Содержание
«Военная Литература»
Военная история
Глава ?.
Война Болгар?и съ Турц?ей

30 сентября 1912 года болгарскимъ правительствомъ турецкому посланнику въ Соф?и была передана нота, въ которой перечислены основныя реформы, могущ?я улучшить тяжкую судьбу христ?анскаго населен?я въ Турц?и. Въ этой нотѣ указывалось на необходимость введен?я областной автоном?и назначен?емъ губернаторомъ бельг?йца или швейцарца; учрежден?я областной выборной скупщины, жандармер?и, предоставлен?я свободы обучен?я въ школахъ и учреждешя народнаго войска. Осуществлен?е реформъ предлагалось поручить особому верховному совету, составленному въ одинаковомъ числѣ изъ христ?анъ и мусульманъ, подъ контролемъ пословъ великихъ державъ и посланниковъ балканскихъ государствъ въ Константинополѣ. Портѣ предлагалось заявить, согласна-ли она на удовлетворен?е требован?й обязательствомъ проведен?я реформъ въ шестимѣсячный срокъ. Кромѣ того, предъявлялось требован?е, въ доказательство соглас?я, немедленно демобилизовать войска.

Вмѣсто демобилизац?и части турецкихъ войскъ, собранныхъ во Фрак?и, на другой-же день послѣ вручен?я приведенной выше болгарской ноты, былъ опубликованъ султанск?й манифестъ о мобилизац?и редифовъ и части территор?альныхъ войскъ.

Въ этомъ манифестѣ султанъ напоминалъ о миролюб?и Турц?и и ея традиц?инномъ уважен?и правъ другихъ народовъ и расъ. «Оттоманы,-говорилось въ немъ далѣе,-чужды злыхъ замысловъ. Несмотря на велик?я затруднен?я, переживаемыя Турц?ей, она постепенно вводить реформы на благо ея народностей. Однако, маленьк?е сосѣди, намѣреваясь остановить прогрессъ Турц?и, согласились напасть на нее. Болгарск?е, сербск?е, черногорск?е и греческ?е мечтатели, забывъ, какъ дорого оттоманы продаютъ свою жизнь, сколь героически сражаются въ Триполитан?и, выслали войска на наши границы, заставивъ насъ мобилизовать арм?ю, вѣрную хранительницу чести нац?и. Нынѣ долгъ оттомановъ защищать отечество, которое ихъ предки оросили драгоценною кровью, не допустить врага безнаказанно попрать священную почву, каждая частица которой содержитъ останки предковъ, помешать нападен?ю на наслѣд?е оттомановъ. Подобно предкамъ, храбро защи щавшимъ отечество, оттоманы должны спешить на границы, чтобы ударомъ сабли отсечь руку, дерзающую посягнуть на оттоманское отечество». Въ концѣ манифеста султанъ выражалъ уверенность, что «оттоманы присоединять новые лавры къ лаврамъ предковъ».

4 октября Порта обратилась къ болгарской мисс?и въ Константинополѣ со следующей нотой:

«Общая мобилизац?я и сосредоточен?е вашихъ военныхъ силъ на границѣ Оттоманской импер?и и ежедневныя нападен?я на пограничныя укрѣплен?я и позиц?и, равнымъ образомъ столь-же недопустимыя, какъ и невѣроятныя требован?я, предъявленный вашимъ правительствомъ, дѣлаютъ невозможнымъ сохранен?е между Турц?ей и вашимъ государствомъ мира, который императорское правительство хотѣло всегда сохранить. Вслѣдств?е сего начальникъ мисс?и и составь последней имѣютъ получить свои паспорта и возможно скорѣе удалиться съ территор?и Оттоманской импер?и».

Война была окончательно решена, и 5 октября царь Болгар?и Фердинандъ обратился къ народу со слѣдующимъ манифестомъ:

«Болгары. Втечен?е моего двадцатилѣтняго царствован?я я всегда усматривалъ въ мирномъ и культурномъ трудѣ залога прогресса, благоденств?я и славы Болгар?и и всегда желалъ, чтобы по этому пути неуклонно шелъ болгарск?й народъ. Провидѣн?е судило иначе. Настало время, когда болгарск?й народъ призванъ отказаться отъ благодѣян?й мира и долженъ прибегнуть къ оруж?ю для разрѣшен?я великой задачи. За Рилодагомъ и Родопскими горами наши братья по крови и вѣрѣ за цѣлыхъ 35 лѣть до момента нашего освобожден?я не имѣли счастья добиться сносной человеческой жизни. Всѣ усил?я, направленныя къ достижен?ю этой цѣли какъ великихъ державъ, такъ и болгарскаго правительства, не создали тѣхъ услов?й, которыя позволяютъ этимъ христ?анамъ пользоваться человеческими правами и свободой. Слезы балканскихъ рабовъ, стенан?я милл?оновъ христ?анъ не могли не потрясти сердецъ ихъ соплеменниковъ и единовѣрцевь, которые своей свободной и мирной жизнью обязаны великой христ?анской освободительництѣ. Болгарск?й народъ помнить пророческ?я слова Царя-Освободителя о томъ, что святое дѣло должно быть доведено до конца. Теперь миръ нарушенъ, и, чтобы оказать помощь христ?анскому населен?ю Турц?и, у насъ не осталось иного средства, какъ обратиться къ оруж?ю. Мы видимъ, что лишь этимъ путемъ можемъ обезпечить ему защиту жизни и достоян?я. Анарх?я въ турецкихъ провинц?яхъ являлась угрозой даже нашей национальной жизни. Послѣ рѣзни въ Иштибѣ и Кочанѣ, вместо того, чтобы проявить правосуд?е, дать удовлетворен?е потерпѣвшимъ, какъ мы требовали, турецкое правительство отдало приказъ о мобилизац?и всѣхъ своихъ военныхъ силъ. Наше долготерпѣн?е подверглось тяжкому испытанно. Человеколюбивым, свойственныя христ?анину, чувства и священный долгъ оказывать помощь своимъ братьямъ, разъ имъ угрожаеть истреблен?е, а также честь и достоинство Болгар?и повелительно требовали отъ меня призвать подъ знамена ея сыновъ, готовыхъ къ защитѣ родины. Наше дѣло-справедливое, великое и священное. Уповая на покровительство и поддержку Всевышняго, возвѣщаю болгарскому народу, что война за человѣческ?я права турецкихъ христ?анъ объявлена. Повелеваю доблестной болгарской арм?и двинуться на турецкую территорию. Бокъ-о-бокъ съ нами будутъ сражаться противъ общаго врага, преследуя ту-же цѣль, арм?и балканскихъ государствъ, союзныхь съ Болгар?ей, Серб?и, Грец?и и Черногор?и. Въ этой борьбѣ креста противъ полумѣсяца, свободы - противъ тиран?и на нашей сторонѣ будетъ сочувств?е всѣхъ, кому дороги справедливость и прогрессъ. Сильный этимъ сочувств?емъ, пусть вспомнить доблестный болгарск?й солдатъ о героическихъ подвигахъ своихъ отцовъ и предковъ, доблести своихъ учителей - русскихъ освободителей. Да будеть путь его - отъ победы къ побѣдѣ! Впередъ! Съ нами Богъ!».

Мобилизац?я въ Болгар?и прошла съ неслыханнымъ успѣхомъ, чему способствовало, конечно, сильно развитое у болгаръ патр?отическое чувство и то обстоятельство, что цѣль войны, какъ ее понималъ народъ,-освобожден?е своихъ братьевъ изъ-подъ ига турокъ,-была слишкомъ понятна и близка сердцу каждаго болгарина.

Число явившихся на призывъ превысило всѣ разсчеты: во многихъ городахъ избытокъ явившихся не могъ своевременно получить винтовокъ и былъ сведенъ въ дополнительныя дружины. для пополнен?я убыли послѣ первыхъ боевъ.

Изъ 70,000 человѣкъ мирнаго состава болгарская арм?я втечен?е двухъ недель развернулась въ трехсотъ-тысячную арм?ю, а по нѣкоторымъ свѣдѣн?ямъ составъ ея достигъ къ концу мобилизац?и почти 400,000 человѣкъ, считая македонскихъ добровольцевъ и тѣ войска, которыя оставались въ Болгар?и.

Къ моменту объявлен?я войны войска Болгар?и, которыми первымъ предстояло начать движен?е, были распределены слѣдующимъ образомъ:

1) Первая арм?я, силою до 30,000 штыковъ, подъ командой генерала Кутинчева, находилась у г. Ямбола. Къ этому времени она состояла изъ двухъ дивиз?й, первой, подъ командой генерала Тошева, и десятой,-подъ командой генерала Бражеринова.

2) Вторая арм?я, силою въ 72,000 штыковъ, подъ командой генерала Иванова, была расположена близь селен?я Харманлы, на желѣзнодорожной лин?и, ведущей въ Адр?анополь. Она состояла изъ трехъ дивиз?й: третьей, подъ командой генерала Сарафова, восьмой-генерала Киркова и девятой-генерала Сиракова.

3) Третья арм?я, силою въ 64,000 штыковъ, подъ командой генерала Радко Дмитр?ева, находилась у железнодорожной станц?и «Стральджа» (лин?я Ямболъ-Бургасъ). Въ составъ ея входили три дивиз?и, четвертая-генерала Боядж?ева, пятая-генерала Христова и шестая-генерала Тенева.

Кромѣ этихъ трехъ арм?й, нѣкоторыя части войскъ, игравш?я второстепенную роль, въ томъ числѣ двѣ пѣхотныхъ дивиз?и, вторая-генерала Ковачева и седьмая-генерала Тодорова, были направлены для дъйств?я на македонскомъ театрѣ войны.

Главная квартира болгарской арм?и помещалась въ Старой Загорѣ, гдѣ находились царь Фердинандъ, номинальный главно командующ?й всѣми арм?ями, его помощникъ генералъ Саввовъ, фактически главнокомандующ?й, и начальникъ штаба генералъ Фичевъ.

Командующ?й первой арм?ей генералъ Кутинчевъ въ молодости былъ учителемъ первоначальной школы въ Рущукѣ; затѣмъ во время сербско-болгарской войны онъ уже командовалъ одной изъ дружинъ 5-го Дунайскаго полка, замѣнивъ раненаго командира, и участвовалъ въ бояхъ при Царибродѣ и Пиротѣ. Храбрый, находчивый и решительный генералъ Кутинчевъ совершенно чуждъ спец?альному военному образован?ю, но за то въ его распоряжен?и находился, въ качествѣ начальника штаба, одинъ изъ лучшихъ офицеровъ генеральнаго штаба, бывш?й военный агентъ въ Петербургѣ, полковникъ Попадоповъ, участникъ Манчжурской войны 1904-1905 гг.

Командующ?й второй арм?ей генералъ Ивановъ окончилъ русскую академ?ю генеральнаго штаба и отличился въ сербско-болгарскую войну. Послѣ этой войны генералъ былъ три года военнымъ министромъ.

Командующ?й третьей арм?ей, - «нашъ Радко», какъ зовутъ сто болгары, - еще въ освободительную войну 1877 - 78 гг. поступилъ добровольцемъ-проводникомъ въ лейбъ-гвард?и Уланск?й Ея Величества полкъ и уже тогда выдвинулся своей беззаветной храбростью. Послѣ войны Радко Дмитр?евъ окончилъ Соф?йское военное училище, а затѣмъ пр?ѣхалъ въ Росс?ю, гдѣ поступилъ въ Константиновское военное училище, закончивъ свое военное образован?е въ нашей академ?и генеральнаго штаба.

Вернувшись на родину, онъ, въ качествѣ, помощника начальника штаба западнаго отдѣльнаго корпуса, во время войны съ сербами получилъ боевое крещен?е въ сражен?яхъ при Драгоманѣ, Планицѣ и Пиротѣ.

Онъ былъ въ числѣ тѣхъ офицеровъ, которые заставили Александра Баттенбергскаго отречься отъ престола Болгар?и. Это обстоятельство заставило Дмитр?ева эмигрировать и онъ вновь очутился въ Росс?и.

Десять лѣтъ прокомандовалъ Радко Дмитр?евъ ротой въ нашемъ 15-мъ гренадерскомъ Тифлисскомъ полку и лишь въ 1898 году вернулся въ Болгар?ю.

Этотъ несомненный герой Балканской войны въ настоящее время назначенъ посланникомъ въ Петербургъ.

Назначен?ю командующихъ отдельными арм?ями было сдѣлано чрезвычайно удачно, какъ это и доказано ими на дѣлѣ, что-же касается назпачен?я фактическимъ главнокомандующимъ генерала Саввова, то этотъ выборъ ни въ какомъ случаѣ нельзя назвать удачнымъ.

Саввовъ также окончилъ нашу академ?ю генеральнаго штаба, также участвовалъ въ сербо-болгарской войнѣ и даже былъ военнымъ министромъ во время господства стамбуловцевъ. Одинъ изъ военныхъ корреспондентовъ, Н. П. Мамонтовъ, даетъ такую характеристику этому человеку, которому пришлось сыграть въ последней войнѣ первенствующую роль:

«Популярный лишь среди своихъ парт?йныхъ единомышленниковъ (стамбуловцевъ), Саввовъ дѣйствительно знаетъ военное дѣло, но онъ- эгоистъ до мозга костей и ради того, чтобы выдвинуть себя на первый планъ, не стесняется нарушать иниц?ативу подчиненныхъ и препятствовать имъ приводить въ исполнен?е ихь вполнѣ цѣлесообразные планы».

Изъ дальнѣйшаго изложен?я нашего очерка читатели убедятся, насколько была вѣрна такая характеристика.

Вооружен?е болгарской арм?и было превосходно: артиллер?я была лучше турецкой. Несомненными дефектами въ арм?и были: малочисленность кавалер?и и, въ особенности, крайн?й недостатокь врачей и полная неорганизованность госпитальной и санитарной части.

Планъ компан?и, въ составлен?и котораго принимали участ?е генералы Саввовъ и Фичевъ, а также сербск?й военный министръ генералъ Путникъ, въ главнѣйшихъ своихъ чертахъ, заключался въ слѣдующемъ. Черногорской, сербской и греческой арм?и выпадала второстепенная задача на македонскомъ театрѣ войны; главный ударъ туркамъ должны были нанести болгары: первой и третьей арм?ямъ (генералы Кутинчевъ и Радко Дмитр?евъ) приказано было быстро двинуться къ югу чрезъ Лозенградъ (Киркилиссе) къ Константинополю, а вторая арм?я (генерала Иванова) предназначалась для обложен?я Адр?анополя и полнаго его изолирован?я.

Такимъ образомъ на первый планъ ставилась операц?я подъ Лозенградомъ; для этой цѣли (См. карту ? 1, стр. 10) третья арм?я двигается на Лозенградъ, а вторая - на Сел?олу, въ разрѣзъ между силами турокъ, сосредоточенными въ Адр?анополе и Лозенградѣ.

6 октября предъ фронтомъ болгарскихъ войскъ былъ прочитанъ манифестъ объ объявлен?и войны и войска первой и третьей арм?и (около 100,000 штыковъ) быстро двинулись на югъ. Если турки были плохо осведомлены о положен?и болгарскихъ арм?й и планѣ войны, то, наоборотъ, болгары отлично знали почти все, что делалось у турокъ. Многочисленные, ежедневно прибывавш?е бѣженцы изъ Фрак?и доставляли не мало драгоцѣнныхъ для болгаръ свѣдѣн?й.

Болгары знали, что турецкая мобилизац?я происходила изъ рукъ вонъ плохо; что укрѣплен?я у Лозенграда, возводимыя турками, по указан?ю германскаго инструктора турецкихъ войскъ Гольцъ-паши, находятся въ зачаточномъ состоян?и; что число войскъ, занимающихъ Лозенградъ, не превышаетъ 45,000 человѣкъ; что, подкрѣплен?я, направленныя къ нимъ, запоздали.

Все это властно указывало генералу Радко Дмитр?еву на то, что весь успѣхъ лозенградской операц?и заключается въ быстротѣ натиска.

Радко Дмитр?евъ блистательно справился съ своей задачей. «Указан?я военной науки, - говорить Н. П. Мамонтовъ въ своей киигѣ «Съ болгарскими войсками отъ Балканъ до Чаталджи», - опредѣляють среднюю скорость арм?и изъ нѣсколькихъ корпусовъ- 10 или 15 верстъ въ день, при благопр?ятныхъ услов?яхъ, дорогахъ, удобныхъ для похода, и т. д.

На всемъ протяжен?и отъ Балканъ до Лозенграда дороги были размыты десятидневными ливнями, обратившими пахотныя поля въ непроходимыя трясины.

По непролазной грязи войска третьей и первой арм?й, буквально на плечахъ людей вывозя артиллер?ю и обозы, уже на третьемъ переходѣ, со скоростью 35 и 40 верстъ въ сутки, вступили на турецкую территор?ю, нарушая всѣ предположен?я турокъ».

Изъ Лозенграда или Киркилиссе турки думали создать сильный укрепленный лагерь, не уступающ?й Адр?анопольскому, но къ началу войны успели построить только двѣ долговременныя батареи на востокѣ и на западѣ отъ города; остальныя укрѣплен?я не были закончены, но гористая местность къ северу и западу отъ Лозенграда дала возможность туркамъ сильно укрепить позиц?и.

У Лозенграда были расположены весь трет?й армейск?й корпусъ и нѣкоторыя части другихъ корпусовъ, всего до 45,000 человѣкъ, т. е. на половину менѣе того количества солдатъ, какое насчитывали болгары въ арм?яхъ Радко Дмитр?ева и Кутинчева.

Войсками командовалъ Махмудъ-Мухтаръ-паша, сынъ извѣстнаго Гази-Мухтара-паши. Главнокомандующ?й восточною арм?ею турокъ Абдуллахъ-паша находился въ это время въ Люле-Бургасѣ.

Турецки главнокомандующ?й, не ожидавши такъ скоро наступлен?я болгаръ, считалъ Лозенградскую позиц?ю вполнѣ обезпеченной, тѣмъ болѣе, что къ ней подвигался уже шестнадцатый армейск?й корпусъ въ количествѣ 30,000 человѣкъ, а съ его прибыт?емъ 75,000 турокъ, сосредоточенныхъ въ укрѣплен?яхъ Лозенграда, представляли-бы действительно серьезную преграду арм?ямъ Радко Дмитр?ева и Кутинчева.

Но, къ несчастью для турокъ, 16-й корпусъ опоздалъ...

8 октября третья болгарская арм?я перешла границу и двинулась по шести направлен?ямъ къ Лозенграду, стараясь охватить оба фланга турецкой арм?и.

9 октября разыгрался бой подъ Эреклеромъ, гдѣ турки заняли передовую позиц?ю съ трехъ-ярусной обороной крутыхъ скалистыхъ хребтовъ.

Болгарск?я войска, рвавш?яся въ штыковую атаку,-знаменитый ударъ «на-ножъ»,-не остановились передъ тяжелой задачей-фронтальной атакой позиц?и турокъ, представлявшей естественное укрѣплен?е.

Ихъ блестяще поддержала артиллер?я, засыпавшая турецк?я батареи дождемъ гранатъ и шрапнели.

Одинъ изъ турецкихъ дезертировъ, македонецъ родомъ, участникъ Эреклерскаго боя, очень картинно разсказывалъ Н. П. Мамонтову о томъ ужасномъ впечатлѣн?и, какое произвела меткая стрельба болгарскихъ орудй на турокъ.

- Какъ только наша батарея,-разсказывалъ онъ,-открыла огонь, тотчасъ-же на нее обрушился ураганъ снарядовъ болгарской артиллер?и, для насъ невидимой. Мы всѣ бросились отъ оруд?й вразсыпную прятаться, кто куда...

Командиръ батареи первымъ вскочилъ на коня и ускакалъ въ Лозенградъ, офицеры-за нимъ... Намъ нечего было дольше оставаться подъ этимъ адскимъ огнемъ: кто пѣшкомъ, кто верхомъ на артиллер?йскихъ лошадяхъ съ перерубленными постромками помчались къ городу, думая найти въ немъ спасен?е. Всѣ оруд?я и зарядные ящики были оставлены на мѣстѣ; мы даже не вспомнили о нашихъ ранцахъ, палаткахъ и шинеляхъ, сложенныхъ въ окопахъ...

Въ то время, какъ второй Искерск?й полкъ штурмовалъ Элеклерск?я высоты, войска генерала Боядж?ева аттаковали турокъ у Эскиполоса, а дивиз?и генераловъ Тенева, Тошева и Бражеринова направили ударъ на Сел?олу и Гечкенли{1}.

Вотъ что говоритъ генералъ Тошевъ въ своемъ приказѣ по дивиз?и:

«9 октября, въ день славнаго боя при Сел?олу, молодцы-тырновцы и соф?йцы впервые помѣрялись силами съ вѣковымъ врагомъ, разбили его и гнали десятки верстъ.

Пѣхота, развернувшись изъ походнаго порядка, бѣгомъ понеслась, какъ вихрь, неудержимо и безостановочно на штурмъ непр?ятеля. Воспламененные боевымъ порывомъ, соф?йцы и тырновцы не имѣли времени для стрельбы: они ринулись впередъ съ громогласнымъ «ура» на густыя турецк?я массы, развертывавш?яся южнѣе. Артиллер?я могущественно покровительствовала ихъ неудержимому напору.

Бой начался въ 2½ часа дня, а ужь въ 3½ часа турецк?я батареи были принуждены отступить на вторыя позиц?и, пѣхотныя лин?и оттиснуты къ «могиламъ» у с. Гечкенли, а по шоссе Киркилиссе- Адр?анополь чернелись массы турокъ, старавшихся пробиться къ Адр?анополю.

Наша артиллер?я перенесла огонь на нихъ. Турки были принуждены повернуть къ югу; турецк?я батареи отъ нашего огня замолкаютъ; пѣхота стремительно летитъ къ «могиламъ»; вездѣ раздается «ура», победное, всесокрушающее!

Падаетъ сотня убитыхъ, сотни раненыхъ покрываютъ землю, но «ура" продолжается...

Турецк?я батареи взяты, непр?ятель окончательно разбить и обращенъ въ полное бѣгство на югъ!

Въ этотъ славный для дивиз?и день двѣ Цареградк?я дивиз?и, которыя слывуть отборными среди турецкихъ войскъ, втечен?е 3 часовъ сокрушены двумя полками тырновцевъ и софийцевъ, отдаютъ свои батареи и позорно бѣгутъ.

Поэтому бѣшеная атака при Селюлу не только разрушила планы турокъ, но и внушила турецкому солдату ужасъ передъ болгарскимъ оруж?емъ.

Поклонъ глубок?й отъ меня вамъ, доблестные офицеры и молодцы-юнаки тырновцы, соф?йцы и артиллеристы!

Гечкенл?йск?я могилы покроются памятниками, которые возвѣстятъ на вѣчныя времена о вашемъ боевомъ порывѣ и ничѣмъ неудержимомъ напорѣ на врага въ этотъ день!

Начальникъ дивиз?и генералъ Тошевъ»

Въ первый день боя подъ Лозенградомъ, 9 октября, турки были выбиты изъ передовыхъ позиц?й, а на другой день, 10 октября, болгарск?я войска, подъ проливнымъ дождемъ, повели рѣшительное наступлен?е по всей лин?и.

Рѣшающимъ моментомъ этого боя былъ обходъ праваго фланга турецкихъ войскъ, у с. Кайвы, гдѣ одна изъ болгарскихъ дивиз?й, достигшая этой местности уже къ ночи, произвела среди турокъ полную панику. Бывш?я здѣсь редифныя турецк?я войска бросились въ городъ...

Произошло ничто ужасное: эти бѣглецы увлекли за собой и остальныя войска, началось поголовное бегство. Турецц?я войска кинулись, бѣжатъ, по направлен?ю къ Люле-Бургасу и Бунаръ-Гиссару, бросивъ на произволъ судьбы форты, батареи, пушки и обозы...

Махмудъ-Мухтаръ-паша не пытался даже водворить порядокъ и одинъ изъ первыхъ покинулъ Лозенградъ съ поѣздомъ желѣзной дороги, отходившимъ на Баба-Эски.

11 октября утромъ болгарск?юя войска заняли Лозенградъ.

Инструкторъ турецкихъ войскъ прусск?й генералъ фонъ-деръ-Гольцъ, накануне объявлен?я войны, гордо заявилъ:

- Для овладѣн?я Лозенградомъ потребуется три мѣсяца времени и арм?я, трижды превышающая болгарскую, какъ по численности, такъ и по качеству.

Радко Дмитр?евъ доказалъ, что Лозенградъ можно было взять не въ три мъсяца, а въ три дня, при самыхъ ничтожныхъ потеряхъ (300 убитыхъ, 450 раненыхъ).

Взаключен?е описан?я Лозенградской операц?и скажемъ нѣсколько словъ о томъ, что дала болгарамъ эта победа:

1) Успѣхъ перваго боя съ позорно бѣжавшими турками необычайно поднялъ духъ болгарской арм?и.

2) Планъ дѣйств?й противника былъ нарушенъ: о вторжен?и турецкихъ войскъ на территор?ю Болгар?и не могло быть и рѣчи.

3) Поражен?е подъ Лозенградомъ внесло полную дезорганизац?ю въ турецкую арм?ю.

4) Болгары захватили безчисленные трофеи: болѣе 100 оруд?й, до 200 зарядныхъ ящиковъ, тысячи винтовокъ и т. д.

5) Захватъ неповрежденной станц?и железнодорожной лин?и Лозенградъ-Баба-Эски-Люле-Бургасъ-Чаталджа, съ полнымъ техническимъ оборудован?емъ, пятью паровозами, 200 вагонами и складами угля, имѣлъ огромное стратегическое значен?е, облегчая дальнѣйш?я дѣйств?я болгарскихъ операц?й.

6) Военная добыча, доставшаяся болгарамъ въ Лозенградѣ, оказалась колоссальной: склады были переполнены пров?антомъ и фуражемъ, мундирно-амуничныя вещи оказались въ такомъ количествѣ, что вновь сформированная болгарская дивиз?я могла быть съ избыткомъ снабжена турецкими шинелями и сапогами.

Успѣхъ былъ такъ великъ, что у многихъ могла закружиться голова... Она и закружилась,-прежде всего въ Старой Загорѣ, въ главной квартирѣ болгарской арм?и...

Вотъ какую рѣчь произнесъ старо-загорск?й митрополитъ Мефод?й на торжественномъ молебств?и по случаю взят?я Лозенграда, обращаясь къ царю Фердинанду:

- «Господу угодно было благословить христолюбивое воинство блестящей побѣдой.

Шесть дней войны истекли - и наши доблестные войска разбили нечестивыхъ агарянъ.

Палъ Лозенградъ, и совершилось, казалось, невозможное даже для величайшихъ героевъ!

Съ такими достойными сынами родины, царь, ты, можешь, твердо уповая на Бога, довершить великое дѣло освобожден?я зарубежныхъ братьевъ.

И да нарекутъ тебя царемъ-освободителемъ, и съ Бож?ею милостью-императоромъ Великой Цѣлокупной Болгар?и!».

Послѣ этого молебна у русскаго военнаго корреспондента Н. П. Мамонтова произошелъ слѣдующ?й необыкновенно характерный разговоръ съ однимъ болгарскимъ полковникомъ:

- «Скажите, полковникъ,-спросилъ г. Мамонтовъ,-слова митрополита Мефод?я объ «императорѣ» сказаны подъ вл?ян?емъ минуты, или они отражаютъ собою настроен?е «въ сферахъ»?

- Никто, пока, еще и не помышляетъ объ «импер?и» Болгарской. Быть можетъ, у нѣкоторыхъ энтуз?астовъ и появилась такая идея, - но она весьма преждевременна. Надо раньше разбить козни враждебной намъ европейской дипломат?и и создать объединенную Болгар?ю, затѣмъ поработать еще добрый десятокъ лѣтъ,-а тогда будетъ видно, какую роль призвана играть Болгар?ѣя на Балканахъ,

-Роль Прусс?и въ Германскомъ союзѣ?

- Давай Богъ, чтобы такъ,-крепко пожалъ мою руку полковникъ»...

Въ то время, когда болгарск?й народъ, вѣря въ слова манифеста царя Фердинанда, геройски умиралъ за «свободу своихъ братьевъ въ Македон?и»- въ «сферахъ» уже въ самомъ начали войны мечтали вовсе не о свободѣ македонцевъ, а о «Болгарской импер?и», о первенствѣ Болгар?и на Балканскомъ полуостровѣ...

Это были опасные симптомы болезни, охватившей «сферы» Болгар?и,-болезни, именуемой ,,ман?ей велич?я»...

Прежде чѣмъ перейти къ дальнѣйшимъ дѣйств?ямъ первой и третьей арм?и, слѣдуетъ сказать нѣсколько словъ о томъ положен?и, которое заняла вторая болгарская арм?я генерала Иванова.

Авангардомъ этой арм?и уже 6 октября былъ занятъ укрепленный пунктъ Куртъ-кале (Волчья крѣпость), запирающ?й перевалъ изъ долины р. Марицы въ долину р. Арды.

Въ тотъ-же день безъ выстрела была занята неповрежденная станц?я «Мустафа-паша» и лежащ?й на обоихъ берегахъ р. Марицы городъ того-же назван?я. Турки, поспѣшно оставивъ Мустафа-пашу, даже не позаботились взорвать мостъ чрезъ Марицу, чѣмъ, конечно, облегчили движен?е второй болгарской арм?и къ Адр?анополю.

Въ тѣ дни, когда шли бои подъ Лозенградомъ, войска второй болгарской арм?и приступили къ обложен?ю Адр?анополя, постепенно занимая окружающ?я его высоты и устанавливая осадныя батареи.

На четвертый день обложен?я болгарамъ удалось прорвать водопроводъ, снабжавш?й городъ питьевой водой; гарнизону и населен?ю Адр?анополя пришлось пользоваться мутными и нездоровыми водами Марины и Тунджи.

Подъ Адр?анополемъ потянулись дни длительной осады, причемъ всѣ вылазки турокъ не имѣли успеха, и кольцо, обложен?я Адр?анополя крѣпло съ каждымъ днемъ.

При описан?и дѣйств?й 1-й и 3-й арм?й (Кутинчева и Радко Дмитр?ева) мы остановились на днѣ 11 октября, когда болгарск?я войска вступили въ Лозенградъ.

Войска генерала Радко Дмитр?ева расположились въ городѣ и его окрестностяхъ, а дивиз?и генерала Кутинчева стали бивакомъ недалеко оть поля боя у Сел?олу, на ведущей къ Баба-Эски дорогѣ.

Послѣ разгрома подъ Лозенградомъ турецк?я войска потеряли вѣру въ начальниковъ, а начальники-въ войска.

Вотъ что, напримѣръ, телеграфировалъ Махмудъ-Мухтаръ-паша, командовавш?й турецкой арм?ей подъ Лозенградомъ, своему отцу:

«Это не войска, а сволочь (!)! Солдаты думаютъ лишь о томъ, какъ-бы скорей добраться до Стамбула, куда ихъ влечетъ запахъ константинопольскихъ кухонь. Съ такими войсками успѣшно обороняться невозможно...».

Подлинникъ этой телеграммы былъ найденъ въ полевой сумкѣ раненаго турецкаго офицера генеральнаго штаба, захваченнаго болгарами при отступлен?и турокъ оть Лозенграда.

Главнокомандующ?й восточными арм?ями турокъ Абдуллахъ-паша въ письмѣ къ великому визирю писалъ послѣ Лозенградскаго погрома:

«Чтобы не очутиться въ еще худшемъ положен?и, прошу уладить вопросъ дипломатическимъ путемъ».

Бѣгство турокъ изъ Лозенграда продолжалось до селен?я Яни и г. Визы; они смяли шедш?я къ нимъ изъ Константинополя па поддержку войска и увлекли за собой, въ этомъ безпорядочномъ бѣгствѣ, цѣлый 16-й корпусъ.

Только около Визы, въ шестидесяти верстахъ оть Лозенграда, остановилось безумное бѣгство арм?и.

А между тѣмъ, вместо энергичнаго преслѣдован?я на голову разбитыхъ турокъ, третья и первая болгарск?я арм?и остановились и съ 11 до 14 октября не только не преследовали непр?ятеля, но и соприкосновен?е съ нимъ временно было утрачено.

Этотъ перерывъ въ военныхъ дѣйств?яхъ, эта потеря дорогого времени, повидимому, объясняются двумя причинами: во-первыхъ, страшнымъ утомлен?емъ болгарской пѣхоты, совершившей въ короткое время пять форсированныхъ переходовъ (два послѣдн?е-съ боемь), а, во-вторыхъ,-крайнимъ недостаткомъ кавалер?и (по одному эскадрону на дивиз?ю).

Какъ-бы то ни было, эти три потерянные болгарами дня дали возможность туркамъ не только оправиться, но и перейти въ наступлен?е.

Остатки разбитой подъ Лозенградомъ турецкой арм?и съ 11 по 34 октября блуждали по всѣмъ направлен?ямъ къ югу отъ Лозенграда и, наконецъ, скопились у г. Визы и Люле-Бургаса.

Въ Визу прибыль командовавши ими подъ Лозенградомъ Махмудъ-Мухтаръ-паша, которому удалось остановить увлеченный лозенградскими бѣглецами 16-й корпусъ и сформировать новыя сводныя дивиз?и изъ подошедшихъ отъ Константинополя редифовъ.

У Люле-Бургаса командиръ четвертаго корпуса Абукъ-паша собралъ до 60,000 человѣкъ, опоздавшихъ къ лозенградскому бою.

Главнокомандующ?й восточной турецкой арм?ей Абдуллахь-паша, видя, что онъ вновь располагаетъ арм?ей въ 120,000 человѣкъ, избралъ позиц?ю для упорнаго оборонительнаго боя за рѣкою Карагачъ между Бунаръ-Гиссаромъ и Люле-Бургасомъ, на протяжен?и 35 верстъ.

По его разсчетамъ, 120,000 турокъ на укрепленной позиц?и, фронта которой былъ прикрыть болотистой рѣкой Карагачъ, смѣло могли разсчитывать остановить обѣ болгарск?я арм?и.

14 октября Махмудъ-Мухтаръ паша перешелъ въ наступлен?е и отъ Визы перевелъ главныя свои силы къ Бунаръ-Гиссару. (См. карту ? 2 на стр. 42).

Въ этоть-же день турецк?я войска вошли въ соприкосновен?е съ сторожевымъ охранен?емъ пятой дивиз?и ген. Христова у Бунаръ-Гиссара, и болгары должны были податься назадъ, къ Яни.

Одновременно и авангардъ четвертой дивиз?и ген. Боядж?ева былъ оттѣсненъ турками. 15 октября Радко Дмитр?евъ приказалъ всѣмъ своимъ тремъ дивиз?ямъ (4, 5 и 6) наступать, развернувъ ихъ на фронтѣ Яни-Люле-Бургасъ.

Командующему 1-й арм?ей генералу Кутинчеву было послано приказан?е какъ можно скорѣе идти въ Люле-Бургасу для овладѣн?я лѣвымъ флангомъ турецкой оборонительной позиц?и.

16 октября наступлен?е болгаръ былъ остановлено, и положен?е становилось критическимъ, тѣмъ болѣе, что войска ген. Кутинчева къ этому времени еще не могли подойти, задержанныя бездорожьемъ.

17 октября турки сами перешли въ наступлен?е...

Генералъ Христовъ просилъ подкрѣплен?й, но, вместо резерва, получилъ следующую лаконическую записку Радко Дмитрова: «Умрите на вашихъ позиц?яхъ, но ихъ не отдавайте».

Это происходило на лѣвомъ флангѣ болгарскихъ войскъ, а, на правомъ-дивиз?я ген. Тенева едва сдерживала порывавшихся обойти ее турокъ.

Только 19 октября авангарды первой арм?и генерала Кутинчева подошли къ Люле-Бургасу и опасность обхода праваго фланга болгарскихъ войскъ миновала.

Къ вечеру этого дня положеюе неожиданно изменилось въ пользу болгаръ: 4-я пѣхотная дивиз?я ген. Боядж?ева стремительной атакой прорвала центръ турецкой позиц?и у селен?я Карагачъ.

Изменилось положен?е и на лѣвомь флангѣ: генералъ Христовъ былъ поддержанъ первой бригадой третьей дивиз?и, прибывшей изъ Адр?анополя.

На пятый день этого оттаяннаго, упорнаго и кровопролитнаго боя, 20 октября, турки были отброшены по всему фронту.

Восточная арм?я турокъ перестала существовать. Остатки ея кинулись бѣжать, спѣша укрыться за укрѣплен?ями Чаталджинской оборонительной лин?и.

Не дешево досталась эта побѣда болгарамъ: по оффиц?альнымъ свѣден?ямъ, они потеряли ранеными и убитыми 15,000 человѣкъ, но на самомъ дѣлѣ потери ихъ достигали 25,000 человѣкъ. Турки потеряли до 40,000. Зато велики были и трофеи: 50 оруд?й, 100 зарядныхъ ящиковъ, 4 знамени и 3,000 плѣнныхъ.

Сражен?е Бунаръ-Гиссаръ - Люле-Бургасъ болгары считали рѣшившимъ судьбу войны.

Это было-бы справедливо, если-бы фактическому главнокомандующему арм?ями генералу Саввову, котораго некоторые военные корреспонденты называютъ «злымъ ген?емъ Чаталджи», не пришла безумная мысль взять чаталджинск?я укрѣплен?я открытымъ штурмомъ, безъ надлежащаго артиллер?йскаго обстрела...

Къ 27 октября ни одного турка уже не было впереди укрѣплен?й Чаталджи. Бежали не только войска, но и мирные жители турецкихъ селен?й.

Двигаясь вслѣдъ за бѣжавшими турецкими войсками, авангарды первой и третьей арм?и дошли до лиши Чаталджа-Уклады- Таффа-Ормалы, гдѣ и остановились. (См. карту ? 3, стр. 54).

Передъ ними протекала рѣка Карасу, а за ней расположена знаменитая Чаталджинская укрепленная лин?я, еще задолго до русско-турецкой войны 1877-1878 гг. построенная по проекту извѣстнаго бельг?йскаго инженера Бр?альмона. Затѣмъ лин?я эта была еще болѣе усилена австр?йскимъ инженеромъ Блумъ-пашею.

Всего до войны съ болгарами на Чаталджинской лин?и имѣлось 27 фортовъ и батарей, расположенныхъ въ двѣ лин?и. Уже готовясь къ войнѣ съ Болгар?ей, турки произвели огромныя работы, укрепляя лин?ю: появились еще 16 полевыхъ укрѣплен?й, снабженныхъ проволочными загражден?ями: восемь редутовъ были выдвинуты впередъ на хребты южнѣе озера Деркосъ, а остальные восемь находились за озеромъ Б?юкъ-Чекмедже, на высотахъ отъ Хадемъ-К?оя до берега Мраморнаго моря, составляя тыловую оборонительную лин?ю.

Форты Чаталджинской лин?и замкнуты, сильной профили и разсчитаны на четыре дальнобойныхъ оруд?я и двѣ роты гарнизона; во всѣхъ имеются фугасы, проволочныя загражден?я и внутренняя оборона рвовъ. На болѣе важныхъ по положен?ю фортахъ- бронекупольныя и скрывающ?яся оруд?йныя установки, а также и автоматическая подача снарядовъ изъ бетонированныхъ казематовъ.

Въ самое последнее время, по заключен?и мира съ Итал?ей, турки перевезли на чаталджинск?я позиц?и часть огромныхъ береговыхъ оруд?й съ Дарданельскихъ батарей и сильные электрическ?е прожекторы.

Чаталджинск?я укрѣплен?я снабжены казематами для гарнизона, бетонными погребами; соединены телеграфомъ и телефономъ и связаны между собой укрытыми отъ наблюден?я и обстрела ходами.

Непрерывная лин?я укрѣплен?й тянется на разстоян?и 25 верстъ отъ берега Мраморнаго моря до Чернаго, гдѣ за озеромъ Деркосъ кончается непроходимымъ болотомъ (на нашей картѣ ? 2 это болото означено черточками). Слѣдуетъ еще упомянуть, что глубина Мраморнаго моря у залива Чекмедже и Чернаго-у озера Деркосъ даетъ возможность крупнымъ военнымъ судамъ занимать позиц?и у береговъ и обстреливать непр?ятельск?я войска анфиладнымъ огнемь.

Базируясь на Константинополь, связанный съ Чаталджинской лин?ей железной и двумя шоссейными дорогами, турки свободно могли пополнять убыль въ людяхъ и снарядахъ.

Чаталджинская лин?я своими флангами, какъ уже сказано, упирается въ берега двухъ морей и, следовательно, совершенно обезпечена отъ обхода противникомъ.

Передъ фронтомъ Чаталджинской лин?и лежитъ совершенно открытая долина рѣки Карасу, превосходно наблюдаемая и обстреливаемая съ турецкихъ фортовъ, батарей и редутовъ.

Общ?й резервъ турокъ расположился въ укрытыхъ лощинахъ у селен?я Ясойренъ, а главная квартира находилась на станц?и «Хадемъ-К?ой». Общее число турецкихъ войскъ, расположенныхъ на лин?и, достигало въ первое время до 125,000 человѣкъ.

Такова была эта неприступная позиц?я, предъ которой остановилось победоносное наступлен?е ? и ??? болгарскихъ армй.

Позиц?и ??? болгарской арм?и тянулись отъ берега Чернаго миря, впереди селен?я Ормалы до селен?я Уклады, вдоль горнаго хребта надъ берегомъ рѣки Карасу; отъ Уклады до Езетина, по холмамь, тянулась лин?я стрѣлковыхъ окоповъ. Позиц?и ? арм?и шли отъ Езетина до Попаса по открытой равнинѣ, но въ тылу ихъ находились сильныя батареи; отъ Попаса до Каликрат?и болгарск?я позиц?и снова поднимались на крутой гребень вдоль озера Буюкъ-Чекмедже.

Штабъ-квартира третьей арм?и (Радко Дмитр?ева) помещалась въ селен?и Ерменик?ой, почти за центромъ расположен?я болгарскихъ войскъ, а штабъ первой арм?и (Кутинчева) сталъ ближе къ правому флангу- въ Кадынк?оѣ.

Къ третьей арм?и присоединились взятыя изъ лин?и обложен?я Адр?анополя третья дивиз?я генерала Сарафова и двѣ бригады девятой дивиз?и генерала Сиракова (третья бригада осталась въ Адр?анополѣ); въ составъ первой арм?и перешла, изъ третьей арм?и шестая дивиз?я генерала Тенева.

Всего въ распоряжен?и генерала Радко Дмитр?ева подъ Чаталджой собралось до 125,000 штыковъ при 208 оруд?яхъ,- количество, равное численности турецкой арм?и.

Но эти 125,000 только числились по списку, въ дѣйствительности болгарск?я войска въ моментъ прибыт?я ихъ къ Чаталджѣ, находились далеко не въ блестящемъ состоян?и: процентъ больныхъ доходилъ до третьей части наличнаго состава.

Желудочныя заболѣван?я съ каждымъ днемъ увеличивались.

И здѣсь вставалъ грозный призракъ холеры, уже свирепствовавшей въ турецкой арм?и...

Резюмируя все вышеизложенное, мы приходимъ къ следующему выводу:

Наступающ?й не быль даже равенъ силами обороняющемуся, получавшему ежедневно подкрѣплен?я изъ Малой Аз?и; обороняющ?йся занималъ почти идеальную укрепленную позиц?ю, неизмеримо превосходя наступающаго и числомъ орудй, и ихъ калибромъ.

Теперь читателямъ понятно, до какой степени при такихъ услов?яхъ было рискованно для болгаръ предпринимать штурмъ Чаталджинской позиц?и.

Генералъ Радко Дмитр?евъ первоначально предполагалъ дождаться прибыт?я осадныхъ оруд?й съ лин?и адр?анопольскаго обложен?я и лишь послѣ необходимой артиллер?йской подготовки считалъ возможнымъ решиться на штурмъ первой лиши Чаталджинскихъ укрѣплен?й.

Но вдругъ совершенно неожиданно 4 ноября, т.-е. чрезъ восемь дней по прибыт?и первой и третьей арм?и къ Чаталджѣ, явился фактически главнокомандующий всѣми болгарскими арм?ями генералъ Саввовъ, и Радко Дмитр?евъ, подъ вл?ян?емъ данныхъ ему «совѣтовъ», измѣнилъ свой прежн?й планъ.

«Генералъ Саввовъ-воть кто является «злымъ ген?емъ» Чаталджи,-говоритъ Н. П. Мамонтовъ,-онъ быль главными виновникомъ постигшей болгарское оруж?е неудачи.

Онъ не хотѣлъ принимать на себя ответственности въ случаѣ неудачи, но былъ не прочь увенчать себя лаврами победителя въ случаѣ успѣха.

Советуя-онъ не командовалъ; присутствуя-не руководилъ... Генералу Саввову пришла въ голову идея-ускорить естественный ходъ событ?й. Онъ забылъ, что передъ нимъ не одни нравственно разбитыя войска Абдуллахъ-паши, а грозныя современныя укрѣплен?я, совершенно неповрежденныя огнемъ безсильной передъ ними скорострельной артиллер?и болгаръ.

- Съ наступлен?емъ темноты я «совѣтую» аттаковать редуты на высотахъ южнее озера Деркоса,-сказалъ онъ.

О, почему у генерала Радко Дмитр?ева не хватило силы. воли заявить непрошенному совѣтчику:

- Генералъ, я вашихъ совътовъ не прошу! Но «совѣтъ» злого ген?я Чаталджи былъ принять...»

Уже на разсвѣтѣ четвертого ноября болгарск?я и турек?я оруд?я открыли огонь. Генералу Христову было приказано придвинуться къ редутамъ первому и второму у Лазаръ-кюя и окопаться въ возможно близкомъ отъ нихъ разстоян?и.

На правомъ флангѣ, отъ с. Езетинъ и до берега Мраморнаго моря, наступали три дивиз?и первой арм?и генерала Кутинчева: шестая -ген. Тенева, направляясь на участокъ турецкой позиц?и отъ форта Караколъ и до форта Махмуд?е, правѣе ея -первая дивиз?я ген. Тошева и десятая-ген. Бражаринова.

Въ девять часовъ утра войска пятой дивиз?и заняли передовыми частями турокъ селенге Лазаръ-к?ой; наступавш?я правѣе ихъ части девятой и четвертой дивиз?и начали продвигаться къ редутамъ, на высотахъ противъ Ченакче и Кестеника, но, потерявъ поддержку своей артиллер?и, не имевшей возможности переменить свою позиц?ю, вынуждены были пр?остановить движен?е впередъ и окопаться въ верстѣ отъ редутовъ ?? 1 и 2.

Еще около полудня въ Черномъ морѣ, къ берегу около Деркоса, подошли турецк?е броненосцы, которые и стали бросать тяжелыя бризантныя гранаты съ этихъ плавучихъ батарей.

Къ тремъ часамъ дня войска первой арм?и генерала Кутинчева приблизились къ батареямъ и редутамъ турокъ почти на полверсты.

Въ десять часовъ вечера штыковой атакой пятая дивиз?я взяла первый и второй редуты, восточное Лазаръ-к?оя, переколовъ ихъ защитниковъ. Девятая дивиз?я выбила турокъ изъ седьмого редута.

Первая арм?я удержала свои позиц?и, несмотря на турецк?я контръ-атаки.

Но уже на другой день, 5 ноября, второй и седьмой редуты были оставлены болгарами еще утромъ, а къ полудню выяснилось, что не удержаться на своихъ залитыхъ кровью позиц?яхъ и войскамъ генерала Кутинчева...

Наступила ночь и болгары вынуждены были, пользуясь темнотой, оставить свои окопы, а сзади отступавшихъ войскъ остались трупы десятка тысячъ павшихъ безполезно героевъ и около двадцати тысячъ раненыхъ переполнили полевые лазареты...

Саввовъ, видя, что его затѣя не удалась, поспѣшилъ уѣхать съ мѣста этой бойни еще 5 ноября...

Утромъ 6 ноября части третьей и первой арм?и всѣ собрались на позиц?яхъ, которыя онѣ занимали до боя, и приступили къ сапернымъ работамъ.

А холера и тифъ все болѣе и болѣе развивались, чему способствовало полное отсутств?е дезинфекц?онныхъ средствъ, недостатокъ врачей и отвратительное санитарное состоян?е болгарской арм?и.

Не лучше въ томъже отношен?и было и положен?е турецкой арм?и.

Создавалось безвыходное положен?е: попытки турецкой арм?и перейдти въ наступлен?е не удались, а болгары, очевидно, не могли надѣяться на успѣхъ при повторен?и штурма Чаталджинскихъ укрѣплен?й.

Такимъ образомъ обѣ стороны пришли къ мысли о перемир?и.

Пока продолжались переговоры о предполагаемомъ перемир?и, на долю болгаръ выпалъ еще одинъ крупный успѣхъ, на этотъ разъ уже на западномъ театрѣ войны, гдѣ до того времени у нихъ крупныхъ столкновен?й не было.

Какъ уже сказано выше, въ западномъ участкѣ ра?она действ?й болгарскихъ арм?й поручено было действовать отрядамъ генераловъ Тодорова и Ковачева; цѣлью ихъ операц?й было разобщить македонск?й театръ войны отъ адр?анопольскаго и прервать сообщен?е Салоникъ съ Константинополемъ. 19 октября колонна Ковачева заняла Неврокопъ, 25 октября-Драму, въ долинѣ рѣки Месты, и вошла въ связь съ греческими войсками, какъ занимавшими уже Сересъ, такъ и высадившимися у Ковалы. Правая (западная) колонна генерала Тодорова двинулась долиною рѣки Струмы къ Демиръ-Гиссару и Сересу, а отъ послѣдняго пункта свернула къ Салоникамъ, чтобы принять участ?е въ операц?яхъ у этого города.

Крупный успѣхъ, о которомъ мы говорили выше, выпалъ на долю войскъ генерала Ковачева.

Преследуя турокъ, болгары 9 ноября взяли Гумульджину. Турки подъ прикрыт?емъ ар?ергарда отступили къ железной дорогѣ до станц?и «Фереджикъ». 13 ноября, послѣ продолжительнаго артиллер?йскаго боя, турки подняли бѣлый флагъ для переговоровъ. Однако, услов?я ихъ были найдены непр?емлемыми. 14 ноября турки окончательно сдались. Взяты въ плѣнъ начальникъ отряда Мехметъ-Ямеръ-паша со штабомъ, 265 офицеровъ и 12,000 солдатъ; захвачено 8 горныхъ оруд?й, 2 пулемета, 1,500 лошадей и много военныхъ припасовъ.

По занят?и Фереджика и Дедеагача, болгары получили возможность возстановить желѣзнодорожное сообщен?е съ Лозенградомъ чрезъ Демотику (см. схему общаго театра войны на ст. 66).

Переговоры о перемир?и между тѣмъ затянулись, хотя никто уже не сомневался въ ихъ успѣшномъ окончан?и.

Стремлен?я воюющихъ сторонъ прекратить войну объяснялись, во-первыхъ, утомлен?емъ какъ болгаръ, такъ и турокъ, во-вторыхъ,- настоян?ями Европы, заинтересованной въ скорѣйшемъ прекращен?и могущаго распространен?я пожара. Турецкая арм?я потеряла пятую часть состава больными, ранеными и умершими уже послѣ сосредоточен?я на Чаталджинской позиц?и. Убыль хотя была пополнена подходящими подкрѣплен?ями, но численность арм?и не возросла, какъ ожидалось и какъ распускались слухи, такъ какъ сир?йск?я войска не подошли. Съ другой стороны, болгары имѣли недостатокъ боевыхъ припасовъ и нуждались въ нихъ въ Чаталджѣ. Съ цѣлью выиграть время, болгары, уступивъ и значительно сокративъ свои первыя требоватя относительно уступки турками Чаталджинской позиц?и, затѣмъ затянули переговоры, постепенно сокращая дальнѣйш?я требован?я о сдачѣ Адр?анополя, нейтрализац?и Чаталджинской позищи и отхода турокъ въ Санъ-Стефано, надѣясь за это время овладеть Адр?анополемъ.

Но эта надежда болгаръ пока не оправдывалась: Шукри-паша, получивш?й отъ султана титулъ «Гази» («непобедимый»), съ честью оправдывалъ это назван?е и крѣпко держался въ Адр?анополѣ.

Наконецъ, 21 ноября, въ 8 часовъ вечера, протоколъ перемир?я былъ подписанъ.

Услов?я перемир?я были слѣдующ?я:

1. Воюющ?я стороны остаются на своихъ нынѣшнихъ позиц?яхъ.

2. Осажденныя крепости не будутъ снабжаться какъ новымъ продовольств?емъ, такъ и свежими припасами.

3. Болгарск?я войска могуть снабжаться какъ продовольств?емъ такъ и припасами по Черному морю и черезъ Адр?анопольскую железнодорожную станц?ю. (Станц?я ,,Адр?анополь» и некоторыя предместья находились въ рукахъ болгаръ и только ра?онъ крепости принадлежалъ еще туркамъ).

4. Мирные переговоры начнутся въ Лондоне 30 ноября (13 декабря).

Грец?я не примкнула къ перемир?ю. Она находила, что перемир?е полезно только одной Турц?и, а вслѣдств?е прекращен?я морской блокады оно лишило-бы Грец?ю возможности помешать объединен?ю турецкихъ войскъ, разсъянныхъ въ Македон?и и Эпирѣ. Неподписан?е протокола Грец?ей не помешало, однако, ей принять участ?е въ лондонскихъ переговорахъ о мирѣ.

Послѣ подписан?я перемир?я между Болгар?ей, Серб?ей и Черногор?ей съ одной стороны и Турц?ей-съ другой, 28 ноября англ?йск?й министръ иностранныхъ дѣлъ сэръ Эдуардъ Грей произнесъ въ палатѣ общинъ следующую рѣчь:

«Пять воюющихъ державъ присылаютъ въ Лондонъ делегатовъ для переговоровъ о мирѣ. Король предоставилъ въ ихъ распоряжен?е Сентъ-Джемск?й дворецъ. Британское правительство приметъ всѣ мѣры, чтобы пребыван?е здѣсь делегатовъ было для нихъ пр?ятно. Выборъ Лондона исходилъ отъ самихъ державъ, ведущихъ войну, и никакимъ образомъ не подсказанъ нами. Безъ сомнѣн?я, палата съ нами согласится, что выборъ, сделанный ими, для насъ чрезвычайно пр?ятенъ и что мы привѣтствуемъ ихъ прибыт?е. (Одобрен?е). Мы надѣемся, что делегаты найдутъ здѣсь всѣ услов?я благопр?ятными для веден?я переговоровъ и заключен?я мира, который мы всѣ искренно желали-бы видѣть обезпеченнымъ. Нейтральныя велик?я державы, одновременно участвовавш?я въ подписан?и Берлинскаго трактата, всѣ согласились на то, чтобы ихъ представители сошлись въ Лондонъ для неформальнаго и необязывающаго совѣщан?я. Цѣлью совѣщан?я является облегчить обмѣнъ мнѣн?й, въ особенности относительно пунктовъ, соприкасающихся непосредственно съ интересами участвующихъ въ совъщан?и великихъ державъ. Переговоры состоятся, какъ только послы въ Лондонѣ получатъ инструкц?и отъ своихъ правительствъ. Мы надѣемся, что это произойдетъ на будущей недѣлѣ. Послы не составятъ конференц?и. Въ связи съ этимъ я напоминаю, что первая мысль о формальной конференц?и исходила отъ Пуанкаре, по этому поводу при выборѣ мѣста для конференц?и прежде всего придется подумать о Парижѣ, если формальная конференц?я будетъ вообще признана желательной и необходимой. Я не думаю, чтобы въ настоящ?й моментъ я съ пользой для дѣла могъ представить болѣе подробныя разъяснен?я о положен?и въ Европѣ. Надежды и тревоги изменяются со дня на день, можетъ быть и впредь, втечен?е нѣкотораго времени, будуть наблюдаться так?я-же измѣнен?я; трудно поэтому сказать что-нибудь, не вызывая неумѣстнаго пессимизма или не возбуждая надеждъ, которыя впоследствии могутъ оказаться обманчивыми. Отношен?я между правительствами дружественны, дипломатическое положен?е благопр?ятно. Если существуетъ опасен?е, то лишь въ томъ, какъ-бы не произошло неблагопр?ятной непредусмотренной случайности, которая могла-бы вызвать перемену къ худшему въ дипломатической обстановкѣ. Совѣщан?я пословъ не будутъ формальными и обязывающими. Это доказываетъ, что державы еще не уверены въ близости разрѣшен?я всѣхъ затруднен?й. Съ другой стороны то обстоятельство, что всѣ державы согласились сойтись на болѣе тѣсное совѣщан?е, можетъ служить доказательствомъ, что, ни одна изъ нихъ не считаетъ такое разрѣшен?е невозможнымъ. Когда переговоры начнутся, и представители державъ окажутся въ состоян?и совместно обсуждать вопросы, державы вслѣдств?е этого будутъ въ болѣе тѣсномъ соприкосновен?и другъ съ другомъ,-тогда, надо думать, будемъ меньше опасаться, что какая-либо держава отдѣлится отъ другихъ и возникнуть непредвидѣнныя затруднен?я. Впрочемъ, до начала переговоровъ я желалъ-бы воздержаться отъ всякихъ дальнѣйшихъ комментар?й политическаго характера, такъ какъ то обстоятельство, что именно Лондонъ избранъ мѣстомъ для беседы пословъ и мирныхъ переговоровъ, налагаетъ на британское правительство особыя обязательства соблюдать сдержанность въ подобныхъ комментар?яхъ».

Мирные переговоры въ Лондонѣ открылись 3 декабря. Мног?е въ то время думали, что эти переговоры «начало конца» Балканской войны, но неожиданно произошла именно та «неблагопр?ятная непредусмотренная случайность», о которой говорилъ вь своей рѣчи Грей и о которой мы скажемъ ниже.

Впрочемъ и настроен?е турецкихъ уполномоченныхъ, пр?ѣхавшихъ на мирную конференц?ю въ Лондонъ, не давало надежды на миръ.

Одинъ изъ нихъ, Османъ-Низами-паша, не стѣсняясь, говорилъ: «мы пр?ѣхали не подписывать миръ, а доказывать, что Турц?я достаточно сильна, чтобы продолжать войну»...

Затянувш?еся переговоры заставили велик?я державы обратиться 4 января 1913 г. къ турецкому правительству съ коллективной нотой слѣдующаго содержания:

«Нижеподписавш?еся, послы Австро-Венгр?и, Англ?и, Франц?и, Росс?и, Герман?и и Итал?и, уполномочены своими правительствами сделать его превосходительству министру иностранныхъ дѣлъ его императорскаго величества султана нижеслѣдующее сообщен?е:

Движимыя желан?емъ предупредить возобновлен?е военныхъ дѣйств?й, вышеупомянутыя державы считаютъ своимъ долгомъ обратить вниман?е императорскаго оттоманскаго правительства на тяжелую ответственность, которую оно приняло-бы на себя, если-бы, не взирая на совѣты державъ, продолжало противиться заключен?ю мира. Оттоманскому правительству придется, винить исключительно себя, если продолжен?е войны поставить на карту судьбу самой столицы и будетъ имѣть своимъ послѣдств?емъ перенесен?е военныхъ дѣйств?й на аз?атск?я провинц?и импер?и.

Въ такомъ случаѣ оттоманское правительство не должно разсчитывать на усил?я державъ съ цѣлью оградить его отъ тѣхъ опасностей, на возможность которыхъ державы уже указывали и наступлен?е которыхъ онѣ стараются отвратить.

Во всякомъ случаѣ, императорское оттоманское правительство будеть, послѣ заключен?я мира, нуждаться въ моральной и матер?альной помощи великихъ европейскихъ державъ для того, чтобы устранить пагубныя послѣдстви?я войны, укрепить свое положен?е вь Константинополѣ и поднять благосостоян?е своихъ аз?атскихъ владѣн?й, въ которыхъ сосредоточится главная реальная сила импер?и.

Для того, чтобы предпринять и довести до благополучнаго конца эту необходимую работу, правительство, его императорскаго величества султана будетъ имѣть возможность разсчитывать на действительную и благожелательную поддержку державъ только при томъ услов?и, если оно приметь ихъ советы, продиктованные какъ общими интересами Европы, такъ и интересами самой Турц?и.

Ввиду этого, велик?я европейск?я державы почитаютъ своимъ долгомъ преподать императорскому оттоманскому правительству совместно совѣтъ согласиться на уступку балканскимъ государствамъ города Адр?анополя и предоставить державамъ рѣшен?е судьбы острововъ Эгейскаго моря.

Взамѣнъ этихъ уступокъ державы приложатъ свои усил?я къ тому, чтобы оградить интересы мусульманъ въ Адр?анополѣ и обезпечить неприкосновенность мечетей и другихъ здан?й и имуществъ, посвященныхъ магометанскому культу.

Державы точно также озаботятся, чтобы принятое ими рѣшен?е относительно острововъ Архипелага ни въ чемъ не угрожало безопасности Турц?и».

Глава турецкаго правительства К?амиль-паша созвалъ на 9 января «велик?й совѣтъ» сановниковъ, военныхъ и гражданскихъ, въ качествѣ оффиц?альныхъ представителей оттоманской нац?и. Это собран?е видимо склонялось къ принят?ю ноты великихъ державъ. Главнокомандующ?й Назимъ-паша заявилъ, что «арм?я находится въ отличномъ состоян?и, но недостаточно сильна, чтобы предпринять обратное завоеван?е занятой непр?ятелемъ территор?и». Министръ иностранныхъ дѣлъ Нурадунг?анъ-эффенди высказывалъ, что «возобновлен?е войны подвергнетъ импер?ю великимъ опасностямъ и что при данныхъ обстоятельствахъ приходится последовать совѣтамъ могущественныхъ европейскихъ кабинетовъ».

Ввиду такого настроен?я собран?я было рѣшено на слѣдующ?й день составить примирительный отѣвтъ на коллективную ноту державъ отъ 4 января 1913 года.

Воть тутъ-то и произошла та «непредусмотренная случайность», возможность возникновен?я которой констатировалъ сэръ Эдуардъ Грей въ своей рѣчи въ англ?йской палатѣ общинъ.

Младотурки, въ лицѣ комитета «Единен?е и Прогрессъ», поняли, что наступилъ моменть, когда власть можетъ опять попасть имъ въ руки, и поспешили такимъ моментомъ воспользоваться.

На другой-же день, 10 января, одинъ изъ наиболее энергичныхъ деятелей комитета «Единен?е и Прогрессъ», Энверъ-бей, во время засѣдан?я совета министровъ, съ толпой офицеровъ, стоявшихъ на сторонѣ младо-турокь, ворвался въ здан?е Порты.

Энверъ-бей прежде всего потребовалъ отъ начальника караула примкнуть къ манифестантамъ. Когда офицеръ отказался, онъ собственноручно застрѣлилъ его, точно такъ-же, какъ минуту спустя адъютанта военнаго министра Нофизъ-бея, пытавшагося остановить заговорщиковъ. Затѣмъ Энверъ-бей въ сопровожден?и небольшой группы офицеровъ и солдата ворвался въ залъ, гдѣ происходило засѣдан?е совета министровъ. Не вступая ни въ как?е разговоры, Энверъ-бей три раза подрядъ, но неудачно, стрѣлялъ въ К?амиль-пашу, причемъ одна изъ пуль, будто-бы случайно, попала въ голову военнаго министра Назимъ-паши, бросившагося на защиту великаго визиря. Назимъ-паша былъ убитъ. Солдаты въ это время жестоко избили христ?анъ-министровъ иностранныхъ дѣлъ Нурадунг?ана и почтъ и телеграфовъ Муссурисъ-бея.

- «Такъ какъ вы стоите за постыдный миръ съ уступкой Адр?анополя и почти всѣхъ европейскихъ владѣн?й, а готовая на смерть нац?я требуетъ войны,-недопускающимъ возражен?я тономъ заявилъ Энверъ-бей,-то отъ имени всей страны и арм?и предлагаю кабинету немедленно подать въ отставку».

Запуганный К?амиль-паша сейчасъ-же исполнилъ это требован?е, безпрекословно подписавъ заявлен?е, о выходѣ кабинета въ отставку.

Переворотъ долженъ былъ произойти еще десять дней назадъ. дѣло было отложено, такъ какъ полкъ бывшаго военнаго агента въ Парижѣ Фети-бея не былъ еще окончательно склоненъ на сторону комитета «Единен?е и Прогрессъ».

Переворотъ былъ совершенъ бывшими военными агентами въ Берлинѣ, Парижѣ и Вѣнѣ, они-же столпы комитета «Единен?е и Прогрессъ», Энверомъ, Фети и Исмаилъ-Хакки-беями съ подчиненными имъ полками.

Накануне вожди комитета собрались въ клубѣ, который оффиц?ально считался закрытымъ, и тамъ решили дѣйствовать немедленно, чтобы не дать министерству времени отвѣтить утвердительно на коллективную ноту державъ.

10 января, въ 11 часовъ ночи, вновь назначенный секретаремъ Порты бывш?й посланникъ въ Афинахъ Мухтаръ-бей объѣхалъ пословъ и заявилъ, что султанъ будто-бы по собственной иниц?ативѣ назначилъ великимъ визиремъ Махмудъ-Шефкетъ-пашу и что въ ожидан?и сформирован?я новаго кабинета Талаатъ временно исправляетъ обязанности министра внутреннихъ дѣлъ, въ качествѣ какового онъ черезъ Мухтаръ-бея завѣрилъ пословъ, что имъ приняты всѣ необходимыя мѣры для поддержан?я въ столицѣ должнаго порядка.

Такимъ образомъ переворотъ былъ совершенъ поразительно быстро.

Энверъ-бей нѣсколькими выстрелами вновь передалъ управлен?е страны въ руки комитета «Единен?е и Прогрессъ», котораго еще неделю назадъ самъ султанъ, въ бесѣдѣ съ Келек?аномъ, редакторомъ «Сабаха», публично обвинялъ во всѣхъ злоключен?яхъ Турц?и.

Несмотря на всѣ распространявш?еся въ городѣ слухи о подготовлявшихся комитетомъ безпорядкахъ, министерство К?амиля было такъ уверено въ незыблемости своего положен?я, что не признало нужнымъ принять как?я-либо мѣры предосторожности, не взирая на так?е тревожные симптомы, какъ отказъ всѣхъ видныхъ дѣятелей комитета отъ участ?я въ «великомъ совѣтѣ». Вывазавш?й преступную, съ государственной точки зрѣн?я, непредусмотрительность, кабинеть Шамиля былъ жестоко наказанъ.

Делегаты союзныхъ балканскихъ государствъ, собравш?еся въ Лондонѣ, по получен?и извѣст?я о константинопольскомъ переворотѣ, 15 января вручили турецкому уполномоченному Решиду-пашѣ следующую ноту:

«Союзные делегаты, послѣ пр?остановки конференц?и, три недели напрасно ожидали ответа оттоманскихъ делегатовъ на ихъ последнее предложен?е. Недавн?я событ?я въ Константинополѣ, повидимому, устранили всякую надежду на заключен?е мира, почему союзники, къ крайнему своему сожалѣнию вынуждены объявить переговоры, начатые въ Лондоне 3 декабря минувшаго года, прекращенными».

Въ то-же время болгарск?й главнокомандующ?й генералъ Саввовъ телеграфировалъ Махмудъ-Шевкетъ-пашѣ, что въ силу прекращен?я перемир?я военныя дѣйств?я возобновятся чрезъ четыре дня, т. е. 21 января, въ семь часовъ вечера, а по болгарской арм?и онъ отдалъ слѣдующ?й приказъ:

«Офицеры, унтеръ-офицеры и солдаты! Изъ мирныхъ переговоровъ выяснилось, что турки хотѣли только затянуть время и обойти насъ. Однако, они жестоко ошиблись. Намъ также нужно было время, чтобы перевести сюда македонск?я войска, сформировать вновь многочисленную арм?ю и дать отдыхъ войскамъ, а главное собрать запасы продовольств?я и фуража. Теперь, когда мы вполнѣ готовы, болѣе чѣмъ передъ началомъ войны и чѣмъ тогда, когда турецк?е делегаты въ Лондонѣ отказались дать намъ границы, которыя намъ слѣдуютъ по праву войны, какъ побѣдителямъ, что мы должны дѣлать, чтобы сокрушить окончательно противника? Нужно опять разбить его наскоро собранныя, необученныя полчища, повергнуть его въ прахъ, а тамъ, на полѣ сражен?я, продиктовать услов?я мира. Допустите-ли вы, чтобы врагу досталась земля, напоенная кровью вашихъ доблестныхъ товарищей. Помните, что души борцовъ, павшихъ при Сил?олу, Петри, Лозенградѣ, Бунаргиссарѣ, Люле-Бургасѣ, Чаталджѣ, Одринѣ (Адр?анополѣ), смотрятъ на васъ съ высоты небесъ. Допустятъ-ли наши отцы, матери, жены и дѣти, чтобы мы вернулись домой, пока не прогонимъ противника на море, пока не выгонимъ его изъ стараго нашего дома, гдѣ онъ сосалъ кровь нашихъ соотечественниковъ. Они скажутъ намъ: «Нѣтъ, здѣсь вамъ не мѣсто». Итакъ, впередъ съ помощью Всевышняго, съ оруж?емъ въ рукахъ къ новымъ и еще болѣе славнымъ дѣламъ!».

Между тѣмъ новое турецкое правительство, уже послѣ заявлен?я о перерывѣ переговоровъ союзниками, 17 января сообщило державамъ на ихъ ноту отъ 4 января, свою отвѣтную ноту, въ которой Порта выражала желан?е заключить миръ и положить конецъ войнѣ. Подчеркнувъ, что оттоманское правительство уже дало неоспоримыя доказательства своего миролюб?я, нота говорить, что Адр?анополь- городъ мусульманск?й и вторая столица импер?и. Онъ связанъ съ импер?ею неразрывно, и одинъ только слухъ объ уступкѣ его вызвалъ взрывъ негодован?я во всей странѣ, который привелъ къ отставкѣ предыдущаго кабинета. Но, чтобы дать высш?я доказательства своего миролюб?я, оттоманское правительство склонно предоставить великимъ державамъ вопросъ о той части города Адр?анополя, которая расположена на правомъ берегу Марицы. Что-же касается части города, расположенной на лѣвомъ берегу, включая мечети, мавзолеи и историческ?е памятники, то сохранен?е ея подъ суверенитетомъ Турц?и представляется для правительства необходимымъ. Она не можетъ съ этимъ не считаться, не подвергая страну потрясен?ю, которое можетъ повлечь за собой самыя тяжк?я послѣдств?я. Въ отношен?и острововъ Эгейскаго моря оттоманское правительство заявляетъ, что часть ихъ, расположенная близь Дарданеллъ, необходима для защиты столицы. Остальная-же часть представляетъ неразрывную часть аз?атскихъ владѣн?й. Однако, оттоманское правительство соглашается предоставить рѣшен?е этого вопроса великимъ державамъ въ уверенности, что тѣ будутъ считаться съ приведенными соображен?ями. Нота заключается словами, что Порта принимаетъ къ свѣдѣн?ю предположен?е и благожелательное обѣщан?е державъ въ ихъ коллективной нотѣ, направленныя къ поднят?ю финансовыхъ рессурсовъ импер?и, и потому оттоманское правительство проситъ на будущее время дать Турц?и право ввести автоном?ю таможенныхъ тарифовъ и заключить торговый договоръ на основан?и принциповъ современнаго права и съ примѣнен?емъ по отношен?ю къ ихъ подданнымъ турецкихъ фискальныхъ законовъ, повысивъ тѣмъ временемъ таможенные тарифы до 4% и отмѣнивъ съ общаго соглас?я существующую въ Турщи капитуляц?ю.

Однако эта запоздалая нота не изменила рѣшен?я союзниковъ возобновить военныя дѣйств?я: сэръ Эдуардъ Грей передалъ оттоманскимъ делегатамъ заявлен?е, сделанное ему болгарскимъ уполномоченнымъ Даневымъ о томъ, что переговоры могутъ возобновиться лишь въ случаѣ соглас?я Турщи на полную уступку Адр?анополя.

Военныя дѣйств?я возобновились.

Второй пер?одъ войны рѣзко отличался отъ перваго: неудача подъ Чаталджей подействовала на болгаръ: ихъ военныя дѣйств?я уже не отличались прежней рѣшительностью.

Въ этомъ пер?одѣ ярко выступала тенденц?я -не тратя напрасно силъ, стараться лишь предотвратить возможное наступлен?е турокъ со стороны Чаталджи и отъ Галлиполи въ разрѣзъ между Адр?анополемъ и Чорлу.

Первая задача выпала на долю третьей арм?и генерала Радко Дмитр?ева, доведенной до 125,000 штыковъ; арм?я окопалась на своихъ позиц?яхъ предъ Чаталджинской укрепленной лин?ей, успѣшно отбивая всѣ попытки турокъ, пытавшихся перейти въ иаступлен?е.

Для выполнен?я второй задачи была сформирована такъ-называемая четвертая арм?я генерала Ковачева въ составѣ 2-й и 7-й пѣхотныхъ дивиз?й; къ ней была присоединена первая арм?я-арм?я генерала Кутинчева, что въ общемъ составило до 105,000 штыковъ.

Правда, предполагалась довольно сложная операц?я,-взят?е Булаирской укрѣпленной лин?и, -но это предпр?ят?е не было доведено до конца.

Турки были разбиты подъ Коважомъ (см. схему стр. 100) и оступили за Булаирск?я укрѣплен?я.

Предполагался штурмъ Булаирскихъ укрѣплен?й, поддержанный огнемъ греческаго флота, съ цѣлью прорваться съ суши къ Дарданельскимъ батареямъ и, заставивъ ихъ замолчать, ввести греческую эскадру въ Мраморное море, чтобы подъ угрозою бомбардировки Константинополя принудить Турц?ю къ заключен?ю мира.

Но планъ этотъ ограничился только занят?емъ Булаирскаго перешейка.

Главнымъ событ?емъ второго пер?ода войны, имѣвшимъ рѣшающее значен?е для ея окончан?я, было взят?е Адр?анополя.

Прежде, чѣмъ перейдти къ описан?ю этого событ?я, скажемъ несколько словъ какъ о самой крепости, такъ и о дѣйств?яхъ первой арм?и генерала Иванова, блокировавшей Адр?анополь.

Стратегическое значен?е Адр?анопольской крепости, закрывающей долины трехъ рѣкъ (Марицы, Арды и Тунджи) и сковывающей главный узелъ желѣзнодорожныхъ сообщен?й въ восточной части Европейской Турц?и, общеизвестно.

Въ фортификац?онномъ и артиллер?йскомъ отношен?яхъ крепость представлялась прекрасно и вполнѣ современно оборудованной. Масса фортовъ, окружающихъ городъ и расположенныхъ оть него на разстоян?и 5-ти, 7-ми, 9-ти, а въ нѣкоторыхъ мѣстахъ и 15-ти верстъ, соединена другь съ другомъ и съ городомъ хорошими дорогами, а черезъ рѣки, прорѣзывающ?я территор?ю крепости, построено много мостовъ. Все это даетъ возможность осажденному въ крепости гарнизону быстро и легко передвигаться и бить осаждающую арм?ю по частямъ.

Рѣки, протекающ?я черезъ территор?ю крѣпости, раздѣляютъ ее на четыре естественныхъ сектора: северо-западный (между Тунджей и Марицей), западный (между Марицей и Ардой), южный (между Ардой и Марицей) и восточный (между Марицей и Тунджей).

Гарнизонъ крѣпости состоялъ изъ двухъ низамскихъ (X и X?) дивиз?й и трехъ редифскихъ (Адр?анопольская, Лозенградская и Бабаэск?йская) дивиз?й, а также изъ нѣсколькихъ таборовъ Брусенской дивиз?и. Кромѣ того, здѣсь стояли три табора 4-го стрѣлковаго полка и, следовательно, всего пѣхоты было 55, таборовъ (приблизительно по 1,000 штыковъ въ таборѣ). Артиллер?йскую службу въ крѣпости несли пять крѣпостныхъ артиллер?йскихъ полковъ, саперную-одинъ п?онерный крѣпостной полкъ, а затѣмъ шли разныя техническ?я части. Общее количество гарнизона въ началѣ осады доходило до 70,000 человѣкъ, но за время осады гарнизонъ потерялъ около 10,000 убитыми, умершими, ранеными, бѣжавшими, и въ моментъ взят?я крѣпости насчитывалъ немногимъ менѣе 60,000 человѣкъ, считая обозъ и вспомогательныя службы.

5 октября 1912 г. вторая болгарская арм?я, находившаяся подъ командой генерала Иванова, получила приказан?е наступать на Адр?анополь и обложить крепость. Въ начале операц?й вторая арм?я состояла изъ 3-й, 8-й и 9-й дивиз?й, но, втечен?е операц?й, въ осаждающей арм?и произошли больш?я перемены. Такъ, сначала ушла и присоединилась къ 1-й и 3-й арм?ямъ 3-я дивиз?я и на мѣсто ея пришли двѣ сербскихъ дивиз?и. Потомъ пришла вновь сформированная дивиз?я и Кырджал?йск?й отрядъ. 3-я дивиз?я оставалась на югѣ до окончан?я перемир?я. Послѣ окончан?я перемир?я 3-я дивиз?я вернулась и вновь расположилась въ лин?и обложен?я Адр?анополя.

По оффиц?альнымъ донесен?ямъ, обложен?е крепости закончилось 16 октября, хотя фактическимъ концомъ процесса обложен?я слѣдуеть считать 21 октября. Съ момента начала обложен?я крепости окрестности Адр?анополя были свидетелями ожесточеннѣйшихъ боевъ, которые, со стороны турокъ, имѣли цѣлью отбросить лин?ю болгарскаго обложен?я возможно дальше отъ лин?и фортовъ, а со стороны болгаръ имѣли задан?емъ заставить передовые турецк?е отряды войти въ крепостной периметръ.

До заключен?я перемир?я крѣпость была только обложена, такъ какъ предполагалось скорое заключен?е мира и связанная съ ней капитуляц?я Адр?анополя. Въ началѣ второй фазы войны (съ 21 января) изъ осажденной крѣпости были получены свѣдѣн?я о томъ, что запасы кончаются и что, следовательно, сдача Адр?анополя неминуема. Но уже въ началѣ марта стало известнымъ, что эти свѣдѣн?я ложны и что еще въ концѣ декабря и въ началѣ января адр?анопольск?й гарнизонъ нашелъ громадные склады жита въ Марашѣ и Босна-К?ое. Стало ясно, что при той эконом?и, которую дѣлалъ Шукри-паша въ рац?онахъ (онъ началъ съ 800 гр. мяса, 800 гр. хлѣба, значительнаго количества сыра и въ концѣ обложен?я свелъ рац?онъ къ 300 гр. хлѣба, 300 гр. мяса и минимальному количеству сыра), крепость сможетъ держаться еще около двухъ мѣсяцевъ. Такимъ образомъ осаждающей арм?и не оставалось ничего иного, какъ идти на штурмъ крепости.

Изучая уже давно и весьма внимательно адр?анопольскую крепость, оценивая сравнительную стоимость и силу сопротивлен?я четырехъ ея секторовъ, болгарск?й генеральный штабъ давно пришелъ кь совершенно опредѣленнымъ и вѣрнымъ выводамъ.

Наиболее уязвимымъ мѣстомъ Адр?анополя со стороны Болгар?и турки считали северо-западный секторъ. Здѣсь проходитъ желѣзнодорожная лин?я и, следовательно, по ихъ основательному разсчету, только здесь болгары могли сосредоточить такое количество оруд?й и, главное, снарядовъ, которое могло-бы обезпечить наступательныя дѣйствия. Считаясь съ этимъ, именно сѣверо-западный секторъ турки укрѣпили образцово. Форты этого сектора расположены группами, причемъ самыя группы построены въ шахматномъ порядкѣ, и, благодаря этому, удалось достигнуть чрезвычайно важнаго въ крѣпостномъ, дѣлѣ результата. Взят?е осаждающей арм?ей одной какой-нибудь группы фортовъ на этомъ секторѣ совершенно не компрометируетъ обороны всей крѣпости.

Считая западный и южный секторы хорошо укрѣпленными самой природой, все свое вниман?е, послѣ сѣверо-западнаго сектора, турки обратили на секторъ восточный. Впрочемъ, очевидно, они не предполагали, ввиду отсутств?я здѣсь желѣзнодорожнаго сообщен?я, возможности подвоза сюда для непр?ятеля достаточнаго количества боевыхъ припасовъ, и поэтому считали до послѣдняго времени достаточнымъ прежней фортовой лин?и. Только въ самое последнее время они принялись за разработку новаго плана обороны восточнаго сектора, но этотъ планъ остался невыполненнымъ.

Впрочемъ, матер?ально, по количеству фортовъ, батарей и оруд?й и по качеству сооружен?й, эта лин?я почти такъ-же сильна, какъ и северо-западный секторъ. Она значительно уступаетъ въ техническомъ и стратегическомъ отношен?и, такъ какъ форты расположены слишкомъ близко къ городу и на одной прямой. Это позволяетъ сильной непр?ятельской батареѣ, расположенной на сѣверѣ, бить анфиладно всю фортовую лин?ю. При этомъ, въ полную противоположность сѣверо-западному сектору, на восточномъ секторѣ съ паден?емъ одного форта падаетъ защита всей лин?и.

Оцѣнивъ значен?е этого важнаго обстоятельства, болгары давно уже рѣшили, что если дѣло дойдетъ до атаки адр?анопольскихъ фортовъ, повести атаку именно на восточною секторѣ. То соображен?е, которое въ глазахъ турокъ делало подобное предпр?ят?е почти немыслимымъ (отоутств?е средствъ для подвоза сюда достаточнаго количества снарядовъ) было побѣждено почти только и исключительно терпѣн?емъ болгарскаго солдата и выносливостью болгарскаго буйвола. Вмѣсто вагоновъ, доставляющихъ на позиц?и сотни снарядовъ заразъ, болгарамъ пришлось втечен?е долгихъ мѣсяцевъ стаскивать сюда снаряды на арбахъ, запряженныхъ буйволами. Если имѣть ввиду, что на каждой арбѣ можно перевезти только три, max?mum - четыре снаряда, и если вспомнить, что при средней бомбардировкѣ каждое оруд?е выпускаеть въ день отъ пятидесяти до шестидесяти снарядовъ, то можно представить себѣ тѣ безконечные караваны, на которыхъ свозились кь восточному сектору боевые припасы, необходимые для атаки..

Штурмъ начался 11 марта, въ 1 часъ пополудни, кончился 18 марта, въ 8 час. утра. Общая диспозиц?я была следующая. Въ 1 часъ дня началась общая бомбардировка крѣпости; со всѣхъ позиц?й и на всѣхъ секторахъ. Съ большой интенсивностью она продолжалась до 8 часовъ вечера и затѣмъ прекратилась повсюду, за исключен?емъ сѣверо-западнаго сектора, гдѣ, она продолжалась до полуночи. Въ полночь и на сѣверо-западномъ секторѣ бомбардировка была прекращена.

Такъ какъ втечен?е нѣсколькихъ мѣсящевъ гарнизонъ Адр?анополя привыкъ къ этому болгарскому прекращен?ю бомбардировки въ опредѣленный часъ, то и на этотъ разъ турки поняли, что имѣютъ дѣло съ очередной канонадой,-заметивши, что она прекратилась, успокоились и стали отдыхать.

Тѣмъ временемъ болгары сдѣлали послѣдн?я распоряжен?я по атакѣ. Въ два часа ночи общая бомбардировка крѣпости возобновилась съ такой ужасной силой, что, по разсказамъ турецкихъ офицеровъ, ничего подобнаго имъ не приходилось слыхать за все время осады. Части были уже построены, а въ 4½ часа утра болгарск?я цѣпи, не замѣченныя турками, приблизились къ турецкимъ передовымъ позиц?ямъ, находящимся на разстоян?и двухъ километровъ отъ лин?и фортовъ.

Роты, построенныя цѣпями съ офицерами впереди, сохраняя абсолютную тишину, подходятъ на 50 шаговъ къ непр?ятелю и затѣмъ съ криками «ура!» бросаются въ штыковую атаку на непр?ятельск?е окопы. Завязывается ожесточеннѣйш?й бой, но уже послѣ получаса передовыя позиц?и турокъ сметены, и турки вынуждены отступать за фортовую лин?ю, тѣмъ болѣе, что захваченные болгарами 20 оруд?й и 8 пулеметовъ уже стрѣляюгь по бѣгущимъ туркамъ.

Все дальнѣйшее было заранѣе предусмотрено и разсчитано.

Наступлен?е съ юга поддержало штурмъ съ востока, и бронированная стѣна, эта гордость современной немецкой техники, эта непроницаемая броня стали, свинца и бетона, которая называется фортовой лин?ей восточнаго сектора, пала втечен?е однихъ только сутокъ. Пала вмѣстѣ съ этой стѣной крѣпость, о которой въ военной истор?и сложилось такъ много легендъ. Обнажился городъ, вся истор?я котораго есть истор?я постоянныхъ, то удачныхъ, то неудачныхъ осадъ. Палъ городъ, который столько времени держалъ въ такомъ напряженномъ состоян?и политическую мысль всей Европы.

Это радостное для болгаръ событ?е было омрачено тѣми раздорами, которые обнаружились тотчасъ-же между болгарами и сербами.

Сербы претендовали на то, что «непобедимый» Шукри-паша сдался именно имъ, а не болгарамъ.

Болгары отрицали это обстоятельство; командовавш?й болгарской арм?ей генералъ Ивановъ напечаталъ даже особое «разъяснен?е» по этому поводу.

«Разъяснен?е" это мы печатаемъ почти дословно, такъ какь въ немъ заключается и описан?е самаго взят?я Адр?анополя.

«Адр?анополь,- пишетъ генералъ Ивановъ,-какъ всякая другая крѣпость и даже какъ всякая болѣе обширная позиц?я, не былъ атакованъ со всѣхъ сторонъ одинаково. Нужно выбрать такой участокъ, на которомъ сосредоточиваются всѣ средства, дабы такимъ образомъ, атакуя его, можно было разсчитывать на успѣхъ, и затѣмъ лишь распространить его на друг?е участки. Такимъ образомъ остальные участки получаютъ второстепенное значен?е-значен?е демонстративное, т.-е. дѣйств?е на этихъ участкахъ выражается только въ удержан?и противника и лишен?и его возможности не только перебрасывать свои войска на выбранный для решительной атаки участокъ, но даже и не дать ему возможности угадать направлен?е этой атаки.

Этотъ образъ дѣйств?й подъ Адр?анополемъ былъ для насъ обязателенъ еще и по тому обстоятельству, что осадныя артиллер?йск?я и инженерныя средства въ сравнен?и съ таковыми-же средствами турокъ были очень ограниченныхъ размѣровъ у союзниковъ.

Рѣшено было атаковать восточный секторъ и северную его половину. На этомъ секторѣ еще въ ноябрѣ прошлаго года началась постановка осадной артиллер?и; на этомъ секторѣ были сгруппированы всѣ имѣвш?яся въ распоряжен?и осаждающихъ инженерныя средства; сюда были направлены всѣ подкрѣплен?я, которыя были приданы для обезпечен?я успеха; здѣсь были исключительно болгарск?я войска; сербскихъ войскъ было пять эскадроновъ дивиз?онной конницы.

На всѣхъ остальныхъ секторахъ ничего не было приготовлено для серьезной атаки, и роль ихъ осталась демонстративной.

Однако, считаю нужнымъ сказать, что демонстращя не есть бездѣйств?е, какъ нѣкоторые хотятъ понимать. Демонстрац?я есть дѣйств?е и дѣйств?е серьезное, чтобы не дать противнику возможности разгадать истинное намѣрен?е противной стороны. Хорошо выполненная демонстрац?я настолько-же важна для успеха, насколько. к сама удачно выполненная атака.

Исполнен?е штурма. Ночью съ 12 на 13 марта, на основан?и приказа по 2-й арм?и за ? 60, наши войска восточнаго сектора атаковали на разсвѣтѣ и взяли форты Айджи?олу и Айвазъ-Баба и послѣ утвержден?я на нихъ, благодаря выдвинутой безъ промедлен?я полевой и гаубичной артиллер?и, получили возможность действовать въ тылъ и флангъ остальнымъ фронтамъ восточнаго сектора. Атака эта сделала сопротивлен?е на остальныхъ фортахъ невозможнымъ, и всѣ они кь 8 часамъ утра были въ нашихъ рукахъ. Преследуя противника въ направлен?и города, наши войска вошли въ него къ 9½ час. утра и одна часть ихъ перешла р. Тунджу, гдѣ остановились около казармъ Яныкъ-Кашлы для обезоружен?я пленныхъ турокъ. Командиръ л.-гв. Коннаго полка въ это время отправился въ фортъ Хадарлыкъ и захватилъ Шукри-пашу.

Около 8½, час. утра послѣдовалъ первый взрывъ турецкаго склада при Караг?озъ-таб?я, означавш?й, что сопротивлен?ю турокъ приближается конецъ и крепость безсильна сопротивляться.

Къ тому времени войска другихъ секторовъ боролись еще на передовыхъ позиц?яхъ.

Къ 10 часамъ утра турки уже, где раньше, где позже, начали очищать форты и сдаваться безъ всякаго сопротивлен?я. Такъ было на сѣверо-западномъ, на западпомъ, и на южномъ секторахъ.

Такимъ образомъ, если говорить о взят?и фортовъ штурмомъ, то таковой следуетъ отнести только къ фортамъ на восточномъ секторѣ. Всѣ остальные были заняты потому, что турки, послѣ паден?я восточнаго сектора и занят?я города и мостовъ болгарскими войсками, наступавшими въ этомъ направлен?и, не были въ состоян?и сопротивляться, особенно послѣ того, какъ они взорвали склады съ боевыми припасами, зажгли муку и разстрѣляли лошадей.

Только что изложенное обстоятельство слѣдуетъ имѣть ввиду при сообщен?яхъ о томъ, что 20-й Сербск?й полкъ овладѣлъ фортомъ Хадарлыкъ и плѣнилъ Шукри-пашу.

Фортъ Хадарлыкъ находится въ 3 верстахъ восточнѣе теперешняго фортоваго пояса, позади Казанъ-тепе. Въ этомъ фортѣ помещался штабъ Шукри-паши и станц?я безпроволочнаго телеграфа.

Послѣ того какъ Шукри-паша представился при фортѣ Каикъ командующему осадной арм?ей, послѣдн?й разрѣшилъ Шукри-пашѣ, по его личной просьбѣ остаться на ночь въ фортѣ Хадарлыкъ, куда и былъ отвезенъ по распоряжен?ю генерала Вазова.

Телеграммой командующ?й осадной арм?ей приказалъ, чтобы всѣ войска всѣхъ секторовъ, за исключен?емъ восточнаго, по занят?и фортоваго пояса, утвердились на немъ и ждали дальнѣйшихъ распоряжен?й.

Такимъ образомъ появлен?е 20-го Сербскаго полка въ фортѣ Хадарлыкъ, находящемся въ 3 верстахъ позади этого пояса, не отвечало отданному приказан?ю. Во всякомъ случаѣ появлен?е одной или двухъ ротъ этого полка (20-го) въ фортѣ Хадарлыкъ произошло около 3-4 часовъ пополудни и, такъ какъ вопросъ объ овладѣн?и Адр?анополемъ былъ уже оконченъ, то генералъ Вазовъ, который былъ занять введен?емъ порядка въ городѣ, посмотрѣлъ снисходительно на появлен?е сербскихъ солдатъ и даже поручилъ охранен?е этого форта сербской ротѣ. Никому и въ голову не приходило, что здѣсь возможенъ какой-нибудь споръ. Важенъ тутъ фактъ, что Шукри-паша былъ захваченъ полковникомъ Мархолевымъ, представленъ генералу Вазову, а затѣмъ этимъ послѣднимъ-и генералу Иванову, прежде чѣмъ Шукри-паша увидѣлъ сербскаго солдата.

Все это подтверждается личнымъ заявлен?емъ самого Шукри-паши.

Возможно-ли послѣ этого утверждать, что Шукри-паша сдался 20-му Сербскому полку, который потомъ будто-бы отправилъ его къ главному коменданту генералу Иванову?

Для иллюстрац?и вышеизложеннаго можетъ служить и следующая телеграмма штаба 2-й сербской арм?и командующему 2-й арм?ей въ дер. Ортакчи, поданная въ 1 ч. 50 мин. пополудни 13 марта:

«Начальникъ тимокской дивиз?и увѣдомляеть, что 20-й полкъ зянялъ предназначенный ему участокъ; на этомъ участкѣ имѣется много разбросанныхъ припасовъ. Въ Казанъ-тепе есть три турецкихъ генерала. При 15-мъ полку есть 8,000 плѣнныхъ и 200 офицеровъ.

Тоже невѣрны утвержден?я, что 15-й Сербск?й полкъ вошелъ первымъ въ городъ, а послѣ него 23-й Болгарск?й. Неправдоподобность подобныхъ сообщен?й опровергается вышеизложеннымъ.

Свѣдѣн?я въ печати и въ другихъ мѣстахъ, гдѣ они обсуждались, преувеличены и относительно численности арм?и. Одни поспѣшили сказать, что сербская арм?я насчитывала 65,000 человѣкъ при 60 осадныхъ оруд?яхъ; друг?е не дѣлаютъ разницы между списочнымъ и наличнымъ составами арм?и, не принимая во вниман?е, что въ наличный составь входить немалое количество нестроевыхъ.

Списочный составь сербской арм?и былъ, въ круглыхъ цифрахъ, 47,000, но изъ нихъ однихъ только больныхъ было 19,000, изъ которыхъ, въ послѣдн?е месяцы, было эвакуировано въ Серб?ю до 8,000 чел. Процентъ нестроевыхъ въ сербской арм?и былъ довольно значителенъ.

За вычетомъ изъ 47,000 (по списку) армш больныхъ и нестроевыхъ, составь сербскихъ войскъ не превышалъ 32,000 человѣкъ при 60-ти полевыхъ оруд?яхъ, 20-ти двѣнадцати см. и 8-ми пятнадцати см. гаубицахъ и 10-ти двѣнадцати см. длинныхъ оруд?яхъ.

Болгарскихъ войскъ, въ круглыхъ цифрахъ, было 105,000 человѣкъ, а за вычетомъ больныхъ и нестроевыхъ, на лицо въ строю оставалось 88,000 солдатъ, при 342 оруд?яхъ разнаго калибра.

Затронутъ былъ еще одинъ вопросъ-это относительно силы укрѣплений разныхъ секторовъ, причемъ говорилось, что укрѣплен?я восточнаго сектора были слабее другихъ. Если это такъ, то этимъ доказывается лишь искусство командующаго, потому что теор?я никогда не совѣтуетъ атаковать противника тамъ, гдѣ онъ сильнѣе, а, наоборотъ, рекомендуетъ атаковать, гдѣ важно и доступно.

Восточный секторъ въ этомъ отношен?и былъ очень удачно выбранъ, потому что съ паден?емъ его пала и вся крепость. Онъ былъ доступенъ для атаки не потому, что былъ слабъ, наоборотъ-местность тамъ действительно очень сильна, а потому, что давалась возможность скрыто и охватывающимъ образомъ расположить осадныя батареи, следовательно, способствовать концентрирован?ю огня. Къ этому нужно прибавить, что на этомъ секторе противникъ имѣлъ больше всего войскъ.

Наконецъ, число потерь свидѣтельствуетъ о сопротивлен?и противника, о силѣ его позиц?й и о мужеотвѣ атакующихъ войскъ.

Потери были слѣдующ?я:

  Убито. Ранено.
Офицеров Ниж. чинов Офицеров Ниж. чинов
На восточномъ секторѣ 16 949 62 5209
На южномъ секторѣ 8 325 20 1364
Всего въ болгарскихъ войскахъ убыль 24 1274 82 6573
На сѣверо-зап. секторѣ серб. Тимокская дивиз?я 4 69 2 360
На западномъ секторѣ сербская Дунайская дивиз?я 2 199 5 806
Всего въ сербскихъ войскахъ убыль 6 268 7 1166

Послѣ этого нельзя не отметить факта, что тамъ, гдѣ претендуется на овладѣн?е фортами, плѣнен?е Шукри-паши и налич?е самыхъ сильныхъ позиц?й, а именно на Сѣверо-западномъ секторѣ, потерь меньше всего. Дунайская дивиз?я, которая атаковала не форты, а полевую укрепленную позиц?ю на западномъ секторѣ, даже она имѣетъ почти въ 2½ раза больше потерь, чѣмъ Тимокская дивиз?я.

Изъ всего вышеизложеннаго, всѣ, кому дорога истина, сдѣлаютъ сами справедливый выводъ.

Командующ?й 2-й болгарской арм?ей генералъ-лейтенантъ Н. Ивановъ».

Взят?емъ Адр?анополя фактически закончилась война Болгар?и съ Турц?ей. До заключен?я мира не происходило уже ни одного сколько нибудь выдающагося столкновен?я воюющихъ сторонъ, но заключен?е мира состоялось лишь чрезъ два месяца.

Дипломатическ?е переговоры, которые происходили въ это время между великими державами, Турц?ей и союзниками, осложнялись двумя вопросами: объ Албан?и и о Скутари, о чемъ подробнѣе будетъ сказано въ слѣдующихъ главахъ нашего очерка.

Что-же касается собственно Болгар?и, то никакихъ особыхъ затруднен?й не возникало, такъ какъ ея новая граница съ Турц?ей была предопределена еще въ мартѣ мѣсяцѣ.

Велик?я державы еще ранѣе открыт?я переговоровъ объ услов?яхъ мира формулировали въ отношен?и Турц?и и союзниковъ главную основу этихъ переговоровъ: граница Оттоманской импер?и въ Европѣ должна была идти отъ Эноса и оканчиваться Мид?ей. Всѣ территор?и на западъ отъ этой лин?и, включая сюда и Адр?анополь, и Лозенградъ, Турц?я должна была уступить союзникамъ, за исключен?емъ лишь Албан?и, организац?я и установлен?е границъ которой должны быть определены великими державами.

Нѣкоторое затруднен?е возбуждалъ вопросъ о военномъ вознагражден?и, которое требовали союзники отъ Турц?и, но этоть вопросъ было рѣшено обсудить въ международной коммисс?и въ Парижѣ.

Въ 12 часовъ 30 минуть дня 17 мая 1913 года делегаты Турщи и союзниковъ, Болгар?и, Серб?и, Черногор?и и Грец?и, собрались въ Сенъ-Джемскомъ дворцѣ, въ Лондонѣ, и подписали мирный договоръ, оставлявш?й побежденной Турц?и ничтожный клочекъ территор?и въ Европѣ.

Рѣчи, произнесенныя при подписан?и договора, казалось, свидетельствовали о томъ, что кровавая балканская трагед?я окончилась...

Выразивъ делегатамъ сердечнѣйш?я поздравлен?я великобританскаго правительства по поводу заключен?я мира, сэръ Эдуардъ Грей сказалъ:

,,Позволю себе надѣяться, что вы всѣ съ чувствомъ удовлетворен?я и облегчен?я приняли то рѣшен?е, къ которому вы только-что пришли. Это чувство будетъ раздѣлено всѣми державами, которыя оставались нейтральными и непрестанно желали возстановлен?я мира въ интересахъ спокойств?я Европы. Намъ извѣстно, что остаются еще вопросы, подлежащ?е разрѣшен?ю, прежде чѣмъ будетъ достигнуто полное соглашен?е, но мнѣ хочется вѣрить, что заключен?е мира облегчить урегулирован?е этихъ вопросовъ и усилитъ по отношен?ю къ вамъ всѣмъ, я увѣренъ въ этомъ, благожелательный интересъ остальныхъ державъ».

Грей закончилъ рѣчь следующими словами:

«Отъ всего сердца желаю, чтобы заключенный здѣсь миръ имѣлъ результатомъ полное успокоен?е въ международныхъ отношен?яхъ, дабы каждое государство могло возстановить свои силы, подвергш?яся столь суровымъ испытан?ямъ, содѣйствовать развит?ю своихъ территор?й, обезпечить благосостоян?е и счастье своего народа и процвѣтан?е своей нац?ональной жизни».

Делегатъ Болгар?и Даневъ указалъ, что делегаты цѣною неустанныхъ усил?й достигли послѣдняго этапа своей трудной мисс?и. День 17 мая знаменуетъ историческую дату для балканскихъ народовъ. На почвѣ мира и мирнаго соревнован?я вчерашн?е враги найдутъ возможность создать узы солидарности и совершенно забыть о прискорбномъ прошломъ.

22 мая въ Парижѣ въ министерствѣ иностранныхъ дѣлъ подъ предсѣдательствомъ Пишона состоялось открыт?е финансовой коммисс?и по балканскимъ дѣламъ. Приветствуя оть имени правительства делегатовъ, Пишонъ сказалъ:

«Подписан?е мирнаго договора знаменуеть собою конецъ войны, въ которой арм?и выказали столько геройства, и желан?е воюющихъ сторонъ обсудить въ духѣ мудрости и справедливости важные, подлѣжащ?е разрѣшен?ю, вопросы. Ввиду созданнаго событ?ями послѣднихъ, 8 мѣсяцевъ положен?я, необходимо было прежде всего рассмотреть территор?альные и политическ?е вопросы, одновременно интересующ?е Балканск?я государства и Европу, и затѣмъ заняться играющими столь важную роль въ международныхъ отношен?яхъ экономическими интересами и найти имъ разрѣшен?е, безъ чего не былобы плодотворнаго мира. Созванная съ этой цѣлью коммисс?я включаетъ рядомъ съ представителями государствъ, подписавшихъ миръ, делегатовъ державъ, давно уже имѣющихъ экономическ?е интересы въ Оттоманской импер?и и на Балканскомъ полуостровѣ. Я твердо надѣюсь, что этимъ путемъ легче можно будетъ примирить уважен?е кь пр?обрѣтеннымъ правамъ, сохранен?е законныхъ гарант?й и матер?альное развит?е воевавшихъ государствъ. Каковъ-бы то ни былъ исходъ войны, она всегда влечетъ для воюющихъ обязательства, ложащ?яся на настоящее и будущее, и всякое территор?альное пр?обрѣтен?е налагаетъ обязанности, выполнен?е коихъ должно быть обезпечено. Уменьшить, насколько возможно, эти обстоятельства и установить обязанности, падающ?я на подписавш?я миръ государства,-такова двойная задача коммисс?и, составъ коей служить ручательствомтъ, что задача будетъ выполнена въ духѣ справедливости и безпристраст?я».

Делегатъ Турц?и, выразивъ правительству Франц?и благодарность за пр?емъ, сказалъ, между прочимъ:

«Наше правительство убеждено, что отказъ оть большей части европейской территор?и будетъ разсматриваемъ какъ крайн?й предѣлъ жертвъ Турц?и. Турц?я, желая продолжать среди другихъ государствъ существован?е, достойное ея истор?и и способное обезпечить ей мирное развит?е, уверена, что найдетъ благосклонную поддержку со стороны великихъ державъ».

Сербск?й делегать заявилъ, что

«союзники вели войну для освобожден?я христ?ианск?хъ народовъ и возвращен?я потерянныхъ областей. Ревностно заботясь о своихъ жизненныхъ интересахъ и правахъ, союзники торжественно заявляють о своемъ уважен?и правъ другихъ нац?й, которыя считаютъ наиболее прочной основой международныхь отношен?й».»

Такъ закончилась побѣдоносная борьба Болгар?и и ея союзниковъ съ Турц?ей.

Вся Европа ждала успокоен?я, читая приведенныя выше рѣчи, въ которыхъ такъ громко говорилось о счастьѣ народовъ, солидарности, справедливости и безпристраст?и...

А между тѣмъ уже назревала вторая балканская война, война братоубийственная, изъ-за дѣлежа добычи...

Дальше