выучку и опыт борьбы с фашистской авиацией. Только в интересах ПВО флота истребительная авиация произвела 17 912 самолето-вылетов, в результате которых североморцы уничтожили 216 самолетов противника{262}.

Над Баренцевым и Белым морями

С первых дней войны противник развернул активные действия на наших северных коммуникациях, главным [236] образом силами подводных лодок и авиации. Надводные же корабли противника действовали эпизодически.

Наши внутренние коммуникации имели четыре направления: Мурманск - Архангельск; Мурманск - Нарьян-Мар; Архангельск - Кемь - Кандалакша - остров Колгуев; Мурманск - Владивосток.

Особенно большое значение имела прибрежная коммуникация Архангельск - Мурманск, которая в значительной мере разгружала, а в отдельные периоды и заменяла единственную на севере Кировскую железную дорогу.

В морях Арктики было оживленно. Грузовые и промысловые суда занимались выполнением плана народнохозяйственных перевозок и улова рыбы. Из Владивостока в Полярное совершали переходы боевые корабли.

В войну возросло значение порта Архангельск. Будучи тыловой базой Северного флота и главной базой Беломорской военной флотилии, он становился портом приемки, через который шел поток грузов из северных районов страны и союзных с нами государств. Обеспечение всех морских перевозок в Белом море возлагалось на Северный флот. За время войны по внутренним коммуникациям было перевезено 1 673 628 т различного груза и 1 172 101 человек.

Основным объектом действий авиации противника была внешняя коммуникация Англия - Советский Союз, проходившая от портов Англии и Исландии через острова Ян-Майен и Медвежий до портов Кольского залива и Белого моря. Важность ее определялась тем, что по ней самым коротким путем из Англии и США в порты Мурманск и Архангельск доставлялись некоторые виды техники и материалов оборонного значения{263}, а из Советского Союза вывозилось промышленное сырье и экспортные товары для союзных стран.

За период войны корабли и авиация Северного флота обеспечили движение 76 английских и американских конвоев с 1463 транспортами и 1152 кораблями охранения. Обеспечение морских сообщений, протяженность которых [237] доходила до 2000 миль, требовало большого напряжения сил и средств.

Перед немецкой авиацией, базирующейся на аэродромы Северной Норвегии и Финляндии, командованием вермахта была поставлена задача топить транспорты и корабли противника на коммуникациях от острова Ян-Майен до Кольского залива и горла Белого моря; систематически наносить бомбовые удары по порту Мурманск, аэродромам и военно-морской базе Полярное, транспортам и военным кораблям, находящимся в Кольском заливе и на переходе морем. Свыше 150 самолетов-разведчиков систематически вели разведку от Шетландских островов на западе до Карского моря на востоке. Личный состав авиационных частей противника имел высокую боевую выучку. Так, 30-я эскадра пикирующих бомбардировщиков Ю-87, прошедшая специальную подготовку, была предназначена только для действий по кораблям и транспортам в море.

Действия немецких летчиков в море порой были довольно эффективными. 30 марта 1942 г. они четыре раза атаковали союзный конвой северо-западнее мыса Нордкап и потопили 3 транспорта и тральщик.

В дальнейшем, несмотря на возраставшую интенсивность налетов вражеской авиации{264}, организация обороны конвоев значительно улучшилась. Фашистская авиация при налетах на конвой встречала мощное сопротивление ПВО кораблей и нашей авиации и несла большие потери. Примером этого может служить обеспечение перехода конвоя союзников с 27 мая по 2 июня 1942 г.

21 мая 1942 г. конвой союзников PQ-16 в составе 34 транспортов и 14 эскортных кораблей вышел из Рейкьявика (Исландия). 24 мая он был обнаружен немецким самолетом-разведчиком, который навел на корабли ударную авиацию. До подхода конвоя на радиус действия нашей авиации противник только с аэродрома Банак нанес 10 ударов и потопил 6 транспортов{265}.

Советское Верховное Главнокомандование приняло необходимые меры для обеспечения проводки каравана судов в Баренцевом море. 36-я авиадивизия авиации дальнего [238] действия в составе 20 самолетов Ил-4 была перебазирована на аэродром флота с задачей систематически разрушать аэродромы Бардуфосс, Свартнес, Тромсё и Гаммерфест. Авиация Северного флота и Карельского фронта должна была нанести серию бомбардировочных ударов по аэродромам Киркенес, Вадсе, Салмиярви, Луостари, Хесуктен. Обеспечение с воздуха входа судов в Кольский залив возлагалось на истребители Пе-3 Северного флота и истребительную авиацию ПВО Мурманска. Руководство всей операцией возлагалось на командующего ВВС Северного флота генерала А. А. Кузнецова.

В течение 27 мая авиация Северного флота и 30-я авиационная дивизия дальнего действия наносила удары по дальним и ближним аэродромам противника на территории Норвегии. Истребители дальнего действия Пе-3 95-го авиаполка вылетали парами на отсечку истребителей противника от бомбардировщиков, перехват вражеских торпедоносцев и на прикрытие перехода союзного конвоя. В течение суток они провели 7 воздушных боев, отразив налет 15 фашистских самолетов, при этом 2 Ю-88 и 1 Ме-109 были сбиты. Кроме того, 10 МБР-2 118-го разведывательного авиаполка (командир майор Н. Г. Павлов) парами производили поиск подводных лодок противника на подходах к главной базе флота.

30 мая в 130 милях северо-восточнее Кольского залива конвой разделился на две группы. Первая группа - 21 транспорт и 16 эскортных кораблей под прикрытием истребителей Пе-3 и "Аэрокобра" последовала в Кольский залив, а вторая - 7 транспортов под охраной эскорта кораблей и самолетов Пе-3 направилась в Архангельск.

Учитывая вероятность налета вражеской авиации в хорошую погоду, а также то, что корабли конвоя втянулись на фарватер и маневр их тем самым был затруднен, командующий ВВС Северного флота приказал максимально усилить прикрытие конвоя. К непрерывно патрулировавшей над кораблями паре самолетов Пе-3 было послано еще 4 истребителя "Томагаук" во главе с командиром 2-го гвардейского авиаполка Героем Советского Союза подполковником Б. Ф. Сафоновым. В группу командира полка вошли майор А. Н. Кухаренко, капитан П. И. Орлов и старший лейтенант В. П. Покровский.

Четверка Сафонова, взлетев в 0 час. 20 мин., взяла курс на остров Кильдин. У острова развернулись на курс 280°. [239]

Перелетев Кольский залив, в районе мыса Сеть-Наволок четверка "Томагауков" повернула в сторону каравана. Майор А. Н. Кухаренко с последнего этапа маршрута вынужден был вернуться из-за неисправности мотора. При подходе к каравану летчики увидели, что с высоты 2000 м 6 "Юнкерсов-88" бомбят корабли.

Подполковник Б. Ф. Сафонов, пропустив первый Ю-88, атаковал второй, когда тот выходил из пикирования. Старший лейтенант В. П. Покровский атаковал с задней полусферы третий "юнкерс". Четвертый "юнкерс" при выходе из пикирования зашел в хвост "Томагауку" Покровского, но сам был в свою очередь атакован капитаном П. И. Орловым.

Фашистские бомбардировщики, атакованные Покровским и Орловым, отвернули влево и со снижением перешли на бреющий полет. Покровский и Орлов стали их преследовать. Подполковник Сафонов продолжал один вести бой с четырьмя Ю-88.

Старший лейтенант Покровский, преследуя "юнкерс", вел огонь до полного израсходования боеприпасов. Наконец, воздушный пират горящим факелом упал в воду. Капитан Орлов на высоте 30 м с дистанции 200 м выпустил 6 очередей по фашисту. У "юнкерса" загорелся левый мотор...

После боя Покровский и Орлов, договорившись по радио, встретились над конвоем, но самолета командира не обнаружили. Внизу на воде горели обломки двух Ю-88. Израсходовав боезапас и имея очень мало горючего, летчики возвратились на свой аэродром.

Подробности воздушного боя гвардии подполковника Б. Ф. Сафонова против четырех "юнкерсов" неизвестны, так как в то время не было больше в воздухе советских самолетов. О ходе боя можно судить по радиопереговорам самого Сафонова с командным пунктом полка и докладам командиров наших эсминцев, входивших в эскорт конвоя.

Связь по радио с командным пунктом Сафонов всегда держал хорошо. И в этот раз он докладывал: "Обнаружил противника, иду в атаку". Затем вскоре после начала воздушного боя передал: "Одного сбил". Через несколько минут сообщил: "Двух трахнул! Бью третьего... Готов третий!" [240]

Наступила пауза. Но через 2 - 3 минуты в эфире на высокой ноте снова зазвучал голос Сафонова: "Бейте их, сволочей! Подбили мне мотор!" Последнее, что передал Сафонов, был сигнал "Ракета", что означало: поврежден мотор, иду на вынужденную посадку. На запросы с командного пункта Сафонов больше не отвечал{266}.

Командир дивизиона эсминцев, эскортировавший конвой, докладывал, что он видел, как один "Томагаук" под углом врезался в воду в стороне от кораблей.

Через несколько минут к конвою подходили 2 Пе-3 под командой майора И. В. Кирьянова. Экипажи наблюдали два тонущих Ю-88, но "Томагаук" обнаружить не могли.

Шестерка "харрикейнов" под командованием старшего лейтенанта Д. И. Синева, вылетевшая для смены группы подполковника Сафонова, в районе острова Кильдин слышала переговоры Сафонова с командными пунктами полка и дивизии. Услышав сигнал "Ракета", Синев запросил Сафонова: "Где вы, как себя чувствуете?", но ответа не последовало.

К месту недавнего боя трех "Томагауков" с шестью Ю-88 подошли 5 Ме-109 и 2 Ме-110. Они тут же были атакованы "Харрикейнами". Снова завязался воздушный бой. Старший лейтенант Д. Ф. Амосов с дистанции 150 м сбил один "мессершмитт", и тот врезался в воду, но и сам был подбит очередью стрелка Ме-110. Амосов совершил вынужденную посадку на воду и был вскоре подобран катером. В том же бою один Ме-110 сбил лейтенант В. П. Пронченко, а одного "мессера" подбил лейтенант П. И. Марков.

В 18 час. 45 мин. 16 Ю-87 под прикрытием 14 истребителей Ме-109 и Ме-110 пытались вновь напасть на конвой. В районе Кильдинского плеса они были встречены нашими истребителями. Самолеты противника в бой не вступили, побросали бомбы в воду, развернулись и поспешно ушли в сторону своих аэродромов.

В течение 30 мая 1942 г. на прикрытие конвоя авиацией флота было произведено 270 самолето-вылетов. В воздушных боях сбито 7 Ю-88 и 2 Ме-109. Североморцы потеряли 1 "Томагаук" и 2 "Харрикейна"{267}. В воздушном [241]

бою над караваном смертью храбрых погиб Герой Советского Союза гвардии подполковник Б. Ф. Сафонов.

Гибель Б. Ф. Сафонова была тяжелой утратой для североморцев. За 11 месяцев войны он совершил около 300 боевых вылетов, лично сбил 25 и в группе 14 самолетов врага. Гвардии подполковнику Сафонову, одному из первых участников Великой Отечественной войны, было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. Его имя стало символом мужества, отваги и беззаветной преданности Родине.

18 июня 1942 г. приказом Народного комиссара ВМФ 2-му гвардейскому смешанному авиационному Краснознаменному полку присвоено имя Б. Ф. Сафонова.

В интересах обеспечения конвоя PQ-16 за период его перехода было произведено 2032 самолето-вылета, из них на долю авиации Северного флота приходится 1198 самолето-вылетов. Североморцы успешно отразили многочисленные попытки врага разгромить конвой. Только один раз шестерке Ю-88 удалось прорваться к транспортам и бесприцельно сбросить бомбы. Конвой в нашей зоне потерь не имел.

В 1943 г. противник значительно активизировал свою деятельность в восточной части Баренцева моря и в Карском море. В этих районах периодически рыскали свыше 20 фашистских подводных лодок. В течение года враг произвел более 450 разведывательных самолето-вылетов. Все это создавало реальную угрозу нашим транспортам в арктическом бассейне. Из 166 проведенных в 1943 г. по этой коммуникации транспортов от немецких подводных лодок и мин погибло 4 транспортных судна, 3 тральщика и 1 спасательное судно.

Ввиду тихоходности противолодочных кораблей, слабого их артиллерийского вооружения, а также малых радиусов действия морской авиации Беломорская флотилия эффективно вести борьбу с врагом была не в состоянии. Наркомат ВМФ обратился в Ставку с просьбой о создании Карской военно-морской базы на острове Диксон, усилении Беломорской флотилии скоростными кораблями противолодочной обороны, а ВВС Северного флота - бомбардировочной, истребительной и транспортной авиацией дальнего действия.

11 мая 1944 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление, которым предусматривалось расширение [242] аэродромного строительства на Севере. Из авиации дальнего действия для формирования разведывательной эскадрильи по обеспечению проводки судов в Арктике Северному флоту выделялись самолеты СИ-47, имеющие дальность полета до 3 тыс. км, снабженные антиобледенительным устройством и автопилотом{268}.

С началом навигации 1944 г. 6 самолетов ДБ-3 и 2 СИ-47 были перебазированы ближе к побережью на выбранные площадки. Самолеты Пе-3 95-го авиаполка (командир подполковник И. А. Ольбек) находились в готовности на аэродроме. Сформировалась авиагруппа (командир полковник Н. К. Логинов). Несколько раньше в состав авиагруппы вошел 22-й разведывательный авиаполк (командир майор П. А. Панков), прибывший с Каспийской флотилии.

Всего в авиагруппе было около 70 самолетов, из них 10 Пе-3. Эти силы морской авиации в разное время использовались для поиска вражеских подводных лодок и противолодочной обороны конвоя в Карских воротах. С их участием успешно осуществлялась проводка ледоколов "Микоян", "Красин", "И. Сталин", переход речных пароходов из Печеры в Обскую губу, обеспечение проводки конвоя PQ-18 из моря Лаптевых в порт Диксон.

Защищая свои коммуникации, ВВС Северного флота одновременно стремились нарушить морские сообщения противника, по которым он снабжал сухопутные войска и авиацию, действовавшие на мурманском направлении, а в Германию вывозил промышленное сырье (железную, медную и никелевую руду). Добыча, например, никелевой руды в Петсамо-Киркенесском районе покрывала 65 - 70% всей потребности Германии в никеле.

Немецкие конвои, идущие за рудой, в основном формировались в портах Тромсё и Нарвик и следовали через промежуточные порты Хаммерфест и Вардё на Киркенес и Лиинахамари.

Наша авиация на морских сообщениях противника действовала на протяжении всей войны. В 1941 г. в этих целях было сделано 533 самолето-вылета, в том числе на разведку - 146, на бомбоштурмовые удары - 287, на сопровождение судов - 100 вылетов. Авиация потопила 2 и [243] повредила 4 транспортных судна, 2 эскадренных миноносца и 1 мотобот.

Удары североморцев стали более результативными с поступлением на флот минно-торпедной авиации и освоением летчиками низкого торпедометания. В сентябре 1941 г. с Балтийского флота прибыли первые три самолета-торпедоносца ДБ-3ф. В марте 1942 г. из промышленности поступило еще 6 ДБ-3ф. Из них в 72-м смешанном авиаполку была сформирована эскадрилья торпедоносцев под командованием капитана Г. Д. Поповича. В июле 1942 г. на флот прибыл 35-й минно-торпедный авиаполк особой авиагруппы в составе 11 самолетов ДБ-3ф (командир майор А. В. Крылов).

К 1 ноября 1942 г. на базе 5-й и 6-й эскадрилий (бомбардировочной и торпедоносной) 2-го гвардейского авиационного Краснознаменного полка Северного флота, 35-го минно-торпедного авиаполка и самолетов "Хемпден", полученных по ленд-лизу, был сформирован 24-й минно-торпедный авиаполк трехэскадрильского состава (командир полка подполковник Н. Н. Ведмеденко){269}. Это позволило уже в 1942 г. произвести 1213 самолето-вылетов с целью нарушения морских сообщений противника и осуществить 9 минных постановок.

К числу первых успешных ударов низких торпедоносцев относится удар двух ДБ-3ф, нанесенный 29 июля 1942 г. в районе Порсангер-фиорда по двум транспортам общим водоизмещением около 20 тыс. т, шедшим в охранении миноносца, 3 сторожевых кораблей и 4 катеров.

Ведущий капитан И. Я. Гарбуз обнаружил конвой с расстояния 20 - 25 км. Торпедоносцы зашли со стороны солнца, снизились и начали сближаться с целью. Гарбуз подал команду: "Разомкнуться, прицеливаться самостоятельно". Целью был избран большой транспорт водоизмещением 15 тыс. т. В 20 час. 10 мин. при отличной видимости цели, как это обычно бывает в полярный день, ведущий пары с высоты 30 м и с дистанции 600 м сбросил торпеду. Почти одновременно сбросил торпеду ведомый летчик старший лейтенант Б. С. Громов. Обе торпеды достигли цели. Удар для врага был неожиданным. Торпедоносцы противник обнаружил на боевом курсе и зенитный огонь открыл с большим опозданием. Экипажи [244] наблюдали попадание торпед в кормовую и носовую части транспорта. Последовали сильные взрывы, огромные столбы воды и дыма взметнулись к небу. Вскоре транспорт затонул.

Заметно активизировалась деятельность нашей ударной авиации с января 1943 г. Этому способствовало пополнение 118-го разведывательного авиаполка и создание на флоте 5-й минно-торпедной авиабригады, переформированной вскоре в дивизию. Командиром дивизии был назначен полковник Н. М. Кидалинский. В ее состав вошли 24-й минно-торпедный авиаполк, 29-й бомбардировочный и 255-й истребительный авиаполки. В июне 1943 г. на флот прибыл 46-й штурмовой авиаполк (командир майор П. М. Михайлов). Вскоре сформировалась 14-я смешанная авиадивизия (командир подполковник А. В. Жатьков) в составе 46-го штурмового, 20-го и 95-го истребительных авиаполков. В июне 1944 г. на Северный флот прибыл с Черноморского флота и был включен в состав 5-й минно-торпедной авиадивизии 36-й минно-торпедный авиаполк (командир Герой Советского Союза майор А. Я. Ефремов).

К середине лета 1943 г. ВВС флота имели в своем составе 619 самолетов, в том числе 94 штурмовика, 34 бомбардировщика, 68 торпедоносцев{270}. На вооружении ударной [245] авиации были самолеты МБР-2, СБ, ГСТ, Че-2, Пе-2, Пе-3, Ил-2, Ил-4 и импортные "Хемпден" и "Бостон".

С введением в строй новых частей и соединений авиация Северного флота перешла к более активным наступательным действиям. Если до 1943 г. большинство воздушных боев происходило над нашей территорией и над союзными конвоями, то теперь борьба в воздухе велась в основном на коммуникациях противника. Авиация становилась основной силой в действиях на морских сообщениях врага. Североморцы стали широко применять крейсерские полеты торпедоносцев, действовать на блокадных линиях (зона Варангер-фиорда), а также производить минные постановки и комбинированные удары по портам, базам и конвоям противника на дальних участках (Вардё, Нарвик) с участием всех родов авиации. При этом авиация тесно взаимодействовала с подводными лодками и надводными кораблями Северного флота.

Овладение новыми типами самолетов, изучение и обобщение опыта действий минно-торпедной авиации, техники бомбометания с пикирования, воспитание у летно-технического состава жгучей ненависти к врагу, любви к Родине, уверенности и смелости в бою - эти и ряд других вопросов были в центре внимания работников политотдела 5-й минно-торпедной авиадивизии (начальник политотдела полковник В. П. Суслов, с 1944 г. - полковник И. М. Комиссаров).

В частях дивизии проводились встречи молодых летчиков с мастерами торпедных и бомбоштурмовых ударов. Капитан Г. Д. Попович из 24-го минно-торпедного авиаполка, первым в полку торпедировавший транспорт противника, поделился опытом противозенитного маневра при выходе на цель. На такую же тему в 29-м бомбардировочном авиаполку выступал коммунист Кобзарь - один из лучших пикировщиков Северного флота. Штурман П. Л. Коломиец рассказал о методике подготовки штурмана к полету.

В 225-м истребительном авиаполку с летно-техническим составом было проведено несколько конференций. Авиаторы изучили "Действия истребителей прикрытия при атаке кораблей противника торпедоносцами", "Действия истребителей при отсечке истребителей противника" и другие вопросы боевого применения истребителей. Подобные встречи и конференции вызывали большую активность [246] участников и положительно сказывались на боевой работе.

Примером роста боевого мастерства североморцев может служить разгром вражеского конвоя 14 - 15 сентября 1943 г. Конвой из 4 транспортов и 22 кораблей охранения прикрывался 16 истребителями. Утром 14 сентября за конвоем было установлено воздушное наблюдение. Днем конвой был атакован подводной лодкой, которая потопила транспорт; вечером по вражеским кораблям нанесли удар 20 штурмовиков 46-го штурмового авиаполка (командир труппы капитан Г. В. Павлов) и потопили 2 транспорта. Наконец на цель были наведены торпедные катера, которые в ночь на 15 сентября потопили последний транспорт. Так в результате комбинированных действий штурмовиков, подводной лодки и торпедных катеров были уничтожены все четыре транспорта конвоя. В воздушном бою противник потерял 13 самолетов, наши потери составили 5 штурмовиков и 3 истребителя.

Достоверно установлено, что в 1943 г. авиация Северного флота потопила 21 транспорт общим тоннажем 58 432 т, 2 судна водоизмещением каждое не менее 100 т и 5 боевых кораблей. Было повреждено 19 транспортов.

Большую часть вражеских транспортов потопила торпедоносная авиация, а повредила - штурмовая. Подводными лодками в 1943 г. было потоплено и повреждено 83 плавединицы.

Родина по достоинству оценила мужество, дисциплину и организованность авиаторов-североморцев. 31 мая 1943 г. 24-й минно-торпедный авиационный полк был преобразован в 9-й гвардейский минно-торпедный авиационный полк (командир гвардии майор В. Ф. Костькин, заместитель по политической части - гвардии майор Г. В. Масленников) .

Личный состав 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка с честью оправдал завоеванное в боях гвардейское звание. От боя к бою росла мощь его ударов по врагу. 20 сентября 1943 г. у мыса Маккёур во время торпедного удара по конвою противника, состоящего из 5 транспортов и 23 кораблей охранения, 7 наших торпедоносцев "Бостон" в охранении 6 истребителей "Аэрокобра", 6 Як-1 и 4 Як-9 (ведущий всех групп - майор В. Ф. Костькин) вели бой с 30 самолетами Me-109 и ФВ-190. В результате торпедоносцами были потоплены [247] 1 транспорт водоизмещением 1200 т и 2 сторожевых корабля. В воздушных боях наши летчики сбили 11 самолетов противника.

Значительно активизировались действия авиации по нарушению морских сообщений противника в 1944 г.

Авиация флота наносила массированные удары по конвоям на переходе морем и в портах. Увеличилось количество крейсерских полетов одиночных самолетов-торпедоносцев в районе западнее мыса Нордкап и небольших групп истребителей-бомбардировщиков на ближних коммуникациях врага.

Наиболее успешно действовали в крейсерских полетах летчики-торпедоносцы С. К. Литвинов, В. Н. Киселев, В. В. Пирогов, П. А. Галкин. Особого внимания заслуживают полеты гвардии старшего лейтенанта Е. И. Францева, который проявлял исключительную настойчивость в поиске цели, а при обнаружении ее действовал напористо, смело и расчетливо. 21 января 1944 г. он потопил немецкую подводную лодку, а 2 апреля - танкер водоизмещением 10 тыс. т. В августе 1944 г. гвардии старший лейтенант Е. И. Францев был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. [248]

В нанесении массированных ударов по вражеским кораблям обычно участвовало несколько тактических групп самолетов: высотные и низкие торпедоносцы, штурмовики и легкие бомбардировщики. Каждая из групп обеспечивалась истребительным прикрытием. Так, в шести ударах, осуществленных в мае - июне 1944 г., участвовало 779 самолетов, в том числе 422 истребителя, 174 легких бомбар- дировщика "Киттихаук", 113 штурмовиков и 70 торпедоносцев.

При ударах по конвоям противника штурмовики и легкие бомбардировщики действовали главным образом по кораблям охранения, подавляли средства ПВО и тем самым облегчали атаку торпедоносцам. Впервые на Северном флоте весной 1944 г. штурмовики стали применять бомбометание топмачтовым способом, что повысило эффективность ударов.

Массированные удары по вражеским конвоям и портам совершались на основе данных разведки. 10 мая 1944 г. экипаж самолета Пе-3 118-го разведывательного авиаполка (летчик старший лейтенант Н. Я. Турков), производя воздушную разведку вдоль побережья Северная Норвегия, в 18 час. 40 мин. на меридиане мыса Сверхольт-клубб обнаружил конвой противника в составе 6 транспортов, 4 эсминцев, 4 тральщиков, 8 сторожевых кораблей и 6 катеров, идущий курсом на восток 10-узловым ходом.

Командующий ВВС Северного флота генерал А. X. Андреев принял решение разгромить конвой. Командирам 5-й минно-торпедной авиадивизии полковнику Н. М. Кидалинскому, 6-й истребительной авиадивизии генерал-майору авиации Н. Т. Петрухину и 46-го штурмового авиаполка майору П. М. Михайлову было приказано нанести удар по конвою противника минно-торпедной авиацией в районе Конгсё-фиорда, штурмовой авиацией - южнее Вардё. Истребители 6-й авиадивизии должны были обеспечивать действия ударной авиации.

В соответствии с решением командующего были созданы тактические группы для нанесения трех ударов.

Первой вылетела на боевое задание группа майора А. Н. Волошина из 6 торпедоносцев Ил-4, 7 легких бомбардировщиков "Киттихаук" и 5 истребителей "Аэрокобра". В 1 час 29 мин. 11 мая в районе Конгсё-фиорда ведущий группы обнаружил конвой противника, известил по [249] радио самолеты группы и пошел на сближение с целью. Торпедоносцы сбросили по кораблям конвоя 6 торпед. Ими был потоплен транспорт водоизмещением 6 тыс. т и поврежден сторожевой корабль. Бомбардировщики "Киттихаук" также сбросили бомбы по транспортам конвоя. Истребительного прикрытия над целью не было. Патрулировавшие над кораблями 2 Me-109 при появлении наших самолетов ушли в сторону берега. Наши самолеты над целью обстреливались сильным огнем зенитных установок кораблей.

Вторая группа майора С. К. Литвинова в составе 4 торпедоносцев "Бостон", 6 бомбардировщиков "Киттихаук" и 10 истребителей "Аэрокобра" по тому же конвою сбросила 8 торпед. Торпедами потоплен сторожевой корабль и поврежден транспорт водоизмещением 6 - 8 тыс. т. "Киттихауки" с пикирования сбросили бомбы по кораблям охранения, после чего обстреляли их пулеметным огнем. Истребители "Аэрокобра" встреч с противником не имели. Третья группа старшего лейтенанта С. С. Рольбина в составе 6 Ил-2, 6 Як-9 и 6 "Киттихаук" в 4 час. 00 мин. в районе Сюльте-фиорда с пикирования нанесла бомбоудар по судам конвоя и потопила сторожевой корабль. Огнем зенитной артиллерии кораблей противника был сбит 1 "Киттихаук" и повреждено 3 Ил-2. При отходе от цели наши истребители прикрытия вели воздушный бой с 16 истребителями Ме-109 и ФВ-190. В этом бою враг потерял 3 "мессершмитта".

За конвоем вели непрерывное наблюдение воздушные разведчики. В 7 час. 15 мин. по радио на командном пункте ВВС флота было получено сообщение: "Конвой проходит Буссе - Сунд". Начальник штаба ВВС флота генерал-лейтенант авиации Е. Н. Преображенский приказал командирам частей срочно создать 5 тактических групп и [250] нанести повторный удар по конвою противника. Одновременно для блокирования близлежащих вражеских аэродромов запрашивалась группа самолетов-истребителей 7-й воздушной армии Карельского фронта.

Всего по конвою североморцы произвели 10 последовательных ударов с общим количеством 217 самолето-вылетов. В результате было потоплено 2 транспорта общим водоизмещением 10 тыс. т, 4 сторожевых корабля, повреждены тральщик, эсминец, сторожевой корабль и 3 транспорта. В воздушных боях сбито 8 Me-109 и 1 БФ-138. 33 истребителя "Аэрокобра" 11-й смешанной авиадивизии 7-й воздушной армии блокировали аэродромы Дуостари и Салмиярви.

Североморцы потеряли 6 самолетов: 1 "Бостон", 1 Ил-2, 3 "Киттихаук" и 1 "Аэрокобра"{271}.

По количеству примененных средств и продолжительности воздействия по конвою этот удар был наиболее мощным по сравнению со всеми ранее проведенными. Конвой подвергался непрерывному воздействию нашей авиации в течение 11 часов. На транспорты конвоя было сброшено 28 торпед. Однако основной цели ударов все же достигнуть не удалось - из 6 транспортов было потоплено только два. Разгрому конвоя помешали сильное артиллерийское противодействие атакующим торпедоносцам с кораблей эскорта и разновременность ударов высотных и низких торпедоносцев. При организации ударов не были предусмотрены штурмовые действия для подавления ПВО кораблей охранения.

В последующие два дня по этим же транспортам, стоящим в порту Киркенес, в течение 6 часов было произведено еще два комбинированных удара. В ударах участвовало 152 самолета: 9 Ил-4, 24 Ил-2, 55 "Киттихаук" в варианте бомбардировщиков и 64 истребителя сопровождения. Кроме того, удар обеспечивали самолеты-истребители 7-й воздушной армии и самолеты-разведчики 118-го разведывательного авиаполка.

Результат двух последних ударов был весьма высоким: потоплены 2 транспорта, лихтер, баржа и сторожевой катер, повреждены 4 транспорта и каботажное судно{272}.

Успешным действиям североморской ударной авиации [251] во многом способствовала хорошо организованная воздушная разведка. Разведкой начинались, сопровождались и заканчивались все боевые действия авиации на коммуникациях противника.

Разведка велась по зонам: в ближних - истребителями, а в удаленных - самолетами Пе-3 и "Бостон". Начиная с 1944 г. разведывательная авиация действовала до параллелей острова Надежды и острова Медвежий на севере, Тромсё и Нарвик - на юге. Количество самолетовылетов на разведку определялось из такого расчета, чтобы вражеские конвои при 8-узловом ходе не смогли пройти незамеченными ни на одном участке коммуникаций.

Только в 1943 - 1944 гг. в Баренцевом море воздушной разведкой был обнаружен 391 конвой врага с общим количеством 4562 плавединицы. Используя данные нашей воздушной разведки, английская авиация нанесла бомбардировочные удары по линкору "Тирпиц" и потопила его{273}.

Всего за период войны на воздушную разведку частями разведывательной и боевой авиации Северного флота произведено 13 272 самолето-вылета{274}.

Большую часть разведывательных полетов выполнили летчики 118-го разведывательного авиаполка. Полк был сформирован в 1939 г. на базе 45-й ближнеразведывательной морской эскадрильи. Много сил, труда и умения приложили его ветераны М. Д. Нижегородцев, В. Н. Васильев, Р. В. Обухов, В. И. Бойко, К. Д. Погодин, В. М. Сечкин, А. З. Стоянов и другие, чтобы научить людей работать в трудных условиях сурового края, подготовить [252] личный состав к грядущей битве с врагом{275}. В годы Великой Отечественной войны воздушные разведчики полка под командованием подполковников В. Н. Васильева, Н. Г. Павлова и С. К. Литвинова совершили немало славных дел.

"Горжусь тем, что я разведчик!" - эти слова Героя Советского Союза капитана Л. И. Елькина стали девизом летчиков полка. Л. И. Елькин прибыл на Север в 1937 г. после окончания авиаучилища. Годы упорного труда по овладению искусством воздушного разведчика: все видеть и быть незамеченным - не прошли даром. За свои 165 боевых вылетов в годы Великой Отечественной войны Л. И. Елькин 40 раз наносил ночные бомбоудары по войскам противника, вел разведку дальних коммуникаций и военных баз противника. В сложных метеорологических условиях под жестоким зенитным огнем Елькин на бреющем полете фотографировал корабли и батареи противника в военно-морской базе Альтен-фиорд, доставлял командованию снимки линкора "Шарнгорст", мастерски обманув при этом шесть "фоккеров", охотившихся за ним.

Под стать Елькину в 118-м разведывательном авиаполку служили талантливые морские разведчики П. П. Маренков, В. М. Самарин, И. Я. Попович, С. К. Литвинов, И. А. Колейников, Герои Советского Союза П. И. Селезнев, Р. М. Суворов, М. К. Вербицкий, Н. Я. Турков, П. С. Шеин.

Боевые действия авиации Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

После разгрома немецко-фашистской группировки под Ленинградом и выхода Финляндии из войны Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед Карельским фронтом и Северным флотом задачу начать подготовку к наступательной операции в Заполярье с целью разгрома фашистских войск и возвращения Советскому Союзу Печенгской области.

Директивой Ставки Северному флоту предписывалось быть готовым к проведению активных операций по захвату [253] баз противника в Варангер-фиорде и к эффективному сосредоточенному использованию всех сил флота против морских перевозок противника вдоль северного побережья Норвегии.

К началу Петсамо-Киркенесской операции Северный флот значительно пополнился кораблями, авиацией и зенитной артиллерией. На 1 октября 1944 г. ВВС флота имели 750 самолетов, значительную часть которых составляли современные машины отечественного производства и частично самолеты, поступившие от союзников. Пополнились средства радиолокации, хотя в них и испытывался еще недостаток.

Летный состав ВВС Северного флота приобрел богатый фронтовой опыт, хорошо освоил наиболее эффективные приемы и способы боевых действий, научился бить врага наверняка, малой кровью. Командиры и штабы научились грамотно оценивать обстановку, правильно планировать, организовывать и управлять боевыми действиями.

Фактически авиация Северного флота к выполнению своих задач приступила еще до начала операции. Начиная со второй половины сентября 1944 г. систематически велась разведка аэродромов, фронтовых и тыловых дорог Северной Норвегии, коммуникаций и портов Баренцева моря.

Утром 18 сентября 8 Ил-2, ведомые майором Д. В. Осыка, совместно с 8 "Киттихаук" под прикрытием 12 истребителей нанесли бомбоштурмовой удар по опорному пункту обороны противника на одной из господствующих высот. В результате штурмовки произошло три взрыва, возник сильный пожар служебного помещения. Летчики уничтожили до роты живой силы противника.

В тот же день вторая группа из 6 Ил-2 во главе со старшим лейтенантом В. М. Скопинцевым и 8 самолетов "Киттихаук", пикируя с высоты 1800 м, нанесли бомбоштурмовой удар по береговой батарее противника в районе мыса Нумерониеми. На цель обрушились 66 фугасных 100-килограммовых бомб, после чего она была обстреляна пулеметно-пушечным огнем. На батарее произошло два сильных взрыва.

3 октября по той же батарее 6 Ил-2 и 6 "Киттихаук" иод прикрытием 4 Як-1 нанесли повторный удар, сбросив 42 бомбы. Истребители прикрытия в районе цели вели [254] воздушный бой с группой Ме-109 и ФВ-190, в ходе которого старший лейтенант Шевченко сбил один "мессершмитт"{276}.

Всего за период подготовки операции авиация флота произвела 2332 самолето-вылета, из них свыше 30% на сухопутном направлении{277}.

7 октября 1944 г. войска Карельского фронта перешли в наступление. Авиация Северного флота во взаимодействии с 7-й воздушной армией 9 октября наносила бомбардировочные удары по артиллерийским батареям и опорным пунктам на мысе Нумерониеми, мысе Крестовый, в районе Лиинахамари и на южных и юго-западных скатах горного хребта Муста-Тунтури. Над полем боя в течение дня произошли 32 воздушные схватки. Наши летчики сбили 37 истребителей и бомбардировщиков противника. Гитлеровцы оказались бессильными противостоять советской авиации{278}.

В Петсамо-Киркенесской операции на Северный флот возлагалось разрешение двух задач:

- на морском направлении

"воспретить эвакуацию войск противника морем через порты Варангер-фиорда на участке Киркенес - Хаммерфест. Уничтожить все плавсредства противника при его попытке уходить морем";

- на приморском направлении

"группой сухопутных и десантных войск Северного оборонительного района{279} в составе двух бригад пехоты с приданными частями, при поддержке и прикрытии авиации и кораблей флота, прорвать западный участок обороны противника на перешейке полуострова Средний. Одновременно, действуя десантом с тыла через Маттивуоно, обойти левый фланг обороны противника и, выйдя на дорогу Титовка - Петсамо в районе горы Расва-Тунтури, прочно удерживая ее, воспретить противнику отвод войск по дороге на Петсамо. [255]

В дальнейшем наступать на Петсамо совместно с частями 14-й армии"{280}.

В соответствии с поставленной задачей, флотом была подготовлена и проведена морская операция под кодовым названием "Вест". План операции "Вест" предусматривал, во-первых, содействие войскам 14-й армии в разгроме немецко-фашистских войск 19-го горного корпуса "Норвегия", стремившегося удержать в своих руках район никелевых разработок и прикрыть отход основных сил Лапландской армии из Финляндии; во-вторых, силами авиации и кораблей флота помешать эвакуации вражеских войск через порты Варангер-фиорда.

Для обеспечения боевых действий войск фронта и кораблей флота привлекались части 5-й минно-торпедной авиадивизии, 14-й смешанной авиадивизии, 6-й истребительной авиадивизии и 118-й разведывательный авиаполк, из состава которых выделялось 275 самолетов: 55 бомбардировщиков, 35 штурмовиков и 160 истребителей{281}. Всего в Петсамо-Киркенесской операции участвовало более 1000 самолетов авиации флота и 7-й воздушной армии{282}.

Командующий ВВС флота в боевом приказе от 3 октября 1944 г. поставил задачи каждому авиационному соединению и отдельной части, определил их организацию и порядок боевого использования. В общем, эти задачи сводились к нанесению бомбоштурмовых ударов по опорным пунктам, батареям, войскам и штабам противника в районе высадки десантов и перед фронтом наступления частей Северного оборонительного района и к уничтожению транспортов и боевых кораблей противника в портах и на коммуникациях, используемых им для эвакуации своих войск и боевой техники.

В основном авиация использовалась в операции с соблюдением принципа концентрации ее усилий на одном операционном направлении с целью достижения успеха при решении основных задач флота.

Для непосредственного содействия войскам Северного оборонительного района была создана авиагруппа в составе 10 Ил-2, 10 "Киттихаук" и 10 Як-1, действовавшая с оперативного аэродрома. В ходе наступления количество [256] самолетов в группе было увеличено вдвое. Действиями группы руководил майор Г. В. Павлов, затем Герой Советского Союза майор Д. В. Осыка. Штаб авиагруппы возглавлял капитан Б. А. Кривоконь.

Управление авиацией флота осуществлялось с командного пункта командующим ВВС генерал-лейтенантом авиации А. X. Андреевым.

Североморские летчики с первых дней операции прочно удерживали господство в воздухе и не позволили авиации противника нанести существенные удары по нашим наступающим войскам.

С рассветом 10 октября авиация Северного флота вела разведку портов Северной Норвегии, коммуникаций в Варангер-фиорде и прифронтовых дорог противника. Лейтенант Аминьев на самолете "Бостон", ведя разведку дальних районов противника, в районе Гамвик атаковал и сбил один БФ-138.

Штурмовики совместно с истребителями в варианте бомбардировщиков под прикрытием истребителей сопровождения наносили бомбоудары по батареям противника в районе Петсамо, Вуоно, по войскам противника в районе Титовка, река Поровара, по плавсредствам в порту Вадсе, Сюльте-фиорде, в районе острова Буге. В районе Сульте-фиорда 6 истребителей "Киттихаук" с бомбами (ведущий капитан В. П. Стрельников) топмачтовым способом атаковали один мотобот и потопили его. В порту Вадсе 12 Ил-2 (ведущий лейтенант Смородин) под прикрытием 14 истребителей "Аэрокобра" потопили 2 БДБ, 10 мотоботов и разрушили склад на причале. В тот же день 17 Ил-2, 6 истребителей "Киттихаук" под прикрытием 17 Як-7б и Як-9 штурмовали отходящие войска противника в районе Лиинахамари и подавили огонь 210-мм батареи, 3 минометных батарей, 9 зенитно-пулеметных точек. Всего за день авиация флота произвела 133 самолето-вылета{283}.

11 октября 56 самолетов 261-й штурмовой и 1-й гвардейской смешанной авиационной дивизии 7-й воздушной армии на аэродроме в районе Печенги уничтожили 15 и повредили 18 вражеских самолетов{284}. [257]

Большую помощь авиация флота оказывала морским десантам. В целях содействия приморскому флангу Карельского фронта Северным флотом в ночь на 10 октября была осуществлена высадка морских десантов на южное побережье губы Малая Волковая, в ночь на 13 октября - в порт Лиинахамари, а на заключительном этапе операции с 18 по 25 октября - на южное побережье Варангер-фиорда. Так, в 01 час 15 мин. 10 октября 1944 г. 63-я бригада морской пехоты и разведотряд Северного флота высадились на южное побережье залива Мааттивуоно и с боями начали обход левого фланга частей противника. Разведотряд в 200 человек под командованием капитана И. П. Барченко-Емельянова имел задачу проникнуть на мыс Крестовый, захватить батареи, прикрывающие подступы к Петсамо-Вуоно, и обеспечить этим самым высадку десанта в Лиинахамари. Отряду удалось захватить две батареи на мысе Крестовом. При этом противник оказал упорное сопротивление и, получив подкрепление на катерах из Лиинахамари, создал угрозу уничтожения десанта. На исходе были боеприпасы и продовольствие. 12 октября капитан Барченко-Емельянов радировал:

"Прошу поддержать авиацией. Без продуктов могу жить три дня, а без боеприпасов не продержаться и несколько часов".

На помощь отряду немедленно вылетели 18 истребителей "Киттихаук" и 19 штурмовиков Ил-2. В течение четырех часов они штурмовали войска и батареи противника на мысе Крестовый. Всего произведено было 43 самолето-вылета. В результате штурмовки авиаторы уничтожили до 400 солдат и офицеров противника, подавили огонь четырех зенитных батарей, подожгли 20 жилых домов и бараков, разрушили причал.

Авиация обеспечила отряд боеприпасами и продовольствием, сбросив контейнеры на парашютах. Особенно отличился при этом член партбюро 118-го разведывательного авиаполка капитан И. А. Колейников. Он точно сбросил в расположение десантников 3 контейнера. Это дало возможность отряду в течение трех суток отбивать атаки, а затем разгромить противника и выполнить свою задачу.

Так же эффективно действовала авиация и при поддержке десанта в Лиинахамари. Накануне высадки воздушной разведкой были обнаружены укрепления и проволочные заграждения на суше и боновые заграждения [258] в заливе. Истребители-бомбардировщики нанесли 10 ударов по обнаруженным целям, в том числе по батареям на мысах Нумерониеми и Ристиниеми, прикрывающим вход в Петсамо-Вуопо, и по 210-мм береговой батарее в Лиинахамари. Летчики произвели 152 самолето-вылета. Ба-тареи временно были выведены из строя.

Не дав противнику опомниться, на берег высадился десант из 660 человек под командованием майора И. А. Тимофеева. Противник встретил десантников контратакой и стал спешно подтягивать резервы. Командир отряда запросил помощи авиации. Несмотря на позднее время, 13 октября 16 самолетов "Киттихаук" и 6 Ил-2 группами по нескольку самолетов вылетели на штурмовку в район селения Паравара и дороги Трифонов Ручей - Лиинахамари. Ими было уничтожено 22 автомашины с войсками, 15 повозок с боеприпасами, 7 автоцистерн, уничтожено до 370 вражеских солдат и офицеров, подожжено 8 домов и подавлен огонь 6 батарей мелкокалиберной зенитной артиллерии{285}. Удар был настолько эффективен, что сопротивление врага было окончательно сломлено. Десант стремительно перешел в наступление, разгромил остатки противника и захватил порт Лиинахамари. Путь на Петсамо был открыт.

В период наступления войск Карельского фронта и войск Северного оборонительного района авиация и корабли Северного флота одновременно действовали на морских сообщениях противника.

В октябре 1944 г. противник начал эвакуировать из Северной Норвегии войска и ценное оборудование рудодробильного завода из района Киркенес. В течение месяца у норвежского побережья в районах Киркенес, Тана- и Лаксе-фиордов было отмечено 60 конвоев и 145 одиночных транспортов. В большинстве своем конвои имели 2 - 3 транспорта и 5 - 6 кораблей охранения.

К срыву морских перевозок противника привлекались все рода авиации, и, по существу, их действия выражались в форме авиационного преследования неприятельских конвоев.

Основными способами действий ВВС на морских сообщениях в период операции являлись массированные и групповые последовательные удары по конвоям на переходе [259] и скоплениям транспортов в портах; крейсерство одиночных самолетов-торпедоносцев в определенных районах моря и небольших групп истребителей-бомбардировщиков на ближних участках сообщений ("свободная охота").

Основным тактическим приемом ударных групп из 4 - 6 самолетов было бомбометание с пикирования, реже применялось топмачтовое бомбометание.

Массированному воздействию авиации подвергались порты, особенно Киркенес и Вардё, с целью нарушения их нормальной работы. Только минно-торпедная авиация произвела 60 самолето-вылетов, в ходе которых по врагу нанесено 11 групповых ударов низкими торпедоносцами. По целям было сброшено 54 торпеды. В результате девяти успешно проведенных ударов было потоплено 20 транспортов и кораблей противника общим водоизмещением 32 100 т и повреждено 3 транспорта водоизмещением 12 тыс. т. Кроме того, совершено 42 крейсерских полета низких торпедоносцев. "Охотниками" потоплены тральщик и 22 транспорта водоизмещением 8 тыс. т. Высотное торпедометание и постановка мин самолетами-миноносцами носили ограниченный характер. Всего на постановку мин было произведено 19 самолето-вылетов, поставлено 15 авиационных мин на подходах к Бек-фиорду и Яр-фиорду.

В период наступления наших войск наиболее успешным ударом ВВС Северного флота по конвою противника был удар, нанесенный 16 октября 1944 г., когда конвой противника был почти полностью уничтожен. В 12 час. 05 мин. экипаж самолета-разведчика 118-го разведывательного авиаполка доложил:

"В районе Бек-фиорда обнаружен конвой в составе 3 транспортов, 2 быстроходных десантных барж, 2 эсминцев, 6 сторожевых кораблей, тральщика и 13 катеров, идущих курсом 350° четырехузловым ходом. Конвой прикрывается 6 Ме-109".

За конвоем было установлено непрерывное наблюдение. Учитывая наличие сильной ПВО конвоя, командующий ВВС Северного флота решил: штурмовой авиацией подавить огонь зенитной артиллерии эскорта, а затем нанести по кораблям ряд последовательных ударов группами низких торпедоносцев.

В 14 час. 30 мин. 12 Ил-2 (ведущие капитан Евдокимов и старший лейтенант Р. М. Суворов) под прикрытием [260] 15 Як-9 с оперативного аэродрома нанесли первый бомбоштурмовои удар по конвою. Был потоплен сторожевой корабль и повреждены транспорт и тральщик В 14 час. 58 мин. 12 Ил 2 (ведущий командир 46-го штурмового авиаполка майор Г. В. Павлов) в сопровождении 8 истребителей "Аэрокобра" в районе Скальнесет - Кибергнес нанесли по конвою второй удар. В результате этого удара было достигнуто прямое попадание бомб в миноносец и потоплены два сторожевых корабля.

В 15 час. 01 мин. у мыса Скальнесет 5 самолетов "Бостон" 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка в варианте низких торпедоносцев (ведущий майор А. Н. Волошин) и 8 истребителей "Аэрокобра" 225-ю истребительного авиаполка (ведущий старший лейтенант Ю. Богданов) обнаружили конвой и потопили транспорт, сторожевой корабль и катер. Через 3 мин. последовал удар пятерки торпедоносцев 36-го минно-торпедного авиаполка (ведущий капитан В. П. Рукавицын) под прикрытием 6 истребителей 255-го истребительного авиаполка (ведущий старший лейтенант Артамонов). По транспорту, тральщику и катерам морским охотникам было сброшено 7 торпед.

В 16 час. 40 мин. 5 торпедоносцев "Бостон" (ведущий капитан В. Т. Волынкин) в районе Кибергнес по тому же конвою сбросили еще 5 торпед. В результате этих ударов потоплены транспорт водоизмещением 1500 т и один катер.

В 15 час. 00 мин. командующий ВВС Северного флота приказал командирам соединений, участвовавших в разгроме конвоя, атаку повторить, сохранив принятый порядок.

Первыми на задание вылетели 6 Ил-2, которые произвели штурмовку кораблей охранения. Вслед за этим последовали удары 5 торпедоносцев "Бостон" 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка (ведущий командир полка гвардии подполковник Б. П. Сыромятников) и 5 торпедоносцев "Бостон" 36-го минно-торпедного авиаполка (ведущий гвардии капитан В. Т. Волынкин). Обе группы торпедоносцев сопровождали 16 истребителей "Аэрокобра" под командованием капитана Калашникова и старшего лейтенанта А. Ф. Власова из 255-го истребительного авиаполка.

Торпедоносцами первой группы у острова Эккерес был [261] обнаружен конвой в составе 3 транспортов и 24 кораблей охранения. Строем фронта со стороны моря торпедоносцы вышли в атаку и с дистанции 600 - 900 м сбросили по целям 11 торпед. Им удалось уничтожить все 3 транспорта, 3 сторожевых корабля, тральщик и 2 катера. Наши истребители в районе цели провели два групповых воздушных боя с истребителями противника "Фокке-Вульф 190" и "Мессершмитт-109". Лейтенанты Е. З. Демидов и Г. А. Дмитрюк сбили каждый по одному Ме-109, а лейтенанты Ю. Лапин, П. Горбаченко и старший лейтенант Старков сбили по одному ФВ-190{286}.

Таким образом, задача разгрома конвоя была выполнена.

Во время удара по конвою героически погиб экипаж командира 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка гвардии подполковника Б. П. Сыромятникова. Самолет командира полка был подожжен снарядами корабельной артиллерии. Загорелся левый, затем правый моторы и крыло. Экипаж не свернул с боевого курса. Следовавшей за ним группе казалось, что на врага летит пылающий [262] факел. Штурман майор А. И. Скнарев наводил горящую машину на самый крупный транспорт, ведомые слышали его четкие команды летчику. Подойдя к цели, экипаж на горящем самолете врезался во вражеский транспорт. Б. П. Сыромятникову, А. И. Скнареву и воздушному стрелку старшему сержанту Г. С. Асееву 11 ноября 1944 г. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

* * *

15 октября 1944 г. 14-я армия во взаимодействии с частями Северного оборонительного района при активпой поддержке кораблей и авиации Северного флота и 7-й воздушной армии штурмом овладела Петсамо, а 25 октября - портом и городом Киркенес. К 1 ноября 1944 г. Печенгская область была полностью освобождена от фашистских захватчиков и ликвидирована сильно укрепленная вражеская стратегическая база в Варангер-фиорде.

Всего за Печенгскую операцию ВВС Северного флота совершили 8907 самолето-вылетов, в том числе для действий на морских сообщениях - 6074 и в интересах сухопутных войск - 1127{287}.

Авиация достоверно потопила 110 различных кораблей и судов противника и свыше 70 повредила, уничтожила около 2000 вражеских солдат и офицеров, 138 автомашин, 14 военных складов. Ею был подавлен огонь 49 батарей, вызвано 29 взрывов и 42 пожара, поставлено более 90 мин, сбито 56 самолетов противника{288}.

В ходе операции личный состав частей и соединений флота проявил высокий моральный дух. Командиры сухопутных частей и соединений неоднократно отмечали успешные и эффективные удары авиации по врагу, благодарили за оказанную им поддержку.

Приказом Верховного Главнокомандующего отличившиеся в боях 6-я истребительная авиадивизия, 46-й штурмовой авиаполк и 2-й гвардейский авиационный истребительный Краснознаменный полк получили почетное на-именование Печенгских, а 5-я минно-торпедная авиадивизия, 9-я гвардейская минно-торпедная авиадивизия, 118-й разведывательный авиаполк и 20-й истребительный авиаполк - Киркенесских. За образцовое выполнение [263] боевых заданий командования 5-я минно-торпедная, 6-я истребительная, 14-я смешанная авиадивизии, 27-й, 78-й истребительные, 46-й штурмовой и 118-й разведывательный авиаполки были награждены орденом Красного Знамени.

Разгром советскими войсками немецко-фашистских оккупантов в Северной Норвегии положил начало освобождению норвежского народа от гитлеровского ига. Патриоты Норвегии активизировали борьбу с оккупантами.

Высадкой десанта в Хольменгро-фиорде закончились наступательные действия Северного флота на сухопутном направлении. Борьба же на морских коммуникациях, главным образом с вражескими подводными лодками, продолжалась до последних дней войны. В 1945 г. авиация Северного флота 459 раз вылетала на поиск вражеских подводных лодок. Самолеты Пе-3, "Бостон", Ил-4 вели поиск днем в 80-мильной полосе от побережья, а самолеты "Каталина", оснащенные радиолокаторами, совершали поиск и ночью. Потеряв 7 подводных лодок от ударов кораблей противолодочной обороны, немцы прекратили подводную войну в Атлантическом и Ледовитом океанах.

* * *

В суровых условиях Заполярья североморская авиация во взаимодействии с кораблями флота, авиацией и войсками Карельского фронта с честью выполнила поставленные [264] перед нею задачи. Военно-воздушные силы флота за время войны совершили 57 203 самолето-вылета с налетом 88 229 часов. В результате боевых действий летчики-североморцы достоверно потопили и повредили 178 различных кораблей и судов и уничтожили 1045 самолетов врага, из них 933 - в воздушных боях; уничтожили также большое количество техники и войск противника. Успех действий ВВС флота был обеспечен напряженной работой тыловых органов, инженерно-авиационной и аэродромной служб. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм два авиаполка были преобразованы в гвардейские, две авиадивизии и 10 авиаполков стали Краснознаменными, 4099 воинов-авиаторов награждены правительственными наградами, 53 крылатым богатырям присвоено звание Героя Советского Союза, а командир 2-го гвардейского Краснознаменного истребительного авиаполка полковник Б. Ф. Сафонов удостоен этого звания дважды. [265]

Дальше