Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Война приближается к своему апогею

Генерал-лейтенант Зигфрид Вестфаль

В то время, когда на снежных просторах Восточной Европы между русскими и немцами разгорелась борьба не на жизнь, а на смерть, новым театром военных действий неожиданно стал Тихий океан. 7 декабря 1941 г. японцы напали на Перл-Харбор. Теперь весь мир был охвачен пламенем войны. Через три дня немецкое правительство объявило войну Соединенным Штатам Америки. Это решение основывалось на явной недооценке колоссального американского военного потенциала, и каждый здравомыслящий человек в Германии был поражен действиями Гитлера. В результате этого решения американские поставки предметов снабжения Советскому Союзу вскоре полились бурным потоком. Несомненно, эти поставки в огромной степени помогли красному колоссу возместить потери, понесенные в первые месяцы войны, и в ходе войны постепенно усилить военную мощь России. По достоверным сведениям, США поставили Советскому Союзу 17 тысяч самолетов, 51 тысячу виллисов, 400 тысяч грузовиков, 12 тысяч танков и бронеавтомобилей, 8 тысяч зенитных орудий, 105 подводных лодок, 197 торпедных катеров, 50 тысяч тонн кожи, 15 миллионов пар ботинок, 3 миллиона 700 тысяч автомобильных шин, 2 миллиона 800 тысяч тонн стали, 800 тысяч тонн химических продуктов, 340 тысяч тонн взрывчатых веществ, 2 миллиона 600 тысяч тонн нефтепродуктов, 4 миллиона 700 тысяч тонн продовольствия и 81 тысячу тонн резины. Можно без преувеличения сказать, что без такой огромной американской поддержки русские войска вряд ли были бы в состоянии перейти в наступление в 1943 г.{27}.

В конце 1941 г. в Африке тоже сложилась критическая обстановка. Роммель не смог захватить Тобрук весной этого года, так как англичане, вынужденные отступить к границе Египта, твердо решили не оставлять город. Два попытки захватить крепость внезапным ударом провалились, а для планомерного штурма сил у Роммеля не хватало. Роммель делал все, чтобы после получения подкреплений вновь перейти в наступление. Караваны судов, которые вначале беспрепятственно пересекали Средиземное море, теперь непрерывно подвергались ударам английского флота и авиации. Поэтому Роммель вынужден был перенести начало наступления своих войск с сентября на октябрь, затем на ноябрь и, наконец, на декабрь. И тогда случилось то, чего Роммель уже давно опасался: противник нанес удар первым. 18 ноября 8-я армия генерала Окинлека перешла в наступление. Она была значительно сильнее, чем противостоявшие ей немецко-итальянские войска. В ходе сражения, продолжавшегося с переменным успехом в течение нескольких недель, 8-я армия прорвала кольцо итальянских войск вокруг Тобрука и деблокировала его славный гарнизон. Роммель был вынужден отступать, и к началу нового года его войска отошли к заливу Сидра между Аджедабией и Триполи, то есть почти в тот же самый район, где они находились год назад, когда Роммель принял над ними командование. Но он воспользовался тем, что английская армия оказалась сильно рассредоточенной, а проблема ее снабжения - нерешенной. 21 января войска Роммеля перешли в контрнаступление. Безжалостно вводя в бой все свои резервы, в начале февраля он вновь подошел к воротам Тобрука.

На Восточном фронте в течение первых месяцев 1942 г., когда советское наступление было, наконец, приостановлено, перед немецкой армией стояла задача ликвидировать многие выступы противника, вдававшиеся в нашу оборону, и освободить отдельные наши соединения из многочисленных котлов, созданных русскими во время их зимнего наступления. Наиболее важными из всех немецких операций в это время были: деблокирование окруженных группировок немецких войск в районах Холма и Демянска, ликвидация выступа русских войск в направлении Изюма (южнее Харькова) и русского плацдарма в районе Феодосии (Крым). После этого необходимо было отвести в тыл для отдыха и доукомплектования те соединения, которые понесли большие потери во время зимнего наступления русских, и сформировать новые дивизии в Германии. Численность войск СС была значительно увеличена, что отрицательно сказалось на армии, так как ее потрепанные в боях дивизии лишились многих незаменимых младших офицеров и унтер-офицеров. К концу войны войска СС насчитывали 38 дивизий.

Когда в 1942 г. назрела необходимость провести в интересах армии сокращение разбухших штабов и учреждений ВВС, Гитлер приказал не использовать освобождающийся личный состав ВВС для пополнения дивизий армии, так как он боялся, что хорошо подготовленные солдаты и офицеры ВВС от такого слияния понесут "идеологический" ущерб. Вместо этого он принял предложение Геринга о целесообразности создания 16 "полевых дивизий ВВС". В результате этого численный состав армейских дивизий, лишенных пополнения, постепенно уменьшался, а полевые дивизии ВВС, не имеющие боевого опыта, понесли в боях невероятные потери.

В вопросах стратегии Гитлер и главное командование сухопутных сил, как правило, расходились во мнениях. Гитлер снял с должности главнокомандующего сухопутными силами фельдмаршала фон Браухича и сам занял его место. Объектом нашего наступления он теперь сделал район Дона - Волги и Кавказ, богатый полезными ископаемыми. Начальник генерального штаба сухопутных сил генерал Гальдер придерживался на этот счет другой точки зрения. Он считал, что основным объектом по-прежнему остается русская столица Москва - важнейший узел путей сообщения - и что поэтому в ближайшее время ее необходимо захватить. Он настойчиво указывал на опасность появления открытого фланга протяженностью около 500 километров, что было неизбежно при наступлении наших войск в район Дона - Волги и на Кавказ. Но Гитлер счел его аргументы неубедительными.

12 мая советский маршал Тимошенко начал наступление в районе Харькова, и победа досталась нам только после серьезных усилий. В это же время армия Манштейна перешла в наступление на Керчь, которое следует расценивать как увертюру перед крупным наступлением наших войск на Севастополь, предпринятым 1 июня. Больше месяца продолжалось упорное сопротивление прославленного гарнизона, и, наконец, Севастополь был взят. В день овладения Севастополем началось большое летнее наступление Гитлера. Из одной группы армий "Юг" было создано две группы армий: группа армий "А", действовавшая справа, и группа армий "Б" - слева. Группе армий "Б" было приказано захватить Сталинград и после этого наступать вниз по Волге к Астрахани. В это же время группа армий "А" должна была вновь захватить потерянный зимою Ростов и продвигаться на Кавказ. Как и в прошлом году, наши войска должны были действовать по расходящимся операционным направлениям. Удар был нанесен не крепко сжатым кулаком, а растопыренными пальцами. Начальник штаба Сталина маршал Шапошников, насколько нам известно, выразил в то время надежду, что Гитлер пойдет на Сталинград, - в этом маршал видел самый быстрый способ ускорить победу русских.

Немецкие войска быстро продвигались вперед и вскоре захватили Донецкий бассейн. Нас удивило, правда, незначительное количество пленных и трофеев, попавших в наши руки. Очевидно, русские избегали решительных сражений. Только в районе Калача (в излучине Дона) были разгромлены крупные силы противника. Вновь удалось захватить Ростов. Наши войска на фронте протяженностью более 100 километров вышли к предгорьям Кавказа и 8 августа заняли Майкоп. Это была самая дальняя точка немецкого продвижения на Востоке. На оккупированной нами территории проживало около 50 миллионов русских, находилось более половины залежей угля, алюминия, марганца и железной руды и 40 процентов железных дорог России. В это время на центральном участке фронта приходилось отражать сильные контратаки русских, с помощью которых русское командование стремилось уменьшить наше давление на их армии на юге.

В ходе этих оборонительных боев мы понесли тяжелые потери, так как Гитлер упрямо отказывался дать санкцию даже на отступления местного значения. 25 августа немецкие горные стрелки установили флаг со свастикой на вершине Эльбруса - самой высокой точке Кавказа. Но вскоре немецкое продвижение замедлилось из-за нехватки горючего, а также в связи с мощными контратаками русских в районе р. Терек. Очень медленно развивалось и начавшееся 14 августа наступление на Сталинград. Только 1 сентября немецкие войска, преодолевая упорное сопротивление, проникли на окраины города.

Летом обманчивое затишье на атлантическом побережье было нарушено высадкой в Дьеппе канадских войск под командованием адмирала Маунтбаттена, которому позднее суждено было прославиться в этой войне. Хотя канадские войска не достигли успеха и понесли тяжелые потери, противник в результате этой высадки, как он и планировал, приобрел ценный опыт, использованный в 1944 г. во время вторжения на европейский континент.

В Африке снабжение войск Роммеля временно улучшилось. Это дало возможность повторить штурм Тобрука. Планы немецкого и итальянского верховного командования предусматривали вначале захват Тобрука, а затем высадку на острове Мальта. Захват острова лишил бы англичан базы, с которой они, используя авиацию и флот, наносили так дорого обходившиеся нам удары по немецко-итальянским конвоям.

26 мая войска Роммеля в составе трех немецких и трех итальянских танковых дивизий перешли в наступление. Роммель намеревался обойти армию противника с юга. Уже к полудню следующего дня он был в тылу английских войск, расположенных в районе Эль-Газалы. Но здесь начались неприятности. Сражение затянулось на три недели, и только благодаря энергичному руководству Роммеля армия постепенно захватила все опорные пункты. Самое сильное сопротивление было оказано ему фортом Бир-Хакейм, который обороняли французские войска и еврейский батальон. Он был взят лишь 9 июня. 20 июня Роммель начал штурм крепости Тобрук. В этой операции значительную поддержку оказала ему бомбардировочная авиация воздушного флота Кессельринга. Для противника штурм начался неожиданно: за день до начала операции Роммель сделал вид, что намеревается обойти крепость так же, как в 1941 г., и преследовать на территории Египта ослабленные силы англичан. В первый же день он прорвал оборонительную систему, созданную вокруг Тобрука, и к вечеру утомленные немецкие войска овладели крепостью. Эта операция унесла немало жизней как оборонявшихся, так и наступавших. Наши войска захватили богатейшие трофеи и 30 тысяч пленных.

Захват Тобрука был высшим достижением немецких войск, действовавших в пустыне. Преследуя отступающего противника, Роммель пересек египетскую границу и 30 июня натолкнулся на сильные оборонительные позиции англичан в районе Эль-Аламейна. Здесь проходил последний более или менее прочный укрепленный рубеж, прикрывавший подходы к Александрии и дельте Нила. В ходе наступления запасы предметов снабжения у войск Роммеля полностью истощились. Снабжение армии было далеко не достаточным. От плана захвата Мальты пришлось отказаться, так как немецкая авиация не могла обеспечивать эту операцию и одновременно оказывать поддержку продвижению танковой армии Роммеля. Можно только сожалеть о таком решении, потому что, как мы знаем теперь, гарнизон острова уже вот-вот готов был сдаться из-за полного отсутствия предметов снабжения.

Летние месяцы перед боями у Эль-Аламейна оказались для Роммеля критическими. 30 августа его попытка прорвать оборону англичан с целью наступления на Александрию едва не увенчалась успехом. Неудача была вызвана главным образом потоплением немецких и итальянских танкеров, уже подходивших к тобрукскому рейду. Из-за отсутствия горючего атакующие войска Роммеля в течение шести дней не могли сдвинуться с места. В войсках эту провалившуюся операцию, которая стоила стольких человеческих жизней, называли "шестидневной велосипедной гонкой".

Африканская танковая армия так и не оправилась от этого кровопускания, а ее снабжение становилось все более затруднительным. Только изредка отдельным караванам судов удавалось достигать североафриканских портов без потерь. Непрерывно увеличивавшиеся потери сокращали количество транспортов, которыми располагали страны оси. Роммель полностью отдавал себе отчет в серьезности своей телеграммы, направленной им в середине сентября 1942 г. главному командованию сухопутных сил: "Если не удастся наладить регулярное снабжение наших войск в Африке, танковая армия окажется не в состоянии в течение сколько-нибудь значительного времени продолжать борьбу с объединенными силами двух великих держав. Рано или поздно ее постигнет та же участь, что и войска, оборонявшие горный проход Халь-файя". (Этот гарнизон вынужден был капитулировать в начале 1942 г., когда у него иссякли предметы снабжения.)

Оценивая общую обстановку на фронтах, можно сказать, что осенью 1942 г. немецкое командование достигло зенита своей славы. На Западе немецкие войска удерживали оборону вдоль всего атлантического побережья от мыса Нордкап до Бискайского залива, оккупировав Норвегию, Данию, Голландию, Бельгию, Францию и Люксембург. На Востоке немецкие солдаты находились на окраинах Ленинграда и на берегах Дона и Волги. В наших руках был и весь Балканский полуостров. На юге немецкие и итальянские войска находились на расстоянии не более 50 километров от Нила. Немецкие подводные лодки и вспомогательные крейсеры представляли собой серьезнейшую, как никогда ранее, опасность для судоходства союзников. Немецкие военно-воздушные силы, правда, уже не были такими могущественными, как прежде, но еще могли наносить сильные удары по противнику.

И все-таки именно в тот период было хорошо видно, насколько туго натянута тетива лука. Население Германии получало еще достаточный паек, хотя иногда возникали перебои в снабжении мясом и жирами. Вооруженные силы отлично снабжались продовольствием вплоть до окончания войны. Немецкие города все чаще подвергались бомбардировкам, которые приводили к огромным разрушениям и жертвам. Хотя запасы важнейших видов сырья увеличить было уже невозможно, производительность военных заводов и фабрик находилась все еще на самом высоком уровне. Осталось слишком мало вполне здоровых мужчин, которые не были призваны в армию в связи с тяжелыми потерями, понесенными прошлой зимой в России. Армия и промышленность конкурировали между собой за обладание оставшимися людскими ресурсами. Это привело к принудительному вывозу рабочей силы с оккупированных территорий, что создало и усилило партизанское движение во Франции, на восточных территориях и на Балканах.

В общем Германия еще не задумывалась о возможности поражения и готовилась к затяжной войне. Хотя уже во многих семьях были убитые или раненые, немецкий народ готов был продолжать войну, ибо ему казалось, что другого выбора нет. В Италии, являвшейся нашим основным союзником, образ мышления был совершенно иным. Итальянцы не одержали ни одной крупной победы, а наоборот, терпели одно поражение за другим. Они потеряли свои колонии в Восточной Африке; они знали, что много их солдат попало в плен к англичанам, а самые мощные корабли их флота потоплены. В довершение ко всему в стране усиливался голод.

Таким образом, к концу 1942 г. - третьего года войны - обстановка в общем казалась удовлетворительной. Однако в конце года на Юге и на Востоке произошли два события, которые коренным образом изменили картину. Оба они стали решающими, поворотными пунктами войны. Первое из этих событий детально рассмотрено в следующей главе.

Дальше