Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 10.

От Таранто до Бенгази

Гиббс находился на Мальте всего 2 дня, однако уже успел переговорить с Ллойдом о возможности действий «Бофортов» с Мальты на морских коммуникациях Роммеля. Ведь сейчас остров не подвергался постоянным воздушным налетам. Ллойд загорелся энтузиазмом. И когда Гиббс вышел с тем же предложением на Средневосточное командование, его встретили более приветливо, чем раньше. Было решено, что Гиббса назначат командиром небольшого отдельного подразделения из состава 39-й эскадрильи. Он будет действовать самостоятельно, пока его операции будут приносить результат. А Ллойду временно разрешили оставить 217-ю эскадрилью, по крайней мере до новой попытки провести большой конвой.

20 июня был замечен вражеский конвой из 2 больших транспортов. Их палубы были забиты грузами, в том числе тесными рядами автомобилей. Транспорты сопровождали 3 эсминца. Конвой, идущий на юг, был замечен в заливе Таранто. Очевидно, он направлялся в Мессину. Ударная авиация Мальты так долго бездействовала, что корабли Оси предпочитали этот маршрут, огибая северную Сицилию, а потом направляясь на юг к мысу Бон и вдоль африканского побережья - в Триполи или Бенгази. В этом случае они все время находились вне пределов досягаемости самолетов из Египта.

В тот же день для атаки этого конвоя вылетели 12 «Бофортов» 217-й эскадрильи. Атака сорвалась. Один самолет был [517] вынужден сесть после небольшой поломки. Еще два торпедоносца, пилотируемые Минстером и Хатчисоном, взлетели позднее и были атакованы 4 Ju-88. Хатчисон отбил атаку 2 «Юнкерсов» и в конце концов сел в Луке. Однако Минстер был сбит, всего на 5 дней пережив свою атаку итальянского крейсера возле Пантеллерии. Остальные 9 «Бофортов» не обнаружили конвой и вернулись в Луку.

Вечером «Спитфайр» снова заметил конвой, огибающий носок итальянского «сапога». Но на следующий день уже совершенно другой конвой был замечен возле побережья Туниса южнее мыса Бон. Он уже завершил проход севернее Сицилии. Этот конвой состоял из 2 больших транспортов и корабля ПВО. Их сопровождали 2 Ju-88 и Sm-79. Одним из судов был очень ценный германский транспорт «Рейхенфельс» (7600 тонн). Утром этого дня взлетели 9 «Бофортов» под командой майора авиации Линна. Олдридж и Стивене возглавляли звенья. Торпедоносцы сопровождали 6 «Бофайтеров». Конвой находился прямо на запад от Мальты. «Бофорты» зашли с левого траверза, чуть-чуть в сторону кормы. Они разделились, чтобы атаковать оба транспорта одновременно, и успели подойти на расстояние 1 мили, прежде чем конвой отреагировал. Корабль ПВО внезапно открыл бешеную пальбу, выплевывая вверх огромные языки пламени. В то же мгновение головной «Бофорт» превратился в клубок пламени. Чуть позднее были сбиты еще 2 «Бофорта». Однако остальные торпедоносцы уже вышли в точку сброса на левой раковине целей. 4 торпеды попали, по 2 в каждый транспорт. Когда они возвращались, то были атакованы самолетами сопровождения конвоя. Однако все 3 вражеских самолета были сбиты «Бофайтерами». Еще несколько «Бофортов» были повреждены зенитным огнем, но все благополучно вернулись на Мальту. Одни пилот, ослабев от потери крови, совершил посадку с помощью штурмана. Позднее разведка сообщила, что «Рейхенфельс» потоплен.

Потери оказались очень тяжелыми - треть атакующих. Еще 2 «Бофорта» были серьезно повреждены, а раненный пилот надолго вышел из строя. Однако это была очень успешная атака, значение которой неприятель оценил сразу. Мальта снова получила оружие. [518]

Судьба «Рейхенфельса» вывела из равновесия итальянское командование, которое решило изменить тактику. Теперь все конвои отправлялись восточным маршрутом: из Таранто в Грецию, вниз вдоль греческого побережья и через центр Средиземного моря в Бенгази. Конвой, который 217-я эскадрилья не смогла найти вчера, прибыл в Палермо. Итальянцы изменили первоначальные планы и решили вернуть его через Мессинский пролив, чтобы направить его к Греции и таким образом спасти от самолетов с Мальты.

2 тяжело груженных транспорта в сопровождении 2 эсминцев покинули Палермо ночью 22 июня, не замеченные англичанами, и прошли Мессинский пролив. Однако они были замечены южнее Италии на следующее утро.

Ровно 24 часа назад Гиббс прибыл на Мальту с подразделением из 5 самолетов. Он получил приказ совершить перелет из Египта ночью. Гиббс так рвался попасть на Мальту, что полетел, хотя его рация была неисправной, а ночное небо было затянуто тучами. Он не мог рассчитывать ни на какую помощь. Гиббс сразу узнал о двух атаках, гибели за 2 дня 4 экипажей и уничтожении «Рейхенфельса». После этого он с большим интересом выслушал рассказ о повороте 2 груженых транспортов на обратный курс. Когда утром 23 июня эти транспорты были снова замечены, Гиббс уже подготовил свое подразделение к вылету.

Это был его шанс. Гиббсу предоставлялась возможность испытать все задумки, которые он так долго лелеял, хотя иногда это казалось напрасным. Как полагал Гиббс, ключ к успеху лежал в использовании большого количества «Бофортов» - 9 или 12 сразу. (Для тех дней это было много.) Это привело бы к рассредоточению зенитного огня, а почти одновременный сброс такого количества торпед затруднил бы маневры уклонения цели и почти наверняка гарантировал попадание. Было почти невозможно представить, как такое количество «Бофортов» сможет одновременно атаковать одну цель, причем каждый собирается добиться попадания. Гиббс намеревался совместно с «Бофортами» использовать «Бофайтеры». Они должны были отвлечь на себя огонь и подавить зенитки, не считая [519] обычных обязанностей в качестве истребителей прикрытия. Только при выполнении этих условий пилоты «Бофортов» получали шанс сбросить торпеды с близкого расстояния. Этот секрет Гиббс вынес из своего горького опыта атак в Северном море.

Гиббс и Дэвис изучили донесение «Спитфайра»-развед-чика и обсудили план атаки. Конвой спешил прямо на восток от носка итальянского «сапога» через Ионическое море в Грецию. Он находился в 20 милях восточнее мыса Спартивенто. 2 транспорта шли рядом, 2 эсминца шли впереди и по одному - на каждом фланге. Пилот «Спитфайра» сказал, что фланговые эсминцы находятся примерно в миле от транспортов, а головные выдвинуты на такое же расстояние вперед. Это подсказало Гиббсу решение.

Конвой шел прочь от Мальты, и «Бофорты» будут преследовать его. Вместо того, чтобы пытаться перехватить, облетая вокруг, и атаковать транспорты спереди или с траверза, почему бы не врезаться в строй конвоя сзади? Два звена будут находиться рядом с транспортами, но внутри завесы эсминцев. Это сразу выведет из игры головные эсминцы. И если внешние звенья подвергнутся обстрелу с фланговых эсминцев, то два внутренних атакуют без каких-либо помех.

Атака прошла именно так, как планировалось. Гиббс и Лининг повели свои звенья из 3 «Бофортов» слева от транспортов, а Дэвис и Сандстер - справа. Но вскоре обнаружилось, что условия не совсем те, что они ожидали встретить. Диспозиция кораблей конвоя радикально изменилась. Или пилот ошибся в оценке расстояний, или эсминцы приблизились к транспортам - не известно. Только расстояние между ними и транспортами было заметно меньше мили.

Гиббс и Дэвис поняли это слишком поздно. В любом случае противник видел, как они заходят на цель, и откладывать атаку было смертельно опасно. Однако перед ними встал трудный выбор: или сбрасывать торпеды вдогонку транспортам, или пролететь в опасной близости к кораблям сопровождения.

Обе цели выглядели достаточно заманчиво. Палубы транспортов были заставлены автомобилями. И 4 командира звена отважно пошли в атаку рядом с эсминцами. [520]

Зенитный огонь был особенно плотным на левом фланге конвоя. Самолеты Гиббса и Лининга получили попадания. У Гиббса серьезно повредило рулевое управление, а у Лининга отстрелили левый элерон. 2 других «Бофорта», пилотируемых Гардинером и Ги, были сбиты, когда разворачивались для атаки. Гардинера и его штурмана подобрал эсминец сопровождения. Один из пилотов звена Дэвиса получил рану в ногу, а его самолет был так тяжело поврежден, что на Мальте ему пришлось выполнять аварийную посадку. Однако оба соединения заявили, что добились попаданий в транспорты. Одно судно потеряло ход, второе начало погружаться.

Через час над этим местом появился разведывательный «Спитфайр». Один транспорт стоял на месте, погрузившись кормой. 3 эсминца крутились рядом. Четвертый эсминец сопровождал второй транспорт обратно в Таранто.

Утром 25 июня весь конвой был сфотографирован в Таранто. Один из транспортов, тяжело поврежденный, передавал свой груз на другое судно, примерно такого же тоннажа. Этот конвой первый раз вышел из Таранто 5 дней назад. За это время он успел прогуляться в Палермо и обратно, ценой чему стали тяжелые повреждения одного транспорта.

Через 5 дней перегрузка была завершена, и 30 июня «Спитфайр» принес новые снимки гавани Таранто. Там кипела работа, и имелись неоспоримые признаки подготовки выхода нового большого конвоя. Было сделано предположение, что противник дожидается темноты. Поэтому на закате 2 бомбардировщика «Веллингтон» были отправлены в залив Таранто, чтобы найти конвой и атаковать его бомбами. Они также должны были навести на конвой соединение торпедоносцев «Веллингтон». Еще один «Вимпи» выполнял поиск южнее залива, на случай, если конвой выскользнет до темноты, сразу после того, как гавань была сфотографирована.

Вскоре после наступления темноты взлетели 5 торпедоносцев «Веллингтон». Они пересекли залив Таранто и начали кружить над мысом Санта-Мария ди Леука, самой южной оконечностью Италии, блокируя возможный путь [521] конвоя. Они несли каждый 1 торпеду и подвесной бак, чтобы увеличить время патрулирования. 2 бомбардировщика «Веллингтон» и 3 торпедоносца заметили конвой в 1.35, когда он крался вдоль берега возле выхода из залива. Он состоял из 3 транспортов в сопровождении 4 эсминцев.

Англичане атаковали самый крупный транспорт бомбами и торпедами одновременно, хотя самолеты действовали совершенно независимо. Бомбардировщики добились близких разрывов, а одну торпеду не удалось сбросить. Остальные 2 «Веллингтона» (пилоты Томсон и Фланаган) попали под плотный огонь мелких зениток и были повреждены. Среди экипажей имелись раненые, однако пилоты успешно сбросили торпеды и считали, что поразили цель. Конвой пришел в замешательство и панику. Результат атаки был очевиден - единственной мыслью итальянцев было добраться до гавани, прежде чем днем они попадут под удар «Бофортов».

Наступило 1 июля. Прошло уже 11 дней после первого выхода конвоя в море. Британская армия в дельте Нила консолидировала свои позиции, тогда как Роммель был просто взбешен прекращением подвоза припасов в критические дни сражения. Он делал все возможное и невозможное, чтобы развивать наступление, однако не мог продолжать его, не имея топлива и боеприпасов. Если он ослабит давление, британская 8-я армия стабилизирует фронт и остановит немцев. Поврежденный транспорт подлатали в Таранто, и через 48 часов конвой вышел в море в третий и последний раз. Теперь итальянцы поменяли тактику, и он покинул порт днем, вскоре после визита самолета-разведчика. Если до наступления темноты конвой не будет замечен, он может исчезнуть среди греческих островов до наступления утра. После этого самолеты с Мальты не найдут его.

На Мальте по-прежнему отчаянно не хватало бензина, поэтому невозможно было постоянно держать самолеты-разведчики над итальянскими портами. Были запрещены даже пробные полеты, летчики испытывали самолеты уже во время боевых вылетов. Поэтому конвой выскользнул из Таранто, не замеченный авиацией. Однако он не остался не замеченным вообще. Его видел командир британской подводной лодки. [522]

Его сообщение поступило на Мальту вечером, и 3 вооруженных торпедами «Веллингтона», которых вел «Веллингтон» с бортовым радаром, были посланы для поиска в районе между Италией и островами Греческого архипелага. Они заметили крейсер и эсминец возле мыса Санта-Мария ди Леука вскоре после полуночи, но транспорты не показывались. «Веллингтоны» продолжали лететь прежним курсом, и через час радар навел их на конвой из 3 транспортов и 2 эсминцев возле острова Паксос вблизи побережья Греции, примерно в 20 милях южнее Корфу. Дымовые завесы оказались очень эффективными, и только 1 самолет сумел выйти в атаку, причем ее результат остался неизвестен.

Экипаж «Вимпи» не смог дать точные координаты конвоя, так как он рассеялся вдоль берега. Это было очень важно, так как на рассвете должны были атаковать «Бофорты». Поэтому для обнаружения конвоя был выслан разведчик «Балтимор». Он должен был навести на него торпедоносцы. Но у разведчика отказал мотор, и ему пришлось вернуться на Мальту. Теперь возник вопрос: следует ли «Бофортам» дожидаться новой попытки обнаружить конвой, или они должны лететь, имея только смутные предположения о том, где может находиться противник?

Это ясно показало важность хорошей предварительной разведки. Конвой мог избрать любой из десятка возможных маршрутов вокруг островов Левкас, Кефалония или Занте. Он мог идти под берегом. Греческое побережье находилось на пределе дальности действия «Бофортов». Они могли позволить себе полет по треугольнику с очень коротким основанием - от Мальты к Кефалонии, потом 50 миль на юг до Занте и обратно к Мальте. «Бофорты» в сопровождении «Бофайтеров» взлетели достаточно рано, еще до 7.00, однако они не сумели найти конвой.

В полдень торпедоносцы полетели на Мальту. Одновременно «Спитфайр» и отремонтированный «Балтимор» принялись обшаривать греческие острова. И вскоре после 16.00 «Балтимор» обнаружил 3 транспорта в 15 милях южнее Занте, они шли курсом SW. Судя по всему, итальянцы собирались пересечь Средиземное море и двигались прямо [523] в Триполи или Бенгази. Они решили любой ценой провести конвой, и транспорты сопровождали 8 эсминцев.

Корабли находились всего в нескольких часах хода от безопасной зоны. К следующему рассвету они окажутся вне пределов досягаемости «Бофортов». Ни Ллойда, ни Гиббса не следовало упрашивать попытаться атаковать их еще раз этим же вечером. Гиббс уже запланировал атаку в сумерках.

Но теперь на Мальте осталась только горстка «Бофортов» с растрепанными экипажами. Из 19 экипажей 217-й эскадрильи уцелели 12. У Гиббса остались 3 из 5. Некоторые «Бофорты» оказались непригодны к полетам, и только 8 машин могли стартовать вечером. Гиббс поднял эти самолеты в 18.30. Но почти сразу 2 торпедоносца были вынуждены вернуться из-за поломок, и ударная группа сократилась до 6 торпедоносцев плюс «Бофайтеры» сопровождения. Новые неполадки сократили число торпедоносцев до 4 - сам Гиббс и 3 пилота 217-й эскадрильи: Стивене, Мерсер и Хатчисон. У «Бофайтеров» возникли собственные проблемы, и когда соединение вышло в намеченную точку встречи с конвоем, торпедоносцы сопровождали 5 «Бофайтеров».

Солнце садилось прямо позади них, небо медленно чернело. Гиббс еще до взлета тщательно изучил сообщение «Балтимора». Он решил проложить курс на значительном расстоянии позади конвоя и заходить в атаку сзади со стороны берега. 8 эсминцев расположились полукольцом справа от транспортов. Не было никакой возможности атаковать конвой с этой стороны. Атакуя со стороны берега, торпедоносцы не встретят эсминцы по крайней мере во время подхода к цели. Существовал определенный шанс захватить противника врасплох.

Кресуэлл выполнил штурманскую работу блестяще. Торпедоносцы вышли как раз на левую раковину замыкающего транспорта. Свет быстро угасал, вечерняя заря осталась справа, позади конвоя. Над греческим побережьем стоял мрак, и условия для атаки были идеальными.

Самый большой из транспортов шел в центре. На него пошли Гиббс и Стивене. Позади них Мерсер и Хатчисон направились к замыкающему транспорту. 4 «Бофорта» приближались незамеченными. До цели оставалось еще около [524] 1 мили, когда заговорили зенитки. Эсминцы уже не успевали привести в действие тяжелые орудия, но через несколько секунд небо разрезали разноцветные трассы зенитных автоматов. Впереди Гиббса «Бофайтеры» обрушили на палубу ближайшего эсминца шквал пушечного и пулеметного огня. Гиббс сбросил торпеду с небольшого расстояния, почти одновременно это же сделал и следовавший за ним Стивене. Торпеды шлепнулись в воду почти в одной точке. Кусок металла отлетел от хвоста самолета Гиббса, и летевший позади Стивене решил, что все кончено. Торпедоносец бросило к самой воде. Но «Бофорты» проскочили мимо 3 эсминцев с правого борта транспортов и полетели к Мальте.

Позади них Мерсер и Хатчисон должны были сбросить свои торпеды. Хвостовые стрелки 2 ведущих самолетов видели, как они благополучно проскочили мимо транспортов. Но струи зенитных трасс вились вокруг них, подобно змеям. Эти два самолета так и не вернулись.

Последнее, что видели стрелки - столб дыма над одним из транспортов и красное свечение на воде. По крайней мере 1 судно точно получило попадание.

Примерно в 1.00 Гиббс и Стивене вернулись к Мальте. Гиббс уже совершил вылет 18 часов назад. После этого он изучал сообщения разведчиков и занимался проработкой деталей плана новой атаки. Снова он попытался совершить 2 вылета за одни сутки. В прошлый раз это закончилось посадкой в линкольнширской канаве. Но Гиббс один из нынешнего экипажа помнил об этом. Разве что мог сказать пару слов маленький талисман, сидевший рядом с пилотом - помятый плюшевый мишка. Но он был молчалив.

Самолет Стивенса остался невредим и сел благополучно. Через несколько минут появился Гиббс. Его поврежденный «Бофорт» с трудом слушался рулей, но в конце концов он тоже нашел остров. Ллойд ожидал их в центре управления полетами в Луке, как он всегда делал во время вылетов «Бофортов». Тут же в качестве руководителя полетов дежурил обаятельный заика Томми Лининг. Внезапно они услышали шум моторов и увидели вспышки [525] выхлопов низколетящего «Бофорта». На аэродроме включили огни и стали ждать.

Самолет Гиббса был тяжело поврежден, и шасси оказалось заклинено. Он уже потерял счет своим посадкам на брюхо и твердо уверился, что это так же безопасно, как и посадка на колеса. «Бофорты» были крепко сколочены, они не разлетались на куски и загорались с большим трудом. Гиббс увидел огни и начал заходить на посадку.

Яркие лампы посадочных огней ослепили людей на контрольной башне, и они не видели «Бофорта», пока тот не появился над концом посадочной полосы. Стало видно, что шасси у него убрано.

Руководитель полетов повернулся к дежурному с ракетницей. Он хотел запретить Гиббсу садиться.

- Дай им к-к-к... - Лининг хотел сказал «красный», но как раз здесь его одолело заикание. Дежурный послушно ждал команды, но она так и не родилась.

Гиббс шел в нескольких футах над полосой, прижимая «Бофорт» к земле. Послышался оглушительный металлический лязг, взлетело облако дыма. У людей на контрольной башне захватило дух, но потом «Бофорт» оборвал кабель посадочных огней, и аэродром погрузился во мрак, особенно непроглядный после яркого света.

- К-к-расный, - выдавил наконец руководитель полетов.

Но Гиббс уже благополучно сел и вскоре рапортовал об атаке. 2 «Веллингтона» успели обнаружить конвой этой же ночью, и снова эффективные дымовые завесы помешали им атаковать. Конвой вышел из пределов досягаемости самолетов с Мальты.

Утром 5 июля 2 транспорта вошли в гавань Бенгази. Третий, поврежденный во время атаки, пошел в греческий порт на ремонт. Этот конвой впервые вышел из Таранто 20 июня. Благодаря действиям британской авиации с Мальты дорога длиной 48 часов растянулась у него на 16 суток. [526]

Дальше