Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава VIII.

Июнь 1942 года

Неудача конвоя из Александрии

К началу июня 1942 года воздушные налеты на Мальту стали совсем слабыми, но морская блокада продолжала держать остров в опасном состоянии. В течение шести месяцев британский флот не мог доставить сколько-нибудь серьезного количества снабжения. Острову угрожал, голод, не хватало оружия, боеприпасов и вообще всего.

Гитлер считал, что на Мальту не следует обращать; внимания, так как она «бесполезна» для англичан, поскольку войска Оси скоро захватят Суэц. Англичане, наоборот, предпринимали сверхчеловеческие усилия, чтобы наладить снабжение острова, даже когда начавшееся 26 мая наступление Роммеля почти достигло долины Нила. Англичане знали, что, потеряв Мальту, они проиграют. войну на Средиземном море. Более того, они уже готовили высадку в Алжире для наступления вдоль побережьям, Северной Африки. В этих планах остров имел важнейшее: стратегическое значение. Поэтому для англичан жизненно важно было сохранить контроль над Мальтой и любой ценой наладить доставку снабжения.

Чтобы выполнить эту задачу, англичане наметили одновременную отправку двух больших, хорошо защищенных конвоев из Гибралтара и Александрии. Если бы итальянский флот разделил свои силы, чтобы сорвать операцию, англичане получили бы превосходство в силах для обоих конвоев, достаточное, чтобы удержать потери в приемлемых пределах. Если итальянцы сосредоточат все силы против одного из конвоев, второй сможет достичь цели более или менее спокойно.

Как только стал ясен стратегический замысел операции противника, Супермарина задействовала два различных оперативных плана, которые оказались полностью успешными. Чтобы преградить путь конвою из Александрии, была выслана сильная эскадра, и англичане отвернули, не приняв боя. Гибралтарский конвой в Сицилийском проливе встретили легкие силы. В районах, где ожидалось продвижение конвоев, были развернуты 20 итальянских подводных лодок - в западном и центральном Средиземноморье, и 10 немецких субмарин - в восточном. Конвой из Александрии также должны были атаковать германские торпедные катера, базирующиеся на Крите. Итальянские торпедные катера патрулировали возле мыса Бон. Итало-германские ВВС должны были действовать до и после морских боев> а также в случае возвращения конвоев в свои базы.

Для выполнения своего плана англичанам пришлось значительно усилить свой флот в Александрии кораблями из состава Восточного флота. Гибралтарская эскадра тоже была усилена 3 крейсерами и множеством легких кораблей из Атлантики. Большое количество подводных лодок было развернуто в Ионическом море и в центральном Средиземноморье. Для участия в операции была задействована вся наличная авиация в Гибралтаре, Египте, Палестине и па Мальте. Впервые в боях приняла участие американская авиация, прибывшая на Средиземное море в конце мая - «Либерейторы» и истребители. Поэтому на просторах Средиземного моря разыгралась грандиозная битва, длившаяся шесть дней. Она состояла из одновременных операций против Гибралтарского и Александрийского конвоев. Для избежания путаницы они будут описаны отдельно.

Восточный конвой вышел из Александрии утром 13 июня 1942 года. Он состоял из 10 больших грузовых судов (включая 1 танкер) и прикрывался соединением из 8 крейсеров и 27 эсминцев. Англичане, не имея линкоров, попытались обмануть итальянцев. Они добавили к эскадре бывший корабль-мишень «Сентюрион». Этот разоруженный старый линкор был прислан в Александрию вокруг мыса Доброй Надежды именно с такой целью. На нем были сооружены из дерева фальшивые башни и надстройки. Хотя этот ложный линкор и был атакован несколькими Ju-87, все усилия англичан не обманули Супермарину, которая по нескольким причинам точно знала, что в Александрии сейчас не может быть линкоров. Более того, эта уловка показала серьезность затруднений английского флота и значение, которое придавалось восточному конвою.

На сей раз конвой был быстро обнаружен итальянскими разведывательными самолетами неподалеку от Александрии. Так как Супермарина приняла описанный выше оперативный план, итальянский флот приготовился перехватить английское соединение. Тем временем начала атаки итало-германская авиация. Одно судно было пущено на дно, второе получило повреждения и ушло в Тобрук.

Во второй половине дня 14 июня итальянская эскадра вышла из Таранто. Одна группа состояла из линкоров «Литторио» и «Витторио Венето» (его повреждения от взрыва торпеды 14 декабря были временно отремонтированы) и 6 эсминцев. Во вторую входили крейсера «Гориция», «Тренто», «Гарибальди», «Аоста» и 4 эсминца. Английские разведывательные самолеты обнаружили итальянцев сразу после выхода из Таранто и после этого следили за ними день и ночь вплоть до самого возвращения в порт.

Тем временем британский конвой, несмотря на воздушные атаки, продолжал движение. Как только было получено сообщение о присутствии итальянского флота, английская сторона начала выказывать нерешительность. Поток радиограмм полился между различными штабами. Английское командование понимало, что если не удастся задержать итальянский флот, операция закончится катастрофой. По этой причине конвой немедленно повернул назад, а в течение ночи на итальянские корабли обрушились яростные атаки торпедоносцев, которые были благополучно отбиты.

На рассвете 15 июня были проведены еще 4 атаки торпедоносцев, пилоты отважно пытались любой ценой задержать итальянцев. В 5.15 крейсер «Тренто» получил попадание торпедой в среднюю часть, потерял ход и запылал. Как только командующий английским конвоем адмирал Вайэн получил эту новость, он решил, что итальянское соединение начнет отход. Поэтому около 6.00 конвой снова повернул к Мальте. Однако адмирал Иакино, оставив на помощь «Тренто» 3 эсминца, продолжал без остановок двигаться навстречу врагу.

В этот момент ВВС союзников предприняли ряд координированных атак торпедоносцев и «Либерейторов» Последние впервые появились на Средиземном море, и их методика высотных бомбардировок не была известна итальянцам. Корабли Иакино были заняты отражением атак торпедоносцев, в результате одна бомба попала в носовую башню «Литторио». Башня выдержала, не получив никаких повреждений, и линкор даже не замедлил ход.

Налеты итало-германской авиации не потревожили всерьез английский конвой. Единственной потерей оказался эсминец «Хэсти», потопленный подводной лодкой. Вдобавок ночью крейсер «Ньюкасл» был поврежден германским торпедным катером с Крита. Сравнительная сила двух эскадр осталась той же, какой была накануне. Однако пилоты союзников сообщили британскому адмиралу, что в ходе последней атаки серьезно повредили «Литторио» и еще несколько итальянских кораблей. Поэтому конвой продолжал двигаться к Мальте в уверенности, что итальянский флот не в состоянии помешать ему.

Естественно, адмирал Вайэн был страшно удивлен) когда его разведывательные самолеты около 10.30 передали, что итальянское соединение все еще угрожающе двигается в его сторону. Поэтому он совершил то, что Эттли в Палате Общин элегантно назвал «маневром уклонения». Пройдя горнило двух боев в заливе Сирт, адмирал Вайэн не был расположен рисковать в третий раз, и все его соединение немедленно легло на обратный курс в Александрию.

Вообще-то итальянский флот мог бы перехватить уходящий конвой только на рассвете 16 июня, возле самых берегов Египта. Тем не менее, адмирал Иакино приказал двигаться на восток, пока не стало ясно, что англичане окончательно решили вернуться назад. 15 июня в 14.00, когда итальянская группа достигла меридиана Аполлонии, Супермарина приказала прекратить преследование, однако эскадра должна была патрулировать у берегов Греции, чтобы помешать англичанам опять повернуть к Мальте. Но адмирал Вайэн продолжал без остановок отходить к Александрии, куда и прибыл после полудня 16 июня.

Тем временем авиация и подводные лодки обоих флотов продолжали свои атаки. «Тренто», стоявший без хода после попадания авиаторпеды, получил попадание еще одной торпедой, на этот раз с подводной лодки. Через несколько минут он затонул, унеся на дно половину экипажа. Самолеты Оси, в свою очередь, потопили эсминцы «Эйрдейл» и «Нестор» и повредили крейсера «Аретуза» и «Бирмингем». Получили попадания и несколько мелких кораблей. В 23.30 15 июня итальянское соединение подверглось особенно яростной атаке торпедоносцев, и «Литторио» получил торпедное попадание в носовую часть. Повреждения оказались малы, и линкор даже не потерял скорости. В это же время германская субмарина потопила британский крейсер «Хермайона».

Таким образом, атаки против Александрийского конвоя завершились полным успехом итальянского флота. Большой британский конвой был вынужден бесславно вернуться в исходный пункт, даже не встретившись с противником. Это решение было принято исключительно под влиянием угрозы, которую представляли итальянские корабли. Припасы, которые с таким нетерпением ожидали на Мальте, так и не преодолели порог центрального Средиземноморья. Гибель «Тренто» и повреждение «Литторио» стали ничтожной платой за такой успех.

Более того, по сравнению с этими потерями, конвой пострадал гораздо сильнее. Англичане потеряли грузовое судно «Бутан», крейсер «Хермайона», эсминцы «Эйрдейл», «Нестор», «Хэсти». Были повреждены крейсера «Ньюкасл», «Бирмингем», «Аретуза», суда снабжения «Сити оф Калькутта» и «Потаро» и несколько мелких кораблей.

Бой у Пантеллерии

Пока описанные выше бои разыгрывались в восточном Средиземноморье, конвой из Великобритании прошел Гибралтарский пролив ночью 12 июня. К нему присоединилась Гибралтарская эскадра, и теперь он состоял из следующих групп:

- конвой: 6 грузовых судов - «Бэрдван», «Чант», «Танимбар», «Труалюс», «Орари», «Кентукки» (американский танкер)

- эскорт: крейсер ПВО «Каир»; эсминцы «Бедуин», «Партридж», «Марн», Матчлесс», «Куявек», «Блэнкни», «Бэдсуорт», «Итюриэл», «Икарус», «Эскапейд»; эскадренные тральщики «Гебе», «Спиди», «Рай», «Хит» и 6 сторожевых катеров

- прикрытие: линкор «Малайя»; авианосцы «Аргус», «Игл»; крейсера «Кения», «Ливерпуль», «Харибдис»; 8 эсминцев

- минный заградитель «Уэлшмен»; он сначала оставался с конвоем, а потом пошел на Мальту самостоятельно

- танкер «Браун Рейнджер» и 2 корвета для заправки мелких кораблей

Вечером 13 июня группа торпедоносцев, базирующихся на Сардинию, вылетела для атаки конвоя, но вернулась, не обнаружив его. В то же время поступило сообщение, что 2 крейсера отделились от конвоя и вышли вперед, как бы намереваясь действовать в качестве авангарда. По этой причине 7-я дивизия крейсеров немедленно вышла из Кальяри, чтобы перехватить эти крейсера севернее Туниса. Когда стало известно, что дичь вернулась в стаю, 7-я дивизия получила приказ идти в Палермо и ожидать дальнейших распоряжений.

Ночью 14 июня итальянские подводные лодки «Уаршиек» и «Гиада» установили контакт с британским соединением. Первая атаковала конвой в 1.58 и наблюдала взрывы 2 торпед. «Гиада», действуя на поверхности, смогла присоединиться к группе кораблей, остановившихся для дозаправки и в 4.50 выпустила торпеды в самый крупный из них - возможно, «Браун Рейнджер» - и тоже видела взрывы 2 торпед. На следующее утро разведывательные самолеты заметили танкер и в течение долгого времени следили за ним. Танкер, очевидно, поврежденный, медленно шел назад в базу в сопровождении 2 корветов. Британские донесения, однако, ничего не говорят об этом бое.

В течение всего дня 14 июня британское соединение к югу от Сардинии подверглось серии атак 50 итальянских торпедоносцев, 61 бомбардировщика и 81 истребителя. В атаках участвовали также 40 германских самолетов. По английским отчетам, успешной была только одна атака торпедоносцев, потопивших грузовое судно «Танимбар» и повредивших крейсер «Ливерпуль». Последний во время буксировки его эсминцем в базу после полудня был атакован 26 бомбардировщиками и 8 торпедоносцами, но новых повреждений не получил. Вечером возле Бизерты главные силы британского соединения, как обычно, повернули назад, а конвой направился к мысу Бон в сопровождении собственного эскорта. «Уэлшмен» пошел вперед на полной скорости.

В 21.30 7-я дивизия вышла из Палермо с приказом перехватить англичан на рассвете южнее Пантеллерии. Их курс был достаточно точно вычислен ранее. Выход 7 дивизии не остался незамеченным противником, который узнал об этом в 23.15. Однако англичане решили, что это соединение намерено атаковать конвой следующим утром в зоне, доступной для атак самолетов с Мальты. В течение ночи 3 эскадры итальянских торпедных катеров должны были патрулировать в районе мыса Бон, но сильное волнение вынудило их вернуться, не дойдя до намеченной зоны патрулирования. Поэтому британское соединение беспрепятственно прошло Сицилийским проливом, хотя возле Рас Мустафы оно обстреляло и торпедировало сидящий на мели корпус «Хэйвока», ошибочно приняв его за 2 итальянских корабля.

На рассвете 15 июня, точно в месте, вычисленном Супермариной, и точно в предсказанное время, 7-я дивизия, состоявшая из крейсеров «Эугенио ди Савойя» и «Монтекукколи» и эсминцев «Аскари», «Ориани», «Премуда», «Вивальди», «Малочелло», под командованием адмирала Да Зара, заметила британский конвой. Незадолго до этого времени разведывательный самолет с Мальты сообщил о присутствии итальянских кораблей британскому командиру - капитану 1 ранга Харди. Поэтому, хотя абсолютной неожиданности не было достигнуто, относительной итальянцы все-таки добились. Англичане не считались с возможностью противодействия итальянского флота в этом районе. Вскоре после 5.40 7-я дивизия открыла огонь, и начался так называемый «Бой у Пантеллерии».

7-я дивизия избрала такой агрессивный метод атаки, что накрыла англичан уже вторым залпом - как они сами признают. Англичане растерялись и не открывали ответного огня еще 3 минуты. Итальянские корабли и разведывательный самолет считали, что в состав английской группы входит крейсер типа «Саутгемптон» и крейсер «Каир». Англичане это наотрез отрицают. Такое расхождение в данных остается до сих пор неустраненным.

Англичане оказались в крайне опасном положении, потому что им противостояли 152-мм орудия итальянских крейсеров, тогда как «Каир» имел всего 8 - 102-мм. С другой стороны, большое количество кораблей, которое имели англичане, было серьезным фактором в их пользу, учитывая прочие обстоятельства. Как только итальянские корабли открыли огонь, английские торговые суда, тральщики и катера повернули в сторону побережья Туниса под прикрытием 4 эсминцев флотилии «Блэнкни». «Каир» и 5 эсминцев флотилии «Бедуина» расположились между итальянцами и отходящим конвоем, двигаясь параллельным курсом на юг. Чтобы парировать этот маневр, адмирал Да Зара отделил «Вивальди» и «Малочелло» и послал их атаковать торговые суда. Английский рапорт говорит, что прежде чем суда конвоя скрылись в дымзавесе, немедленно поставленной эсминцами, они попали под очень точный огонь итальянцев. Но на этом рапорт обрывается. Итальянский рапорт говорит, что по крайней мере одно судно несомненно получило много попаданий, потеряло ход и остановилось, сильно дымя. «Вивальди» и «Малочелло» энергично выполнили свою атаку, хотя эсминцы флотилии «Блэнкни» быстро пошли в контратаку. Последовал долгий бой, совершенно независимый от главного столкновения. В ходе этого боя 2 итальянских эсминца добились нескольких попаданий в корабли противника. Однако в 6.20 «Вивальди» получил попадание в котельное отделение, потерял ход и загорелся. Это был критический момент, так как 4 вражеских эсминца быстро приближались, ведя жаркий огонь. «Вивальди» стоял на месте, продолжая отстреливаться. «Малочелло» маневрировал вокруг поврежденного товарища, полный решимости заставить врага заплатить как можно дороже. Но ближе к 7.00 англичане неожиданно развернулись и ушли, хотя ситуация для них была исключительно благоприятной. Как позднее стало известно, британские эсминцы получили приказ срочно идти на помощь группе «Каира». Используя преимущество неожиданной передышки, «Вивальди» сумел отремонтировать одну турбину и медленно пошел к Пантеллерии в сопровождении «Малочелло».

В это время шел яростный бой между главными силами. Эсминцы группы «Бедуина» провели торпедную атаку, отважно подойдя на расстояние 4000 метров. Однако итальянские крейсера точным и сильным огнем вынудили противника повернуть назад под прикрытие дымзавесы и добились нескольких попаданий, имевших серьезные последствия. Английский рапорт говорит, что на лидере флотилии - «Бедуине» - надстройка была разнесена на куски, а сам корабль потерял ход, и на нем начался сильный пожар. То же самое случилось с «Партриджем». «Каир» получил несколько попаданий, но ни одно не причинило серьезных повреждений. В это же время «Эугенио» тоже получил попадание, однако последствия ограничились осколочными царапинами.

Бой продолжался с прежней яростью. «Каир», видя, что ситуация продолжает ухудшаться, отозвал на поддержку 4 эсминца флотилии «Блэнкни». Тем временем 7-я дивизия вышла в голову противнику, чтобы обойти его с юга. Но в 6.45 группа «Каира» начала отход на северо-запад под прикрытием дымзавесы. Из-за сильного дыма итальянцы не сразу заметили этот маневр. В результате 7-я дивизия только в 7.30 начала преследование после некоторого замешательства. Расстояние между противниками значительно выросло, стрельба стала спорадической, так как англичане были почти не видны за своей дымзавесой. Так закончилась первая фаза боя.

Тем временем, в 6.59 пришло известие об опасном положении «Вивальди» и «Малочелло». Адмирал Да Зара, не колеблясь, отправил 3 своих оставшихся эсминца на помощь. Поэтому ему пришлось далее вести бой только с крейсерами «Эугенио» и «Монтекукколи». Энергичная атака британских эсминцев поставила бы его сейчас в трудное положение, но тактика англичан во второй фазе боя была строго оборонительной и имела целью выигрыш времени. Ожидая вмешательства самолетов с Мальты, которые вынудили бы итальянские корабли прекратить бой, группа «Каира» ограничилась кружением вокруг собственной дымзавесы, следя за итальянскими крейсерами с помощью радара и удерживаясь на максимально возможном расстоянии. Итальянцы, в свою очередь, также двигались по краю дымзавесы, не собираясь приближаться к Мальте и открывая огонь по каждой замеченной цели.

Во время этой фазы, в 7.17 итальянский залп попал в корабль, который они опознали как крейсер типа «Саутгемптон». Эсминец немедленно прикрыл его дымзавесой, но несколько мгновений спустя с итальянских кораблей увидели сильный взрыв позади дымзавесы. 2 итальянских разведывательных самолета, которые в этот момент находились над вражеской эскадрой, сообщили, что видели, как взорвался и затонул крейсер типа «Саутгемптон». При данных обстоятельствах, конечно, нельзя считать опознание корабля безупречным. Тем не менее, крайне трудно согласовать показания столь многих свидетелей об этом эпизоде с тем фактом, что английский рапорт полностью умалчивает о нем. В 7.40 в машинное отделение «Каира» попал снаряд, который хотя не взорвался. Однако этот отсек все равно был затоплен. Английский рапорт так говорит об этом происшествии: «Если бы снаряд взорвался, то, вероятнее всего, корабль вышел бы из строя». Во время этой фазы боя «Монтекукколи» тоже получил попадание, но дело ограничилось незначительными осколочными повреждениями.

Тем временем, итало-германская авиация начала атаки судов конвоя, двигавшихся врассыпную к берегу Туниса и оставшихся без эскорта. Поэтому самолеты Оси смогли атаковать суда без помех, и в 7.10 бомбардировщики потопили «Чант» и повредили танкер «Кентукки». Однако адмирал Да Зара не получил сообщений о месте конвоя и его состоянии ни от бомбардировщиков, ни от итальянских разведывательных самолетов. Последние к этому времени были полностью уничтожены истребителями с Мальты. После 8.00, когда неприятель окончательно исчез за дымзавесой, командир эскадры обнаружил, что не имеет абсолютно никакой информации, позволяющей продолжать бой. Некоторые признаки дали основание заподозрить, что англичане все еще пытаются прорваться на Мальту, пройдя дальше к северу - южнее Пантеллерии, между островом и минным полем, находившимся к востоку от района боя. Поэтому в 8.14 адмирал Да Зара взял курс на эту брешь, обходя с востока длинное минное поле. Так началась третья фаза боя.

Сегодня мы знаем, что группа «Каира», обеспокоенная воздушными атаками беззащитных судов конвоя, пошла к тунисскому берегу, чтобы перегруппироваться. В 9.00, узнав, что проход к югу от минного поля больше не прикрывается итальянскими крейсерами, англичане снова пошли на Мальту первоначальным курсом. Однако теперь скорость конвоя снижал «Кентукки», который приходилось буксировать. «Партридж», погасивший свои пожары, взял на буксир «Бедуин», потерявший надстройки. В 10.20 тральщик взял на буксир поврежденный во время новой воздушной атаки «Бэрдван». Поэтому британский командующий решил поспешить на Мальту с 2 уцелевшими торговыми судами, оставив поврежденные позади под прикрытием эсминца и 2 тральщиков.

В это время «Эугенио» и «Монтекукколи» были атакованы торпедоносцами, но уклонились от всех торпед. Пожары на «Вивальди» постепенно удалось взять под контроль, поэтому «Аскари» и «Ориани» смогли присоединиться к крейсерам. Уцелевшая машина «Вивальди» снова отказала, и «Премуда» взял его на буксир. Эсминец был в крайне опасном положении, так как начались атаки бомбардировщиков и торпедоносцев с Мальты, однако новых повреждений он не получил и благополучно добрался до порта под прикрытием «Малочелло».

К 11.00 7-я дивизия прибыла к упомянутому проходу южнее Пантеллерии. Не обнаружив там британских судов, итальянцы пошли на юго-запад. Примерно через час они заметили на горизонте дым 3 горящих судов - возможно, «Бэрдвана», «Кентукки» и «Чанта». Прибыв на место, итальянцы увидели плавающие обломки, поврежденные суда и их прикрытие. Адмирал Да Зара не имел никакой информации от своих самолетов и не знал, уничтожили они остальные суда, или, что было менее вероятно, те отошли за мыс Бон по направлению к Гибралтару. Поэтому он решил потопить те корабли, которые обнаружил. Сегодня мы знаем, что британский конвой находился за горизонтом на юго-востоке. Похоже, что капитан 1 ранга Харди, узнав о появлении итальянских крейсеров, приказал кораблям прикрытия, остававшимся с поврежденными судами, на полной скорости идти к Мальте, а сам отправил «Каир» и 3 эсминца навстречу.

Не зная об этих маневрах, 7-я дивизия крейсировала некоторое время в районе боя, обстреливая все цели, которые обнаруживала. Танкер «Кентукки» имел лишь небольшой пожар. Но несколько снарядов с «Монтекукколи» и торпеда «Ориани» заставили его взорваться, выбросив колоссальный фонтан огня. Вскоре после этого он затонул. Второе судно было уничтожено артогнем эсминцев. Третье судно взорвал собственный экипаж, чтобы его не захватили подошедшие итальянцы. Вероятно, оно везло боеприпасы, так как взорвалось со страшным грохотом, а столб дыма поднялся на несколько сотен метров.

Судьба этих 3 судов стала предметом новых разногласий между донесениями противников о бое. Согласно английским отчетам, в это время там находились только 2 судна - «Бэрдван» и «Кентукки». Третьим судном мог быть «Чант», по поводу которого капитан 1 ранга Харди ошибочно решил, что он был потоплен во время первой воздушной атаки. Вдобавок тот же рапорт относит потопление «Бэрдвана» и «Кентукки» на счет авиации, хотя на самом деле они были потоплены артогнем итальянских кораблей.

После этой успешной охоты итальянцы заметили 2 эсминца и открыли по ним огонь. Это были поврежденный «Бедуин» и «Партридж», который, несмотря на приказ с «Каира», продолжал буксировать своего товарища к мысу Бон. «Партридж» немедленно отдал буксир и начал уходить на большой скорости. Итальянские корабли сделали несколько выстрелов по «Бедуину», однако, видя, что он и так уже тонет, перенесли огонь на «Партридж». Вскоре после этого итальянский торпедоносец попал торпедой в «Бедуин», который наконец затонул. 7-я дивизия погналась за «Партриджем» более получаса, но эсминец развил скорость больше, чем итальянские корабли, хотя англичане говорят обратное, и сумел выйти за пределы дальнобойности итальянских орудий. В 14.25, когда на итальянцев обрушились английские бомбардировщики, он скрылся за мысом Бон.

Тем временем, адмирал Да Зара получил приказ Супермарины прибыть в район Трапани к 21.00. Он по-прежнему не знал позиции уцелевших британских судов и за долгое время боя израсходовал большую часть боеприпасов. В течение всего боя 7-я дивизия, несмотря на заранее разработанный план и собственные неоднократные запросы, оставалась без воздушного прикрытия. При таких обстоятельствах вряд ли было разумно приближаться к Мальте. Поэтому в 14.40, прекратив преследование «Партриджа» и отбив воздушную атаку, итальянцы взяли курс домой. В 15.56 прибыло долгожданное истребительное сопровождение и помогло отразить атаку английских торпедоносцев, которая началась буквально через несколько минут.

После полудня уцелевшие британские корабли подверглись повторным атакам итальянских и германских самолетов. Однако результата эти атаки не дали из-за противодействия истребителей с Мальты. С другой стороны морской бой, вызвал задержку прибытия конвоя на Мальту на несколько часов, и конвой пришел к цели глубокой ночью. Сбившись с курса в темноте, он попал на итальянское минное поле. Эсминец «Куявек» и дрифтер «Джастфидд» затонули, эсминцы «Икарус», «Бэдсуорт», «Матчлесс», «Итюриэл», тральщик «Гебе» и судно снабжения «Орари» были серьезно повреждены. Из всех торговых судов только «Труалюс» достиг Мальты невредимым.

Вечером 16 июня «Уэлшмен», «Каир» и 4 эсминца, которые еще могли двигаться, вышли с Мальты в Гибралтар. Из-за сильного волнения итальянские торпедные катера не патрулировали в районе мыса Бон. Однако на следующее утро англичане были обнаружены разведывательным самолетом, и были безуспешно атакованы 56 итальянскими и германскими самолетами. «Уэлшмен», который шел вдоль тунисского берега был безрезультатно обстрелян французскими батареями с мыса Бон.

Тем временем, Супермарина выслала в район боя госпитальное судно и несколько мелких кораблей. Поиски продолжались 2 дня, и было спасено 217 англичан. Следует сказать еще немного о бое у Пантеллерии. Не вдаваясь в детали, ясно, что во время первой фазы решительные действия и превосходящая огневая мощь итальянской эскадры рассеяли конвой и вынудили группу «Каира» отойти со значительными повреждениями. Совершенно логично, что во второй фазе 2 итальянских крейсера, лишившиеся сопровождения, не должны были гнаться за «Каиром» сквозь дымзавесу. Менее удачным был поворот крейсеров на север в третьей фазе, хотя этот курс был выбран на основе разумного предположения. Однако именно он помешал развить первоначальный успех. Во время последней фазы итальянские корабли не смогли восстановить контакт с группой «Каира», которая находилась за горизонтом. Неумение использовать преимущества ситуации и неспособность сразу заметить 2 отставших вражеских эсминца в основном явились результатом отсутствия авиаразведки. С другой стороны, отозвав флотилию «Блэнкни», англичане потеряли возможность уничтожить хотя бы «Вивальди», а возможно и «Малочелло». Они также не использовали возможность атаковать торпедами итальянские крейсера во время второй фазы боя, когда те остались без сопровождения эсминцев.

Следует отметить, что ни артогонь, ни воздушные атаки сами по себе не привели к немедленному потоплению британских судов. Наоборот, их гибель стала результатом постепенного накопления повреждений, а действия кораблей и самолетов Оси были абсолютно нескоординированы. В этой связи британский рапорт отмечает, что по крайней мере 2 судна - «Бэрдван» и «Кентукки» - «без противодействия итальянских кораблей достигли бы своей цели». Маршал Кессельринг также официально признал факт, что успех воздушных атак был результатом отсутствия прикрытия и развала конвоя. Бой у Пантеллерии был типичным примером современной морской войны, когда действия кораблей и самолетов сами по себе имеют ограниченную ценность. Но в совокупности они значительно повышали эффективность действия другого рода оружия, хотя координация отсутствовала.

В любом случае, общий урон, нанесенный кораблями, самолетами и минами, привел к настоящей катастрофе для англичан. В целом, не считая результаты воздушных атак 14 июня, английские донесения показывают, что 3 из 5 торговых судов были потоплены, 1 тяжело повреждено; из 9 эсминцев 2 были потоплены, 5 серьезно повреждены. Хотя «Каир» избег гибели от неразорвавшегося снаряда, он все равно получил значительные повреждения. Прямо или косвенно действия 7-й дивизии были причиной этих потерь. С итальянской стороны единственными серьезными повреждениями были последствия пожара на «Вивальди».

Общие результаты операций середины июня можно считать серьезной победой итальянцев, в частности итальянского флота. Крупномасштабная операция, затеянная англичанами, потребовавшая значительных усилий и большого числа кораблей и самолетов, завершилась полным провалом. Из 16 судов, отправленных на Мальту, только 1 достигло цели благополучно и еще 1 прибыло в порт серьезно поврежденным. Они не смогли значительно улучшить отчаянное положение острова, хотя именно эту цель ставили англичане, начиная операцию. Действия итальянского флота вынудили основной конвой повернуть назад и почти уничтожили другой.

Нет никаких сомнений, что комбинированные действия итальянских кораблей и самолетов нанесли англичанам более серьезные потери, чем понес итальянский флот. Учитывая столкновения на востоке и западе, англичане потеряли «Хермайону», итальянцы - «Тренто». Торпедное попадание в «Литторио» уравновешивалось повреждением «Ньюкасла». Пожар на «Вивальди» был аналогичен пожару на «Партридже». Но кроме этих взаимных потерь, у англичан были потоплены 5 эсминцев, 5 торговых судов и 1 дрифтер; повреждены крейсера «Ливерпуль», «Бирмингем», «Каир», «Аретуза», около 10 эсминцев и 3 торговых судна.

Дальше