Содержание
«Военная Литература»
Военная история

V. Действия Севлиевско-Ловечского отряда

От Тырново через реку Росицу и Севлиево - до реки Осым и Ловеча

14 июля 1877 года из Тырново, по просьбе пришедших из Севлиево болгар, в этот город был направлен взвод Осетинского полка во главе с А. Верещагиным (братом художника В. В. Верещагина) для оказания помощи населению. Севлиево был освобожден без сопротивления{148}. Жители торжественно встретили освободителей на мосту реки Росица{149}. По дороге в Ловеч сотня А. Верещагина встретила у села Кормянско засаду. Турок было 1000 пехотинцев и до 500 верховых башибузуков. Казакам пришлось вернуться в Севлиево. С помощью болгар они отстояли город и не пустили в него башибузуков.

16 июля из Тырново вышел небольшой летучий отряд, который утром следующего дня вошел в Севлиево{150}. Отрядом командовал полковник Жеребков. Продвигаясь все дальше на запад, к Ловечу, русский отряд встретил сопротивление сильных отрядов башибузуков близ села Аканджилари (ныне Петко Славейков). Благодаря стремительности ударов и храбрости русских воинов башибузуки были разбиты. Одну за другой сдавал враг позиции у села Горно-Павлекене, по дороге в Ловеч. На последней, наиболее укрепленной позиции башибузуки, получив подкрепления из Ловеча (две роты низамов и подразделения турецких черкесов), попытались оказать сопротивление. Но артиллерийский огонь двух конных орудий и удары казаков на флангах и . здесь обратили противника в бегство. Преследуя его, русские войска 19 июля 1877 года вошли в Ловеч{151}. Освободителям была устроена восторженная встреча на Табашской площади. По случайному стечению обстоятельств жители Ловеча встретили русских освободителей на том самом месте, где за год до этого турки повесили жителя города Тодора Киркова. Так ценой незначительных жертв (в боях были ранены трое казаков) 19 июля 1877 года был освобожден один из самых старых очагов национально-освободительной борьбы болгарского народа - город апостола болгарской свободы Басила Левского.

В боях за Ловеч особенно ценную помощь освободителям оказали болгары-разведчики, которым здесь приходилось иметь дело с высоко образованным русским офицером - полковником генерального штаба П. Паренсовым, одним из руководителей русской разведывательной службы. В городе сразу же было организовано местное самоуправление, которому предстояло решить много нелегких задач. Впервые после многовекового чужеземного ига жителям Ловеча с помощью русской администрации удалось создать органы самоуправления. 21 июля полковник Жеребков сообщал: «Что касается управления болгар, то в городе Ловече оно полностью организовано... Для охраны города от нападений сформирована стража из 400 пеших и 60 конных болгар. Все они снабжены оружием, захваченным у турок. Эта стража вместе с казахами цепью окружила город, и ее бдительность заслуживает похвалы . На основании предписания полевого штаба, - говорится далее в донесении, - в распоряжение местного городского Совета переданы три турецкие водяные мельницы на территории города. Вместе с этим довожу до вашего сведения, что избранные старейшины города - священник Тодор Мишаков и Атанас Кунчев проявили необыкновенное усердие и распорядительность при выполнении этих приказов, что способствовало установлению порядка в городе и заставило турок быстро сложить оружие. Житель города Шумена Найден Воинов с большой охотой взялся за организацию болгарской стражи, благодаря чему она сейчас стала ценным подспорьем для казаков, несущих сторожевую службу»{152}.

Организовав временное управление и сторожевую службу с участием болгар, полковник Жеребков оставил в Ловече две сотни, а сам с гвардейским эскадроном и двумя орудиями вернулся в Севлиево в ожидании новых предписаний{153}.

24 июля 1877 года в журнале полевого штаба о театре военных действий появилась такая запись: «В Ловече все спокойно». На самом же деле город и его окрестности находились под постоянной угрозой нападения противника. Банды башибузуков и черкесов ( которые за год до этого устроили резню в Ново-Село во время Апрельского восстания) ежедневно предпринимали набеги. Поэтому в Ловече часто было тревожно. Но разъезды казаков и болгар справлялись с этими бандами, не подпуская их к городу.

23 июля в Ловеч прибыл подполковник Бакланов вместе с сотней 23-го казачьего полка и двумя орудиями. Он сразу же принял на себя общее командование малочисленным гарнизоном. Ожидалось и прибытие генерала М. Д. Скобелева.

Тем временем противник активизировался. Согласно сведениям, поступившим в 7ч. вечера 25 июля, в окрестностях Ловеча сосредоточивались черкесы. Полковник П. Паренсов просил прислать в город по крайней мере одну или две роты 35-го Брянского пехотного полка, однако это оказалось невозможным. Высланный из Плевена разъезд наткнулся в селах Сотево и Зылково (ныне слившиеся в одно село Славяни) на черкесов, которые встретили его ружейным огнем. Были убиты начальник разъезда хорунжий Горбаков и один казак. Постепенно вокруг Ловеча затягивалось кольцо окружения противника. В ночь с 25 на 26 июля по распоряжению князя Шаховского полковник П. Паренсов выехал в Караагач (ныне Васил Левски). В 6 ч. утра в Ловеч прибыл генерал М. Д. Скобелев, чтобы принять командование Ловечским отрядом. Он сразу же отправился в Караагач.

27 июля подполковник Бакланов отправил сообщение о появлении на дороге, ведущей из Плевена в Ловеч, неприятельского отряда, в котором представлены все роды войск. Это был отряд Рифата-паши в составе 4000 человек пехоты при шести орудиях, посланный Османом-пашой. Под натиском противника малочисленный русский отряд вынужден был отступить на 10 километров от Ловеча по шоссе на Севлиево.

28 июля в журнале русского полевого штаба появилась запись:

«Ловеч уже занят неприятелем. По сведениям болгар, противник бесчинствует в окрестных селах, поджигает дома мирных жителей и истребляет болгарское население. К этому отряду сразу же присоединились и мусульмане из Ловеча. Всего более 1500 жителей города и окрестностей погибло от ятаганов фанатизированных орд»{154}.

31 июля 1877 года К. Н. Станишев писал И. С. Аксакову:

«Вы, вероятно, уже читали в газетах о повторении прошлогодних зверств в Ловече, Плевене и по ту сторону Балкан в окрестностях Казанлыка, Стара-Загоры и Нова-3агоры»{155}.

Так на долю Ловеча выпала печальная участь тех болгарских селений, которым пришлось пережить ужас возвращения поработителя. Десятки жителей Ловеча были связаны, изувечены и брошены в воды реки Гознешкой. Десять дней опьянения свободой завершились катастрофой. Ловеч нужно было освободить любой ценой.

В ходе боев за Шипку русское командование сформировало новый [118] отряд, перед которым стояла задача взять под контроль все дороги, ведущие из Плевена, Ловеча, Севлиево и Габрово в направлении Балканского хребта (Стара-Планины). Командование этим отрядом было поручено генералу М. Д. Скобелеву. Еще 24 августа отряд занял Кыкринскую позицию{156}.

30 августа, после того как были отбиты все атаки Сулеймана-паши на Шипку, было решено двинуть на Ловеч крупные силы. Возглавил эти силы генерал А. К. Имеретинский (Багратион). Используя благоприятные топографические условия, Рифату-паше удалось создать целую систему укреплений на Киримзитепе (ныне Стратеш). Противник располагал 8-тысячным гарнизоном, при современном стрелковом и артиллерийском вооружении. Русский отряд насчитывал 25 батальонов пехоты при одной кавалерийской бригаде.

3 сентября раздался первый залп 16 русских орудий. Атака проводилась двумя колоннами: левой - генерала М. Д. Скобелева и правой - генерала В. М. Добровольского. В 11 ч. батальоны 64-го Казанского пехотного полка штурмом взяли укрепления. Отсюда наводчик-бомбардир Копаков первым направил свое орудие на Червен-Бряг, где находился турецкий редут. Тем временем стрелки правой колонны (третья стрелковая бригада) овладели высотой Синантепе.

В 16 ч. был дан сигнал к общей атаке. Соединенными усилиями обе колонны, подобно урагану, ринулись на штурм. С развевающимися знаменами они перешли вброд реку Осым и после кровопролитного боя овладели ключом к обороне противника - редутом на высоте Червен-Бряг. Преследуемые Кавказской казачьей бригадой, остатки войск Рифата-паши бежали из Ловеча.

3 сентября в полночь генерал А. К. Имеретинский послал полевому штабу из Пордима телеграмму следующего содержания:

«Ловеч взят после двенадцатичасового боя, несмотря на упорное сопротивление неприятеля, занимавшего естественно неприступную и прекрасно укрепленную позицию. Все войска, впервые участвовавшие в сражении, дрались молодцами... Героем дня был генерал-майор Скобелев»{157}.

В Ловеч сразу же была направлена бригада 3-й пехотной дивизии во главе с генералом Давыдовым, а войска, освободившие Ловеч, были двинуты к селу Бохот для участия в третьем штурме Плевена.

Одним из корреспондентов, посетивших Ловеч после его второго освобождения, был В. И. Немирович-Данченко. Вот как он описывает свои впечатления от увиденного в освобожденном [119] городе:

«Скоро мы въезжаем в город, очень красивый, очень оригинальный, но пустой... Полчаса едем по улицам, где направо и налево пустые дома с зияющими без рам стеклами и выбитыми дверями. Живой души в них нет... Перед Ловцем - мы проехали мимо редута, с высоким курганом посредине. Это была во время знаменитого боя последняя опора турок. У самого Ловца кладбище, за камнями которого прятались солдаты перед решительной атакой. Отсюда же наша кавказская казачья бригада начала свое знаменитое преследование турок».

Далее корреспондент рассказывает о зверствах, жертвой которых стало в июле беззащитное население города:

«В бешеном гвалте этой адской оргии замирали вопли несчастных жертв и плач грудных детей, заживо изжаренных варварами. И этих людей защищают христианские народы!.. В другом доме на глазах отца зарезали его сыновей... В мечети, которая теперь перед нашими окнами, был особенно замечательный молла. Потом он был достойно оценен нами и повешен. В эпоху прошлогодних злодейств он на улицах убивал болгар одним ударом палки с медным крюком на рукояти. Этим орудием он перебил не менее полутора сот человек»{158}.

Палку эту в качестве трофея взял себе Александр Васильевич Верещагин.

Несмотря на трагическое положение в июле и августе, жители Ловеча залечивали раны, причиненные городу. Князь В. Черкасский назначил начальником гражданской администрации города и всей округи подполковника Спокойского-Францевича, который сразу же принял меры, чтобы привести в порядок местное самоуправление. Полицмейстером был назначен майор 9-го пехотного полка Лебединский, в помощь которому были приданы двое офицеров и восемь унтер-офицеров. Окружному начальнику было приказано учредить городской совет и суд, организовать больницу, открыть школу, и он даже получил программу, на основе которой под Новый год следовало провести экзамены.

«И вот, в только что взятом с боем городе, - пишет в своих воспоминаниях русский офицер, - где еще нет жителей, за исключением нескольких семей, которые вернулись в город, спустившись с гор, или пришли сюда из других, занятых турками селений, где еще не открылась ни единая лавка, где нет ни одного дома с уцелевшими оконными рамами, появляется начальник гражданской администрации со многими предписаниями, которые он явно не в силах выполнить. Ему приказано учредить городской совет в то время, когда больше чем половине из нескольких сотен новоприбывших [120] жителей нечего есть, да еще учредить и школу, когда других детей, кроме бедных, в городе нет»{159}.

Постепенно в город стали возвращаться уцелевшие жители и те, которые прибыли из Румынии вместе с русской армией. Город превратился в убежище и для многочисленных беженцев из Южной Болгарии после отступления Передового отряда к Стара-Планине. В Ловече начинает возрождаться хозяйственная жизнь. На крытом мосту, построенном выдающимся болгарским зодчим Колю Фичето, снова открыли свои лавки торговцы и ремесленники. Однако военная обстановка требовала бдительности. В ночные часы русские и болгары патрулировали на улицах, а отряды казаков и болгарские четы охраняли дороги, ведущие в Ловеч. Вокруг города, на самой позиции, разбили свои лагеря роты и батальоны. Полковые обозы находились в трех верстах на Севлиевском шоссе. Здесь были вырыты землянки, построены навесы для коней. Ежедневно в самых различных направлениях уходили болгары-разведчики, возвращавшиеся с ценными сведениями о расположении и передвижении противника.

7 сентября 1877 года Г. Д. Начевич писал из Главной квартиры Николе Кабакчиеву:

«Мне кажется, что очень важно проследить, куда оттягиваются турецкие войска из Ловеча и Плевена (имеются в виду коммуникации Османа-паши), поэтому было бы полезно остаться вам там. Отправляйтесь в Ловеч и организуйте наблюдение за турками с помощью своих агентов. Если же вы заняты другим делом, то подыщите подходящего для этого человека. Не уходите, пока не выполните этой задачи»{160}.

К тому времени очень активизировали свою деятельность отряды добровольцев. Ловечский край был одним из первых, где болгары сформировали свои четы для борьбы с турками. С самого начала здесь оперировали четы Ильо Маркова и Христо Иванова-Големия, сподвижника Басила Левского. Руководители и организаторы чет, как мы уже отметили, были видными участниками национально-освободительного движения. На первом же своем заседании 14 сентября 1877 года городской совет Ловеча в составе И. Т. Драсева - председателя, В. Хр. Радославова - секретаря, Д. Н. Пышкова - казначея и М. П. Луканова - члена, принял решение усилить чету Ильо Маркова в городе, придав ей дополнительно 66 человек{161}. В протоколе того же заседания говорится, что городской совет обратился с просьбой к воеводе Ильо Маркову помочь крестьянам села Дерманцы разыскать их детей, разбежавшихся во время турецких нападений на [122] селе. На следующий день городской совет Ловеча снова собрался на заседание, на котором принял решение снабжать продовольствием и чету Христе Иванова-Кыкринеца{162}.

Одной из первоочередных задач городского совета Ловеча после вторичного освобождения города было организовать учебное дело. Ввиду недостаточности средств было решено уже в сентябре открыть только начальную школу. На следующий год была открыта и средняя школа{163}.

В октябре положение на фронтах стабилизировалось. Русская армия накапливала силы для новых наступательных операций.

В районе Ловеча началось формирование новых добровольческих чет (отрядов) в дополнение к прежним, уже существующим. Здесь действовала и чета Цеко Петкова. Осенью 1877 года четы, снабженные турецким трофейным оружием, прошли через передовые русские сторожевые посты и направились в район села Турски-Извор (ныне Български-Извор), Микре, Трояна и других населенных пунктов.

В письме начальнику штаба действующей армии от 17 октября начальник дипломатической канцелярии главнокомандующего М. А. Хитрово сообщал:

«По договоренности с Цеко Петковым я уже распорядился о переброске винтовок и патронов из Тырново в Ловеч, где люди Цеко смогут спокойно снабжаться. Так что в Ловече они смогут вооружиться в процессе формирования»{164}.

Известно, что у болгар не было опыта в административных делах, поэтому русские старались помочь им и в этом отношении. Так, в специальном предписании С. С. Спокойского-Францевича председателю городского совета от 29 сентября внимание последнего обращается на необходимость установления строгой дисциплины в совете.

«Я заметил, - говорится в предписании, - что члены совета рано уходят с работы, мало занимаются важными делами. Предупреждаю вас, что впредь буду налагать штрафы за неприлежание»{165}.

В свою очередь Иван Драсов - председатель управы просит совета у своего непосредственного начальника относительно порядка сдачи в аренду имущества бежавших турок, оказания помощи беженцам и по другим вопросам. Позднее совет получил указание образовать комиссию, которая занималась бы санитарным состоянием заведений торговой сети, а также разработала бы правила противопожарной охраны города.

В период подготовки к переходу через Балканы в зимних условиях жители Ловеча оказали неоценимую помощь Севлиевско-Ловечскому отряду русской армии, которому предстояло преодолеть Троянский перевал. [123] Население Ловеча оказало содействие и отряду генерала М. Д. Скобелева, доставив в Севлиево свыше тысячи пудов сена. А в направлении Трояна они отправили сотни провозок, необходимых для обоза русской армии. Управляющий канцелярией князя Черкасского полковник Л. Н. Скобелев писал 15 декабря 1877 года из Ловеча: «Население верит в успех нашего похода».

В боях за освобождение Ловеча погибло около 1500 русских воинов и много болгар. В сентябре 1878 года генерал М. Д. Скобелев послал следующую телеграмму городскому совету:

«Да послужит же пролитая 22 августа кровь залогом здорового развития, независимости и силы столь дорогой русскому сердцу Болгарии».

Много памятников в районе Севлиево и Ловеча напоминают о подвиге русских освободителей. На центральной площади в Севлиево возвышается красивый памятник свободы, построенный по проекту итальянского скульптора Арнольдо Цокки. На высоте над севлиевским шоссе, называемой Счастливой, находился командный пункт генерала А. К. Имеретинского. Отсюда 3 сентября 1877 года 16 орудий дали первый залп по Стратешу. На скалистой вершине в парке «Стратеш» - воротах Ловеча воздвигнут другой памятник, названный белым. На его мраморной плите выписаны названия русских частей и подразделений, взявших штурмом Ловеч. Неподалеку от него находится так называемый черный памятник, выполненный из чугунных плит и покрытый орнаментами. Он воздвигнут в память павших героев 1-го батальона Шуйского полка. В местности Червен-Бряг и до сих пор видны контуры неприступного редута, на котором была установлена крупповская артиллерия. Несмотря на стоявший здесь многочисленный турецкий гарнизон, редут был взят русскими войсками после 12-часового боя. Здесь же был дан и последний выстрел перед вступлением освободителей в Ловеч. Несколько мраморных памятников воздвигнуты над братскими могилами воинов Казанского полка.

В центре Ловеча, на Сыр-Пазаре, есть еще пять памятников русским освободителям. Количество памятников, воздвигнутых в честь освобождения Ловеча, достигает 13, включая и памятник командиру II-го Псковского пехотного полка полковнику Кусову во дворе церкви св. Троицы. Когда представитель русской военной администрации полковник К. Страбенский предложил 15 января 1879 жителям Ловеча уступить за вознаграждение места, где пали русские воины при освобождении Ловеча», последние наотрез отказались от получения какого бы то ни было вознаграждения, опубликовав специальное заявление, [124] скрепленное сотнями подписей, о том, что «они с благодарностью уступают указанные места и готовы их огородить без всякой компенсации». В заключение в нем говорилось: «Мы просим начальство учесть это наше единодушное желание»{166}.

3 сентября 1879 года магазины, жилые дома и общественные здания в Ловече были украшены русскими и болгарскими флагами. Все население участвовало в «освещении русских памятников»{167}.

Хорошо поддерживаемые и украшаемые, памятники в окрестностях Ловеча свидетельствуют о том, что город Ловеч «никогда не забудет тех, кто ценой пролитой крови освободил его жителей от тяжкого турецкого ига»{168}.

От Ловеча и реки Осым - до Тетевена и реки Вит

1 октября 1877 года был сформирован Севлиевско-Ловечский отряд для охраны правого фланга русской армии и перевалов через Стара-Планину от Шипки до реки Вит. В него входили 3-я пехотная дивизия (9-го Староингерманландского, 10-го Новоингерманландского, 11-го Псковского и 12-го Великолукского полков), Казачья бригада полковника Орлова и два эскадрона 9-го Драгунского полка.

Узнав о занятии Тетевена неприятельским отрядом, а также о появлении отрядов башибузуков в районе сел Турски-Извор и Торос (ныне Лазар-Станево), болгарское население обратилось к русскому командованию с просьбой о защите. На дорогах, ведущих в район расположения русских частей, появилось множество болгарских беженцев, которые на вопрос, куда они идут, отвечали: «Идем туда, где русские»{169}. Начальник отряда генерал П. П. Карцов послал в эти районы два разведывательных отделения, которые, взяв Турски-Извор, направились в другое село - Торос, где освободили задержанных в турецком конаке болгарских женщин и детей. По словам современника, измученные голодом беззащитные болгары бросались в ноги казакам и целовали им руки. Освобожденных отправляли в Ловеч, детей казаки сажали к себе в седла.

9 октября отделение 30-го Донского казачьего полка, продвигаясь по плохим дорогам под проливным дождем, достигло Тетевена, где с ходу атаковало передовые посты турецкого гарнизона, которым командовал Шефкет-паша (известный уничтожением села Бояджик в окрестностях Ямбола во время Апрельского восстания 1876 года, за [125] что султан повысил его в чине). После интенсивной ружейной перестрелки командующий полком Антонов и сражавшаяся вместе с ним болгарская чета вынуждены отступить. Однако внимание русских к Тетевену не ослабевало.

Значение Тетевена определялось следующими важными условиями: расположенный на правом берегу реки Вит, город представлял собой узел горных дорог, ведущих из Ловеча и Трояна в Етрополе, а через Тетевенский перевал Стара-Планины в Златицу и через перевал у Рибарицы в долину реки Стряма. Когда русские взяли Ловеч, турецкое командование, стремясь прикрыть подступы к Тетевену и Рибарицкому перевалу, направило в этот город отряд Шефкета-паши. Опасаясь новой атаки русских, Шефкет-паша усилил тетевенский гарнизон, который насчитывал более 600 человек пехоты и эскадрон кавалерии. Ближайшие к городу высоты были укреплены, здесь были созданы 4 опорных редута.

В начале октября командующий Севлиевско-Ловечским отрядом генерал П. П. Карцов получил приказ прикрыть левый фланг войск генерала И. В. Гурко во время его перехода через Балканы. Было решено атаковать и взять Тетевен, чтобы отвлечь внимание турецкого командования от направления главного удара. С этой целью 29 октября 1877 года из Ловеча к Тетевену был направлен летучий отряд под командованием полковника Орлова. Русский отряд включал 7 рот 9-го Староингерманландского пехотного полка и 12-го Великолукского пехотного полка, 2 эскадрона кавалерии, пять с половиной казачьих сотен при 2 орудиях. Ему предстояло совершить переход от села Микре до села Лесидрен. Тем временем из Трояна двинулась колонна войскового старшины Антонова (1-я рота 9-го пехотного полка и полторы сотни казаков). Задачей обеих колонн было одновременно атаковать 19 октября позиции противника с севера и востока. К вечеру 18 октября удалось занять высоту Бивол, находящуюся в пяти километрах от Тетевена. Она позволяла контролировать единственный, причем труднодоступный, перевал, через который проходила дорога из Лесидрена в Тетевен. Таким образом ущелье и перевал оказались в руках русских войск. Командовал войсками на этом участке капитан Глеб Кошанский.

31 октября - в день атаки с утра стоял сильный туман. Лишь к полудню, когда туман рассеялся, другая колонна двинулась в атаку. Как это видно из донесений полковника Орлова, среди русских были и болгарские добровольцы.

«Вперед двинулись, - сообщает он, - 40 человек [126] добровольцев вторых рот Староингерманландского и Великолукского полков... За добровольцами, среди которых было и несколько болгар, пошли две стрелковые роты»{170}.

Проводниками колонны были Баньо Маринов Братанов и Стоян Цанков Черкеза.

Между тем части Антонова достигли леса, в трех километрах от Тетевена, и остановились в ожидании атаки главных сил с севера. Однако, обнаруженный противником, Антонов вынужден был отступить{171}. Но атака все же началась. Ею командовал майор Беатр, которому, по словам полковника Орлова, его разумности и предосторожности всецело принадлежит честь и слава победы». Этот офицер провел свой отряд в обход главного турецкого редута. Целых два с половиной часа его солдаты карабкались по крутому склону и в 4 ч. 30 м. пополудни штурмовали укрепление. Первым вступил в редут штабс-капитан Яковлев во главе добровольцев (среди которых были и болгары) и солдат стрелковых рот.

Застигнутый врасплох противник покинул и другие укрепления. В тот день многие участники атаки получили свое первое боевое крещение. Неожиданная победа русских спасла Тетевен от разрушения. Противник успел поджечь только одно из близлежащих сел и в бегстве устремился к дорогам, ведущим в Карлово и Орхание (ныне Ботевград).

Торжественное вступление освободителей в Тетевен ярко описал в своем рапорте полковник Орлов:

«В 10 ч. утра 20 октября отряд вошел в город. Буквально все его жители высыпали на улицы, чтобы встретить наши войска. Обе церкви били во все колокола. Несколько человек из Тетевена, которые долгие годы пребывали в изгнании или находились в турецких тюрьмах, воспользовались взятием города и вернулись в него к своим семьям»{172}.

В жизни тетевенцев наступил подлинный поворот. Их дружба с «братушками» проявлялась во всем и ежечасно. Уже 22-го октября 1877 года комендант города майор Беатр сообщал командиру 12-го Великолукского пехотного полка: «По приказу флигель-адъютанта полковника Орлова я остаюсь в Тетевене, жители которого доставляют все продукты и хлеб, необходимые для продовольствия наших войск».

Впоследствии в городе был открыт полевой госпиталь для раненых и больных русских солдат, организован силами местного населения пошив сапог для армии. Вместе с русскими войсками в город вернулись эмигрировавшие в свое время в Россию тетевенцы Хаджи Станьо Врабевски, Петко Мильов-Страшника и Стоян Костов{173}. [127] Позднее начальником Тетевенского отряда был назначен полковник Комаровский - командир 10-го Новоингерманландского полка, который организовал временное местное управление с участием болгар. Комендантом города был назначен майор Кобордо.

Чем больше русские очищали местность от башибузуков на участке от Ловеча до реки Вит, тем очевиднее становилось, какое важное значение для противника имела она в качестве надежного прикрытия горных дорог, пересекающих Балканы. 22 ноября турки атаковали Тетевен со стороны Златицы. Но в тылу врага появилась чета Баньо-Маринова, и казаки, прижавшие противника с двух сторон, заставили его отступить.

Вплоть до декабря, когда русская армия начала переход через Балканский хребет (Стара-Планину) и перешла в решительное наступление, Тетевен находился под постоянной угрозой нападения башибузуков и частей регулярной армии противника. В донесениях говорится о многих схватках, в которых принимали участие казаки и болгары. Помощь болгар-разведчиков и проводников, как и действующих чет, была ощутимой.

В числе отрядов добровольцев, которые действовали в районе сел Лесидрен, Аладинлии (ныне Лешница), Турски-Извор, Микре и даже в районе Червен-Бряг, следует упомянуть чету Ильо-воеводы, присоединившуюся к отряду генерала И. В. Гурко вместе с четами Григора Огненова, Димитра Трифонова, Георгия Антонова, Ивана Робева. Все они участвовали в боях за Тетевен и село Брусен.

17 ноября предводитель болгарской четы Христо Иванов-Големия (соратник В. Левского) писал Н. Кабакчиеву из Тетевена:

«21 я проводил Цоку Ганчева из Тетевена в Златицу и надеюсь завтра написать тебе, что он там установил. Я еще не получил сведений от лесидренского попа и потому не знаю, что ты мне пишешь, но сегодня надеюсь их получить... Наша чета действует до самого Етрополе». В письме находившемуся в Ловече Н. Кабакчиеву разведчик Мильо Петков 12 декабря сообщает из Тетевена: «Сейчас подбираю двух наших людей, которые поднимутся на Стара-Планину. Один из них пойдет в село Ташкисен (ныне Саранцы), а другой - в Гьопсу (в долину реки Стрямы). Как только они прибудут, я тебе сообщу».

Была установлена постоянная связь с отрядом генерала И. В. Гурко в направлении Ябланицы. Здесь дорога проходила через село Голям-Извор. О том, насколько район села Голям-Извор был важен для наблюдения за неприятелем и дорогами, ведущими к перевалам, свидетельствует [129] письмо переводчика Д. В. Хранова, отправленное в Ловеч Н. Г. Кабакчиеву по поручению генерала И. В. Гурко. В нем дословно говорится следующее:

«Его превосходительство генерал-адъютант Гурко получил Ваше письмо от 31 прошлого месяца. Хаджи-Стоя уверяет нас, что вы послали людей проверить путь, ведущий из села Голям-Извор в Златицу, минуя Етрополе. Его превосходительство генерал-адъютант Гурко приказал мне написать Вам, что если Вы действительно послали людей для выполнения этого задания, то эти люди должны быть 5-го числа сего месяца в Ябланице, куда прибудет и его превосходительство, чтобы получить сведения об этой дороге... Помните, что это приказ и мы должны считаться с ним. 5-го ждем в Ябланице ваших людей со сведениями. Будьте здоровы Д. В. Хранов». На оборотной стороне письма другим почерком сделана пометка: «Из села Турски-Извор нет другой дороги, кроме как через Етрополе или через Орхание. Через Златицу повозки не пройдут. От Етрополе есть дорога на Арабаконак, но она нуждается в ремонте»{174}.

В декабре 1877 года специальный отряд генерала П. П. Карцова начал подготовку к переходу через Троянский перевал в связи с общим наступлением русской армии через перевалы Стара-Планины.

О боях в районе Тетевена и села Голям-Извор напоминают памятники, воздвигнутые в местах братских могил героев-освободителей.

Дальше