Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава первая.

В канун тысяча девятьсот сорок четвертого года

1. Положение СССР и Германии на третьем году войны

Шел третий год Великой Отечественной войны. Небывалые по своему размаху и напряженности сражения, развернувшиеся на огромном фронте от Баренцева до Черного моря, вступали в решающую фазу.

К концу 1943 г. Красная Армия освободила более двух третей временно оккупированной территории нашей Родины и вышла на подступы к Витебску, Орше, Житомиру, Кировограду, Кривому Рогу, Перекопу, Керчи, захватив на правом берегу Днепра, на Керченском полуострове и на южном берегу Сиваша плацдармы оперативного и стратегического значения.

Успехи Советских Вооруженных Сил в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками обеспечивались самоотверженным трудом советских людей в тылу страны. Экономика Советского Союза, несмотря на огромные потери и разрушения, вызванные войной, уверенно наращивала темпы производства. В 1944 г. по сравнению с 1943 г. выплавка чугуна возросла с 5,5 до 7,3 млн. т, стали — с 8,5 до 10,9 млн. т, производство проката увеличилось с 5,7 до 7,3 млн. т, добыча угля с 93,1 возросла до 121,5 млн. т, нефти — с 18,0 до 18,3 млн. т, выработка электроэнергии — с 32,3 до 39,2 млрд. квт/час{1}.

Значительное расширение производства металла, топлива и электроэнергии, целеустремленное использование сырьевых ресурсов и производственных мощностей обеспечили неуклонное увеличение выпуска военной техники и вооружения. Производство танков и самоходно-артиллерийских установок возросло с 24 тыс. в 1943 г. до 29 тыс, в 1944 г., самолетов — с 34,9 до 40,3 тыс., полевых орудий — с 21,8 до 23,8 тыс.{2} При этом происходило дальнейшее усовершенствование качества вооружения. [9]

Социалистическое сельское хозяйство успешно преодолевало трудности военного времени, обеспечивало армию и тружеников тыла продовольствием, а промышленность сырьем.

Все, что создавалось в глубине страны, нужно было доставить на фронт. По стальным магистралям днем и ночью шли эшелоны, везя фронту пулеметы и пушки, танки и самолеты, хлеб и бензин. Работники транспорта увеличивали темпы перевозок, неустанно трудились над восстановлением разрушенных железнодорожных путей, мостов и станций.

С лета 1943 г. в общем объеме промышленного и сельскохозяйственного производства стала возрастать роль освобожденных районов, особенно юга нашей Родины. Принятое в августе 1943 г. постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации»{3} обеспечило большой размах восстановительных работ в Донбассе, Приднепровье, Харькове, Киеве, а также в совхозах и колхозах Украины.

Советские люди понимали, что для достижения окончательной победы над врагом необходимо трудиться еще настойчивее и упорнее. И героические труженики тыла под руководством Коммунистической партии не жалели ни сил, ни средств, ни времени, чтобы дать фронту все необходимое для полного разгрома врага.

Два с половиной года прошло с тех пор, как огромная военная машина фашистской Германии ринулась на восток. Под грохот бомб и снарядов, скрежет танков и вой сирен пикирующих бомбардировщиков фашистские орды хлынули на советскую землю. Пожарами и виселицами, разрушенными городами и деревнями отмечал враг свой путь. В те дни в Берлине торжествующе потирали руки, рассчитывая до зимы победить Советский Союз.

В Вашингтоне и Лондоне нашлись люди, которые открыто радовались нападению фашистской Германии на Страну Советов. Небезызвестный Гарри Трумэн заявил:


«Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше»{4}.

Министр авиационной промышленности Англии Мур Барбазон высказался не менее откровенно, говоря, что лучшим исходом борьбы на Восточном фронте было бы взаимное истощение СССР и Германии, вследствие чего Англия смогла бы занять господствующее положение{5}.

Не сбылись желания фашистов и их единомышленников об истощении СССР. [10] Отзвучали победные фанфары, хвастливое «хайль Гитлер» сменилось мрачным «Гитлер капут», а в Берлине поглядывали на чемоданы и втихомолку переводили золото в Швейцарию. Перед народами мира предстала картина сурового возмездия: гитлеровская армия, покорившая почти всю Европу, под ударами советских войск стремительно удирала пз пределов Советского Союза. Фашистский «третий рейх» шел навстречу катастрофе.

Рушились международные связи фашистской Германии, трещал и разваливался гитлеровский блок. Лопнула «империя» Муссолини — самого преданного и надежного из союзников Гитлера. Оставались Маннергейм, Хорти, Антонеску. Но и они проявляли все меньше энтузиазма и отнюдь не горели желанием сопровождать «фюрера» в его последнем путешествии. Уже давно были оставлены честолюбивые мечты, приходилось задумываться над собственной судьбой. Союзники становились крайне ненадежными. Гитлеровцы были вынуждены выделять все больше войск для охраны местных «фюреров» от гнева их собственных народов. Но войск становилось все меньше, они безнадежно таяли на востоке.

Были еще и «нейтральные» страны, которые преданно служили Германии в прошлые годы. Шведские сталь и подшипники, испанские медь и вольфрам, португальское олово, турецкий хром шли в Германию прямо и через посредников. Но и «нейтралы» в последнее время все чаще и беспокойнее озирались по сторонам, чувствуя приближение краха германского фашизма.

Ухудшилось и внутреннее положение Германии, хотя на первый взгляд оно казалось еще более или менее благополучным. 30 млн. немцев{6} терпеливо и покорно плавили сталь и чугун, делали пушки и танки, сеяли хлеб и водили поезда. 7 млн. иностранных рабочих и пленных{7}, согнанных со всей Европы и превращенных в рабов, вынуждены были работать на рудниках и шахтах, на фермах и в имениях.

За счет ограбления оккупированных стран, жесточайшего ограничения гражданских нужд германская экономика в целом еще обеспечивала рост военного производства. В 1944 г. по сравнению с 1943 г. выпуск винтовок и карабинов возрос с 2,2 до 2,5 млн., автоматического пехотного оружия — с 435 до 787 тыс., орудий и минометов — с 53,9 до 78,9 тыс., танков и штурмовых орудий — с 18,0 до 28,0 тыс., самолетов — с 22 до 34,3 тыс., боеприпасов — с 2,5 до 3,3 млн. т.{8} Однако производство оружия и боевой техники уже не восполняло огромных потерь на фронте. Внешние и внутренние процессы, действуя с неумолимой силой, вели экономику Германии к развалу, и с лета 1944 г. она круто пошла вниз. [11]

Из-за колоссальных потерь на советско-германском фронте резко обострилась проблема людских ресурсов. Немецкая армия ежемесячно теряла в среднем около 200 тыс. человек{9} и требовала все новых и новых пополнений. Но изыскивать их становилось труднее. Приток пленных и иностранных рабочих, которыми можно было заменить немцев, занятых в промышленности, резко сократился. Приходилось мобилизовывать в армию стариков и подростков. Но это давало призрачные результаты. А фрoнт не ждал, он требовал людей. И их брали из промышленности, в результате чего германская экономика в 1944 г. лишилась около полумиллиона рабочих. Но даже эти чрезвычайные меры не принесли успеха — пополнения составляли едва половину людских потерь на фронте.

Уменьшение количества людей, занятых в производстве, сокращение поставок важных стратегических материалов из оккупированных и «нейтральных» стран, нехватка топлива и электроэнергии, расстройство финансов и транспорта, нарушение производственных связей между экономическими районами и отраслями производства отрицательно влияли не только на уровень военного производства, но и на моральное состояние немецкого народа и армии.

Глухое недовольство войной нарастало тем сильнее, чем сокрушительнее становились удары Красной Армии. Хотя германский народ, одурманенный оголтелой нацистской пропагандой, продолжал терпеть тяготы и лишения войны, он все отчетливее начинал понимать неизбежность катастрофы. Швейцарский журнал «Вельтвохе» писал в те дни, что, «несмотря на все попытки гитлеровской» печати внушить немецкому народу «веру в германские силы», в широких слоях населения нарастает чувство приближающегося бедствия»{10}.

Об этом же говорил начальник штаба оперативного руководства фашистской Германии генерал Йодль в своем выступлении перед рейхслейтерами и гаулейтерами 7 ноября 1943 г. в Мюнхене:


«Из конца в конец по стране шествует призрак разложения. Все малодушные ищут выхода, или, как они его называют, политического решения»{11}.

Едва ли не самым главным, что вызывало ухудшение морального состояния немцев, был гнев мировой общественности. Огромные разрушения и страдания, море крови и слез, бесчеловечная система заложников, садистское истребление населения оккупированных стран и, наконец, усовершенствованные фабрики [12]

смерти, на которых безжалостно уничтожались миллионы людей, — все это вызывало у народов священную ненависть к фашистам. О том, что за все преступления рано или поздно придется отвечать, задумывались многие.

Волна страха повисла над Германией. Страх перед расплатой — вот что владело умами и на чем строили свою пропаганду фашистские руководители, заставляя немецкий народ продолжать войну. Страх действовал гнетуще, но он же толкал нацистов на новые преступления, на яростное сопротивление в надежде выстоять, спастись и свести дело к «приличному» миру с западными державами. Нацисты понимали, что с Советским Союзом никакой «сделки» быть не могло — слишком велики и чудовищны были совершенные ими в нашей стране преступления.

Все народы, объединившиеся для борьбы с гитлеровскими захватчиками, были полны решимости разгромить фашистскую Германию, наказать военных преступников и не допустить в дальнейшем возрождения германского фашизма и милитаризма.

Но совершенно иные планы вынашивали реакционные правящие круги США и Англии, выражавшие интересы империалистов. Публично они разглагольствовали об уничтожении фашизма во имя свободы народов, в действительности же стремились устранить германских конкурентов на мировых рынках и спасти немецкий милитаризм как оплот борьбы против коммунизма; они говорили о солидарности с Советским Союзом, но страстно желали всемерного ослабления и истощения Страны Советов; они говорили о наступлении на Германию с запада, а сами рвались на Балканы, чтобы поставить там у власти своих людей; они говорили о свободе и праве народов самостоятельно решать свою судьбу, а в действительности стремились к порабощению других стран.

Эта политика правящих кругов США и Англии отчетливо проявилась в их стратегии: оттягивании открытия второго фронта в Европе и поисках различных вариантов вторжения на Балканы, в захвате обширных территорий в Африке, Азии, в бассейне Тихого океана.

Только Советский Союз последовательно боролся за осуществление сокровенной мечты всего человечества — избавление от фашистского гнета, и народы всех стран отвечали ему за это своей любовью и признательностью.

Вдохновленные победами Советских Вооруженных Сил и опираясь на всестороннюю помощь Советского Союза, народы стран Центральной и Юго-Восточной Европы усилили освободительную борьбу против гитлеровских захватчиков. В этих странах происходила дальнейшая консолидация всех патриотических сил, создавались национальные антифашистские фронты. [13]

Таким образом, 1914 год начинался для Германии в обстановке все усиливающихся внешнеполитических и внутренних трудностей, в обстановке приближающегося краха. Советский Союз встречал этот год в условиях все более растущего экономического и военного могущества, дальнейшего укрепления морально-политического единства народа, обеспечивавших возможность достижения окончательной победы над фашизмом.

2. Обстановка на юге советско-германского фронта. Замыслы сторон

К началу 1944 г. гитлеровское руководство располагало все еще крупными вооруженными силами. Об этом свидетельствуют следующие данные.

Таблица 1. Численный состав войск фашистской Германии к началу 1944 г., тыс. чел.

Силы Всего В действующих вооруженных силах Армия резерва и тыловые округа
Сухопутные войска 7255 4399 2856
Военно-воздушные силы 2149 1612 537
Военно-морской флот 763 572 191
Войска СС 430 323 107
Всего 10597 6906 3691

Таблица 2. Боевая техника и вооружение фашистской Германии к началу 1944 г.

Средства

 

Всего

 

В действующих вооруженных силах

В резерве и тыловых округах

Танки

5202

4702

500

Штурмовые орудия

4333

4280

53

Орудия и минометы

68000

65400

2600

Боевые самолеты

-

5400

-


Советско-германский фронт, как и прежде, являлся главным и решающим фронтом второй мировой войны. Гитлеровское командование отчетливо понимало, что именно здесь решается судьба всех его планов и замыслов. [14] Поэтому оно держало на востоке основную часть наиболее боеспособных дивизий, авиационных соединений, а также подавляющую часть боевой техники, особенно новейшей. Наглядным подтверждением этого служат данные таблицы 3.
Кроме указанных соединений в составе групп армий, действовавших на советско-германском фронте, имелось шесть отдельных тяжелых танковых батальонов, вооруженных танками «тигр» (по штату в каждом батальоне полагалось 45 танков), Два отдельных тяжелых танковых батальона штурмовых танков (танк Т- V с 150-мм орудием), которые по штату имели тоже 45 танков, отдельный танковый батальон танков Т- IV (по штату 32 танка), 29 отдельных дивизионов штурмовых орудий (штатный состав 31 орудие 75-мм на шасси танка Т- IV) и шесть отдельных дивизионов штурмовых орудий «фердинанд» (по штату в дивизионе 45 88-мм орудий на шасси танка Т-VI){12}. [16]

Таблица 3. Численный состав германских вооруженных сил, действующих на Восточном фронте, к 1 января 1944 г.*

Наименование

 

Дивизии сухопутных войск

 

В том числе

 

Бригады

 

Воздушные флоты

 

Люди, тыс. чел.

 

Танки и штурмовые орудия

 

Орудия и минометы

 

Боевые самолеты

 

танковые

моторизованные

Общая численность действующих вооруженных сил Германии

315*

 

33

 

15

 

10

 

7

 

6906

 

8982

 

65 400

 

5400

 

Из них на советско-германском фронте

198

24

8

6

4

4316

6272

46700

3200

Процент войск на советско германском фронте к общему составу действующих сил

63

 

72,7

 

53,3

 

60

 

57

 

62

 

70

 

71

 

59,2

 

*См «Состав, группировка и перегруппировка сухопутных войск фашистской Германии и фашистской Италии вне советско-германского фронта за период 1941–1945 гг «Вып. 2., М , 1963 «Сборник материалов по составу и группировке сухопутных войск фашистской Германии и войск бывших ее сателлитов на советско-германском фронте за период 1941–1945 гг.» М , 1957, вып. 4 (При последующих упоминаниях — «Сборник по составу и группировке войск фашистской Германии»).

Наряду с немецкими войсками на советско-германском фронте продолжали действовать довольно крупные силы союзников фашистской Германии. Общая численность вооруженных сил противника, противостоящих Красной Армии, видна из следующей таблицы.

Таблица 4. Численный состав и боевое оснащение армии фашистской Германии и ее союзников к 1 января 1944 г.

Страна

 

Дивизии сухопутных войск

В том числе

Бригады

Люди, тыс. чел

Орудия и минометы

Танки и штурмовые орудия

Боевые самолеты

танковые

моторизованные

Финляндия

15

1

_

9

430

3500

70

356

Румыния

12

-

-

-

307

2270

20

110

Венгрия

9

-

-

2

140

1500

-

-

Испания

-

-

-

1

6

30

-

-

Словакия

2

-

-

-

24

270

-

-

Итого

38

1

-

12

907

7570

90

466

Всего с вооруженными силами Германии

236

25

8

18

5223

54270

6362

3666


После тяжелого поражения в летне-осенней кампании 1943 г. немецко-фашистская армия перешла к стратегической обороне. Однако политики и стратеги из Берлина не хотели считаться с реальными фактами и продолжали рассчитывать на возможность благоприятного поворота хода военных событий,

В начале 1944 г. начальник германского генерального штаба в докладе на совещании высших офицеров говорил:


«Каждое наступление, не приведшее к полному успеху, заканчивается обороной. В связи с этим Германия после провала попытки победить Россию силой оружия принуждена была перейти на востоке к обороне»{13}.

Вынужденный признать неопровержимые факты, докладчик продолжал:
«Наша ближайшая задача, продолжая вести оборону на востоке имеющимися там силами, отразить большое наступление на западе, которое, безусловно, предстоит. [17] В связи с этим имеется намерение захватить инициативу в свои руки с тем, чтобы иметь возможность перебросить на восток и в район Средиземного моря войска, необходимые для наступательных боевых операций, способных решить исход войны. До этого момента следует и дальше изматывать противника на фронтах на востоке и в Италии, ведя в рамках стратегической обороны отдельные наступления, и упорно удерживать свои рубежи»{14}.

Таким образом, основной линией стратегического поведения немецко-фашистского командования на советско-германском фронте являлась упорная оборона с целью удержать занимаемые рубежи и осуществление в рамках этой обороны частных наступательных операций для улучшения оперативного положения войск в предвидении перехода к активным действиям.

Планы упорной обороны на советско-германском фронте обусловливались также рядом соображений политического и экономического характера. Удерживая занимаемые рубежи, вражеское командование надеялось внушить немецкому народу и своим союзникам мысль о том, что фронт проходит в глубине Советского Союза, поддержать тем самым иллюзии «прочных завоеваний» на востоке и попытаться предотвратить окончательный развал гитлеровского блока. Безудержное ограбление все еще оккупированных территорий Советского Союза позволяло фашистскому руководству вывозить в Германию продовольствие и важное стратегическое сырье.

В своих расчетах на упорную оборону враг особое значение придавал удержанию Правобережной Украины и Крыма с их богатыми продовольственными ресурсами, марганцем Никополя, рудой Криворожья и Керчи, а также бассейна Черного моря с первоклассными морскими портами. Немецкое командование учитывало важное стратегическое положение правобережья Украины и Крыма, как районов, прикрывающих подступы к южной Польше, Балканам и обеспечивающих контроль над центральной и западной частями Черного моря.

«Фронт стремительно приближался к Балканам, — пишет Типпельскирх, — приходилось опасаться, что, если события и дальше будут развиваться с такой же быстротой, Румыния, Болгария и Венгрия, несмотря на свой страх перед большевизмом, станут ненадежными союзниками. Пример Италии был в этом смысле весьма показательным»{15}.

К концу 1944 г. немецко-фашистские войска, действовавшие на Украине, были отброшены на рубеж Овруч, Радомышль, Канев, Баштина, Марганец, Качкаровка. На правом берегу Днепра, южнее Никополя, гитлеровцы удерживали плацдарм глубиной в 30 и шириной 120 км. [18]

К югу от Полесья действовала мощная группировка немецко-фашистских войск. Фронт от Овруча до Качкаровки занимала группа армий «Юг» генерал-фельдмаршала Ф. Э. Манштейна (1-я и 4-я танковые, 6-я и 8-я полевые армии). От Качкаровки до устья Днепра оборонялся 44-й отдельный армейский корпус, далее, вдоль побережья Черного моря до Днестровского лимана — 3-я румынская армия, входившие в группу армий «А» генерал-фельдмаршала Э. Клейста. 17-я армия из состава этой же группы армий обороняла Крым.

На Правобережной Украине действовало 93 дивизии (в том числе 18 танковых и 4 моторизованные), 2 моторизованные бригады{16}, три тяжелых танковых батальона «тигров», батальон штурмовых танков, отдельный танковый батальон средних танков. 18 дивизионов штурмовых орудий, дивизион тяжелых штурмовых орудий «фердинанд», несколько противотанковых батальонов, имевших на вооружении самоходные орудия, а также большое количество артиллерийских, строительных, инженерных и других частей{17}.

В составе этой группировки насчитывалось 1,8 млн. человек, 2200 танков и штурмовых орудий, 1560 боевых самолетов, 21 820 орудий и минометов. В целом это составляло до 40% всех войск и 72% танковых дивизий, находившихся на советско-германском фронте.

17-я армия, оборонявшаяся в Крыму, к началу января 1944 г. имела в своем составе 10 пехотных и кавалерийских дивизий{18}.

Группы армий «Юг» и «А» поддерживал 4-й немецкий воздушный флот (1, 4, 8-й авиационные корпуса), а также основная часть военно-воздушных сил Румынии. Штаб 4-го воздушного флота находился в Проскурове, 8-го авиакорпуса — в Виннице, 4-го авиакорпуса — в Балте, 1-го авиакорпуса — в Первомайске, штаб румынского авиакорпуса — в Одессе.

Немецко-фашистские войска, действовавшие на Правобережной Украине, намеревались не только удержать занимаемые рубежи, но н попытаться ликвидировать наши плацдармы на правом берегу Днепра, а также ударом с никопольского плацдарма на юг и из Крыма на север установить сухопутную связь со своей крымской группировкой. [19]

На всем протяжении огромного фронта гитлеровцы поспешно строили оборонительные сооружения.

Главная полоса обороны глубиной 4–6 км имела развитую систему траншей, ходов сообщений и различного рода инженерных заграждений. На важнейших направлениях в 6–15 км от переднего края оборудовалась вторая полоса обороны.

В оперативной глубине по берегам рек Горынь, Южный Буг, Ингулец, Днестр, Прут возводились новые и модернизировались имевшиеся оборонительные сооружения.

Сильная оборона создавалась противником в Крыму, в районе Перекопа, и на Керченском полуострове.

В конце 1943 г. советские войска, действовавшие на юго-западном направлении, преодолели ряд мощных оборонительных рубежей противника, подготовленных по рекам Десна, Сож, Молочная. Особенно большие надежды враг возлагал на Днепр — крупнейший водный рубеж стратегического значения. Оборону по Днепру вражеское командование объявило «восточным валом». Берлин уверял, что Днепр будет последним рубежом, дальше которого немцы отступать не намерены.

Но врагу не удалось отсидеться за Днепром. Героическая битва за Днепр вошла в историю Великой Отечественной войны как яркий пример беззаветного мужества и массового героизма советских воинов. В сентябре 1943 г. наши войска с ходу форсировали Днепр, в кровопролитных боях сломили яростное сопротивление противника и зацепились за узкие полоски на правом берегу реки. Потребовались огромные усилия, чтобы расширить эти плацдармы, накопить на них силы и средства, необходимые для дальнейшего развертывания наступательных действий.

Один из этих плацдармов — киевский — шириной до 240 км и глубиной до 120 км занимали войска 1-го Украинского фронта. Другой — в районе Черкассы, Знаменка, Днепропетровск — шириной до 350 км и глубиной от 30 до 100 км занимали войска 2-го и 3-го Украинских фронтов.

Войска 4-го Украинского фронта, освободив Северную Таврию, вышли к нижнему течению Днепра на участке Каховка, Цюрупинск, ворвались с севера на Крымский полуостров, вклинившись в оборону врага в центре Турецкого вала и захватив плацдарм на южном берегу Сиваша.

Войска Северо-Кавказского фронта (18-я, 56-я общевойсковые, 4-я воздушная армии) в начале ноября 1943 г. при содействии Черноморского флота и Азовской военной флотилии форсировали Керченский пролив и захватили плацдарм на Керченском полуострове{19}. [20]

В соответствии с общей военно-политической задачей — полностью очистить советскую землю от немецко-фашистских захватчиков и восстановить государственные границы СССР от Баренцева до Черного моря — Советское Верховное Главнокомандование на зиму 1944 г. планировало проведение ряда крупных наступательных операций — под Ленинградом и Новгородом, в Белоруссии, на Правобережной Украине и в Крыму.

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков рассказывает об этом так:


«Для более детального ознакомления с положением на фронтах, рассмотрения и уточнения плана дальнейших наступательных операций в середине декабря я был вызван в Ставку. Прибыл и А. М. Василевский, с которым мы встретились в Генштабе и сразу же обменялись мнениями об итогах 1943 года и перспективах на ближайший период...

На декабрьском совещании в Ставке присутствовало большинство членов Государственного Комитета Обороны. Скорее это было расширенное заседание Государственного Комитета Обороны с участием некоторых членов Ставки Верховного Главнокомандования. Совещание было довольно длительным...

В результате глубокого и всестороннего анализа обстановки Ставка решила в зимнюю кампанию 1944 года развернуть наступление от Ленинграда до Крыма включительно.

При этом главные наступательные операции имелось в виду провести на юго-западном театре военных действий с тем, чтобы прежде всего освободить Правобережную Украину и Крым. Было решено полностью освободить Ленинград от блокады и отбросить врага за пределы Ленинградской области. Перед войсками Прибалтийских фронтов ставилась задача во взаимодействии с Ленинградским фронтом очистить Новгородскую область и выйти к границам прибалтийских республик. Западному направлению ставилась задача возможно большего освобождения территории Белоруссии»{20}.

Итак, в предстоящем зимнем наступлении главные усилия наших Вооруженных Сил сосредоточивались на юге с задачей освободить Правобережную Украину и Крым. Это обеспечивало разгром крупнейшей стратегической группировки противника, возвращение Родине важных в экономическом отношении районов Кривого Рога, Керчи, Никополя, плодородных земель Украины и Крыма, первоклассных портов Черного моря, а также создание необходимых условий для дальнейшего наступления на Балканы, в Польшу и во фланг немецкой группе армии «Центр», действовавшей в Белоруссии.

Для решения этой задачи Советское командование привлекло войска 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов, Отдельную Приморскую армию, Черноморский флот, Азовскую военную флотилию, а также партизан, действовавших в тылу врага.

План действий советских войск по освобождению Правобережной Украины и Крыма был выработан не сразу; он явился результатом большой творческой деятельности Ставки Верховного Главнокомандования, ее представителей и военных советов фронтов.

По замыслу, который сложился к декабрю 1943 г., 1-й Украинский фронт ударом от Киева на Могилев-Подольский должен был разгромить северное крыло группы армий «Юг». В это же время 2, 3 и 4-й Украинские фронты ударами с севера, востока и юга должны были окружить и уничтожить криворожско-никопольскую группировку врага.

В конце декабря 1943 г. обстановка, сложившаяся на Украине, вызывала необходимость несколько изменить этот план. Вместо глубокого удара на юг, в направлении Казанка, Березнеговатое, 2-му Украинскому фронту предстояло главными силами наступать на Кировоград, Первомайск.

В начале января 1944 г. замысел действий наших войск сводился в общих чертах к следующему.

1-й Украинский фронт, нанося главный удар на Винницу, Могилев-Подольский и частью сил на Луцк и Христиновку, и 2-й Украинский фронт, нанося главный удар на Кировоград, Первомайск и частью сил также на Христиновку, должны были разгромить главные силы группы армий «Юг» и выходом к Карпатам расколоть стратегический фронт противника. Действия этих фронтов координировал представитель Ставки Маршал Советского Союза Г. К. Жуков.

Войскам 3-го и 4-го Украинских фронтов ударами по сходящимся направлениям на Никополь, Ново-Воронцовку предстояло разгромить никопольско-криворожскую группировку врага, развить удар на Николаев, Одессу и освободить все Черноморское побережье. При этом 4-й Украинский фронт лишь в начальной стадии привлекался для совместных действий с 3-м Украинским фронтом по разгрому противника в районе Никополя; в последующем фронт переключался на разгром противника в Крыму совместно с Отдельной Приморской армией, Черноморским флотом и Азовской военной флотилией. Действия 3-го и 4-го Украинских фронтов координировал представитель Ставки Маршал Советского Союза А. М. Василевский.

Предусматривалась такая последовательность в решении задач: сначала разгромить врага в районах, прилегающих к Днепру, и отбросить противника на рубеж р. Южный Буг, Первомайск, Широкое, р. Ингулец; в дальнейшем, развивая наступление на запад и юго-запад, выйти на рубеж Луцк, Могилев-Подольский, р. Днестр. [22]

Начало операции по освобождению Крыма ставилось в зависимость от ликвидации никопольско-криворожской группировки противника. Затем, однако, ухудшившиеся погодные условия в Крыму вынудили начало этой операции отнести на апрель.

Партизаны получили задачу усилить удары по коммуникациям, узлам дорог, переправам, тыловым гарнизонам противника, оказывая содействие армии.

Непосредственно на Правобережной Украине в составе 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов{21} к началу января 1944 г. действовали 21 общевойсковая, 3 танковые и 4 воздушные армии — всего 169 стрелковых, 9 кавалерийских дивизий, 18 танковых и механизированных корпусов, 31530 орудий и минометов, 1908 танков и самоходно-артиллерийских установок, 2364 боевых самолета{22}.

Соотношение сил сторон видно из следующей таблицы.

Таблица 5. Соотношение сил на Правобережной Украине

Силы и средства

Советские войска

Войска противника

Соотношение

Количество дивизий (расчетных) *

197,5

94

2:1

Люди

2086 тыс.

1800 тыс.

1,1 :1

Танки и самоходно-артиллерийские установки (штурмовые орудия)

1908

 

2200

 

1:1,1

 

Боевые самолеты

2364 (кроме того, По-2-327)

1560

1,5:1

Орудия и минометы

31530

21820

1,5:1

* В составе советских войск учитываются стрелковые, кавалерийские дивизии, полевые укрепленные районы (один за дивизию), танковые и механизированные корпуса (каждый приравнивается к дивизии). У нас и у противника две отдельные стрелковые (пехотные), моторизованные бригады учитываются как одна дивизия.

Эти данные свидетельствуют о беспочвенности утверждений буржуазных фальсификаторов, особенно гитлеровских генералов, выступающих в роли историков, что Красная Армия имела якобы огромное численное превосходство над противником.

Подготовка к операциям по освобождению Правобережной Украины началась еще в ходе упорных боев за плацдармы на Днепре, достигших наивысшего напряжения в ноябре — декабре 1943 г., когда противник почти одновременно нанес сильные удары под Житомиром и Кривым Рогом. На отдельных участках враг несколько потеснил наши войска, но нигде не добился решающего успеха. [23]

Удержанные советскими частями плацдармы на правом берегу Днепра и явились исходными районами для сосредоточения войск, боевой техники, материальных средств, необходимых для предстоявшего наступления. Уже в ходе этих боев начались перегруппировки войск. По ночам к линии фронта шли стрелковые дивизии, артиллерийские и танковые части. Непрерывным потоком двигались транспорты с оружием, боевой техникой, боеприпасами, продовольствием.

Готовя операции, Верховное Главнокомандование направляло в Украинские фронты и свои резервы.

Военные советы фронтов и армий, командиры, штабы, политические органы соединений и частей вели сложную работу по подготовке войск. Необходимо было спланировать предстоящие операции, организовать боевую подготовку войск, чтобы научить личный состав наступать в конкретных условиях обороны противника, местности и погоды; принять, обучить и расставить по подразделениям пополнение; оборудовать аэродромы для авиации и дороги для автотранспорта; обеспечить бесперебойную связь и снабдить войска топографическими картами — короче говоря, решить сотни больших и малых вопросов, каждый из которых мог повлиять на успех предстоящих боев.

Одним из важнейших мероприятий являлась повседневная целеустремленная партийно-политическая работа, направляемая Центральным Комитетом Коммунистической партии, Главным политическим управлением и военными советами фронтов.

Великая и вдохновляющая цель стояла перед нашими войсками в 1944 г. — полностью изгнать фашистских захватчиков с советской земли. Для успешного выполнения этой задачи Советское Верховное Главнокомандование требовало от войск умелым сочетанием огня и маневра взламывать оборону противника на всю ее глубину, организовать преследование врага, не давать ему передышки и возможности увезти технику, смелым маневром охватывать фланги вражеских войск, прорываться в их тылы, окружать, дробить их и уничтожать, если они отказываются сложить оружие.

На обеспечение выполнения этих задач и были направлены главные усилия партийно-политической работы.

Одним из важнейших условий достижения успеха являлось усиление партийного влияния на все стороны боевой деятельности войск. В 1944 г. в Красной Армии было 2550 тыс. коммунистов — солдат, сержантов, офицеров и генералов{23}. Более 557 тыс. коммунистов сражалось в Украинских фронтах{24}. Этот многочисленный авангард Вооруженных Сил обеспечивал высокий морально-боевой дух защитников Родины, цементировал и укреплял их ряды.

Большое значение имела правильная расстановка коммунистов, и этому вопросу уделялось исключительное внимание. Особенно важно было укреплять и непрерывно пополнять партийные организации рот и батарей. Для этой цели в роты и батареи направлялись коммунисты тыловых частей и учреждений; ряды партийных организаций пополнялись за счет приема в партию лучших воинов, хорошо показавших себя в боях. Чтобы не допустить снижения активности ротных партийных организаций в случае потери ротных партийных руководителей, политотделы имели постоянный резерв парторгов рот: в армиях — 20–25 человек, в соединениях — 8–10 человек. Политорганы периодически проводили семинары с парторгами рот, на которых изучались вопросы организационно-партийной работы в боевых условиях. Особое внимание уделялось укреплению партийных организаций в тех частях и подразделениях, которые выполняли наиболее ответственные задачи (штурмовые отряды и группы, передовые отряды, десанты и т. д.).

Большое внимание уделялось также укреплению комсомольских организаций. В армейских частях члены Ленинского комсомола составляли около одной трети, а в Военно-Морском Флоте — свыше 40% всех военнослужащих. Комсомол был верным помощником партии. Комсомольцы с честью выполняли роль вожаков молодых советских воинов, являлись примером в выполнении воинского долга.

В период подготовки операций, которые должны были проводиться в высоких темпах, важно было добиться действенности и непрерывности партийно-политической работы. В связи с этим были приняты меры по повышению оперативности фронтовой, армейской и дивизионной печати, подготовке к выпуску в ходе наступления боевых листков, листовок-молний, своевременному и быстрому распространению боевого опыта, популяризации подвигов героев, поощрению отличившихся воинов, непрерывному снабжению наступающих войск боеприпасами, продовольствием, горючим.

В 1944 г. в ряды Украинских фронтов поступило пополнение, которое в большинстве своем состояло из лиц, мобилизованных на освобожденной территории. Такой состав пополнения требовал большого внимания и повседневной воспитательной работы. В агитационно-массовой работе среди войск учитывался многонациональный состав соединений Украинских фронтов. Политические органы заботились о соответствующем подборе агитаторов: агитационная работа среди бойцов нерусской национальности велась на их родном языке. [25] В дивизиях и бригадах издавались газеты обычно и на языке той национальности, которая преобладала в данном соединении.

Одним из важнейших направлений партийно-политической работы являлось воспитание советских воинов в духе уважения к местному населению, оказание помощи жителям освобожденных городов и сел, ведение широкой разъяснительной работы среди населения. Войскам разъяснялось, что в западных районах Украины, которые предстояло освобождать в ближайшем будущем, Советская власть существовала сравнительно недолго, там еще было сильно влияние буржуазной идеологии, а гитлеровцы имели свою агентуру в лице националистических банд. Поэтому, ведя широкую работу среди населения этих районов и оказывая ему помощь, необходимо было проявлять бдительность к проискам гитлеровского охвостья.

Наступавшая распутица создавала чрезвычайно трудные условия для работы тыла. Они усугублялись тем, что после проведенных операций на Левобережной Украине и форсирования Днепра тылы фронтов растянулись на глубину до 500 км. Массовое разрушение противником железных дорог{25} значительно ухудшило подвоз, тем более что автомобильный транспорт в результате напряженной работы был сильно изношен. Например, из 1272 автомашин, числившихся в автотранспортных частях 2-го Украинского фронта, только 640 были на ходу. В связи с этим войска имели недостаточные запасы материальных средств, в некоторых армиях — лишь от 0,5 до 1,0 боекомплекта боеприпасов, 0,6–1,2 заправки горючего. Ощущался большой недостаток обмундирования и обуви.

Поэтому обеспечение бесперебойного снабжения войск для решения крупных стратегических задач потребовало поистине героических усилий работников тыла. Прежде всего были приняты решительные меры для скорейшего восстановления железных дорог, быстрейшего ремонта автотранспорта. Пришлось в каждом соединении и части создавать конные, воловьи упряжки и вьюки. В ходе операций применялась буксировка автомашин и прицепов танками, переброска грузов самолетами, а также поднос боеприпасов и горючего на руках. [26]

3. Партизанское движение в тылу врага

Когда летом 1941 г. огненный вал сражений прокатился по землям Прибалтики, Белоруссии, Украины и ушел в глубь России, зловещая тишина повисла над оккупированной советской землей. В захваченных районах гитлеровцы установили жестокий террористический режим. Для управления оккупированными областями Украины был создан «рейхскомиссариат» во главе с палачом украинского народа — Кохом. Вся власть на местах также принадлежала гитлеровским чиновникам.

Уничтожение населения оккупированных областей являлось основой гитлеровской оккупационной политики. Вскоре после вторжения гитлеровских захватчиков на территорию СССР Гитлер заявил в узком кругу своих приближенных, что его основной целью в войне против СССР является лишить восточные народы «какой бы то ни было формы государственной организации и в соответствии с этим держать их на возможно более низком уровне культуры».


«Наш руководящий принцип, — говорил он, — должен заключаться в том, что эти народы имеют только одно-единственное оправдание для своего существования — быть полезными для нас в экономическом отношении»{26}.

Для практического осуществления этих людоедских планов было создано «восточное министерство» во главе с Розенбергом. Кроме него вопросами оккупационной политики занимались ведомство Гиммлера (главное управление имперской безопасности), верховное командование вооруженных сил, ведомство Геринга как «уполномоченного по осуществлению четырехлетнего плана».

В конце 1941 г. ведомство Гиммлера разработало план «Ост» — широкую программу колонизации Восточной Европы, рассчитанную на 30 лет. План «Ост» предусматривал выселение с территории Польши и западных областей Советского Союза 31 млн. человек и онемечивание оставшегося населения{27}. Намечалось поселить на эти земли 10 млн. немцев. Планы закабаления и уничтожения народов СССР гитлеровцы старались всеми мерами проводить в жизнь.

В Белой Церкви и Никополе, Ровно и Умани, Славуте и Плискове и многих других городах Правобережной Украины были созданы лагери смерти, где беспощадно уничтожались сотни тысяч человек. Тысячи юношей и девушек насильно угонялись в Германию для рабского труда на рудниках, в шахтах и сельскохозяйственных имениях.

В декабре 1942 г. Кох в новогоднем послании немецким солдатам на фронт писал: [27]


«Вы можете мне поверить, что я вытяну из Украины последнее, чтобы только обеспечить вас и ваших родных»{28}.

И он выполнял свое обещание. Сотни различных команд днем и ночью рыскали по городам и селам Украины, выискивая для отправки в Германию мясо и зерно, сало и яйца, уголь и руду, оборудование заводов и фабрик, произведения искусства. Смерть, голод, нищета, бесправие — таковы характерные черты «нового порядка», установленного гитлеровцами на оккупированной территории.

За годы хозяйничанья гитлеровцев на Украине было уничтожено 4,5 млн. советских людей. Около 2 млн. человек было насильственно угнано в Германию. Ущерб, нанесенный республике, исчисляется суммой в 285 млрд. рублей{29}.

В Крыму фашистские захватчики уничтожили свыше 135 тыс. человек{30}.

Но советские люди не смирились с неволей. По призыву Коммунистической партии они поднялись на священную войну с ненавистным врагом. Чем сильнее и сокрушительнее становились удары Красной Армии, тем шире разгоралось в тылу врага партизанское движение, активнее действовали подпольные партийные и комсомольские организации, группы патриотов. В ряды партизан вступали десятки тысяч советских людей, охваченных священной ненавистью к иноземным захватчикам и стремившихся с оружием в руках приблизить день победы.

Непосредственное руководство партизанским движением на Украине осуществляли Центральный Комитет Компартии Украины и созданный еще в июне 1942 г. Украинский штаб партизанского движения.

В целях более широкого развертывания партизанского движения в оккупированных районах, в том числе на правобережье Днепра, Украинский штаб партизанского движения разработав план мероприятий, который был-утвержден в апреле 1943 г. ЦК ВКП(б){31}. Планом предусматривалась передислокация ряда партизанских соединений и отрядов из Черниговской и Сумской областей в западные и юго-западные области Украины, переброска на самолетах в тыл врага организаторских групп, партийных и командных кадров.

Для организации партизанской борьбы и оказания практической помощи командованию партизанских отрядов ЦК КП (б) Украины направил в глубокий тыл противника секретаря ЦК Компартии Украины Д. С. Коротченко и группу работников ЦК КБ (б) У и ЦК ЛКСМУ. 19 апреля 1943 г. эта группа прибыла в расположение партизанского соединения С. А. Ковпака. [28] В Киевскую область направилась группа партийных работников во главе с И. Ф. Чепурным. В тыл врага вылетел и начальник Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкач.

Важное значение для развертывания партизанского движения имели рейды партизанских отрядов по Правобережной Украине.

В феврале — апреле 1943 г. 65-дневный рейд по районам Курской, Сумской, Полтавской, Кировоградской, Одесской, Винницкой, Киевской и Житомирской областей совершило партизанское соединение под командованием М. И. Наумова.

В марте 1943 г. из Черниговской области на Правобережную Украину вышло в рейд партизанское соединение А. Ф. Федорова. Рейд закончился в июне в районе Ковеля, где соединение развернуло боевые действия.

Соединение А. Н. Сабурова, выйдя в северную часть Житомирской области, начало активную боевую деятельность в южных районах Украинского Полесья.

12 июля 1943 г. начался героический Карпатский рейд соединения С. А. Ковпака. Партизаны прошли по территории 13 областей, в том числе через всю Станиславскую и Тернопольскую, часть Львовской и Каменец-Подольской.

13 июля 1943 г. из Лельчицкого района Полесской области Белоруссии вышло в рейд в Винницкую область соединение Я. И. Мельника.

Во время рейдов партизанских отрядов и соединений по оккупированным районам Украины враг понес серьезный урон. Еще более важным было морально-политическое значение рейдов; они оказали большое влияние на дальнейшее развертывание партизанского движения. Там, где проходили рейдирующие соединения, возникали новые партизанские отряды, население шире включалось в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

К началу 1944 г. на Правобережной Украине, в Крыму и Молдавии действовало более 50 тыс. партизан{32}, имевших постоянную связь со штабами, — большая армия советских патриотов, сильная своей организованностью, стремительностью и смелостью внезапных ударов.

Партизанским движением были охвачены все области Правобережной Украины{33}.

В Украинском Полесье, в районе Олевск, Овруч, Ельск, Мозырь, Петриков, Столин, Рокитно активно действовало соединение А. Н. Сабурова. Здесь партизаны почти полностью очистили от врага территорию 14 районов с населением свыше 200 тыс. человек, образовав Партизанский край. [29] Советские патриоты наносили смелые удары по железнодорожным коммуникациям противника, его гарнизонам, складам, линиям связи. В районе Дуброва, Лельчицкого района, была оборудована посадочная площадка для самолетов, снабжавших не только это, но и многие другие партизанские соединения.

17 ноября 1943 г. партизанское соединение под командованием А. Н. Сабурова приняло активное участие в разгроме врага в г. Овруч. Подразделения партизан, наступая на город с запада и северо-запада, отрезали пути отхода противнику, в числе первых ворвались на улицы Овруча, а затем вместе с частями 13-й армии 1-го Украинского фронта окончательно очистили город о г врага и закрепили его за собой. Военный совет 1-го Украинского фронта объявил всем партизанам, участвовавшим в бою за Овруч, благодарность и предложил наиболее отличившихся представить к правительственным наградам{34}.

Крупных успехов в развертывании партизанской борьбы добился Ровенский обком КП(б)У, возглавлявшийся В. А. Бегмой. В области действовало 9 подпольных райкомов партии и 12 райкомов комсомола, а в самом городе — три подпольные организации под руководством Т. Новака, Н. Астафова и П. Мирющенко. В лесах Ровенской области оперировали крупные партизанские соединения и отряды. Они вместе с подпольными организациями Ровно, Здолбунова, Шепетовки и других городов сосредоточили основные усилия на выводе из строя железнодорожных линий Ко-вель — Рокитно, Ковель — Шепеговка, Дубно — Здолбунов, Ровно — Лунинец. Непосредственно в Ровно — резиденции «рейхскомиссара» Украины Коха — партизаны и подпольщики уничтожили немало гитлеровских чиновников, руководивших истреблением советских людей и ограблением украинских земель.

Отвагой, геройством и мужеством отличился в борьбе с врагом коммунист-партизан Николай Иванович Кузнецов из отряда Д. Н. Медведева. Он в совершенстве владел немецким языком. Переодетый в форму немецкого офицера. Николай Иванович не раз проникал в логово фашистов. Кузнецов ликвидировал одного из ненавистных палачей украинского народа — Альфреда Функа. Партизаны Николай Струтинский, Ян Каминский и Николай Гнедюк во главе с Н. И. Кузнецовым похитили фашистского генерала Ильгена, командовавшего карательными войсками{35}. Много других героических подвигов совершили ровенские партизаны. Имя Героя Советского Союза Н. И. Кузнецова стало легендарным.

Долгие годы обстоятельства гибели Кузнецова оставались тайной. И только длительные и настойчивые поиски боевых соратников Кузнецова позволили в конце 1959 г. установить место и обстоятельства его трагической смерти{36}. [30] В ночь на 9 марта 1944 г. Николай Кузнецов вместе с партизанами Яном Каминским и Иваном Беловым, успешно выполнив важное задание командования, пробирались навстречу наступавшим войскам Красной Армии. В с. Боратин, Бродовского района, Львовской области они зашли в дом крестьянина Степана Голубовича, но вскоре дом окружили бендеровцы. Один из них опознал в Кузнецове советского разведчика, действовавшего под именем немецкого офицера Пауля Зиберта. В завязавшейся схватке Николай Кузнецов ручной гранатой взорвал себя вместе с окружившими ого предателями. Вражеские пули настигли выпрыгнувшего в окно Яна Каминского. Героически погиб и разведчик Иван Белов.

Жители с. Боратин похоронили Кузнецова за селом. В июле 1960 г. останки героя были перевезены во Львов и захоронены в центре города, на Холме Славы, где горит вечный огонь в честь воинов, отдавших жизнь за свободу и независимость Родины.

Активную борьбу против гитлеровских захватчиков вели партизаны Киевской области, где действовали два партизанских соединения численностью 2800 и 752 человека. В Мироновском, Богуславском, Ржищевском и Каневском районах оперировало партизанское соединение имени Чапаева, которое объединило 600 человек. Наряду с крупными соединениями на территории области сражались еще 16 партизанских отрядов.

Большого размаха партизанское движение достигло в Житомирской области. Действовавшее здесь партизанское соединение С. Ф. Маликова состояло из 12 партизанских отрядов, общая численность которых в сентябре 1943 г. составляла 2700 человек. Партизаны этого соединения направляли свои основные удары по железнодорожным коммуникациям врага.

Карпатский рейд соединения С. А. Ковпака способствовал усилению борьбы с немецко-фашистскими захватчиками в западных областях Украины. Так, оставленные на излечение у местных жителей в Каменец-Подольской области раненые бойцы-ковпаковцы Ф. Сидоренко и А. Аксенов, оправившись от ран. организовали партизанский отряд, в который вступило около 160 местных жителей. Отряд развернул активную деятельность: пустил под откос 8 эшелонов, взорвал 3 железнодорожных моста, разгромил 6 сельских управ.

В распоряжение Каменец-Подольского обкома КП(б)У, возглавляемого С. А. Олексенко, для развертывания партизанского движения на территории области была выделена значительная группа партизан из соединения А. Н. Сабурова; ее горячо поддержало местное население. Уже к ноябрю 1943 г. в области действовали четыре соединения, не считая соединения И. И. Шитова, организованного раньше. Общая численность партизан в области достигла 6500 человек. Каменец-подольские партизаны оперировали в районе важного железнодорожного узла Шепетовка и в значительной степени парализовали его работу. [31]

В Черновицкой области в марте 1944 г. развернуло активную деятельность партизанское соединение А. В. Тканко.

С лета 1943 г. значительно расширилось партизанское движение в Кировоградской области, чему способствовали переброска Украинским штабом партизанского движения нескольких организаторских групп, а также рейд соединения М. И. Наумова. На территории области было создано несколько крупных отрядов общей численностью свыше 7 тыс. человек. Активно действовал отряд И. Д. Дибровы в Знаменском, Александровском, Ново-Пражском районах, отряд П. А. Дубового в районе Холодного Яра и др.

На юге Украины крупным центром партизанского движения являлась Одесская область, где к началу 1944 г. насчитывалось около 3 тыс. народных мстителей, объединенных в 46 партизанских отрядов{37}.

Непосредственно в городе партизанские группы имелись в Илыгчевском, Ленинском, Пригородном районах, в с. Усатово Ленинского района, которые действовали под руководством подпольного Пригородного райкома партии.

В апреле 1943 г. на базе существующих партизанских групп были созданы два отряда во главе с Л. Ф. Горбелем и с Н. А. Крылевским. В октябре 1943 г. на базе других подпольных групп сформировали отряд, который возглавил С. И. Дроздов{38}. Отряд насчитывал 240 человек.

Активизации действий партизан Одессы в значительной степени способствовала парашютно-десантная группа В. Д. Авдеева, выброшенная 16 января 1944 г. в районе ст. Затишье. Василий Дмитриевич Авдеев, прибыв в Одессу со своими товарищами — комиссаром группы Я. М. Левченко, начальником штаба Д. С. Гавшиным и другими, развернул активную работу по расширению партизанского движения. Ознакомившись с работой подпольно-патриотических групп Одессы, он принял командование объединенными отрядами, куда влились и подпольщики Ленинского, Ильичевского и других районов города. После гибели В. Д. Авдеева (2 марта 1944 г.) в командование вступил Д. С. Гавшин.

В северных районах Одесской области активно действовал партизанский отряд «Буревестник» во главе с командиром И. А. Кухаренко и комиссаром В. Б. Нестеренко. К январю 1944 г. в отряде насчитывалось 700 человек{39}. Он оперировал на территории Савранского, Больше-Врадиевского, Кривоозерского, Любашевского, Гайворонского и Песчанского районов. [32]

В Головановском районе в мае 1943 г. по инициативе коммунистов И. Г. Лесника, Ф. И. Андрусенко, С. С. Бондаренко был создан отряд «Южный».

Партизанские отряды и группы оперировали и в других районах Одесской области — Березовском, Доманевском, Ободовском.

Об активной деятельности партизан Одесской области свидетельствует донесение префекта Балтского уезда в октябре 1943 г.:


«Имею честь уведомить, что ... террористические акты и саботаж. .. увеличились настолько, что они совершенно убивают дух администрации и служащих... Жандармские отряды не в состоянии стать хозяевами создавшегося положения»{40}.

К началу 1944 г. на территории Одесской области, кроме партизанских отрядов, действовали 11 подпольных большевистских организаций{41}.

В Николаевской области действовало 6 партизанских отрядов, наиболее крупным из которых (150 человек) был Баштанский отряд, выросший из подпольной группы, созданной коммунистом И. Калиниченко.

Пять партизанских отрядов сражались в Херсонской области; наиболее активным из них был отряд под командованием Е. Гирского.

Самоотверженно действовали партизаны и подпольщики Криворожья, Никополя и других районов Днепропетровской области.

С самого начала развертывания партизанской борьбы на Украине в этом движении приняли участие патриоты Польши, Чехословакии и других стран, действуя в качестве бойцов, разведчиков, командиров групп и подразделений в составе советских партизанских отрядов. Потом стали создаваться группы и отряды, целиком состоявшие из поляков, чехов, словаков.

Так, весной 1942 г. были созданы отряды из поляков и украинцев под командованием Ю. Собесяка и Я. Бужинского. В марте 1943 г. организуется польский партизанский,отряд имени Т. Костюшко под командованием Р. Сатановского. Отряд вошел в состав соединения А. Н. Сабурова. В это же время был создан польский партизанский отряд имени Ф. Э. Дзержинского под командованием Я. Галицкого. Во второй половине 1943 г. в районе Полесья и на Волыни были организованы новые партизанские отряды: имени Т. Костюшко под командованием Ч. Вархоцкого, а затем Ч. Клима, который вошел в состав Пинской партизанской бригады; польская партизанская бригада имени В. Василевской под командованием С. Шелеста, входившая в соединение А. Ф. Федорова. [33] В это же время было создано польское партизанское соединение «Еще Польска но зишела» под командованием Р. Сатановского.

На территории западных районов Украины в 1942–1943 гг. активную работу вело польское революционное подполье во главе с представителями Гвардии Людовой. Среди ее руководителей здесь находились Я. Матвишин и К. Курылюк.

Действия чехословацких патриотов в советском подполье и партизанских отрядах особенно активизировались в начало 1942 г. К этому времени относится образование советскими военнопленными и словацкими коммунистами из словацкой воинской части, расположенной в Овруче, подпольной антифашистской организации. Осенью 1942 г. солдаты-патриоты из 2-й словацкой дивизии помогли советским партизанам при организации взрыва железнодорожного моста через р. Птичь{42}.

Вскоре в советском партизанском движении появились чехословацкие партизанские отряды.

15 мая 1943 г. из 101-го словацкого полка, несшего караульную службу на оккупированной территории, на сторону советских партизан перешла группа словацких солдат во главе с офицером Яном Налепкой. Через три дня был сформирован чехословацкий партизанский отряд, который прошел большой и славный боевой путь, бесстрашно сражаясь с гитлеровцами. В ноябре 1943 г. в бою за г. Овруч командир отряда Ян Налепгч погиб смертью храбрых. Советское правительство рысоко оценило боевые заслуги славного сына словацкого парода, присвоив ему звание Героя Советского Союза{43}. В феврале 1944 г. на сторону партизан перешла еще одна группа словацких солдат, которая также приняла активное участие в борьбе с фашистами в составе партизанских отрядов Одессы. Например, в отряде С. И. Дроздова к январю 1944 г. имелось 143 словака и чеха.

Советские партизаны, сражавшиеся в тылу врага, повседневно чувствовали помощь и поддержку местного населения и всего советского народа. С Большой земли им постоянно присылали оружие, боеприпасы, медикаменты, продовольствие, средства связи и многое другое военное имущество, необходимое для жизни и боевой деятельности.

Гитлеровцы предпринимали многочисленные карательные экспедиции, бомбардировали с самолетов районы расположения партизанских лагерей, зверски расправлялись с местным населением, оказывавшим помощь партизанам. Нацисты распространяли ложные провокационные слухи и листовки, стремясь дезориентировать партизан и население. [34] Нередко гестапо засылало своих агентов под видом организаторов партизанских отрядов, создавало ложные партизанские отряды и подпольные группы. Но на все эти провокационные мероприятия подпольщики и партизаны отвечали усиленными ударами по врагу, повышением бдительности и активизацией разъяснительной работы среди населения.

Украинским партизанам пришлось вести борьбу и против пособников гитлеровцев — вооруженных банд украинско-немецких националистов, действовавших в западных областях Украины, так называемых «УПА» («Украинская повстанческая армия») и «УНРА» («Украинская национально-революционная армия»). Основу этих банд составляли кулаки, различного рода буржуазные элементы и уголовники. На удочку националистических провокаторов попала и некоторая часть трудящихся западных областей Украины, — которая пошла в отряды «УПА» и «УНРА», думая, что они будут бороться с фашистскими захватчиками. В этих отрядах находились и насильно мобилизованные граждане.

ЦК Компартии Украины и партизаны вели большую разъяснительную работу, разоблачая подлинное лицо и предательскую роль руководителей националистических банд — бендер, мельников, рубанов, бульб. Благодаря этому фашистам и их прихвостням не удалось склонить на свою сторону широкие трудящиеся массы: местное население активно помогало партизанам и войскам Красной Армии.

В ответ на террор немецко-фашистских захватчиков партизаны взрывали мосты и склады, пускали под откос эшелоны; тысячи гитлеровцев и их приспешников находили смерть от меткой партизанской пули.

Для охраны тыла вражескому командованию приходилось привлекать большое количество полевых войск, а также охранные и полицейские формирования. Сковывая крупные силы противника и нанося удары по его тылам, советские партизаны оказывали непосредственную помощь Красной Армии в развертывании наступления на Правобережной Украине.

В начале 1944 г. активизировалось партизанское движение в Молдавии. К этому времени на территории Молдавской республики оперировали два соединения и отдельный отряд общей численностью около 2500 человек. 1-е молдавское соединение возглавлял В. А. Андреев, затем М. А. Кожухарь, 2-е молдавское соединение — Я. П. Шкрябач, отряд «Советская Молдавия» — Я. А. Мухин. Оба соединения и отряд вышли на территорию Молдавии в феврале — апреле 1944 г. из районов Полесья{44}. В ряде городов Молдавии — Кишиневе, Каменке, Сороках, Бепдерах, Оргееве, Бельцах и в некоторых селах действовали подпольные партийные и комсомольские организации{45}. [35]

Около 4,5 тыс. партизан сражалось в Крыму. Они были объединены в три соединения — Северное, Южное и Восточное{46}. Во многих городах Крыма — Симферополе, Севастополе, Евпатории, Феодосии, Ялте и других действовали подпольные организации, боровшиеся с врагом{47}.

Дальше