Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава VII.

Завершение окружения смоленской группировки.
16 июля - 18 августа

Невель-Великие Луки. 16-22 июля

(Схемы 11 и 12)

Даже после того как 13 июля 57-й танковый корпус снова обрел свободу маневра и в результате стремительного продвижения, 15 июля овладел Невелем, оперативное взаимодействие обоих корпусов 3-й танковой группы еще некоторое время отсутствовало. Это объясняется тем, что здесь, на стыке между группами армий "Центр" и "Север", в результате глубокого продвижения 39-го танкового корпуса на восток и естественного отставания пехотных соединений южного крыла группы армий "Север" (16-я армия, 2-й армейский корпус и , 12-я дивизия) образовался разрыв. По мнению командующего сухопутными силами, противник тем самым получал возможность нанести удар от Великих Лук по левофланговым соединениям группы армий "Центр". Гитлеру еще 12 июля казалось, что путем продвижения 19-й танковой дивизии с Диены в северном направлении можно осуществить окружение сил противника, оборонявшихся перед соединениями южного крыла 16-й армии. Начальник генерального штаба сухопутных сил также вынашивал мысль о маневре 3-й танковой группы через Великие Луки на Холм с целью ликвидировать группировку противника (12-14 дивизий), действовавшую против войск южного крыла группы армий "Север". Таким образом, пока командующий 3-й танковой группой 13 июля раздумывал над тем, продолжать ли ему [116] преследование противника в направлении на Торопец или повернуть правофланговые части на Ярцево, командующий сухопутными силами во время доклада Гитлеру сообщил о своем намерении направить 3-ю танковую группу в тыл противника, оборонявшегося перед южным крылом группы армий "Север". Гитлер, согласившись, заметил: "Главное заключается не в наступлении на Москву и вообще не в захвате территории, а в уничтожении живой силы". Но задуманный план так и не был осуществлен. Командующий группой армий "Центр" по телефону и письменно обратился к начальнику генерального штаба сухопутных сил со следующим заявлением: "В настоящее время для нас создались наиболее благоприятные условия для развития наступления на Москву. Под Великими Луками мы ничего не добьемся".

К этому он мог бы добавить, что поворот 3-й танковой группы на север означал бы отказ от окружения противника под Смоленском. Оставалась надежда, что при подходе войск южного крыла 16-й армии к Невелю удастся закрыть путь на восток некоторым частям противника, отходящим от Полоцка и Диены. Само собой разумеется, наличие различных точек зрения у верховного командования и у командования группы армий "Центр" вносило неуверенность в действия войск.

Между тем 17 и 18 июля незначительные силы противника пытались проникнуть с запада через линию охранения 14-й моторизованной дивизии в районе южнее Невеля, но были отброшены. Кроме того, 16 июля в результате продвижения частей 19-й танковой дивизии восточное шоссе Невель-Городок были рассеяны части противника, отошедшие в юго-восточном направлении. Силы противника в этом районе оценивались примерно в одну дивизию. Ввиду того что на станции Великие Луки 16 июля наблюдалось интенсивное движение эшелонов, 19-я танковая дивизия получила приказ занять город. После тяжелых боев с пехотой и танками противника 17 июля ей удалось овладеть восточной частью города и перерезать железную дорогу. На станцию с востока прибыл эшелон с танками. Были захвачены большие трофеи... 18 июля противник попытался окружить наши войска и вернуть станцию, но понес тяжелые потери. В это время командование 4-й танковой армии, возмутившись "своеволием" командира 19-й танковой [117] дивизии, приказало оставить город, находившийся за полосой наступления группы армий "Центр". С тяжелым сердцем доблестные части ночью начали отход на Невель, забирая с собой раненых и пленных. Через месяц для ликвидации выдвинутой далеко на запад "великолукской дуги" понадобились усилия семи пехотных и двух танковых дивизий. 19-я танковая дивизия снова нанесла удар глубоко в тыл противника, но на этот раз уже с юга, и завершила его уничтожение.

После того как 18 июля 12-я дивизия прибыла в район северо-западнее Невеля, кольцо вокруг частей противника (около двух дивизий), отступающих под натиском 23-го армейского корпуса и войск южного крыла 16-й армии, замкнулось. Противник предпринял отчаянную попытку вырваться из окружения и в ночь с 19 на 20 июля значительными силами пехоты атаковал слабый участок фронта 14-й моторизованной дивизии. Ему удалось прорваться через шоссе Невель-Городок, однако 21 июля его части были рассеяны 19-й танковой дивизией. Разрозненные группы противника, действовавшие северо-западнее Невеля, были пленены 23-м армейским корпусом. 22 июля 19-я танковая дивизия достигла Велижа. В течение последующих нескольких дней 14-ю моторизованную дивизию сменил 23-й армейский корпус. Таким образом, все соединения 3-й танковой группы снова объединились для совместных действий между Смоленском и Белым.

Отвлекающие удары русских с восточного и северного направлений. 18-27 июля

(Схемы 11 и 12)

Для прикрытия от ударов противника с севера и востока тыла войск, удерживающих кольцо окружения в районе Смоленска, первоначально была выделена только часть сил 7-й танковой дивизии, действовавшей западнее Ярцево, и 20-я танковая дивизия, подошедшая к населенному пункту Устье на реке Вопь. До 18 июля перед фронтом 20-й танковой дивизии находились лишь разрозненные группы противника, отбившиеся от своих частей. Начиная с 17 июля стали поступать донесения о передвижениях противника из района Вязьмы (150 километров восточнее Смоленска) в западном и северо-западном [118] направлениях. Одна дивизия была переброшена к Ржеву (120 километров севернее Вязьмы) и впоследствии появилась на реке Вопь. 19 июля с обеих сторон Устья начались несогласованные отдельные атаки противника против 20-й танковой дивизии. Появилась необходимость создания на этом участке прочного фронта обороны. Кроме того, значительные силы противника перебрасывались с севера (из района Белого) на юго-восток, но 21 июля на пути их передвижения появилась 18-я моторизованная дивизия, которая, наступая от Усвят, перерезала им путь. В верхнем течении Западной Двины, северо-восточнее Велижа, тоже появились свежие силы противника (две кавказские кавалерийские дивизии). 24 и 25 июля, столкнувшись с 19-й танковой дивизией, наступавшей из района Велижа через Кресты в северном направлении, они понесли большие потери и были отброшены на север. В условиях непрекращающихся воздушных налетов противника 19-я дивизия продолжала свое продвижение на восток. 27 июля ей была выделена полоса между 20-й танковой и 18-й моторизованной дивизиями и поставлена задача - принять участие в отражении ударов противника, которые с 24 июля обычно проводились после мощной артиллерийской подготовки и при поддержке танков. Противник силами пяти дивизий продолжал наносить удары с востока, в результате чего в бои по отражению натиска противника втянулись все части и соединения 3-й танковой группы, включая и учебную бригаду. Поскольку 2-я танковая группа, подвергавшаяся сильным атакам в районе Ельни, оказалась не в состоянии закрыть брешь юго-восточнее Смоленска, освободившаяся 20-я моторизованная дивизия, пройдя через автостраду на юг, развернувшись фронтом на юго-запад, закрыла брешь в том месте, где отсутствовали части 2-й танковой группы.

Следует сделать еще некоторые критические замечания о переброске 57-го танкового корпуса из района Невеля по дороге Велиж-Баево. С оперативной точки зрения казалось бы более целесообразным подтянуть корпус через Великие Луки вдоль железной дороги Великие Луки - станция Западная Двина, где он располагался бы не за левым флангом 39-го танкового корпуса, а занял место влево от него, эшелонировав свои части в глубину. Этот вопрос обсуждался 21 июля в Heвеле [119] командиром 57-го танкового корпуса и командующим 3-й танковой группой. Командующий группой тогда намеревался наступать на Белый с целью захвата этого важного узла дорог и хотел как можно быстрее перебросить туда через Великие Луки 57-й танковый корпус. Командир корпуса просил разрешения пройти через Велиж, приводя следующие доводы: "Состояние дорог, идущих от Великих Лук к востоку, все время ухудшается. Противник в районе Великих Лук после ухода 19-й танковой дивизии получил подкрепление. Для того чтобы вытеснить его оттуда, понадобится больше времени, чем на преодоление длинного пути через Велиж до Баево. И наконец, следовало бы избавить 19-ю танковую дивизию, которая 17 июля ворвалась в Великие Луки, а 19 июля по приказу оставила город, от проведения нового наступления в тяжелых условиях"{32}.

Командующий 3-й танковой группой согласился с этими доводами и отдал приказ о выступлении 21 июля 57-го танкового корпуса через Велиж. После того как с 24 июля усилились попытки русских освободить Смоленск с востока и северо-востока, это осторожное решение оказалось правильным. В условиях, когда противник оказывал сильное давление с двух направлений, от мысли о захвате города Белый пришлось отказаться, так как все силы 3-й танковой группы были необходимы для отражения отвлекающих атак противника.

Конец операций 3-й танковой группы и развитие обстановки на всем фронте до конца июля

(Схемы 12 и 13)

Окружение и разгром многих дивизий противника под Смоленском не обеспечили 3-й танковой группе свободы оперативного маневра в восточном направлении, как это произошло под Минском{33}. [120]

Сказывалось отсутствие там 57-го танкового корпуса. Но главное заключалось в том, что под Минском со стороны русских не предпринималось сколько-нибудь серьезных попыток оказать окруженным дивизиям помощь извне; русские ограничились тем, что создали новый рубеж сопротивления несколько сотен километров восточное Минска, за Днепром и Западной Двиной. Иначе было под Смоленском. Наши передовые части, продвигавшиеся на восток, уже под Ярцевом и на реке Вопь натолкнулись на сопротивление сосредоточившихся остатков частей противника, избежавших окружения; вскоре противник, подтянув свежие силы, предпринял ряд ожесточенных атак с целью восстановления связи с окруженными войсками.

Лишь в начале августа 8-й и 5-й армейские корпуса настолько сжали кольцо окружения под Смоленском{34}, что можно было начать замену некоторых танковых дивизий пехотными и отводить освободившиеся танковые дивизии на отдых, В письме, направленном в эти дни командующему группой армий "Центр", изложено положение войск (приложение 6). Свою точку зрения о положении войск командующий 3-й танковой группой высказал еще 4 августа на разборе операций, проводимом Гитлером в штабе группы армий "Центр" в Борисове.

В то время как 3-я танковая группа все еще вынуждена была топтаться на месте на московском направлении, 2-я танковая группа вела активные боевые действия на обширном фронте, протянувшемся от Смоленска через Ельню на юго-восток до Могилева, при этом сосредоточение основных усилий группы все больше перемещалось на юг. Натиск русских на выдвинувшиеся вперед части в районе Ельни продолжался. Начатое 13 июля наступление 21-й армии русских против войск южного крыла группы армий "Центр" было приостановлено [121] юго-восточнее Могилева пехотными дивизиями 2-й армии. Однако подтянутые к Брянску силы русских (4-я армия) глубоко вклинились на фланге 2-й танковой группы и были остановлены лишь пехотными корпусами. Таким образом, к 30 июля главные силы 2-й танковой группы, смешанные с пехотными дивизиями, вели бои с превосходящими силами противника на дуге, протянувшейся от Хиславичей через Васково, Ельню, южнее Дорогобужа, юго-восточнее Смоленска. Мероприятия, необходимые для того, чтобы выйти из этого затруднительного положения, отвлекали на юг все большие силы и тем самым положили начало столь роковому развитию событий в дальнейшем.

41-й танковый корпус, входивший в состав 4-й танковой группы, как об этом говорилось выше, в результате трехдневных упорных боев с подтянутыми сюда свежими силами противника пробил в районе Острова брешь в бывших приграничных укреплениях, через которую прошел также танковый корпус, наступавший южнее. 7 июля 4-я танковая группа была снова в движении. Поскольку уничтожение сил противника, расположенных в Прибалтике, планом "Барбаросса" предусматривалось как "первоочередная задача", после выполнения которой намечался захват Ленинграда и Кронштадта, то главные силы 4-й танковой группы следовало бы перебросить за линию Порхов-Псков. Сначала следовало продвинуть соединения левого крыла на север, к Нарве, с тем чтобы отрезать войскам противника, оказавшим сопротивление 18-й армии западнее Чудского озера, путь отхода на восток. Танковая группа вышла бы здесь, как это выяснилось позднее, на относительно хорошие дороги и более открытую местность. Но этого не случилось, хотя директива ОКХ от 31 января 1941 года требовала "не допустить отступления боеспособных русских сил из Прибалтики на восток", что, по замыслу, должно было создать предпосылки для дальнейшего успешного продвижения на Ленинград". Вплоть до 8 августа многие дивизии русских имели возможность беспрепятственно отходить через Нарву на восток, так как 4-я танковая группа продолжала свое движение в направлении на Ленинград. Видимо, решающее значение для выбора этого рокового направления имело нетерпение Гитлера добиться политического успеха. Отказавшись от наступления через [122] перекрытый заграждениями перешеек между Нарвой и Чудским озером, оба танковых корпуса вынуждены были прокладывать себе путь через более неблагоприятный лесной район между озерами Ильмень и Чудским. 56-й танковый корпус должен был продвигаться от Порхова через Сольцы на Новгород, а 41-й танковый корпус - от Острова через Псков на Лугу Имея перед собой слабого противника, они тем не менее продвигались вперед очень медленно Следует отдать должное инициативе командира 41-го танкового корпуса, который, не доходя до Луги, 11 июля повернул дивизии своего корпуса на северо-запад, где условия местности были более благоприятными В результате быстрых действий передовые части обеих танковых дивизий 13 и 15 июля овладели обоими ростами через реку Луга юго-восточнее Нарвы и удерживали их, отбивая атаки трех "пролетарских" дивизий со стороны Ленинграда Несмотря на то что вышестоящее командование поторапливало, ожесточенные бои на плацдармах задержали наступление почти на четыре недели, пока не подошла 18-я армия. В результате отхода 41-го танкового корпуса на запад 56-й танковый корпус, который 15 июля подошел к Сольцам, оказался еще более изолированным Не имея достаточного флангового прикрытия, обе дивизии подверглись ударам крупных сил противника с юга, северо-востока и с севера. Под угрозой окружения они отошли к городу Дно

В середине июля на всем северном участке Восточного фронта инициатива перешла на сторону противника Посмотрим, какие же оперативные планы имелись в ставке Гитлера, которые, начиная с первых чисел июля, лежали в основе боевых действии трех танковых групп, входивших в состав войск северного крыла фронта немецкой армии. [123]

Дальше