Содержание
«Военная Литература»
Военная история
Глава ??.
Война Серб?и съ Турц?ей

17 сентября 1912 года Серб?я, готовясь къ открыт?ю военныхъ дѣйствй противъ турокъ, объявила мобилизац?ю.

Въ день объявлен?я указа о мобилизац?и всѣ самые далек?е закоулки Серб?и знали уже о ней. Достигнуто это было тѣмъ, что на всѣхъ возвышенностяхъ были приготовлены больш?е костры, которые вспыхнули по общему сигналу{2}. Такимъ образомъ втечен?е одного часа, какъ только наступила ночь, вся Серб?я знала о мобилизац?и. Въ ту же еще ночь направились сербы въ назначенныя мѣста, чтобы предоставить себя въ распоряжен?е властей. Явились всѣ, кто только могъ передвигать ноги; явились призываемые и непризываемые.

Черезъ два дня подъ оруж?емъ была уже вся военная сила Серб?и. По мѣрѣ прибыт?я резервистовъ, имъ выдавались оруж?е и обмундировка. Послѣ подсчета явившихся, ихъ оказалось на 90,000 больше того количества, которое можно было вооружить скорострѣльными ружьями. Этотъ избытокъ вначалѣ не требовался, онъ нуженъ былъ впослѣдств?и, для занят?я гарнизонной службы въ самой странѣ и въ занимаемыхъ новыхъ мѣстахъ, причемъ вооружен?е его могло производиться лишь русскими старыми берданками, обмундирован?я-же для нихъ не было совсѣмъ запасено. Эта часть-старш?й классъ запасныхъ-должна была служить въ своихъ одеждахъ. Съ, большимъ трудомъ удавалось отбирать у старшаго класса запасныхъ выданныя имъ раньше ружья-всѣ они хотѣли идти въ действующую арм?ю. Установлены случаи, что офицеры, лишенные физической возможности участвовать въ походѣ вслѣдств?е тяжелой болезни, въ отчаян?и застрѣливались.

Втечен?е трехъ дней явилось 95% призывныхъ. Черезъ неделю ихъ было 98%, лишь 2% оказались больными, но и изъ этихъ мног?е явились, прося ихъ взять, въ надеждѣ поправиться въ дорогѣ.

Какъ оказалось, Серб?я была прекрасно подготовлена къ войнѣ. Оруж?е, обмундирован?е, снаряжен?е, обозъ, все было въ достаточномъ количествѣ, и въ лучшемъ видѣ.

Пятаго октября, т. е. черезъ семнадцать дней, со дня указа о мобилизац?и, вся сербская арм?я, въ количествѣ 250,000 человѣкъ, съ обозомъ изъ десятковъ тысячъ повозокъ и вьючныхъ лошадей, съ пров?антомъ и снаряжен?емъ, ждала уже приказан?я вторгнуться въ пределы Турц?и.

Еще до объявлен?я войны Турц?ей, 1 октября турецк?й отрядъ вторгся на сербскую территор?ю у Ристоваца и продвинулся впередъ верстъ на десять. Какой смыслъ имѣло это частичное наступлен?е турокъ, да еще въ небольшихъ силахъ,-до сихъ порь не выяснено; вѣроятно, это было сделано по иниц?ативѣ какогонибудь начальника отдѣльнаго отряда, такъ какъ нападен?е было совершено безъ всякой дальнѣйшей поддержки. Турецк?й отрядъ легко былъ отброшенъ назадъ передовыми сербскими войсками и до 5 октября на сербской границѣ турки ничего болѣе не предпринимали.

5 и 6 октября сербск?я войска, сосредоточенныя отъ Враньи до Ужицы (см. схему на стр. 122), перешли границу, и война началась.

Всѣ войска Серб?и были разделены на четыре арм?и, силою въ 250,000 человѣкъ, кромѣ того 80,000 человѣкъ третьяго призыва предназначены были для гарнизонной службы какъ внутри Серб?и, такъ и въ завоеванныхъ областяхъ. Всего Серб?я мобилизовала 330,000 человъкъ.

Къ вечеру 8 октября первая арм?я королевича Александра была уже предъ Кумановомъ, вторая арм?я генерала Стефановича, въ 45 верстахъ отъ нея, близь Овчаго поля, третья арм?я генерала Янковича въ трехъ переходахъ отъ Куманова, близь Приштины, четвертая арм?я генерала Живковича-въ Новобазарскомъ санджакѣ. Начальникомъ главнаго штаба былъ генералъ Путникъ.

Главная роль изъ всѣхъ четырехъ сербскихъ арм?й выпала на долю первой, наиболее многочисленной, насчитывавшей до 120,000 человѣкь.

Подъ Кумановомъ разыгрался бой, имѣвш?й решающее значен?е для всей компан?и, а потому мы о немъ и скажемъ болѣе подробно.

Турц?я для дѣйств?й на Македонскомъ театрѣ войны выставила три корпуса, около 180,000 штыковъ, а съ кавалер?ей, артиллер?ей и другими родами оруж?я до 220,000 регулярныхъ войскъ. Изъ нихъ противъ сербского войска предназначалось до 180,000 человѣкъ, кромѣ арнаутовъ и волонтеровъ. Отдѣльныя турек?я войска предназначались для отражен?я греческихъ войскъ, угрожавшихъ туркамъ съ юга.

Королевичу Александру, командовавшему первой арм?ей, какъ удостовѣряетъ очевидецъ битвы подъ Кумановымъ г. Табурно, было извѣстно, что часть турецкихъ войскъ расположилась у Куманова, но главнаго сражен?я здъсь не предполагалось. Думали, что оно будетъ на Овчемъ полѣ, гдѣ, по извѣст?ямъ, было сосредоточено около 40 тысячъ турецкихъ регулярныхъ войскъ. Полагалось обождать еще два-три дня, пока приблизится третья сербская арм?я генерала Янковича. Въ этомъ положен?и первая арм?я находилась весь день девятаго и десятаго октября, утромъ.

Около десяти часовъ утра десятаго октября турецк?я войска атаковали кавалер?йскую дивиз?ю, находившуюся на лѣвомъ флангѣ первой сербской арм?и, которая для отбит?я нападен?я спѣшилась. Атака была и на Дунайскую дивиз?ю перваго призыва, расположенную также на лѣвомъ флангѣ, и на части Моравской дивиз?и перваго призыва, расположенной въ центрѣ. Нападен?е было довольно неожиданное, и вначалѣ полагалось, что силы турокъ небольш?я. Думали даже о демонстрац?и. Поэтому для отбит?я нападен?я были выставлены сравнительно неболышя части. Лишь около двухъ часовъ дня выяснились, болѣе или менѣе, силы турокъ, и сербск?я войска развили свои силы. Въ боевой лин?и участвовали три пѣхотныхъ дивиз?и и одна кавалер?йская. Онѣ заняли фронтъ, длиною около тридцати верстъ. Двѣ дивиз?и находились въ резервѣ.

Во время нападен?я турокъ шелъ мелк?й дождь, была мгла, поэтому трудно было определить силу турокъ. Эти силы, какъ оказалось, состояли изъ семи пѣхотныхъ дивиз?й, низамовъ и редифовъ (около 70,000 человѣкъ) и двухъ или трехъ отдѣльныхъ стрѣлковыхъ полковь, всего около 75-80 тысячъ пѣхоты, а съ артиллер?ей, кавалер?ей и вспомогательными войсками не менѣе 90-95 тысячъ человѣкъ и 15-20 тысячъ арнаутовъ, въ общемъ,-до 105-115 тысячъ человѣкъ при 200 оруд?яхъ.

Сербск?я войска, какъ сказано выше, составляли около 120,000 и также имѣли до 200 оруд?й.

10 октября атаки турокъ, которыми командовалъ Фети-паша, на лѣвомъ сербскомъ флангѣ, были особенно упорны. Сербская артиллер?я вначалѣ не могла успешно дѣйствовать, вслѣдств?е тумана и дождя.

Въ то время, какъ одинъ турецк?й корпусъ производилъ бѣшеныя атаки на сербскомъ лѣвомъ флангѣ и въ центрѣ, другой корпусъ совершалъ обходное движен?е праваго сербскаго фланга.

Къ тремъ часамъ дня атака турокъ на сербскомъ лѣвомъ флангѣ ослабела и мѣстами сербы начали переходить въ контръ-атаку. Сербы своевременно обнаружили стратегическое движен?е турецкаго корпуса въ обходъ праваго фланга и приняли надлежащ?я мѣры, вслѣдств?е чего турки должны были отказаться отъ дальнѣйшаго движен?я въ этомъ направлен?и.

Къ шести часамъ вечера бой прекратился. Сербы не только удержали свои позиц?и, но местами продвинулись впередъ.

Небо очистилось совсѣмъ отъ тучъ, взошелъ мѣсяцъ и освѣтилъ поле сражен?я.

Около семи часовъ вечера турки предприняли ночную атаку противъ Дунайской дивиз?и перваго призыва, расположенной на лѣвомъ флангѣ. Въ дѣло была пущена не только пѣхота, но и артиллер?я. Сербы дружно встретили турокъ ружейнымъ и артиллер?йскимъ огнемъ. Ночной бой продолжался до 11½ часовъ ночи. Онъ былъ очень упорный, турки жестоко напирали, но сербы стойко держались и временами бросались въ атаку. Необходимо обратить вниман?е на очень важный фактъ-на то, что ночью артиллер?я действовала съ весьма немалымъ успѣхомъ. Правда, ночь была светлая.

Сербская арм?я ночью приготовилась, чтобы на следующее утро взять въ свои руки иниц?ативу и предпринять общую атаку всею арм?ею по всему фронту.

Рано утромъ 11 октября бой возобновился.

Сербск?я войска проявили въ этомъ сражен?и высок?й героизмъ, частные начальники-большую ин?ц?ативу. Особенно отличилась артиллер?я. Пѣхота вела наступлен?е энергично, не прибегая къ окапыванью, и лихо, съ крикомъ «впередъ!», бросалась въ штыки.

Уже къ 11 часамъ дня выяснилось, что сражен?е было выиграно сербами.

Въ два часа дня по всему фронту было уже тихо.

Туркп бѣжали, бросая по пути оруд?я, зарядные ящики и даже ружья.

На мѣстѣ битвы ими были оставлены 112 оруд?й, да на пути отступлен?я сербы захватили еще 44 оруд?я, такимъ образомъ подъ Кумановомъ македонская арм?я турокъ потеряла почти всю свою артиллер?ю. Въ плѣнъ было взято до 100 офицеровъ и до 2.000 солдатъ.

Разбитая турецкая арм?я отступила на Скопле (Ускюбъ).

Какъ выяснилось на слѣдующ?й день послѣ кумановскаго боя турки бѣжали въ паническомъ страхѣ, оставляя все за собою, лишь-бы куда-нибудь и какъ нибудь спастись.

Но какимь образомъ вселился этотъ страхъ?

Какъ произошло это массовое сумастеств?е?

Пленный турецк?й полковникъ въ Скопле, плача, говорилъ г. Табурно:

- Вы спрашиваете, какъ создалась паника? Победила сербская артиллер?я... Вѣрьте мнѣ, такая артиллер?я можетъ всякаго довести до паническаго бѣгства. Вы себѣ не можете представить, какой адск?й огонь сыпали изъ своихъ жерлъ невидимыя для насъ сербск?я оруд?я. Эта «невидимость» имѣетъ свое весьма важное моральное значен?е. Сербск?я оруд?я осыпали такимъ адскимъ огнемъ наши батареи, которыя мы ставили, по дорого обошедшейся намъ нѣмецкой школѣ, на открытыя позц?и, что ничего другого не осталалось, какъ бѣжть. Попадаетъ въ пѣхоту этотъ огонь, дѣлаетъ опустошен?я, быть-можеть, и не столько физическ?я, сколько моральныя, хотя у насъ потеря отъ артиллер?йскаго огня была не менѣе 30% всѣхъ потерь,-проценть исключительно большой.

Люди подъ вл?ян?емъ такого огня прямо съ ума сходили. Ужасный трескъ, свистъ, паден?е съ неба смертоносныхъ пуль, отъ которыхъ не скроешься, не убежишь.

Вотъ главная причина поражен?я, вотъ источникъ паники,- психическаго разстройства.

- Но развѣ пѣхота не играла никакой роли или играла небольшую ?

- Очень даже большую. Видь все-таки одинъ артиллер?йск?й огонь не могъ дѣло докончить. Онъ подготовлялъ моральное поражен?е, а пѣхота физическое. Ей гораздо легче было выбивать съ позиц?й людей, уже нервно разстроенныхъ. Къ тому-же, пѣхота сербская оказалась великолѣпною, храброю, сообразительною, руководимою прекрасными офицерами.

- Мы знали,-закончилъ полковникъ,-что сербская артиллер?я хороша, но мы не могли предполагать, что у сербовъ такая превосходная пѣхота. Одного рода оруж?е стоитъ другого.

Бой при Кумановѣ окончательно деморализовал, и разстроилъ турецкую македонскую арм?ю.

Уже 12 октября въ Скопле стали циркулировать слухи, что подъ Кумановымъ съ турецкой арм?ей случилось что-то, какъ-будто, неладное. Начали появляться и части войскъ, но безъ артиллер?и, безъ вооружен?я, растерзанныя, растерянныя. Христ?ане догадались тогда, въ чемъ дѣло, тѣмъ болѣе, что большая часть войскь, не останавливаясь и не подчиняясь приказан?ямъ офицеровъ, шла дальше, направляясь безъ оруж?я къ своимъ деревнямъ, такъ какъ большинство солдатъ были мѣстнаго набора и отказывались отъ дальнѣйшей борьбы.

Фети-паша телеграфировалъ командующему македонской арм?ей въ Салоники, что отъ всей арм?и пришло и задержалось въ Скопле всею около 40 тысячъ войскъ, что онъ старается привести ихъ въ порядокъ и думаетъ защищать Скопле до послѣдней капли крови.

Между тѣмъ городъ наполнялся бѣженцами, прибывшими съ семьями и со скарбомъ со всѣхъ концовъ, гдѣ наступалъ непр?ятель. Такихъ бѣженцевъ въ Скопле собралось около 150 тысячъ.

Непремѣнное желан?е Фети-паши дать во что-бы то ни стало сражен?е у города не могло ни къ чему иному привести, какъ къ новому позору. Между тѣмъ бомбардировка города могла вы звать массу жертвъ и принести тяжелыя послѣдств?я. Ввиду этого нотабли города уговаривали Фети-пашу отказаться отъ своего плана и отступить дальше.

На слѣдующ?й день Фети-паша, никому ничего не говоря. покинулъ городъ, такъ какъ сорганизовать что-либо для сопротивлен?я наступающимъ сербскимъ войскамъ ему не удалось.

Представители города обратились къ русскому генеральному консулу Калмыкову, прося его заступиться за городъ,-отправиться въ квартиру сербской арм?и и предложить сербамъ занять городъ Скопле.

13 октября консулы: русск?й, французск?й, англ?йск?й и австр?йск?й съ представителями города явились къ командующему первой сербской арм?и королевичу Александру и предложили ему скорее занять Скопле и ввести порядокъ изъ-за опасен?я анарх?и.

Королевичъ Александръ во главѣ 16-го имени Государя Императора Николая ?? полка, осыпаемый цветами, при восторженныхъ, кликахъ христ?анскаго населеy?я вошелъ въ тотъ-же день въ городъ. А черезъ нѣсколько дней послѣ того былъ торжественный въѣздъ короля Петра въ древнюю столицу Сербскаго царства, гдѣ сербск?й царь Душанъ Сильный въ 1349 году обнародовалъ свой знаменитый «законникъ».

При встрѣчѣ короля Петра бывш?й городской голова города Скопле-турокъ, привѣтствуя короля, сказалъ:

«Пять вѣковъ тому назадъ оттоманы взяли этоть край мечомъ. Нынѣ военное счастье изменило оттоманскому оруж?ю. То, что мечомъ взяли, мечу и отдаемъ. Отъ кого взяли, тому и отдаемъ».

Итакъ, послѣ 532 лѣтъ турецкаго рабства, Скопле вновь возвратился къ Серб?и.

Послѣ взят?я Скопле первая сербская арм?я продолжала свой путь преслѣдован?я разбитой турецкой македонской арм?и, отступавшей по долинѣ р. Вардара. Въ Велесѣ, несмотря на прекрасныя позиц?и, турки не задержались и продолжали отступлен?е, но не по долинѣ Вардара, а повернувъ на юго-западъ, по направлен?ю къ Прилѣпу. Такое измѣнен?е направлен?я уже давало понять, что командующ?й македонской арм?ей предприметъ что-нибудь въ Монастырѣ, гдѣ имѣлась нѣкоторая часть свѣжихъ войскъ, неиспытавшихъ еще поражен?я и бѣгства. Путь кь Монастырю (Битол?и) ведетъ черезъ г. Прилѣнъ.

Сербск?я войска первой арм?и королевича Александра направились къ Прилѣну двумя путями, а именно: по дорогѣ, проложенной прямо изъ Велеса до Прилѣна, и но дорогѣ, идущей черезъ Криволакъ; первая дорога короче второй. Изъ Прилѣна въ Монастырь имѣется одна лишь дорога, долиною р. Церна.

20-го октября первая колонна, идущая по первой дорогѣ, приблизилась къ перевалу Бабине-Планина, находящемуся сѣверо-восточнѣе Прилѣна, т.-е. не доходя Прилѣна на 12-14 версть. Высота этого перевала около 1,200 метровъ, а высота долины рѣки Десна съ северо-востока отъ перевала и всего въ 5 верстахъ отъ него имѣетъ около 600 метровъ; изъ этого видно, что подъемъ очень тяжелъ. Точно также долина рѣки, которая протекаетъ черезъ Прилѣпъ и беретъ начало у этого перевала, имѣетъ высоту около 600 метровъ.

Къ перевалу ведетъ ущелье, по которому зигзагами проложена дорога, весьма плохо содержимая.

По сторонамъ перевала возвышаютоя вершины горъ въ видѣ сопокъ. Нѣкоторыя изъ нихъ достигаютъ 1,560 метровъ высоты. Положен?е, весьма похожее на Шипкинск?й перевалъ.

Какъ перевалъ, такъ и всѣ боковыя сопки были заняты турками. Донесен?я говорили, что турокъ здѣсь около 20 тысячъ съ нѣсколькими горными оруд?ями.

Сербамъ нечего было и думать пользоваться здѣсь полевой артиллерюй; горныхъ-же оруд?й у нихъ было мало, да и тѣхъ негдѣ было поставить, такъ какъ со свободныхъ высоть не было доступа, до высоть, занятыхъ турками. Сербамъ удалось вывезти лишь два горныхъ оруд?я, причемъ они не могли принести существенной пользы.

Нельзя было использовать и численное превосходство сербскихъ силъ, почти вдвое превосходившихъ турецк?я, такъ какь не было возможности ихъ развернуть. Такова была местность.

Приходилось действовать одной пѣхотой, употребляя для атаки высоть, занимаемыхъ турками, небольш?е сравнительно отряды, въ 2-3 роты, не болѣе.

Три дня подрядъ сербы брали перевалъ и высоты.

Три дня упорной, героической атаки. Атака следовала за атакой.

На трет?й день, вечеромъ, всѣ турецк?я позиц?и занимала уже сербская пѣхота.

Отъ Прилѣпа турки отступили на Монастырь, гдѣ уже шла работа по укрѣплен?ю.

Турки остановились на перевалѣ Бабине-Планина, главнымъ образомъ, для того, чтобы задержать на несколько дней сербовъ и лучше укрѣпиться въ Монастырѣ.

У Монастыря туркамъ удалось собрать около 70-80 тысячъ войскъ и около 100 оруд?й; сила довольно внушительная. Но эта сила не могла противостоять сербамъ, которые, въ сущности, наступали на Монастырь съ силою, по численности не большей, чѣмъ у турокъ, но съ преимуществомъ дѣйств?й артиллер?и, которая и здѣсь, какъ у Куманова, сыграла главную роль. Потери сербовъ подъ Монастыремъ должны были быть близки къ потерямъ подъ Кумановымъ, т.-е. около 7-8 тысячъ убитыми и ранеными.

Съ паден?емъ Монастыря западная турецкая арм?я перестала существовать. Въ этой послѣдней битвѣ турки потеряли до 50,000 человѣкъ плѣнными и до 17,000 убитыми и ранеными, сербы-же свои потери исчисляли всего въ 7,000 человѣкъ.

Находивш?еся въ Монастырѣ Али-Риза-паша, Кара-Саидъ-паша и Зекки-паша бежали еще до капитуляц?и; Джавидъ-пашѣ и Фети-пашѣ удалось прорваться съ остатками своей арм?и, около 30,000 человѣкъ, первому-къ Флоринѣ, второму- къ Реснѣ. Сербы преследовали ихъ и 10 ноября заняли съ боя Флорину, гдѣ встретились съ греческими войсками, спѣшившими къ Монастырю, послѣ занят?я Салоникъ. Джавидъ-паша бѣжалъ къ Янинѣ и, собравъ нѣсколько тысячъ бѣглецовъ, сталъ содѣйствовать ея оборонѣ. Сербы, между тѣмъ, заняли и Ресну, на пути къ которой былъ убитъ Фети-паша.

Съ этого времени сербск?я войска, выполнивъ трудную Куманово-монастырскую операц?ю, занялись лишь оккупац?ей Албан?и и очищен?емъ ея городовъ и селен?й оть албанскихъ бандъ.

Задачей сербовъ стало теперь достижен?е береговъ Адр?атическаго моря и занят?е порта Дураццо, что составляло для нихъ почти главную цѣль войны.

Въ то время, какъ совершались описанныя выше событ?я, въ которыхъ главную роль играла 1-я сербская арм?я королевича Александра, 4-я арм?я генерала Живковича еще 9 октября заняла Новый Базаръ, а третья арм?я генерала Янковича 13 октября- Приштину. Вслѣдъ за тѣмъ Янковичъ началъ наступлен?е къ Ускюбу, чтобы войти въ связь съ первой арм?ей, и 14 октября заняль съ боя городъ Качаникъ, гдѣ въ ?юлѣ 1912 г. турки произвели варварское изб?иен?е христ?анъ. отдѣливъ одну дивиз?ю къ Монастырю на усилен?е 1-й арм?и, генералъ Янковичъ двинулся къ Адр?атическому побережью одновременно съ 1-й арм?ей.

11 октября части 1-й арм?и заняли безъ боя Охриду; части-же 3-й арм?и 15 ноября-Дибру и весь Лимск?й округъ, а 17 ноября -и Эльбасанъ.

1-я арм?я генерала Живковича, занявшая Новый Базаръ, соединилась съ черногорскими войсками и также двинулась къ морю.

5 ноября сербы, вмѣстѣ съ черногорцами, завяли порть Аллесс?о, а 15 ноября-и порть Дураццо.

Что касается, наконецъ, 2-й арм?и генерала Стефановича, то не понадобившись подъ Кумановымъ, она двинулась на поддержку грековъ къ Салоникамь, но паден?е этого города сделало дальнѣйш?й ея походъ въ этомъ направлен?и излишнимъ, и значительная часть ея была направлена къ Адр?анополю, на усилен?е болгарскихъ войскъ, осаждавшихъ эту крѣпость.

Всѣ стратегическ?я задачи на албано-македонскомъ театрѣ войны сербами были уже выполнены и они могли-бы оказать еще болѣе значительную помощь Болгар?и, но въ это время Австр?я мобилизовала войска и призракъ войны съ нею изъ-за Албан?и не позволилъ Серб?и перебросить свои силы на востокъ.

Какъ уже сказано выше, 21 ноября 1912 г. было подписано перемир?е съ турками, 30 ноября начались мирные переговоры въ лондонѣ, 21 января 1913 г. переговоры были прерваны и военныя дѣйств?я хотя и возобновились, но въ этой второй войнѣ съ Турц?ей сербы, главнымъ образомъ, ограничились лишь принят?емъ участ?я въ осадѣ Адр?анополя.

Послѣ паден?я этой крѣпости, о чемъ мы уже подробно говорили въ первой главѣ нашего очерка, вновь начались мирные переговоры въ Лондонѣ, которые и закончились подписан?емъ мирнаго договора союзниковъ съ Турц?ей 17 мая 1913 года.

Въ результатѣ эта побѣдоносная для Серб?и война не принесла ей того, чего она такъ страстно жаждала: выходъ къ Адр?атическому морю былъ для нея запертъ образован?емъ, по желан?о Австр?и и Итал?и, автономной Албан?и, изъ которой Серб?я, подъ давлен?емъ Европы, принуждена была удалить свои войска, очистивъ порты Дураццо и Алесс?о.

Дальше