Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 7.

Атака

Гибсон проскользнул над Уошем на высоте 100 футов. В кабине было жарко, и он летел в нижней рубашке, надев поверх нее спасательный жилет. Наконец он не выдержал:

- Эй, Хатч, выключи подогрев.

- Слава Богу, - отозвался радист, поворачивая стекло форточки. Потоки теплого воздуха в фюзеляже «Ланкастера» шли вниз, но, описав круг, поднимались обратно к сиденью радиста. Поэтому ему всегда было жарко, а хвостовой стрелок всегда мерз.

Солнце позади отбрасывало длинные тени на мирные поля с колышущейся пшеницей. Прямо впереди из дымки на горизонте выползала луна, похожая на диковинный глаз. Гибсон управлял самолетом автоматически. Глаза перебегали с горизонта на указатель скорости и репитер компаса. Дымка над Норфолком проплыла в нескольких милях слева. Из носовой кабины Спаффорд сообщил:

- Море.

И через минуту они были над Саутволдом. Под ними промчался галечный пляж, а потом они оказались над морем, плоским и серым в вечернем свете. Берега Англии медленно таяли позади. «G Джордж» снизился до 50 футов, летевшие по сторонам Мартин и Хопгуд сделали то же самое. Они старались как можно дальше оттянуть неприятный момент обнаружения германскими радарами. Однако совершенно избежать его было нельзя. Когда они [114] окажутся в 20 милях от голландского побережья, на экранах радаров замелькают блики, и полетят приказы на зенитные батареи и аэродромы истребителей.

Мартин подлетел поближе. Засверкали огоньки - он что-то передавал лампой Олдиса.

- Что он говорит, Хатч? - спросил Гибсон.

- «Завтра ночью мы намерены надраться до потери сознания». - Хатчисон схватил свой сигнальный фонарь и ответил: - «Вы чертовски правы. Самая большая пьянка всех времен». - Сам Хатчисон не пил.

Тэрум сказал:

- Наша скорость относительно земли ровно 203,5 мили в час. Мы будем над целью точно через 1 час 10 минут и 30 секунд. Мы летим почти точно по курсу, вы отклонились всего на 1 градус.

Это была стандартная шутка. Еще не родился пилот, который мог лететь без отклонения вообще.

В оперативном центре штаба 5-й группы в Грантхэме Кохрейн, расхаживая возле Уоллиса, пытался его успокоить. Уоллис походил на беспокойного отца в роддоме, он суетливо дергался. Кохрейн говорил обо всем, кроме бомб, пытаясь отвлечь Уоллиса. Но Уоллис не мог думать ни о чем другом.

- Вспомните, какую великолепную работу вы проделали, создавая «Веллингтон», - говорил вдохновляюще Кохрейн. - Это великолепная машина. Она останется нашим основным бомбардировщиком еще года три.

- О нет, мой дорогой, - отвечал нервничающий ученый. - Каждый раз, когда я его вижу, я удивляюсь, как мог спроектировать такую ужасную вещь.

Черный «Бентли» влетел на засыпанный гравием двор и затормозил у двери. Часовые взяли на караул, и в комнату вбежал Харрис. Он прошел в оперативный центр.

- Как там, Кокки?

- Пока все нормально, сэр, - сказал Кохрейн. - Не о чем сообщать.

Они начали вышагивать взад-вперед по длинной комнате, где на специальном планшете показывалось положение самолетов. Возле другой стены располагались операторы. [115] Там сидели Саттерли, «Гремлин», начальник разведки, и Данн, начальник связи. Они находились возле телефонов, связывающих штаб с радиостанцией. Рация ловила морзянку любого самолета. При полетах на малой высоте микрофон не брал такие большие расстояния.

Харрис и Кохрейн спокойно беседовали. Уоллис немного походил вместе с ними, но не говорил. Он то и дело смотрел на оперативные карты на стене. Линии курсов были нанесены карандашом, и он высчитывал, сколько миль еще должны пролететь самолеты. В 22.35 Кохрейн посмотрел на часы и сообщил:

- Сейчас они должны подлетать к голландскому берегу.

Солнце скрылось, а луна полностью вышла из тумана, на воде заплясала серебряная дорожка. Вне ее вода была еле различима - черная масса с парой крошечных проблесков.

Тэрум сказал:

- Голландский берег через 5 минут.

Все вздрогнули, так как это были первые слова за последние полчаса.

- Хорошо, - сказал Гибсон.

Мартин и Хопгуд повели свои самолеты вперед, пока не поравнялись с Гибсоном. Они разошлись в стороны, чтобы не быть компактной целью для зениток. Рев их моторов высокой нотой вплетался в гул моторов «G Джорджа». При полете на такой малой высоте, прямо над водой, казалось, что самолеты просто скользят по лунной дорожке навстречу ожидающим их зениткам.

Спаффорд произнес:

- Вижу берег.

Темная смутная масса появилась на воде. Внезапно откуда-то слева в небо поднялась цепочка светящихся шаров.

- Корабль ПВО, - коротко сообщил Мартин.

Снаряды летели мимо, и они просто проигнорировали стрельбу. Лунная дорожка резко оборвалась, они пересекли белую линию прибоя и оказались над вражеской территорией.

- Новый курс 105 по магнитному, - сказал Тэрум. [116]

Три самолета плавно повернули влево и начали свою игру в пятнашки с зенитками.

Северная волна вышла к берегу примерно в это же время. Они заметили Влиланд и повернули на юго-восток, чтобы пролететь над Зейдер Зее. Манро повел их через темный провал. Он был таким узким, что уже через 30 секунд появилась вода, и перед ними были еще 70 миль сравнительно безопасного водного пространства. Но без предупреждения внизу замелькали вспышки и полетели раскаленные белые шары. Манро ощутил толчок, когда они попали в самолет, но вскоре самолеты снова оказались над водой. Манро запросил по интеркому всех членов экипажа, чтобы убедиться: целы ли они? Наушники молчали.

Радист Пиджен тронул его за плечо и закричал прямо в ухо:

- Рация накрылась, интерком тоже. Зенитки разбили их. Но я думаю, что с людьми все в порядке.

Манро пролетел еще несколько миль, пытаясь обмануть сам себя, что все нормально. Но это было, конечно же, не так. Без рации он не мог руководить атакой Зорпе, он не мог даже командовать собственным экипажем при бомбардировке. Выругавшись, он повернул домой.

Воды Зейдера были темными и тихими, предательски обманывая относительно высоты полета. Джефф Райс скользнул немного вниз, до 60 футов, если судить по нижним прожекторам, но они работали неточно и заставили его спуститься еще ниже, прежде чем он начал выравниваться. Казалось, по самолету ударил молот, моторы загремели. Райс оторвал самолет от воды, однако он уже зацепил брюхом за волны и потерял бомбу. В смятый фюзеляж влилась пара тонн воды, она струями брызнула в стороны, а хвостовой стрелок едва не утонул в своей башне. Каким-то чудом он продолжал лететь, хотя сильно отстал. Когда выяснилось, что бомба потеряна, Райс с тяжелым сердцем повернул назад, в Англию.

Оставшаяся пара, Барлоу и Байерс, определились по мысу Ставорен и через 10 минут снова пересекли вражеский берег в Хадервийке. Никто точно не знал, как скоро зенитки сбили их. Но пришло сообщение, что самолет [117] Барлоу падает, бомба оторвалась и упала на землю. Взрыв ее напомнил восход солнца. Примерно в это же время погиб и Байерс со своим экипажем. О них нечего не было известно. Из команды, нацеленной на Зорпе, остался один МакКарти. Он, опоздав еще на земле, летел в 60 милях позади, что, наверное, и спасло его.

Над Голландией Гибсон, Мартин и Хопгуд снизились до 40 футов, играя в смертельную рулетку: врежусь - не врежусь. Бомбардиры истерически вскрикивали, когда впереди возникали деревья и дома. Самолеты перескакивали через них. Они летели быстро, и люди уже начали уставать. Однажды все трое не заметили линии электропередачи, и самолеты снесли провода.

В 4 милях слева они увидели огни аэродрома Гильце-Рьен, где базировались германские ночные истребители. Через несколько миль они прошли вплотную к аэродрому Эйндховена. Теперь можно было ожидать появления истребителей. Мартин и Хопгуд снова сомкнули строй, чтобы оказывать взаимную поддержку. Они смогут заметить приближающийся истребитель, так как он будет выше, а сами они на фоне темной земли будут едва видны. В этом их преимущество. Их слабым местом были зенитки, для которых свои самолеты находились выше. Сразу позади Эйндховена Гибсон плавно повернул на северо-восток, чтобы обойти нашпигованный зенитками Рур.

В нескольких милях позади летели еще двое. Динги Янг определился по каналу Розендаля и повернул, чтобы проскочить между истребительными аэродромами. Но Билл Эстелл не был уверен относительно точки поворота. Он склонился немного дальше к югу, потом повернул назад и пропал, когда мелькнул обрывок огненной трассы. Больше они Эстелла не слышали. Он стал жертвой либо зенитки, либо истребителя.

Теперь их осталось 14.

Головная тройка пересекла границу Германии и нигде не заметила ни света, ни движения. Только темнота, наполненная шумом моторов. Тэрум подумал, что они отклонились к югу от курса. Поэтому они взяли чуть к северу, что было некстати, потому что это был ненужный [118] маневр. Они подходили к Рейну так, чтобы проскочить между зенитными батареями, позиции которых были известны, в районе Хюльса - Рура. Совсем недалеко от реки 12 легких зениток неожиданно открыли огонь. Стрелки бомбардировщиков ответили, но вскоре самолеты выскочили из-под обстрела. Никто серьезных попаданий не получил. Рейн стремительно приближался. С берегов к ним тянулись линии трассеров, но самолеты перескочили реку прежде, чем эти линии нащупали их.

Через 2 минуты открыли огонь новые орудия. На этот раз 3 прожектора поймали самолет Гибсона. Фоксли и Диринг обстреляли их. Один из прожекторов погас, но 2 других держали самолет, и воздух наполнился разноцветными трассами. Вступили в бой хвостовые стрелки. Прожектора перебросились на Мартина, ослепив его. Гибсон даже различил большую букву Р на борту «Ланкастера». Стреляли все бортовые пулеметы, и самолет трясся, как в лихорадке. Потом пилоты дали полный газ.

Впереди и чуть слева ожил еще один прожектор. Он поймал Гибсона. Фоксли стрелял непрерывно длинными очередями. Наконец ему удалось разбить прожектор. Когда они пролетали над ним, то увидели разбегающихся артиллеристов. Тэмми Симпсон обстрелял их и вел огонь, пока позволяла дистанция. Вы не можете взять пленных к себе в самолет.

Они прорвались мимо зениток и снова построились. Хатчисон крикнул, что видит зенитки, и дал их точную позицию. В Англии, в Грантхэме Данн перехватил этот сигнал, и мощная рация штаба группы передала предупреждение всем самолетам.

Гибсон повернул на север вокруг Хамма, чьи грузовые станции были знамениты долгие годы. Тэрум сказал:

- Новый курс, шкипер, 165 по магнитному.

Затем они легли на последний отрезок курса между Зостом и Верлем. Теперь луна стояла достаточно высоко, чтобы осветить землю, и впереди показались темные холмы, окружающие воду. Они перевалили через хребет, который перекрывал горизонт, и нырнули в долину. Прямо перед ними лежала плоская поверхность озера Мён. [119]

Оно очень походило на модель. Та же самая чаша воды, те же самые тусклые поля и поперек горла озера приземистая стена, поднимающаяся из воды. Она была увенчана башнями. В полумраке дамба походила на линкор, но более несокрушимый. Усиленный бетон толщиной сотни футов.

- Боже, - сказал Боб Хэй, - неужели МЫ можем ее пробить?

Внезапно дамба ожила, расцветившись яркими вспышками. Струи злобных красных метеоров брызгали в небо. Они передвигались наугад, пока наводчики обшаривали пространство.

- Достаточно агрессивны, не так ли? - спросил Тревор-Рупер.

Пилоты отвернули самолеты в сторону и начали описывать широкий круг вокруг озера. Они держались вне досягаемости зениток, дожидаясь прибытия остальных самолетов. Как им показалось, дамбу прикрывало около 10 орудий. Часть находилась на земле возле оконечностей дамбы, но большинство - на башнях прямо на самом сооружении.

Гибсон начал вызывать остальные самолеты. Один за другим они откликались, за исключением Эстелла. Он упрямо вызвал Эстелла, но тот был мертв уже больше часа. Наконец Гибсон прекратил это занятие и печально сказал по интеркому:

- Хорошо, мальчики. Я думаю, нам лучше начать катать шары.

Это был конец ожидания и начало боя, когда все остальное забывается. Он включил передатчик и сказал:

- Всем самолетам «Кулер». Я начинаю атаку. Будьте готовы подходить по очереди, когда я вам прикажу. Хэлло, «М Мавэ». Будьте готовы принять командование, если случится что-нибудь.

- О'кей, лидер. Удачи, - голос Хопгуда был монотонным и спокойным.

Гибсон повернул, обогнув холмы на восточном берегу озера. Палфорд дал газ, и моторы взревели. Самолет, содрогаясь, набирал скорость. Его нос описывал круг, пока [120] впереди они не увидели башни и парапет дамбы. Вода была совершенно спокойной. Спаффорд сказал:

- Отличное зрелище. Просто волшебство. Я вижу все.

Они выскочили из-за холмов и полетели над водой. Скорость достигла 240 миль/час. Гибсон отдал последние приказания:

- Следи за высотой, Терри! Контроль скорости, Пал-форд! Стрелки, товсь! Подходим, Спэм!

Тэрум включил нижние прожектора и, лежа в блистере, начал диктовать:

- Ниже... ниже... ниже... немного выше... точно, точно-о...

Два световых пятна слились. «G Джордж» находился на высоте ровно 60 футов, и зенитчики видели прожектора. Струи светящихся снарядов вились вокруг. Очереди приближались. Сначала они летели вроде бы медленно, как все зенитные снаряды, а потом стремительно бросались прямо в глаза, когда самолет налетал на трассу.

Гибсон твердо держал руль, нацелившись между башнями. Тэрум следил из своего блистера. Палфорд держал сектора газа и следил за указателем скорости. Спаффорд приник к прицелу. Теперь он видел башни до последнего гвоздя. Гибсон крикнул Палфорду:

- Будь готов стащить меня с сиденья, если меня ранят!

Из носовой части долетел резкий треск - Диринг открыл огонь, поливая башни свинцом.

Дамба стремительно приближалась. Темноту раскололи цветные вспышки, в кабине завоняло кордитом. И кто-то холодно заметил:

- Еще минута, и мы все погибнем.

После этого Спаффорд громко отрывисто крикнул:

- Бомба сброшена!

Самолет кометой пролетел между башнями на гребне дамбы. Взлетела красная сигнальная ракета, которую выпустил Хатчисон, чтобы известить остальных. Снова раздался громкий треск - теперь Тревор-Рупер открыл огонь из хвостовой установки по башням.

Все было закончено, и уже никто толком не мог вспомнить, как собственно происходила атака. Мимо мелькали темные склоны долины, на которых НЕ БЫЛО ЗЕНИТОК! [121] Когда они вышли из боя, Гибсон перевалил через холмы, круто повернул и оглянулся. Голос в наушниках произнес:

- Хорошее зрелище, лидер. Отличная работа.

Черная вода между башнями внезапно вздыбилась и развернулась веером. В середине возникла огромная белая струя, которая поднялась в небо. Озеро закипело, когда белая колонна выросла на 1000 футов в высоту. Она стояла в лунном свете, подобно призраку. До самолета долетел тяжелый удар. Они с тревогой оглянулись и увидели потоки воды, перехлестывающие через дамбу. Летчики на мгновение поверили, что она взорвана. Но вода успокоилась, а дамба стояла по-прежнему. Белая колонна медленно опустилась.

Они летали вокруг озера, пока Хатчисон сообщал морзянкой на базу. Через несколько минут Гибсон решил, что озеро достаточно успокоилось и можно сбрасывать следующую бомбу. Он передал по радио:

- Хэлло, «М Мавэ». Вы можете атаковать. Удачи.

- О'кей, лидер. Атакую, - Хопгуд был как всегда лаконичен.

Он пропал в темноте над дальним концом озера, пока остальные ждали. Потом они увидели сверкание нижних прожекторов и 2 желтых пятна, скользящих по воде. Они сблизились и слились в одно. Самолет имел требуемую высоту. Хопгуд лег на боевой курс. Зенитки обнаружили его, и сотни ядовитых пчел устремились к «Ланкастеру». Расстояние быстро сокращалось, и зенитки накрыли цель. Кто-то произнес:

- Черт, он подбит!

Красное свечение расцвело на внутреннем левом крыльевом баке, а затем длиннейшая полоса пламени протянулась за «М Мавэ». Похоже, бомбардир был ранен, так как бомба перелетела парапет и упала на здание силовой подстанции.

Самолет перескочил через дамбу и задрал нос, набирая высоту, чтобы экипаж мог выпрыгнуть с парашютами. Но затем баки взорвались. Колоссальная оранжевая вспышка проглотила самолет, крылья отлетели, и пылающий [122] фюзеляж врезался в землю, разбрасывая горяшие обломки. Бомба взорвалась на земле, как ослепительное маленькое солнце. Все закончилось в несколько секунд.

Кто-то произнес по радио:

- Бедный старый Хоппи.

Гибсон вызвал:

- Хэлло, «Р Попей». Вы готовы?

- О'кей, лидер. Атакую.

- Я пролечу через дамбу и постараюсь отвлечь зенитки, чтобы помочь вам выполнить заход.

- О'кей, лидер. Спасибо.

Мартин вывернул с холмов, а Гибсон полетел поперек озера параллельно дамбе, держась вне досягаемости ее зениток. Когда появились прожектора Мартина и заскользили по воде, Гибсон повернул назад. Диринг и Тревор-Рупер открыли огонь. 6 линий трассеров сошлись на башнях, отвлекая их внимание. Поэтому несколько секунд наводчики не замечали Мартина, несущегося низко над водой. Он выдерживал высоту, а Уиттекер держал скорость. Они летели прямо на центр дамбы между башнями. Наконец зенитчики заметили их и поставили огневую завесу. Она поднималась огненным фонтаном, сквозь который им предстояло пролететь. Мартин прочно удерживал рукоять управления. По нему стреляли 2 орудия. Их снаряды летели над водой. Маленький зоркий Фоксли заметил, откуда они стреляют, и открыл ответный огонь.

Боб Хэй резко крикнул:

- Бомба сброшена!

Как раз в этот момент 2 снаряда врезались в правое крыло, один из них взорвался во внутреннем бензобаке. А через секунду они уже проскочили завесу. Тэмми Симпсон открыл огонь из хвостовой башни. Чемберс выпустил сигнальную ракету, и они помчались вниз по долине. Уиттекер испуганно уставился на дыру в правом крыле, но пламени там не было. Внезапно он понял, почему, и затряс Мартина, крича ему в ухо:

- Слава Богу, проклятый правый бак был пустым!

Мартин передал:

- Бомба сброшена, лидер. [123]

- О'кей, «Р Попей». Как вы там с зенитками? Хэлло, «А Эппл». Вы готовы?

- О'кей, лидер.

- Хорошо, начинайте. Сообщите, когда выйдете на исходную позицию. Я отвлеку зенитки от вас.

Мартин снова передал:

- «Р Попей» вышел из боя, лидер.

- О'кей. Вы повреждены?

- Да-а. Правое крыло, но мы в порядке. Мы можем лететь.

Озеро внезапно снова вскипело возле дамбы и опять выбросило белую колонну высотой 1000 футов. Новый каскад воды перехлестнул через дамбу, но когда пена спала, стало видно, что дамба держится.

Динги Янг вышел в эфир.

- «А Эппл» ложится на боевой курс.

Гибсон снова полетел через озеро, чтобы его стрелки могли поиграть с немцами. Теперь и Мартин сделал то же самое. Когда Янг пошел на дамбу, Гибсон и Мартин пристроились к нему чуть выше, поэтому зенитчики не знали, по кому стрелять. Янг перескочил через дамбу и сообщил, что у него все в порядке. Огромный взрыв в третий раз потряс дамбу, бомба попала исключительно метко. Но дамба стояла! Гибсон дождался, пока сникнет фонтан брызг и вода успокоится.

Он вызвал Малтби и приказал ему выходить в атаку. Когда Малтби лег на боевой курс, Гибсон и Мартин сопровождали его, стреляя из всех пулеметов. Они даже включили навигационные огни, чтобы заставить зенитки стрелять по ложным целям. Красная ракета взвилась из кабины самолета Малтби, сигнализируя, что атака была успешной.

Через несколько секунд над стеной дамбы в небо поднялась целая гора воды. Было непонятно, насколько точно попала бомба. Брызги после взрыва разлетелись по всей долине, и никак не удавалось различить, что произошло с дамбой. Гибсон начал вызывать Шэннона, чтобы приказать атаковать. Однако он не успел сказать ни слова, так как в наушниках раздался истерический крик: [124]

- Дьявол, она взорвалась! С ней кончено! Смотрите, ради Христа!

Двигаясь вдоль склона долины, Мартин увидел, как бетонная поверхность внезапно треснула и распалась под напором воды. Гибсон развернулся посмотреть и вздрогнул. Зазубренная пробоина 100 футов длиной и 100 футов шириной зияла в теле дамбы. Озеро рвалось сквозь нее. 134 миллиона тонн воды низвергались в долину струей длиной 200 футов. Вода пенилась на зазубренных краях пробоины и кипела, падая на землю, туда, где еще недавно стояла силовая подстанция.

Гибсон приказал Шэннону не спешить.

Остальные самолеты кружили в небе, и летчики с испугом смотрели на это. В лунном свете они увидели, как стена воды помчалась по долине. Она имела высоту 25 футов и неслась со скоростью 200 фут/сек. Один из стрелков по инерции дал очередь по башне, но тут же прекратил огонь. Испуганную тишину нарушало только бормотание интеркома. Все пришли в необычайное возбуждение. Единственным человеком, который всего этого не видел, был Хатчисон. Он сидел за ключом и отстукивал: «Ниггер».

Скоро шипящий пар и брызги скрыли долину. Гибсон приказал Мартину и Малтби лететь домой. После этого он приказал Янгу, Шэннону, Модсли и Найту лететь следом за ним на восток к дамбе Эдер. Янг должен был руководить налетом, если Гибсона собьют. [125]

Дальше