Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава II.

На Южном фронте

Полки летят на запад

После разгрома котельниковской группировки Манштейна и ликвидации попытки противника деблокировать оказавшиеся в котле войска Сталинградский фронт был переименован в Южный. Его 57, 62 и 64-я армии вошли в состав Донского фронта, получившего задачу уничтожить окруженную группировку в Сталинграде. Южный фронт, включающий в себя 5-ю ударную, 2-ю гвардейскую, 51, 28, 44-ю общевойсковые и 8-ю воздушную армии, в соответствии с решением Ставки продолжал развивать наступление в юго-западном направлении. но замыслу Ростовской наступательной операции его войска наносили главный удар вдоль нижнего течения Дона на Ростов, а вспомогательный - через Сальск и Тихорецк, имея целью во взаимодействии с войсками Закавказского (Северо-Кавказского) фронта разгромить противника в междуречье Кубани и Маныча.

8-я воздушная армия в составе 2-го смешанного авиационного корпуса и восьми авиационных дивизий, в которых насчитывалось 640 боевых самолетов, из них 220 исправных, вела активные боевые действия, поддерживая наступление войск Южного фронта. Бомбардировщики и штурмовики уничтожали танки и живую силу противника в боевых порядках и в местах сосредоточения, препятствовали выдвижению вражеских войск к линии фронта. Истребители прикрывали наземные войска от ударов с воздуха, сопровождали группы бомбардировщиков и штурмовиков. Дневные бомбардировщики и штурмовики, действуя преимущественно мелкими группами, часто внезапно появлялись над вражескими войсками и наносили им ощутимый урон. Штурмовики во время атак снижались до бреющих высот, делая но 5-7 заходов на цель. [114] Результативно действовала в этот период истребительная авиация, уничтожая самолеты противника в воздухе, в первую очередь бомбардировщики. 2 января три летчика во главе с командиром 236-го истребительного полка капитаном С. М. Петуховым над полем боя встретили семь Ю-87. В результате воздушного боя было сбито три бомбардировщика, остальные поспешно сбросили бомбы на свои войска. Капитан Петухов вскоре после этого получил очередное воинское звание и орден Отечественной войны I степени.

Гитлеровское командование пыталось контратаками моторизованных частей удержать коридор для выхода своей северо-кавказской группировки через Ростов-на-Дону. Большие надежды оно возлагало на авиацию, которая представляла значительную силу. Против Южного фронта противник сосредоточил до 400 самолетов, главным образом бомбардировщики.

Стремясь ослабить авиацию противника, командование 8-й воздушной армии уделяло большое внимание нанесению ударов но его аэродромам. 9 января был совершен успешный налет на аэродром в Сальске, где скопилось до 150 вражеских самолетов. Группа Ил-2 622-го штурмового полка, ведомая командиром эскадрильи капитаном И. II. Бахтиным, под прикрытием семерки Як-1 236-го истребительного полка, которую возглавлял командир эскадрильи старший лейтенант С. Л. Белоусов, внезапно появилась над целью. Штурмовики и истребители, сделав шесть заходов, уничтожили и повредили 72 транспортных самолета на земле, а два вражеских самолета сбили в воздухе.

Семерка Ил-2, ведомая командиром эскадрильи 806-го штурмового полка капитаном С. И. Лобановым, совершили успешный налет на вражеский аэродром в районе Таганрога. Было уничтожено 11 самолетов Хе-111. Два Хе-111 и один Ю-52 успели взлететь, но были сбиты в воздушном бою. Ударам подвергались и другие аэродромы. Активную помощь наступающим частям оказала авиация юго-западнее Зимовников, где была разгромлена сосредоточенная для контрудара крупная вражеская танковая группировка.

Высокое боевое мастерство, настойчивость и упорство проявляли воздушные разведчики. Летая зачастую в плохую погоду, в условиях яростного противодействия истребителей и зенитной артиллерии, они находили важные цели, обнаруживали передвижение войск противника и [116] своевременно предупреждали о подготовке его контратак. К выполнению этой задачи привлекались экипажи 8-го разведывательного полка, бомбардировщики 270-й, истребители 268-й, штурмовики 226-й, а также самолеты По-2 272-й ночной бомбардировочных дивизий. Сведения, полученные ими, с успехом использовались в частях. В районе станиц Егорлыкская и Манычская разведчики обнаружили колонны танков противника, Под Батайском установили скопление до 300 автомашин, вблизи населенных пунктов Буденновский и Сухой насчитали до 100 танков. но данным воздушной разведки бомбардировщики и штурмовики в течение нескольких дней и ночей прицельно бомбили и штурмовали позиции врага и сосредоточение его войск.

Получив большой опыт в боях под Сталинградом, авиаторы смело вступали в воздушные схватки с численно превосходящим противником и выходили из этих боев победителями. Таких примеров становилось все больше. 27 января четверка Як-1 31-го гвардейского истребительного полка, прикрывая свои войска, встретила семерку Ю-88 и две пары Ме-109. Первую атаку наше звено произвело внезапно со стороны солнца, затем парами атаковало бросившиеся врассыпную "юнкерсы". В этом бою гвардии капитан Л. М. Решетов и гвардии лейтенант Н. Е. Глазов сбили но одному бомбардировщику, которые упали и сгорели в районе станицы Мечетинская.

2 февраля восьмерка Як-1 во главе с командиром эскадрильи 9-го гвардейского истребительного полка гвардии старшим лейтенантом Л. В. Алелюхиным встретила более 10 истребителей врага. Смелыми лобовыми атаками наши летчики сбили два Ме-109 и один Ме-110. Четверка истребителей этого же полка под командованием заместителя командира эскадрильи гвардии старшего лейтенанта Е. П. Дранищева провела бой с 25 бомбардировщиками и семью истребителями противника. Четыре против тридцати двух. Но это не смутило смельчаков. Гвардии младшие лейтенанты И. Г. Борисов и И. Я. Сержантов сбили но одному бомбардировщику.

Теснее становилось взаимодействие авиации с наземными войсками. Самолеты патрулировали над линией фронта, вели разведку артиллерийских позиций противника и но вспышкам орудийных выстрелов бомбили и обстреливали их, в результате чего артиллерийская стрельба резко сокращалась или совсем прекращалась. Под постоянным воздействием авиации находились [117] железнодорожные станции, а также колонны гитлеровцев, отступавших о Северного Кавказа. Случалось, что за одну ночь ночные бомбардировщики выполняли до 400 боевых вылетов, а некоторые экипажи но 7-8 раз поднимались и воздух. В ходе такой напряженной работы летчики и стрелки-бомбардиры помогали техническому составу подвешивать бомбы и заправлять самолеты топливом. Особенно старательно работали экипажи старшины А. В. Покликушкина из 60-го гвардейского, младшего лейтенанта Д. Л. Бушуева из 25-го гвардейского, младшего лейтенанта II. И. Голдобина из 61-го гвардейского полков.

В 60-м гвардейском полку экипаж командира эскадрильи капитана Г. М. Осипова (штурман капитан И. С. Волков) в порядке эксперимента взял на борт По-2 не 200, а 290 кг бомб. Была опасность, что самолет с таким грузом не оторвется от земли. Но Осипов успешно произвел взлет и поразил цель. В очередной полет он взлетел уже с тремя стокилограммовыми бомбами. Опыт передового экипажа сразу же нашел последователей. Вскоре с повышенной нагрузкой уже летали почти все бомбардировщики.

В этот период в частях армии развернулось снайперское движение. Авиаторы справедливо считали, что необходимо не только брать на борт больше бомб, но главное - без промаха поражать цели. Застрельщиками почина стали экипажи А. В. Покликушкина, Д. А. Бушуева, II. И. Голдобина. Широкое распространение почина способствовало росту мастерства летного состава.

Чтобы быстрее восполнять потери, в авиатехнических частях и подразделениях развернулась работа по ремонту и сбору техники. Только на полевом аэродроме Зимовники было собрано около 500 неисправных и поврежденных самолетов. За короткий срок силами заводских бригад и инженерно-авиационной службы армии более 300 из них удалось восстановить. Это стало возможным благодаря добросовестному труду и мастерству специалистов. На всю армию шла молва о технике звена лейтенанте II. Антонове, под руководством которого за короткий срок было возвращено в строй 13 самолетов.

Частая смена аэродромов базирования и значительное удаление их от баз снабжения создавали неимоверные трудности в обеспечении управления частями и соединениями и в снабжении их материально-техническими средствами. Но и здесь решающую роль играли люди - работники штабов, частей тыла и связи, которые [118] самоотверженно и часто под огнем противника выполняли боевые задачи. Напряженно трудились водители, доставляя но бездорожью грузы на большие расстояния. Лучшие из них, такие, как ефрейтор Е. Путный, рядовые Н. Сумша и А. Шарин, делились опытом работы, помогали молодым воинам осваивать шоферскую профессию. Широкое распространение среди автомобилистов получило рационализаторское движение, позволявшее значительно продлевать сроки службы автомобилей, отдельных агрегатов и деталей.

Политорганы, партийные и комсомольские организации проводили большую работу по разъяснению личному составу боевых задач, поддерживали высокий наступательный порыв, мобилизовывали людей на самоотверженную борьбу с врагом и образцовое выполнение заданий командования. Именно в эти дни генералы Т. Т. Хрюкин и А. И. Вихорев писали Верховному Главнокомандующему: "Летчики и техники, бойцы и командиры частей 8-й воздушной армии Южного фронта, воодушевленные Вашей похвалой за героическую защиту славного города Сталинграда, в неудержимом боевом порыве, в тесном взаимодействии с наземными войсками успешно продвигаются вперед. Нанося ежедневно уничтожающие удары по немецко-фашистским захватчикам, личный состав армии с энтузиазмом подхватил инициативу патриота Ферапонта Головатого, самолет которого находится в нашей армии и пилотируется лучшим летчиком майором Б. Н. Ереминым, и вносит свои сбережения на постройку новых эскадрилий боевых самолетов. За несколько дней собрано наличными 3.032.100 рублей. Сбор средств продолжается. Личный состав армии просит на собранные средства построить эскадрилью боевых самолетов "Сталинградец" В ответ была получена телеграмма с выражением благодарности и сообщением, что просьба личного состава армии удовлетворена.

К 4 февраля войска Южного фронта выдвинулись на восточные подступы к Шахтам, Новочеркасску и Ростову, а конно-механизированная группа, 44-я и 58-я армии Северо-Кавказского фронта - к Батайску. Одновременно с наземными войсками продвигались вперед и авиационные части. Как только наши войска освободили Ейск, генерал Т. Т. Хрюкин вылетел туда, чтобы организовать аэродром подскока, позволявший блокировать полеты [119] самолетов и движение кораблей противника в Таганрогском заливе. В короткие сроки аэродром был восстановлен и на нем размещены штурмовики, истребители и ночные бомбардировщики, которые начали осуществлять полеты на "охоту".

7 февраля части и соединения Южного фронта развернули решительное наступление на участке от Новочеркасска до Батайска. В ходе ожесточенных боев авиация 8-й воздушной армии осуществляла непосредственную поддержку наземных войск и прикрывала их от ударов с воздуха. Один за другим от гитлеровских захватчиков были освобождены советские города Батайск, Азов, Шахты, Новочеркасск. Вскоре враг вынужден был оставить Ростов-на-Дону и отойти на заблаговременно подготовленные рубежи. Попытки наступающих войск Южного фронта прорвать так называемый Миусфронт с ходу успеха не имели, и 18 февраля они перешли к обороне.

За период Ростовской наступательной операции части и соединения 8-й воздушной армии совершили свыше 5900 самолето-вылетов, провели 125 воздушных боев, уничтожив 78 самолетов, большое количество техники и живой силы противника{49}.

Взлетали, чтобы побеждать

Весной 1943 г. Южный фронт (с марта командующий генерал армии Ф. И. Толбухин) стабилизировался по реке Миус, на правом берегу которой немецко-фашистские войска создали мощный оборонительный рубеж. 8-я воздушная армия действовала, имея в своем составе 2-й смешанный авиационный корпус (201-я истребительная и 214-я штурмовая дивизии), 226-ю штурмовую, 268-ю истребительную, 272-ю ночную бомбардировочную, 270-ю бомбардировочную дивизии, два отдельных полка и вновь сформированный 10-й смешанный авиационный корпус (206-я, 289-я штурмовые и 287-я истребительная дивизии).

В то время как истребители армии отражали налеты врага и надежно прикрывали оборонительные позиции, коммуникации и базы снабжения войск фронта, бомбардировщики и штурмовики наносили мощные удары.

8 ночь на 14 марта на железнодорожной станции Донецко-Амвросиевка ими было уничтожено и повреждено [120] 40 вагонов с войсками и техникой и в 36 местах разрушено полотно, а на станции Кутейниково взорван эшелон с боеприпасами.

Особенно успешно действовали ночные бомбардировщики. Большое мужество и боевое мастерство проявляли экипажи 272-й ночной бомбардировочной дивизии. При выполнении боевого задания в ночь на 19 марта прямым попаданием зенитного снаряда в кабину пилота был убит летчик По-2 гвардии старший сержант А. X. Боев. Штурман экипажа гвардии младший лейтенант Г. И. Смирнов не растерялся, взял на себя управление самолетом, привел его на аэродром и благополучно совершил посадку. За выполнение задания командования, проявленные при этом мужество и боевое мастерство гвардии младший лейтенант Г. И. Смирнов был удостоен ордена Красного Знамени, одновременно ему досрочно присвоено звание лейтенанта. Погибший летчик гвардии старший сержант А. X. Боев посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. О подвиге экипажа было объявлено приказом командующего фронтом.

Бомбардировочная авиация противника, действуя с аэродромов Донбасса и Крыма, пыталась нарушить железнодорожные коммуникации фронта. Она неоднократно совершала налеты на Батайск и Ростов-на-Дону, где сходились пути из Сталинграда, Баку и Краснодара. За десять последних дней марта гитлеровцами произведено шесть массированных налетов, в которых участвовало свыше 250 бомбардировщиков и 90 истребителей.

Нелегко пришлось в этих условиях советским истребителям. 25 марта произошло 15 воздушных боев, в которых было сбито 18 самолетов противника. В этот день летчик 9-го гвардейского истребительного полка гвардии старший лейтенант П. П. Коровкин смело пошел в лобовую атаку на бомбардировщик и таранил его. Многие ростовчане были свидетелями этого подвига. П. П. Коровкин посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. В воздушных боях над Ростовом и Батайском только 9-й гвардейский истребительный полк уничтожил 16 самолетов врага.

Образец доблести и героизма в боях показывали коммунисты, а также комсомольцы, которые во всем брали пример со своих старших товарищей. Застрельщиком многих славных начинаний стал помощник начальника политотдела но комсомольской работе майор П. Т. Тронько. За короткое время в ряды комсомола было принято более [121] 400 человек. В конце марта состоялось совещание помощников начальников политорганов по комсомольской работе, на котором шла речь о личной примерности комсомольцев в предстоящих сражениях.

Весной 1943 г. в армии произошли радостные события. 18 марта три авиадивизии, а 21 марта пять полков, особенно отличившихся в Сталинградской битве, приказом НКО СССР были преобразованы в гвардейские. В начало мая еще три авиаполка стали гвардейскими, а 2-му смешанному авиакорпусу, четырем дивизиям и семи полкам было присвоено почетное наименование Сталинградских. 268-я истребительная дивизия стала именоваться 6-й гвардейской, а 226-я штурмовая и 272-я ночная бомбардировочная получили почетные наименования соответственно 1-й и 2-й гвардейских Сталинградских авиадивизий. Были переименованы и авиаполки. По случаю этих преобразований на всех аэродромах прошли митинги, на которых авиаторы клялись еще мужественнее и решительнее громить врага.

Эти знаменательные события способствовали мобилизации воинов на успешное решение трудных и ответственных задач. В боевых вылетах многие экипажи проявляли беспримерное мужество и героизм. 27 апреля успешный налет был совершен на станцию Успенская, где скопилось несколько эшелонов с войсками и техникой врага, Ко время штурмовки завязался воздушный бой. Летчик 85-го гвардейского истребительного полка гвардии младший лейтенант А. Е. Голюк, видя, что ведущего атакует ФВ-190, смело пошел на воздушный таран, жертвуя своей жизнью ради спасения командира. Всего за март и апрель частями армии было произведено 15 900 боевых вылетов, уничтожено значительнее количество войск и техники врага, проведено 105 воздушных боев, сбито 98 самолетов{50}.

Учитывая, что в конце апреля противник перебросил значительную часть авиации на Кубань, где развернулись воздушные сражения, советское командование решило усилить авиацию Северо-Кавказского фронта. Из состава 8-й воздушной армии туда были направлены 2-й смешанный авиационный корпус (201-я истребительная и 214-я штурмовая дивизии) и 287-я истребительная дивизия 10-го смешанного авиационного корпуса.

Части армии в те дни облетела радостная весть. [122] Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 г. отличившимся в боях летчикам А. И. Бородину, Н. Е. Глазову, Г. С. Данилову, В. С. Ефремову, А. Ф. Ковачевичу, В. Д. Лавриненкову, П. А. Гнидо, С. Д. Пруткову, А. М. Решетову, М. И. Смильскому, А. Ф. Соломатину, Я. Н. Топоркову, Ф. В. Тюленеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Золотые Звезды им вручал генерал Т. Т. Хрюкин. Сердечно поздравив летчиков, он призвал их повышать летное мастерство, быть примером для других. Все награжденные образцово выполняли боевые задания, не раз отмечались в приказах командования.

Для того чтобы ослабить противодействие авиации противника, части 8-й воздушной армии в мае нанесли несколько ударов но аэродромам гитлеровцев. На одном из них, расположенном вблизи Иловайска, было уничтожено 14 самолетов, а в районе Сталино летчики 270-й бомбардировочной дивизии разрушили летное поле и уничтожили 19 самолетов{51}.

Кроме того, в целях защиты самолетов от воздушного нападения было построено 869 капониров, в которых укрывали материальную часть, для рассредоточения авиации дополнительно подготовлено 19 грунтовых полос. Около действующих аэродромов срочно оборудовались ложные, на которых воины тыловых подразделений имитировали активную летную работу: включали стартовые огни, производили взрывы и пожары. В результате противник сбросил на них в десятки раз больше бомб, чем на действующие. Так, за полтора месяца в июне - июле авиация противника сбросила на ложные аэродромы 8-й воздушной армии 2214 бомб весом 46 755 кг. На настоящие за это время была сброшена всего 61 бомба общим весом 2750 кг 2{52}.

Вручая боевые награды смельчакам 372-го батальона аэродромного обслуживания, которые работали на ложном аэродроме, куда было сброшено более 500 бомб, командующий воздушной армией говорил им: "Вы умело обманывали врага, отвлекая удары от наших боевых аэродромов". Среди награжденных были старший сержант Д. Ковтун, ефрейтор Е. Кузьменко, рядовые Д. Шурша и П. Яковчук. [123] С 6 но 8 мая но плану Ставки ВГК проводилась воздушная операция шести воздушных армий для уничтожения авиации противника на аэродромах. Утром 6 мая был нанесен массированный удар по 17 вражеским аэродромам, три из которых атаковали части 8-й армии. Днем 6, утром 7 и 8 мая состоялись повторные налеты. Всего за операцию было уничтожено и выведено из строя 506 вражеских самолетов. Застигнутый врасплох, противник не смог оказать организованного противодействия. Часть аэродромов, где базировались гитлеровские истребители, была заблокирована с воздуха. Большую роль в этом сыграла воздушная разведка, которая заблаговременно вскрыла базирование и состав вражеской авиации.

7 мая во время массированного удара по аэродрому группа в составе 11 Як-1, ведомая командиром эскадрильи 73-го гвардейского истребительного полка гвардии капитаном А. Ф. Соломатиным, вступила в воздушный бой с 12 Ме-109. Два самолета гитлеровцев были сбиты.

Успешные боевые действия в тылу противника вели истребители, организовавшие "свободную охоту". Вся фронтовая полоса была разделена на пять зон. Для увеличения радиуса полетов экипажи взлетали с передовых аэродромов Ейск, Марьевка, Ровеньки. За семь дней "охотники" выполнили 156 самолето-вылетов, сбили семь самолетов, уничтожили 29 автомашин, повредили семь паровозов, потопили три катера. Особенно больших результатов добились гвардии старший лейтенант А. В. Алелюхин, гвардии лейтенанты П. Я. Головачев и И. В. Тимофеенко.

Успешно атаковали морские цели штурмовики 1-й гвардейской дивизии, которые за семь групповых вылетов с аэродрома Ейск потопили в Таганрогском заливе четыре буксира, четыре сторожевых катера, три шхуны, биржу и пять моторных лодок с войсками, не потеряв ни одного своего экипажа. 11 мая Герой Советского Союза гвардии подполковник Л. Л. Шестаков, вылетев во главе четверки, уничтожил вражеский катер в районе Кривой Косы, а 12 мая сбил Ю-52 в районе Мариуполя.

8 мае 1943 г. решением Центрального Комитета партии проведена перестройка партийных и комсомольских организаций в Красной Армии. Первичные партийные организации создавались в батальонах и эскадрильях, а полковое бюро приравнивалось но правам к партийному комитету, В ротных, батальонных, эскадрильских и [124] полковых организациях назначались парторги. Перестройка партийных организаций повысила их роль в воспитании личного состава, подняла авторитет партийного актива и каждого коммуниста.

Командование и политорганы, партийный и комсомольский актив воздушной армии проявляли особую заботу о поддержании высокого боевого духа, организованности и твердой воинской дисциплины. Широко пропагандировались героические подвиги бойцов и командиров, отличившихся в наступательных боях под Сталинградом, на Северном Кавказе и на Дону. При подготовке к боевым действиям учитывались требования о расстановке коммунистов в экипажах самолетов, в подразделениях и частях, многое делалось для того, чтобы обеспечить партийное влияние там, где непосредственно решались боевые задачи. В центре внимания политработников находились также вопросы политического воспитания и культурного досуга личного состава. Неослабная и постоянная забота проявлялась о повышении бдительности воинов.

Жаркими были майские дни над Миус-рекой. Если в апреле на Ростов-на-Дону и Батайск гитлеровцами было сделано 1840 самолето-вылетов, то в мае - уже более трех тысяч. Были дни, когда в небе над этими городами одновременно находилось до 150 вражеских самолетов. С большим напряжением действовали в этих условиях советские авиаторы. Всего в мае части и соединения 8-й воздушной армии произвели 2510 боевых вылетов, в том числе 1366 днем и 1144 ночью.

Не ослабла активность авиации противника и в июне. Почти ежедневно вспыхивали воздушные схватки. В них, как всегда, советские летчики демонстрировали образцы смелости и отваги. Мужественно выполняли задачи экипажи ночных бомбардировщиков. В ночь на 3 июня в районе Донецко-Амвросиевки самолет По-2 61-го гвардейского бомбардировочного полка, попав в лучи прожектора, был обстрелян зенитками. Летчик получил ранение, самолет сорвался в штопор. Штурман гвардии старший лейтенант Н. А. Белан, взяв управление на себя, вывел машину из зоны зенитного огня и благополучно возвратился на аэродром. Этот мужественный поступок командующий воздушной армией поставил в пример всему личному составу. Штурман был награжден орденом Красного Знамени.

Героические подвиги являлись вдохновляющим [125] примером для всего личного состава армии. Летчики М. Е. Асташкин, М. Д. Баранов, А. П. Блохин, И. П. Веденин, С. А. Куница, А. А. Маланов, В. Т. Топольский, М. И. Шилов, погибшие в небе Одессы, Харькова и Сталинграда, были навечно зачислены в списки воинских частей. В приказе командующего Южным фронтом от 10 июля 1943 г. говорилось, что "память о них будет жить в сердцах советских людей вечно, переходить из поколения в поколение, укрепляя в советском человеке великое чувство любви и безграничной преданности Родине, готовности отдать свою жизнь во имя свободы и счастья Отечества". С помощью партийных и комсомольских организаций командование и политорганы умело воодушевляли личный состав на героические подвиги во имя Родины.

17 июля войска Южного и Юго-Западного фронтов начали Миусскую наступательную операцию, имея приказ сковать, а при благоприятных условиях разгромить группировку противника в Донбассе, не допустить переброски ее сил против советских войск в районе Курского выступа. Главный удар войска Южного фронта наносили силами трех армий (5-й ударной, 2-й гвардейской и 28-й) из района Ровеньки в направлении Артемовна, Успенская, Федоровка с целью охватить с севера основные силы таганрогской группировки противника и освободить Таганрог. Вспомогательные удары на правом крыле фронта наносила 51-я, а на левом - 44-я армии.

Действия общевойсковых соединений фронта поддерживала с воздуха 8-я воздушная армия, сосредоточившая свои основные усилия на главном направлении. В первый день наступления авиаторы подавляли огневые средства противника и прокладывали путь танкам и пехоте по правому берегу реки Миус тянулись линии траншей, железобетонные и земляные укрепления, минные поля, проволочные заграждения и противотанковые рвы, которые в течение многих месяцев возводили немецко-фашистские войска. Ударами с воздуха летчики помогали наступавшим войскам взламывать оборону. Командование общевойсковых соединений выражало им свою признательность за активную поддержку. Командир 4-го гвардейского механизированного корпуса писал 18 июля: "Сегодня в действиях наших штурмовиков мы видели все лучшее, что могли видеть с начала войны"{53}. [126] Группы штурмовиков и бомбардировщиков сопровождали истребители, ведя порой неравные воздушные бои. Среди летчиков-истребителей отважно сражались девушки. Шесть вражеских самолетов сбила летчица 73-го гвардейского истребительного полка гвардии лейтенант Е. В. Буданова. Она сражалась над Сталинградом, Ростовом-на-Дону и в Донбассе. Правительство наградило ее орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени. В этом же полку воевала комсомолка Л. В. Литвяк, на боевом счету которой было 12 сбитых самолетов. Когда Литвяк погибла, Военный совет Южного фронта выпустил листовку, заканчивающуюся словами: "В грозном гуле краснозвездных самолетов слышим мы грядущую победу, за которую Лиля отдала свою яркую жизнь. Товарищ! Где бы ты ни сражался, запомни светлый образ летчицы Лили Литвяк как символ вечно немеркнущей молодости, как символ борьбы и победы. Пусть образ девушки-героя вдохновит тебя на новые подвиги в боях с ненавистным фашизмом".

Авиация тесно взаимодействовала с пехотой и танками. Командующий воздушной армией и его заместитель, обычно находясь вместе с командующими общевойсковыми армиями на их передовых командных пунктах, согласовывали усилия авиации с требованиями наземных войск, внося коррективы в действия авиаторов в зависимости от складывающейся обстановки. Особые трудности возникали при вводе в прорыв танковых частей и соединений. Но личное общение командующих помогало решать стоящие перед объединениями задачи.

22 июля Военный совет фронта наградил орденами шесть экипажей 75-го гвардейского и 655-го штурмовых полков за постановку дымовых завес под шквальным огнем противника. Дымовую завесу летчики ставили с высоты 15-20 м, обеспечив танкистам быстрый захват важных рубежей на участке Семеновский, Криничка.

Эффективную тактику применили бомбардировщики 270-й дивизии полковника Г. А. Чучева. В период затишья между боями два полка дивизии были подготовлены к нанесению ударов с пикирования звеньями самолетов Пе-2. Чередуя в ходе налетов действия с пикирования и горизонтального полета, они расстраивали прицельность огня немецких зенитчиков и добивались высокой точности поражения целей.

В конце июля гитлеровцы начали переброску из-под Харькова на Миусфронт танкового корпуса СС в составе [127] дивизий "Мертвая голова" и "Рейх", а также 3-й танковой дивизии. Непрерывная разведка, которую вели части 8-и воздушной армии, позволила командованию своевременно вскрыть перегруппировку сил противника, подход его резервов и подготовку контратак. Наша авиация активно препятствовала также подходу вражеских резервов. 28 июля шестерка Ил-2, ведомая командиром эскадрильи 76-го гвардейского штурмового полка гвардии капитаном Ф. А. Безугловым, атаковала в районе населенного пункта Мануйлово скопление танков. 30 июля восьмерка Ил-2 74-го гвардейского штурмового полка под командованием Героя Советского Союза гвардии капитана М. И. Смильского, обнаружив танковую колонну противника, сбросила на нее 1200 противотанковых авиационных бомб и подожгла 15 танков. При этом группа потерь не имела. Приказом командующего воздушной армией гвардии капитан М. И. Смильский был объявлен лучшим летчиком-штурмовиком Южного фронта.

Ночные бомбардировщики наносили удары по железнодорожным эшелонам и колоннам войск противника, которые подходили к линии фронта, бомбардировали скопления войск и огневые позиции. Две недели шли непрерывные бои. Напряжение боевой деятельности авиации 8-й воздушной армии достигало 4-5 боевых вылетов на каждый самолет в сутки, а ночные бомбардировщики делали но 6-7 вылетов за ночь.

Развернутая система управления авиацией над полем боя обеспечивала четкую и непрерывную информацию летчиков о воздушной обстановке, позволяла командованию осуществлять массированные действия, поддерживать постоянное превосходство в воздухе. В эту систему входили радиостанции оповещения, наведения и целеуказания, а также авиационные представители и наводчики, находившиеся на переднем. крае обороны вместе с командирами взаимодействующих общевойсковых соединений. Авиационные наводчики информировали ударные группы штурмовиков и бомбардировщиков о наземной и воздушной обстановке, предупреждали их о продвижении и перемещениях своих войск, нацеливали на наиболее важные объекты противника.

Командующий армией и его заместители, руководя действиями авиации над полем боя с передовых командных пунктов, имели возможность в любой момент вызвать с аэродромов эскадрильи истребителей для [128] отражения налета противника и прикрытия своих войск, а по запросам пехотинцев, танкистов и артиллеристов направить штурмовиков и бомбардировщиков туда, где они больше всего были необходимы.

Твердо и умело управлял истребителями над полем боя командир 6-й гвардейской истребительной дивизии гвардии генерал-майор авиации Б. А. Сиднев, передовой командный пункт которого был развернут вблизи линии фронта в районе Куйбышево. Истребители этой дивизии за 15 дней июля с помощью радионаведения сбили 48 самолетов.

30 июля противник нанес сильный контрудар в районе Степановка, Мариновка, введя в бой сотни танков при массированной поддержке с воздуха. Авиация гитлеровцев за 30 и 31 июля произвела до 1800-2000 самолето-пролетов над войсками фронта. Бомбардировщики налетали группами по 25-40 "юнкерсов" в сопровождении такого же количества истребителей. В воздухе вспыхивали ожесточенные бои. Советские истребители при тесном взаимодействии ударных и прикрывающих групп вели успешные воздушные бои с превосходящим по численности противником и одерживали победы.

Четверка Як-1 85-го гвардейского истребительного полка, ведомая командиром эскадрильи гвардии капитаном Р. И. Слободенюком, атаковала в районе Мариновки 25 Ю-87, сопровождаемых "мессершмиттами". В ходе воздушного боя гвардии капитан Р. И. Слободенюк, гвардии старший лейтенант Ф. С. Ветчинкин и гвардии младший лейтенант М. Г. Гамшеев сбили но "юнкерсу".

Восьмерку Ил-2 74-го гвардейского штурмового полка гвардии капитана С. И. Жарикова в районе Степановки атаковали "мессершмитты". Штурмовиков надежно прикрывала шестерка Як-1 73-го гвардейского истребительного полка. В бою враг потерял два "юнкерса" и один "мессершмитт", а штурмовики возвратились без потерь.

Борьба над Миусфронтом носила крайне ожесточенный характер. В июле летчики армии провели 273 воздушных боя и сбили 243 самолета противника. Было произведено 9395 боевых вылетов, повреждено и уничтожено 290 танков, 122 орудия, 830 автомашин и выведено из строя свыше 2,4 тыс. вражеских солдат{54} [129] Несмотря на то что оборона немецко-фашистских войск на Миусе не была прорвана, наступление сыграло немалую роль. Активными действиями Южный фронт сковал крупную группировку противника в Донбассе, не позволив ему снять отсюда войска и перебросить их под Курск, где решалась судьба всей летне-осенней кампании 1943 г. Более того, для действий против Южного фронта противник перебросил значительные силы из-под Харькова. Гитлеровцы понесли существенные потери в живой силе и технике, в том числе в результате активных действий 8-й воздушной армии, которая на протяжении всего периода с февраля по август 1943 г. вела непрерывные бои, произведя 29 770 самолето-вылетов.

За освобождение Донбасса

По плану Донбасской наступательной операции, проводимой в августе и сентябре 1943 г., Южному фронту в составе 2-й гвардейской, 5-й ударной, 28, 44 и 51-й общевойсковых армий, 2-го и 4-го механизированных, 4-го кавалерийского гвардейских корпусов и 8-й воздушной армии предстояло нанести главный удар из района Куйбышево на Сталино, прорвать вражескую оборону на реке Миусс и в тесном взаимодействии с Юго-Западным фронтом разгромить противника на юге Донбасса, а в дальнейшем наступать на Мелитополь в направлении Крыма и низовий Днепра.

В состав 8-й воздушной армии к этому времени входили 270-я бомбардировочная дивизия, 1-я штурмовая, 6-я истребительная, 2-я ночная бомбардировочная гвардейские дивизии. 10-й смешанный корпус был переформирован в 7-й штурмовой корпус (206-я, 289-я штурмовые и 236-я истребительная дивизии). С Кубани прибыла 9-я гвардейская истребительная дивизия полковника И. М. Дзусова. В сентябре в состав армии был включен 3-й истребительный корпус под командованием генерал-майора авиации Е. Я. Савицкого. Боевой состав армии возрос до 924 самолетов, превосходя авиацию противника, действовавшую против Южного фронта, в 1,4 раза.

В частях и соединениях была проведена тщательная подготовка к предстоящим боевым действиям. В ходе ее ведущие групп на местности изучали оборону противника и опорные пункты, по которым предстояло наносить удары.

18 августа перешли в наступление 5-я ударная и 2-я [130] гвардейская армии Южного фронта. За день они вклинились в оборону противника до 10 км. Введенный в прорыв в полосе 5-й ударной армии 4-й гвардейский механизированный корпус к исходу второго дня продвинулся в западном направлении до 20 км, преодолел оборонительный рубеж на реке Крынка и захватил плацдарм на ее правом берегу. Развивая наступление в направлении на Амвросиевку, войска фронта расчленили группировку противника на две части, а затем нанесли удар на юг в направлении Таганрога.

Большую помощь наземным войскам в прорыве обороны врага на Миусе оказала авиация 8-й воздушной армии. В ночь перед наступлением ночные бомбардировщики подавляли систему огня в главной полосе и изнуряли живую силу гитлеровцев. В течение первых 20 минут штурмовики непрерывными атаками с воздуха уничтожали огневые средства противника на переднем крае его обороны. После этого они перешли к эшелонированным ударам по артиллерийским батареям и танкам. В течение четырех часов небольшими группами они появлялись над полем боя через каждые 15-20 минут. В это время бомбардировщики наносили удары по живой силе и технике в глубине обороны противника.

Вражеская авиация, действуя группами по 9-20 бомбардировщиков под прикрытием истребителей, пыталась остановить дальнейшее продвижение частей 5-й ударной армии. В первый день наступления произошло 19 групповых воздушных боев, в результате которых было сбито 12 самолетов противника. Части и соединения воздушной армии 18 августа совершили 919 боевых вылетов.

Действенную поддержку наземным войскам оказывали летчики 2-й гвардейской ночной бомбардировочной дивизии. Экипажи сбрасывали светящиеся авиационные бомбы (САБ) и помогали танкистам вести ориентировку на местности, одновременно подавляли артиллерию противника и его огневые точки. Большую помощь наземным войскам оказали экипажи 60-го гвардейского полка ночных бомбардировщиков, которые начиная с вечера каждые 25-30 минут точно подвешивали САБы над намеченными пунктами. Эти "фонари" позволяли танкистам в условиях темной ночи выполнять поставленную задачу. Такое обеспечение боевых действий было применено впервые и являлось новшеством в тактике ночных бомбардировщиков. [131] Во второй половине дня 20 августа противник силой до трех пехотных полков и 70 танков нанес два встречных удара с севера и юга на Семеновский и Алексеевку, потеснив наши части. Создалась серьезная угроза для войск 5-й ударной армии, вышедших к реке Крынка. Противник стремился создать превосходство в воздухе и с помощью авиации остановить наступление. Но этого сделать ему не удалось. Истребители 8-й воздушной армии прочно удерживали инициативу в воздухе. Только 20 августа они провели 40 воздушных боев и сбили 38 вражеских самолетов. Штурмовики и бомбардировщики под надежным прикрытием истребителей наносили точные и сосредоточенные удары но контратакующему противнику.

Всего 20 августа 8-я воздушная армия произвела более 1000 боевых вылетов{55}. В тот день особенно отличилась восьмерка Ил-2, ведомая командиром эскадрильи 232-го штурмового полка капитаном 3. С. Хиталишвили. Она внезапно атаковала скопление противника на юго-западной окраине Успенской и нанесла ему большой урон. При отходе от цели младший лейтенант П. II. Евдокимов увидел, что младшего лейтенанта В. Н. Ермакова пытается атаковать вражеский истребитель. Евдокимов дал прицельную очередь и сбил Ме-109. Вся группа благополучно возвратилась на аэродром. Другая группа 655-го штурмового полка под командованием старшего лейтенанта В. А. Кондакова в этот день нанесла удар по скоплению живой силы и техники в районе Саур-Могильский и провела воздушный бой с 50 самолетами противника. Штурмовиков прикрывали четыре Як-1 85-го гвардейского истребительного полка. В результате боя было сбито шесть Ю-87 и один Ме-109.

Успешные действия авиаторов стали хорошей поддержкой наземным войскам. Понеся большие потери, противник вынужден был прекратить контратаки, отойти за Крынку, сохранив за собой плацдарм на левом берегу реки в районе Успенской. 4-й механизированный корпус продолжал наступать из района Колпаковки в направлении Донецко-Амвросиевки. После успешной бомбардировки с воздуха 23 августа советские войска овладели этим важным узлом вражеской обороны. [151] Ударная группировка Южного фронта нависла над 29-м немецким армейским корпусом, который оборонялся северо-западнее Таганрога. 26 августа 4-й механизированный и 4-й кавалерийский гвардейские корпуса начали наступление в направлении на Таганрог и стали успешно продвигаться по тылам противника в обход таганрогской группировки врага. Успеху подвижных соединений фронта в значительной степени содействовала авиация, которая надежно прикрывала их с воздуха, а в районе Анастасиевка, Марфинская нанесла большой урон войскам противника, сосредоточившимся для контратаки.

Истребители в течение 27 августа провели 16 воздушных боев и уничтожили 15 вражеских самолетов. Перед выходом наших войск к Таганрогу бомбардировщики 270-й дивизии действовали по скоплению противника в порту, в море и по переправам через лиман. 30 августа в результате решительного штурма наземных войск при активном участии 8-й воздушной армии и кораблей, высадивших десант, Таганрог был освобожден, а остатки вражеских войск, оборонявшихся на реке Миус, окружены и 31 августа окончательно ликвидированы. 270-я бомбардировочная дивизия, отличившаяся в боях за город, получила почетное наименование Таганрогской.

Ростовский обком ВКП(б) и областной Совет депутатов трудящихся обратились с письмом к личному составу 8-й воздушной армии, в котором писали: "Своей героической борьбой с немецко-фашистскими захватчиками, отвагой, доблестью и мужеством вы еще раз продемонстрировали высокое умение бить врага наверняка... Слава героям воздушных боев за полное очищение Ростовской области и города Таганрога от немецко-фашистских захватчиков"{56}.

Получив это письмо, генерал Т. Т. Хрюкин наложил резолюцию: "Весьма срочно... Прочесть перед строем!" Такие патриотические письма от тружеников тыла играли большую роль в поднятии боевого духа воздушных бойцов.

В подготовительный период и в ходе наступления части и соединения армии совершили за август 15642 боевых вылета. На объекты противника были сброшены сотни тонн фугасных и осколочных, 55 448 противотанковых бомб, выпущено 11753 реактивных снаряда. [133] Техническим составом отремонтировано и восстановлено 299 самолетов{57}.

На протяжении операции штурмовики и бомбардировщики, оказывая активную поддержку сухопутным войскам, уничтожали пехоту, танки, артиллерию и минометы, препятствовали подходу резервов противника, нарушали его железнодорожные перевозки. Бесстрашно действовали над полем боя штурмовики. С небольшой высоты, делая но нескольку заходов на цель, самолеты Ил-2 уничтожали врага, в отдельных случаях вступали в бой с бомбардировщиками и срывали их удары по нашим войскам. Успешный воздушный бой 30 августа провела шестерка Ил-2 655-го штурмового полка, ведомая капитаном С. В. Григоренко, с большой группой вражеских самолетов и сбила семь из них.

Несмотря на возросшее противодействие немецко-фашистских истребителей, воздушная армия удерживала господство в воздухе. Особенно успешно действовали 6-я и 9-я гвардейские истребительные дивизии. В ожесточенных воздушных боях неувядаемой славой покрыли себя Герои Советского Союза А. В. Алелюхин, Д. Б. Глинка, Г. Г. Голубев, Н. Е. Лавицкий, А. И. Покрышкин, Г. А. Речкалов. К этому времени А. И. Покрышкин совершил 441 боевой вылет, участвовал в 95 воздушных боях, сбил 34 самолета лично и 6 в группе. Отважно сражался над Миусом Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант В. Д. Лавриненков. Во время атаки немецкого самолета-корректировщика он крылом истребителя отбил ему хвостовое оперение, сам выбросился с парашютом, но приземлился на территории, занятой противником. Этот воздушный бой наблюдал генерал Т. Т. Хрюкин со своего передового командного пункта. Когда парашют относило ветром на запад, он уже не мог помочь летчику.

Тяжелые испытания пришлось выдержать Лавриненкову в плену у фашистов, которые вскоре установили, что он Герой Советского Союза, и направили его в Берлин. по пути следования летчик на ходу выпрыгнул ночью из вагона в районе Фастова, добрался до партизан, переправился через Днепр, перешел линию фронта и через три месяца возвратился в свой полк. Снова встав и строй, Лавриненков отважно воевал до Победы и был [134] награжден второй медалью "Золотая Звезда". Войну закончил командиром полка.

1 сентября войска Южного фронта начали преследование отходящего противника. 6-я немецко-фашистская армия получила задачу отойти на оборонительный рубеж по правому берегу реки Молочная. Но до Молочной у нее было несколько промежуточных оборонительных рубежей. Наиболее сильный из них проходил через Макеевку, восточное Сталино, и далее на юг но реке Кальмиус. Отход главных сил противник прикрывал подвижными арьергардами.

Перед Южным фронтом противник имел до 750 самолетов, из них примерно 350 в первой линии. 8-я воздушная армия превосходила авиацию противника и прочно удерживала господство в воздухе, надежно прикрывая передовые отряды и авангарды общевойсковых армий, а также 4-го и 5-го кавалерийских гвардейских корпусов, действовавших по тылам противника. В целях авиационного обеспечения рейда 4-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Н. Я. Кириченко к нему была направлена оперативная группа штаба воздушной армии. Для прикрытия конницы с воздуха нужны были истребители, а они из-за недостаточного радиуса действий не могли продолжительно патрулировать над удаленными от линии фронта районами, куда выходила конница. Стоило нашим истребителям уйти из района патрулирования, как прилетали фашистские самолеты и наносили большой ущерб кавалерийским подразделениям. Учитывая это, генерал Т. Т. Хрюкин предложил кавалеристам готовить посадочные площадки в тылу для действий методом засады. С этих площадок истребители взлетали на перехват самолетов противника, не позволяя им штурмовать конницу. Такой метод значительно повысил надежность авиационного обеспечения кавалерии, действовавшей во вражеском тылу.

Прикрываясь арьергардами, противник стремился организованно отвести свои войска и как можно больше вывести из Донбасса награбленного имущества. Препятствуя этому, авиация 8-й воздушной армии в тесном взаимодействии с 17-й воздушной армией Юго-Западного фронта наносила бомбово-штурмовые удары по железнодорожным узлам и отходящим вражеским колоннам. Успешные налеты произвела 270-я бомбардировочная дивизия на станцию Волноваха, где скопилось много эшелонов с техникой, имуществом и живой силой [135] гитлеровцев. Активно велась борьба с железнодорожными перевозками на участках Сталино - Красноармейское и Макеевка - Краматорск. Непрерывные удары по скоплениям войск противника на дорогах наносили штурмовики, истребители и ночные бомбардировщики.

6 сентября три группы 75-го гвардейского штурмового полка под командованием гвардии старшего лейтенанта Д. Т. Прудникова и командиров эскадрилий гвардии капитанов Г. Р. Кривошлыка и В. Ф. Стрельцова нанесли бомбово-штурмовой удар по станции Ясиноватая. В районе Васильевки они встретили три группы бомбардировщиков противника и вместе с шестеркой истребителей 85-го гвардейского полка атаковали их. В результате воздушного боя уничтожено восемь вражеских самолетов.

В тот же день шестерка Як-1 402-го истребительного полка штурмовала колонну отступающих войск в районе Марьинки, уничтожив несколько автомашин и более 10 повозок. Во время штурмовки истребители встретили группу Ю-52. В ходе боя майор А. У. Еремин, капитан А. Е. Рубахин и младший лейтенант В. А. Егорович подожгли по одному "юнкерсу".

9 сентября восьмерка 9-й гвардейской истребительной дивизии под командованием гвардии капитана К. Вишневецкого в районе Пришиба провела воздушный бой сначала с девяткой Хе-111, уничтожив два из них, потом со второй девяткой Хе-111 и с двумя группами до 15 Ю-87. Были сбиты еще два "хейнкеля" и три "юнкерса".

В период преследования врага большую партийно-политическую работу вели политорганы, партийные и комсомольские организации. На коротких собраниях коммунистов и комсомольцев перед боевыми вылетами подводились итоги боев, шел прием отличившихся в партию и комсомол. На политинформациях личному составу сообщалось о ходе борьбы за освобождение Донбасса и положении на других фронтах. Особенно большую роль и этот период играла печать. Армейская газета "Сталинский воин" широко освещала подвиги воздушных бойцов в небе Донбасса и самоотверженную работу техников, механиков, специалистов тыла и связи по обеспечению боевых действий.

Стремительно продвигаясь на запад, авиационные полки и батальоны аэродромного обслуживания но 4- 5 раз перебазировались, преодолевая большие [136] трудности в связи с отсутствием дорог, большим удалением армейских баз снабжения и недостатком автотранспорта. В течение августа и сентября штаб воздушной армии шесть раз менял места дислокации. Связисты, как всегда, первым эшелоном двигались вперед для подготовки пунктов управления в новых районах и последними покидали старые места, где сворачивали линии связи. Разрушения местных узлов и постоянных линий связи осложняли их работу на новых местах базирования. Наиболее надежным видом связи в этих условиях было радио. Широко использовались и самолеты 40-й отдельной эскадрильи. В ходе маневренных действий войск и частых перебазирований от связистов требовалась четкая и напряженная работа. Подчиненные полковника А. Д. Степапяна и его заместителя инженер-майора А. В. Волкова успешно справлялись с поставленными задачами.

б сентября советские войска вступили в Макеевку, а 8 сентября был освобожден главный город Донбасса - Сталино. В ночь на 10 сентября корабли Азовской военной флотилии высадили десант в Мариуполе. Утром в город ворвались части Южного фронта, которые надежно прикрывала с воздуха 9-я гвардейская истребительная дивизия, получившая почетное наименование Мариупольской. Летчики этой дивизии в небе Мариуполя сбили 27 вражеских самолетов.

В течение всей операции по освобождению Донбасса и Приазовья части и соединения 8-й воздушной армии вели непрерывные напряженные боевые действия. В сентябре они произвели 16230 боевых самолето-вылетов, из них 13 400 днем и 2830 ночью. При этом было уничтожено и повреждено 183 танка, 1190 автомашин с войсками и грузами, 82 паровоза и 590 железнодорожных вагонов, создано 450 очагов пожара, рассеяно и уничтожено до 7,5 тыс. гитлеровцев. За месяц проведено 453 воздушных боя, в которых врагом потеряно 330 самолетов, а советскими авиаторами - в 10 раз меньше{58}.

В небе Северной Таврии

На оборонительном рубеже, который проходил но берегу реки Молочная, противник оказал войскам Южного фронта упорное сопротивление. Это был один [137] из наиболее укрепленных участков, прикрывавший Северную Таврию и подступы к Крыму. Оборонительный рубеж враг насытил многими огневыми средствами и хорошо оборудованными фортификационными сооружениями. Он включал 2-3 полосы обороны с развитой системой траншей, огневых точек, многочисленными противотанковыми и противопехотными заграждениями.

С 26 сентября войска Южного фронта (с 20 октября 4-го Украинского фронта) проводили Мелитопольскую наступательную операцию с целью разгрома группировки немецко-фашистских войск, оборонявшихся на рубеже река Молочная, освобождения Северной Таврии и выхода к низовьям Днепра. Войскам фронта противостояла 6-я немецко-фашистская армия, имевшая в своем составе 20 дивизий и поддерживаемая частью сил 4-го воздушного флота.

8-я воздушная армия в составе 3-го истребительного и 7-го штурмового авиакорпусов, 6-й и 9-й истребительных, 1-й штурмовой, 2-й 'ночной бомбардировочной гвардейских дивизий, 270-й бомбардировочной дивизии, 8-го отдельного разведывательного полка имела 905 боевых самолетов. Противник держал перед Южным фронтом авиационную группировку в 600-650 самолетов, в том числе около 500 бомбардировщиков.

Воздушная армия получила задачу штурмовыми и бомбардировочными ударами оказать наземным войскам поддержку при прорыве оборонительной полосы, надежно прикрыть их с воздуха и обеспечить действия подвижных соединений фронта при введении в прорыв и преследовании противника. Выполняя эту задачу в условиях затяжных и упорных боев, которые вели наземные войска, бомбардировщики и штурмовики подавляли артиллерийские и минометные батареи, опорные точки и живую силу противника на направлении главного удара. В течение 6-7 часов группами но 8-12 самолетов они действовали над полем боя.

Эффективные налеты осуществляли бомбардировщики на железнодорожные станции, переправы через Днепр, склады с горючим и боеприпасами. В ночь на 27 сентября самолеты По-2 25-го гвардейского полка ночных бомбардировщиков уничтожили три переправы через Днепр в районе Никополя, а в ночь на 30 сентября 39 бомбардировщиков 2-й гвардейский ночной бомбардировочной дивизии совершили массированный налет и [138] помогли нашим войскам прорвать оборону противника в районе Розенталь, Червонный, Новолюбимовка.

Истребители методом патрулирования прикрывали наступающие войска, сопровождали группы штурмовиков и бомбардировщиков, а когда позволяла воздушная обстановка, участвовали в штурмовке наземных войск противника. Восьмерка 16-го гвардейского истребительного полка под командованием гвардии старшего лейтенанта А. В. Федорова в районе прикрытия боевых порядков наземных войск провела успешный воздушный бой с двумя группами "юнкерсов", сопровождаемых "мессершмиттами", было уничтожено четыре Ю-87 и два Ме-109. Другая восьмерка этого же полка под командованием гвардии майора А. И. Покрышкина, прикрывая свои войска в районе Розенталь, Ворошиловка, в сложных метеоусловиях провела бой с самолетами противника, сбив при этом два Ме-109.

Три пары 100-го гвардейского истребительного полка под командованием гвардии старшего лейтенанта Н. Е. Лавицкого в районе Пришиба встретили большую группу бомбардировщиков врага, внезапно атаковали их, уничтожив три самолета. Остальные бомбардировщики беспорядочно сбросили бомбы и на максимальной скорости с потерей высоты ушли на запад. Группа Лавицкого проявила в этом бою инициативу, дерзость и решительность в атаке, показав высокое боевое мастерство и слетанность пар.

Нередко штурмовики вступали в единоборство с бомбардировщиками и одерживали победы. Например, 30 сентября шестерка Ил-2 655-го штурмового полка под командованием гвардии старшего лейтенанта В. А. Кондакова над передним краем обороны атаковала группу "юнкерсов". В короткой схватке было уничтожено три бомбардировщика.

Мужество и упорство при нанесении удара по эшелонам противника на станции Пришиб проявила 27 сентября девятка бомбардировщиков Пе-2 284-го авиационного полка, ведомая командиром эскадрильи старшим лейтенантом Д. 3. Генкиным. Встретив на подходе к цели сильный зенитный огонь, она была вынуждена изменить направление захода. Отвернув на территорию, занятую противником, группа повторно атаковала цель, но вновь подверглась обстрелу зенитной артиллерии и была атакована истребителями. Самолет ведущего от попадания снаряда в бензобак загорелся. Генкину пришлось [139] выйти из строя. Но его ведомые атаковали цель самостоятельно, прорвались к ней и выполнили боевую задачу.

30 сентября наступление войск фронта было приостановлено для перегруппировки. С 9 октября оно возобновилось, начался решительный штурм обороны врага. В эти дни летчики армии действовали еще более активно. Только 21 октября в сложных метеоусловиях, при низкой облачности, штурмовики сделали 150 вылетов, нанеся меткие удары по противнику. Истребители, прикрывая наступающие войска, уничтожали авиацию противника в воздухе, подвергали штурмовке наиболее важные объекты.

Героический подвиг совершил в те дни летчик 291-го истребительного полка лейтенант Г. К. Нестеренко. Во время прикрытия войск и штурмовки противника в районе Мелитополя от прямого попадания зенитного снаряда самолет Нестеренко загорелся в воздухе. Сознавая неизбежность гибели, летчик направил горящую машину на зенитную батарею, открыв огонь из всех пулеметов. На боевом счету Нестеренко к этому времени было семь сбитых самолетов. За образцовое выполнение боевых заданий командования он был награжден двумя орденами Красной Звезды. Накануне героической смерти летчик подал заявление с просьбой принять его в члены Коммунистической партии. "Хочу стать коммунистом, - писал он. - Буду беспощадно бить врага до полного его уничтожения". Указом Президиума Верховного Совета СССР Г. К. Нестеренко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он был навечно зачислен в списки своего полка.

22 октября при штурмовке аэродрома противника в Ново-Гриторьевке огнем зенитной артиллерии был подбит ведущий группы 76-го гвардейского штурмового полка гвардии старший лейтенант М. Т. Степанищев. Он произвел вынужденную посадку. Видя это, его ведомый гвардии младший лейтенант Л. П. Павлов приземлил свою машину рядом с самолетом командира и благополучно вывез Степапищева и его воздушного стрелка. Остальные четыре штурмовика группы под командованием гвардии старшего лейтенанта В. Ф. Анисова огнем из пушек и пулеметов не допускали гитлеровцев к месту посадки Степанищева. За этот подвиг Л. П. Павлову было присвоено звание Героя Советского Союза.

270-я бомбардировочная дивизия до 70 процентов боевых [140] вылетов выполнила в интересах передовых частей наземных войск. Бомбардировщики наносили удары но опорным пунктам обороны противника, уничтожали его резервы и разрушали переправы через Днепр. 33 групповых налета совершили они при прорыве обороны на реке Молочная и освобождении Мелитополя, широко применяя метод боевых действий в сумерках, когда не требовались истребители сопровождения, а точность бомбометания была не хуже, чем днем. Посадку при этом бомбардировщики производили в темноте с подсветкой наземными прожекторами. За проявленную стойкость в боях с немецко-фашистскими захватчиками, дисциплину, организованность, героизм личного состава приказом Наркома обороны от 23 октября 1943 г. 270-я бомбардировочная дивизия была преобразована в 6-ю гвардейскую бомбардировочную дивизию, 86-й и 284-й полки - соответственно в 134-й и 135-й гвардейские бомбардировочные полки, а 655-й штурмовой -в 136-й гвардейский.

Гитлеровское командование, стремясь любой ценой удержать оборону на реке Молочная, перебросило сюда из Крыма и частично с Таманского полуострова до восьми дивизий. Но воздушные разведчики своевременно вскрыли эту перегруппировку и помогли командованию принять необходимые меры. По их данным ночные бомбардировщики 2-й и 6-й гвардейских дивизий нанесли удары по портам в Керченском проливе, через которые шла погрузка и выгрузка немецко-фашистских войск. Особенно отличились при этом экипажи 8-го отдельного разведывательного полка, которые но нескольку раз в сутки летали по тылам противника и доставляли ценные сведения. Порой воздушные разведчики, встречая далеко за линией фронта группы вражеских бомбардировщиков, вызывали по радио и наводили на них своих истребителей.

На правом крыле 4-го Украинского фронта, где в сражение была введена переданная фронту 3-я гвардейская армия, наши войска прорвали оборону противника и перерезали железную дорогу Запорожье - Мелитополь. Введенные в прорыв подвижные соединения фронта при активной поддержке 8-й воздушной армии стали быстро развивать успех. В ночь на 26 октября 2-я гвардейская ночная бомбардировочная дивизия, подняв в воздух почти 200 самолетов По-2, нанесла удар по гитлеровцам в районе Веселое, Елизаветовка. Обеспечивая продвижение наших танков и кавалерии, самолеты сбрасывали [141] светящиеся бомбы по маршруту их движения, бомбардировщики А-20-Б 6-й гвардейской дивизии вели ночную разведку, а Пе-2 наносили удары по скоплениям войск противника у Ново-Николаевки, эшелонам на станциях южнее Мелитополя и по переправам через Днепр у Каховки, Каменки и Никополя.

Для обеспечения действий 19-го танкового и 4-го гвардейского кавалерийского корпусов, развернувших стремительное наступление, штурмовики, сопровождаемые истребителями, уничтожали опорные пункты гитлеровцев в районе Чехограда, а на рубеже Переверзовка, Ново-Александровка разгромили его артиллерийский заслон. Экипажам пришлось при этом действовать в сложных метеоусловиях и наносить удары с ювелирной точностью, чтобы не попасть но своим.

Войска фронта перешли к преследованию врага, 30 октября освободили Гениченск и вышли на побережье Сиваша, а 1 ноября, преодолев укрепления Турецкого вала, ворвались на Перекопский перешеек. Находившаяся в Крыму группировка противника была блокирована с суши и отрезана от основных сил немецко-фашистской армии.

В период Мелитопольской наступательной операции соединения и части 8-й воздушной армии, оказывая непосредственную поддержку войскам фронта с воздуха, произвели 12 380 боевых вылетов, в том числе 7487 днем и 4893 ночью. Было уничтожено и повреждено 130 танков, 770 автомашин и до 100 батарей полевой артиллерии, а в 268 воздушных боях сбито 186 самолетов, 57 сожжено на земле. С помощью радионаведения истребители сбили в октябре 132 самолета. Большую работу выполнили части тыла воздушной армии, построив в октябре 30 летных полей и 1137 обваловок-капониров. Было подвезено 6328 т горючего и смазочных материалов и 2730 т боеприпасов{59}.

В ходе операции личный состав армии проявил массовый героизм и самоотверженность. В поддержании высокого боевого духа большую роль играла партийно-политическая работа, которую непрерывно проводили политорганы, партийные и комсомольские организации. 18 летчикам армии было присвоено звание Героя Советского Союза, 1-я гвардейская штурмовая дивизия была награждена орденом Красного Знамени, а 265-й истребительной [142] и 206-й штурмовой дивизиям, 76-му гвардейскому штурмовому и 8-му отдельному разведывательному полкам присвоено почетное наименование Мелитопольских.

Мелитопольская операция поучительна перенесением основных усилий в ходе наступления с главного на второстепенное направление для развития обозначившегося на нем успеха. Это в значительной степени было достигнуто благодаря маневренности и мобильности авиации фронта, сосредоточившей свои удары на тех направлениях, где наземные войска достигали наибольшего успеха.

С изгнанием врага из Северной Таврии и выходом войск фронта к Днепру и Крымским перешейкам были созданы условия для последующего освобождения Крыма и Правобережной Украины.

Атакуя никопольский плацдарм

В начале ноября войска 4-го Украинского фронта вышли к низовьям Днепра и захватили в Крыму плацдарм на южном берегу Сиваша. Почти вся территория Северной Таврии была освобождена. Противник оставался лишь в районе Никополя и на выступе большой излучины реки. Оттуда германское командование планировало нанести удар в южном направлении, чтобы восстановить сухопутные коммуникации 17-й армии, спасти ее от разгрома и сохранить за собой Крым.

Гитлеровцы, сосредоточив в районе выступа и на никопольском плацдарме группировку войск из 20 дивизий, начали упорно сопротивляться. Огромное напряжение испытывала в эти дни авиация 8-й воздушной армии, оказывая поддержку наземным войскам. В ноябре частями и соединениями армии было произведено 9600 боевых вылетов, уничтожено около 310 танков, свыше 1400 автомашин, 70 батарей полевой артиллерии и минометов{60}.

Авиаторы действовали мастерски. Пятерка Ил-2 947-го штурмового полка под командованием старшего лейтенанта В. Г. Карачуна в районе Верхн. Рогачик внезапной атакой уничтожила 5 танков и 10 автомашин. Пара штурмовиков, возглавляемая командиром эскадрильи 74-го гвардейского полка гвардии капитаном В. Д. Жихаревым, обнаружила 10 тяжелых танков "тигр". Два из них в ходе атаки были сожжены. [143] Ожесточенные схватки завязывались над полом боя. 28 ноября десятка Як-1 15-го истребительного полка, ведомая командиром эскадрильи капитаном Л. Н. Слизенем, вступила в схватку с 15 бомбардировщиками Ю-87. Капитан Слизень сбил два "юнкерса", по одному уничтожили его ведомые капитан В. И. Сувиров и лейтенант И. С. Сосегов. 29 ноября три группы 74-го и 75-го гвардейских штурмовых полков, ведомые гвардии майором И. Г. Суклышкиным, капитаном Г. X. Филимоновым и лейтенантом Д. В. Каприным, под прикрытием 12 истребителей Як-1 в бою с 40 самолетами гитлеровцев сбили пять "юнкерсов" и "мессершмитт".

Весьма активно действовали ночные бомбардировщики По-2. Они держали врага под постоянным напряжением, регулярно бомбили переправы через Днепр, железнодорожные станции, а также гитлеровские части, находившиеся в обороне, изматывая их.

Несмотря на крайне неблагоприятные метеоусловия (в декабре было всего два летных дня и три ночи), штурмовики 1-й гвардейской дивизии и 7-го корпуса мелкими группами штурмовали позиции врага в передовой полосе, оказывая непосредственную поддержку наступающим войскам. Меткие, снайперские удары наносили пикирующие бомбардировщики 6-й гвардейской бомбардировочной дивизии по плацдарму и на переправах.

Только 19 и 20 декабря 100 бомбардировщиков, 510 штурмовиков и 540 истребителей атаковали противника. Было подбито и уничтожено до 85 танков, подавлено 40 батарей полевой и 47 батарей зенитной артиллерии. В декабре части и соединения армии совершили 4270 боевых вылетов, провели 65 воздушных боев и сбили 63 самолета{61}.

Противник сосредоточил на никопольском плацдарме большое количество зенитной артиллерии. Штурмовикам и истребителям приходилось действовать в зонах сплошного зенитного огня, из-за чего они несли значительные потери. Но, несмотря на это, летчики 1-й гвардейской штурмовой дивизии гвардии майоры А. И. Бородин, В. Д. Жихарев, капитан М. Т. Степанищсв, старший лейтенант Б. С. Окрестин делали по 5-7 заходов на цель, снижаясь до бреющего полета.

На некоторых самолетах Ил-2 для борьбы с танками были установлены 37-мм пушки. Благодаря этому только [144] 14 января штурмовики 7-го авиакорпуса уничтожили и повредили 21 немецкий танк. Капитаны А. М. Судаков и 3. С. Хиталишвили поразили по танку, три танка уничтожила группа штурмовиков, ведомая капитаном С. Н. Беловым. При этом большую роль играл передовой командный пункт командующего 8-й воздушной армией, развернутый в непосредственной близости к переднему краю обороны. Оттуда генерал Хрюкин управлял действиями авиации над полем боя, вызывая группы штурмовиков и нацеливая их на поражение наиболее важных объектов. Истребители прикрытия в такие моменты также вступали в воздушные схватки. При выполнении этой задачи особенно отличились майор И. Ф. Попов, старшие лейтенанты И. В. Федоров, В. Д. Шишкин из 812-го истребительного полка и капитан С. А. Лебедев из 43-го истребительного полка. Успешно нанесли удар по аэродрому три группы "яков" 274-го истребительного полка, ведомые командиром эскадрильи капитаном В. В. Климовым, заместителем командира эскадрильи старшим лейтенантом К. П. Комардинкиным и командиром звена лейтенантом В. Ф. Василенко. Они уничтожили четыре бомбардировщика и два истребителя на земле, а два Ме-109 в воздушном бою.

Группа истребителей 43-го полка, ведомая командиром эскадрильи старшим лейтенантом С. И. Маковским, несмотря на шквальный зенитный огонь, сделала три захода и с малой высоты обстреляла стоянки самолетов. Но в ходе штурмовки был подбит истребитель лейтенанта И. Г. Кузнецова, который произвел вынужденную посадку на территории, занятой противником. Видя, что товарищу грозит беда, Маковский принял решение выручить его. Благополучно приземлившись, он взял Кузнецова на борт истребителя и совершил взлет. В трудный момент большую помощь оказал своим боевым друзьям лейтенант Н. А. Андрющенко. Он прикрывал с воздуха место посадки и своим огнем не подпускал гитлеровцев к самолету Маковского. Этот подвиг стал еще одним примером боевой дружбы, готовности пожертвовать собой для спасения жизни товарищей. С. И. Маковскому было присвоено звание Героя Советского Союза, а И. Г. Кузнецов и Н. А. Андрющенко удостоены орденов.

Такой же подвиг совершен гвардии младшим лейтенантом Г. М. Надточиевым. Во время штурмовки был подбит самолет заместителя командира эскадрильи гвардии лейтенанта В. И. Протчева, который приземлился в [145] расположении противника. Видя это, Надточеев посадил свой самолет рядом, забрал на борт Протчева и его воздушного стрелка и благополучно взлетел. В этом подвиге летчика проявились не только его смелость и находчивость, но и верность войсковому товариществу. За мужество и отвагу Г. М. Надточееву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Изо дня в день, используя все имеющиеся силы, 8-я воздушная армия прикрывала с воздуха войска 51-й армии на южном берегу Сиваша и переправы через Сиваш. Эту задачу успешно выполняли истребители 9-й гвардейской дивизии и 3-го корпуса. О прикрытии Сиваша с воздуха бывший командир 16-го гвардейского истребительного полка А. И. Покрышкин вспоминал как о первом специальном задании. В его распоряжение была выделена армейская радиолокационная станция "Пегматит", которая вела дальнее обнаружение самолетов противника и заблаговременно оповещала о налетах вражеских бомбардировщиков. Это позволило отказаться от непрерывного патрулирования истребителей, зато в нужный момент поднимать большие группы истребителей и направлять их навстречу врагу.

Истребители успешно отражали налеты противника. В результате на наши войска и на переправы через Сиваш бомбы не падали. Большую помощь частям, находящимся за Сивашем, оказывали экипажи По-2, которые доставляли боеприпасы, продовольствие и вывозили раненых. Самолеты только 2-й гвардейской ночной бомбардировочной дивизии сделали 664 вылета, перевезли 188 т грузов и эвакуировали с плацдарма 800 раненых{62}.

Потеряв сухопутную связь со своей группировкой в Крыму, противник начал активно использовать транспортные самолеты на трассе Одесса - Крым. Однако наши истребители быстро разведали эту трассу и начали перехватывать немецкие самолеты над морем. При встрече с истребителями гитлеровские летчики прижимались к воде, но и это их не спасало, большинство из них шли ко дну. Стремясь как-то улучшить свое положение, противник сделал попытку форсировать Днепр в районе Херсон, Садовая. Наступление было отбито войсками 2-й гвардейской армии при активной поддержке авиации. 180 самолетов 8-й воздушной армии нанесли массированный [146] удар по немецко-фашистским частям, пытавшимся высадиться на левый берег Днепра.

С 30 января по 29 февраля 8-я воздушная армия участвовала в Никопольско-Криворожской наступательной операции. 3-я гвардейская, 5-я ударная и 28-я армии 4-го Украинского фронта должны были содействовать 3-му Украинскому фронту в разгроме никопольской группировки врага. Советские войска незначительно превосходили противника в людях, в три раза в артиллерии и в два раза в авиации.

Наступление 3-го Украинского фронта началось утром 30 января, на следующий день пошли вперед войска 4-го Украинского фронта. 8-я воздушная армия в тесном взаимодействии с 17-й воздушной армией поддерживала наступающих, которые к 8 февраля полностью очистили от гитлеровцев весь левый берег Днепра и освободили Никополь. В ходе этих боев штурмовики 1-й гвардейской дивизии и 7-го корпуса, истребители 6-й гвардейской дивизии и 3-го корпуса активно поддерживали наземные войска. С 1 но 8 февраля ими было произведено 1647 боевых вылетов, а всего в феврале 6093 самолето-вылета.

В ходе этих боев отличились многие авиаторы. Вот лишь некоторые факты. Две группы по четыре Ил-2 в каждой под командованием заместителя командира эскадрильи 74-го гвардейского штурмового полка гвардии лейтенанта А. Ф. Коломойца нанесли удар по войскам противника на переправе через Днепр. Штурмовики разрушили мост и уничтожили три батареи зенитной артиллерии. В тот же день эти группы атаковали до двух батальонов противника восточнее Малой Лепетихи. Было сожжено два танка и уничтожено до 800 гитлеровцев. Позже А. Ф. Коломойцу было присвоено звание Героя Советского Союза. Отличилась и пара штурмовиков, возглавляемая штурманом 76-го гвардейского полка гвардии старшим лейтенантом М. Т. Степанищевым. Она разрушила переправу через Днепр в районе Сергеевки и нанесла удар по отступающим колоннам противника.

Командующий 5-й ударной армией генерал-полковник В. Д. Цветаев прислал в эти дни генералу Т. Т. Хрюкину телеграмму: "Вверенные Вам штурмовики с поставленной задачей справились отлично. Разделяя боевые успехи, прошу летчикам от лица службы объявить благодарность"{63}. [147]

Дерзкие удары по аэродромам противника наносили истребители. В первых числах февраля пара 402-го полка во главе с младшим лейтенантом Ш. М. Абдрашитовым обнаружила на одном из аэродромов скопление до 200 транспортных самолетов гитлеровцев. Для штурмовки были посланы две группы истребителей, которые возглавили командир эскадрильи лейтенант В. А. Егорович и его заместитель старший лейтенант О. П. Макаров. Летчики сбили два Ме-109 в воздухе, а затем подожгли несколько самолетов на аэродроме. По два "юнкерса" уничтожили лейтенанты Ш. М. Абдрашитов, С. В. Иванов и но одному майор А. У. Еремин, капитан Г. С. Балашов, лейтенанты А. И. Волчков, Н. Д. Дугин, В. А. Егорович и М. Е. Пивоваров.

Как всегда, успешно действовали ночные бомбардировщики. Они бомбили вражеские позиции, склады боеприпасов и горючего, а порой наносили точные удары даже по отдельным домам, где, но сведениям разведки, находились штабы, офицерские клубы и казино.

Важную роль играла авиация в ходе разгрома отступающих вражеских частей. Экипажи 61-го гвардейского бомбардировочного полка шесть раз разрушали переправы через Днепр у Большой и Малой Лепетихи, уничтожив большое количество войск и техники противника. В связи с этим на имя командира 2-й гвардейской ночной бомбардировочной дивизии была получена телеграмма командующего фронтом такого содержания: "Несмотря на трудные метеоусловия и ограниченное количество годных аэродромов, части 2-й гвардейской НБАД поставленные боевые задачи по уничтожению отходящих войск и военной техники противника выполнили отлично. За успешные боевые действия по уничтожению переправ, боевой техники и войск противника на никопольском плацдарме отличившимся летчикам, техникам и обслуживающим тыловым частям объявляю благодарность и призываю к полному уничтожению войск противника..."{64}.

В чрезвычайно тяжелых условиях весенней распутицы пришлось действовать тыловым частям армии. Несмотря на это, в январе - феврале было доставлено на аэродромы 1700 т боеприпасов и около 9000 т горючего. За декабрь и февраль поднято и эвакуировало 350 самолетов, совершивших вынужденные посадки вне аэродромов, а еще 300 восстановлено и отремонтировано инженерно-авиационной [148] службой. Благодаря этому количество исправных самолетов поддерживалось на высоком уровне, хотя потери в армии были значительными. Из-за плохих метеоусловий экипажам приходилось летать на малых высотах, поэтому они зачастую попадали в зону интенсивного огня вражеской зенитной артиллерии.

Подводя итоги действий авиаторов в ходе этих боев, командующий 8-й воздушной армией генерал Т. Т. Хрюкин писал: "Войска нашего фронта ликвидировали последний оплот врага на левом берегу Днепра. Расчеты германского командования использовать никопольский плацдарм для прорыва и освобождения запертых в Крыму и обреченных на уничтожение фашистских дивизий провалились. Весь левый берег Днепра полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков... Эта новая блестящая победа советского оружия достигнута умелыми, героическими действиями наших наземных войск и авиации... В небе Приднепровья безраздельно господствовали и господствуют летчики советской авиации. Они громили, сокрушали оборонительные узлы гитлеровцев, их опорные пункты, технику, переправы через Днепр, истребляли живую силу противника, дезорганизовывали его ближайшие тылы..."

В боях на Южном и 4-м Украинском фронтах при освобождении Донбасса и Левобережной Украины летчики 8-й воздушной армии в течение 1943 г. совершили свыше 69,5 тыс. самолето-вылетов, провели более 1200 воздушных боев и сбили свыше тысячи самолетов противника{65}. Многие авиационные соединения и части армии получили почетные наименования Донских, Таганрогских, Мариупольских, Сталинских, Мелитопольских и Никопольских. [149]

Дальше