Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Тихий «Дон»

Переброска танковых дивизий из 4-й армии Г.Гота на отражение «Малого Сатурна» облегчила развитие наступления советских войск, собранных для отражения деблокирующего удара на котельниковском направлении. Чтобы отступление не превратилось в бегство, в состав LVII танкового корпуса 4-й танковой армии [315] Г.Гота была передана моторизованная дивизия СС «Викинг» из состава 1-й танковой армии. В середине января к ней прибавилась 16-я моторизованная дивизия, закрывавшая ранее стык между группами армий «А» и «Дон». Котельниково было оставлено немецкими войсками уже 29 декабря 1942 г. Перед наступающими 2-й гвардейской и 51-й армиями открылись степные зимние дороги, ведущие из Котельниково прямо на Ростов и Батайск (город к югу от Ростова). В этих условиях советское командование вернулось к идее отсечения путей отхода войск противника, находившихся на Северном Кавказе. Как символ перехода операций на внешнем фронте окружения Сталинграда на качественно новый уровень, 1 января 1943 г. Сталинградский фронт А.И.Еременко был переименован в Южный фронт. Генштаб Красной Армии предложил, чтобы Южный фронт, сосредоточивая главные усилия на ростовском направлении, предусмотрел действия частью сил на Тихорецкую. Захват Тихорецкой отрезал бы кавказскую группировку противника от Ростова и вывел советские [316] войска на тылы 1-й танковой армии немцев. Ставка приняла это предложение, план дальнейших действий войск Южного фронта был утвержден и принят к исполнению.

Одновременно был подготовлен план по отсечению группы армий «А» от переправ в Крым на Таманском полуострове. Этому должна была воспрепятствовать Черноморская группа войск Закавказского фронта своим ударом на Краснодар, Тихорецкую, с выходом навстречу войскам Южного фронта. Северная группа войск должна была своими действиями сковать противника боями на занимаемых им рубежах, не позволить ему оторваться и выскочить из «клещей» Южного и Закавказского фронта. В случае успеха в окружении оказались бы 25 дивизий, что превысило бы численность окруженной в Сталинграде 6-й армии Ф.Паулюса. Операция получила кодовое наименование «Дон».

В свою очередь Гитлер в эти же дни отдал приказ об отводе далеко выдвинутого на запад фланга группы «А» (1-й танковой армии) на участок Пятигорск — Прасковея по реке Куме. Эвакуировать весь Кавказский фронт еще не планировалось. Отход начался 1 января 1943 г. Технически отход 1-й танковой армии на рубеж реки Кума мог быть произведен только постепенно от рубежа к рубежу, чтобы обеспечить вывоз имущества и эвакуацию раненых, находящихся в госпиталях на курортах Кавказа. Для этого требовалось 155 эшелонов (по 20 эшелонов на дивизию). Ввиду низкой пропускной способности железной дороги отход 1-й танковой армии на рубеж реки Кума мог быть выполнен в течение 25 дней. Таким образом, несмотря на принятое решение на отход, у советского командования было время до конца января, чтобы отрезать группу армий «А» на Кавказе.

Наступление Южного фронта.

Несмотря на то что механизированные соединения 2-й гвардейской и 51-й армий понесли большие потери в ходе отражения деблокирующего удара Манштейна в декабре 1942 г., в [317] первые дни января 1943 г. наступление Южного фронта развивалось успешно. Уже 8 января было сломлено упорное сопротивление немцев на левом берегу Дона в районе Зимовники, после чего 2-я гвардейская армия генерал-лейтенанта Р.Я.Малиновского, не встречая сопротивления противника, быстро продвинулась в полосе между Доном и Салом и 10 января своими подвижными соединениями форсировала р. Сал в ее нижнем течении. В последующие дни соединения 2-й гвардейской армии совместно с 51-й армией вели упорные бои, отбрасывая главные силы 4-й танковой армии противника на р. Маныч между ее устьем и Пролетарской. К вечеру 14 января главные силы 2-й гвардейской армии выдвинулись передовыми частями на нижнее течение Маныча, обороняемое лишь отдельными слабыми отрядами противника.

Когда советские войска 14 января атаковали 17-ю танковую дивизию и моторизованную дивизию СС «Викинг», [318] а 28-я армия подошла с востока к Пролетарской, Г.Гот принял решение эвакуировать соединения своей армии за реку Маныч. Понимая важность удержания советских войск на дальних подступах к Ростову, немецкое командование перебросило на это направление 503-й батальон тяжелых танков «тигр» (16 «тигров» и 23 Pz.III с 75-мм короткоствольным орудием) и 2-ю рота 502-го батальона тяжелых танков (9 «тигров» и 10 Pz.III).

Тем временем во исполнение директивы Ставки ВГК о выходе Южного фронта на рубеж Шахты, Новочеркасск, Ростов, Батайск А.И.Еременко сформировал во 2-й гвардейской армии 14 января механизированную группу в составе 3-го гвардейского танкового корпуса, 2-го и 5-го гвардейских механизированных корпусов и 98-й стрелковой дивизии. Командующим механизированной группой был назначен командир 3-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант П.А.Ротмистров. Группа должна была с утра 17 января наступать на Батайск с задачей к утру 18 января захватить Батайск и одним механизированным корпусом — Ростов. Двухдневная задержка между приказом командующего фронтом и датой начала механизированной группы была вызвана необходимостью подать соединениям группы П.А.Ротмистрова горючее. Его предполагалось подать в лучших традициях «блицкрига» — по воздуху, 100 тонн 15 января и 100 тонн 16 января. Одновременно были начаты подготовительные мероприятия для высадки в Батайске воздушного десанта. Однако возможности советской транспортной авиации как для снабжения своих по воздуху, так и для высадки воздушных десантов были весьма скромными.

Пока П.А.Ротмистров ожидал горючего, подвижные соединения армии Г.Гота переправлялись на северный берег Маныча. К 16 января группировка 4-й танковой армии выглядела следующим образом. Моторизованная дивизия СС «Викинг» обороняла окраину Пролетарской. 23-я танковая дивизия обороняла южный берег реки Маныч северо-западнее Пролетарской. 17-я танковая [319] дивизия переправлялась через временный мост у Буденновской и сосредоточивалась на правом берегу реки.

Несмотря на все сложности, командование Южного фронта не оставляло мысли о захвате Батайска тем или иным способом. Вечером 17 января А.И.Еременко приказывает подготовить группу самолетов ПС-84 для выброски примерно 300 парашютистов в районе Батайска. Высадка была запланирована на 19 января. Но трех сотен парашютистов также было совершенно недостаточно для захвата Батайска в условиях действий в этом районе танковых частей и соединений противника, в том числе батальона «тигров». Идея высадки воздушного десанта в Батайске занимала умы командования Южного фронта длительное время, но так и не была реализована.

Соединения механизированной группы П.А.Ротмистрова переправились через Маныч 19 января. Поскольку кризис с горючим не был преодолен, для прорыва на Батайск П.А.Ротмистровым был создан отряд в составе 8 танков T-34 и Т-70, 5 бронемашин, 9 бронетранспортеров и 200 автоматчиков. Возглавил отряд командир 19-й гвардейской танковой бригады гвардии полковник А.В.Егоров. Двигаясь по маршруту Малая Западенка, Красный, Койсуг, отряд перерезал железную дорогу и атаковал город. Однако взять Батайск такими слабыми силами было, конечно же, невозможно. Отряд был встречен огнем, 5 T-34 и 2 Т-70 были сразу же подбиты. Затем последовала контратака. Отряд А.В.Егорова вынужден был занять круговую оборону в районе совхоза имени В. И. Ленина и поселка имени ОГПУ. В течение двух дней отряд вел тяжелые бои в окружении, израсходовав почти все снаряды. В связи с тем что кончалось и горючее, П.А.Ротмистров приказал А.В.Егорову ночью пробиваться на север, организовав навстречу ему удар 3-й гвардейской танковой бригады. Маневр был проведен удачно, и остатки группы соединились с главными силами 3-го гвардейского танкового корпуса. [320]

Войска 51-й и 28-й армий, преследуя противника, 22 января овладели Сальском и выдвинулись на рубеж Красный Маныч — Богородицкое. В последнем пункте была установлена связь с конно-механизированной группой Северной группы войск Закавказского фронта.

24 января Гитлер принял решение, чтобы теперь уже вся 1 -я танковая армия, если это окажется возможным, была отведена через Ростов. Это решение объяснялось тем, что отход на Таманский полуостров выключал армию из борьбы на южном секторе фронта. Напротив, отход через Ростов означал вливание в состав группы армий «Дон» потрепанных, но опытных и боеспособных соединений.

Отход 1-й танковой армии через Ростов вынуждал 4-ю танковую армию Г.Гота продолжать борьбу на подступах к городу. К 23 января 1943 г. LVII танковый корпус, уплотнивший свои боевые порядки в связи с постепенным сокращением фронта, начал переходить в контратаки против группы П.А.Ротмистрова. В это время 3-й танковый корпус насчитывал в своем составе всего 11 танков и был неспособен к активным действиям. В таком же состоянии находились 2-й и 5-й гвардейские механизированные корпуса, имели в строю не более 45—50 танков.

Части механизированной группы П.А.Ротмистрова в течение 24, 25 и 26 января вели упорные бои и понесли большие потери как в личном составе, так и в материальной части и артиллерии. К 30 января танковые соединения 2-й гвардейской армии уже были на последнем издыхании. На эту дату 3-й гвардейский танковый корпус имел в строю 9 танков и 350 человек личного состава, 5-й гвардейский механизированный корпус — 8 танков и 1000 «активных штыков», 2-й гвардейский механизированный корпус — 8 танков и 2000 человек. Четыре отдельных танковых полка в сумме насчитывали 24 танка. [321]

Ослабление подвижных соединений и растяжка линий снабжения привели к медленному развитию наступления Южного фронта. Только 7 февраля 1943 г. соединения 28-й армии завязали бои за Батайск и Ростов. Последний был освобожден 14 февраля, когда уже в полную силу развернулось сражение за Харьков.

Наступление Закавказского фронта.

Северная группа войск готовила наступательную операцию против 1-й танковой армии противника. Перед ней стояла ближайшая задача: наступлением правого крыла разгромить группировку противника, находившуюся в районе Моздок. Главный удар должна была нанести 44-я армия генерал-майора В.А.Хоменко, действовавшая севернее р. Терек. Вдоль правого берега р. Терек должна была наступать 58-я армия генерал-майора К.С. Мель — ника. 9-я армия генерал-майора К.А.Коротеева и 37-я армия генерал-майора П.М.Козлова получили задачу действовать отдельными отрядами в общем направлении на Нальчик. Действовавший на правом фланге Северной группы войск 5-й гвардейский кавалерийский корпус должен был нанести удар в направлении на Прохладный и создать угрозу тылу основных сил 1-й танковой армии противника. 4-му гвардейскому кавалерийскому корпусу приказано было главными силами преследовать противника в общем направлении на Воронцово-Александровское с задачей захватить переправы и плацдарм на левом берегу р. Кума. В дальнейшем корпус должен был преследовать противника в общем направлении на Курсавку, отрезая ему пути отхода в северо-западном направлении. После разгрома моздокской группировки противника Северная группа войск должна была перейти в общее наступление, чтобы не допустить отхода врага на оборонительный рубеж по р. Кума и отбросить 1-ю танковую армию немцев к подножью Главного Кавказского хребта.

Между тем 1 января начался отход главных сил 1-й танковой армии из района Моздока в северо-западном направлении, а в ночь на 3 января начали отходить и [322] части прикрытия этой армии. Отход врага совпал с начавшимся наступлением 44-й армии. Войска Северной группы утром 3 января обнаружили отход противника и начали преследование на всем фронте.

Командующему Закавказским фронтом было приказано организовать преследование 1-й танковой армии врага Северной группой войск таким образом, чтобы основные силы группы и все ее подвижные соединения были на правом заходящем крыле и стремились бы прижать противника к горам. Однако командующий Северной группой войск, несмотря на отход врага, продолжал опасаться его ударов на Грозный и Дзауджикау и длительное время держал главные силы в центре и на левом крыле группы. Поэтому наступление Северной группы войск проходило недостаточно организованно, не с полным напряжением сил и развивалось медленно. При этом на правом крыле группы оно развивалось вдвое медленнее, чем в направлении на Нальчик, Пятигорск. Штабы 44-й и 58-й армий потеряли связь со своими войсками. С 5 по 7 января штаб Северной группы не имел связи с наступавшими на заходящем правом фланге кавалерийскими корпусами и танковой группой под командованием генерала Лобанова, созданной в составе трех танковых бригад, танкового полка и танкового батальона. Последние вместо охвата фланга 1-й танковой армии противника с целью прижать ее к Главному Кавказскому хребту наступали в северо-западном направлении на внешнем фланге стрелковых соединений 44-й армии.

Начальник Генерального штаба 7 января дал указание командующему Северной группой войск И.И.Масленникову объединить 4-й и 5-й гвардейские кавалерийские корпуса и танковую группу в конно-механизированную группу, которую использовать для ударов на путях отхода противника. При этом еще раз было дано указание о том, чтобы на левом крыле Северной группы иметь минимум сил и обратить особое внимание на бесперебойное управление операцией. Но, несмотря [323] на эти четкие указания, группировка сил и средств Северной группы осталась прежней, а конно-механизированная группа под командованием генерал-лейтенанта Кириченко Н.Я. вместо ударов по тылам отходившего противника продолжала наступать в северо-западном направлении на правом фланге 44-й армии. Командующий Северной группой, вместо того чтобы потребовать от войск повышения темпов преследования, 16 января с выходом армий на рубеж Сергиевка, Курсавка, Черкесск решил оставить на этом рубеже 44-ю армию для подготовки обороны. Ставка указала командующему Закавказским фронтом и командующему Северной группой войск на то, что их планы построены на оборонческий лад, не преследуют цели окружения противника, а направлены на выталкивание его из предгорий Кавказа. Ставка потребовала от командующих Закавказским фронтом и Северной группой войск более решительных действий.

На основании этих указаний Ставки конно-механизированной группе было приказано развивать наступление с целью обхода левого фланга 1-й танковой армии врага, а 44-я армия получила задачу преследовать противника в направлении на Ставрополь, Белую Глину.

Но время было упущено. 1 -я танковая армия противника отходила почти беспрепятственно и к вечеру 23 января организовала оборону на рубеже Белая Глина, Ново-Александровская, Армавир, Лабинская, сомкнув у Белой Глины свой левый фланг с отошедшим сюда правым флангом 4-й танковой армии из группы армий «Дон».

Наступление Черноморской группы войск (11—24 января 1943 г.).

В соответствии с директивами и указаниями Ставки ВГК Закавказского фронта во главе с И.В.Тюленевым разработал план наступления Черноморской группы войск. Нанесение главного удара по этому плану возлагалось на 56-ю армию генерал-майора А.А.Гречко, которому традиционно поручались самые сложные задачи на Северном Кавказе. Войска 56-й армии [324] должны были прорвать оборону противника на участке Горячий Ключ, Крепостная, выйти к р. Кубань и овладеть Краснодаром. Затем основные силы Черноморской группы войск должны были развивать наступление в направлении на Тихорецк с целью отрезать пути отхода противника на Таманский полуостров и создать условия для удара на Ростов с юга, чтобы совместно с войсками Южного фронта отрезать пути отхода северокавказской группировке противника в сторону Донбасса, окружить и уничтожить эту вражескую группировку.

Состав 56-й армии планировалось довести до пяти стрелковых дивизий, семи стрелковых бригад, одной танковой бригады, одного танкового батальона, четырех артиллерийских и трех минометных полков усиления; боевые действия армии намечалось поддерживать частями реактивной артиллерии и авиацией 5-й воздушной армии. На первом этапе операции войска 56-й армии предполагалось построить в два эшелона. Первый эшелон ввиду горно-лесистого характера местности и ограниченного количества дорог состоял из двух групп войск: первая группа в составе двух стрелковых дивизий и минометного полка усиления наносила удар западнее Горячего Ключа на участке протяжением в 10 км в направлении на Шенджий и имела ближайшей задачей выйти в район восточнее Краснодара; вторая группа в составе двух горнострелковых дивизий, трех стрелковых бригад, двух артиллерийских и двух минометных полков усиления наносила главный удар на участке протяжением в 6 км из района Крепостной в направлении на Краснодар.

Указанные группировки должны были наступать на участках, удаленных друг от друга на расстояние около 15 км. Второй эшелон армии предполагалось иметь силою до стрелкового корпуса (четыре стрелковые бригады), одной стрелковой дивизии и одной стрелковой бригады и сосредоточить в промежутке между ударными [325] группами первого эшелона с задачей развить успех их наступления.

Ввиду крайне ограниченной дорожной сети в полосе 56-й армии командующий фронтом планировал сосредоточить группу войск в составе стрелкового корпуса (три стрелковые бригады), трех стрелковых дивизий, танковой бригады и танкового полка за правым флангом 47-й армии в своем непосредственном подчинении с задачей при успешном развитии операции 56-й армии нанести удар в направлении на Марьянскую, а в последующем выйти на рубеж р. Челбас и развивать удар в направлении на Кущевскую, Батайск.

После выдвижения 56-й армии на р. Кубань для овладения Краснодаром планировалось выделить две стрелковые дивизии и одну стрелковую бригаду, а главными силами ударной группировки 56-й армии, не дожидаясь овладения городом, наступать в направлении на Кореновскую, Тихорецк и частью сил на Усть-Лабинскую с целью обеспечения ударной группировки армии с востока.

46-я армия и 18-я армия, которой командовал генерал-майор Рыжов А.И., должны были нанести удары на майкопском и белореченском направлениях с целью выхода на р. Кубань. Войска 47-й армии генерал-лейтенанта Ф.В.Камкова должны были прорвать оборону противника в районе Абинской на участке протяжением в 8 км, овладеть Крымской и затем во взаимодействии с морским десантом, высаживаемым в районе Южной Озерейки, овладеть Новороссийском, а в последующем изгнать противника с Таманского полуострова.

Для проведения этой операции состав 47-й армии планировалось довести до четырех стрелковых дивизий, пяти бригад (в том числе одна бригада морской пехоты), трех танковых батальонов, трех артиллерийских полков, одного истребительно-противотанкового артиллерийского полка и восьми дивизионов реактивной артиллерии. Для прорыва обороны врага предполагалось создать ударную группировку в составе двух стрелковых [326] дивизий, трех стрелковых бригад, двух танковых батальонов, трех артиллерийских полков и восьми дивизионов реактивной артиллерии. Большинство сил этой группировки намечалось развернуть в первом эшелоне; во втором эшелоне — одну стрелковую дивизию.

Наступление 56-й армии планировалось на 12 января. Однако артиллерия, предназначаемая для участия в наступлении в составе ударной группировки 56-й армии, не успела полностью сосредоточиться вследствие недостатка дорог, которые к тому же были размыты, особенно на перевалах, непрерывными сильными дождями. К 15 января только у одного Шабановского перевала застряли четыре артиллерийских полка, несколько гаубичных дивизионов и несколько батарей артиллерийских полков дивизий и стрелковых бригад. Все это привело к тому, что фактически артиллерии в 56-й и 47-й армиях оказалось недостаточно для наступления. Так, в 56-й армии к началу наступления могла принять участие всего лишь одна треть артиллерии, что обеспечивало на 1 км фронта прорыва только 20—30 орудий и минометов. При этом больше всего недоставало артиллерии крупных калибров.

Черноморская группа усиливалась тремя танковыми бригадами, пятью отдельными танковыми батальонами и одним танковым полком с общим количеством 316 танков различных марок. Однако по условиям местности танковые части не могли быть использованы при прорыве обороны противника и предназначались лишь для развития успеха; их ввод в бой намечался на 21—23 января.

Авиационное обеспечение войск Черноморской группы возлагалось на 5-ю воздушную армию и частично на авиацию Черноморского флота. Взаимодействуя с наземными войсками, штурмовая и бомбардировочная авиация должна была направлять свои усилия на подавление опорных пунктов противника в районах Горячий Ключ, Ключевая, Калужская, а также наносить [327] удары по коммуникациям врага с целью воспрещения маневра живой силой и техникой.

Основными задачами инженерных войск в период подготовки операции были постройка, ремонт, восстановление дорог и мостов и поддержание их в проезжем состоянии. Большую работу инженерные войска проделали по разграждению, а также по водоснабжению войск. К началу наступления только в полосе действий Черноморской группы было создано 414 пунктов водоснабжения.

Поскольку инженерных частей недоставало, заблаговременно были приняты меры по подготовке команд для разграждения и разминирования. Команды формировались из состава частей и подразделений всех родов войск. Только в стрелковых частях было подготовлено более 270 групп по разминированию взрывных заграждений противника.

Отсутствие пригодных дорог чрезвычайно затрудняло снабжение войск. К тому же войска фронта не располагали достаточным количеством автотранспорта и вьючного транспорта, и командующим армиями приходилось выделять боевые части для подноски на руках боеприпасов с дивизионных обменных пунктов.

Черноморская группа войск, которая должна была наносить главный удар на Закавказском фронте, имела против себя численно превосходящие силы 17-й армии врага. Даже с войсками, перебрасываемыми из состава Северной группы (два стрелковых корпуса и две стрелковые дивизии), которые опоздали к началу операции и прибыли в состав Черноморской группы только во второй половине января, она не имела численного превосходства над противником. Поэтому только на участках прорыва 56-й армии наши войска имели незначительное превосходство над войсками врага в живой силе и минометах. По артиллерии же превосходство было на стороне противника. Почти такое же положение наблюдалось и на участке прорыва 47-й армии.

Вследствие указанных выше причин наступление [328] Черноморской группы войск развивалось очень медленно. 46-я и 18-я армии, начавшие наступление 11 и 12 января в направлениях на Майкоп и Белореченскую, за десять дней продвинулись всего лишь на 10—15 км, а наступление 47-й армии в районе Новороссийска вообще не получило развития. Наносившая главный удар 56-я армия начала наступление только 16 января. К 24 января она вклинилась в расположение противника на глубину в 25—30 км, выйдя частью сил на южные подступы к Краснодару, но развить свой успех армия была не в состоянии, так как ее артиллерия и обозы из-за распутицы отстали от войск.

В общем, к 24 января 1943 г. на южном крыле советско-германского фронта противник был отброшен на рубеж р. Сев. Донец, от района Ворошиловграда до устья, и далее на нижнее течение р. Маныч, Красный Маныч, Белая Глина, Армавир, Лабинская. Врагу удалось сомкнуть фланги групп армий «Дон» и «А» и организовать оборону на сплошном фронт. Начавшееся с большим опозданием наступление Черноморской группы войск не получило достаточного развития вследствие недостатка сил и невозможности в условиях распутицы продвинуть артиллерию и обозы за наступавшей пехотой.

Ставка ВГК директивой № 30024 от 23 января поставила задачу: наступлением смежных флангов Южного фронта и Северной группы войск Закавказского фронта в направлении на Батайск, Азов отрезать пути отхода к Ростову основным силам группы армий «А». Черноморской группе войск Ставка приказала главные усилия сосредоточить северо-восточнее Новороссийска, с тем чтобы ударом на Крымскую и далее на север отрезать пути отхода противнику на Таманский полуостров; одновременно с этим армии правого крыла группы выдвинуть в район Краснодара.

24 января Северная группа войск была преобразована в Северо-Кавказский фронт. Командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант И.И.Масленников. [329] В состав Северо-Кавказского фронта включались войска 9, 37, 44 и 58-й армий, 4-й Кубанский и 5-й Донской гвардейские казачьи кавалерийские корпуса и все остальные соединения и части Северной группы войск, в состав фронта вошла также 4-я воздушная армия.

Немецкое командование, чтобы сдержать наступление советских войск вдоль левого берега Дона на Ростов, было вынуждено в конце января перебросить в район Ростова половину сил 1-й танковой армии (пять дивизий). Это позволило нашим войскам быстро сломить оборону противника между Манычем и Армавиром. К 4 февраля 2-я гвардейская, 51-я и 28-я армии Южного фронта вышли на рубеж Арпачин, Хомутовская, Кагальницкая, а войска правого крыла Северо-Кавказского фронта (конно-механизированная группа, 44-я и 58-я армии) выдвинулись на южные подступы Ростова на рубеж Кагальницкая, Кугей и продолжали беспрепятственное движение к Таганрогскому заливу.

В то же время войска 9-й и 37-й армий, преследуя отходившие вражеские войска, 4 февраля вышли на рубеж Бейсугский лиман, Кореновская, Воронежская.

Таким образом, в ходе наступления не удалось окружить группировку противника, действовавшую в предгорьях Главного Кавказского хребта. Из состава этой группы пять дивизий 1-й танковой армии отошли к Ростову, а остальные силы, отброшенные советскими войсками в район севернее Краснодара, были включены в состав 17-й армии.

Наступление Черноморской группы войск развивалось в крайне неблагоприятных условиях. Непрерывные дожди со снегопадом привели дороги в непригодное состояние. Гужевого и вьючного транспорта не хватало, а автотранспорт мог двигаться лишь по основным дорогам, да и то с большими трудностями. В результате этого войска испытывали недостаток в продовольствии и боеприпасах. Наступление армий Черноморской группы почти не поддерживалось авиацией из-за нелетной погоды. [330]

В ходе операции войска 46-й армии генерал-майора И.П. Рослого и 18-й армии вышли на р. Кубань, а войска 56-й армии достигли рубежа южнее Краснодара. Наступление войск 47-й армии в направлении Крымской и севернее Новороссийска успеха не имело. Армия не смогла прорвать вражескую оборону.

Не увенчались успехом и попытки овладеть Новороссийском путем высадки десанта в районе населенных пунктов Южная Озерейка, Мысхако. Высаженный десант в районе Мысхако ввиду своей малочисленности и безуспешных действий войск 47-й армии взять Новороссийск не смог.

5 февраля 1943 г. 44-я армия и конно-механизированная группа были переданы в состав Южного фронта, который получил новую задачу — овладеть Ростовом, а в последующем наступать на Донбасс. Завершение разгрома немецких войск на Северном Кавказе возлагалось на войска Северо-Кавказского фронта, в состав которого была включена и Черноморская группа войск.

В ходе наступательных операций на Северном Кавказе наши войска в течение января и первых чисел февраля продвинулись на 600 км и освободили от немецких захватчиков огромную территорию. В результате этих операций войскам вражеской группы армий «А» были нанесены большие потери в живой силе и боевой технике. Попытка противника отвести свою северокавказскую группировку к Ростову была частично пресечена. Советские войска, нанеся поражение этой группировке противника, отбросили значительную ее часть в лице 17-й армии в составе 21-й дивизии в низовья Кубани и на Таманский полуостров.

Но замысел операции, сводившийся к тому, чтобы отрезать пути отхода основных сил немецкой группы армий «А» также и на Таманский полуостров, не был осуществлен вследствие недостаточно энергичного выполнения его командованием Закавказского фронта и командованием группами войск этого фронта. Перед войсками Северо-Кавказского фронта в феврале 1943 г. [331] встала задача завершить разгром северокавказской группировки противника и полностью очистить Северный Кавказ от немецких войск.

Краснодарская наступательная операция.

Директивой № 30037 от 4 февраля 1943 г. Ставка ВГК приказала войскам Северо-Кавказского фронта перейти в наступление с целью вытеснения немецких войск с Кубани и Таманского полуострова.

К началу наступления в состав Северо-Кавказского фронта входили 58, 9, 37, 46, 18, 56-я и 47-я армии. Действия войск фронта поддерживали 4-я и 5-я воздушные армии, имевшие в своем составе 462 самолета. Из-за недостатка транспорта, плохой дорожной сети и чрезвычайно растянутых коммуникаций войска фронта нуждались в это время в боеприпасах, горючем и даже в продовольствии.

Перед войсками Северо-Кавказского фронта на рубеже pp. Бейсуг и Кубань до Пашковской и далее по линии Абинская, Новороссийск оборонялась 17-я немецкая армия в составе двадцати одной дивизии (семнадцать пехотных, одна танковая, одна моторизованная и две кавалерийские). Обладая достаточным количеством автотранспорта и имея в своем тылу много хороших дорог, войска противника не испытывали затруднений со снабжением, которое теперь осуществлялось подвозом из Крыма.

В соответствии с указанной директивой командующий Северо-Кавказским фронтом разработал план наступательной операции, по которому главный удар наносился на правом крыле фронта 58-й и 9-й армиями с рубежа Брыньковская, Брюховецкая в общем направлении на Славянскую и Варениковскую. Южнее 37-я армия и войска правого фланга 46-й армии наносили удар с рубежа Дядьковская, Раздольная в общем направлении на Краснодар.

Войска 18-й и 56-й армий должны были наступать южнее р. Кубань в направлении на Троицкую, Варениковскую. Действовавшая на левом крыле фронта 47-я [332] армия своим правым флангом наносила удар в направлении на Троицкую, а частью сил — в направлении на Крымскую.

Одновременно с этим 47-я армия продолжала начатую 3 февраля операцию по охвату с северо-востока новороссийской группировки врага, с тем чтобы во взаимодействии с морским десантом, высаживавшимся в районе Южной Озерейки и Мысхако, разгромить вражескую группировку в районе Новороссийска и освободить город и порт Новороссийск.

Для того чтобы выйти в исходное положение для наступления, отдельным соединениям 58-й и 37-й армий необходимо было совершить 75—120-километровый марш в трудных условиях бездорожья и распутицы. Между тем командование Северо-Кавказского фронта торопилось с наступлением и начало его 9 февраля, не ожидая полного сосредоточения войск в исходных районах. Артиллерия усиления и даже часть войсковой артиллерии отстала на 80—100 км.

В результате этого 58-я и 9-я армии, наносившие главный удар, в течение двух дней не смогли прорвать вражескую оборону. Прорыв был осуществлен лишь 37-й и 18-й армиями, войска которых совместно с частью сил 46-й армии 12 февраля освободили город Краснодар. В результате прорыва фронта севернее и южнее Краснодара противник был вынужден начать отвод своих войск почти на всем фронте 17-й армии на новые оборонительные рубежи. В ходе январских боев только войска 37-й армии взяли в плен 1600 солдат и офицеров противника, захватили большие трофеи. Кроме того, при поспешном отступлении противник вынужден был уничтожить много своей техники: 1431 автомашину, 93 самолета, 23 танка, 104 тягача и другого военного имущества и оружия.

Войска левого фланга 47-й армии, действовавшие в исключительно тяжелых условиях горно-лесистой местности, хотя и нанесли противнику значительные потери в живой силе и технике, однако выполнить поставленной [333] задачи не смогли. Высаженный южнее Новороссийска морской десант овладел плацдармом в районе Мысхако протяженностью по фронту около 7 км и глубиной в 3—4 км, но развить свой успех и освободить Новороссийск, как было уже отмечено выше, не смог. К 4 апреля войска фронта выдвинулись на рубеж Свистельников, восточнее Варениковской, восточнее Крымской, бухта Цемесская. Они закрепились на этом рубеже и начали подготовку к новым наступательным операциям.

В связи со значительным сокращением протяженности фронта после выхода войск Северо-Кавказского фронта к Таманскому полуострову Ставка ВГК вывела из его состава в свой резерв 46-ю и 47-ю армии.

Итоги операции.

Основным эффектом от обороны 6-й армии Паулюса в окружении в Сталинграде в январе 1943 г. было воздействие на коммуникации советских войск на Котельническом направлении. Сидящая в крупном узле железных и шоссейных дорог группировка противника ухудшала условия снабжения наступающих на ростовском направлении армий Южного фронта. Без устойчивого снабжения войска не могли наступать достаточно быстро, чтобы предотвратить отход через Ростов 1-й танковой армии.

Командир 3-го танкового корпуса П.А.Ротмистров, которому было приказано возглавить механизированную группу для броска на Ростов, впоследствии писал:

«...наступил острый кризис в снабжении войск боеприпасами и особенно горючим. Армейские базы находились от нас очень далеко, на расстоянии 350—400 километров, а фронтовые — еще дальше. Они остались на тех же местах, где были, когда существовал еще Сталинградский фронт, и могли использовать для подвоза войскам всего необходимого единственную, и то сильно разрушенную противником, железную дорогу Сталинград — Тихорецк, от которой наш корпус тоже был на большом удалении» (Ротмистров П. А. Стальная гвардия. — М.: Воениздат, 1984. С. 158).

Противник, напротив, приближался к своим базам снабжения. В таких [334] условиях гонка к Ростову уже не могла быть выиграна советскими войсками. Осуществить второе крупное окружение подряд было уже невозможно.

Дальше