Содержание
«Военная Литература»
Военная история

I. Условия погоды

Для лиц, изучающих Ютландский бой, чрезвычайно важно постоянно помнить об изменяющихся условиях видимости в различные моменты боя. Погода имела большое влияние на его исход: можно даже утверждать, что если бы во время боя было ясно, то тактика обоих противников могла бы быть совершенно иной, чем она была в действительности. Ясная погода была бы невыгодной для того флота, который желал уклониться от боя, т.е. она была бы благоприятна для нас.

В самом начале боя линейных крейсеров видимость была сравнительно хорошей, но в 16 ч. 15 мин. она значительно ухудшилась в восточном направлении, что благоприятствовало противнику. К 17 ч. 00 мин. условия стали еще хуже. По словам Битти: «Силуэты наших кораблей выделялись на ясном горизонте в западном направлении, тогда как противник был большей частью скрыт от нас туманом, появляясь только иногда, в моменты прояснений».

К тому времени, когда вступил в бой линейный флот, эти условия еще ухудшились; небо было затянуто, дул слабый ветер, но море было спокойно. Все это вместе создавало очень [528] плохую видимость, еще более ухудшавшуюся от дыма кораблей, опознавать которые было чрезвычайно трудно.

По выдержкам из опубликованных отчетов флагманов и командиров кораблей можно видеть, что после 18 ч. 00 мин. определить более или менее точна дальность видимости было совершенно невозможно. Она непрерывно изменялась по всем направлениям. После 18 ч. 00 мин. средняя дальность видимости ни разу не превысила 60 кабельтов, но в общем она была все время еще меньше. В отдельных случаях в некоторых направлениях можно было на короткое время различить предметы на расстоянии 80 кабельтов, но зато в других направлениях они были видимы только на 10-15 кабельтов. Следует также отметить, что после 18 ч. 00 мин. за все время не было ни разу такого момента, когда хотя бы с одного из наших линейных кораблей можно было видеть одновременно более трех или четырех кораблей противника.

До настоящего момента на эти факты не было обращено достаточного внимания. За все время боя Джеллико не был осведомлен ни о силе, ни о составе германского флота, определить же это самому по тем кораблям, которые иногда случайно мелькали перед ним в тумане, он, конечно, не мог.

Утром 1 июня Джеллико сигналами запросил о местонахождении «Индефатигебла» и других кораблей. Этот факт может служить явным доказательством того, что наши потери предыдущего дня ему фактически не были известны.

Необходимо еще раз особо отметить, что каждый желающий заняться исследованием вопросов тактики в Ютландском бою или же, в частности, предполагает изучить или просмотреть схему расположения кораблей, должен непрерывно помнить о существовавших тогда условиях видимости и принимать это во внимание.

Если бы, изучая схему, мы провели окружность радиусом в 5-6 миль, принимая за центр «Айрон Дюк», то мы приблизительно получили бы то положение, какое представлялось в [529] то время Джеллико. При этом необходимо еще помнить, что большая часть пространства, находящаяся внутри этого круга, была также скрыта от него дымом различных кораблей. Однако судить о принятой тогда тактике исключительно по дальности видимости с «Айрон Дюк», было бы, конечно, неправильно. Такой метод означал бы полное игнорирование остальных кораблей, которые, занимая другое положение в общем строю, иначе представляли себе всю картину, хотя условия видимости были для них одинаково плохи. Таким образом, те схемы, в которых заштрихованные части показывают дальность видимости Джеллико, дают столь же неверное представление об общей картине боя, как и простые схемы. В действительности же мы сможем правильно и точно судить об общем положении только в том случае, если будем всегда твердо помнить, что нашим адмиралам, руководившим боем, общая картина представлялась на плоскости, как на тактическом планшете, а не с птичьего полета, с аэростата.

Дальше