Содержание
«Военная Литература»
Военная история

1943

Ржев (1 марта — 1 апреля)

Из сводки Верховного главнокомандования вермахта от 3 марта 1943 года:

«В ходе планомерного маневра для сокращения линии фронта город Ржев был оставлен. Арьергарды, удерживавшие город несколько дней, отошли незаметно для противника в ночь на 3 марта после взрыва мостов через Волгу».

1942 год завершением зимнего сражения под Ржевом для группы армий «Центр» не закончился.

В ноябре 1942 года советское Верховное главнокомандование начало битву под Сталинградом, в результате которой была окружена немецкая 6-я армия, и вынудило немецкое главное командование сухопутных войск бросить все имеющиеся силы на южный участок фронта. Среди них была и 11 -я армия фельдмаршала фон Манштейна, которая как раз начала штурм Ленинграда. Переброска этой армии (кроме нескольких дивизий и тяжелой артиллерии) настолько оголила ряды группы армий «Север», что Красной Армии 19 ноября 1942 года удалось прорвать немецкую оборону на стыке между группами армий «Север» и «Центр» и продвинуться далеко на запад. [208]

В связи с этим над крайним левым флангом группы армий «Центр» нависла угроза обхода и окружения.

Там на широком фронте в те недели в лесисто-болотистой местности стояла одна нижнесаксонско-гамбургская 83-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Шерера.

Удар советской 3-й ударной армии всей мощью обрушился на единственную дивизию. Разбитая 83-я пехотная дивизия стремилась найти спасение в Великих Луках, единственном в этом районе городе с прочными строениями.

Великие Луки были окружены 20 ноября 1942 года. В тот день в городе находились около 7500 солдат всех родов войск. Среди них были солдаты 277-го гренадерского полка, 3-го полка реактивных минометов, 286-го зенитного артиллерийского дивизиона резерва Верховного главнокомандования, артиллеристы 70-го и 183-го артиллерийских полков и 736-го артиллерийского дивизиона резерва Верховного главнокомандования, а также различные тыловые службы. Командование этим «гарнизоном крепости» (как он был назван главным командованием сухопутных войск) принял подполковник фон Засс.

Группа армий «Север», к которой относилась дивизия и район Великих Лук, сразу же бросила все имеющиеся части для освобождения города от блокады. Немецкий контрудар хотя и принес облегчение, но не прорвал окружения вокруг Великих Лук и Ново-Сокольников.

У группы армий «Центр» в тот момент не было ни одного соединения в районе Великих Лук. Находившиеся поблизости дивизии были на марше в районе Невеля для последующей перевозки по железной [209] дороге на Украину. 20-я пехотная (моторизованная) дивизия генерал-майора Яшке сначала была задержана под Невелем и сразу же выдвинута к реке Ловать, где сначала должна была сдержать первые попытки ее форсирования советскими моторизованными частями. Командование группы армий поручило 59-му армейскому корпусу генерала пехоты фон дер Шевалери как можно скорее создать две боевые группы, чтобы освободить от блокады оба города.

Северная группа была создана из 20-й пехотной (моторизованной) дивизии генерал-майора Яшке, восточно-прусской 29-й пехотной дивизии генерал-майора Гёрица и остатков 83-й пехотной дивизии. Южная группа — из судетско-саксонской 331-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Баера и различных боевых групп 76-го мотопехотного, 10-го танкового полков и 237-го дивизиона штурмовых орудий — находилась под командованием начальника штаба группы армий «Центр» генерал-лейтенанта Вёлера.

Наступление для прорыва окружения вокруг Великих Лук началось 9 декабря 1942 года и остановилось через три дня в глубоком снегу, не преодолев оборону превосходящих сил противника. История восточно-прусской 291-й пехотной дивизии повествует дальше:

После дополнительного усиления дивизии было приказано начать наступление 5 декабря. Обстановка была такой, что вскоре этот приказ был изменен, и наступать требовалось уже 14 декабря без достаточной подготовки, поскольку ситуация в окруженном городе угрожающе ухудшилась и командование группы армий не считало возможным ждать дальше. Новое наступление тоже продвигалось слишком [210] медленно, и затем было окончательно остановлено с большими потерями. Только в этот день было убито и ранено 13 офицеров, среди последних был и командир 3-го батальона 506-го полка капитан Вайель.

Сосредоточение всех сил обеих дивизий, из которых 83-я пехотная через несколько дней была заменена 20-й пехотной (моторизованной) дивизией, в одну особую боевую группу под энергичным командованием генерал-лейтенанта Вёлера обстановку не изменило. Хотя к 20 декабря храбро сражающиеся, но тающие с каждым днем силы 504-го и 506-го полков заняли населенные пункты Бутитино, Пупково и Бурцево и испытали удовлетворение от того, что противник, также истекающий кровью, вынужден был подводить новые полки и ввел в бой эстонскую дивизию, 921-й стрелковый полк которой почти полностью со своими офицерами перешел на нашу сторону (1100 перебежчиков прибыли в обе дивизии), а дивизионная артиллерия была усилена несколькими тяжелыми батареями, в том числе реактивными минометами, и оказывала ужасающее действие, но сомнительный успех того, что наши потери значительно меньше потерь противника и что сковывается все больше сил противника, не мог компенсировать того, что после двенадцатидневного непрерывного наступления дивизия находилась на грани своих сил. После оттепели 16 декабря ударил сильный мороз. Вследствие этого среди промокших пехотинцев было много обморожений. Установившаяся наконец ясная погода была на руку прежде всего вражеским бомбардировщикам, которые не только затруднили наступление пехоты, но и подвергли сильным бомбардировкам огневые позиции артиллерии. [211]

Потери командного состава парализовали волю к наступлению. Тяжелейшей потерей стала гибель 22 декабря старшего адъютанта Ломайера, капитана Ката (командира 2-го батальона 505-го полка) и капитана Коха (командира 1-го батальона 504-го полка). Так дивизия потеряла двух лучших командиров. В тот день в пехоте дивизии насчитывалось всего 26 офицеров, 118 унтер-офицеров и 532 солдата. В 504-м пехотном полку осталось 7 офицеров, 32 унтep-офицераи 148 солдат, в 505-м пехотном полку — 14 офицеров, 43 унтер-офицера и 183 солдата, в 291-м саперном батальоне — один офицер, два ун-тep-офицера и 24 солдата. 24 декабря генерал Гёриц доложил, что «... гренадерские полки дивизии более наступать неспособны». Эти слова подкреплялись приведенным численным составом. Затем следовало неприятное замечание, что после потери почти всех командиров рот и батальонов их должности замещены офицерами, «которые полностью недоросли до решения задач, особенно в наступлении». Усталость после напряжения всех сил при неблагоприятных условиях настолько велика, что войска перестали реагировать на огонь и потеряли всякий наступательный порыв.

Наступление окончательно остановилось 20 декабря 1942 года. Командир 291-й пехотной дивизии 22 декабря доложил о следующей численности своих полков:

504-й гренадерский полк — 7 офицеров, 80 солдат,

505-й гренадерский полк — 14 офицеров, 244 солдата, [212]

506-й гренадерский полк — 5 офицеров, 226 солдат.

С этими силами дальнейшее наступление вести было невозможно. Только 331-я пехотная дивизия с юга приблизилась к Великим Лукам на 4 километра. После этого и ее силы иссякли. Великие Луки остались в окружении.

Зато русские были тут как тут. На второй день Рождества они штурмовали город и рассекли обороняющихся. Одна их группа была блокирована в центре города, вторая вместе с командиром оставалась в его восточной части.

Но группа армий не сдавалась.

Тем временем наступил 1943 год.

Генерал-лейтенант Вёлер, который, как и прежде, командовал боевой группой, назначил новое наступление на 9 января 1943 года. На сей раз в нем должны были участвовать моторизованные группы 5-го танкового полка, 8-го и 28-го мотопехотных полков, 118-го танкового полка и 5-го егерского батальона.

Головные танки в конце первого же дня наступления вышли к центральной части Великих Лук. Застигнутые врасплох русские быстро оправились от замешательства и перешли в контратаку. Находившиеся в восточной части города части под командованием подполковника Засса были теперь зажаты на узком участке местности и 14 января отправили последнюю радиограмму. После этого никаких известий о них не поступало.

Но в центре города солдаты продолжали вести бой. Теперь командование здесь принял командир 5-го егерского батальона майор Трибукаит. 16 января он приказал идти на прорыв. Прорвались лишь 186 солдат... [213]

Однако бои за Великие Луки были все же второстепенными на фоне крупных операций под Ленинградом и Сталинградом. Теперь Гитлер наконец-то Признал опасность советского контрнаступления. Во время доклада командующего группой армий «Центр» фельдмаршала фон Клюге 25 января 1943 года в ставке фюрера Гитлер отдал приказ, который с 1 января 1943 года утверждал следующий состав группы армий «Центр»:

9-я АРМИЯ

9-й армейский корпус: 197-я, 205-я, 330-я пехотные, 7-я воздушно-десантная дивизии;

23-й армейский корпус: 12-я, 20-я танковые, 86-я, 10-я, 206-я, 253-я пехотные дивизии;

27-й армейский корпус: 9-я танковая, 4-я пехотная (мот.), 6-я, 72-я, 87-я, 95-я, 251-я, 256-я пехотные дивизии;

39-й танковый корпус: 2-я танковая, 102-я, 216-я, 337-я пехотные дивизии;

41 -й танковый корпус: 52-я, 246-я пехотные дивизии, кавалерийская дивизия СС, 2-я авиаполевая дивизия.

3-я ТАНКОВАЯ АРМИЯ

9-й армейский корпус: 7-я, 35-я, 98-я, 252-я, 258-я, 292-я пехотные дивизии;

20-й армейский корпус: 31-я, 183-я, 255-я пехотные дивизии;

46-й танковый корпус: 5-я танковая, 36-я пехотная (мот.), 342-я пехотная дивизии.

4-я АРМИЯ

Резервы: 331-я, 442-я пехотные дивизии;

2-й армейский корпус: 260-я, 268-я пехотные дивизии; [214]

43-й армейский корпус: 34-я, 137-я, 263-я пехотные дивизии;

56-й танковый корпус: 10-я пехотная (мот.), 13-я, 267-я, 321-я пехотные дивизии.

2-я ТАНКОВАЯ АРМИЯ

Резервы: 707-я охранная дивизия;

35-й армейский корпус: 4-я танковая, 56-я, 262-я пехотные дивизии;

53-й армейский корпус: 25-я пехотная (мот.), 112-я, 134-я, 293-я, 296-я пехотные дивизии;

47-й танковый корпус: 18-я танковая, 208-я, 211 -я, 339-я пехотные дивизии;

532-е командование тылового района: 102-я королевская венгерская дивизия.

2-я АРМИЯ

7-й армейский корпус: 57-я, 75-я, 323-я пехотные дивизии;

13-й армейский корпус: 68-я, 82-я, 340-я, 377-я пехотные дивизии;

55-й армейский корпус: 45-я, 88-я, 299-я, 383-я пехотные дивизии.

Теперь для улучшения обстановки на фронте наконец пришлось отказаться от длинного выступа фронта под Ржевом, чтобы освободить дивизии для боевых действий под Сталинградом. В связи с этим командующий группой армий приказал командованию 9-й армии провести разведку для создания промежуточных линий обороны в тылу ржевско-вяземского выступа фронта. Если затем фронт будет отведен на эти линии, отсюда можно будет снять большое количество дивизий, которые сразу же могут быть переданы группе армий «Юг», в полосе [215] которой между Кавказом и Волгой нависла угроза катострофы.

По приказу Гитлера сокращения фронта в полосе группы армий «Центр» с 25 января проводились в по-лоcax обороны 9-й и 4-й армий. 9-я армия генерал-полковника Моделя в это время располагалась ни огромной дуге фронта, протянувшейся от Духовщины через Ржев до района южнее Гжатска. Отсюда до Спас-Деменска проходили позиции 4-й армии генерал-полковника Хайнрици. 17 февраля он издал Следующий приказ:

1. Для сокращения фронта и экономии сил 4-я армия предпринимает согласованный маневр с 9-й армией, отрывается от противника и отходит на заранее подготовленную позицию «Буйвол». Сроки маневра будут объявлены дополнительно.

Провести семидневные подготовительные мероприятия.

2. Маршруты движения, распределение полос, разграничительные линии, оперативное построение на позиции «Буйвол» и тыловые районы корпусов.

3. Задачи операции «Движение Буйвола».

а) 56-му танковому корпусу обеспечить прикрытие отхода армии. Для усиления ему передается 31-я пехотная дивизия из состава 12-го армейского корпуса.

б) 12-му армейскому корпусу обеспечить прикрытие южного фланга армии. Прибыв на 2-ю линию, выделить из своего состава 31-ю пехотную дивизию и передать в подчинение 56-го танкового корпуса.

в) 20-му армейскому корпусу предотвратить фронтальное наступление противника, особенно вдоль железной дороги Темкино — Вязьма. Корпусу 98-й и 292~й пехотными дивизиями в ходе общего [216] маневра отойти на 2-ю линию. Достигнув этого рубежа, передать 98-ю пехотную дивизию в состав 12-го армейского корпуса, а 292-ю пехотную дивизию — в состав 9-го армейского корпуса.

Управление 20-го армейского корпуса с корпусными частями с этого момента снимается с фронта и направляется для выполнения других задач.

г) 9-му армейскому корпусу обеспечить северный фланг армии, прилагая особые усилия к тому, чтобы предотвратить прорыв противника по обе стороны автомобильной дороги на Вязьму.

4. Организация боевых действий во время «Движения Буйвола».

а) 56-му армейскому корпусу во время «Движения Буйвола» провести операцию своими силами, чтобы сковать противника. Необходимо не дать противнику снять силы с позиций обороняющихся дивизий и сосредоточить их для наступления в направлении автодороги. Постоянно вести сосредоточенный и беспокоящий артиллерийский огонь по перекресткам и дорожным терминалам, находящимся вблизи позиций. Полная боевая готовность на позициях с «Б»+1 день. Подготовить подразделения для действий по тревоге. Обеспечить усиление частей на особо угрожаемых участках.

б) 12-му, 20-му и 9-му армейским корпусам во время отхода вести боевые действия как можно активнее. Использовать любую возможность для заманивания противника в «мешки», а затем атаковат его подвижными войсками, наносить ему ущерб и, если возможно, уничтожать. С другой стороны, подвижные войска за линией фронта должны быть в готовности быстро выявлять, атаковать и уничтожать отряды вражеских лыжников, которые будут [217] продвигаться по бездорожью через леса, чтобы перекрыть нам пути отхода. Важнейшие мероприятия во время всех зимних наступательных действий проводить на основе сильного и хорошо подготовленного огневого прикрытия артиллерией!

в) В частности:

12-му армейскому корпусу совместно с северным флангом 56-го танкового корпуса прикрыть южный фланг отходящих соединений. Командованию корпуса стремиться по мере сокращения линии фронта как можно скорее выделить резервы в полосу 183-й пехотной дивизии и постоянно усиливать этот участок во время отхода, чтобы в любых обстоятельствах предотвратить прорыв фронта вдоль автодороги.

20-му армейскому корпусу предотвратить прорыв противника к Вязьме с восточного направления. Для этого корпусу как можно быстрее сосредоточить резервы по обе стороны железной дороги Темкино-Вязьма.

9-му армейскому корпусу сосредоточить основные усилия в районе автодороги и к югу от нее. Так же, как и 20-му армейскому корпусу, ему необходимо стремиться предотвратить прорыв противника с восточного направления к автодороге и к Вязьме.

5. Разграничительные линии и рубежи.

Разграничительные линии корпусов определены на прилагаемой карте. При этом необходимо вовремя устанавливать связь с соседними соединениями. Полосы движения и прохождение разграничительных линий корпусам подробно разведать. Точно так же определение вида боевых действий и применения сил в каждом отдельном случае является задачей [218] корпусов. Темп движения и продолжительность занятия промежуточных рубежей время от времени будет определяться командующим армией. Необходимо учитывать, что на главных рубежах в зависимости от обстановки будет приказано оставаться в течение одних или нескольких суток. Упреждающими действиями обеспечить занятие соответствующего следующего рубежа частью сил в момент отхода с прежнего.

Самое позднее после отхода со 2-й линии направить крупные силы маршем на «Линию Буйвола».

6. Передовая позиция.

Перед «Линией Буйвола» занять передовую позицию и задержать на ней как можно дольше наседающего противника и выиграть время для оборудования и размещения на «Позиции Буйвола».

7. Распределение войск после занятия «Линии Быка».

а)Артиллерия:

56 тк: II/66 ап (тяжелых полевых гаубиц),

858 адн (тяжелых гаубиц),

8 дн (наблюдательный),

41 дн (арт. разведки),

12 ак: 445 адн (100-мм пушек),

845 адн (тяжелых полевых гаубиц),

58 дн (наблюдательный),

62 дн (наблюдательный),

9 ак: II/68 ап (100-мм пушки),

859 адн ( тяжелых гаубиц),

35 дн (наблюдательный),

51 дн (наблюдательный);

б) саперы:

56 тк: 614 сапп,

753 сапб, [219]

84 стрб,

9 стрб,

97 стрб,

12 ак: 40-е Ком. стр. войск,

751 сапб,

593 стрб,

571 дор.стр. б,

46 стрб,

9 ак: 628 сапб,

746 сапб,

129 стрб,

136 стрб,

137 стрб;

в) О подчинении танковых частей и штурмовых орудий последует особый приказ.

8. Расположение.

56 тк: 31 пд — мерами корпуса,

292 пд — в распоряжении командующего армией в районе в соответствии с прилагаемой картой, таким образом, чтобы дивизия из района Екимовичи в любой момент могла выступить в юго-восточном направлении в распоряжение 2 ТА или в Район 1. 292 пд 9 ак направляет через Ельню в распоряжение 56 тк.

9 ак: 342 пд в распоряжении командующего армией в районе западнее Ельни. Дивизия выделяется командующим 9-й армией.

Тыловые районы для пехотных частей определяются следующим образом: 56 тк — район Климовичи, 12 ак — район Мстиславль, 9ак — район Горки.

9. Охранение тыловых районов.

Охранение тыловых корпусных районов поручается корпусам. При этом особое внимание [220] сосредоточить на охране участка железных дорог Смоленск — Ельня — Занозная, Рославль — Белица и шоссе Рославль — Чипляево.

Действующие в тыловых районах корпусов силы 559-го тылового командования сменить до конца «Движения Буйвола» и направить для охранения тылового района армии. Прохождение границы тыловых районов корпусов предусматривается по восточной границе районов Рославльского, Стодолищенского и Починковского. О ней будет указано дополнительно.

10. Охранение флангов.

Охранение флангов во время движения войск по главным шоссейным и железным дорогам, а также в районе Вязьмы обеспечивается 18-й зенитной артиллерийской дивизией. По этим дорогам осуществляется и отход этой зенитной артиллерии.

Генерал-полковник Модель в это время распорядился силами всех имевшихся саперных и строительных частей (всего 29 000 человек) оборудовать в полосе его армии 100-километровую «Линию Буйвола». Такое наименование она получила по названию операции по отходу с Ржевского выступа «Движение Буйвола». В этих целях было построено 200 километров новых дорог и 600 километров полевых дорог, 1000 километров железнодорожных путей, 1300 километров проводных линий связи и 450 километров дальнего кабеля. Имущество — орудия, боеприпасы, бензин (около 100 000 тонн) — было эвакуировано 200 железнодорожными составами.

Тыловые службы, городские и сельские комендатуры, госпитали, части связи в последние дни [221] февраля 1942 года покидали места расположения на большом выступе фронта в районе Ржева.

Но там еще на рубеже от Духовщины до Вязьмы стояла непоколебимо 9-я армия (41-й танковый, 23-й, 27-й армейские, 39-й танковый и 9-й армейский корпуса). К ней примыкала растянутая до Спас-Деменска 4-я армия.

Отход с выступа фронта проходил с 1 марта под кодовым наименованием «Буйвол». Передвижения поиск были спланированы таким образом, что в тот день в 19 часов сражавшиеся под Ржевом дивизии, оставив прикрытие, покинули занимаемые позиции. С 18 часов с позиций уже снялись соседние дивизии, так в постоянно сужающемся пространстве в зависимости от обстановки с фронта снимались все новые и новые дивизии.

Одной из первых в ночь на второе марта главную линию обороны западнее Ржева покинула 87-я пехотная дивизия.

После ночного прохождения через линию Id, занятую 129-й пехотной дивизией, утром 9 марта артиллерийский полк вышел на 3-й промежуточный рубеж. Во второй половине того же дня на этом рубеже заняли соответствующие участки 187-й гренадерский полк (справа) и 185-й гренадерский полк (слева). Управление дивизии разместилось в Высоком.

Остатки 173-го гренадерского полка сначала были собраны в Макеево, а затем переведены оттуда в район Иаково, Сычево. Два сильно потрепанных батальона по приказу Моделя были разделены. При этом остатки 1-го батальона под командованием обер-лейтенанта Шмита переданы 187-му гренадерскому полку, а остатки 2-го батальона под [222] командованием капитана Хорльцхауэра — 185-му гренадерскому полку.

Таким образом, фактически пришел конец гордому 173-му гренадерскому полку, который с первого дня в августе 1939 года сорок два месяца делил с дивизией радость и горе, успехи и неудачи. «Официальное» расформирование было проведено только через четыре недели в ходе общего переформирования восточных дивизий с трехполкового состава по два батальона на двухполковой состав по три батальона. Но 173-му полку было суждено воскреснуть вновь почти в тот же день годом позже, весной 1944 года, когда дивизии снова переводились на трехполковой состав.

Город Ржев был оставлен в ночь на 3 марта. Позади оставались еще три пехотные роты и 129-й саперный батальон, чтобы замаскировать отход. Саперы капитана Ратенберга ранним утром взорвали мост через Волгу. После этого Ржев снова стал русским городом.

Командование Калининского фронта в это время еще не обнаружило отход 9-й армии.

Только вечером 7 марта, когда рубеж обороны немцев проходил по линии Белый (на западе), Сычевка, Вязьма, первые советские соединения перешли в наступление, чтобы попытаться помешать отходу немцев. Тем не менее немецкие дивизии смогли планомерно продолжить отход. Затем 10–11 марта советскому командованию стало наконец ясно, в чем состоит замысел немецких армий. Тем временем 5 марта немцы оставили Гжатск и неделей позже центр всего района — Вязьму. [223]

И только после этого советские танковые и стрелковые соединения перешли в наступление, чтобы попытаться помешать отходу немцев.

11 марта, после того как в течение недели (с 5 марта) 2-й батальон 481 -го полка в качестве резерва 41-го корпуса был расположен в районе Сыромятная, Плоская (52-я пехотная дивизия), дивизия продолжила отход. Им руководил снова генерал-майор Данхаузер, которого на время болезни с декабря замещал полковник Нихоф.

С 12 марта русские начали наступление. Поэтому войска были обязаны до отхода с рубежа занять последующий рубеж частями и противотанковыми средствами.

Кроме того, у них был ясный приказ не оставлять ни одного больного или раненого и каждого «не годного к транспортировке» рассматривать как «условно годного к транспортировке». В течение десяти дней 256-я пехотная дивизия последовательно занимала шесть промежуточных позиций, подобранных в ходе тщательной работы штабов:

«Линия «Нойкур» 11–12.3.

Главный перевязочный пункт: Березовка и Батурино-южн.

Стоянка транспорта: Березовка и Холомидина.

Рубеж слева направо: Свиты — Клины, Дентялово, Чалищево.

«Линия «Бавария» 12–13.3.

Командный пункт 481-го гренадерского полка — Холм; Главный перевязочный пункт — Батурино-южн. и Хадобужа, стоянка транспорта: Батурино-южн. [224]

«Линия «Саксония» 13–14.3.

КП 481-го гренадерского пока — Гордеенки,

КП 476-го гренадерского полка — Ерхово,

КП 456-го гренадерского полка — Ст. Ровни,

Главный перевязочный пункт — Хадобужа,

Стоянка транспорта — Светище и Хадобужа.

«Белорусская линия» — 14–15.3.

КП 481-го гренадерского полка: Гордеенки,

КП 476-го гренадерского полка: Ерхово,

КП 456-го гренадерского полка: Ст. Ровни,

Главный перевязочный пункт: Хадобужа,

Стоянка транспорта: Мал. Репина и Михеево,

Полевой госпиталь: Ст. Усохи.

«Пфальцская линия» 14–20.3.

КП 481-го гренадерского полка: Хадобужа.

Рубеж: Машутино, Костино, дворы Шанино, Мал. Фоменки, Бол. Фоменки, Ивкино, Ректа.

«Линия «Восточная Пруссия» (Отсечная позиция) 20–21.3.

КП дивизии: Буруково,

КП 481-го гренадерского полка: Клишма.

Но было уже поздно. В это время последние дивизии уже успели отойти. Будучи одной из фланговых, вюртембергская 260-я пехотная дивизия в те дни оборудовала свои позиции.

Прошло еще две недели. Наступила оттепель, которая настолько затруднила все передвижения, что, казалось, перечеркнула весь разработанный генштабистами план. Так как вдруг оказалось, что дальше предстоит ехать не на санях, а на подводах. Отдельные маневры увязали в грязи, но импровизация немецких солдат и тактическое превосходство [225] немецкого командования сделали невозможное возможным, и на маршрутах движения почти не было заторов. Советские войска энергично наседали. Зачастую приходилось ожесточенно сражаться за некоторые деревни, опорные пункты, перекрестки дорог или участки леса.

Немецкие подразделения вынуждены были отойти из трех опорных пунктов. Они были приняты в своих ротах. Контратакой удалось опрокинуть противника с большими для него потерями. Но и с немецкой стороны боевые группы стали меньше. Наибольшее число потерь нанесли осколочные ранения. Боевые группы сплачивались все теснее, стычки становились все более жестокими, ожесточенными. Пулемет еще вел огонь. Раздался пугающий всех крик «Патроны!». Патронов больше нет! Солдаты отбегают назад мимо горящих танков. Прибегают на опорные пункты рот: «Нам нужны патроны и ручные гранаты!» С ящиками в руках они бегут назад. Солнце садится. Через час стемнеет. Уже подбит 41 танк. 27 продолжают двигаться и вести огонь. На правом фланге противник прорвался и захватил четыре опорных пункта. В бою погибли все оборонявшиеся до одного. Противник был перед деревней, которую хотел захватить. Он строился для атаки. Его поддерживали восемь танков. Они скрывались в группе деревьев неподалеку от колхозного хлева. На одном из этих деревьев сидел артиллерист-обер-ефрейтор с радиостанцией. Он не успел слезть, а его товарищи уже погибли в бою. Снаряды вражеской артиллерии свистели над ним, не задевая его и дерево, на котором он сидел. Не успел он оглянуться, как под ним уже бежали советские солдаты. Он понял их план и по радио [227] скорректировал огонь своей батареи. Когда на артиллерийских позициях поняли, о чем шла речь, он начал наводить по этой позиции противника огонь целого дивизиона. Он сидел под огнем своих батарей, который наводил сам на себя так, что удары по советской позиции били его по ногам.

Операция «Буйвол», или «Натиск Буйвола», проходила планомерно. 25 марта немецкие войска оставили ржевский выступ фронта. Прежний фронт протяженностью 530 километров и глубиной 160 километров сократился теперь до 330 километров и больше не вдавался в глубину территории противника. Благодаря этому стало возможно освободить четыре управления корпусов, 15 пехотных, 3 танковые и две моторизованные дивизии и перебросить на другие угрожаемые участки фронта.

Новый рубеж обороны, проходивший теперь от Духовщины через Дорогобуж до Спас-Деменска, слева направо занимали 27-й армейский, 39-й танковый, 9-й и 12-й армейские корпуса. Слева направо дивизии располагались следующим образом: 256-я, 197-я, 52-я, 246-я, 253-я, 95-я, 6-я, 337-я, 35-я, 252-я, 292-я, 268-я, 260-я, 98-я и 183-я.

Командующий группой армий доложил главнокомандующему сухопутных войск:

«Маневр проведен планомерно. Противнику не удалось помешать отходу... Это — выигранное сражение!»

Позиция, на которой теперь стояла 4-я армия генерал-полковника Хайнрици, на последующие несколько месяцев стала значительно более «спокойным» фронтом, чем был фронт под Ржевом. Солдаты повсюду начали обживаться, строили землянки, [228] отрывали окопы и траншеи, прокладывали линии связи и дороги. Атаки ударных групп выясняли положение противника. Началась обычная позиционная война.

В сводках Верховного главнокомандования вермахта такой «вид боевых действий» в течение последующих недель отражался лаконичными фразами: «На восточном фронте — действия отдельных разведывательных и ударных групп, отдельные артиллерийские налеты...» Но сколько страданий, жертв и боли крылось за этим? Ведь смерть на войне не знает передышки...

Управление 9-й армии генерал-полковника Моделя в начале апреля было снято с фронта и направлено в Смоленск в распоряжение командующего группой армий «Центр». Новый участок фронта поделили между собой 4-я армия и соседняя слева 3-я танковая армия. Прежняя 9-я армия, когда-то подошедшая с Калининского направления к самой Москве, прекратила существование. [229]

Дальше