Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Коралловое море, Мидуэй, Алеутские острова

Бой в Коралловом море

1942

 
апрель Императорская Верховная Ставка решила захватить Порт-Морсби путем прямой высадки с моря. Планируется создание базы гидросамолетов в Тулаги (операция МО)
18 апреля Налет Дулитла на города Японии
30 апреля Японцы оккупируют Тулаги
1-4 мая Выход соединений, участвующих в захвате Порт-Морсби
4 мая Самолеты авианосца "Йорктаун" атакуют Тулаги
7 мая Американские авианосные самолеты атакуют Соединение Ближней Поддержки Флота Вторжения. Легкий авианосец "Сёхо" потоплен.
8 мая Авианосный бой в Коралловом море. Тяжелый авианосец "Лексингтон" потоплен, тяжелый авианосец "Сёкаку" умеренно поврежден. Операция МО отложена.

К середине апреля, когда Первый Авианосный Флот адмирала Нагумо вернулся на свои базы в Японии, Великая Восточно-Азиатская империя была создана. Но оставались некоторые проблемы. Только 6 мая после капитуляции армии генерала Уэйнрайта на Коррегидоре были полностью завоеваны Филиппины. (Японцам пришлось позднее вызывать на помощь флот, чтобы ликвидировать узлы сопротивления на Себу и Замбоанге.) Острова Науру и Оушен не были оккупированы. Японская армия в Новой Гвинее обнаружила, что удерживать Лаэ и Саламауа очень трудно, так как климат там был просто ужасным, а на суше на было вообще никаких дорог. Разве что зверийые тропы в густых джунглях и непроходимых болотах.

Несмотря на замечательные успехи японцев в создании новой империи и строительстве оборонительного периметра, приобретении значительных запасов сырья для японской промышленности, адмирал Ямамото не был удовлетворен. Война тянулась уже 4 месяца а решающая битва была так же далека, как и в первый день. Он знал, что американская промышленность скоро создать флот, с которым японский просто не сможет состязаться. Военная мощь Австралии, США и Новой Зеландии устойчиво росла. 8 апреля самолеты Дулитла атаковали города Японии. Они причинили небольшой ущерб, но дали толчок планам Ямамото, как и остальные набеги американских авианосцев. Поэтому Ямамото начал думать, над операцией, которая обязательно приведет к решающей битве: захвату Мидуэя и отвлекающему налету на Датч-Харбор вместе с оккупацией Киски и Атту.

Но военное положение не оставалось статичным. Японская армия хотела усилить оборонительный периметр против концентрируемых в Австралии сил. Поэтому началось новое наступление. Хотя японцы готовились к битве у Мидуэя, стало ясно, что приходится как-то учитывать угрозу из Австралии. Японцы, которые всегда продвигались под прикрытием своей базовой авиации, выбрали новые цели, исходя из этого критерия. Они решили, что Соломоновы острова — это улица с двусторонним движением, по которой союзники могут добраться до Рабаула.

Проблему следовало решить, захватив южные Соломоновы острова, а также Науру и Оушен. Это означало прекращение продвижения американцев вдоль цепи островных баз, которые они создали в начале 1942 года. Победная лихорадка делала эти шаги не только возможными, но и просто неизбежными. В результате, японцы выходили за рубежи, предусмотренные первоначальными военными планами. Они планировали наступление за пределами прикрытия базовой авиации и забыли основной принцип военного искусства: оборонительный перимздр ослабляется по мере удаления от сильных баз. Чем дальше японская армия уходила от Рабаула, тем слабее она становилась, и тем сильнее станйвилось сопротивление врага.

Поэтому как раз в то время, когда японский флот готовился бросить все силы в битву у Мидуэя, армия потребовала от него поддержать операции в юго-западной части Тихого океана (операцию МО). Адмирал Ямамото совершенно не верил, что именно там разыграется решающая битва. Тем не менее, он рискнул ослабить свои силы на направлении главного удара, чтобы поддержать захват Порт-Морсби и оккупацию Тулаги. Адмиралу Ямамото отчаянно требовалась решающая битва с американским флотом. Но эта операция казалась ему такой легкой, что он разрешил ее. Кроме того, операцию проводила армия, от флота требовалось лишь поддержать ее. Хотя у Ямамото имелись определенные опасения, дух остальных японских морских офицеров был как никогда высок. Похоже, они уверовали в свою непобедимость.

Это были не самые легкие дни американского флота. Криптографы раскололи японский код, и адмирал Нимиц отлично знал, что его противники планируют битву в центре Тихого океана, возможно у Мидуэя. Однако он не мог игнорировать сообщения разведки об активности японцев в юго-западной части Тихого океана. Ему следовало отражать любую возникающую угрозу. Нельзя было пропустить ничего. Было ясно, что японцы планируют продвижение на юг по Соломоновым островам. Это было настолько очевидно, что 1 мая австралийцы эвакуировали крошечный гарнизон Тулаги.

Адмирал Ямамото остался верен японской доктрине экономии сил, когда планировал операцию МО — захват Порт-Морсби. В ее ходе предполагалось решить сразу несколько задач: захватить Порт-Морсби с моря, встретить и уничтожить американский флот, который выйдет в море, чтобы помешать японцам захватить Тулаги чтобы прикрыть восточный фланг японских войск в Новой Гвинее. Ямамото разделил свой флот на 7 соединений и поставил во главе операции вице-адмирала Сигеёси Иноуэ в Рабауле.

Для захвата Порт-Морсби было создано Транспортное Соединение Порт-Морсби из 12 транспортов, на которые были погружены армейские части и солдаты СМДЧ. Им командовал контр-адмирал Косо Абэ. Его прикрывало Ударное Соединение Порт-Морсби из 1 легкого крейсера, 6 эсминцев и минного заградителя контр-адмирала Садамити Кадзиока. Соединение Прикрытия контр-адмирала Кунинори Марумо имело 2 легких крейсера, базу гидросамолетов и 3 канонерки. Соединение Поддержки, Главные Силы контр-адмирала Аритомо Гото делилось на Соединение Ближней Поддержки — 1 легкий авианосец, 1 эсминец — и Соединение Поддержки — 4 тяжелых крейсера. В случае необходимости оно должно было оказывать помощь соединениям захвата Порт-Морсби или Тулаги. Тактическим командующим операцией был назначен контр-адмирал Гото.

Для захвата Тулаги было создано Соединение Вторжения Тулаги под командой контр-адмирала Киёхидэ Сима: 2 эсминца из состава 6 эскадры, 2 минных заградителя, 1 транспорт, вспомогательные суда. Оно тоже находилось в подчинении Гото. Его тоже должны были прикрывать крейсера Гото, которые большую часть времени кружили в районе острова Нью-Джорджия.

Японцы ожидали ответной реакции противника на угрозу захвата Порт-Морсби. Для отражения удара американцев 1 мая Трук покинуло Ударное Авианосное соединение вице-адмирала Такео Такаги: 2 тяжелых авианосца, 2 тяжелых крейсера, 6 эсминцев. Оно должно было перехватить любые американские корабли и уничтожить их.

Операция МО имела несколько целей. Следовало захватить Тулаги, небольшой остров в южной части Соломоновых островов, чтобы создать там базу гидросамолетов. Таким образом база создавала барьер против воздушных налетов на Рабаул. После захвата Тулаги планировались высадки на Науру и Оушене. Потом крупное соединение должно было захватить Порт-Морсби, который лежал в пределах досягаемости самолетов из Австралии. (Между прочим, вопрос высадки в северной Австралии уже обсуждался японскими военными лидерами.) Порт-Морсби также был ценной базой для операции против Новой Каледонии, которая в свою очередь послужила бы опорой при захвате Самоа и Фиджи. Это полностью перерезало бы морские пути между Австралией и Соединенными Штатами. Непосредственным результатом захвата Порт-Морсби явилась бы прекращение воздушных налетов на Лаэ и Саламауа. Наконец, японское морское командование верило, что американский флот отреагирует на захват Порт-Морсби. Поэтому появлялась возможность уничтожить Тихоокеанский флот.

Соединение Вторжения Тулаги под командой контр-адмирала Киёхидэ Сима вышло из Рабаула 30 апреля в 8.30. Соединение Дальнего Прикрытия под командой контр-адмирала Аритомо Гото вышло с Трука 28 апреля и крейсировало южнее Нью Джорджии. Более слабое Соединение Поддержки адмирала Кунинори Марумо вышло из Рабаула 29 апреля и сейчас находилось в 60 милях к западу от Тулаги. Транспортное Соединение Порт-Морсби было относительно крупным, так как в него входили 12 транспортов. Оно покинуло Рабаул 4 мая, на следующий день к нему присоединилось Ударное Соединение Кадзиока. Его путь лежал через проход Жомар в архипелаге Луизиады, восточное бухты Милн и вокруг южной оконечности Новой Гвинеи.

Мощное Ударное Авианосное Соединение адмирала Такаги покинуло Трук утром 1 мая. Оно двигалось почти точно на S, а во второй половине дня 2 мая начало вертеться по квадрату. 5 мая Такаги оставил это занятие и пошел на SW-t-W. Теперь он был готов атаковать любые американские корабли, держась позади десантного соединения. Если японцы в этом бою в чем и уступали американцам, так это в работе разведки. Они почти ничего не знали о противнике. Конечно, после атаки Тулаги 4 мая Такаги мог предположить, что в этом районе имеется по крайней мере 1 авианосец. Кроме того от разведывательных самолетов было известно, что какие-то корабли вышли из портов Австралии.

Американская разведка действовала превосходно, и после того, как японский морской код был расколот, адмирал Нимиц точно знал что ждать и где ждать. Кроме того, в течение всей войны австралийцы жили на Соломоновых островах. Они имели связь с внешним миром с помощью мощных радиостанций, информируя союзников обо всех передвижениях японских кораблей. Они были известны, как «береговые наблюдатели». Но знание японских намерений и диспозиции не гарантировало победу американцев. Все, что мог предпринять адмирал Нимиц — собрать наличные силы для контрудара.

Чтобы встретить японское Ударное Авианосное Соединение он отправил Оперативное Соединение 17 контр-адмирала Обри У. Фитча (авианосец «Лексингтон») и «Йорктаун» под командованием контр-адмирала Фрэнка Джека Флетчера. Им было приказано встретиться и выйти в точку атаки. 1 мая оба соединения находились в 250 милях на W от Эспириту Санто. Весь день 3 мая «Лексингтон» заправлялся с танкера «Типпеканоа», в это время в 100 милях от него «Йорктаун» принимал топливо с танкера «Неошо». Потом оба пошли к намеченной точке рандеву, куда должны были прибыть 4 мая в 8.00. Они также ожидали встречи с британским адмиралом Дж. Г. Крейсом, который вышел из Австралии с 3 крейсерами и 2 эсминцами. Однако все это перевернулось, когда самолет, вылетевший из Австралии, сообщил, что японское десантное соединение выгружается в гавани Тулаги. Адмирал Флетчер сразу послал «Неошо» и эсминец «Рассел» назад к «Лексингтону» и перенес встречу на утро 5 мая. После этого он приказал «Йорктауну» идти к Тулаги. Оперативные группы адмиралов Фитча и Крейса находились в 250 милях позади «Йорктауна». Однако на «Лексингтоне» не знали об отважном броске одинокого «Йорктауна», пока утром 4 мая не появились «Неошо» и «Рассел». Впрочем, в это время адмирал Флетчер уже поднимал первую ударную волну.

Вся эта деятельность была неизвестна японским офицерам, участвовавшим в операции МО. Они даже не подозревали, что где-то рядом находятся американские и австралийские корабли. Операция МО шла как планировалось. Соединение Дальнего Прикрытия адмирала Гото двигалось на N, а Соединение Вторжения Порт-Морсби еще стояло на якоре в Рабауле. Японские авианосцы пока находились севернее Бугенвилля.

По какой-то необъяснимой причине адмирал Фитч, соединившись с австралийскими кораблями, ухитрился 5 мая разминуться с «Йорктауном» на 50 миль, оставив авианосец в гордом одиночестве. Лишь несколько японских кораблей могли противодействовать атаке Тулаги, но адмирал Флетчер не мог быть в этом уверен, а поддержки у него не было. «Йорктаун» поднял первую волну 4 мая в 6.30 под покровом туч.

Это была идеальная погода для авианосца, желающего нанести удар и остаться незамеченным. (Холодный погодный фронт образовал 100-мильную полосу туч, которая держалась 5 дней. Равнодушные тучи поочередно укрывали то одного противника, то второго.) Первая волна состояла из 12 торпедоносцев, 28 пикировщиков и 6 истребителей.

В 7.30 в Тулаги минный заградитель «Окиносима» и эсминцы «Кикудзуки» и «Юдзуки» образовали защитный барьер на входе в гавань. Началась разгрузка. Внезапно в 8.20 над гаванью появились торпедоносцы «Йорктауна». В 8.22 «Кикудзуки» получил попадание 500-фн бомбой, которая взорвалась в правом машинном отделении. Эсминец начал быстро крениться. Он сразу потерял ход. Одно из судов снабжения взяло «Кикудзуки» на буксир и вытащило на мель возле острова Гавуту. Однако на следующий день он соскользнул на глубину и затонул.

В итоге, во время первой атаки был потоплен «Кикудзуки» и поврежден «Окиносима». Транспорты, минные заградители, уцелевший эсминец поспешно покинули гавань Тулаги. Приняв самолеты, «Йорктаун» отправил у Тулаги вторую волну. Она прибыла в 12.10, потопила 2 патрульных катера и повредила транспорт «Тама Мару», который затонул 2 дня спустя. «Юдзуки» был возле острова Саво обстрелян самолетами и загорелся. Он потерял капитана и еще 9 человек, 20 человек были ранены. В 15.00 прибыла третья волна, которая еще надеялась найти в Тулаги достойные внимания цели. Она обнаружила только 1 транспорт. Всего японцы потеряли 1 эсминец, 2 патрульных катера и транспорт. 1 транспорт был тяжело поврежден, 20 человек десанта у него на борту погибли. Кроме того были повреждены 1 эсминец и 1 минный заградитель.

Потери были невелики, зато шок, испытанный японцами при появлении американских авианосных самолетов, оказался ужасным. Его испытали все соединения, участвовавшие в операции МО, но особенно — Ударное Авианосное Соединение. Теперь игра пошла всерьез. На авианосцах знали, что им противостоит по крайней мере 1 вражеский авианосец. Американцы тоже знали, что японские авианосцы в море. Поэтому два флота должны были встретиться в первом в истории авианосном бою. Однако пока еще никто не знал, как именно следует вести такой бой. Ясно было лишь одно — желательно нанести удар первым. Приняв последние самолеты, «Йорктаун» повернул на S на рандеву с остальными кораблями ОС 17. Встреча произошла утром 5 мая.

Следующие 2 дня авианосные соединения противников кружили в море, пытаясь найти друг друга. Японцы выслали на поиски четырехмоторные летающие лодки из Рабаула. Истребители «Йорктауна» сбили днем 5 мая одну такую. Когда самолет не вернулся на базу, японцы поняли, что американский авианосец (авианосцы) находятся где-то в Коралловом море, но его точное положение пока не было известно. Адмирал Иноуэ, командовавший операцией МО, испытывал трудности с ведением авиаразведки, так как большая часть 25 Воздушной Флотилии, базирующейся в Рабауле, бомбила Порт-Морсби. Очевидно, адмирал Такаги не использовал свои авианосные самолеты для ведения дальней разведки, полагаясь только на гидросамолеты линкоров и крейсеров. 6 мая в середине утра японская летающая лодка из Рабаула обнаружила американское оперативное соединение и передала его точные координаты. Но адмирал Такаги получил эти сведения только 7 мая. К этому времени он обнаружил американцев сам. По крайпей мере он так полагал.

К несчастью для ОС 17, сектора поисков зияли дырами. Ответственность за воздушные операции в Коралловом море лежала на генерале МакАртуре, однако он не располагал достаточным количеством дальних разведчиков, чтобы обыскать все море. Адмиралу Нимицу постановлением Объединенного Комитета Начальников Штабов было запрещено вторгаться в зону ответственности МакАртура. Проведите прямую под углом 45° от точки 10° N, 165° О через всю южную часть Тихого океана. К северо-востоку от нее располагалась зона генерала МакАртура — Юго-Западная часть Тихого океана. С другой стороны находилась принадлежащая Нимицу Южная часть Тихого океана. 12 гидросамолетов в Нумеа не имели достаточную дальность полета, чтобы обыскать все Соломоновы острова. Более того, им было запрещено вторгаться во владения МакАртура. В результате некоторые районы остались без присмотра. Это означало, что ОС 17 должно вести воздушную разведку самостоятельно.

Пока неприятельские авианосцы отчаянно пытались хоть что-то разузнать о неприятеле, в остальном операция МО шла по графику. Транспортное Соединение покинуло Рабаул 4 мая и направилось к Луизиадам, планируя пройти пролив Жомар в полночь 6 мая. Соединение Прикрытия адмирала Марумо, состоящее из легких крейсеров «Тэнрю» и «Тацута» и базы гидросамолетов «Камикава Мару» шло впереди главных сил десанта. Марумо отправил плавбазу на остров Дебойн, чтобы ее самолеты могли 7 мая вести разведку. Остальные корабли Соединения Прикрытия шли на NO-t-N возле острова Д'Антркасто, чтобы прикрыть его правый фланг.

Соединение Дальнего Прикрытия адмирала Гото теперь шло к Соединению Вторжения Порт-Морсби, чтобы оказывать ему непосредственную поддержку. 6 мая в 10.30 оно было замечено в 60 милях южнее Бугенвилля В-17, вылетевшими из Порт-Морсби. Американские бомбардировщики атаковали легкий авианосец «Сёхо», но повреждений не причинили. Все еще двигаясь на S, Соединение Дальнего Прикрытия было замечено разведывательными самолетами. Затем в 13.00 снова было замечено десантное соединение, направляющееся к проходу Жомар. Теперь адмирал Иноуэ дал, что по крайней мере 2 его соединения обнаружены противником. Тем не менее, он полагал, что американские авианосцы, следившие за десантом, пока не знают о присутствии авианосцев адмирала Такаги. Поэтому он не остановил операцию МО.

Но американское Оперативное Соединение 17 было не единственной эскадрой, действующей потаенно. Адмирал Такаги не знал позиции остальных японских соединений, как не знал точного положения ОС 17. 6 мая в 10.30 его авианосцы находились далеко на N от американских. Когда соединение Такаги повернуло на S, американцы двигались курсом NW-t-W. Они отреагировали на сообщение, что японские корабли подходят к Порт-Морсби. Соединение Такаги шло на S до 20.00, а потом повернуло обратно. Японцы шли на N до 1.15 7 мая, но потом снова повернули. Такаги опасался, что если он зайдет слишком далеко на запад, чтобы прикрыть остальные эскадры операции МО, американское соединение окажется в него в тылу на юге. Такаги хотел этого избежать. Он шел на S до 7.40. Чтобы проверить свои подозрения, на рассвете он отправил самолеты обыскать южные сектора.

В 7.30 Такаги решил, что сорвал банк, так как один из самолетов передал, что видит авианосец и крейсер. Такаги приказал обоим авианосцам атаковать всеми силами и повернул свою эскадру на О. К несчастью для обеих сторон были замечены эсминец «Симс» и танкер «Неошо». Когда прибыла первая волна японских самолетов, «Симс» сделал все, что мог. Но через 2,5 часа эсминец получил 3 бомбы с пикирующих бомбардировщиков и мгновенно затонул. «Неошо» получил 7 прямых попаданий, 8 бомб разорвались рядом. Через 4 дня американские корабли нашли разбитый танкер, сняли остатки экипажа и добили танкер торпедами. Эта ошибка дорого обошлась японцам. Пока их самолеты занимались танкером и эсминцем, они упустили возможность атаковать ОС 17, которое в это время обнаружило Соединение Дальнего Прикрытия адмирала Гото.

«Йорктаун» и «Лексингтон» соединились только утром 5 мая. ОС 17 шло на NW-t-W с 20.00 5 мая до 7.25 7 мая, когда оказалось примерно в 100 милях к югу от острова Рассел, самого восточного в архипелаге Луизиады. На рассвете адмирал Флетчер приказал соединению адмирала Крейса должать идти на NW, чтобы помешать Соединению Вторжения Порт-Морсби обогнуть Новую Гвинею. Крейс попал под мощные атаки японской базовой авиации (и пару налетов американских ВВС), но его корабли повреждений не получили. Ночью 7 мая он узнал, что японские десантные силы повернули назад, и вернулся в Австралию.

Утром 7 мая ситуация была такой. Ударное Соединение адмирала Кадзиока сопровождало десантные силы операции МО к проходу Жомар, «Сёхо» в 6.30 поднял 4 истребителя и 1 торпедоносец для прикрытия сил вторжения; соединение прикрытия находилось в 35 милях востгочнее острова Вудларк и в 30 милях на NW от конвоя; «Дзуйкаку» и «Сёкаку», выславшие самолеты для атаки «Симса» и «Неошо», находились в 175 милях на О от Оперативного Соединения 17 и только что узнали действительную позицию американских авианосцев.

В 6.25 ОС 17 повернуло на NNW и подняло разведывательные самолеты. В 8.15 самолет с «Йоркгауна» заметил 2 авианосца и 4 крейсера в 225 милях на NW от кораблей Флетчера. Адмирал решил немедленно атаковать всеми силами. «Лексингтон» начал поднимать самолеты в 8.26, а «Йорктаун» — около 9.00. Всего к цели было отправлено 93 самолета. Американцам повезло, и они вошли в холодный фронт, который укрыл американские авианосцы тучами. Зато соединение Гото яркое солнце выдало с головой. Когда американские самолеты были уже в воздухе, обнаружилось, что замечены не тяжелые авианосцы адмирала Такаги, а всего лишь Соединение Ближнего Прикрытия. Японцы спешно передали координаты ОС 17 всем своим содинениям. В 7.00 адмирал Иноуэ приказал Соединению Вторжения не входить в проход Жомар, а временно отступить. Адмирал Гото приказал ианосцу «Сёхо» поднять все оставшиеся самолеты и атаковать американские авианосцы.

Фортуна улыбнулась самолетам «Лексингтона». В 9.50 они заметили «Сёхо» всего в 90 милях к северо-западу от собственного корабля и при атаке почти не встретили сопротивления. В 10.25 за ними последовали самолеты «Йорктауна». Несмотря на маневр уклонения и плотный зенитный огонь у легкого авианосца не было ни единого шанса. 13 бомб и 7 торпед попали в цель, и «Сёхо» превратился в пылающую руину. В 10.31 был отдан приказ покинул корабль, и авианосец затонул в 10.35.

Из экипажа более чем в 800 человек спаслось только 225. Соединение Прикрытия адмирала Гото, в котором остались 4 тяжелых крейсера и 1 эсминец, отошло на NW. Они отправили свои гидросамолеты в бухту Дебойн на «Камикава Мару».

Оперативное Соединение 17 добилось триумфа, потопив первый японский авианосец (хотя это был почти беззащитный легкий авианосец). Но американцам предстояла тревожная ночь. Адмирал Флетчер понял, что Такаги знает его координаты, тогда как сам он ничего не знал о положении Такаги. Чтобы предотвратить грозящую катастрофу и в то же время выполнить свои задачи перехвата японского десанта, ему предстояло тщательно выбрать курс своих авианосцев. Он пошел на W, чтобы сохранить возможность атаковать силы вторжения, если они пойдут через проход Жомар. (Конечно, он не знал, что те отозваны.) Такаги тоже предстояло принять кое-какие решения. Весь день 7 мая он гонял свои разведывательные самолеты, но так как ОС 17 находилось в зоне плохой погоды, поэтому донесения самолетов были обрывочными и неточными.

В любом случае, оба адмирала могли предположить, что их соединения достаточно близко, и весь вопрос в том, кто нанесет удар первым. В 22.00 японские авианосцы находились в 100 милях на О от американских. Оба командующих немного побаловались с идеей ночной атаки, но оба и отбросили ее. ОС 17 продолжало идти на W всю остальную часть ночи, а соединение Такаги направилось на N. Однако курс ОС 17 вывел его из-под плотного облачного покрывала, и на рассвете 8 мая заметить его уже не составляло труда. При дневном свете обе стороны занялись поисками противника. «Лексингтон», двигаясь на W, поднял поисковую группу из 18 самолетов в 6.25. В 7.22 была замечено японское Ударное Авианосное Соединение. «Лексингтон» из перехваченных радиограмм знал, что его координаты известны японцам. Основываясь на донесении самолета-разведчика, адмирал Флетчер определил возможную позицию японцев ко времени подлета американских самолетов. В 7.38 оба авианосца получили приказ поднимать ударную волну. «Йорктаун», начиная с 8.15, выслал 39 самолетов, «Лексингтон» — 43 самолета.

Самолеты «Йорктауна» нанесли удар первыми. Их пилоты заметили «Дзуйкаку» и «Сёкаку», шедшие на расстоянии 8 миль друг от друга. Каждый авианосец прикрывал тяжелый крейсер и эсминцы. Пикировщики немного выждали, чтобы дать возможность торпедоносцам лечь на боевой курс. В это время под ними «Сёкаку» развернулся против ветра и начал поднимать истребители. Наконец в 10.00 самолеты «Йорктауна» начали атаку. Атака, естественно, получилась не такой удачной, какой могла бы стать. Правила авианосной войны еще не были известны, и этот бой стал уроком № 1. Торпедоносцы сбросили торпеды со слишком большого расстояния и попаданий не добились. Пикировщики всадили 2 бомбы в «Сёкаку», повредив ему полетную палубу. На авианосце вспыхнули пожары. «Сёкаку» на час потерял возможность поднимать самолеты. Однако он по-прежнему мог их принимать. Самолеты «Лексингтона» добились еще меньшего. Прежде всего, они не смогли найти японские авианосцы, и многим из них пришлось возвращаться из-за нехватки топлива. В 10.40 те самолеты, которые остались (11 торпедоносцев, 4 пикировщика, 6 истребителей), атаковали «Сёкаку». Торпеды в цель не попали, зато бомбы японец все-таки получил. Всего в «Сёкаку» попали 3 штуки: в носовую часть ближе к левому борту, справа от мостика, в среднюю часть корабля с правого борта. Опасности гибели корабля не было, но 109 человек погибли, а 114 были ранены. После того, как пожары были потушены, авианосец пошел в Японию на ремонт. 46 его самолетов сели на «Дзуйкаку».

Пока летчики ОС 17 занимались «Сёкаку», самолеты адмирала Такаги атаковали «Лексингтон» и «Йорктаун». Хотя японцы выслали меньше самолетов (всего 69), они имели преимущество, так как их авиагруппа была лучше сбалансирована и точно знала, где находится противник. Кроме того, они имели боевой опыт. Американское истребительное прикрытие было слабым и находилось не там, где следовало бы. Около 10.10 японские торпедоносцы выполнили образцовую атаку на «Лексингтон». Они зашли на авианосец под углом 45° с обоих крамболов, сбросив торпеды с расстояния 5 кабельтов. В результате, «Лексингтон» не мог уклониться от одной группы самолетов, не подставив борт другой. В 10.20 он получил торпеду в правый борт, вскоре в тот же борт под мостик попала вторая. Одновременно с торпедоносцами его атаковали пикировщики. Так как американских истребителей было мало, а зенитный огонь оказался слабым, японские пилоты сбрасывали бомбы с высоты 2500 футов со смертоносной точностью. Одна попала в кранцы первых выстрелов на левом крамболе, вторая влетела в дымовую трубу. Несколько близких разрывов повредили самолеты.

Не остался без внимания и «Йорктаун». Он сумел уклониться от 3 торпед, сброшенных у него слева по носу. Но, когда его атаковали пикировщики, он получил 750-фн бомбу под основание острова. Начавшиеся пожары были быстро потушены, а способность проводить полеты не пострадала.

Сначала казалось, что «Лексингтон» удастся спасти. Но в 12.47 корабль потряс ужасный взрыв. Это искра воспламенила пары бензина, выходящие из поврежденные цистерн. Последовала еще серия взрывов. Хотя корабль еще мог дать 25 узлов, его внутренности были разворочены. В 13.45 новый взрыв уничтожил систему вентиляции. Наконец, в 16.07 был отдал приказ покинуть корабль. Авианосец был потоплен торпедами эсминца «Фелпс» в 20.00. «Йорктаун» добрался до Нумеа, а оттуда пошел в Пирл-Харбор. Оперативное Соединение 17 было распущено.

Вернувшиеся японские пилоты сообщили, что оба американских авианосца потоплены. Адмирал Иноуэ отправил «Сёкаку» в метрополию, а «Дзуйкаку» отослал на Трук. Вечером 8 мая он приказал отложить операцию МО до 3 июля. Хотя он и верил, что Оперативное Соединение 17 уничтожено, он не хотел, что его Соединение Вторжения Порт-Мореби двигалось к цели без авианосного прикрытия. Ведь еще 7 мая он мог оценить силу ударов американских ВВС.

Однако адмирал Ямамото отменил приказ Иноуэ. 8 мая в 0.00 он лично приказал Такаги завершить уничтожение американского флота. Несмотря на попытки соединения Гото и «Дзуйкаку» найти противника, бой завершился. 10 мая эскадра Гото соединилась с Такаги. Но 11 мая «Дзуйкаку» получил приказ все-таки возвращаться на Трук.

Трудно сказать, кто именно победил в бою в Коралловом море. Потери американцев были больше. Они потеряли «Лексингтон», «Симс» и «Неошо» против «Сёхо» у японцев. «Сёкаку» был поврежден, но хотя на «Дзуйкаку» еще оставались самолеты и летчики, он не вошел в строй до 12 июня. Таким образом к решающей битве у Мидуэя японцы лишились 2 тяжелых авианосцев 5 дивизии. Только одна эта потеря одна могла лишить их блистательной победы. Атаки японцев были эффективнее, но эффективность приносит опыт, который имели японские пилоты, и которого не было у американских. Японцы упустили многие возможности и совершили немало ошибок из-за плохой связи. Слишком плохой, если один адмирал не может сообщить другому о важнейших событиях, а разведывательная информация поступает с опозданием на сутки. Японцы в это время имели более совершенную службу управления полетами. Американскому флоту следовало улучшать свои методики, что показала неудача авиагруппы «Лексингтона». Ведь большая ее часть не нашла японских авианосцев. Только после Мидуэя они достигли удовлетворительных (но не блестящих!) результатов.

Японские силы в бою в Коралловом море

Ударное Авианосное Соединение (вице-адмирал Такаги)

Тяжелый авианосцы: Дзуйкаку, Сёкаку

Эсминцы прикрытия: Ариакэ, Югурэ, Сигурэ, Сирацую

Тяжелые крейсера: Мьёко, Хагуро

Эсминцы: Усио, Акэбоно

Соединение вторжения Порт-Морсби

Транспортное соединение (контр-адмирал Косо Абэ)

Минный заградитель: Цугару

12 транспортов

Вспомогательные суда

Ударное Соединение (контр-адмирал Садамити Кадзиока)

Легкий крейсер: Юбари

Эсминцы: Оитэ, Асанаги, Муцуки, Мотидзуки, Яёй

1 патрульный катер

Вспомогательные суда

Соединение Ближнего Прикрытия (контр-адмирал Кунинори Марумо)

Легкие крейсера: Тэнрю, Тацута

Гидроавианосец: Камикава Мару

3 канонерки

Соединение Поддержки, Главные Силы (контр-адмирал Гото)

Тяжелые крейсера: Аоба, Кинугаса, Како, Фурутака

Соединение Вторжения Тулаги (контр-адмирал Киёхидэ Сима)

Эсминцы: Кикудзуки, Юдзуки

Минные заградители: Окиносима, Коэй Мару

1 транспорт

Вспомогательные суда

Американские силы в бою в Коралловом море

Оперативная Группа 17.5

Тяжелые авианосцы: Йорктаун, Лексингтон

Эсминцы: Моррис, Андерсон, Хамманн, Рассел

Оперативная Группа 17.2

Тяжелые крейсера: Миннеаполис, Нью Орлеанс, Астория, Честер, Портленд

Эсминцы: Фелпс, Дьюи, Фаррагат, Эйлуин, Монагхэн

Оперативная Группа 17.3

Тяжелые крейсера: Аустралия, Чикаго

Легкий крейсер: Хобарт

Эсминцы: Перкинс, Уок

Оперативная Группа 17.6

Танкеры: Неошо, Типпеканоа

Эсминцы: Симс, Уорден

Оперативная Группа 17.9

База гидросамолетов: Танжер

Мидуэй и Алеуты - прелюдия

Японские победы сыпались с такой скоростью, а потери были так малы, что войска даже обогнали планы Императорской Верховной Ставки и штабов армии и флота. Поэтому время с января по апрель 1942 года было потрачено на разработку и тщательное планирование новых операций. Оно характерно массой разногласий как между армией и флотом, так и внутри них самих. Одна группа флотских штабистов даже предлагала захватить Цейлон.

Когда вооруженные силы союзников отступили в Австралию, и американцы начали укреплять пути, ведущие туда из Америки, японцы поняли, что генерал МакАртур планирует использовать этот континент как базу для контратаки. Поэтому армия решила захватить Порт-Морсби, который находился всего в 300 милях от мыса Йорк в Австралии. Бой в Коралловом море расстроил первую попытку прямого вторжения, поэтому армия теперь предлагала наступление по суше. Оно стало бы прелюдией к японской оккупации северной Австралии, которая парализует любые наступательные действия генерала МакАртура.

Адмирал Ямамото и флот тоже признавали угрозу, исходящую со стороны Австралии только что оккупированным южным районам, однако они отстаивали иной путь нейтрализации Австралии. Предлагалось перерезать линии снабжения, захватив Новую Каледонию, Самоа и Фиджи (операция FS). Но Ямамото по-прежнему считал, что его главная задача — вовлечь американский флот в генеральное сражение, которое тот проиграет, так как уступает японцам в силах. Ключевым пунктом была как можно более быстрая атака и захват Мидуэя, по крайней мере в начале июня. Ямамото чувствовал, что японцы могут успеть захватить остров прежде чем американцы укрепятся там всерьез. Захват острова повлечет за собой неизбежный выход американского флота, который он, Ямамото, будет ожидать с превосходящими силами.

Мидуэй лежит почти в географическом центре Тихого океана, оправдывая свое название (Midway — середина пути). Это атолл круговой формы, состоящий из двух островов: Восточного, площадью 328 акров, и Песчаного, площадью 850 акров. Но, несмотря на свои крохотные размеры, он стал камнем преткновения для японской экспансии.

Сначала штаб японской армии отвергал идею захвата Мидуэя. Армия опасалась, что это неизбежно повлечет за собой атаку Оаху и оттянет войска с южного направления. Флот утверждал, что такая задача не ставится, и от армии не потребуют высаживаться на Гавайях. Ямамото упрямо стоял на своей давнишней точке зрения: Япония проиграет затяжную войну. Единственная ее надежда заключается в генеральном сражении в течение первых 6 месяцев. Если будет уничтожен американский Тихоокеанский флот, это может привести к переговорам о мире. Но это мнение почти никто не разделял. Операция против Мидуэя (операция MI) была наконец утверждена 5 апреля. Она,включала набег Датч-Харбор и оккупацию Киски и Атту в группе Алеутских островов (операция AL) в качестве отвлекающего маневра.

Адмирал Нимитц столкнулся с новой угрозой. Тихоокеанский флот уступал японцам в кораблях и самолетах, но обладал ценным секретным оружием. Японский военно-морской код JN-25 был расшифрован. Поэтому американский флот знал о предстоящим действиях японцев и мог подготовиться к ним. Именно это знание помогло Оперативному Соединению 17 сорвать операцию МО. Американцы знали, что затевается нечто в центре Тихого океана и на Алеутах в конце мая — начале июня. Поэтому они немедленно отправили тяжелый авианосец «Йорктаун», поврежденный в Коралловом море, в Пирл-Харбор на ремонт. История ремонта «Йорктауна» совершенно невероятна. Когда он пришел в Пирл-Харбор 27 мая, было определено, что ремонт потребует 90 дней. Однако на него направили 1400 рабочих, которые трудились круглые сутки. Авианосец смог выйти из Пирл-Харбора в 9.00 30 мая. Тяжелые авианосцы «Энтерпрайз» и «Хорнет» из ОС 16 были спешно переброшены с юга Тихого океана в Пирл-Харбор. Командование ОС 16 перешло от вице-адмирала Уильяма Ф. Хэлси, который заболел, к контр-адмиралу Раймонду Э. Спрюэнсу. Были приняты все возможные меры для укрепления обороны Мидуэя 6 крепостной батальон морской пехоты был усилен. Теперь на Мидуэе находилось околб 3000 солдат. Большие силы подводных лодок и гидросамолетов были выдедены для разведки, а маленький остров был буквально забит всем, что могло пригодиться при обслуживании самолетов.

Для американцев было жизненно важным сохранить в полной тайне все происходящее в Пирл-Харборе. Так как «Йорктаун» исчез после боя в Коралловом море, то японцы решили, что он потоплен или, по крайней мере, надолго вышел из строя. У них не было достоверной информации и об остальных американских авианосцах. Они считали вполне вероятным, что во время атаки вблизи острова не будет ни одного такого корабля. А для адмирала Ямамото было исключительно важно получить такую информацию. В марте была начата операция К — попытка следить за ситуацией в Пирл-Харборе. Дальняя подводная лодка типа «I» была отправлена к рифам Френч Фригит. Там она заправляла большую летающую лодку «Каваниси», которая потом совершала разведывательный полет над Пирл-Харбором, Однако с 27 по 30 мая подводная лодка не смогла выйти в назначенное место рандеву. Американский флот, обнаружив, как японцы используют рифы Френч Фригит, расположил там танкер и 2 эсминца. И японцы лишились возможности использовать летающие лодки в критические дни ремонта «Йорктауна». Операция К была отложена до 30 мая, и японский флот у Мидуэя так и не получил точной информации о силах американцев.

Но в данных японской разведки была еще одна дыра. 13 подводных лодок типа «I» должны были образовать дозорную линию между Пирл-Хабором и Мидуэем с целью разведки и атаки американских кораблей. Однако они прибыли после того, как ОС 16 и 17 оказались возле Мидуэя. В результате, японские адмиралы оказались в полнейшем неведении относительно присутствия поблизости американских авианосцев. Ударное Авианосное соединение Нагумо должно было прибыть к Мидуэю первым. Оно вышло из Хасирадзима 27 мая в 4.00. Чуть позднее вышли Главные Силы Объединенного Флота под командованием адмирала Ямамото и 2 Флот вице-адмирала Кондо. Если те, кто не нес ответственности командующих, ожидали легкой победы, вице-адмирал Нагумо считал иначе. Он командовал авианосцами с 7 декабря, поэтому отлично знал, что им требовался срочный и серьезный ремонт. Ямамото понимал, что он в очередной раз ставит на карту все. Но на сей раз он не мог оценить шансы, так как не располагал никакой информацией о противнике. Однако он верил, что если война будет выиграна, это произойдет именно в этом сражении. Он страдал от расстройства желудка, но никого не беспокоил своими проблемами и сомнениями.

На следующий день Сайпан покинули транспорты с войсками в сопровождении «Исудзу» и 10 эсминцев. Соединение Поддержки Оккупации 2 Флота покинуло Гуам. 29 мая вышли все остальные корабли. 71 военный корабль Императорского Японского флота направлялся к крохотному клочку суши в центре Тихого океана. На следующий день была отменена операция К, и теперь Ямамото мог полагаться только на то, что заметят его собственные корабли и самолеты. Скверные радиоприемники адмирала Нагумо не приняли сообщение, что операция К прекращена, поэтому он ждал, что летающие лодки сообщат ему о месте и составе американских авианосных соединений. А пока он не знал абсолютно ничего. 3 июня вышло соединение, которое должно было предпринять диверсию на Алеутских островах (числа приведены к западу от линии смены дат).

Утром 4 июня был установлен первый контакт. PBY с Мидуэя заметила в 670 милях от острова несколько кораблей Эскортных Сил 2 Флота. Позднее в тот же день В-17 атаковали транспорты, но безуспешно. Вечером конвой был атакован еще раз. Танкер «Акэбоно Мару» получил торпеду в носовую часть, но смог следовать дальше. Транспорт «Киёдзуми Мару» был обстрелян самолетами. Теперь Ямамото знал, что операция больше не является тайной. Впрочем, он этого и не ожидал. Его волновал другой вопрос: чем ответит американский флот?

План адмирала Ямамото был прост. Его авианосцы на рассвете 4 июня атакуют Мидуэй под прикрытием 2 быстроходных линкоров, 2 тяжелых и 1 легкого крейсеров и 12 эсминцев. Однако если разведывательные самолеты, подводные лодки или летающие лодки операции К обнаружат американские корабли, тогда удар будет нанесен по ним. После уничтожения всех американских кораблей удары по Мидуэю будут возобновлены. Если завяжется бой с американскими соединениями, или сопротивление Мидуэя будет более упорным, чем предполагалось, тогда можно будет использовать мощный 2 Флот адмирала Кондо, находящийся в 200 милях западнее. Он либо уничтожит остатки американского флота (желательно в ночном бою), либо обстреляет Мидуэй. Если не будут обнаружены американские корабли на первой стадии, то, как ожидал Ямамото, после вторжения противник будет вынужден бросить к Мидуэю все имеющиеся силы. И тогда, располагая значительным преимуществом, Объединенный Флот навяжет американцам бой и разобьет их.

Морская стратегия еще не отработала боевых порядков флота в авианосных боях. Если бы японский флот не тяготел к доктрине дробления сил, Ямамото смог бы обеспечить своим авианосцам значительно более мощное прикрытие. Он также мог бросить все свои авианосцы в атаку против Мидуэя. В этом случае он мог бы использовать «Дзуйхо» (24 садета), «Хосё» (19 самолетов), гидрравианосцы «Титосэ», «Тиёда», Камикава Мару» и «Ниссин». И если бы он не пытался отвлечь американский флот диверсией на севере, он мог добавить к своим силам «Рюдзё» (37 самолетов), «Дзуньё» (53 самолета) и гидроавианосец «Кимикава Мару».

Однако Нагумо по-прежнему не подозревал, что вблизи Мидуэя находятся значительные американские силы. Впрочем он полагал, что ели таковые и окажутся неподалеку, его 4 огромных авианосца разделаются с противником без труда. Ямамото, хотя и был апологетом авианосной войны, продемонстрировал ярко выраженные черты линкорного адмирала. Диспозиция сил показывает, что он надеялся на решающую битву, которую будут вести эскадры Кондо и его собственная, и будет эта битва ночной артиллерийской дуэлью. Его Объединенный Флот, Главные Силы, легко мог успеть на помощь Кондо, если это потребуется. Так как ни одна сторона не практиковала ночных посадок на авианосцы, этими кораблями предпочитали не рисковать.

Адмиралы Спрюэнс и Флетчер и их Оперативные Соединения 16 и 17 тоже встретили трудности. Конечно, они имели преимущество, так как знали расположения японцев и их намерения. Они также располагали дальними разведчиками и подводными лодками, которые следили за приближением неприятеля. Но курс и скорость можно легко изменить, и тогда вся американская информация не будет стоить ломаного гроша. Опознание кораблей, особенно самолетами, летящими на большой высоте, было отменно неточным. Все, что они могли сделать, это расположить свои силы на основе имеющейся информации.

Ночью 3 июня американские адмиралы твердо знали, что на рассвете начнется смертельная игра: заметить противника первым и остаться незамеченным. Но если вас все-таки обнаружат, перестраивайте свои корабли так, чтобы отбить последующую атаку самолетов противника. Вечером 3 июня американские Оперативные Соединения находились в 300 милях на NO от Мидуэя, примерно в 400 милях на восток и чуть на север от точки, где Нагумо планировал на рассвете 4 июня поднимать самолеты. (3 июня для Нагумо, так как он находился к западу от линии перемены дат.) В течение ночи оба авианосных соединения шли пересекающими курсами, которые сходились в 40 милях на NW от Мидуэя. Американские адмиралы исходили из разных предположений. Спрюэнс не верил, что самолеты с Мидуэя, которые атаковали конвой 3 июня, обнаружили главные силы японцев. По его собственным разведданным авианосцы Нагумо должны были находиться северо-западнее Мидуэя на рассвете 4 июня для атаки острова. Адмирал Флетчер, командующий ОС 17, был старше Спрюэнса и являлся тактическим командующим обоими соединениями. Однако, учитывая, что Спрюэнс был опытным авианосным офицером и имел очень квалифицированного начальника штаба капитана 1 ранга Майлса Браунинга, Флетчер позволил ему действовать самостоятельно. В результате разделения командования американские авианосцы не действовали как единое целое, что уменьшило их боевую эффективность. Адмирал Нагумо, все еще не зная о присутствии американцев, предпочитал ударить по Мидуэю пораньше и покрепче. Одновременно с этим он отправлял гидросамолеты крейсеров на поиски в северных и северо-восточных секторах.

Состав сил в операции MI — захвате Мидуэя

Объединенный Флот (адмирал Ямамото)

1 Флот, Главные Силы (адмирал Ямамото)

Легкий авианосец: Хосё

Линкоры: Ямато, Нагато, Муцу

Легкий крейсер: Сендай

Эсминцы: Фубуки, Сираюки, Муракумо, Хацуюки, Исонами, Уранами, Сикинами, Аянами, Юкадзэ

1 Мобильное Соединение, Ударное Авианосное Соединение (вице-адмирал Нагумо)

Тяжелые авианосцы: Акаги, Кага, Сорю, Хирю

Линкоры: Харуна, Кирисима

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Акигумо, Макигумо, Югумо, Исокадзэ, Хамакадзэ, Араси, Кадзэгумо, Уракадзэ, Таникадзэ, Новаки, Хагикадзэ, Майкадзэ

Группа снабжения: 8 танкеров

2 флот, Соединение Поддержки, Главные Силы (вице-адмирал Нобутакэ Кондо)

Легкий авианосец: Дзуйхо

Линкоры: Хиэй, Конго

Тяжелые крейсера: Атаго, Тёкай, Мъёко, Хагуро

Легкий крейсер: Юра

Эсминцы: Мурасамэ, Юдати, Харусамэ, Самидарэ, Асагумо, Минэгумо, Нацугумо, Микадзуки

Группа снабжения: 4 танкера

2 Флот, Эскортные Силы (контр-адмирал Райдзо Танака)

Легкий крейсер: Дзинцу

Эсминцы: Куросио, Оясио, Хацукадзэ, Юкикадзэ, Амацукадзэ, Токицукадзэ, Касуми, Кагэро, Арарэ, Сирануи

15 транспортов с 5000 солдат, 1 танкер

2 Флот, Соединение Поддержки Оккупации (контр-адмирал Такео Курита)

Гидроавианосцы: Титосэ, Камикава Мару

Тяжелые крейсера: Кумано, Могами, Микума, Судзуя

Эсминцы: Арасио, Асасио, Хаясио

Особое Соединение

Гидроавианосцы: Тиёда, Ниссин

1 соединение снабжения

Эсминец: Ариакэ

2 транспорта

Японская авианосная авиация в бою у Мидуэя

<
  Истребители Пикировщики Торпедоносцы
Акаги 18 18 27
Kaгa 18 18 27
Сорю 18 18 18
Хирю 18 18 18
  72 72 90

Состав сил в диверсионной операции на Алеутах

5 Флот, Главные Силы (вице-адмирал Босиро Хосогая)

Тяжелый крейсер: Нати

Эсминцы: Инадзума, Икадзути

2 Ударное Соединение (контр-адмирал Какудзи Какута)

Легкие авианосцы: Рюдзё, Дзуньё

Тяжелые крейсера: Майя, Такао

Гидроавианосец: Кимикава Мару

Эсминцы: Акэбоно, Усио, Сазанами, Сиокадзэ

Соединение Захвата Атту (контр-адмирал Сэнтаро Омори)

Легкий крейсер: Абукума

Эсминцы: Хацухару, Хаиусимо, Вакаба, Нэюхи

1 транспорта с 1000 солдат

Соединение Захвата Киска (капитан 1 ранга Такедзи Оно)

Легкий крейсер: Тама

Эсминцы: Акацуки, Хокадзэ

6 транспортов с 550 солдатами

Американский флот в бою у Мидуэя

Оперативное Соединение 16 (контр-адмирал Раймонд Спрюэнс)

Оперативная Группа 16.5

Тяжелые авианосцы: Энтерпрайз, Хорнет

Тяжелые крейсера: Нью Орлеанс, Миннеаполис, Винсенс, Нортгемптон, Пенсакола

Легкий крейсер: Атланта

Оперативная Группа 16.4

Эсминцы: Бэлч, Конингхэм, Бенхэм, Эллет, Мори, Фелпс, Уорден, Монагхэн, Эйлуин, Дьюи, Моннсен

Оперативное Соединение 17 (контр-адмирал Фрэнк Джек Флетчер)

Оперативная Группа 17.5

Тяжелый авианосец: Йорктаун

Оперативная Группа 17.2

Тяжелые крейсера: Астория, Портленд

Оперативная Группа 17.4

Эсминцы: Хамманн, Хьюз, Моррис, Андерсон, Рассел, Гуин

Оперативное Соединение 7

Оперативная Группа 7.1 (Мидуэй)

12 подводных лодок

Оперативная Группа 7.3 (Оаху)

4 подводные лодки

Группа снабжения

Эсминцы: Блю, Ральф Талбот

1 танкер

Рифы Френч Фригит

Эсминец: Кларк

1 танкер

2 тендера

1 вспомогательное судно

Американская авианосная авиация в бою у Мидуэя

<
  Истребители Пикировщики Торпедоносцы
Йорктаун 25 37 13
Энтерпрайз 27 38 14
Хорнет 27 37 15
  79 112 42

Американские силы на Алеутских островах

Оперативное Соединение 8 (контр-адмирал Роберт Э. Теоболд)

Тяжелые крейсера: Индианаполис, Луисвилл

Легкие крейсера: Нэшвилл, Сент Луис, Гонолулу

Эсминцы: Гридли, Гилмер, МакКолл, Хэмпри

Оперативная Группа 8.2 (корабельная разведка)

1 канонерка

1 танкер

14 патрульных судов

5 катеров Береговой Охраны

Оперативная Группа 8.4

Эсминцы: Кейс, Талбот, Сэнз, Дент, Брукс, Уотерс, Рейд, Кинг, Кейн

Оперативная Группа 8.5

6 подводных лодок типа «S»

Береговая оборона Мидуэя

Атолл Мидуэй

В начале декабря береговые батареи острова были укомплектованы личным составом 6 крепостного батальона морской пехоты. Это были:

6 орудий 5"/51

Батарея А: 2 орудия, о.Сэнд
Батарея B: 2 орудия, о.Восточный
Батарея C: 2 орудия, о.Сэнд
12 зенитных орудий 3" Батарея D: 4 орудия, о.Сэнд
  Батарея E: 4 орудия, о.Восточный
Батарея F: 4 орудия, о.Восточный

30 пулеметов 0.5"

30 пулеметов 0.3"

К июню 1942 года на острове были переброшены дополнительные орудия и части 3 и 4 крепостных батальонов морской пехоты и флота.
4 орудия 7" Батарея ВМФ: 2 орудия, о.Сэнд
Батарея ВМФ: 2 орудия, о.Восточный

4 орудия 3"

Батарея ВМФ: 2 орудия, о.Сэнд
Батарея ВМФ: 2 орудия, о.Восточный

Батареи D, Е, F были переданы 3 батальону.

7" орудия были сняты с броненосцев типа «Коннектикут» и до войны хранились в арсеналах флота. 5"/51 орудия тоже были сняты с кораблей.

«Решающая битва» адмирала Ямамото

1942  
4 июня Авианосные самолеты Нагумо атакуют Мидуэй и отбивают атаку базовых самолетов
4 июня Самолеты американских авианосцев "Хорнет", "Йорктаун", "Энтерпрайз" обнаруживают и атакуют авианосное соединение Нагумо. "Акаги", "Kaгa", "Сорю" потоплены

Самолеты, выделенные для атаки Мидуэя, начали взлетать в 4.30, к 4.45 все находились в воздухе, построились и взяли курс на цель. В это время авианосцы находились в 210 милях от Мидуэя. После старта самолетов они пошли к острову со скоростью 24 узла. 4 авианосца подняли 36 торпедоносцев, 26 истребителей и 36 пикировщиков. Торпедоносцы несли тяжелые бомбы весом почти 1800 фунтов. Зная, что авиация с Мидуэя может контратаковать, 4 корабля подняли 36 истребителей воздушного патруля. Нагумо имел на всякий непредвиденный случай еще 126 самолетов, кроме поднятых в воздух. Как только радар на Мидуэе обнаружил атакующих, прозвучала общая тревога, и к 6.00 все самолеты, способные летать — примерно 120 штук — были подняты в воздух. Однако энтузиазм пилотов не соответствовал качеству самолетов. Когда истребители морской пехоты попытались перехватить противника, «Зеро» в свою очередь атаковали их. Американские истребители («Буффало» и «Уайлдкэты») не могли состязаться с «Зеро», которые пилотировали закаленные в боях летчики. Теперь наступил черед зенитной артиллерии. В 6.34 японские бомбардировщики начали атаку. Налет продолжался 20 минут, а с 7.20 до 7.30 японцы строились для обратного полета. Однако повреждения, которые они причинили, не могли серьезно повлиять на обороноспособность Мидуэя. 17 из 27 истребителей морской пехоты погибли, остальные были тяжело повреждены.

На Восточном острове были уничтожены командный пункт морской пехоты и столовая, тяжело повреждена электростанция. На сей раз японцы не повторили ошибки при налете на Пирл-Харбор и на Песчаном острове были уничтожены нефтехранилища и ангары гидросамолетов. На складах бушевали пожары, горели бензохранилища, госпиталь. Но жертв было немного, и взлетные полосы остались целыми.

Потери японцев в самолетах оказались тяжелыми. Хотя американские истребители не сбили ни одного бомбардировщика, зенитный огонь был плотным и точным. Всего было потеряно 38 самолетов, а 29 получили тяжелые повреждения и стали небоеспособны — 67 самолетов из 108, стартовавших утром. В результате у японцев осталось всего 167 самолетов против 230 на американских авианосцах. Если бы адмирал Ямамото не оставил при себе легкий авианосец «Хосё» (11 истребителей и 8. торпедоносцев), а авианосец «Дзуйхо» (12 истребителей и 12 бомбардировщиков) — со 2 Флотом, то у японцев было бы 210 самолетов. Если добавить «Рюдзё» (16 истребителей и 21 торпедоносец) и «Дзуньё» (22 истребителя, 21 бомбардировщик, 10 торпедоносцев), участвовавшие в Алеутской операции, то они могли иметь до 300 самолетов. Распыление сил лишило Ямамото столь нужных самолетов, и американцы получили превосходство в авианосной авиации.

Пока шла атака Мидуэя, адмирал Нагумо приказал тяжелым крейсерам «Тикума» и «Тонэ» поднять самолеты для разведки и противолодочного патрулирования, что они и сделали с 4.35 до 5.00. Нагумо явно не ожидал встречи с вражеским оперативным соединением, для него авиаразведка была просто скучной формальностью. Хотя эти 2 крейсера имели 10 гидросамолетов, они отправили всего 4 самолета на разведку и 3 для патрулирования. Кроме того каждый из его линкоров имел по 3 гидросамолета, 1 гидросамолет находился на легком крейсере «Нагара». В конце концов к этому можно было привлечь и авианосные самолеты. Нагумо полагался на данные разведки, которая утверждала, что американские авианосцы находятся в южной части Тихого океана. У Нагумо были более неотложные проблемы, так как его контратаковали самолеты с Мидуэя, и ему следовало организовать посадку вернувшихся в 8.40 самолетов первой волны.

В 5.53, когда американцы на Мидуэе получили первое предупреждение о приближении японских самолетов, вся их авиация была поднята в воздух. Истребители должны были перехватить японские самолеты, а бомбардировщики и торпедоносцы — атаковать японские авианосцы. Планировалась совместная атака. Американцы имели 6 «Авенджеров» и 4 В-26 (вооруженных торпедами к удивлению их пилотов, принадлежавших ВВС), 16 пикировщиков «Доунтлесс» корпуса морской пехоты и 16 бомбардировщиков В-17 ВВС.

Атаку авианосцев можно назвать какой угодно, но не скоординированной. 6 «Авенджеров», за которыми следовали колонной 4 В-26, не встали дожидаться остальных и в 7.15 устремились прямо на «Акаги». Японские истребители и зенитки сбили 4 «Авенджера», пятый врезался в палубу «Акаги» и упал в море. Только один, тяжело поврежденный, сумел вернуться на Мидуэй. Они не добились попаданий, японские авианосцы сумели защитить себя сами.

Японский военный дневник так описывает происходившее:

4.30 Атака горизонтальных бомбардировщиков с Мидуэя отбита истребителями и кораблями охранения.

5.00 «Тонэ» поднял самолет № 4 на разведку.

5.20 Нагумо отдал приказ, если позволят условия, провести второй налет на Мидуэй. Считалось, что самолеты (на авианосцах) должны сменить (торпеды) на бомбы.

5.32 Замечены вражеские летающие лодки (PBY).

5.55 Сообщение самолета № 1 с «Тонэ», «Вижу 15 вражеских самолетов, летящих к вам». Адмирал Нагумо решил, что они взлетели с Мидуэя.

6.34 Началась атака Мидуэя.

7.00 Командующий налетом сообщил: «Требуется вторая атака Мидуэя».

7.05 Началась атака самолетов с Мидуэя. Большая часть истребителей прикрытия пошла на перехват. Большинство вражеских самолетов сбиты. Повреждений нет.

7.15 Никаких сообщений о вражеском флота от самолетов-разведчиков, достигших предельных точек поиска. Адмирал Нагумо приказал готовить вторую атаку Мидуэя.

7.28 Самолет № 4 с «Тонэ» передал: «Вижу 10 кораблей, возможно неприятельских. Пеленг 10° от Мидуэя. Дистанция 240 миль. Курс 150'». Штаб флота указывает на некоторую неопределенность донесения, но считает, что это не создает проблем.

7.45 Самолет № 4 с «Тонэ» передает метеорологическую обстановку в районе нахождения вражеского флота. Нагумо решает, что имеется вражеское соединение с авиацией. Считается, что там есть авианосец (авианосцы). Решил атаковать. Приказал вооружить самолеты торпедами. Вражеское ОС примерно в 200 милях.

7.50 Начинают возвращаться самолеты после атаки Мидуэя.

8.09 Самолет № 4 с «Тонэ» передает, что враг имеет 5 крейсеров и примерно 5 эсминцев.

8.20 Самолет № 4 с «Тонэ» сообщает, что вражеское соединение имеет 1 корабль, похожий на авианосец. (Нагумо) решает использовать вернувшиеся самолеты после дозаправки для удара на север.

8.30 Высланы 2 самолета-разведчика.

8.40 Начинают садиться самолеты, вернувшиеся после атаки Мидуэя.

9.18 Все сели.

Таким было положение адмирала Нагумо. Его пилоты сообщили, что требуется второй налет на Мидуэй. Он уже имел готовую к вылету вторую волну на палубах «Акаги» и «Kara», но самолеты были вооружены торпедами и бронебойными бомбами для атаки американских кораблей. Однако его авиационный офицер капитан 2 ранга Минору Гэнда, убедил адмирала, что второй налет на Мидуэй более важен. В 9.18 началось перевооружение и заправка уцелевших самолетов первой войны для повторной атаки Мидуэя. «Сорю» и «Хирю» было несколько легче, потому что у них на палубах стояли пикировщики с бомбами. В то время «Акаги» и «Kara» были крайне уязвимы. Наличие бомб, торпед и бензина на палубах могло привести к катастрофе. Ангарные палубы тоже выглядели не лучше, так как там перевооружались самолеты торой волны. Из-за спешки механики просто не могли складывать снятые бомбы и торпеды как следует.

Затем, когда разведывательный самолет заметил американское соединение, в состав которого входил по крайней мере 1 авианосец, Нагумо передумал и приказал поднять самолеты с ангарной палубы на полетную, чем бы они не были вооружены, а с полетной — опустить в ангар. Но так как авианосцы не могли одновременно поднимать и опускать самолеты, Нагумо требовалось для этого определенное время. Его корабли находились в нужном строю, и потребуется всего несколько минут, чтобы поднять воздух вторую волну, которая уничтожит американское соединение. Ведь его место теперь было точно известно японцам. Однако американцы не дали Нагумо этих самых минут. За этот час он совершил самые страшные ошибки в этой войне.

В течение ночи и раннего утра 3 — 4 июня Оперативные Соединения 16 и 17 маневрировали в районе, выбранном для боя. Они руководствовались сообщениями о примерном положении японского Ударного авианосного соединения. В 4.30 «Йорктаун» поднял 10 пикировщиков, чтобы те осмотрели сектор 180° к северу на расстояние 100 миль. Японский авианосный флот, находящийся примерно в 200 милях к западу, только что поднял первую волну для атаки Мидуэя. В 5.34 радио «Энтерпрайза» перехватило сообщение, что замечены японские авианосцы. Затем в 5.45 было принято сообщение с Мидуэя, что приближаются вражеские самолеты. В 6.03 пришло новое сообщение о позиции «2 вражеских линкоров и 2 авианосцев». Хотя все координаты были не слишком точны, эти сообщения значительно сокращали район поисков. Адмирал Спрюэнс, человек осторожный, решил, что должен сблизиться с врагом на 100 миль, прежде чем поднимать ударную волну, чтобы не рисковать потерей самолетов от нехватки топлива. Но его самолеты на самом деле имели радиус действия около 200 миль и после совещания с членами штаба, которые убедили его не слишком заботиться о топливе, Спрюэнс разрешил полет на расстояние 200 миль. Он выслушал сообщения с Мидуэя и решил попытаться застигнуть японские авианосцы в момент возвращения их самолетов после атаки острова.

Боевой ордер американских авианосных соединений очень походил на японский. Но 3 американских авианосца не действовали единой группой. Даже 2 корабля ОС 16 маневрировали раздельно, каждый со своими кораблями прикрытия, образующими кольцо вокруг авианосца. Японцы также давали каждому из своих авианосцев отдельное круговое прикрытие. Но на первой стадии боя они были застигнуты в едином строю «коробочкой».

В 7.02 Спрюэнс приказал поднимать все самолеты, и к 8.06 вся его авиация находилась в воздухе. Эта ударная волна состояла из 20 истребителей «Уайлдкэт», 67 пикировщиков «Доунтлесс» и 29 торпедоносце «Дивастейтор». («Дивастейтор» был очень уязвимым самолетом. Его максимальная скорость равнялась 200 милям в час. Чтобы добиться попадания ему следовало выходить на цель на малой высоте с небольшой скоростью и сбрасывать торпеду недалеко от цели.) Он также поднял 18 истребителей воздушного патруля и еще 18 держал на палубах, чтобы сменить их. Не желая дожидаться, пока ОС 17 поднимет свои самолеты, Спрюэнс отбросил план скоординированной атаки, и отправил свои пикировщики вперед в 8.45.

Тем в 8.38 временем «Йорктаун» поднял 17 пикировщиков «Доунтлесс», 12 торпедоносцев «Дивастейтор» и 6 истребителей «Уайлдкэт». Флетчер придержал половину самолетов на авианосце на случай, если понадобятся подкрепления. Он отложил старт самолетов и оставил такой большой резерв потому, что не был уверен, что атакующее соединение состоит всего из 4 авианосцев. Он также выслал воздушный патруль из 12 «Уайлдкэтов».

«Хорнет» поднял 35 «Доунтлессов» и 10 «Уайлдкэтов». Они должны были соединиться с 15 торпедоносцами. Но из-за плохой видимости торпедоносцы оторвались от остальных самолетов. Тем временем Нагумо, приняв самолеты, повернул свое соединение на 90° на N0. 45 истребителей и бомбардировщиков «Хорнета» не обнаружили японские авианосцы и вообще не участвовали в бою. Но его 15 «Дивастейторов» нашли «Кагу» и атаковали самостоятельно, без истребительного прикрытия или помощи пикировщиков.

Японские истребители воздушного прикрытия обрушились на колонну «Дивастейторов», летящую в 50 футах над водой. С расстояния 8 миль загрохотали зенитные орудия, сразу начав находить жертвы. Ни один из этих самолетов не сумел добиться попадания. Все они были сбиты японцами. Японский военный дневник сухо констатирует: «9.18 Вражеские авианосные самолеты начали торпедную атаку. Истребители защищают. Сбита большая часть торпедоносцев».

Эскадрилья торпедоносцев «Энтерпрайза» тоже оторвалась от истребителей сопровождения и атаковала «Кагу» через 10 минут после самолетов «Хорнета». Судьба их оказалась той же самой. «Зеро» и зенитный огонь были эффективной защитой, многие атакующие были сбиты до того, как успели сбросить торпеды. Но даже те, кто успел это сделать, попаданий не добились. 10 из 14 самолетов были сбиты.

Третья группа торпедоносцев, взлетевшая с «Йорктауна», в 11.00 атаковала «Сорю» в сопровождении 6 истребителей. Снова попаданий не было, и лишь 5 самолетов прорвались, чтобы сбросить торпеды. Истребительное сопровождение было раздавлено «Зеро», и все атакующие самолеты кроме 2 были сбиты. Всего же из 41 «Дивастейтора» уцелели только 6. Попаданий не было ни одного.

В японском военном дневнике имеется любопытная пометка, относящаяся к 10.00. «Разведывательный самолет сообщает, что неприятеля в точке, которую указал самолет № 4 «Тонэ», нет. Это не было сообщено офицеру связи». Такая информация могла быть очень полезной в авианосной игре в кошки-мышки, когда нужно обнаружить врага и следить за ним. Капитан 1 ранга Томео Каку с «Хирю» сумел ее использовать. 3 американских авианосца, подняв самолеты, пошли на S.

Несмотря на свою сокрушительную неудачу, торпедоносцы заложили основу для успеха последовавших атак. Японские авианосцы маневрировали так резко, отражая их атаку, что не смогли поднимать новые самолеты для усиления воздушного патруля. Кроме того, японские истребители спустились вниз, оставив авианосцы беззащитными перед атаками пикировщиков. Зенитчики и наблюдатели тоже оказались, неготовы к появлению высоко летящих самолетов. Строй авианосцев нарушился, «Хирю» оторвался от остальных и теперь шел значительно севернее.

Однако все-таки следует признать, что эта атака торпедоносцев закончилась полной неудачей. Самолеты, которые должны были лететь вместе, потеряли друг друга. Часть самолетов не нашла врага, чтобы атаковать и своих, чтобы защитить. Место японских авианосцев было известно, но курс часто менялся. Спрюэнс поднял пикировщики с «Энтерпрайза» и «Хорнета» в 7.52, раньше торпедоносцев, которые были тихоходнее и более уязвимы, и для которых истребительное прикрытие было жизненно важным. Бомбардировщики «Энтерпрайза» прибыли в указанную точку в 9.30 и не нашли ничего. Более того, они оторвались от истребителей сопровождения, которые ошибочно приняли торпедоносцы «Хорнета» за бомбардировщики «Энтерпрайза». Эти истребители заметали японские авианосцы в 9.10, но не нарушили радиомолчание. К несчастью для пилотов торпедоносцев «Хорнета» они просто кружили на высоте 19000 футов, дожидаясь приказов со своего авианосца.

Пикировщики «Энтерпрайза» искали врага на юго-западе, потом в 9.35 повернули на север. В 9.55 случилось событие, которое изменило ход войны. Был замечен эсминец «Араси», идущий на высокой скорости на N0. Бомбардировщики «Энтерпрайза» немедленно последовали за ним, правильно решив, что эсминец идет на соединение с авианосцами.

Ранее утром американская подводная лодка «Наутилус», следуя указания самолетов с Мидуэя, обнаружила, что находится в самой середине Авианосного Ударного Соединения. Японцы атаковали ее глубинными бомбами в 9.00, но вреда не причинили. «Наутилус» в 9.20 поднялся перископную глубину. В 9.25 он выпустил торпеду по линкору, но промахнулся, потом снова нырнул и перенес новую атаку глубинными бомбами. «Араси» возвращался к авианосцам после атаки «Наутилуса», когда самолеты «Энтерпрайза» заметили его.

Если бы не эта улыбка фортуны, 17 пикировщикам «Йорктауна» пришлось бы атаковать вражеские авианосцы без всякой поддержки. Самолеты «Йорктауна» взлетели в 8.06, и командир группы капитан-лейтенант Максвелл Р. Лесли правильно вычислил, где будет находиться вражеский флот. Он и нашел его сразу после 10.00. Планом боя предусматривалось, что пикировщики атакуют перед торпедоносцами, но самолеты «Йорктауна» не стали ждать, чтобы провести скоординированную атаку. Как раз когда гибли торпедоносцы «Йорктауна», его пикировщики устремились с высоты 14500 футов на «Сорю». Они почти не встретили противодействия, так как японский воздушный патруль и зенитные орудия были заняты отражением атаки низколетящих торпедоносцев.

«Сорю»

«Сорю», как и 3 остальных авианосца, находился в трудном положении. Полетная палуба была забита так и не стартовавшими пикировщиками, а остальные самолеты авианосца (исключая истребители воздушного патруля) заправлялись и перевооружались в ангаре. Повсюду валялись бомбы и торпеды, были открыты бензопроводы. Авианосец был исключительно уязвим для пикировщиков.

Хотя процент попаданий для такого слабого сопротивления был невысок — попали всего 3 — 1000-фн бомбы из 13 — они легли слишком хорошо. Первая взорвалась сразу перед носовым элеватором, вторая попала ближе к левому борту перед центральным элеватором, а третья взорвалась слева от кормового элеватора. Первая бомба прошла на ангарную палубу, взрыв швырнул плиту носового элеватора прямо на мостик. Вторая бомба взорвалась среди самолетов на полетной палубе, и взрывы бомб, торпед и бензина превратили палубу в пылающий ад. Третья бомбы пробила полетную палубу и вызвала страшные разрушения на корме. Атака длилась с 10.25 до 10.30, при этом не погиб ни один самолет «Йорктауна». «Сорю», весь объятый пламенем, сотрясаемый взрывами боеприпасов, потерял управление и остановился вскоре после 10.40. Капитан, видя, что пожары выходят из-под контроля, в 10.45 приказал экипажу покинуть корабль. Подошли соседние корабли и принялись вылавливать спасшихся из воды. Тяжелый крейсер «Тикума» в 11.12 прислал катер, чтобы помочь спасательным работам. Спасенных передавали на эсминцы «Хамакадзэ» и «Исокадзэ».

Адмирал Нагумо, который не знал о положении «Сорю», в 16.55 передал по радио приказ 2 эсминцам-спасателям отойти на NW, прикрывая авианосец. «Исокадзэ» ответил: «Сорю» не может двигаться самостоятельно». Запрашивая инструкции по прикрытию, он добавил: «Нельзя ожидать, что «Сорю» сможет дать ход, даже если пожары потухнут». Этот же ответ «Исокадзэ» повторил в 18.02: «Не думаю, что «Сорю» сможет следовать своим ходом. Спасенный экипаж покинул корабль». Вскоре после попадания бомб командир «Сорю», капитан 1 ранга Янагимото, получил тяжелые ожоги и был вынужден сдать командование. Его штаб не раз пытался убедить капитана перейти на другой корабль, но он упрямо отказывался. Примерно в 10.45, приказав экипажу покинуть корабль, Янагимото бросился в огонь, чтобы найти смерть в бою (сенси).

Около 19.00 пожары на «Сорю» забушевали еще яростнее. Адмирал Нагумо на борту легкого крейсера «Нагара» организовал пожарную партию и начал готовиться перебросить ее на борт «Сорю». Но в 19.12 авианосец начал тонуть и ушел под воду через 3 минуты. Уже под водой, в 19.20, на нем произошел сильный взрыв, отметив место погребения корабля. Точно установить количество жертв невозможно. Штатный экипаж корабля составлял 1103 человека, но на борту было много гражданских и новобранцев. Неофициальная цифра потерь принята 718 человек.

«Акаги»

37 пикирующих бомбардировщика с «Энтерпрайза», разделенные на 2 эскадрильи под командованием капитан-лейтенанта Кларенса Мак-Клоски вскоре после 10.00 наконец заметили 3 японских авианосца. Лидер ударной волны приказал одной эскадрилье атаковать «Акаги», а второй — «Кагу». «Акаги» оказался точно в таком же положении, как и «Coрю» — беззащитный, застигнутый врасплох. «Доунтлессы» спикировали до высоты 1600 футов, прежде чем сбросить бомбы, но лишь 2 из них попали в цель. Одна врезалась в край среднего элеватора, вторая попала в кормовую часть ближе к левому борту. (Уцелевшие офицеры «Акаги» отмечали, что «вражеские пикировщики атаковали отважно».) Взрывы и пожары немедленно превратили «Акаги» в развалину. Первая бомба попала в шахту элеватора и взорвалась среди сваленных на ангарной палубе бомб и торпед. Одно это попадание было бы роковым. Вторая бомба взорвалась среди самолетов, менявших бомбы на торпеды. Опять пожары от взрывающихся бомб, торпед, бензина, пронеслись по полетной палубе. В 10.29 капитан 1 ранга Тадзиро Аоки приказал затопить бомбовые и торпедные погреба. Носовые погреба были затоплены сразу, но на корме это сделать не удалось, так как задрайки дверей были уничтожены взрывом. Однако пожар в кормовом погребе был порушен после того как аварийная партия сумела пробиться через шахту переднего элеватора. Для этого потребовались 2,5 часа упорной работы. В 10.32 Аоки приказал задействовать углекислотные огнетушители в ангаре. Однако это не остановило пожары. Через минуту «Акаги» пришлось повернуть влево, чтобы уклониться от атаки 4 торпедоносцев. Затем в 10.З6 встала его правая машина, и скорость упала до 12 узлов. В 10.40 был замечен одинокий американский торпедоносец, «Акаги» повернул, чтобы встретить атаку носом. В этот момент его руль заклинило, и все машины встали. «Акаги» оказался в очень трудном положении, так как из всего вооружения действовали лишь 25-мм автоматы № 1 и № 2, расположенные в самом носу. Однако торпедоносцы не причинили вреда. Главной опасностью для «Акаги» стали медленно расползающиеся пожары. Капитан приказал всю оставшуюся энергию переключить на водяные помпы, но так как они были повреждены, то не могли обеспечить нужного напора.

В 10.43 взорвался истребитель, стоящий рядом с мостиком, выметя весь персонал с мостика и уничтожив радиорубку. После этого умолкло радио «Акаги». Адмирал Нагумо понял, что пожары не потушить, кроме того ему требовалась связь, чтобы командовать Авианосным Ударным Соединением. Поэтому он решил перенести флаг. Он и его штаб в 10.46 перешил на эсминец «Новаки», а потом на легкий крейсер «Нагара».

К 11.00 Аоки уже час не получал никаких известий из машинного отделения. Он послал еще одну ремонтную партию с приказом исправить руль или погибнуть. Однако это помогло лишь на короткое время. В 11.20 пламя на полубаке вспыхнуло с новой силой. После этого капитан приказал весь личный состав, не занятый тушением пожаров, перевести на эсминцы «Новаки» и «Араси». Через 5 минут снова начали взрываться бомбы и торпеды в ангаре, пожары усилились. Капитан и пожарная партия были изгнаны с полетной палубы на якорную, где они пытались продолжать борьбу.

Когда они оказались на якорной палубе, корабельный механик сообщил о полном уничтожении рулевого и машинных отделений, ангарной палубы, всех центров связи. Аоки приказал: «Постараться потушить все пожары вне полетной палубы». Очевидно он еще надеялся изолировать ангар и, используя углекислый газ, потушить пожары. Но к 13.00 Аоки исчерпал все средства спасения корабля. В 13.38 он приказал спасать портрет императора. Через 12 минут «Акаги» окончательно остановился и беспомощно дрейфовал на волнах. Около 15.00 пожары на палубе забушевали с новой силой. Носовая часть была уничтожена взрывами. К 16.00 экипаж и раненые были эвакуированы на эсминцы.

Капитан 1 ранга Аоки упрямо пытался сохранить свой корабль. В 18.20 он послал группы уточнить состояние машинного отделения, но жар погнал людей назад. В 19.15 старший механик сообщил, что корабль совершенно не может двигаться. Капитан уже знал, что пожары полностью вышли из-под контроля, и так как авианосец потерял ход, он сообщил адмиралу Нагумо, что снимает остатки экипажа. Было решено потопить «Акаги» торпедами эсминцев. В 19.25 капитан приказал команде покинуть корабль, и к 20.00 эсминцы «Араси» и «Новаки» сняли последних людей.

На якорной палубе «Акаги» произошел яростный спор. Штаб Аоки убеждал его покинуть корабль, однако он отвечал, что судьба «Акаги» и его собственная судьба. Неохотно штабные позволили ему привязаться на якорной палубе. Все видели, что Аоки улыбается. Но авианосец тонул медленно, и командир летной боевой части Мацуда вместе с другими членами штаба вернулся в 0.30 на «Акаги» и силой перетащил Аоки на «Араси».

5 июня в 4.50 пришел приказ адмирала Ямамото: «Выпустить 4 торпеды Тип 93 с дистанции 1000 — 1500 метров». «Акаги» затонул в 5.00. Официально считается погибшим 221 человек. Это очень мало, учитывая пожары и взрывы, имевшие место. (Нормальный экипаж составлял. 1630 человек, в том числе 63 человека штаба Нагумо.) Спасшиеся были переведены на линкор «Муцу».

«Kaгa»

Атака и потопление «Kara» были похожи на происшедшее с «Акаги». Внезапно из облаков на него вывалились 9 пикировщиков. Так как все сосредоточили внимание на торпедоносцах, наблюдатели слишком поздно заметили пикировщики «Энтерпрайза». «Kaгa» круто повернул вправо и поставил плотную огневую завесу. Однако он получил попадания 4 бомбами. Первая взорвалась в кормовой части, вторая и третья вблизи носового элеватора, последняя в центре полетной палубы. Носовая часть корабля была окутана дымом пожаров и взрывающихся боеприпасов. Когда начали падать первые бомбы, капитан приказал поворачивать. Это был его последний приказ. Третья бомба взорвалась прямо перед мостиком, разнеся стоящие там самолеты, уничтожив саму полетную палубу и убив почти всех на мостике, в том числе капитана. Последняя бомба прошла на ангарную палубу и взорвалась там с ужасной силой. На полетной палубе истребители закончили перевооружение, но не успели взлететь. Командир боевой летной части Такахиса Амагаи, находившийся на мостике, не получил серьезных ранений и принял на себя командование кораблем. Было сделано все возможное, чтобы погасить пожары, однако они были слишком сильны даже для углекислотных огнетушителей. Когда Амагаи решил, что пожары невозможно взять под контроль, он в 13.25 приказал перенести портрет императора на эсминец «Хагикадзэ». Он также решил снять команду и поделал нескольких человек в машинное отделение сообщить об этом, так как телефонная связь отказала. Но пожары были такими сильными, что никто не сумел пробиться вниз.

Около 17.00 был отдан приказ «Покинуть корабль». Эсминцы «Хагикадзэ» и «Майкадзэ» сняли уцелевших. В 18.00 Ямамото приказал 4 ДЭМ («Араси», «Хагикадзэ», «Новаки», «Майкадзэ»): «Ожидать приказов и охранять «Kaгa». Позднее он передал: «Вы образуете ударное соединение и отвечаете за «Kaгa» и «Сорю». Наконец, в 19.25 взорвалось носовое бензохранилище, и «Kaгa» затонул. Его обычный экипаж составлял 1708 человек, но, как всегда точное количество людей на борту осталось неизвестно. Считается, что погибли около 800 человек, большей частью машинная команда.

Поражение при Мидуэе. Алеутская авантюра

1942

 
3 июня Японские авианосцы атакуют Датч-Харбор
4 июня Самолеты "Хирю" наносят тяжелые повреждения "Йорктауну", сам "Хирю" смертельно поврежден

Адмирал Ямамото приказывыает адмиралу Кондо обстрелять Мидуэй

5 июня Японские авианосцы атакуют Датч-Харбор

Японцы захватывают остров Атту (операция AL)

Адмирал Ямамото командует общее отступление

Столкновение тяжелых крейсеров "Могами" и "Микума"

Американские самолеты топят "Микуму"

7 июня Японцы оккупируют остров Киска (операция АОВ)

Японская подводная лодка I-168 топит поврежденный "Йорктаун"

«Хирю»

Среди всеобщего замешательства, вызванного атаками базовой и авианосной авиации против Ударного Авианосного Соединения, «Хирю» и его охранение оказались чуть севернее 3 пострадавших авианосцев. Поэтому «Хирю» остался цел и сумел выслать 2 группы самолетов для атаки «Йорктауна», который сам оторвался от Оперативного Соединения 16. Обе японские ударные волны добились попаданий, но в то же время понесли огромные потери. Всего на авианосце осталось 5 пикировщиков, 4 торпедоносца и 6 истребителей, которые патрулировали в воздухе. Командир «Хирю» капитан 1 ранга Каку знал, что поблизости находятся еще несколько американских авианосцев, хотя не знал, сколько именно. Поэтому Каку запланировал третью атаку. Сначала она была назначена на 16.30, потом ее отложили до 18.00, чтобы люди успели поужинать. Эта задержка оказалась роковой.

Когда летчики «Хирю» ужинали, со стороны солнца внезапно выскочили 13 бомбардировщиков, еще 11 атаковали линкоры и крейсера сопровождения. Атака была абсолютно внезапной. Прозвучала боевая тревога, и «Хирю» начал маневр уклонения. Первые 3 бомбы прошли мимо, но потом авианосец подряд получил 4 попадания. Первый взрыв швырнул плиту носового элеватора прямо на мостик. Все 4 бомбы легли кучно: 2 в средней части полетной палубы, 2 — впереди мостика. Полетная палуба была практически уничтожена. В нескольких местах вспыхнули пожары. Начали взрываться бомбы и торпеды, валявшиеся на ангарной палубе, и вызвали серьезные разрушения. Но, несмотря на повреждения, авианосец сохранил скорость 30 узлов.

Вся команда, кроме артиллеристов, была брошена на тушение пожаров. Однако их возможности были ограниченными, так как большая часть противопожарных средств погибла. Люди начали таскать воду в ведрах. «Хирю» шел в центре круга диаметром 10 миль, образованного кораблями охранения. 4 эсминца подошли к борту авианосца, заливая огонь из шлангов. Корабль еще держал 28 узлов, хотя отважная машинная команда была обречена.

Наконец пламя прорвалось на нижние палубы, и машины встали. Механики предприняли отчаянную попытку спастись, так как из-за жары и огня больше не могли оставаться на своих постах. Однако стальные плиты отсеков разогрелись докрасна, и спастись сумели немногие. Корабль начал принимать воду, и вскоре получил крен 15°. Примерно в 1.58 прогремел взрыв, после которого пожары вспыхнули с новой силой. Стало ясно, что корабль уже нельзя спасти. Капитан 1 ранга Каку, получив разрешение командира 2 дивизии авианосец контр-адмирала Ямагути, державшего флаг на «Хирю», в 2.30 приказал экипажу готовиться покинуть корабль. Экипаж собрался в 2.50, Каку и Ямагути спустились с мостика. Портрет императора был вручен одному из лейтенантов, обязанному сохранить его в целости.

Произошла очень волнующая сцена. Каку и Ямагути произнесли трогательные речи, убеждая людей, что победа придет и уверяя, что никто не повинен в гибели корабля. Потом оба офицера обменялись ритуальными чашками воды. Флаг был спущен и экипаж запел национальный гимн «Кимигаё». Наконец в 3.15 капитан приказал экипажу покинуть корабль. Первым был офицер, несущий портрет императора. Потом и остальной экипаж перешел на эсминцы «Кадзэгумо» и «Макигумо». Капитан 1 ранга Каку и адмирал Ямагути остались на борту и не разрешили своим штабным офицерам сделать то же самое. Презирая опасности, они несколько минут любовались красотой луны, а потом спустились в свои каюты и совершили харакири.

Последний приказ Ямагути адресовал эсминцу «Макигумо» — торпедировать «Хирю». Эсминец выпустил 2 торпеды, но только 1 из них попала в цель. Решив, однако, что теперь авианосец обязательно затонет, эсминец повернул назад, чтобы присоединиться к легкому крейсеру «Нагара», на котором теперь находился адмирал Нагумо. Но рано утром разведывательный самолет с легкого авианосца «Хосё» обнаружил, что «Хирю» все еще держится на воду, а на палубе видны люди, размахивающие фуражками. Когда адмирал Нагумо получил это сообщение, он отправил эсминец «Таникадзэ» в указанную точку спасти людей. Однако «Таникадзэ» был атакован самолетами с Мидуэя и сильно запоздал, к этому времени «Хирю» уже затонул. Эсминцы оставили на борту авианосца около 70 человек. 35 из них спаслись, так как сумели спустить шлюпку и были позднее подобраны американским эсминцем. Кроме того, спаслась часть японских пилотов. После гибели авианосцев они были вынуждены садиться на воду, и 27 человек были подобраны американскими кораблями и летающими лодками. Всего на «Хирю» погибли 416 человек, большей частью машинная команда.

«Йорктаун»

К 10.30 4 июня 3 из 4 авианосцев японского Ударного Авианосного Соединения были небоеспособны. Однако уклонившийся к северу «Хирю» оставался в строю. Японские разведывательные самолеты обнаружили американские авианосцы, но неправильно определили их координаты. Так как «Йорктаун» адмирала Флетчера оторвался от «Энтерпрайза» и «Хорнета», японские разведчики донесли нечто вроде «от 1 до 4 авианосцев». (4 у них получилось из-за двойного счета кораблей ОС 16.) Хотя быстрая потеря 3 авианосцев была нокаутирующим ударом, японские штабные офицеры полагали, что эти атаки серьезно подорвали мощь американских авиагрупп. Адмирал Нагумо считал, что бой еще можно свести к приемлемому результату, а то и вообще победить. К нему подходили мощные подкрепления, 2 Флот вице-адмирала Нобутакэ Кондо мчался к месту боя со скоростью 28 узлов, а в 200 милях позади него находился Объединенный Флот адмирала Ямамото. Каждое соединение имело по 1 легкому авианосцу. Можно было отозвать авианосцы «Рюдзё» и «Дзуньё» с Алеутских островов. Адмирал Ямамото пока не отказался от идеи захватить Мидуэй или навязать американцам решающее сражение. Но теперь его планы целиком зависели от «Хирю».

Адмирал Нагумо, покидая «Акаги», передал тактическое командование адмиралу Хироаки Абэ, командиру сил прикрытия Ударного Авианосного соединения. В 10.50 Абэ передал координаты «Йорктауна» на «Хирю» и приказал атаковать немедленно, всеми имеющимися силами. Учитывая количество атаковавших американских торпедоносцев, японцы решили, что те имеют 2 авианосца.

«Хирю» использовал торпедоносцы для налета на Мидуэй, поэтому лишь его пикировщики имели нужное для атаки авианосца вооружение. Оставшиеся торпедоносцы были перевооружены торпедами. В 10.58 «Хирю» выслал первую ударную волну — 18 пикировщиков и 6 истребителей. Ударная группа получила координаты «Йорктауна», полученные гидросамолетом №5 тяжелого крейсера «Тикума» и уточненные по дальнейшим сообщениям. В это время на «Хирю» садились самолеты с 3 поврежденных авианосцев, в том числе «Зеро» воздушного патруля с «Акаги». Примерно в полдень «Хирю» поднял 9 истребителей воздушного прикрытия и начал готовить торпедоносцы. Нагумо постарался обеспечить максимальную ПВО авианосцу, собрав все имеющиеся корабли.

«Йорктаун» тоже начал готовиться к ожидаемой контратаке. Радар обнаружил первую волну самолетов «Хирю» на расстоянии 40 миль. Но ее силы серьезно переоценили — 30 — 40 самолетов. «Йорктаун» держал в воздухе 12 истребителей воздушного патруля. На палубе стояли еще 12 истребителей, которые только что заправились и еще 3 истребителя, участвовавшие в атаке японских авианосцев. Над головой, ожидая посадки, кружили уцелевшие пикировщики, которые недавно потопили «Сорю». Когда японцы приблизились, бомбардировщики были отосланы прочь, бензиновые насосы выключены, подготовлены углекислотные огнетушители, усилен воздушный патруль. 2 крейсера и 6 эсминцев, прикрывавшие «Йорктаун», приготовились к бою. Незадолго до полудня японские пикировщики начали атаку. 3 бомбы попали в «Йорктаун». Первая взорвалась на полетной палубе, вызвав пожары палубой ниже. Вторая попала вблизи дымовой трубы и уничтожила 3 котельных вентилятора. Повреждение дымоходов привело к тому, что в топках 5 из б котлов «Йорктауна» погас огонь. Машины встали. Скорость «Йорктауна» сначала упала до б узлов, а потом он вообще остановился. Третья бомба взорвалась глубоко в корпусе, на четвертой палубе, однако быстрое затопление и использование углекислого газа предотвратили возгорание бензина и взрывы боеприпасов. Так как вторая бомба уничтожила все средства связи, радар и штурманскую рубку, в 13.15 адмирал Флетчер перенес флаг на тяжелый крейсер «Астория» и приказал тяжелому крейсеру «Портленд» взять авианосце на буксир. Но котлы «Йорктауна» были целы, и когда удалось наладить вентиляторы, к 13.40 все его 4 машины снова заработали, и авианосец дал 20 узлов. Палубная команда возобновила заправку истребителей, и казалось, что «Йорктаун» снова будет при деле.

Тем временем «Хирю» поднял вторую волну: 10 торпедоносцев и 6 истребителей. Такое маленькое число обусловили тяжелые потери при атаке Мидуэя. Как и раньше, самолет № 5 «Тикумы» навел самолеты «Хирю» на «Йорктаун». Несмотря на плотный зенитный огонь и противодействие истребителей японские самолеты вышли в атаку. Снова экраны радара вовремя показали атакующих, и «Йорктаун» отправил 12 имеющихся истребителей на перехват. Тем не менее, решительные японские пилоты прорвались, хотя и потеряли 5 торпедоносцев из 10 и 3 истребителя из 6. 2 торпеды попали в левый борт «Йорктауна» в 14.30, после взрывов вспыхнули пожары. Бензиновые цистерны левого борта были разорваны, руль авианосца заклинило, он получил крен на левый борт. Положение осложнялось тем, что во время спешного ремонта в Пирл-Харборе не была целиком восстановлена водонепроницаемость корпуса. Опасаясь, что корабль скоро перевернется, капитан 1 ранга Эллиотт Бакмастер в 15.00 приказал экипажу покинуть его. 2270 человек были сняты эсминцами.

Адмирал Флетчер решил оставить «Йорктаун» и присоединиться к адмиралу Спрюэнсу. Желая оказаться поближе к месту завтрашнего боя и избежать атаки гипотетического пятого авианосца, ОС 16 и 17 отходили на О до сумерек, а потом повернули, чтобы блокировать севере-восточные подходы к Мидуэю. Эсминец «Хьюз», оставленный охранять «Йорктаун», сообщил, что «Йорктаун» можно попробовать спасти. Поэтому от рифа Френч Фригейт был выслан буксир «Вирео», чтобы организовать буксировку. Позднее к «Вирео» присоединился эсминец «Гуин». «Йорктаун» имел крен 25° на левый борт и сел носом, но все-таки держался на плаву. Поэтому Флетчер и Бакмастер решили попытаться спасти его. На помощь спасательному отряду были посланы эсминцы «Хамманн», «Бэлч» и «Бенхэм». «Хамманн», подойдя к правому борту авианосца, высадил спасательную партию, остальные 4 эсминца образовали кольцевую завесу диаметром 2000 ярдов вокруг поврежденного корабля.

Однако завеса оказалась дырявой. В 7.00 японский разведывательный самолет обнаружил «Йорктаун» и сообщил его координаты и состояние. Адмирал Ямамото отправил подводную лодку 1-168 (5 июня обстреливала Мидуэй) к этому месту. Субмарина прошла внутрь завесы и в 13.30 выпустила 4 торпеды. 1 прошла мимо, 2 попали в «Йорктаун», пройдя под килем «Хамманна», четвертая переломила пополам несчастный эсминец. «Хамманн» затонул в течение 3 минут, а упрямый «Йорктаун» продержался до на воде 6.00 7 июня.

Конец боя при Мидуэе

Трудно представить, что творилось на борту флагманского корабля Ямамото, линкора «Ямато». Всего лишь за несколько часов 4 гигантских авианосца, ураганом промчавшиеся от Гавайев до Индийского океана, получив при этом ни единой царапины, погибли. Казалось, что Ямамото был оглушен известием о гибели «Акаги», «Kara» и «Сорю». Временно вспыхнула надежда, когда пришло сообщение, что «Йорктаун» потоплен, а «Хирю» все еще на плаву, невредим и продолжает сражаться. Сначала он был изумлен самим фактом присутствия здесь американских авианосцев, потом адмирал не хотел верить, что их не 2, и потому «Хирю» в очень сложной ситуации. Более того, скоро его Объединенный Флот должен был прибыть в район боя. Поэтому, Ямамото полагал, что еще не все потеряно.

В 12.20 4 июня он приказал Алеутскому Второму Ударному Соединению и 2 Флоту Кондо идти на рандеву с его Главными Силами к северо-западу от Мидуэя. 5 июня в 12.00 он приказал транспортам с войсками временно отойти на северо-запад. По мере развития событий, его информация становилась все более полной и точной, и Ямамото начал понимать, что ситуация сложилась крайне тяжелая. Теперь он точно знал, что в начале боя американцы имели 3 тяжелых авианосца, уа после 17.00 пришло известие, что выведен из строя последний из японских. Тем не менее, он упрямо не желал сдаваться. В 19.15 он переедал по радио своим командирам, что враг отходит на восток, его следует догнать и уничтожить. Все соединения вместе с Объединенным Флотом должны предпринять внезапную атаку Мидуэя и захватить его, после чего все корабли должны соединиться в 3.00 5 июня. Адмирал Нагумо сообщил в 21.30, что он перенес флаг на «Нагару» и остался охранять беспомощный «Хирю» от вражеских кораблей, находящихся поблизости. Нагумо считал, что у американцев еще остались по меньшей мере 2 авианосца. Он добавил, что если американские авианосцы предпримут новую атаку против его соединения, он не сможет ей противодействовать и потому не сумеет помочь Объединенному Флоту в планируемой ночной битве. Нагумо продолжал отход на NW, прикрывая «Хирю». Получив это сообщение, Ямамото решил, что Нагумо слишком консервативен и в 0.55 заменил его адмиралом Кондо. Для Кондо все еще оставался в силе приказ ночью обстрелять Мидуэй.

Кондо уже начал бросок к острову, когда получил приказ ночью обстрелять его. Он выстроил свои 8 тяжелых, 1 легкий крейсер и 10 эсминцев в линию с интервалами 4 мили между кораблями и пошел на N0, чтобы атаковать Мидуэй и попытаться найти американцев. Легкий крейсер «Дзинцу» и его 10 эсминцев находились неподалеку. 2 линкора, 2 тяжелых крейсера и 12 эсминцев Нагумо тоже были всего в 125 милях от Кондо. Позади этих сил находились 2 быстроходных линкора «Хиэй» и «Конго». Кондо отделил 7 дивизию крейсеров («Судзуя», «Кумано», «Могами», «Микума») под командованием адмирала Такео Курита, чтобы они в 2.00 обстреляли Мидуэй. Но силы адмирала Ямамото находились слишком далеко позади Ударного Авианосного Соединения, и Кондо передал, что не может начать обстрел ранее 3.00. Но в итоге его соединение буквально через час, на рассвете, могло оказаться под ударом бомбардировщиков с американских авианосцев. А у Ямамото были все основания считать, что они недалеко. Главные Силы Кондо, идущие следом за 7 дивизией крейсеров тоже могли оказаться в опасности. Имея только 2 легких авианосца с 31 самолетом на борту, японцы потеряли надежду на ночное генеральное сражение. Вместо этого перед ними встала перспектива дневного боя, в основном между американскими самолетами и японскими кораблями. В 2.55 5 июня Ямамото неохотно скомандовал общее отступление. Различные корабли должны были встретиться в назначенной точке северо-западнее Мидуэя. Силы Кондо, кроме 7 дивизии крейсеров, присоединились к Главным Силам в 8.15. Корабли Нагумо подошли в 13.00. Операция Ml была отменена, и больше о ней не вспоминали.

Адмирал Спрюэнс всю ночь действовал крайне осторожно. Его авиагруппы сильно поредели, и он совсем не желал, чтобы ОС 16 и 17, имевшие совершенно недостаточные силы сопровождения, натолкнулись на японскую армаду, пусть даже и потерявшую все 4 авианосца. Его авианосцы в ночной битве оказались бы совершенно бесполезными, так как пилоты не были обучены ночным посадкам. Более того, он не мог знать наверняка, что рядом нет еще какого-нибудь японского авианосца. Поэтому всю первую половину ночи он шел на О, чтобы не столкнуться с превосходящими силами Ямамото. В полночь он повернул назад, чтобы прикрыть Мидуэй с северо-востока, если на следующий день бой возобновится.

К тому времени, когда Ямамото отдал приказ об общем отступлении, 7 дивизия крейсеров и эсминцы «Асасио» и «Арасио» находились всего в 80 милях от Мидуэя. Впереди их подстерегала опасность, так как 3 американские подводные лодки все еще находились западнее Мидуэя. «Тамбор» заметила соединение Куриты, идущее к Мидуэю. Когда Курита повернул назад, была замечена и сама лодка. В 1.18 прожектором был передан сигнал «красный-красный» (срочный поворот 45° влево). В это время крейсера шли кильватерной колонной — «Кумано», «Судзуя», «Микума», «Могами». Штурман «Могами», думая, что крейсер слишком далеко от «Микумы», довернул его на несколько градусов вправо, чтобы сомкнуть строй. Однако он видел не «Микуму», а «Судзую» В результате он протаранил «Микуму» в левую раковину. Сначала казалось, что сильнее пострадал «Могами», так как его носовая часть до башни № 1 завернулась под прямым углом вправо, и повсюду вспыхнули пожары, тогда как на «Микуме» были только разорваны нефтяные цистерны левого борта. Адмирал Курита оставил 2 эсминца и «Микуму» охранять поврежденный «Могами», а сам на полной скорости поспешил на назначенное рандеву. Скорость «Могами» упала до 12 узлов, а за «Микумой» волочился нефтяной хвост.

На рассвете с Мидуэя на разведку были отправлены все имеющиеся PBY. За ними последовали 12 армейских В-17. Подводная лодка I-168 ночью обстреляла остров, «Тамбор» сообщила о замеченных японских тяжелых крейсерах, которые идут к Мидуэю с востока, поэтому на острове приготовились ко всяким случайностям. В 6.30 РВУ сообщила, что видит 2 линкора в 125 милях от Мидуэя. Они движутся на восток, травя нефть. В-17 немедленно получили приказ атаковать их, но не смогли найти потенциальные жертвы. 2 Воздушное Крыло морской пехоты немедленно отправило с Мидуэя все уцелевшие самолеты морской пехоты: 6 «Доунтлессов» и 6 «Виндикейторов». В 7.45 они заметили нефтяное пятно, которое навело их на поврежденные японские корабли. Атака началась в 8.05. «Доунтлессы» атаковали с пикирования, «Вивдикейторы» спланировали на цель. Зенитный огонь был плотными и точным.

Самолеты добились только 6 близких разрывов, но 1 «Виндикейтор» получил тяжелые повреждения и врезался в кормовую башню «Микумы». Пламя разлетелось по палубе и было затянуто вентилятором машинного отделения правого борта. Погибла вся машинная команда в этом отделении. Теперь уже «Микума» имел скорость меньше, чем «Могами». Остальные 3 корабля потерь и повреждений не имели. В 8.28 японцев атаковали 8 «Летающих крепостей», но попаданий не добились.

Адмирал Спрюэнс продолжал осторожничать. Сообщение о крейсерах Куриты, идущих на восток в 90 милях от Мидуэя указывали, что бой может возобновиться. Невнятные сообщения PBY о горящем «Хирю» заставили его поверить, что японцы имеют поблизости 2 тяжелых авианосца, хотя 1 из них поврежден. Когда американские пилоты в последний раз видели «Хирю», их атаковали «Зеро». На самом деле это был бездомный воздушный патруль «Хирю», но адмирал Спрюэнс вполне мог заподозрить, что они взлетели с другого авианосца. 5 июня в 6.00 он расположил свое соединение в 130 милях северо-восточнее Мидуэя. Через 2 часа Спрюэнс двинулся на запад и начал поиски противника. Если где-то рядом находятся японские авианосцы, именно они должны стать первой целью. Он поднял 26 пикировщиков с «Хорнета» и 32 — с «Энтерпрайза». Они обыскали 30-мильную дугу на северо-западе, но не обнаружили ничего. Уже возвращаясь, они заметили эсминец «Таникадзэ», который был послан удостовериться, что «Хирю» затонул. Теперь он возвращался к Авианосному Ударному Соединению. У «Таникадзэ» и без того выдался горячий денек. Его дважды атаковали В-17, а теперь на эсминец обрушились 56 пикировщиков. Тем не менее, благодаря искусному маневрированию, он не только не получил ни царапины, но даже сбил 1 пикировщик.

Наконец адмирал Спрюэнс отбросил надежду атаковать главные силы Ямамото и занялся тем, что лежало поближе — 2 поврежденными крейсерами. В 20.40 он двинулся на запад, чтобы атаковать их утром 6 июня. В 8.00 с «Хорнета» взлетели 26 пикировщиков и 8 истребителей. В 10.45 с «Энтерпрайза» взлетели 31 пикировщик, 3 торпедоносца, 12 истребителей. В 13.30 «Хорнет» поднял еще 24 пикировщика и 8 истребителей.

Во время первой атаки «Могами» в 9.45 получил 2 попадания. Одно пришлось в башню № 5, перебив весь расчет. При второй атаке крейсер в 12.30 получил еще 2 попадания и теперь горел от носа до кормы. Во время третьей атаки в 14.45 погибли все 90 человек в одном из машинных отделений. Несмотря на все повреждения, крейсер 14 июня сумел добраться до Трука, хотя потом простоял на верфях до 10 июля 1943 года.

Однако совершенно такой же «Микума» не пережил атаки. Во время первых двух атак он получил такие тяжелые повреждения, что капитан приказал команде покинуть корабль. «Арасио» из-за пожаров не смог подойти к борту, поэтому людям пришлось прыгать в воду, и эсминец принимал экипаж из воды. Во время третьей атаки в 14.45 взорвались торпеды «Микумы», и эсминцы немедленно оставили крейсер. Он затонул ночью. На следующий день «Арасио» получил приказ удостовериться, что «Микума» погиб. Однако эсминец обнаружил только пятна нефти и плавающие обломки, хотя сумел спасти еще 1 человека. Из 888 человек экипажа «Микумы» было спасено только 240. Потери «Могами» не известны, но на нем погибло не менее 300 человек.

Практически все японские корабли, начиная с 4 июня хотя бы раз попали под воздушную атаку, хотя серьезных потерь и повреждений больше не было. Например, 6 июня линкор «Харуна» подвергся атаке пикировщиков, но остался цел.

Бой у Мидуэя завершился. Войска полковника Итики, которые должны были захватить Мидуэй, отправились обратно на Сайпан, а тяжелые крейсера «Хагуро» и «Мьёко», эсминцы «Асагумо», «Минэгумо», «Нацугумо» и гидроавианоеец «Титоеэ» были отправлены на Уэйк, чтобы имитировать радиообмен. Планировалось завлечь Спрюэнса и его авианосцы к Уэйку, где их смогли бы атаковать гидросамолеты «Титосэ» и базовые самолеты с Уэйка. Тем временем Объединенный Флот вернулся в воду метрополии. Японскому народу не сообщили о гибели 4 авианосцев. Экипажам запретили увольнения на берег, журналистов задержали на кораблях, чтобы сохранить в тайне размеры катастрофы. Лишь спустя много времени японцы узнали о потерях в этой решающей битве. Японские потери были тяжелыми: 2200 моряков и большая часть летчиков с 234 самолетов погибли, и Япония так и не смогла подготовить им замену. Были потоплены 4 тяжелых авианосца и 1 тяжелый крейсер.

Мидуэй ДЕЙСТВИТЕЛЬНО оказался решающей битвой на Тихом океане. Если бы японцы выиграли этот бой, вряд ли бы это привело к поражению Америки, но войну затянуло бы изрядно. Зато поражение сразу поставило крест на японском флоте и предопределило окончательное поражение Японии. Ведь ее промышленная мощь не могла сравняться с американской в производстве вооружений. Даже получив ресурсы Южных Морей, она не смогла обезопасить линии снабжения от ударов авиации и подводных лодок.

Почему адмирал Ямамото потерпел поражение при Мидуэе? Командующий и его штаб должны оценивать ситуацию, используя всю имеющуюся в их распоряжении информацию. Если информация неполная или неточная, они должны предполагать самое худшее. Ямамото наоборот предполагал наличие благоприятной ситуации и из этого строил свои планы. Его главной ошибкой было ничем необоснованное предположение, что в районе острова не будет американских авианосцев. Ведь его пилоты в бою в Коралловом море сообщили, что «Лексингтон» и «Йорктаун» были потоплены. Командующий не может действовать на основе такой информации — он должен иметь доказательства, а надежных доказательств гибели «Йорктауна» не было. Ямамото также предположил, что «Хорнет» и «Энтерпрайз» все еще в юго-западной части Тихого океана. Его даже не оправдывает то, что он не знал о расшифровке кода JN-25, что привело к спешной переброске американских авианосцев в Пирл-Харбор. В любом случае он должен был считать, что авианосцы находятся в Пирл-Харборе и могут быть высланы к Мидуэю до 4 июня. Действительно, он пытался выяснить, что происходит в Пирл-Харборе перед высадкой на Мидуэй, но операция К провалилась и 30 мая была отменена. В итоге Ямамото не имел надежной информации о кораблях в Пирл-Харборе. Не имеет оправдания позднее развертывание подводных лодок. То, что они не обнаружили американцев, лишь укрепило веру Ямамото, что их здесь нет. Поэтому его оценка положения исходила из наиболее благоприятных предположений, не подкрепленных никакими фактами.

Из этих же предположений было произведено развертывание его многочисленных соединений. Авианосцы Нагумо должны были сокрушить оборону Мидуэя и уничтожить любые американские корабли, которые появятся поблизости. Если для вторжения на Мидуэй потребуется поддержка, мощное соединение Кондо могло обстрелять остров и прикрыть высадку 5000 солдат, СМДЧ. Ямамото был твердо уверен, что американский флот постарается нанести контрудар, и как можно скорее. Его Объединенный Флот был разбросан на участке в 500 миль от авианосцев Нагумо до линкоров Кондо. Следовало сосредоточить все японские силы, и они легко уничтожили бы любые американские силы, предпочтительно в ночном бою.

Адмирал Нагумо действовал в точном согласии с оценками Ямамото. Из его поведения ясно видно, что он просто не ожидал появления американских авианосцев. Любопытный момент. Нагумо не знал об отмене операции К из-за слабости своих радиоприемников, хотя во время боя он имел связь с Ямамото. Возможно, никто просто не подумал сообщить Нагумо, что операция К отменена. В любом случае, убеждение Нагумо, что она продолжается, укрепило его веру в отсутствие американских авианосцев.

Авиаразведка Нагумо совершенно не соответствовала ситуации. Он просто выслал 4 гидросамолета с крейсеров. Прежде чем начать атаку Мидуэя, Нагумо должен был дождаться их сообщений, и только если они ничего не найдут наносить удар по острову. Самолеты Мидуэя не причинили вреда его Ударному Авианосному Соединению. Замешательство при перевооружении самолетов после сообщения самолета № 4 с «Тонэ», заметившего вражеские авианосцы, также было следствием несовершенства средств связи.

То, что не были сосредоточены все японские авианосцы, включая «Рюдзё» и «Дзуньё», тоже было ошибкой. Ямамото мог сосредоточить тяжелые авианосцы в одном месте, а легкие — в другом. Он мог рассредоточить легкие авианосцы, используя их для ведения воздушной разведки. Мидуэй был такой битвой, что присутствие 4, даже 2 легких авианосцев могло полностью повернуть ход событий. Можно только удивляться, зачем Ямамото держал «Хосё» при своих главных силах, которым не могли угрожать никакие американские самолеты (Кроме, может быть, В-17, которых никто не опасался). И, если между Кондо и Нагумо было всего 200 миль, зачем нужен был Кондо легкий авианосец «Дзуйхо»?

Странно, но Ямамото, который был создателем тактики массированного применение авианосцев, четко показал, что по-прежнему остается «линкорным адмиралом». Похоже, он был уверен: что бы не сделал Нагумо, Мидуэй будет захвачен, после чего ночной бой принесет окончательную победу японскому флоту.

Следует кое-что сказать и в пользу Ямамото. Он проявил смелость и предусмотрительность, отменив операцию, так как в случае ее продолжения, японцы могли натолкнуться днем на 2 авианосца, не имея никакого воздушного прикрытия. В результате могла случиться еще более ужасная катастрофа. Можно предположить, что когда подтвердилось известие о гибели «Хирю», Ямамото понял, что война проиграна. Однако, как верный слуга императора, он постарался сделать все; что было в его силах. Поэтому Объединенный Флот вернулся на базы и в период 10-14 июля был реорганизован. Начали вырабатываться новые планы, соответствующие новым требованиям. Возможно был прав выдающийся японский политолог Масао Маруяма, когда пытался объяснить подсознательное отношения японцев к судьбе — «Икиои». Он говорил, что выражение «Ко наримасита» — «Так и случится», приемлемо, для японцев. В то же время японская логика отвергает «Ко симасита» — «Я (или кто-то) должен сделать так, чтобы это случилось». Поэтому, если рок предрешил, что так должно быть, то адмирал Ямамото остается командующим Объединенным Флотом.

Алеутская авантюра (Операция AL)

Операция AL была задумана как отвлекающее мероприятие. Даже если бы не удалось оттянуть на север какие-то силы американцев, он все-таки создала бы элемент неопределенности и страха. Операцией командовал вице-адмирал Босиро Хосогая, который держал свой тяжелый крейсер «Нати» и 2 эсминца в качестве сил поддержки возле Парамушира, самого северного в группе Курильских островов. Контр-адмирал Какудзи Какута командовал 5 Флотом, Северным Соединением, Вторым Ударным Соединением, состоявшим из 2 легких авианосцев «Рюдзё» и «Дзуньё», 2 тяжелых крейсеров и 3 эсминцев. Какута вышел из Оминато, базы на северной оконечности Хонсю, во второй половине дня 28 мая. Он планировал провести атаку Датч-Харбора 3 июня. В море вышил соединения, которые должны были оккупировать Атту (операция AQ) и Киску (операция АОВ).

Японские силы начали выдвижение к Датч-Харбору 2 июня. Пока еще американцы их не обнаружили. Датч-Харбор как военная база только начинал создаваться. Там имелся аэродром ВВС, нефтехранилище на 25000 баррелей, радиостанция. Также наличествовали армейские казармы Форт Мирс, стоящая на мели плавучая казармы «Нортвестерн», госпиталь и база PBY. В гавани стояла база гидросамолетов «Джиллис». 3 июня в гавани находились эсминец «Талбот», подводная лодка S-27, катер Береговой Охраны, 2 армейских транспорта. На море Алеутские острова охраняло Оперативное Соединение 8 адмирала Теоболда, который держал флаг на крейсере «Нэшвилл». Он имел 2 тяжелых и 3 легких крейсера, 4 эсминца. 5 июня ОС 8 находилось в 500 милях на SSO от японского Соединения Северного Района.

3 июня в 3.00 соединение адмирала Какуты находилось в 180 милях юго-западнее Датч-Харбора, пробиваясь сквозь обычные в этих местах дождь и туман. Здесь «Рюдзё» сумел поднять 11 торпедоносцев и 3 истребителя, а «Дзуньё» 15 бомбардировщиков и 13 истребителей. Из-за плохой видимости самолеты «Дзуньё» не нашли цели и вернулись на авианосец. Самолеты «Дзуньё» внезапно заметили Датч-Харбор прямо под собой в 8.08. База гидросамолетов «Джиллис» обнаружила их приближение с помощью радара. Прозвучала тревога, но ни один из кораблей не сумел покинуть гавань до начала атаки. К цели вышли только 9 торпедоносцев и 3 истребителя, которые были встречены плотным зенитным огнем и несколькими истребителями Р-40. Пилоты сообщили адмиралу Какута, что заметили 2 подводные лодки и 5 эсминцев в бухте Макушин. К 8.30 налет закончился. Были подожжены несколько нефтяных танков, бомбы попали в госпиталь и казармы. В гавани были уничтожены несколько PBY. Зенитным огнем был сбит 1 японский бомбардировщик.

Адмирал Какута немедленно выслал самолеты против 5 эсминцев в бухте Макушин. Эта ударная волна состояла из 14 торпедоносцев, 15 бомбардировщиков, 12 истребителей, к которым добавили 4 корректировщика. Самолеты стартовали в 9.45. Переменчивая алеутская погода помешала налету на бухту Макушин, поэтому самолеты вернулись на авианосцы в 10.50, ничего не заметив. Однако они все-таки натолкнулись на истребители Р-40, и один «Зеро» был сбит. В 12.00 японские авианосцы приняли самолеты и повернул на SW.

После этого Ямамото приказал Какуте обстрелять Адду, подготавливая высадку. Но погода была такой плохой, что Какута предпочел второй раз атаковать Датч-Харбор. (Высадка на Адак была позднее отменена.) Снова он сумел поднять самолеты, несмотря на туман, и не был обнаружен американцами. 5 июня в 16.04 он выслал для атаки 9 торпедоносцев, 11 бомбардировщиков, 11 истребителей. Опять плохая погода помешала атаке Датч-Харбора. Было окончательно уничтожено нефтехранилище, снова разбомблен госпиталь, сидящий на мели «Нортвестерн» получил тяжелые повреждения. При 2 налетах на Датч-Харбор погибли 32 американца. Во время атаки соединение Какуты было обнаружено и подверглось налету В-17 и В-26. Однако они добились лишь нескольких близких разрывов, которые не причинили вреда, но потеряли 2 самолета. Японские самолеты вернулись на авианосцы, потеряв 1 истребитель.

Как только самолеты сели, Какута получил радиограмму от Ямамото, что операция AL «временно отложена». Соединение оставалось в 600 милях на SSW от Киски, пока 24 июня не вернулось в отечественные воды. Атту и Киска были захвачены без противодействия 5 и 7 июня соответственно. Адмиралу Теоболду и Оперативному Соединению 8 так и не посчастливилось обнаружить японцев во время операции AL. Для обеих сторон Алеутская кампания была состязанием в глупости. Она не отвлекала адмирала Нимитца от Мидуэя. Захват Атту и Киски не дал японцам ничего, кроме новых потерь в людях и кораблях.

Дальше