Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава XVII.

Итоги тридцати девяти месяцев войны

Закончив читать этот обзор войны с союзниками, читатель может сделать свои собственные выводы из представленных фактов. Однако автор хочет отдельно подчеркнуть некоторые особо важные аспекты этой долгой борьбы.

Итальянский флот никогда не предполагал, что в одиночку будет сражаться с самым мощным флотом мира. Легко было предсказать, что он будет разбит в первом же бою, а в ходе долгой войны уничтожен. Поэтому никто, находясь в здравом уме, не скажет, что итальянский флот рвался в бой. В лучшем случае он мог упорно отбиваться и постараться связать врагу руки на некоторое время. Именно такая стратегия была избрана, и ход военных действий показал, что она была реализована умно, предусмотрительно и отважно. После 15 месяцев войны на Средиземном море появились американские флот и авиация. Их мощь стремительно росла, и баланс сил нарушался все больше. С другой стороны, нельзя полностью игнорировать появившиеся на Средиземноморье германские подводные лодки и торпедные катера. Однако помощь германского флота носила скромный характер и не могла повлиять на общий ход Средиземноморской войны.

В этой войне воздушная мощь впервые оказалась не просто очень важным, а совершенно необходимым фактором всех операций на суше и на море. Когда воздушная мощь была недостаточной или полностью отсутствовала, морские и сухопутные силы оказывались в тяжелом положении. Отсутствие воздушной поддержки могло полностью парализовать их действия. Необходимо было создать специальную морскую авиацию, однако с этим требованием флота остальные виды вооруженных сил согласились слишком поздно. К этому времени результаты ее отсутствия стали непоправимыми. Со своей стороны, флот противника хорошо знал, как использовать эти факторы самым выгодным для себя образом. Его воздушная мощь росла, тогда как итальянский флот продолжал испытывать серьезнейшие трудности в создании своей авиации. Поэтому во многих случаях наступательные и оборонительные возможности итальянского флота были серьезно ограничены недостаточным взаимодействием с авиацией.

Генеральные штабы итальянских и германских ВВС, когда они с опозданием поняли требования реальности, предприняли серьезные усилия, чтобы выправить положение. Они сделали все возможное в рамках существующих структур, а их пилоты часто жертвовали жизнью. Однако неадекватность воздушной поддержки сохранилась, и это нельзя забывать, анализируя условия, в которых пришлось сражаться итальянскому флоту.

В результате анализа можно сказать, ничуть не преувеличивая, что решающей битвой Средиземноморской войны стала битва между итальянским флотом и англо-американской авиацией. Не важно, сколь ожесточенной была сама морская война, итальянский флот мог продолжать сражаться еще достаточно долго, если бы он не был прямо и косвенно раздавлен колоссальными воздушными силами противника.

Мы также видели, как серьезно ограничивала стратегические возможности итальянского флота острая нехватка топлива. 3 фактора обусловили его слабость - плохое взаимодействие с авиацией, нехватка топлива и отсутствие радара - и увеличили дисбаланс сил противников. Не следует также забывать, что равенство сил в какой-то определенный момент решительно ничего не значило. Противник всегда мог перебросить корабли на Средиземное море с других театров и добиться решительного превосходства.

Несмотря на все эти ограничения и неблагоприятные обстоятельства, итальянский флот не был уничтожен ни первыми ударами противника, ни в ходе последующих боев. В течение 39 месяцев он отражал все атаки. Более того, он нанес противнику очень тяжелые потери. Даже когда закончилась война, итальянский флот, сильно потрепанный, все же обладал значительным военным потенциалом. Это сразу дало свои результаты, когда он начал сражаться на стороне союзников.

В заключение попытаемся оценить ситуацию, используя спортивные термины. Итальянский флот можно было сравнить с боксером-средневесом, который на ринге неожиданно встретил чемпиона мира в тяжелом весе. Разницу в весе еще больше усугубило то, что средневес плохо видел, а временами сражался просто вслепую (воздушная разведка и радар). Одна рука у него отсохла (воздушная поддержка), а ноги были приклеены к полу (нехватка топлива). Тем не менее, тяжеловес не смог нокаутировать своего противника и даже пропустил несколько сильных ударов. После множества раундов судьи остановили схватку, а средневес все еще стоял на ногах, окровавленный, но не сломленный. Чемпион выиграл бой по очкам, но такой исход был достижением для средневеса, а не для чемпиона.

Официальные итальянские и британские источники говорят, что итальянский флот потерял в ходе боев на Средиземном море к 8 сентября 1943 года корабли общим водоизмещением 269000 тонн, а британский - 412000 тонн.

Борьба, которую вела Италия в ходе Второй Мировой войны, проходила в основном на море. Чтобы вступить в бой, армия должна была пройти через палубы кораблей. Морская мощь во многом определяла ход борьбы на сухопутном фронте. Вспомним, что дела в Африке пошли хорошо, как только весной 1942 года итальянский флот добился господства на море. Когда же осенью это господство перешло в руки врага, удача отвернулась от итальянцев и на суше. Вся военная история доказывает, что МОРЕ ДОМИНИРУЕТ НАД СУШЕЙ. Последняя война лишь подтвердила этот вердикт. Решительные победы союзников и их окончательный триумф были результатом морского мышления Черчилля и Рузвельта, которым противостояли сухопутно мыслящие Гитлер и Муссолини.

Что касается общей стратегии Средиземноморской войны, итальянский флот всегда имел четкие цели, базирующиеся на точном расчете. В некоторые критические моменты борьбы они могли принести решающий эффект, если бы их понимали другие. К несчастью, те, кто отвечал за общее ведение войны, не приняли взгляды флота. Если же это происходило, то «слишком мало и слишком поздно». Особенно этим отличалось германское Верховное Командование.

Супермарина, конечно, совершила ряд стратегических ошибок в планировании операций. Ошибались и адмиралы в море в тактической фазе боев. Однако все эти ошибки не имели столь тяжелых последствий, как ошибки Верховного Командования. С другой стороны следует отметить, что оперативное планирование Супермарины было хорошо продуманным, а временами просто блестящим. Более того, многие ошибки Супермарины, как вскрывается сейчас, были результатом директив сверху, которые она должна была выполнять. Решения адмиралов в море следует оценивать, учитывая нехватку воздушной поддержки, отсутствие радара и прочие факторы, действовавшие против них.

Следует отметить, что легкие силы итальянского флота часто шли на немыслимый риск, и многие сражались до самого конца. С одной стороны, такое чувство долга и высокий боевой дух толкали их на форменное самоубийство. С другой стороны, с точки зрения военной экономики, во многих случаях можно было избежать потерь, проявив немного осторожности. Сами англичане, по крайней мере на Средиземном море, строго выполняли приказ не вступать в бой с превосходящими силами противника и часто применяли тактику «бей - беги».

Итальянские моряки постоянно демонстрировали свои высокие боевые качества на любом уровне - от адмирала до последнего юнги. Эти качества были выражением не слепого повиновения, а демонстрацией разумной инициативы. Был ли это адмирал, командующий флотом или нестроевой офицер - командир крошечного вспомогательного суденышка, все они демонстрировали готовность пойти на риск и пожертвовать собой. Статистика ясно это подтверждает. Среди экипажей итальянских кораблей, потопленных в годы войны, потери составили: 30% среди матросов, 50% среди офицеров, 75% командиров кораблей, 100% адмиралов.

Иностранцы привыкли считать итальянцев нестойкими людьми. Эта война доказала противоположное. По крайней мере, флот продемонстрировал непоколебимую стойкость. Никакие трагедии, потери, поражения или невыносимое положение не обескуражили флот и не заставили его ослабить свои усилия. Достаточно вспомнить события во время кризиса в конце 1941 года и положение на тунисских маршрутах весной 1943 года. В обоих случаях флот показал не только полное самоотречение, презрение к опасности, но и непоколебимое стремление добиться цели. Поэтому, как только погибал крупный конвой, немедленно снаряжался новый. Когда горнило Сицилийского пролива глотало один корабль за другим, экипажи кораблей, назначенных на смену погибшим, спокойно поднимали якорь, чтобы выйти в море. Нашего боксера-средневеса можно упрекать за слабые удары по противнику, но никто не сможет отрицать его несгибаемого духа, с которым он сражался, несмотря на любые обстоятельства.

Было бы глупо утверждать, что итальянский флот совершенно безгрешен и безошибочен. Никто не может в течение 39 месяцев ожесточенных боев избежать промахов. Победители тоже совершили немало ошибок, некоторые из которых были столь серьезными, что сказались не только на союзниках. Однако история навсегда запечатлела свидетельства той значительной роли, которую сыграл Итальянский Флот во Второй Мировой войне.

Дальше