Содержание
«Военная Литература»
Военная история
Автор очерка выражает глубокую благодарность генерал-майору авиации А. Н. Лезину и всем ветеранам 13-й воздушной армии, оказавшим большую помощь материалами и советами в написании книги.

Глава 1.

Пора мужания

На защите Петрограда

В далекое прошлое уходит история Краснознаменной авиации ордена Ленина Ленинградского военного округа. Еще в 1882 г. под Петербургом впервые в мире был построен самолет, созданный замечательным русским ученым и изобретателем Александром Федоровичем Можайским. В Петербурге получил звание военного летчика Петр Николаевич Нестеров, прославивший отечественную авиацию выдающимися подвигами. Он первым в истории авиации теоретически обосновал, а затем выполнил «мертвую петлю», носящую ныне его имя, первым совершил воздушный таран вражеского самолета. Петербург был главным центром самолетостроения в России, подготовки авиационных кадров, проведения различных авиационных состязаний.

Ученые, изобретатели, летчики и авиатехники России внесли значительный вклад в развитие авиации, но прогнивший самодержавный строй душил творческую мысль ученых, не позволял раскрыться замечательным дарованиям русских умельцев.

Только Великая Октябрьская социалистическая революция предоставила широкие возможности для развития советской авиации. Авиация молодой Республики Советов создавалась в условиях ожесточенной борьбы с врагами Советской власти.

Сразу после победы Октябрьского вооруженного восстания контрреволюция перешла в наступление. Бежавший из Зимнего дворца Керенский спешил в Петроград с частями казачьего корпуса генерала Краснова, чтобы восстановить власть буржуазного Временного правительства. К утру 27 октября войска Краснова заняли Гатчину, а вскоре и Царское Село. [6]

Для руководства обороной Петрограда Центральный Комитет партии и Совет Народных Комиссаров создали специальную комиссию во главе с В. И. Лениным. В ночь на 28 октября Владимир Ильич прибыл в штаб Петроградского военного округа, где на совещании с руководящими деятелями Военно-революционного комитета выработал план разгрома контрреволюционных войск. Здесь же он поставил вопрос о том, какую помощь может оказать красногвардейским отрядам авиация.

В соответствии с указаниями В. И. Ленина председатель ВРК Н. И. Подвойский, назначенный главнокомандующим Петроградским военным округом, приказал: "Авиационным частям привести в боевую готовность все боевые аппараты. Четырем аэропланам на рассвете быть на корпусном аэродроме и ждать распоряжений»{1}.

По заданию ВРК 28 октября красные летчики вылетали на разведку. На станции Гатчина они обнаружили железнодорожные эшелоны, из которых выгружались воинские части. О занятии Гатчины контрреволюционными войсками сообщил и прилетевший к вечеру оттуда летчик А. М. Лабренц. В эти же дни с двух самолетов в районе железнодорожных станций Дно, Луга, Белые Струги разбрасывалась агитационная литература над мятежными войсками. По заданию В. И. Ленина летчик В. И. Очкин летал в Псков для установления связи со штабом Северного фронта.

1 ноября 1917 г. революционные войска ликвидировали мятеж Керенского - Краснова. Авиационными частями и учреждениями, расположенными в Петрограде и его окрестностях, непосредственно руководил Военно-революционный комитет. В ноябре 1917 г. в Петрограде был создан орган руководства воздушным флотом - Бюро комиссаров авиации и воздухоплавания. Председателем Бюро стал участник Великой Октябрьской социалистической революции А. В. Можаев. Бюро существовало до образования в декабре 1917 г. Всероссийской коллегии по управлению Воздушным Флотом Республики.

Развернулась работа по организации авиационных отрядов. Они создавались, как правило, на базе авиационных частей старой армии. За два с половиной месяца в Петроградском военном округе было сформировано шесть социалистических авиационных отрядов. Среди первых [7] командиров авиаотрядов были И. Я. Иванов, А. М. Лабренц, М. Савицкий.

Проявляя заботу о развитии авиации, Коммунистическая партия и Советское правительство учитывали особенности этого рода войск. Личный состав авиационных частей старой армии не подлежал демобилизации. Народный комиссариат по военным делам приказал сохранить для трудового народа все авиационные части и школы, сберечь авиационные кадры и имущество.

Руководимые солдатскими комитетами, многие авиационные отряды с огромными трудностями пробивались с окраин в центральные районы страны. Ревельский корпусной отряд, переименованный позже в 6-й социалистический, под обстрелом белогвардейцев вывез большую часть своего имущества в порт, погрузил его на пароход и доставил в Петроград. Благодаря энергичной деятельности Всероссийской коллегии по управлению Воздушным Флотом Республики и солдатских комитетов авиационных отрядов почти весь личный состав и авиационная техника Северного фронта были эвакуированы. В район Петрограда прибыло пять авиационных отрядов.

В тот тяжелый период, когда германские войска, перейдя в феврале 1918 г. в наступление, пытались оккупировать обширные территории Советской России, авиаторы делали все возможное, чтобы спасти авиационную технику для молодой Советской республики. Так, узнав о наступлении немецких войск, мотористы 13-го корпусного авиаотряда, стоявшего под Двинском, под руководством солдатского комитета быстро подготовили самолеты к вылету. Но офицеры-летчики отказались перегонять машины. Только поручик В. Левченко перелетел на «фармане» в Псков, а затем в Петроград. Остальные самолеты и ангары пришлось сжечь.

21 февраля 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял написанный В. И. Лениным декрет-воззвание «Социалистическое отечество в опасности!». Декрет призывал трудовой народ мобилизовать все силы и средства на отпор врагу. Партия и правительство принимают все меры для того, чтобы защитить столицу Советской республики. Петроград и Петроградский военный округ объявлялись на осадном положении, создавался Комитет революционной обороны города во главе с Я. М. Свердловым. [8]

Для борьбы с воздушным противником организуется воздушная оборона Петрограда. Ею руководил штаб, подчинявшийся непосредственно Народному комиссару по военным делам. В эти дни в Петрограде формировался 1-й корпус РККА, в состав которого вводилась и авиация. К 4 марта 1918 г. в нем имелись 1, 2, 3-й авиационные отряды, насчитывавшие 19 самолетов{2}.

Войскам германских империалистов не удалось пройти к Петрограду. Под Псковом, Ревелем и Нарвой Красная Армия оказала им упорное сопротивление. 3 марта 1918 г. с Германией был подписан мирный договор.

Авиаторы Петрограда не только защищали город - колыбель Октябрьской революции, но и помогали отстаивать Советскую власть в других районах страны. 30 декабря 1917 г. 1-й социалистический авиаотряд был направлен из Петрограда на Украину, а затем 2-й социалистический авиаотряд - под Могилев.

Иностранные империалисты не могли примириться с существованием страны, где к власти пришли рабочие и крестьяне. Чтобы ликвидировать первое в мире социалистическое государство, империалисты предприняли военную интервенцию.

В то время когда на севере и востоке Советской России Красная Армия вела тяжелую борьбу с интервентами и белогвардейцами, на территории Эстонии царский генерал Юденич готовил войска для нанесения удара по Петрограду. На рассвете 13 мая 1919 г. главные силы Северного корпуса белых перешли в наступление. 20 мая в руках врага оказались станции Волосово и Кикерино. Над Петроградом нависла серьезная опасность.

В такой обстановке Совет Обороны под председательством В. И. Ленина 17 мая принимает решение об экстренных мерах по организации защиты Петрограда.

В обороне Петрограда активное участие приняла авиация. К этому времени под Петроградом было сосредоточено 17 авиационных отрядов (в том числе 7 морских), имевших 87 самолетов. Отряды были сведены в одну авиационную группу под единым командованием.

В период напряженных боев войск 7-й армии с противником 13 июня 1919 г. на фортах Красная Горка и Серая Лошадь вспыхнул контрреволюционный мятеж. В подавлении мятежа участвовала и советская авиация. 14 июня красные летчики провели разведку восставших [9] фортов, разбросали над ними листовки с обращением Реввоенсовета и воззванием Комитета обороны Петрограда и Петроградской губернии, вели борьбу с аэростатом, c которого корректировался огонь артиллерии мятежников. Вечером 7 гидросамолетов Балтийского флота произвели налет на форт Красная Горка, на который сбросили 864 кг авиабомб, 7 тысяч стрел и большое количество листовок{3}.

Береговая ударная группа советских войск, начавшая 15 июня наступление, во взаимодействии с кораблями Балтийского флота и при поддержке авиации сломила сопротивление мятежников. На следующий день форты сдались. Красногорская операция, таким образом, явилась в истории советского военного искусства первым примером совместных согласованных действий сухопутных войск, морских и воздушных сил.

Вскоре после разгрома мятежников Красная Армия перешла в наступление против войск Юденича. Авиация вела воздушную разведку, действовала по боевым порядкам противника, атаковала белогвардейские бронепоезда, наносила бомбовые удары по аэродромам и железнодорожным узлам. В июле - августе 1919 г. наши авиационные отряды произвели 67 самолето-вылетов, налетав почти 90 часов{4}.

В период напряженных боев Красной Армии с войсками Юденича воздушный противник предпринимал неоднократные попытки бомбить Петроград и Кронштадт. Советская авиация вела с ним решительную борьбу. Летчики, выполнявшие задачи противовоздушной обороны Петрограда, вместе с зенитчиками сбили 4 вражеских самолета{5}. Был нанесен также ряд ударов по местам базирования неприятельской авиации. Морской летчик Е. В. Кузнецов в районе Терийоки обнаружил большой аэродром, с которого неприятельские самолеты совершали налеты на Петроград и Кронштадт. Восемь раз от трех до четырнадцати гидросамолетов и истребителей под командованием А. П. Онуфриева вылетали в тот район и бомбили аэродром. Противник понес значительные потери и вынужден был сменить место базирования{6}.

Потерпев поражение в июле - августе 1919 г., войска Юденича стали готовиться к новому походу на Петроград. 28 сентября они снова перешли в наступление. [10]

Участвуя в борьбе против войск Юденича, авиация 7-й армии и Балтийского флота выполняла разведку, наносила бомбардировочные удары по белогвардейским войскам, по бронепоездам, по английским судам в Копорском заливе, разбрасывала листовки, отражала налеты неприятельских самолетов. Только 19 октября советские летчики произвели 18 самолето-вылетов, подвергнув бомбардировке и пулеметному обстрелу пехоту, бронемашины и базы противника.

Героические действия авиаторов способствовали успеху наземных войск, которые в конце октября перешли в решительное наступление. 7 ноября 15-я армия заняла Гдов, а через неделю 7-я и 15-я армии овладели Ямбургом. В стане белых началось разложение, личный состав стал в массовом порядке переходить на сторону Красной Армии. В декабре 1919 г. армия Юденича отступила на территорию Эстонии, а в конце января 1920 г. прекратила свое существование.

Так авиаторы вносили свой вклад в дело защиты Петрограда от интервентов и белогвардейцев. Вместе с наземными войсками и флотом они отстояли колыбель Великого Октября и изгнали врага с советской земли.

По заветам В. И. Ленина

Гражданская война закончилась полным разгромом интервентов и белогвардейцев. Но мировая буржуазия не оставляла замыслов уничтожить советский строй в нашей стране. Поэтому Коммунистическая партия и советский народ, приступая к мирному социалистическому строительству, не забывали о возможной военной угрозе со стороны империалистических государств.

Наличие постоянной опасности нового нападения империалистических стран на Советскую Родину диктовало необходимость всемерного укрепления наших Вооруженных Сил, составной частью которых являлись Военно-Воздушные Силы.

С окончанием гражданской войны авиация, как и все войска Петроградского военного округа, переходила на мирное положение. Однако вскоре авиаторам пришлось снова вступить в боевые действия.

2 марта 1921 г. в Кронштадте вспыхнул контрреволюционный мятеж, и первоклассная крепость оказалась в руках мятежников. Империалисты, белоэмигранты и контр-революционеры [11] внутри страны и за границей стали пророчить скорую гибель Советской власти. Необходимо было как можно скорее подавить мятеж.

Совет Труда и Обороны под председательством В. И. Ленина объявил Петроград и Петроградскую губернию на осадном положении. Вся полнота власти передавалась Комитету обороны Петрограда. Развернулась активная подготовка к подавлению мятежа.

В Петроградском военном округе к этому времени имелся лишь один авиационный отряд (6 самолетов). 2 марта командующему воздушными силами округа Е. С. Студзинскому была подчинена в оперативном отношении авиация Балтийского флота в составе 16 самолетов. В Петроград с Западного фронта срочно перебрасывались три авиационных отряда, которые были сведены в одну эскадрилью под командованием С. Я. Корфа. Теперь для подавления Кронштадтского мятежа командование могло использовать 40 самолетов. Общее руководство авиацией возлагалось на начальника Воздушного Флота Республики А. В. Сергеева{7}.

Стремясь избежать кровопролития, Реввоенсовет Республики и командующий 7-й армией М. Н. Тухачевский по указанию Советского правительства 5 марта предложили мятежникам сдаться. 50-му авиаотряду было приказано 6 марта разбросать над Кронштадтом листовки. Но с утра подул такой сильный ветер, что самолеты летать не могли. Выполнить задание решили командир отряда Е. А. Турчанович и комиссар Н. И. Васильев. Самолет с трудом выкатили из ангара, развернули против ветра и держали за плоскости до тех пор, пока летчик не дал полный газ. Когда машина оторвалась от земли, порывом ветра ее отбросило назад. Но Турчанович удержал самолет и затем с набором высоты взял курс на мятежную крепость. Короткое расстояние от города до Кронштадта, летя против ветра, они преодолевали почти час, но все же задание было успешно выполнено. Во время приземления самолет сильным порывом ветра перевернуло. К счастью, экипаж отделался легкими ушибами. Командир и комиссар, проявившие мужество, были награждены орденом Красного Знамени{8}.

Когда срок, установленный для капитуляции мятежников, истек, командующий 7-й армией принял решение взять Кронштадт штурмом. [12]

Первый штурм крепости, предпринятый 8 марта, потерпел неудачу. По предложению В. И. Ленина Х съезд РКП (б), проходивший в это время в Москве, выделил из своего состава делегатов, которые выехали в Петроград в распоряжение М. Н. Тухачевского.

Пока наземные войска готовились к новому штурму, авиация продолжала активно действовать. Летчики бомбили корабли «Петропавловск» и «Севастополь», пароходный завод, восточную часть острова Котлин, форты, военную гавань и казармы, вели воздушную разведку.

16 марта наша артиллерия открыла интенсивный огонь по Кронштадту и его опорным пунктам. А в полдень, когда начал рассеиваться туман, на взлет пошли самолеты. Особенно смело действовал летчик В. Шмидт. Несмотря на сильный артиллерийский и пулеметный огонь с линейного корабля, он снизился до высоты 460 м, метко сбросил бомбы и обстрелял корабль из пулемета. Одна бомба разорвалась на палубе «Петропавловска».

Ночью 17 марта части Красной Армии двинулись по льду на Кронштадт. С рассветом начались бои за форты, а затем и за сам город-крепость Кронштадт. Авиация в этот день совершила 33 самолето-вылета и сбросила 86 бомб{9}. Утром 18 марта Кронштадт, все форты и линкоры находились уже в руках Красной Армии.

За время операции летчики произвели 180 самолето-вылетов, сбросили на мятежников почти две с половиной тонны бомб и более 100 кг агитационной литературы. Только на линейные корабли «Севастополь» и «Петропавловск» было сброшено 1120 кг бомб{10}.

Бомбардировки с самолетов не только наносили потери противнику. Они оказывали большое моральное воздействие на него, внося в ряды мятежников панику и деморализацию.

За мужество и героизм многие авиаторы были награждены орденом Красного Знамени и именными ценными подарками. Среди них кроме названных Е. А. Турчановича, II. И. Васильева были Д. Д. Аптипов, С. И. Белозеров, М. А. Волховоинов, П. М. Кулешов, В. Шмидт. С. Я. Корфа наградили вторым орденом Красного Знамени.

Вскоре после подавления Кронштадтского мятежа авиаторам Петроградского военного округа пришлось принять участие в ликвидации вооруженных отрядов, вторгнувшихся [13] осенью 1921 г. с территории Финляндии в Советскую Карелию.

Условия боевой работы для авиаторов сложились исключительно трудные. Самолеты были устаревших конструкций, изношенные, с малым радиусом действия. Стояли сильные морозы c частыми снегопадами и метелями. Чтобы на рассвете вылететь на боевое задание, подготовку машин приходилось начинать с ночи.

Важное значение придавалось воздушной разведке. Но, вылетая на разведку, красные летчики брали с собой бомбы. В условиях лесистой местности с огромным количеством озер эту задачу выполнять было исключительно трудно. К тому же финские лыжные отряды часто меняли свое место и тщательно маскировались. Громоздких обоpов они не имели, перегруппировки совершали в основном ночью. Поэтому обнаружить их было трудно, и летчикам не всегда удавалось выявить новые отряды или подтвердить сведения об уже известных. Тем не менее роль воздушной разведки была исключительно велика, так как при высокой маневренности боевых действий на больших пространствах авиация имела наибольшие возможности для наблюдения за передвижениями финских войск. Одновременно с помощью авиации поддерживалась связь между колоннами советских войск.

Несмотря на трудные условия, наша авиация в основном выполнила возлагавшиеся на нее задачи успешно.

Подавив Кронштадтский мятеж, ликвидировав бело-финскую авантюру в Карелии, войска Петроградского военного округа в 1922 г. перешли на мирное положение. Но по-прежнему в центре внимания Коммунистической партии и Советского правительства было укрепление Вооруженных Сил.

Большое значение придавалось развитию и укреплению авиации.

Несмотря на то что с 1921 г. началось сокращение армии, военно-воздушные силы не только сохранялись в прежнем составе, но даже количественно возрастали. Это соответствовало решениям Х съезда РКП (б), в резолюции которого указывалось на необходимость обратить исключительное внимание на все специальные технические части, в том числе авиационные.

В результате мер, принятых партией и правительством, в стране создавалась авиационная промышленность, конструировались [14] новые отечественные самолеты, формировались авиационные части и подразделения.

В феврале 1922 г. на базе 1-го истребительного дивизиона, прибывшего с Кавказа, и 3-го истребительного дивизиона была образована 1-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья. В состав 3-го истребительного дивизиона входил бывший 11-й корпусной авиаотряд, которым ранее командовал выдающийся русский летчик П. Н. Нестеров. Формированием эскадрильи руководил герой гражданской войны А. Т. Кожевников. Он стал и первым ее командиром. К осени 1922 г. 1-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья представляла собой наиболее подготовленную авиационную часть в Петроградском военном округе.

С целью приобретения опыта переброски группы истребителей на большое расстояние в сентябре 1922 г. 1-я отдельная авиационная эскадрилья осуществила перелет из Петрограда в Москву с посадками на промежуточных аэродромах в Боровичах и Твери. Группу из 17 самолетов типа «Фоккер Т- VII» возглавлял А. Т. Кожевников. Из-за плохой погоды перелет продолжался четыре дня. Авиаторов 1-й авиаэскадрильи приветствовали члены Советского правительства. Затем летчики продемонстрировали над московским аэродромом свое мастерство в технике пилотирования. Обратный путь удалось преодолеть за два дня.

Этот первый в истории советского воздушного флота групповой перелет показал большие возможности авиации.

Как лучшая авиационная часть в Ленинградском военном округе, (Петроградский военный округ 1 февраля 1924 г. переименован в Ленинградский военный округ, авт.) 1-я истребительная авиаэскадрилья в 1924 г. была выделена для участия в Первомайском параде в Москве. Вместе с эскадрильей имени Ф. Э. Дзержинского ленинградские летчики впервые образовали над Красной площадью из самолетов дорогое всем слово «Ленин». Группу самолетов в полете возглавлял П. С. Шелухин.

В 1924-1925 гг. в Красной Армии проводилась военная реформа. Несмотря на переход к смешанной территориально-кадровой системе военного строительства, авиационные [15] части оставались кадровыми. В этот период все авиационные и воздухоплавательные части, базы и учреждения ВВС Ленинградского военного округа были реорганизованы по новым штатам. На основании приказа Реввоенсовета СССР в 1924 г. морская авиация вышла из подчинения начальника ВВС округа и получила право самостоятельной организации{11}.

Как и во всех Вооруженных Силах СССР, в авиации вводилось единоначалие. На должности командиров выдвигались люди, хорошо зарекомендовавшие себя в боевой и политической подготовке. В авиацию приходили командиры с высшим военным образованием из сухопутных войск. В части прибывали молодые летчики из авиационных школ. Укреплялись партийные организации авиационных частей.

В сентябре 1924 г. авиационные отряды объединяются в эскадрильи. Они формировались по родам авиации - разведывательные, истребительные, штурмовые, легко-бомбардировочпые и тяжелобомбардировочные. При стрелковых и кавалерийских корпусах создавались отдельные авиационные отряды, называвшиеся корпусными. К январю 1926 г. в состав ВВС округа входили: 1-я отдельная истребительная, 7-я отдельная разведывательная, 1-я отдельная тяжелая эскадрильи, 1-й и 41-й отдельные авиационные отряды и 3-я подвижная база. В них насчитывалось 47 самолетов. Характерно, что из 25 исправных самолетов 15 были уже новых отечественных конструкций Р-1 и Р-2{12}.

В 1926 г. ВВС Ленинградского военного округа переходят на новую организационную структуру - авиационные эскадрильи объединяются в авиационные бригады, формируются новые авиационные части. Созданные в конце 1926 г. 1-я и 3-я авиационные бригады объединили все авиационные части округа. Комплектование бригад личным составом закончилось только к лету 1928 г.

Авиационной техники вначале было мало. Но в результате успешно осуществляемой советским народом под руководством Коммунистической партии индустриализации страны, бурного развития авиационной промышленности военно-воздушные силы Ленинградского военного округа быстро перевооружались на самолеты отечественного производства. [16]

Постепенно преодолевалась сезонность в учебно-боевой подготовке авиационных частей. Летчики округа осуществили ряд сложных перелетов, во время которых приобретался большой опыт самолетовождения в различных метеорологических условиях, испытывались новые отечественные самолеты.

В феврале 1926 г. был выполнен групповой перелет военных летчиков по маршруту Ленинград - Смоленск - Ленинград. Три летчика во главе с П. Л. Павлушевым на самолетах типа «Фоккер Д-ХI » вылетели 24 февраля, и вторая тройка на отечественных самолетах Р-1, возглавляемая И. А. Назарчуком, - 25 февраля. Почти весь маршрут проходил в сложных метеорологических условиях, приходилось делать вынужденные посадки, ремонтировать технику. В первой группе весь маршрут успешно преодолел лишь один Павлушев, во второй - Назарчук и Янышевский. Однако цель перелета была достигнута. Летчики получили практику в осуществлении больших перелетов в трудных условиях. Было также доказано, что отечественные самолеты Р-1 не уступают иностранным машинам по летно-тактическим данным, а по некоторым и превосходят их. Командование ВВС округа также сделало необходимые выводы по организации и обеспечению перелетов.

В 1924 г. в 1-ю истребительную авиационную эскадрилью прибыл для прохождения службы Валерий Павлович Чкалов. Уже тогда молодой талантливый летчик отличался смелостью, неиссякаемой энергией, творческим подходом к летной работе. Валерий Павлович настойчиво учился, совершенствуя технику пилотирования и боевое мастерство. Однажды во время тренировочной стрельбы по воздушным шарам у него отказал один пулемет, а во втором кончились патроны. Тогда Чкалов по примеру П. Н. Нестерова таранил шар винтом самолета.

В этом полете ярко проявились замечательные качества выдающегося летчика: сила воли, настойчивость, чувство ответственности за порученное дело, высокое летное мастерство.

В десятую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции В. П. Чкалов участвовал в воздушном параде в Москве. Его пилотаж привел в восхищение зрителей и был высоко оценен Советским правительством. Нарком по военным и морским делам К. Е. Ворошилов [17] в приказе отметил успехи Чкалова в полетах над Красной площадью. «За особо выдающиеся фигуры высшего пилотажа» он был награжден денежной премией{13}. В приказе наркома поощрялись и другие летчики 1-й истребительной авиаэскадрильи, принимавшие участие в воздушном параде. В день десятой годовщины Красной Армии - 23 февраля 1928 г. за боевые заслуги в годы гражданской войны эскадрилья была награждена орденом Красного Знамени.

Военно-воздушные силы Ленинградского военного округа принимали участие во всех маневрах войск округа. В июне 1928 г. было проведено двухдневное специальное учение, ставшее хорошей проверкой воздушно-химической обороны Ленинграда. Руководил учением командующий Ленинградским военным округом М. Н. Тухачевский. На учение в город прибыли представители Штаба РККА и других военных округов страны. За ходом учения следил С. М. Киров. В одном из налетов авиации «противника» принимало участие более 50 самолетов. Учение показало возросшие возможности ПВО Ленинграда и хорошую подготовку летного состава ВВС округа. Вместе с тем были вскрыты недостатки в работе службы воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). По указанию командующего округом были приняты меры по укреплению противовоздушной обороны Ленинграда, в частности усилены подразделения истребительной авиации.

В сентябре 1929 г. 55-я, 56-я и 57-я авиаэскадрильи и 12-й авиаотряд ВВС Ленинградского военного округа принимали участие в общих маневрах Красной Армии.

В этот период в Красной Армии проходила техническая реконструкция. Она коренным образом видоизменила нашу авиацию. В постановлении ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 г. «О состоянии обороны СССР» говорилось: «Одним из важнейших результатов истекшего пятилетия следует признать создание Красного Воздушного Флота». И далее указывались основные направления дальнейшего развития нашей авиации.

За годы предвоенных пятилеток советские ученые и авиаконструкторы, выполняя задания партии и правительства, в кратчайшие сроки разработали разнообразные типы самолетов. Обновилась и авиация Ленинградского военного округа. Части ВВС получили первоклассные по тому времени самолеты: истребитель И-5 конструкции [18] Д. П. Григоровича, тяжелый бомбардировщик ТБ-3 А. Н. Туполева, ближний бомбардировщик и разведчик Р-5 и учебно-тренировочный самолет У-2, переименованный позднее в По-2, Н. Н. Поликарпова, а во второй половине 30-х годов - истребители И-15 и И-16 его же конструкции, скоростной бомбардировщик СБ А. А. Архангельского и дальний бомбардировщик ДБ-3 С. В. Ильюшина. Только в 1936 г. в Ленинградский военный округ поступило 102 истребителя И-16 и 6 бомбардировщиков СБ. Если в 1930 г. в ВВС округа было всего 182 самолета, то в 1938 г. - 1053{14}.

Произошли изменения в соотношении родов авиации. За счет уменьшения удельного веса разведывательной авиации увеличилось количество истребителей и особенно тяжелых бомбардировщиков, что соответствовало взглядам советской военной теории на роль и предназначение военно-воздушных сил.

С поступлением новых самолетов различных типов совершенствовалась и организационная структура авиационных частей и соединений. В 1933-1934 гг. в Ленинградском военном округе создаются 250-я легкобомбардировочная и 253-я легкоштурмовая авиабригады. Командирами их стали А. П. Ионов и С. А. Красовский. Формируются 1-я и 2-я тяжелобомбардировочные авиабригады, которые объединились в авиационный корпус под командованием С. В. Тестова. Позднее была сформирована 400-я истребительная авиабригада. Во второй половине 1936 г. сформировали 147-ю скоростную бомбардировочную авиабригаду. Вначале ею командовал С. А. Красовский (впоследствии маршал авиации). Вскоре его сменил М. И. Котельников, а затем командиром бригады был назначен В. В. Нанейшвили. К концу второй пятилетки в ВВС округа имелось уже семь авиационных бригад{15}. Вначале авиационная бригада состояла из авиационных эскадрилий. Но с 1938 г. стали создаваться авиационные полки по родам авиации. Полк стал основной тактической единицей.

Наряду с созданием новых авиационных частей и соединений, с перевооружением их на современную авиационную технику развернулось строительство аэродромов, мастерских, городков.

В этот период в Ленинградском военном округе создаются воздушно-десантные войска, развитию которых исключительно [19] важное значение придавал М. Н. Тухачевский. С 1929 г. в округе начинают проводиться опыты по десантированию войск. На опытных и показных учениях, а также на маневрах части бомбардировочной авиации на самолетах ТБ-1, а позже на ТБ-3 неоднократно выбрасывали на парашютах и высаживали на посадочные площадки стрелковые подразделения, вооружение, боевую технику.

Ленинградский военный округ играл важную роль в подготовке авиационных кадров. В годы первой пятилетки штаты находившихся в Ленинграде Военно-теоретической и Военно-технической школ ВВС были значительно увеличены. В последующем школы ВВС подверглись коренной реорганизации. В Военно-теоретической школе учились будущие Герои Советского Союза Г. Ф. Байдуков, Н. П. Каманин, А. В. Ляпидевский, В. К. Коккинаки и другие известные летчики.

Быстрый количественный рост авиации Ленинградского военного округа, ее техническое перевооружение позволили намного улучшить боевую и политическую подготовку авиационных частей. В этот период исключительно важной задачей, вставшей перед Красной Армией, в том числе и перед Военyо-Воздушными Силами, было освоение новой техники. В центре внимания командиров, политорганов и партийных организаций был выдвинутый партией в те годы лозунг «Большевики должyы овладеть техникой!». В социалистическое соревнование за лучшее овладение новой боевой техникой включились и авиаторы Ленинградского военного округа.

На многодневных маневрах войск Ленинградского военного округа, проведенных в сентябре 1935 г. под руководством командующего войсками округа И. П. Белова, в широком масштабе отрабатывалось взаимодействие авиации с танками и механизированными соединениями, а. также с конницей. Несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, во время маневров было сброшено 1800 парашютистов и перевезено по воздуху 5740 человек посадочного десанта.

В январе 1936 г. в Доме Красной Армии имени С. М. Кирова в Ленинграде состоялся слет стахановцев авиации округа. На нем присутствовали командующий войсками округа командарм 1 ранга Б. М. Шапошников, [20] начальник политического управления округа армейский комиссар 2 ранга П. А. Смирнов, начальник Управления ВВС РККА командарм 2 ранга Я. И. Алкснис, помощник командующего по авиации комдив В. Н. Лопатин, а также лучшие летчики округа М. И. Котельников, И. П. Журавлев, Н. А. Евдокимов, В. В. Пузейкин и другие. Вскоре ленинградские летчики прославили нашу авиацию новыми достижениями. Широкую известность в те годы получили Н. А. Евдокимов и К. Ф. Кайтанов, установившие несколько мировых рекордов по затяжным прыжкам с парашютом и прыжкам из стратосферы.

Военно-воздушные силы округа принимали активное участие в больших воздушных маневрах РККА, проводившихся в Ленинградском военном округе в августе 1936 г. Для руководства маневрами в Ленинград прибыли Народный комиссар обороны СССР К. Е. Ворошилов, начальник Генерального штаба РККА А. И. Егоров, инспектор кавалерии РККА С. М. Буденный, начальник ПВО РККА С. С. Каменев. Действиями военно-воздушных сил округа руководил В. Н. Лопатин. В маневрах участвовало более 500 самолетов. Экипажи действовали в различных метеорологических условиях как днем, так и ночью. На основании этих маневров командование разработало необходимые меры для дальнейшего повышения боеспособности и боеготовности Военно-Воздушных Сил страны.

Боевую выучку и высокое летное мастерство, полученные летчиками Ленинградского военного округа в период мирной учебы, вскоре пришлось применить в реальных боях. Немало летчиков округа добровольцами сражались в небе Испании, где в июле 1936 г. вспыхнул фашистский мятеж. Отважно сражались за свободу Испании ленинградские летчики В. В. Пузейкин, К. Д. Беляков, Н. С.Виноградов, А. А. Зайцев, К. П. Доброницкий, Г. П. Плещенко, С. Н. Поляков, Н. И. Сафонов, Ф. И. Колосов, Н. Журавлев, В. Макаричев, А. В. Лоскутов, Е. Степанов, Ф. Г. Максимов, И. Г. Девотченко и другие. Их боевые подвиги были высоко оценены Родиной. Серьезным испытанием для авиационных частей и соединений Ленинградского военного округа явился финляндско-советский вооруженный конфликт, спровоцированный и развязанный финскими реакционными кругами и иностранными империалистами. [21]

Авиация в финляндско-советском вооруженном конфликте

1 сентября 1939 г. началась вторая мировая война. Вопреки воле правящих кругов крупнейших империалистических государств, готовивших войну прежде всего как «крестовый поход» против Советского Союза, военное столкновение произошло внутри капиталистической системы.

Фашистская Германия напала на Польшу. Войска агресcора быстро продвигались к ее восточным границам. Угроза порабощения нависла над проживавшими здесь белорусами и украинцами. По приказу Советского правительства войска Красной Армии 17 сентября 1939 г. перешли советско-польскую границу. В освобождении Западной Белоруссии и Западной Украины принимали участие и авиационные части Ленинградского военного округа.

Не могло Советское правительство остаться равнодушным и к судьбе народов прибалтийских республик - Литвы, Латвии и Эстонии. В сентябре - октябре 1939 г. по предложению Советского Союза были подписаны договоры о взаимопомощи СССР с этими государствами. Согласно условиям договоров на территории прибалтийских республик разместились гарнизоны Красной Армии. В Эстонии находились части Ленинградского военного округа. Для прикрытия наземных войск, вступающих на территорию Прибалтики, на базе ВВС Ленинградского военного округа были сформированы ВВС 8-й армии под командованием комбрига А. А. Новикова. Управление ВВС армии вскоре было расформировано, а авиационные части вошли в состав общевойсковых гарнизонов, размещенных в Прибалтике{16}.

К осени 1939 г. обстановка на северо-западе резко обострилась из-за провокационного агрессивного курса тогдашних правителей Финляндии. Опасность усиливалась в связи с тем, что советско-финляндская граница проходила всего в 32 км от Ленинграда, то есть на расстоянии дальности стрельбы артиллерии крупного калибра.

Поощряемая империалистическими кругами Запада, Финляндия вела усиленную подготовку к войне против Советского Союза. Закупалось оружие за границей, увеличивалась [22] численность вооруженных сил. В ноябре бело-финская армия в основном была отмобилизована и развернута у советской границы. На Карельском перешейке была создана мощная система укреплений - так называемая линия Маннергейма. Строились стратегические железные и шоссейные дороги. Аэродромы и посадочные площадки могли принять количество самолетов, в десять с лишним раз превышавшее самолетный парк Финляндии. Всего в финских ВВС к началу военного конфликта было 270 самолетов{17}.

Правительство Финляндии отклонило все миролюбивые предложения Советского Союза и спровоцировало против него военный конфликт. 30 ноября 1939 г. начались боевые действия.

Основу советской авиационной группировки, участвовавшей в боях, составляли ВВС Ленинградского военного округа. Командующим ВВС округа был комкор Е. С. Птухин, комиссаром - полковой комиссар П. А. Силантьев, начальником штаба - комбриг А. А. Новиков. К боевым действиям привлекались также ВВС Краснознаменного Балтийского флота и авиационные части других военных округов.

Боевые действия развернулись на широком фронте от Баренцева моря до Финского залива. Но решающий характер они носили на Карельском перешейке, где наступала наша 7-я армия. Поэтому наиболее активно пришлось действовать ВВС 7-й армии (командующий комбриг С. К. Горюнов, а затем Герой Советского Союза комдив С. П. Денисов). Штабом ВВС армии руководил полковник С. А. Лаврик.

Исключительно сложные метеорологические условия не позволяли в полную меру использовать превосходство нашей авиации. Вместо нанесения массированных ударов в первый месяц боев приходилось действовать мелкими группами и даже одиночными самолетами. При низкой облачности и ограниченной видимости советские летчики смело вылетали на боевые задания и наносили удары по объектам противника.

На Крайнем Севере 4 декабря звено истребителей старшего лейтенанта Л. А. Гальченко получило боевую задачу штурмовать колонны войск противника, движущиеся в направлении на Мурманск. Сразу после взлета самолеты попали в густую облачность. Но советские летчики, едва [23] различая друг друга, продолжали полет к цели. Пробив по расчету времени облака, они увидели под собой шоссейную дорогу. Первым врага обнаружил младший лейтенант А. В. Чирков. Выйдя вперед, он эволюциями самолета указал командиру группы курс на неприятельскую колонну. Старший лейтенант Гальченко повел звено в атаку. Обработав первую колонну, они обнаружили на подходе новую. Снова советские истребители устремляются в пике. Атака следует за атакой. Как позже стало известно, этой штурмовкой финскому полку были нанесены значительные потери.

Большую выдержку и упорство проявляли технический состав и воины авиационного тыла. При 40-градусных морозах они готовили самолеты к вылетам, расчищали аэродромы от снежных заносов. И в этих трудных условиях авиационные части, принимавшие участие в боевых действиях, за первый месяц войны произвели 7985 самолето-вылетов.

Авиация противника особой активности не проявляла. Финские истребители стремились нападать на советские самолеты внезапно и затем быстро скрыться. В воздушный бой они вступали главным образом при количественном превосходстве. Советские летчики-истребители такого правили не придерживались и атаковали врага при любом соотношении сил.

18 декабря у Выборга финские истребители напали на группу советских бомбардировщиков. Им на помощь по тревоге вылетела группа самолетов 7-го истребительного авиаполка. Однако в указанном районе наши летчики воздушного противника не обнаружили. Осмотревшись, они заметили на железнодорожной станции северо-восточнее Выборга несколько составов. Командир повел группу на штурмовку. Истребители трижды заходили на цель. Вагоны, груженные боеприпасами, начали рваться. Неожиданно в воздухе появилась тройка финских истребителей «Фоккер - Д-21». Лейтенант П. А. Покрышев вовремя заметил опасность и развернул свое звено навстречу врагу. После упорного боя ему удалось сбить ведущего финской группы. Бой проходил над территорией противника, который вел по нашим самолетам интенсивный зенитный огонь. Один снаряд попал в машину Покрышева - она загорелась. Но советский летчик сумел посадить истребитель на лес и остался жив{18}. [23]

Упорный воздушный бой произошел 23 декабря. Снова на наших бомбардировщиков напала большая группа финских истребителей. На выручку подоспела эскадрилья 7-го истребительного авиаполка во главе со старшим лейтенантом Ф. И. Шинкаренко. В этом бою П. А. Покрышев добился новой победы. По одному самолету сбили также А. Д. Булаев, Г. П. Ларионов и другие летчики эскадрильи. А всего враг в этом бою потерял 10 машин{19}.

Наземные войска при поддержке авиации, ломая сопротивление противника, упорно продвигались вперед. 17 декабря войска 7-й армии командарма 2 ранга К. А. Мерецкова начали штурм линии Маннергейма. Однако преодолеть мощные укрепления им не удалось. Главный Военный Совет принял решение временно приостановить наступление на Карельском перешейке и тщательно подготовиться к прорыву линии Маннергейма, учтя опыт первых боев.

В подготовительный период и на первом этапе наступления слабо велась воздушная разведка оборонительных сооружений. Это снижало эффективность бомбардировочных ударов и осложняло действия сухопутных войск. Из-за отсутствия специально подготовленных разведывательных авиационных подразделений, самолетов, оборудованных фотоаппаратами, воздушная разведка велась только визуально, в основном летчиками-истребителями. К фотографированию оборонительной полосы укрепленного района наша авиация приступила лишь во второй половине декабря, когда на фронт прибыли разведывательные авиаэскадрильи. Авиация организационно была распылена по общевойсковым армиям. Каждый командующий армией стремился использовать авиацию в первую очередь в интересах своей армии. Эти и другие недостатки в боевой деятельности военно-воздушных сил были учтены при подготовке следующего этапа боевых действий.

Перед наступлением фронт пополнился личным составом и боевой техникой. Усиливалась и авиация. Для действий в сложных метеорологических условиях и ночью был сформирован 85-й авиаполк под командованием комбрига Б. В. Стерлигова. На вооружении полка состояли дальние и скоростные бомбардировщики ДБ-3 и СБ, имевшие оборудование для слепого полета. Экипажи самолетов были укомплектованы летчиками, имевшими большой опыт техники пилотирования по приборам. При полетах [25] в сложных метеоусловиях экипажи полка широко использовали радионавигацию. В этом полку зародилась служба земного обеспечения самолетовождения (ЗОС), вскоре получившая широкое распространение. Для более тесного взаимодействия с наземными войсками авиационные части были перебазированы на озера Карельского перешейка, в 20-30 км от линии фронта.

В период подготовки к прорыву линии Маннергейма наша авиация продолжала активно действовать. Экипажи бомбили доты, дзоты и другие сооружения, разрушая главную полосу обороны противника, действовали по железнодорожным и автогужевым коммуникациям, вели борьбу с вражеской авиацией.

Большую работу в подготовительный период проводили политорганы, партийные и комсомольские организации. На партийных и комсомольских собраниях обсуждался опыт боевой работы и предстоящие задачи в обеспечении успешного прорыва сухопутными войсками линии Маннергейма.

В боях крепла боевая дружба авиаторов. В самых трудных ситуациях советские воины приходили на выручку своим товарищам.

10 февраля 9 самолетов СБ 44-го скоростного бомбардировочного авиаполка под прикрытием 15 И-16 7-го истребительного авиаполка бомбили оборонительные укрепления противника. Сбросив бомбы, наша группа легла на обратный курс. В этот момент зенитный снаряд попал в самолет старшего лейтенанта М. Ф. Мазаева. Машина загорелась. Пришлось садиться на озеро, находившееся на территории врага. К самолету побежали финны. Но наши истребители пулеметным огнем прижали их ко льду. Тем временем ведущий звена бомбардировщиков капитан М. Т. Трусов приземлился рядом с самолетом Мазаева. Снова финны попытались захватить экипажи советских бомбардировщиков, и опять эскадрилья старшего лейтенанта Ф. И. Шинкаренко не допустила их к боевым товарищам, попавшим в беду. Капитан Трусов забрал экипаж Мазаева и взлетел{20}. Капитану М. Т. Трусову и старшему лейтенанту Ф. И. Шинкаренко было присвоено звание Героя Советского Союза.

В период прорыва главной полосы обороны противника, начавшегося 11 февраля, советская авиация массированными ударами разрушала оборонительные сооружения, [26] подавляла огневую систему, уничтожала узлы сопротивления, штабы, подходящие резервы. Штурмовыми действиями летчики поддерживали пехоту и танки на поле боя, истребители прикрывали ударные группировки и резервы фронта. Во второй половине февраля усилились удары по тылам противника, по железнодорожным станциям, административным и промышленным центрам.

В феврале значительно возросла активность финской авиации. Несмотря на большие потери, самолетный парк ВВС Финляндии не только не уменьшился, но даже возрос за счет поставок из западных стран. Они передали Финляндии 350 самолетов{21}. Но все старания финских реакционеров и их зарубежных покровителей были напрасны. Советская авиация прочно удерживала господство в воздухе.

Тем временем войска Северо-Западного фронта (образован 7 января 1940 г.) при поддержке авиации прорвали главную полосу линии Маннергейма и, произведя перегруппировку, 28 февраля возобновили наступление.

12 марта войска 7-й армии овладели Выборгом. В этот же день в Москве был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. Безопасность Ленинграда и Мурманска, а также соединявшей их железной дороги была обеспечена.

В разгроме войск белофиннов значительную роль сыграли военно-воздушные силы Ленинградского военного округа. За период военного конфликта летчики округа совершили 47 520 боевых вылетов{22}. А всего наша авиация произвела свыше 84 тыс. самолето-вылетов{23}.

В боях советские авиаторы показывали образцы мужества и героизма. Под огнем противника, в сложных метеорологических условиях пробивались они к цели. Летчики-истребители надежно прикрывали наземные войска и самолеты-бомбардировщики от ударов вражеской авиации. О высоких морально-боевых качествах авиаторов, о боевом товариществе свидетельствует тот факт, что за время боев с белофиннами 11 раз наши летчики с риском для собственной жизни под огнем врага садились в расположении врага, чтобы спасти боевых товарищей, совершивших вынужденную посадку на подбитых самолетах, и вывозили их на свою территорию.

Технический состав ВВС округа в суровых зимних условиях обеспечил бесперебойную работу авиационных частей. [27] В снегопад, в пургу и мороз, нередко по нескольку суток без сна, готовили авиатехники машины к вылетам, опровергая все представления о сроках и нормах, вносили усовершенствования, увеличивавшие боевые возможности самолетов.

Родина высоко оценила боевые заслуги авиаторов. Указом Президиума Верховного Совета СССР одна авиационная бригада, 12 авиационных полков и две отдельные авиаэскадрильи были награждены орденом Красного Знамени. Сотни авиаторов получили ордена и медали, а 68 человек удостоены звания Героя Советского Союза{24}, причем комкор С. П. Денисов - второй Золотой Звезды.

Важным условием успешной боевой деятельности авиации являлся высокий политический подъем и наступательный порыв авиаторов, достигнутый благодаря непрерывной, целеустремленной партийно-политической работе, проводившейся в авиационных частях. Политорганы, партийные и комсомольские организации проделали большую работу по воспитанию личного состава ВВС округа. Политработники показывали личный пример добросовестного служения Родине. За хорошо организованную партийно-политическую работу в авиационных частях, личное мужество и героизм много политработников было награждено орденами и медалями, а лучшим из них - военкому 7-го истребительного авиаполка батальонному комиссару И. Д. Антонову, военкому 68-го истребительного авиаполка батальонному комиссару Л. И. Яковенко, военкому эскадрильи 44-го скоростного бомбардировочного авиаполка батальонному комиссару И. И. Кожемякину - присвоено звание Героя Советского Союза. В сложных боевых условиях между коллективами авиационных частей и подразделений было развернуто социалистическое соревнование. 50-му скоростному бомбардировочному авиаполку, занявшему первое место в соревновании в честь 22-й годовщины Красной Армии, командование ВВС 7-й армии вручило переходящее Красное знамя{25}.

Перед Великой Отечественной

После разгрома Франции летом 1940 г. германский генеральный штаб возобновил планирование войны против СССР, теперь уже конкретное и всестороннее. 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал директиву ? 21, получившую [28] кодовое наименование «План Барбаросса», в основе которого была идея «молниеносной войны».

В своих планах войны, завоевания мирового господства, гитлеровское руководство основную ставку делало на массированное применение танков и авиации. Против СССР предполагалось использовать почти все наличные силы люфтваффе - четыре воздушных флота из пяти. На Севере и Северо-Западе Советского Союза должны были действовать 1-й и 5-й воздушные флоты, а также ВВС Финляндии.

В состав 1-го воздушного флота, сосредоточенного в Восточной Пруссии, входили 1-й авиакорпус (1-я, 76-я и 77-я бомбардировочные эскадры, вооруженные самолетами Ю-88 и Хе-111), 54-я истребительная эскадра и группа 53-й истребительной эскадры, вооруженные истребителями Ме-109 и Ме-110. В воздушном флоте, кроме того, имелось несколько групп береговой авиации, входивших в авиационное командование «Остзее», и другие авиационные подразделения. Всего в 1-м воздушном флоте к моменту нападения на Советский Союз было десять боевых авиагрупп, три полных и одна неполная авиагруппа истребителей и две разведывательные эскадрильи (760 боевых самолетов){26}.

Военно-воздушные силы Финляндии подразделялись на авиацию и силы ПВО. Авиация состояла из трех авиационных полков, в которых насчитывалось 307 боевых самолетов, из yих 230 истребителей. На вооружении полков были бомбардировщики «Бристоль-Бленхейм», Ю-88 и истребители «Глостер-Гладиатор», «Фоккер-Д-21», «Брустер», Ме-109. Финские бомбардировщики и истребители, за исключением немецких «юнкерсов» и «мессершмиттов», уступали советским самолетам соответствующих классов. Средства ПВО (вместе с обороной баз военно-морского флота) имели 761 зенитное орудие и 180 зенитных пулеметов{27}. На Крайнем Севере на аэродромах Финляндии и Норвегии дислоцировался 5-й воздушный флот Германии, имевший 240 самолетов{28}. Таким образом, у северо-западных границ Советского Союза фашистская Германия и Финляндия сосредоточили почти полторы тысячи боевых самолетов.

Гитлеровское командование ставило перед авиацией следующие задачи: в первые дни и даже часы войны внезапным ударом по аэродромам разгромить советскую авиацию [29] и добиться полного господства в воздухе; обеспечить поддержку сухопутных войск на поле боя и нарушить работу всех видов транспорта, особенно железнодорожного, чтобы затруднить переброску войск к фронту. Удары по промышленным объектам Советского Союза предполагалось нанести после решения сухопутными войсками ближайших задач по «плану Барбаросса».

Большую роль немецко-фашистское командование отводило авиации в осуществлении плана захвата Ленинграда.

Учитывая возрастание опасности военного нападения фашистской Германии, Коммунистическая партия и Советское правительство принимали энергичные меры для дальнейшего укрепления наших Вооруженных Сил, в том число и военно-воздушных. По заданию ЦК ВКП(б) в 1939-1940 гг. были созданы более совершенные самолеты: истребители Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, бомбардировщики Пе-2, штурмовики Ил-2. По ряду показателей эти самолеты превосходили однотипные самолеты фашистской Германии, а Ил-2 не имел себе равных в мире. Большое внимание уделялось совершенствованию организационной структуры Военно-Воздушных Сил, подготовке авиационных кадров.

В августе 1940 г. части ВВС округа были переформированы в пять авиационных дивизий. Кроме того, формировались три новые авиадивизии. В результате реорганизации военно-воздушные силы округа увеличились на тринадцать авиационных полков{29}.

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 25 февраля 1941 г. «О реорганизации авиационных сил Красной Армии» в Ленинградском военном округе в 1941 г. предстояло перевооружить 24 авиаполка и 4 эскадрильи, из них в первом полугодии - 9 полков. К концу года 1272 летчика должны были летать на современных машинах{30}. Но из-за недостаточного поступления новой авиационной техники план перевооружения на первое полугодие 1941 г. не был выполнен. Да и старой материальной частью не все полки были укомплектованы. Из 32 авиационных полков, входивших в состав ВВС округа, 15 полков были укомплектованы на 70-80 процентов, 9 полков - на 15-20 процентов, остальные 8 полков не имели ни материальной части, ни личного состава, за исключением штабов, занимавшихся формированием{31}. [30]

К этому времени ВВС округа состояли из армейской авиации, фронтовой группы и истребительной авиации ПВО. На второй день войны, 23 июня 1941 г.. командующий ВВС округа генерал-майор авиации А. А. Новиков следующим образом распределил авиационные соединения. ВВС 14-й армии (мурманское и кандалакшское направления) составила 1-я смешанная авиадивизия под командованием полковника М. М. Головня, ВВС 7-й армии (петрозаводское направление) - 55-я смешанная авиадивизия, которой командовал полковник Богородецкий, а с 18 июля 1941 г.- полковник В. М. Филин. В ВВС 23-й армии (Карельский перешеек) были 5-я смешанная и 41-я авиадивизии. Ими командовали полковники Е. Е. Ерлыкин и И. Я. Новиков. Во фронтовую группу входили 2-я смешанная и 39-я истребительная авиадивизии полковников П. П. Архангельского и Е. Я. Холзакова. Авиачасти фронтовой группы базировались южнее Ленинграда.

Для противовоздушной обороны Ленинграда непосредственно предназначались 3-я и 54-я истребительные авиадивизии, которыми командовали полковники С. П. Данилов и С. Я. Симоненко. В составе дивизий насчитывался 201 самолет. На территории Ленинградского военного округа базировался еще 1-й дадьнебомбардировочный авиакорпус, подчинявшийся непосредственно штабу ВВС Красной Армии. Им командовал генерал-майор авиации В. И. Изотов.

Всего в ВВС округа (без 1-го дальнебомбардировочного авиакорпуса) насчитывалось 1308 самолетов, из них 407 бомбардировщиков и 901 истребитель. Но исправных было только 1055 машин{32}.

Кроме этих сил авиации на Северо-Западе СССР имелось еще 650 самолетов ВВС Краснознаменного Балтийского флота, которыми командовал генерал-майор авиации В. В. Ермаченков, а с 14 июля 1941 г. - генерал-майор авиации М. И. Самохин, и 116 самолетов ВВС Северного флота под командованием генерал-майора авиации А. А. Кузнецова{33}.

Таким образом, на северном и северо-западном направлениях у нас имелись значительные силы авиации. Но большинство боевых самолетов были устаревшей конструкции. Серьезным недостатком нашей авиации являлось почти полное отсутствие на самолетах радиооборудования. [31]

Весной 1941 г. на многих аэродромах Ленинградского военного округа началось строительство и реконструкция взлетно-посадочных полос. Но строительные организации Главного управления аэродромного строительства, не учитывая напряженного международного положения, начали работы на всех аэродромах одновременно. Это привело к скученному базированию авиации, ее демаскированию и резкому ограничению аэродромного маневра{34}. Тем не менее аэродромное строительство, развернувшееся в округе, особенно в его восточных районах, позволило в ходе войны быстро ввести в строй много новых аэродромов, обеспечивших боевую деятельность авиации.

Перестраивалась структура авиационного тыла. Органы и учреждения авиационного тыла выделялись из авиационных частей и соединений и организовывались по территориальному принципу. На территории ЛенВО создавалось 6 районов авиационного базирования (РАБ), в которые входили 28 батальонов аэродромного обслуживания (БАО). К моменту нападения фашистской Германии на СССР их формирование закончено еще не было.

Принимались меры для усиления противовоздушной обороны Ленинграда. С этой целью из частей истребительной авиации ВВС Ленинградского военного округа по приказу НКО СССР от 19 июня 1941 г. началось формирование 7-го истребительного авиакорпуса ПВО{35}.

Для борьбы с нарушителями советской воздушной границы и для прикрытия мобилизации и развертывания частей ПВО в постоянной боевой готовности держались дежурные средства, в том число звенья самолетов-истребителей. Отрабатывались и планы взаимодействия военно-воздушных сил округа с частями ПВО Ленинграда и ПВО Краснознаменного Балтийского флота.

По рекомендации мартовского (1940 г.) Пленума ЦК ВКП(б) 14-17 апреля того же года в Кремле состоялось расширенное заседание Главного Военного Совета совместно с участниками недавних боев. Главный Военный Совет подробно проанализировал опыт зимней кампании, вскрыл недостатки в вооружении, организации и боевой подготовке Красной Армии. Решения Совета легли в основу дальнейшего развития и укрепления Военно-Воздушных Сил.

На глубокое изучение боевого опыта и претворение его в жизнь нацелила авиаторов XIII партийная конференция [32] Ленинградского военного округа, состоявшаяся в мае 1940 г. и обсудившая вопрос «Об итогах боев и задачах партийно-политической работы».

ВВС Ленинградского военного округа, получили богатый боевой опыт. Из 18 авиационных полков, составлявших ВВС округа, в боевых действиях принимали непосредственное участие 16 полков, а также 5 отдельных эскадрилий (864 экипажа){36}.

На основе этого опыта перед военно-воздушными силами ставилась задача отработать взаимодействие с наземными войсками и флотом в любых условиях, уметь вести активные боевые действия как крупными силами, так и мелкими группами самолетов. Большое внимание уделялось полетам в сложных метеоусловиях, ночью, над морем вне видимости берегов. От истребительных частей требовалось овладение групповым боем до полка включительно. Важное значение придавалось высотной тренировке.

В связи с формированием большого количества новых авиационных полков ВВС Ленинградского военного округа пополнились молодыми летчиками, техниками, механиками, оружейниками и другими авиационными специалистами. Осенью 1940 г. в авиачасти прибыло 756 выпускников летных школ. Молодые летчики, составлявшие 60 процентов летного состава, отрабатывали индивидуальную технику пилотирования и боевое применение в составе звена.

Значительная часть летного состава участвовала в боевых действиях в Испании, на Халхин-Голе, в финляндско-советском вооруженном конфликте. Эти авиаторы, командовавшие авиационными частями и подразделениями, передавали боевой опыт молодым летчикам. Ряд авиационных частей приступил к овладению новой материальной частью.

Согласно приказу начальника ВВС Красной Армии во всех бомбардировочных частях были выделены ночные эскадрильи, летный состав которых должен был освоить полеты в темное время суток. Учитывая особые условия на Севере, 137-й бомбардировочный авиаполк, базировавшийся на Кольском полуострове, был определен ночным полком полностью, а в 72-м скоростном бомбардировочном авиаполку, который находился в Карелии, выделили две ночные эскадрильи{37}. [33]

В целях улучшения оперативно-тактической подготовки все учения теперь проводились в тесном взаимодействии с общевойсковыми штабами и наземными войсками. Значительное внимание на занятиях и учениях уделялось вопросам организации управления частями по радио. Все это сыграло положительную роль во время Великой Отечественной войны.

Инженерно-авиационная служба, возглавляемая главным инженером ВВС округа бригадным инженером А. В. Агеевым, имела немалый опыт обслуживания материальной части в боевых условиях.

Накануне Великой Отечественной войны в ВВС округа новые типы истребителей МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, предназначенные для перевооружения авиационных частей, прибывали в контейнерах, поэтому авиационным инженерам, техникам, специалистам различных служб пришлось немало потрудиться, чтобы собрать и освоить эти машины.

Перевооружаясь на новые типы самолетов, авиаторы округа и старые машины содержали в боевой готовности, что позволило им в начале войны эффективно использовать в боях с немецко-фашистскими захватчиками всю авиационную технику.

Формированием у авиаторов высоких морально-боевых качеств занимались командиры всех степеней и работники партийно-политического аппарата. Вся партийно-политическая работа, проводимая командирами и политработниками, партийными и комсомольскими организациями, была направлена на повышение боеготовности авиачастей и соединений, укрепление воинской дисциплины, лучшее освоение новых типов самолетов, воспитание у личного состава авиачастей чувства патриотизма и преданности социалистической Родине.

Таким образом, несмотря на то что к началу войны не были завершены основные мероприятия по реорганизации и перевооружению военно-воздушных сил, было сделано очень много для развития и укрепления авиации, для подготовки авиачастей к сражениям с сильным и коварным врагом.

Дальше