Содержание
«Военная Литература»
Военная история

* * *

Это произошло в первую мировую войну. 26 августа (8 сентября) 1914 г. над русским аэродромом в Галиции появился австрийский самолет-разведчик 'Альбатрос'. Чтобы помешать врагу, в воздух поднялся командир 11-го авиаотряда штабс-капитан П. Н. Нестеров. Его самолет был не вооружен. Но это не смутило отважного офицера.

Выдающийся русский летчик-новатор, впервые в истории авиации выполнивший в 1913 г. 'мертвую петлю', давно думал над тем, как превратить летательный аппарат в оружие воздушного боя. Не раз он высказывал предположение и о возможности применения таранного удара. И вот этот момент наступил.

Набрав высоту, П. Н. Нестеров круто спланировал на вражеский самолет. Русский 'Моран' ударил винтом но плоскостям 'Альбатроса', который упал в районе города Жолква (ныне Нестеров Львовской области). Но и Петр Николаевич, совершив первый в мире воздушный таран, геройски погиб.

Уже тогда многие поняли значение воздушного тарана. В приказе ? 106 по 3-й авиационной роте говорилось: 'Слава ему, геройски исполнившему свой долг перед Родиной. Да будет его подвиг всем примером, [3] и да найдет в себе каждый силу поступит; как поступил штабс-капитан Нестеров, если обстоятельства этого потребуют'.

Прошли годы, но воздушный таран как высшая форма проявления мужества и воли к победе не забывался.

Еще до Великой Отечественной войны г небе Испании лейтенант Е. Н. Степанов и капитан Н. П. Жердев уничтожили неприятельские самолеты таранными ударами Е. П. Степанов совершил свой подвиг осенью 1937 г. в ночном полете.

При оказании интернациональной помощи китайскому народу старший лейтенант А. А. Губенко в 1938 г. недалеко от Ханькоу встретил в воздухе два японских истребителя. Ведущего он сбил огнем пулеметов. Продолжая воздушный бой, Антон Губенко израсходовал все патроны и второго японского истребителя таранил винтом.

В воздушных боях над Монгольской Народной Республикой в 1939 г. таранные удары по японским самолетам нанесли лейтенанты В. Ф. Скобарихиy, А. Ф. Мошин, В. П. Кустов, а батальонный комиссар М. А. Ююкин направил свой горящий бомбардировщик на японский дзот. Примечательно, что до начала боев на Халхин-Голе Ююкин был инструктором Николая Гастелло. В период советско-финляндского вооруженного конфликта командир эскадрильи 31-го скоростного бомбардировочного авиаполка капитан К. II. Орлов 11 марта 1940 г. подбитый и загоревшийся самолет направил на скопление живой силы и боевой техники противника. 7 апреля 1940 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

В первые дни Великой Отечественной войны, пользуясь преимуществом внезапности нападения, немецко-фашистская авиация подвергла массированным бомбовым ударам советские войска, ряд городов, железнодорожных станций, аэродромов.

Советские летчики мужественно вступили в смертельную борьбу с противником. Они вели бои до последнего снаряда, до последнего патрона, а когда боезапас кончался, самоотверженно шли на таран. Только за день 22 июня 1941 г. таранный удар совершили 12 отважных воздушных бойцов, а всего в годы Великой Отечественной войны было произведено более 300 огненных и более 400 воздушных таранов.

На весь мир разнеслась весть о самоотверженном подвиге экипажа бомбардировщика 207-го дальнебомбардировочного авиаполка во главе с капитаном Н. Ф. Гастелло, направившим 26 июня 1941 г. свою пылающую машину на колонну фашистской техники. Но как стало известно позднее, во время Великой Отечественной войны это был не первый огненный таран. Еще 24 июня капитан Г. А. Храпай совершил подобный подвиг. На следующий день совершил огненный таран по танковой колонне врага капитан А. II. Авдеев со штурманом П. В. Стреленко.

Советские летчики шли на самопожертвование ради великой цели - защиты социалистической Родины от врага. Они порой гибли, по побеждали. Великая цель, сознание правоты своей борьбы давали им силы [5] идти на самоотверженный подвиг. Именно об этом в свое время говорил В. И. Ленин: 'Во всякой войне победа в конечном счете обусловливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь. Убеждение в справедливости войны, сознание необходимости пожертвовать своею жизнью для блага своих братьев поднимает дух солдат и заставляет их переносить неслыханные тяжести'{1}.

Наши летчики любили жизнь, сражались ради жизни, но обстоятельства иногда складывались так, что они вынуждены были идти на огненный или воздушный таран. Как быть, если в воздушном бою отказали пушки, пулеметы или кончились снаряды, а враг готов нанести удар по нашим войскам, мирным жителям или самолету товарища? В таких ситуациях вражеские летчики выходили из боя. Советские же уничтожали фашистские самолеты собственной машиной. Еще более бескомпромиссная ситуация складывалась, когда самолет получал сильное повреждение в бою и спасение собственной жизни было связано с невыполнением задания идти возможностью попасть в руки противника. И тогда советские летчики позорному плену предпочитали героическую смерть.

Таранные удары не являлись самоцелью. Они совершались при выполнении того или иного боевого задания, являясь неотъемлемой частью общей борьбы советских людей против немецко-фашистских захватчиков. [6]

Случаи применения таранных ударов в настоящем очерке излагаются в хронологической последовательности на фоне общей боевой и политической обстановки на северо-западном и северном направлениях в годы Великой Отечественной войны. В брошюре описываются все известные и подтвержденные документально огненные и воздушные тараны, совершенные летчиками Северного, Ленинградского, Карельского, Волховского фронтов, Краснознаменного Балтийского и Северного флотов.

Дальше