Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава Х.

Август 1942 года

Линкоры не смогут участвовать

Хотя воздушная мощь Мальты и возросла, она продолжала находиться в осаде, так как сохранилась морская блокада. Общая ситуация тоже оставалась серьезной. С марта по август только 2 тяжело поврежденных судна снабжения прорвались на остров после июньских боев. Особенно остро требовались мука и боеприпасы. Было ясно, что если в самом ближайшем времени не прибудут значительные объемы этих грузов, англичанам будет крайне трудно «удержаться на скале».

15 июля, после того как вражеские бомбардировки вынудили 7-ю дивизию крейсеров покинуть Кальяри, «Уэлшмен» сумел еще раз прорваться на Мальту. Пока Гибралтарское соединение в очередной раз перебрасывало на Мальту самолеты с авианосцев, выйдя в район южнее Балеарских островов, «Уэлшмен» двигался вдоль алжирского побережья. Он был замечен самолетом-разведчиком лишь после прохода мыса Бон. Из Кальяри и Палермо были высланы 3 эсминца. Однако они могли надеяться перехватить заградитель, только если его скорость Судет снижена в результате атак с воздуха. По этой причине для атаки «Уэлшмена» были высланы 28 итальянских самолетов и 16 немецких пикировщиков Ju-87. К Бизерте была отправлена подводная лодка «Аксум». Но в который раз «Уэлшмен» проскочил благополучно. В результате эсминцы не смогли перехватить его, и он прибыл на Мальту следующим утром.

Супермарина решила, что «Уэлшмен» выйдет с Мальты в обратный рейс вечером 18 июля. Были приняты соответствующие меры. Ночью севернее Туниса были собраны 7 подводных лодок, вдоль побережья мыса Бон патрулировали торпедные катера. 7-я дивизия, спешно отправленная из Неаполя, получила приказ крейсировать к югу от Сардинии, чтобы на следующее утро преградить путь минзагу. Действительно, «Уэлшмен» вышел с Мальты вечером 18 июля, но запланированные итальянцами разведывательные полеты между Мальтой и Тунисом не проводились. Поэтому заградитель подошел к мысу Бон незамеченным. Торпедные катера не дождались его, так как сильное волнение вынудило их вернуться в базы. Ни одна из подводных лодок тоже не заметила «Уэлшмен». Не имея сообщений о британском корабле, 7-я дивизия напрасно крейсировала всю ночь к югу от Сардинии. В 7.00 на следующее утро, решив, что заградитель не вышел с Мальты, крейсера, в соответствии с приказом, вернулись в Кальяри. Поздно утром «Уэлшмен» был случайно замечен разведывательным самолетом, когда он находился возле Бужи. 11 торпедоносцев и 5 пикировщиков были отправлены вдогонку, но попаданий не добились. Не следует отрицать, что «проклятый заградитель» натянул нос противнику, однако надо сказать, что ему исключительно повезло.

Естественно, груз, доставленный «Уэлшменом» - несколько сот тонн, - не мог значительно улучшить положения Мальты. Поэтому, как только силы авиации на острове снова достигли приличного уровня, англичане решили предпринять новую грандиозную попытку доставить снабжение на остров. Они понимали, что конвой, двигающийся с востока, будет блокирован итальянским флотом, даже находящимся на стоянках, и июньский бой может повториться с еще более скверными результатами. Англичане не знали, что этот флот полностью парализован нехваткой топлива. В результате была запланирована колоссальная операция, каких еще не видели на Средиземноморье. Англичане сосредоточили все имеющиеся морские и воздушные силы для проводки конвоя из Великобритании через Гибралтар на Мальту. Кораблям пришлось бы форсировать Сицилийский пролив, который британские моряки теперь называли «самым опасным морским проливом в мире».

В это время англичане в Гибралтаре имели всего несколько кораблей, среди которых не было линкоров. Однако из серии перехваченных британских радиограмм уже 5 августа Супермарина сделала вывод, что противник начинает крупную операцию в западном Средиземноморье. 9 и 10 августа была получена более точная информация об огромном конвое, который несколькими группами прошел через Гибралтарский пролив. На рассвете 11 августа части конвоя собрались вместе южнее Балеарских островов и направились к мысу Бон. Это была настоящая армада, состоявшая из 62 кораблей:

2 линкора - «Нельсон» и «Родней»

4 авианосца - «Игл», «Фьюриес», «Индомитебл», «Викториес»

7 крейсеров - среди них «Нигерия», «Манчестер», «Кения», «Каир»

25 эсминцев

14 торговых судов, среди которых 3 американских, общей грузовместимостью 140000 тонн

2 буксира и 2 танкера со своим собственным эскортом из 4 корветов сопровождали конвой часть пути

Как только прояснились намерения противника, 16 итальянских и 5 немецких подводных лодок были развернуты в западном Средиземноморье. Но впервые с начала войны флот оказался неспособен участвовать в операции значительными силами. Действительно, чтобы эффективно противодействовать англичанам, требовалось вывести в море все 4 имевшихся линкора. Однако выход в море такого флота был абсолютно невозможен. Не говоря уже об обычной проблеме прикрытия с воздуха, просто не было требуемого запаса топлива. Попытка встретить противника 2 линкорами была бы напрасным трудом. Слабые силы могли совершить только демонстративный выход, попусту израсходовав крохотное количество драгоценного топлива, собранное для ливийских конвоев, и подвергая себя ненужному риску.

Поэтому Супермарина отбросила идею посылки главных сил флота. Вместо этого был задействован тщательно разработанный план использования легких сил при поддержке нескольких крейсеров. На пути британского конвоя создавались 5 барьеров:

1. Итальянские и германские подводные лодки, развернутые между Балеарскими островами и Тунисом вдоль предполагаемого маршрута следования конвоя

2. Группа подводных лодок, сосредоточенная к северо-востоку от мыса Бон, чтобы нанести удар совместно с бомбардировщиками

3. Ряд временных минных заграждений, поставленных под самым берегом у мыса Бон в районе, который ранее не минировался, так как здесь проходил один из маршрутов ливийских конвоев

4. 12 торпедных катеров и 5 новых больших катеров, впервые брошенных в бой, были сосредоточены на пути англичан между мысом Бон и Пантеллерией

5. К югу от Пантеллерии 3 тяжелых крейсера 3-й дивизии - «Гориция», «Тресте» и «Больцано» - и 3 легких крейсера 7-й дивизии - «Эугенио», «Аттендоло», «Монтекукколи» - вместе с 11 эсминцами

Предполагалось, что противник, учитывая результаты июньских боев, увеличит силы эскорта, проходящие за мыс Бон. Но Супермарина надеялась, что развернутая эскадра окажется сильнее, чем рассчитывают англичане. Эта предосторожность оказалась правильной, так как противник выделил для сопровождения торговых судов 3 легких крейсера и «Каир».

По плану Супермарины первые 4 барьера должны были рассеять конвой, а затем мощное крейсерское соединение должно было завершить его уничтожение. Учитывая привлекаемые обеими сторонами мощные воздушные силы, начиналась сложная морская операция. Она длилась почти неделю и стала известна как Августовская битва.

Блестящая победа итальянских легких сил

Снова первый удар в битве нанесла подводная лодка. «Уаршиек» в 4.38 11 августа проникла внутрь вражеского строя и выпустила 3 торпеды в авианосец. С подводной лодки видели 2 взрыва, а потом эскортные корабли долго охотились за ней. Днем «Фьюриес» выслал на Мальту 37 «Спитфайров» и повернул назад в Гибралтар. Ночью этот авианосец был атакован подводной лодкой «Дагабур», которая в свою очередь была контратакована эскортом и потоплена со всем экипажем. Как только «Фьюриес» пришел в Гибралтар, он встал в сухой док. Этот факт заставил итальянцев поверить, что «Фьюриес» был поврежден либо «Уаршиеком», либо «Дагабуром», но британские донесения не подтверждают этого. Однако 11 августа в 13.15 немецкая подводная лодка добилась замечательного успеха, потопив авианосец «Игл». На закате итальянские и германские самолеты начали свои удары, совершив массированный налет бомбардировщиков и торпедоносцев, однако результатов не добились.

Ночью 12 августа эсминец «Малочелло», ставя мины возле мыса Бон, имел короткую стычку с противником. Во время постановки «Малочелло» заметил несколько британских кораблей, следующих на запад. Связанный своим заданием, он не смог атаковать их. Поэтому последовал обмен несколькими залпами, не причинивший вреда никому. Воспользовавшись тем, что итальянцы сосредоточили внимание на большом конвое, английские корабли - 2 эсминца и 2 торговых судна - попытались проскользнуть с Мальты в Гибралтар. Не сумев атаковать противника, британские эсминцы упустили хорошую возможность добиться успеха, так как «Малочелло», занятый постановкой мин, в серьезном бою попал бы в сложное положение.

Начиная с 9.30 12 августа, когда британская армада проходила южнее Сардинии, итало-германская авиация совершила серию мощных атак. Около 13.00 грузовое судно «Девкалион» было повреждено и отстало от конвоя, но позднее сумело дать ход. Его сопровождал 1 эсминец. В 18.30 началась самая сильная воздушная атака, в которой участвовало более 100 самолетов Оси. Авианосец «Индомитебл» получил 3 попадания бомбами, на нем начался серьезный пожар. Эсминец «Форсайт» получил попадание торпедой и был немедленно отправлен на буксире назад в Гибралтар. Однако на следующий день его пришлось затопить.

Тем временем британский конвой был замечен одной из подводных лодок, патрулирующих северо-восточнее мыса Бон. В 16.30 «Эмо» и «Кобальте» одновременно атаковали его. Но торпеды первой были замечены, и британские корабли уклонились от них. Вторая же была контратакована эсминцем «Итюриэл», который протаранил и потопил лодку. 40 человек экипажа были спасены англичанами.

В 19.00 основная часть британских кораблей повернула на запад, тогда как сам конвой продолжал следовать к мысу Бон. Он теперь состоял из крейсеров «Нигерия», «Кения», «Манчестер», «Каир», 10 эсминцев, 13 торговых судов. Изрядно отстав, за ними тащился «Девкалион» с 1 эсминцем. Вскоре после этого конвой вошел в район расположения итальянских подводных лодок и понес первый серьезный урон. Английские донесения говорят, что действия подводных лодок «были неожиданными и имели эффект, превзошедший все предположения».

«Дессие» и «Аксум» атаковали практически одновременно в 19.45, каждая выпустила по 4 торпеды. В результат те получили попадания крейсера «Нигерия» и «Каир» и грузовые суда «Огайо» и «Брисбен Стар». Это неожиданное торпедирование сразу 4 кораблей привело конвой в замешательство и имело серьезные последствия. Как писали англичане, конвой на время остался только с половиной эскорта, другая оказывала помощь пострадавшим кораблям. Центры наведения истребителей имелись только на «Нигерии» и «Каире», и в результате оказалось, что выполнять эту важную задачу некому. Вдобавок британский командующий адмирал Барроу был вынужден перенести флаг с «Нигерии» на эсминец «Ашанти». Это тоже имело свои последствия, так как более слабые средства связи не обеспечивали надлежащего управления конвоем. Как пишется в рапорте командира «Кении»: «После этой катастрофы конвой пришел в хаотическое состояние».

«Нигерия», тяжело поврежденный 2 торпедами, немедленно повернул назад в Гибралтар. Крейсер шел на малой скорости в сопровождении 2 эсминцев. «Каир» затонул. «Брисбен Стар» и американский танкер «Огайо» потеряли ход и были брошены эскортом. Позднее команда сумела кое-как отремонтировать второе судно.

В 20.30 растрепанный конвой подвергся комбинированной атаке Ju-87 и торпедоносцев, были повреждены суда «Эмпайр Хоуп» и «Гленорчи». В британских донесениях говорится, что они затонули немедленно, на самом деле они были потоплены позднее корабельными торпедами. Эта и другие ошибки вполне понятны, ведь британский адмирал, писавший свой рапорт через несколько дней после боя, не мог знать о судьбе судов, контакт с которыми был утерян.

В 21.10 подводная лодка «Аладжи» атаковала и выпустила веер из 4 торпед в крейсер и судно снабжения. Британские донесения подтверждают, что в ходе боя был поврежден крейсер «Кения», но смог действовать дальше. Однако следует считать точно установленным, что «Аладжи» потопила «Клан Фергюсон», хотя в рапорте адмирала Барроу говорится, будто это судно было потоплено авиацией на следующий день. Итальянские корабли подобрали 53 человека экипажа «Клан Фергюсон», в том числе капитана А.Р. Коссара, которые подтвердили, что их судно было потоплено торпедами 12 августа в 21.10.

Около 21.30 пара авиаторпед отправила на дно отставший от конвоя «Девкалион». Наконец, в 23.00 подводная лодка «Бронзо» натолкнулась на одинокое судно, имевшее на борту небольшой пожар. По силуэту оно напоминало «Эмпайр Хоуп». В 23.48 торпеды «Бронзо» оторвали судну нос, оно перевернулось и затонуло в море горящего бензина. Это судно перевозило 11000 тонн авиабензина, и его потеря стала серьезным ударом для британской авиации на Мальте.

В английских рапортах говорится, что в этот момент «только 3 или 4 судна находились под присмотром кораблей эскорта». Сильно растянувшийся конвой прошел мимо мыса Бон точно в полночь 12/13 августа. Началась новая, не менее тяжелая для англичан фаза боя.

В 1.08 в районе ниже Рас Мустафы торпедные катера Ms-16 и Ms-22 атаковали с короткой дистанции и добились попаданий в крейсер «Манчестер». Корабль потерял корму и позднее затонул. Начиная с 2.00 и до рассвета, конвой подвергся серии атак, которые вынудили его спасаться бегством. Строй англичан полностью развалился, британский адмирал не знал, где находятся его корабли и что с ними. Итальянцы проводили атаки против отдельных судов, в лучшем случае - маленьких групп, настолько сильно рассеялся конвой. Маленькие Mas-552, -553, -554, -556 и -564, более крупные Ms-26 и -31 вместе с германскими S-30 и -36 совершили 15 отдельных атак и уничтожили, одно за другим, суда «Сайта Элиза», «Альмерия Лайке», «Вайранги» и «Ваймарама». Последнее в 5.08 было буквально поднято в воздух ужасным взрывом, который видел издалека даже британский адмирал. К уничтожению этих 4 судов следует добавить «Гленорчи», если верить британским донесениям. Его потопили Ms-26 и -31, который позднее подобрал 8 человек, в том числе капитана Р.А. Хэни. Все уцелевшие подтвердили, что судно было потоплено корабельными торпедами 13 августа в 2.10 возле Келибии, как раз там и в то время эти 2 торпедных катера совершили свою атаку. Остается добавить, что наутро в районе атаки торпедных катеров была подобрана спасательная шлюпка с судна «Ирокез», которое даже не упоминается в британских рапортах.

На рассвете 13 августа адмирал Барроу собрал остатки своего конвоя. Из 4 крейсеров у него остался 1 - «Кения», и тот был поврежден торпедой. Из 14 торговых судов он увидел только 3. 8 были потоплены, «Огайо» сильно отстал, «Дорсет» отклонился от курса на север, а что случилось с «Брисбен Стар», не знал вообще никто.

Надо заметить, что капитан этого судна действовал очень умно и отважно. Получив торпеду с «Дессие», брошенный кораблями эскорта, он двигался самостоятельно. Судно прошло мыс Бон после того, как закончился ночной бой. Зайдя в Сус, он выгрузил тяжело раненных, а затем двинулся на Мальту совершенно иным курсом, чем конвой. «Брисбен Стар» прибыл на остров через сутки, не замеченный противником и без всяких новых происшествий.

Тем временем к эскадре адмирала Барроу присоединились крейсер «Харибдис» и 2 эсминца. Как только британский командующий в Гибралтаре узнал о вечерней катастрофе, он немедленно выслал на помощь конвою подкрепления. Даже с их прибытием адмирал Барроу располагал крейсерами «Харибдис» и «Кения» (поврежденный) и 11 эсминцами. Остальные корабли возвращались в Гибралтар с экипажами потопленных судов. Как раз в это время в бой должна была вступить итальянская эскадра из 6 крейсеров и 11 эсминцев. Такой бой мог завершиться только полным уничтожением британского соединения. Ночные несчастья превратились бы в настоящую катастрофу. Тем не менее, этот пункт плана операции не был исполнен.

Учитывая увеличившиеся к 15 июня силы авиации на Мальте (на мальтийских аэродромах были замечены 180 готовых к бою самолетов), было совершенно необходимо дать итальянской эскадре воздушное прикрытие. Силы итало-германской истребительной авиации были слишком малы, чтобы одновременно прикрывать и корабли, и бомбардировщики. Поэтому было необходимо решить, чья атака против остатков британского конвоя будет главной. Другими словами, следовало сделать выбор: кто будет завершать операцию - флот или ВВС? Естественно, Супермарина стояла за морскую операцию, утверждая, что только вмешательство крейсеров приведет к решительной победе. С другой стороны, итальянские и германские летчики не потерпели бы превращения своих атак во второстепенные.

Вечером 12 августа Супермарина и адмирал Вейхольд изо всех сил пытались добиться в штабе генерала Кессельринга и у представителей итальянского Верховного Командования заверения, что крейсера получат воздушное прикрытие. Однако, как после войны вспоминал Вейхольд: «Это вызвало горячие споры среди представителей штабов различных видов вооруженных сил. В ходе этих споров все объединились против моряков. У Муссолини по телефону запросили окончательное решение, и он высказался в пользу авиации. В результате уже начавшаяся крейсерская операция была отменена». В итоге у итальянских кораблей отняли возможность одержать блестящую победу, хотя они уже находились в море и направлялись к месту боя.

Пока шли эти споры, 2 дивизии крейсеров соединились в центре Тирренского моря 12 августа в 19.00 и двинулись на юг, чтобы утром встретить врага возле Пантеллерии. Вскоре после этого эскадра была замечена самолетом-разведчиком с Мальты. Он начал следовать за итальянским соединением, и не оставалось никаких сомнений: кроме опасности возможных ночных атак, на следующее утро крейсерам придется отражать массированные налеты мальтийской авиации. Поэтому, когда все попытки добиться прикрытия с воздуха провалились, вполне резонно около полуночи Супермарина приказала крейсерам возвращаться в базы. Однако этот выход в море дорого обошелся итальянцам. Была потеряна блестящая возможность, было израсходовано драгоценное топливо, но мало того...

Утром 13 августа возле Эолийских островов британская подводная лодка выпустила в них торпедный залп. Попадания получили «Больцано» и «Аттендоло». На «Больцано» взрыв не вызвал больших повреждений, хотя возникший сильный пожар угрожал взрывом погребов. Поэтому пришлось их затопить и посадить корабль на мель возле острова Панареа. После месяца упорной работы крейсер был поднят и с большим трудом отбуксирован в Неаполь. «Аттендоло» потерял носовую часть, но, несмотря на тяжелые повреждения, сумел добраться до порта своим ходом.

В то же самое утро авиация Оси начала запланированные атаки конвоя, все еще двигавшегося несколькими мелкими группами. Танкер «Огайо» и судно «Дорсет» получили повреждения и потеряли ход. Последнее получило новые попадания и к вечеру затонуло. Танкер пережил очередную атаку, но был покинут экипажем. Однако он остался на плаву. Вечером экипаж вернулся на судно, и ночью 2 эсминца отбуксировали его на Мальту.

В 14.30, удостоверившись, что больше нет опасности атаки со стороны итальянских кораблей, а конвой надежно прикрыт истребителями с Мальты, силы эскорта передали уцелевшие суда тральщикам из Ла Валетты. Сами же они поспешили в Гибралтар, чтобы не быть наутро перехваченными итальянскими кораблями. Ночью возле мыса Бон эта группа была атакована сначала торпедными катерами, потом подводной лодкой «Гранито» и наконец самолетами. Однако больше попаданий не было. Тем временем, 3 неповрежденных судна вечером 13 августа добрались до Мальты, а на следующее утро прибыли «Огайо» и «Брисбен Стар».

Из всего этого прямо следует, что Августовская битва была великолепной победой итальянских подводных лодок и легких сил. Кроме всего прочего, на этот раз было получено больше конкретных результатов, чем после любого другого боя на Средиземном море за всю войну, как итальянцами, так и англичанами. Итальянские подводные лодки и торпедные катера, хотя их было менее двух десятков, потопили 2 британских крейсера и 7 судов снабжения и буквально наголову разгромили британскую эскадру в ходе девятичасового боя. Подводя итоги, скажем, что итальянские подводные лодки потопили «Каир», «Клан Фергюсон» и «Эмпайр Хоуп» и торпедировали «Нигерию», «Кению», «Огайо» и «Брисбен Стар». Торпедные катера потопили «Манчестер», «Гленорчи», «Сайта Элизу», «Альмериа Лайке», «Вайранги» и «Ваймарама». Авиация потопила «Девкалион» и «Дорсет» и добилась попаданий в «Эмпайр Хоуп», «Гленорчи» и «Огайо». Ранее упоминавшееся Гибралтарское соединение потеряло «Игл» (торпедирован немецкой субмариной) и «Форсайт» (потоплен самолетами). Бомбардировщиками был поврежден «Индомитебл». Итальянцы потеряли подводные лодки «Дагабур» и «Кобальто». Все торпедные катера остались целы. Исключительные результаты, полученные несмотря на отсутствие радара и асдика, которые имел противник, показали доблесть и умение итальянских моряков. Следует отдать должное очень эффективному плану атаки, выработанному Супермариной.

К несчастью, последняя фаза этого плана - атака итальянских крейсеров - не была реализована, хотя ход событий позволял полностью уничтожить конвой и до конца использовать успех, достигнутый легкими силами. После всего, что уже было сказано, дальше анализировать причины такого решения просто излишне. Однако следует упомянуть, что подводные лодки и маленькие торпедные катера раскололи и рассеяли конвой, предоставив его полное уничтожение крупным кораблям. Ранее итальянский флот возлагал эту задачу на авиацию - и всегда напрасно. Также следует сказать, что итало-германская авиация из-за сильного противодействия истребительного сопровождения конвоя на этот раз не сумела добиться ощутимых результатов, хотя в бой были брошены 784 самолета (90 торпедоносцев, 447 бомбардировщиков и 247 истребителей). Эти силы в течение всей битвы действовали с огромной энергией, но...

Тем не менее, эта битва стала крупной неудачей для британского флота. «Стало ясно, что повторить подобную операцию будет совершенно непозволительной роскошью», - писал британский историк. И действительно, до ноября англичане больше не отваживались на подобные мероприятия. Но к этому времени радикально изменилась вся стратегическая ситуация на Средиземном море.

Однако следует помнить, что в первый раз за войну итальянский линейный флот обнаружил, что физически не может участвовать в бою. Последствия этого факта трудно было полностью оценить, настолько они были серьезными. Было получено первое предупреждение, что итальянская звезда начинает закатываться. Августовская битва стала лебединой песней итальянского флота и последней важной победой Оси в Средиземноморской войне.

Дальше