Содержание
«Военная Литература»
Военная история

6. Вспомогательный флот

Роль и значение вспомогательного флота

Современная война потребовала широкого привлечения вспомогательного флота к выполнению боевых операций на морских театpax и использования его для обеспечения ведения войны в целом. Это подтверждается как нашим опытом, так и опытом морских сил союзников.

Цифры показывают значительный рост числа судов, привлеченных к транспортной или вспомогательной службе флотов, по сравнению с тем, что было в соответствующие периоды первой мировой войны. Это является неизбежным следствием некоторых характерных особенностей современной войны, сводящихся к следующему.

1. Неограниченные цели, поставленные фашистскими агрессорами, мечтавшими о мировом господстве, привели к огромным масштабам войны, захватившей почти весь мир, и крайнему ее ожесточению, поскольку было поставлено под угрозу существование многих демократических государств,

2. В свою очередь, масштабы войны и ее ожесточение потребовали напряжения и мобилизаций всех сил и средств стран, участвующих; как в агрессии, тик и в обороне от нее, включая максимальное использование разнообразных видов транспорта и, в частности, морского. Правда, необходимость полного напряжения всех сил и ресурсов не была своевременно понята всеми странами, кроме Советского Союза, но (Обстановка вынудила почти всех участников борьбы последовательно втянуться в большое напряжение.

3. Насыщенность современных вооруженных сил различными видами технических средств борьбы, небывалый рост авиации, танковых и моторизованных частей, механизация тыла современных армий, а также громадный расход боезапаса всех огневых средств (из-за относительного увеличения [126] числа орудий и минометов на одного бойца, повышения скорострельности и увеличения процента автоматического, оружия){75} повлекли за собой увеличение перевозок для снабжения и питания армии, авиации и флота. Развитие моторостроительной, авиационной, танковой, артиллерийской промышленности, предприятий, изготовляющих все виды боезапаса и снаряжения, и одновременное расширение основной индустрии, обеспечивающей оборонную промышленность, вызвали необходимость соответственного расширения добычи и перевозки в небывалых количествах стратегического сырья различной номенклатуры.

Помимо того, организация антигитлеровской коалиции обусловила необходимость обмена оборонными ресурсами между Объединенными нациями{76}. Главным средством этого обмена является морской транспорт.

Увеличившееся значение морских коммуникаций и попытки противника их расстроить (прежде всего подводными лодками и авиацией привели к необходимости защиты транспортов или конвоев всеми современными средствами, в том числе эскортными и сторожевыми кораблями.

Массовое применение мин заграждения новых типов на подходах к портам и базам потребовало создания большого числа тральных флотилий, намного превосходящих своей численностью тральные соединения времен первой мировой войны. [127]

Если большие флоты начинали современную войну 50-100 тральщиками состава мирного времени, то уже через год их было от 500 да 1000. Сo сторожевыми кораблями произошла та же численная метаморфоза: от 50-100 единиц приходилось переходит к тысячам.

Никакая судостроительная промышленность, даже американская, не могла обеспечить в короткий срок удовлетворение такой потребности в специальных судах. Поэтому почти все страны в первое время; прибегли к мобилизации рыболовных траулеров в качестве минных тральщиков и базовых сторожевых судов и использованию паровых и дизельных яхт и малых пароходов (после их вооружения) для конвоирования транспортов. В последующем эти суда на ответственных трассах стали замещаться эскортными миноносцами, корветами и фрегатами специальной постройки, но в связи с тем, что в процессе войны пространства морских опасных зон также расширялись, потребность во вспомогательном флоте не уменьшилась.

5. Возросшая мощь авиации и эффективность ее ударов по базам флота заставили изменить систему базирования в сторону решительного рассредоточения стоянки боевых кораблей. Если позволяют условия театра, сейчас более выгодно корабли, требующие ремонта, направлять в базовые доки и мастерские, а действующие соединения надводных и подводных кораблей держать рассредоточено в мало посещаемых бухтах, в шхерах или в архипелагах, принимая необходимые меры охраны, обороны и маскировки. При этом целесообразно периодически менять места маневренных стоянок, что в свою очередь лучше обеспечивает скрытность действий флота{77}. Такая система базирования потребовала значительного увеличения числа плавбаз, плавмастерских, танкеров и других обслуживающих судов вспомогательного флота.

Соединения советских флотов, также применяющие подобную систему базирования, когда это выгодно по обстановке, кроме того, вынуждены были прибегать к ней в случаях оставления своих штатных баз, временно захваченных противником с суши.

6. Наконец, для современной войны характерно увеличение числа десантных операций на всех театрах войны. [128]

Несмотря на небывалое развитие специального класса десантных судов, численность которых только у наших союзников определяется сейчас десятками тысяч{78}, во всех больших десантных операциях приходится использовать транспорты из состава коммерческого флота. Вот почему современные морские силы не могут существовать без большого вспомогательного флота. Вот почему сейчас почти во всех флотах мира можно видеть вооруженные и специально оборудованные суда в качестве вспомогательных крейсеров, плавучих баз и мастерских, госпитальных судов, минных заградителей, сторожевых кораблей, кораблей ПBО, тральщиков, конвоиров, посыльных судов, десантных и высадочных средств и т. д. и т. д., причем в количествах превышающих те же цифры, относящиеся к предыдущей мировой войне.

Морским силам Советского Союза пришлось пойти по тому же пути почти на всех морях, правда, не в таких масштабах, как в Англии или США, ввиду сравнительно меньших протяжений наших коммуникаций и ограниченности морских театров тоннажа. Помимо транспортов и буксиров военных портов, состоявших в списках боевых флотов мирного времени, было мобилизовано или эпизодически привлекалось к операциям большое число судов морского флота, траулеров Рыбпрома, ледоколов Главного управления Северного морского пути, буксиров и судов речного флота и других гражданских наркоматов, имевших свой тоннаж, причем исполъзовался не только судовой состав, но и мастерские, порты и обеспечивающие службы с соответствующим персоналом.

Мероприятия полностью себя оправдали в процессе ведения войны.

Транспортный и вспомогательный флоты СССР

Когда рассматривается или оценивается боевая деятельность Военно-Морского Флота СССР в отечественной войне, всегда надо помнить, что, взаимодействуя с ним или действуя в его составе, в борьбе с врагом участвуют мобилизованные или военизированные суда морского, промыслового, речного и ледокольного флотов нашего государства, с их опытным и закаленным личным составом.

Если в первые дни войны это мероприятие относилось [129] только к передовым театрам и к незначительной части судового состава, то в последующем оно распространилось почти на все внутренние моря (Белое, Азовское), озера и реки европейской части Советского Союза.

Морской флот Советского Союза решал и решает главным образом транспортные задачи, доставляя в союзные страны наши экспортные грузы и участвуя в подвозе вооружения, промышленного сырья и продовольствия, закупаемого СССР или предоставляемого нам в порядке соглашения об аренде или передаче взаймы.

Одиночным порядком или в составе союзных конвоев советские суда бороздят сейчас почти все моря и океаны земного шара, так как во время войны наши коммерческие взаимоотношения с иностранными государствами значительно расширились.

Независимо от состава придаваемой охраны все суда пришлось вооружить артиллерией и пулеметами для обороны от германских подводных лодок или самолетов. Многие из советских судов уже имеют изрядный боевой стаж, так как они неоднократно подвергались атакам как из-под воды, так и с воздуха. Некоторые из них благодаря мужеству команд и искусству маневрирования капитанов имеют на своем счету сбитые самолеты и потопленные или поврежденные подводные лодки противника.

Другая часть судов морского флота привлекалась, непосредственно к боевым операциям военных флотов - для питания осажденных баз, таких, как Одесса или Севастополь, или для обеспечения эвакуации раненых и гражданского населения из тех же баз и из Таллина, Ганге, Новороссийска и других портов в условиях самого ожесточенного сопротивления морских и воздушных сил врага.

Особое мужество было проявлено командами тех судов, которые непосредственно привлекались к десантным операциям.

Даже плавание в качестве госпитальных судов было сопряжено с большим риском, ибо фашисты, не считаясь ни с какими нормами международного права, атаковывали и топили суда, перевозившие раненых, несмотря на наличие всех внешних знаков, установленных Гаагской конвенцией 1907 г{79}. [130]

Самоотверженная работа моряков отмечена многими боевыми наградами не только советскими, но и полученными от союзных правительств.

Судовой состав рыбной промышленности СССР в значительной своей части влился в соединения военных флотов с первых же дней войны и после соответствующего вооружения и подготовки стал нести боевую службу в системе охраны водных районов баз в качестве сторожевых кораблей, тральщиков, посыльных судов и т. д.

Личному составу траулеров, несущих дозор в суровом Баренцевом море, не приходилось к нему привыкать, так как он годами и с большим напряжением (еще в мирное время) работал здесь, невзирая ни на какую погоду. Теперь потребовалось бдительно следить за горизонтом и за воздухом, уметь отличать на большом расстоянии свои самолеты от немецких, не позволять безнаказанно появляться перископу неприятельской подводной лодки, уметь обращаться со своим вооружением, с германскими минами и своевременно доносить об изменении обстановки.

Не сразу далась вся эта премудрость скромным труженикам моря, но ненависть к врагу, горячее желание принять участие в общей борьбе с захватчиками и морской опыт сделали из них незаменимых бойцов морских вооруженных сил Советского Союза. Теперь на их счету большое количество отконвоированных транспортов, трехгодовая дозорная служба значительное число сбитых и поврежденных немецких самолетов и потопленных подводных лодок.

Часть судов рыбной промышленности, оставаясь в составе промыслового флота, продолжала успешно выполнять план вылова рыбы, нo в уже более сложных условиях военного времени, повседневно рискуя нарваться на мины или стать объектом атаки немецких самолетов и подводных лодок.

Вот что пишет о рыбаках Мурмана секретарь Мурманского обкома ВКП(б) тов. Старостин:

«За время Отечественной войны бомбардировкам и обстрелам подверглись многие рыболовецкие корабли. Были и жертвы, но рыбаки тралового флота и в тяжелую минуту опасности оставались до конца своей жизни верными сынами нашей социалистической родины.

Военные моряки с любовью относятся к рыбакам Мурмана и оказывают им всемерную помощь, охраняя их от фашистских самолетов и подводных лодок. Эта любовь и [131] боевая дружба военных моряков и моряков с рыболовецких судов выросла и окрепла в боях с немецко-фашистскими оккупантами»{80}.

Речной флот СССР частью, влился в боевые речные флотилии, а частично продолжал напряженную транспортную работу на всех внутренних водных системах Советского Союза.

Помимо общего роста объема речного грузооборота, обстановка для работы речников значительно осложнилась, особенно на театре военных действий, где приходилось работать непосредственно на нужды фронта. На Припяти, Днепре, Дунае, Буге, Неве, Свири, Волхове, на Ладожском и Онежском озерах, Беломорско-Балтийском канале им. Сталина и, наконец, на Дону, Кубани и Волге, не считая других речных и искусственных водных путей, речники самоотверженно работали в условиях снятой навигационной обстановки, часто под огнем артиллерии и пулеметов противника, при попытках атак с воздуха и иногда на минированных участках.

При этом надо помнить, что речной флот, отдавший наиболее молодых и сильных своих людей в армию или в боевые флотилии, был укомплектован в значительной мере ветеранами речного транспорта и женщинами. Эти сугубо мирные люди, но горячие советские патриоты не только выполняли и перевыполняли хозяйственные планы и задания военного командования, но и выводили свои суда с бассейнов, временно захваченных противником, и уходили в глубь страны, часто бросая насиженные места и родные дома со всем своим достоянием. Вслед за победоносной Красной Армией они сейчас возвратились на Дон, Кубань, Волхов, Неву и Днепр и с той же энергией работают над восстановлением и ремонтом судов, обстановки, портов, мастерских и причалов, чтобы и впредь помогать нашим наступающим войскам и обеспечивать перевозками восстановление народного хозяйства в районах, пострадавших от рук германских и румынских грабителей.

Ледокольный и транспортный флоты Северного морского пути решали все эти же задачи в полярных районах и на других морских бассейнах, замерзающих зимой. [132]

Особенно тщательно пришлись вооружать и охранять ледоколы, за которыми авиация и подводные лодки противника специально охотились, зная, что они представляют большую ценность для нашего мореплавания в зимних условиях.

Будучи объектами вожделений для немецких и финских летчиков и подводников, ледоколы уже три военные зимы исключительно успешно обеспечивали проводку во льдах боевых кораблей и транспортов с ценным грузом, в необходимых случаях сами превращаясь в войсковые и грузовые суда. Некоторым из них, работающим в Финском заливе, не раз приходилось попадать под огонь береговой артиллерии противника.

Немецкие документы подтверждают тот факт, что противник специально охотится за ледоколами. Так, в цитированном уже нами «Журнале боевых действий» 768 тяжелого артиллерийского дивизиона, захваченном после разгрома немецкой группировки под Ленинградом, имеется такая запись:

«21 декабря 1941 г. при ясной погоде засечками трех пунктов АИР установлено местонахождение ледокола «Ермак». Дивизион обстрелял корректируемым огнем с 10.50 до 11.52 этот большой ледокол. Первые снаряды легли очень далеко. С 13.33 продолжалась стрельба по ледоколу. Наблюдались разрывы в непосредственной близости, однако попаданий не отмечено».

Сейчас мы можем подтвердить, что попаданий действительно не было как в декабре 1941 г., так и позже, вплоть до того дня, когда немцам пришлось поспешно ретироваться и бросить свою тяжелую артиллерию и все документы.

Люди вспомогательного флота

Вопреки всем стараниям врага, ледокольный флот продолжает без потерь решать ответственные задачи, на морских театрах военных действий.

Говоря o роли вспомогательного и транспортного флотов в отечественной войне, надо особо сказать о людях, которые их обслуживают и ими управляют. Если, кадровый военный моряк или приходящие из запаса морской офицер и краснофлотец давали воинскую присягу, обучались и готовились к войне, т. е. физически и морально закалялись для того, чтобы переносить ее тяготы и при этом, не щадя жизни, всю свою волю, энергию и знания направлять на то, чтобы бить и уничтожать врага, то основные кадры вспомогательного флота такой подготовки не имели. \133 \

Хороший боец создается не сразу. Для этого необходима серьезная школа - такая, какой - являются Красная Армия и Военно-Морской Флот. Чем же объяснить тогда, что сотни тысяч этих тружеников в числе которых много пожилых людей и женщин, оказались на высоте своего профессионального и патриотического долга в тех исключительно тяжелых обстоятельствах, с которыми им пришлось встретиться в дни отечественной войны?

Это объясняется тем, что они имели свою школу, которая заключалась в следующем.

1. 26 лет эти люди воспитывались всей советской системой, научившей их любить свою родину, уважать свой труд, беречь народное добро в виде тех судов и плавучих средств, на которых они привыкли работать, перевозя, пассажиров или грузы, добывая рыбу или морского зверя. Они знали, что, выполняя эту работу, становятся активными участниками социалистического строительства. При этом они видели плоды своих усилий в растущей мощи и благосостоянии советского государства.

2. Приказы и призывы Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина, всегда обращенные не только к армии и флоту, но и ко всему советскому народу, ко всем честным труженикам тыла - рабочим, колхозникам, транспортникам, интеллигенции, направляли их разум и волю. Это товарищ Сталин сказал:

«Большую роль в деле помощи фронту сыграл наш транспорт, прежде всего железнодорожный транспорт, а также речной, морской и автомобильный транспорт. Транспорт является, как известно, важнейшим средством связи между тылом и фронтом»{81}.

Это он в самые тяжелые дни учил, что для устранения величайшей опасности для нашего существования "необходимо, чтобы наша армия и наш флот имели деятельную и активную поддержку со стороны всей нашей страны»{81}. [134]

Каждый раз обращаясь к народу, товарищ Сталин, напоминает об этом, говоря о необходимости напрячь все силы для достижения великой, благородной цели - изгнания немецких захватчиков, предостерегая в то же время от успокоения после успехов. Советские моряки неотступно следуют этим призывам вождя с первых дней войны.

3. Что касается профессиональных навыков, то вся жизнь работников советского морского и речного транспорта и промыслового флота была суровой, повседневной школой борьбы с морской стихией, целеустремленной на выполнение производственных планов.

Потомки киевлян, ходивших в IX веке к Босфору и в Средиземное море, новгородцев, водивших свои суда в ганзейские порты, поморов, с незапамятных времен промышлявших морского зверя на льдинах Арктики, мореходов-пионеров Аляски - всегда были отличными моряками. Несмотря на «континентальность» основной части страны, Россия никогда не имела недостатка в хороших моряках, хотя и не всегда снабжала их первоклассными судами.

Когда в 1939 г. по решению правительства об усилении технического флота наших дальневосточных портов из Роттердама в Николаевск-на-Амуре вышла необычная армада землечерпалок, некоторые злопыхатели в иностранной прессе гадали о том, где наши суда потонут - в Атлантичском или Тихом океане. Морская инспекция а Голландии очень осторожно формулировала готовность судов к переходу - "годны для плавания в Россию», делая вид, что речь идет о переходе через Кильский канал в Балтийское море, хотя члены инспекции отлично знали, что суда перебрасываются на Дальний Восток.

27 мая соединение из нескольких судов с низкими бортами рассчитанных на работу в гаванях и на рейдах, водоизмещением всего по 1248 бр.-рег. т, вышло по маршруту: Роттердам, Тринидад, Панамский канал, Гонолулу, Николаевск-на-Амуре. Произведя две перегрузки топлива в океане, и пройдя 13900 миль, землечерпалки прибыли, в порядке к месту назначения 17 августа 1939 г., поставив тем самым своеобразный мировой рекорд. Советские моряки сделали свое дело - без шума и помпы и в то же раньше срока и без потерь.

4. Наконец, сама война явилась школой, которая из мирных [135] речников и рыбаков сделала упорных и стойких бойцов, готовых участвовать на своих сейнерах, траулерах или буксирах в любой рискованной операции, чтобы не только в тылу, но и непосредственно на фронте помогать армии и флоту в изгнании с родной земли неказистого врага.

До сих пор продолжаются попытки своеобразной «эмиграции» моряков с транспортов на бронекатера, с сейнеров на охотники военного флота и в морскую пехоту. Значительное количество их было зачислено в офицеры, старшины и краснофлотцы и стало настоящими военными моряками.

Очевидно, очень чесались руки у советских моряков на германских захватчиков, если ответственная и почетная работа во вспомогательном флоте многих из них не удовлетворяла и они обязательно хотели драться в первых рядах не только на боевых кораблях, но даже в частях морской пехоты. Приходилось искусственно сдерживать это стремление, нарушающее все расчеты, так как дееспособный вспомогательный флот необходим для обеспечения победы.

Много раз происходили своеобразные сцены обид и возмущения, когда при передаче военному флоту соответствующих судов приходилось списывать так называемую «вольную» команду. Вспоминается, например, такой случай: летом 1942 г. старшина Военно-Морского Флота пришел принимать от старого азовского рыбака моторное хозяйство сейнера, предназначенного для участия в очень рискованной операнда в районе Керчи. «Папаша» (так назвал его старшина) принял предложение переждать операцию на берегу как личное оскорбление и категорически отказался сойти с катера, не реагируя на увещевания или приказания. Пришлось оставить его на сейнере, и, когда в последовавшем бою часть военной, команды вышла из строя, старик, сам получивший ранение, довел сейнер до Тамани.

Транспорты или танкеры, приходившие в порт с развороченными палубами или бортами от попаданий неприятельских бомб и торпед, рыболовные траулеры или буксиры, возвращавшиеся из рейса с изрешеченными пулями мостиками, срочно ремонтировались, принимали топливо и грузы и опять уходили в море для выполнения очередного задания. Если судно получало повреждение в море, то ближайший товарищ шел ему на помощь. Если судно погибало, люди, оставшиеся в живых, шли на новые суда или на восполнение убыли на старых. [136]

Характерно что не призванные в состав военных флотов и флотилий промысловые суда работали исключительно напряженно, как часть всего советского тыла. В частности рыбаки Мурмана несмотря на всё трудности военного времени, выполнили годовой план в 1943 г. на 163,9%.

Таковы «будни» вспомогательного флота в этой беспримерно тяжелой войне.

На одном из театров военных действий был случай, когда советский транспорт, атакованный вражеский подводной лодкой, затонул. Команда спаслась на шлюпках. Случайно на этом судне находился офицер британского военного флота, который воспользовался оказией для перехода в следующий порт. Он разделил судьбу экипажа и позже так донес нашему и своему начальству о происшедшем:

«Убедившись в том, что дальнейшие меры, спасения судна уже бесполезны, капитан и команда перешли в шлюпки. Считаю своим долгом отметить, что, несмотря на то, что среди них была одна женщина (уборщица), что дело происходило в полной темноте, а верхняя палуба уже погружалась в воду, - не было заметно никакой суеты и все действия выполнялись спокойно..»

Таковы люди советского вспомогательного флота. [137]

Дальше