Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава XV.

Флот в океане и на Русском фронте

Подводные лодки в океане

Прежде чем перейти к описанию финальных событий войны, следует рассмотреть действия итальянского флота па океанских просторах и на русском фронте. Рамки этой книги, однако, позволяют дать лишь их краткий обзор.

В начале войны итальянский флот имел около 30 подводных лодок, способных действовать в океане. 11 июня 1940 года подводная лодка «Финци» покинула Специю, успешно миновала британский патруль в Гибралтарском проливе и вышла в Атлантику. Она прошла пролив в надводном положении, но следующей лодке, «Вениеро», пришлось делать это в подводном положении. Это особенно примечательно потому, что раньше ни одна лодка не решалась на такой переход из-за сильных неизученных течений на различных глубинах. Например, немцы считали это «невозможным». Тем не менее, «Вениеро» проскочила в Атлантику, и большинство лодок и дальше проходили Гибралтарский пролив под водой.

Со средним интервалом в 2 дня еще 26 лодок присоединились к «Финци» на океанских просторах. Еще одна лодка нового типа «Каньи» пришла туда в 1943 году. Завершив патрулирование, лодкам приходилось возвращаться в Италию, опять проходя Гибралтарский пролив. Когда капитулировала Франция, флот менее чем за 2 месяца создал и полностью оборудовал большую базу подводных лодок в Бордо. Она имела свои мастерские, склады, службы, оборонительные сооружения и даже свой гарнизон морских пехотинцев. Поэтому с начала сентября 1940 года океанские подводные лодки, завершив патрулирование, возвращались в Бордо. Считая двойной проход Гибралтарского пролива и возвращение 10 лодок на Средиземное море в конце 1941 года, всего было совершено 48 прорывов через пролив. Трудности постоянно росли, так как англичане постоянно усиливали оборонительный заслон, но потерь не было. Зато немцы, отправив осенью 1941 года свои субмарины на Средиземное море, потеряли здесь 5 лодок.

Естественно, не все прорывы проходили гладко. «Каппеллини» нарвалась на британские патрульные суда и в последовавшем бою получила такие повреждения, что была вынуждена искать убежища в Сеуте. Британские корабли крейсировали перед этим маленьким нейтральным портом, ожидая выхода лодки. «Каппеллини» ночью, совершив блестящий маневр, сумела на следующий день благополучно вырваться и вернулась в свой порт.

Аналогичные приключения выпали на долю «Бьянки» и «Брина», которых в тот же период загнали в Танжер. Обе лодки получили значительные повреждения. Британские корабли крейсировали перед входом в порт, их агенты осматривали лодки в доке, твердо намереваясь не позволить им ускользнуть во второй раз. Тем не менее, флот сумел тайно доставить ремонтников и запасные части в Танжер, и сделал это достаточно быстро. Через 3 недели обе лодки были готовы к выходу. Однажды вечером экипажи отправились «в увольнение» на всю ночь, а командиры двинулись в хорошо известный ночной клуб. Поэтому британские наблюдатели позволили себе немного расслабиться. Затем, в назначенное время, итальянские моряки быстро вернулись на свои лодки. Оба корабля благополучно вырвались из Танжера и успешно вышли в Атлантику.

Все итальянские океанские подводные лодки были устаревших типов, поэтому, встретив охрану конвоев, оснащенную самой современной техникой, они показали свое несоответствие задачам океанской войны. Например, они были слишком велики, их плохая маневренность снижала эффективность действий. Немецкий флот начал войну, имея примерно 30 субмарин. Практически все его лодки были построены во время войны с учетом свежего боевого опыта. В течение всей войны немцы продолжали создавать новые типы лодок. Это доказывает, что итальянские лодки подвергались куда более серьезному риску.

Их зоной действий обычно была южная часть Северной Атлантики. Однако некоторое время после вступления в войну США и Бразилии они действовали у американского побережья и в Карибском море. Это был единственный период, когда итальянские подводные лодки попали в многообещающий район, отвечавший их характеристикам. Они полностью использовали предоставленные преимущества, но судоходство в этих местах быстро сократилось настолько, что больше не было смысла держать там лодки.

Оценивая действия этих подводных лодок в Атлантике, следует учитывать долгий путь к зоне патрулирования и то, что нормальный срок пребывания на позиции составлял около 40 дней. К концу 1941 года количество итальянских подводных лодок, действующих в Атлантике, сократилось до 11. К 27 лодкам добавились 2, пришедшие из Красного моря, но 8 лодок были отозваны в Италию. 10 подводных лодок были потоплены. Позднее в Бордо была прислана «Каньи», но еще 6 лодок были потоплены, а 3 -- отправлены в японские воды. К моменту перемирия «Каньи» действовала в Индийском океане, поэтому в Бордо оставались только 2 лодки, проходившие модернизацию. Следует сказать, что в среднем только 3 или 4 итальянские подводные лодки одновременно находились в море.

Из официального списка потерь, опубликованного британским Адмиралтейством, можно видеть, что подводные лодки Оси потопили 2775 торговых судов союзников, общим водоизмещением 14573000 тонн. Около 14000000 тонн приходится на долю океанских подводных лодок, остальное падает на Средиземное море и японские воды. После тщательного анализа Исторический Отдел итальянского флота определил, что итальянские лодки потопили 135 судов общим водоизмещением 842000 тонн. Это относительно высокая цифра, и стоит привести некоторые сравнения.

Если итальянцы имели в Атлантике только 30 устаревших подводных лодок, многие из которых совершили всего по 1 выходу, то немцы использовали более 800 современных субмарин. Всего же в составе германского флота за годы войны имелось 1175 подводных лодок. В результате средний потопленный тоннаж, приходящийся на каждую из 30 итальянских лодок, составляет 28000 тонн, тогда как на каждую из 800 немецких приходится только по 16400 тонн.

Эти цифры указывают на более высокие достижения итальянских океанских лодок по сравнению с немецкими. Их значение еще более возрастает, если вспомнить про техническую отсталость итальянцев и трудности, испытанные ими. В общем, эти цифры хорошо демонстрируют упорство, умение и энергию итальянских моряков.

Малая перспективность районов, выделенных немцами для действий итальянских подводных лодок, заставила итальянское командование искать другие районы охоты, не находящиеся под германским контролем. Было решено попытать счастья в более удаленных районах. Поэтому в конце 1942 года 5 подводных лодок прошли модернизацию, увеличившую их автономность. Их отправили действовать в Индийском океане, маршрут шел вокруг мыса Доброй Надежды. 3 лодки после этой модернизации могли перевозить по 150 тонн грузов, и было решено наладить торговлю с Японией, которая располагала сырьем, нужным итальянской промышленности. Весной 1943 года «Каппеллини», «Джилиани» и «Торелли» после безостановочного трехмесячного перехода через Атлантический и Индийский океаны, через море Сунда и Китайское море прибыли со своим грузом в Японию. Но там все они были застигнуты перемирием.

«Да Винчи» совершила 120-дневный поход в Индийский океан и потопила 6 судов водоизмещением 59831 тонна. К несчастью, на обратном пути возле Азорских островов она была потоплена. Первый поход «Каньи» в Индийский океан побил все рекорды - 137 дней плавания. Перемирие нашло «Каньи» в Индийском океане во втором походе. 21 сентября 1943 года она пришла в Дурбан, заставив южноафриканцев буквально раскрыть рты от удивления. Они разрешили подводной лодке продолжать плавание, и «Каньи» вернулась в Италию, чтобы присоединиться к флоту союзников.

Здесь невозможно описать бесчисленные приключения всех океанских лодок итальянского флота в течение трех лет войны. 16 из них были потоплены, многие со всем экипажем. 5 лодок пропали без вести, об их судьбе просто ничего не известно.

Но следует упомянуть о слухах, связанных с действиями подводной лодки «Барбариго», которой приписывали торпедирование 2 американских линкоров. Когда пришла радиограмма о первом успехе, Супермарина потребовала более детальное описание потопления линкора, так как сообщенных сведений было недостаточно для подтверждения столь важного успеха. Супермарина хотела дождаться возвращения «Барбариго» в базу, чтобы получить детальные рапорты и собрать все возможные доказательства. Однако нетерпение Муссолини взяло верх, и через несколько дней появилось немного преждевременное коммюнике. Через 5 месяцев в Рим пришла радиограмма, где «Барбариго» сообщала о потоплении второго линкора. На сей раз у Супермарины было еще больше оснований дожидаться возвращения лодки для прояснения деталей. Но страна находилась в глубоком шоке после поражения у Эль Аламейна, и Муссолини настоял на том, чтобы снова немедленно объявить об успехе. В конце концов Супермарина пришла к заключению, что, хотя экипаж «Барбариго» твердо верил в свои донесения, на самом деле были торпедированы гораздо менее важные корабли. Сегодня, после долгого и тщательного анализа документов, можно сказать, что первую атаку «Барбариго» совершила, ВОЗМОЖНО, против торгового судна. Но определенно это утверждать нельзя. Вторая атака совершенно точно была выполнена против британского корвета «Петуния», который успешно уклонился от торпед.

Война с Россией

Советский Черноморский флот был не слишком эффективным. Его крупные корабли ни разу не участвовали в каких-либо операциях, хотя легкие силы оказывали постоянное давление на прибрежный фланг армий Оси. Советские подводные лодки, как уже упоминалось, принесли совсем немного хлопот итальянским танкерам, перевозившим румынскую нефть. Так как Италия вступила в войну с Советским Союзом и послала войска на русский фронт, то и итальянскому флоту пришлось вступить в бой. Такая возможность представилась в первые месяцы 1942 года, когда южный фланг германских армий вошел в Крым. По условиям конвенции Монтрё военные корабли воюющих держав не могли проходить через Дарданеллы, однако это не остановило итальянский флот, который решил перебросить свои малые корабли через Балканы. Это произошло в апреле 1942 года и было выполнено с потрясающим мастерством.

Для действий на Черном море были выделены 6 малых торпедных катеров типа Mas, 6 карликовых подводных лодок и 10 взрывающихся катеров 10-й флотилии Mas. Торпедные катера были перевезены по шоссе в Вену на специальных трейлерах. Из Вены они пошли своим ходом по Дунаю и наконец вышли в море. Подводные лодки и взрывающиеся катера доставили на их базы в Констанце и Фаосе соответственно, первые - по железной дороге, вторые - специальными автоприцепами. Базы были оснащены всем необходимым оборудованием, доставленным из Италии. С продвижением фронта перемещалась и база торпедных катеров - Евпатория, Ялта, Феодосия и Анапа. Командовал подразделением и осуществлял оперативное руководство на Черном море капитан 1 ранга Мимбелли. Он проделал выдающуюся работу. На Черном море и позднее на Сицилии Мимбелли руководил операциями не с берега, напротив, он принимал участие в большинстве выходов.

Черноморская флотилия активно действовала с апреля 1942 года по май 1943 года, совершив около 200 выходов на задание. Особенно интенсивными эти операции были весной и летом 1942 года. Флотилия участвовала в захвате Крыма, прорыве на Керченский полуостров, осаде и захвате Севастополя. Торпедные катера не ограничивали свои задачи атаками вражеских судов, они широко сотрудничали с приморским флангом германской армии. Эти корабли обстреливали из пулеметов советские войска и их укрепления на побережье, высаживали подрывные команды и множество раз дрались с советскими катерами. Их действия получили самую высокую оценку немцев.

С наступлением печально известной зимы 1942 - 43 годов активность флотилии вынужденно ослабла. Однако катера все равно совершили множество выходов, в основном прикрывая прибрежный фланг во время отступления немцев с Кавказа, а потом из Крыма. Когда сухопутные войска окончательно откатились назад, торпедные катера и карликовые подводные лодки были переданы румынскому флоту, так как возвращать их в Италию было слишком трудно и опасно.

Кроме содействия сухопутному фронту, итальянская Черноморская флотилия может занести в свой актив потопление 2 советских эсминцев, 2 подводных лодок и 3 грузовых судов, множество советских кораблей были повреждены (Насчет эсминцев вопрос, конечно, интересный. Но подводные лодки ? Щ-214 и С-32 действительно были потоплены итальянцами. А.Б.). Флотилия потеряла 2 торпедных катера и 1 лодку при налетах бомбардировщиков на порты базирования.

В это же самое время итальянский флот сражался и в финских водах, точнее - на Ладожском озере. Туда были отправлены 4 торпедных катера типа Mas. Это путешествие длиной 3000 километров через всю Европу - само по себе целая эпопея. Катера были перевезены из Специи в Штеттин на специальных трейлерах в сопровождении автоколонны со всем необходимым для организации базы на озере. Для перехода через Альпы пришлось местами переделать дорожные повороты, в некоторых тоннелях катера приходилось снимать с трейлеров и толкать на катках. При проезде по узким улочкам некоторых маленьких городков часто приходилось ломать угол дома. Из Штеттина катера часть пути проделали на торговом судне, а потом двинулись своим ходом по системе каналов. Последний отрезок пути они проделали по железной дороге и опять самостоятельно по финским каналам. Наконец, когда добрались до намеченного места на Ладожском озере, там оказался густой лес, и базу пришлось создавать с нуля. Весь путь был проделан так быстро, что торпедные катера были готовы к бою через 20 дней после того, как они покинули Специю.

Основной задачей эскадры была блокада Ленинграда. Город был осажден с суши и часть снабжения получал через Ладожское озеро. Торпедным катерам пришлось действовать в очень неблагоприятных условиях и в незнакомой обстановке. Наступившая суровая зима сократила период их действий до 2 месяцев. Однако эскадра серьезно затруднила Советам судоходство и потопила канонерку и транспорт. Когда озеро замерзло, катера были перевезены в Таллин, все оборудование было складировано там же. После выполнения задачи экипажи вернулись в Италию. На следующий год торпедные катера были переданы Финляндии.

Блокадопрорыватели

Ранее уже упоминалось, что начало войны застигло часть итальянских торговых судов за пределами Средиземного моря. Они имели общее водоизмещение 1215000 тони, что составляло более трети общего торгового тоннажа Италии - 3396000 тонн. Штаб ВМФ заблаговременно принял меры для их возвращения в Италию, но не смог реализовать свои планы, так как судоходством руководило другое министерство. Большинство судов сумело укрыться в нейтральных портах Северной и Южной Америки. Однако США, задолго до своего вступления в войну, захватили те итальянские суда в своих портах, экипажи которых не успели при угрозе затопить их. Аналогичная судьба ждала и суда в большинстве портов Южной Америки

Как уже описывалось, к моменту падения Итальянской Восточной Африки Супермарина приказала всем судам покинуть порты Эритреи и Сомали, если они имеют хоть малейшую надежду достичь «дружественного» нейтрального порта. Чтобы выполнить это, им, разумеется, пришлось бы прорваться через британские патрули в проливе Перим. Колониальный шлюп «Эритрея» и вооруженные пароходы «Рамб I» и «Рамб II» вышли из Массавы в Японию. Используя базы этой страны, они должны были действовать в качестве рейдеров в Индийском океане. К несчастью, «Рамб I» был вскоре замечен британским крейсером «Линдер» и потоплен. Остальные 2 корабля после месячного плавания достигли Кобе, но так и не смогли начать карьеру рейдеров. Японцам не нравилась идея действий итальянских кораблей в их водах, и они создавали своим союзникам все мыслимые и немыслимые препятствия.

Грузовые суда «Индия», «Пьяве» и «Гималайя» должны были совершить длинное путешествие в Рио де Жанейро. Первые 2 судна были застигнуты англичанами в бухте Ассаб и затоплены своими экипажами. «Гималайя», успешно проскочив Красное море и Перим, пересек Индийский океан, прошел к югу от Австралии, пересек Тихий океан, прошел мыс Горн, южную Атлантику и достиг Рио де Жанейро. Из кораблей, стоявших в Чисимайо, 7 получили приказ двигаться на Мадагаскар в Диего-Суарес, принадлежавший Виши, но только 2 сумели добраться до цели. Остальные были обнаружены и захвачены.

Учитывая развитие политической ситуации, стало ясно, что возникает опасность захвата итальянских судов, нашедших укрытие в нейтральных портах. Поэтому Супермарина приняла программу перевода их в другие нейтральные порты, казавшиеся более безопасными. Этой программой также предусматривалась организация судоходства между итальянской базой в Бордо и портами Японии, которая имела сырье, остро необходимое итальянской военной промышленности. Такие переходы должны были совершаться в строжайшем секрете, чтобы суда не были обнаружены союзниками, имевшими полное господство на море. Возникало множество проблем военного, политического, снабженческого характера, которые приходилось решать отдельно для каждого отправляемого судна. Эту работу следовало выполнять всеми возможными средствами, привлекая на помощь секретную агентурную сеть флота.

Первыми должны были выйти корабли из портов США. Однако в начале 1941 года, когда шли подготовительные работы, они были захвачены американским правительством. О последствиях такого шага мы уже говорили. С марта по июль 1941 года 21 судно - 8 с Канарских островов (5 из них с Тенерифе), 8 - из Бразилии и 5 - из атлантических портов Испании двинулись в Бордо. 15 из них достигли цели; 3 были затоплены в море своими экипажами после обнаружения кораблями союзников; 2 все-таки были захвачены и 1 потоплено по ошибке германской субмариной. Они привезли остро требовавшееся сырье - кварц и бериллий.

Так завершилась первая часть программы. 15 ноября 1941 года началось выполнение второй части, когда теплоход «Кортелаццо» вышел из Дайрена (Манчжурия), имея на борту 5200 тонн ценных грузов. На Рождество теплоход «Орсеоло» вышел с аналогичным грузом из Кобе. Оба судна пересекли по диагонали Тихий океан, обогнули мыс Горн, прошли Атлантику и прибыли в Бордо после двухмесячного путешествия. 7 февраля 1942 года теплоход «Фусидзама» вышел из Кобе с 6000 тонн груза. Через 80 дней он прибыл в Бордо.

1 октября «Орсеоло» открыл серию обратных переходов. Он вышел из Бордо с грузом станков и техники, которые были нужны японцам и которые затребовало японское правительство. 11 ноября настал черед «Кортелаццо». Если «Орсеоло» сумел благополучно добраться до Кобе, то «Кортелаццо» был потоплен. 25 января 1943 года «Орсеоло» снова вышел из Кобе и через 66 дней прибыл в Бордо. Однако его опыт показал, что трудности прорыва вражеской блокады торговыми судами резко увеличились. Поэтому было принято решение переоборудовать часть подводных лодок для перевозки грузов. Последнюю попытку предпринял «Гималайя», который вышел из Бордо 8 апреля 1943 года. На следующий день он был замечен и атакован вражескими самолетами и получил приказ вернуться в порт. После этой неудачной попытки торговые суда более не использовались, решение задачи возложили исключительно на подводные лодки.

Так как организация таких переходов была крайне сложной, а зачастую «таинственной» процедурой, то все заслуги следует приписать экипажам, совершавшим столь долгие и рискованные вояжи. Следует помнить, что это были обычные торговые суда, часто находившиеся в скверном состоянии после нескольких месяцев стоянки в чужом порту. Их экипажи были совершенно не готовы к плаваниям в условиях военного времени. Тем не менее, эти суда отлично исполняли приказы Супермарины. Их капитаны, офицеры и матросы вписали блестящую главу в историю войны.

Дальше