Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава шестая.

В Восточной Пруссии

В Восточной Пруссии гитлеровцы имели хорошо организованную оборону и крупную группировку войск, насчитывавшую 35 пехотных, 4 танковые и 4 моторизованные дивизии. Группу армий «Центр» поддерживал 6-й воздушный флот - 775 самолетов{160}.

Перед советскими войсками стояла нелегкая задача: взломать оборону противника и разгромить его.

Штаб 3-й воздушной армии в октябре 1944 г. перебазировался из Пушалотаса в Лукники, а в ноябре -в Тельшай. Поближе к фронту перелетели также штурмовые и истребительные дивизии и полки. На кенигсбергском направлении в составе 3 ВА было сосредоточено 696 самолетов, в том числе 56 Пе-2, 117 По-2, 303 Ла-5, Як-3, Як-9 и других истребителей, 141 Ил-2, а также 79 самолетов связи{161}.

После перебазирования авиации на новые аэродромы необходимо было решить вторую, не менее важную задачу: быстро научить летный состав умению ориентироваться в условиях сложного рельефа местности в Восточной Пруссии (реки, болота, озера, каналы, множество шоссейных и железных дорог), чтобы не допустить ошибок и избежать ударов по своим войскам.

С этой целью по распоряжению генерала Н. Ф. Папивина штурманская служба армии организовала учебу летного состава с последующей проверкой знаний местности в районе будущих действий командирами всех степеней, летчиками и штурманами. Это дало положительные результаты. Взаимодействие с сухопутными войсками осуществлялось четко, самолеты без отклонений выходили на цель, а авианаводчики, когда нужно было, быстро перенацеливали находившиеся в воздухе группы для удара по новым объектам.

Ежедневно с рассветом на разведку Земландского полуострова, [156] Кенигсберга и района южнее его вылетали летчики 11 орап. В их задачу входила тщательная разведка войск противника как в районе боевых действий, так и в ближайшем тылу.

Разведка поручалась и штурмовой авиации. Командир 335 шад полковник С. С. Александров, получив из штаба армии приказ разведать противника в Кенигсберге, поручил выполнить эту задачу опытным летчикам: командиру эскадрильи старшему лейтенанту Г. М. Инасаридзе, заместителю командира эскадрильи старшему лейтенанту П. К. Андрееву и заместителям командиров эскадрилий 826 шап старшим лейтенантам Ф. И. Тихонову и П. И. Моткову.

Трудным был их полет. Хотя из-за плохой погоды вражеских истребителей в воздухе не было, но с земли велся шквальный огонь. Высоко подняться нельзя - скрывшись в облаках, ничего не увидишь, что делается внизу. Немало ценных сведений доставили в штаб отважные соколы. Они оказали большую помощь при подготовке наступления.

Высокую отвагу и мужество проявили в полете все экипажи. Об этом убедительно говорят отзывы. Вот как характеризовал командир дивизии действия старшего лейтенанта Ф. И. Тихонова, представляя его к награде: «Обладая отличными практическими навыками и памятью, он 26 раз одиночным экипажем и парой летал на разведку войск противника и всегда доставлял ценные сведения. В бою смел и отважен. Эффективно и грамотно использует мощное вооружение своего штурмовика».

Заместителю комэска и позже приходилось не раз вылетать на разведку укреплений вражеских войск в Кенигсберге. В одном из таких вылетов самолет, пилотируемый Тихоновым, был атакован двумя вражескими истребителями. Им удалось поджечь штурмовик. Воздушный стрелок А. Кириллов погиб. Летчик Тихонов, будучи тяжело раненным, на горящем самолете дотянул до своего аэродрома.

В зависимости от обстановки разведку войск противника вели также истребители и ночные бомбардировщики. Данные воздушных разведчиков накапливались в разведотделе штаба 3 ВА. Там они изучались и в обобщенном виде докладывались командованию армии, фронта и сообщались командирам частей и соединений.

Пришло время, когда были внесены последние коррективы в план боевого применения авиации. Все ждали того дня, когда начнется новое наступление.

Оно началось 13 января 1945 г. войсками 3-го Белорусского фронта, а на следующий день в наступление перешел [157] и 2-й Белорусский. Их поддерживали части и соединения 1-й и 4-й воздушных армий. На 3 ВА возлагалась задача вместе с 1 ВА поддерживать 3-й Белорусский фронт на ке-нигсбергском направлении. Для этой цели привлекались также части 18 ВА и дальней авиации.

Координацию действий воздушных армий в этой операции осуществлял представитель Ставки Верховного Главнокомандования по авиации маршал авиации Ф. Я. Фалалеев. 15 января самолеты 1-й и 3-й воздушных армий нанесли несколько мощных и эффективных ударов по основным узлам сопротивления и опорным пунктам первой полосы обороны противника, а 16 января - по опорным пунктам второй полосы. Всего 16 января 1945 г. авиация обеих армий совершила более 2800 самолето-вылетов{162}.

В результате мощных ударов войск 3-го и 2-го Белорусских фронтов, которых поддерживали 1, 3 и 4-я воздушные армии, группа войск противника «Север» (так стала именоваться бывшая группа армий «Центр») была расчленена на три части: на Земландском полуострове оказались прижатыми к морю 4 дивизии; в Кенингсберге заблокировано 5 дивизий с войсками крепости; юго-западнее этого города окружено до 20 дивизий (в Хейльсбергском укрепленном районе). Вражеские войска находились и в Курляндии.

Кроме того, в январе 1945 г. часть сил 3 ВА привлекалась для поддержки наступательных действий 4-й ударной армии в боях за Клайпеду. Авиация, поддерживая сухопутные войска, нарушала железнодорожные и автомобильные перевозки, уничтожала вражеские самолеты на земле и в воздухе, вела разведку, выводила из строя порты противника.

Бои на земле и в воздухе не утихали. 23 февраля 1945 г. был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания дважды Героя Советского Союза гвардии капитану Павлову Ивану Фомичу (6 гв. шамп) и гвардии майору Смирнову Алексею Семеновичу (26 гв. иап).

Гвардии капитан И. Ф. Павлов и гвардии майор А. С. Смирнов были летчиками 3 В А.

В этот день заместитель командира полка гвардии майор А. С. Смирнов вел большую группу истребителей на боевое задание в район Кенигсберга. [158]

Возвращаясь с боевого задания, он не думал, что на аэродроме его встретят с развернутым гвардейским Знаменем, тепло и сердечно поздравит командование корпуса, дивизии и полка, все однополчане. Он не ожидал, что командиры и политработники будут говорить самые теплые и сердечные слова, жать руку, а потом качать, подбрасывая в воздух. Никогда так не билось его сердце, как тогда... 23 февраля 1945 г. - день годовщины Советской Армии летчику-истребителю гвардии майору А. С. Смирнову запомнился на всю жизнь.

Так же тепло и сердечно поздравили с высокой наградой и командира эскадрильи гвардии капитана И. Ф. Павлова.

23 февраля Президиум Верховного Совета СССР звание Героя Советского Союза присвоил двадцати одному летчику 3-й воздушной армии. Всех их горячо поздравили однополчане.

На следующий день на аэродроме царило оживление. Все, кто находился здесь, выглядели празднично. На крыше здания КП, расположенного на окраине аэродрома, собралось командование 3-й воздушной армии. Здесь же присутствовали командиры соединений и частей, дежурные офицеры. Все они наблюдали за посадкой самолетов соратников по борьбе с гитлеровскими захватчиками - французского полка «Нормандия - Неман».

Полк перелетел сюда с аэродрома, находившегося в зоне действий 1 ВА. Теперь летчикам этого полка предстояло непродолжительное время действовать с бомбардировщиками, штурмовиками и истребителями 3 ВА.

Парами «яки» катились вдоль летного поля, быстро заруливая к отведенному для стоянок месту.

- Молодцы французы! - восторженно произнес генерал Папивин. - За посадку им можно поставить «отлично».

- Они так же умело действуют и в воздухе, - добавил генерал Дагаев. - Сражаются храбро, метко бьют врага.

В марте 1943 г. авиаэскадрилья «Нормандия» начала боевые действия против гитлеровцев. Летчик Жак Андре свой первый бой провел в районе Смоленска. Смертельные схватки с врагом продолжались. В августе 1943 г. авиаэскадрилья была преобразована в 1-й отдельный истребительный авиаполк «Нормандия», Французские летчики уже летали на новых, самолетах-истребителях Як-9, Як-3, имевших более мощные двигатели, большую скорость, лучшую маневренность и мощное вооружение. Летом 1944 г. 14 французских летчиков сбили 33 фашистских самолета. Не обходилось и без потерь. На место погибших в боях прибывали [159] другие летчики. Полк рос. Мужали его бойцы. Они сражались в небе Белоруссии. За активное участие в освобождении Литвы и большие заслуги по прикрытию сухопутных войск при форсировании реки Неман полку было присвоено почетное наименование Неманского.

Встречавшие крепко жали руки французам, вспоминали фронтовые будни, говорили о предстоящих боях.

22 февраля 1945 г. Ставка упразднила 1-й Прибалтийский фронт. Его армии, именовавшиеся Земландской группой войск, под командованием генерала армии И. X. Баграмяна, вошли в состав 3-го Белорусского фронта. С воздуха их поддерживала 3 ВА.

Полки 335 шад, перелетев на новые аэродромы, находились недалеко от линии фронта. Один из этих аэродромов обстреляла вражеская артиллерия. На подавление ее вылетели четыре штурмовика 683-го шап под командованием капитана Г. М. Инасаридзе. Летчики группы вначале сбили аэростат, который корректировал стрельбу по аэродрому, а потом нанесли удар по артиллерийским позициям. На смену этой группе вылетело звено старшего лейтенанта Н. Е. Платонова (826 шап). После их метких ударов обстрел аэродрома прекратился.

Применение авиации в операции по разгрому противника в Восточной Пруссии планировала оперативная группа командующего ВВС Советской Армии главного маршала авиации А. А. Новикова, прибывшая на фронт 24 февраля 1945 г.

1 ВА в плане определялась задача - поддерживать с воздуха войска, наступавшие в районе Хейльсберга.

На 3 и 18 ВА возлагалась задача авиационного обеспечения штурма Кенигсберга и наступательных действий 39-й и 2-й гвардейской армий на Земландском полуострове в направлении на Пиллау.

Авиация Балтийского флота должна была срывать морские перевозки противника. 5 гв. бак из состава 15 ВА и 5 бак 4 ВА также привлекались к этой операции. Всего планировалось привлечь 1124 бомбардировщика, 830 истребителей и 470 штурмовиков.

Для нанесения ударов по объектам в тактической глубине обороны противника в черте города широко использовались штурмовики и значительная часть истребителей. От 3 ВА для этой цели выделялись 182, 211 и 335-я штурмовые авиадивизии и 11 иак.

К исходу 28 марта хейльсбергская группировка противника была разгромлена. [160]

После ее разгрома усилия 4 ВА также были направлены на разгром противника в Кенигсберге и на Земландском полуострове.

В феврале 1945 г. штаб 3 ВА перебазировался из Тельшая в Вилькендорф, а в марте - в Шааксвите.

2 апреля 1945 г. всех командиров авиакорпусов, дивизий и полков вызвали на командный пункт 43-й армии - в район Фуксберга (поселок Холмогоровка) северо-западнее Кенигсберга. Эта армия вышла на побережье залива Фриш-Гафф, западнее города, отсекла кенигсбергскую группировку от земландской и вместе с 50-й армией блокировала Кенигсберг с севера и востока.

Шла рекогносцировка местности, над которой в ближайшие дни предстояло действовать авиации армии. Присутствующий на рекогносцировке командный состав с удобной высотки, на которой стоял двухэтажный каменный дом, рассматривал город. Отсюда, с удачно выбранного места для КП 43-й армии, обзор был великолепный. Были видны и те пункты, о которых говорил командующий армией генерал А. П. Белобородов и по которым предстояло действовать. Рядом стоял макет города.

Для создания этого макета славно потрудились летчики 6 гв. шамп. Специально выделенные самолеты под командованием гвардии капитана И. Н. Селягина в течение нескольких дней производили фотографирование оборонительных сооружений противника на окраинах и в центре города. То была сложная и опасная работа, требовавшая от экипажей исключительной выдержки, дисциплины и мужества. И с ней успешно справились гвардейцы Иван Селягин, Виталий Соловьев, Василий Кузнецов, все трое закончившие войну Героями Советского Союза. Во время фотографирования их прикрывали истребители 130 иад{163}.

Во время рекогносцировки генерал Белобородов, показывая указкой то на район города, то на макет, говорил:

- Крепостные форты - дело бомбардировщиков, железобетонные доты на перекрестках - бомбардировщиков и штурмовиков. Крепость в центре города - для тех и других. Королевский замок, доты - истребителей и бомбардировщиков. Одним словом - крепкий орешек. Его предстоит разгрызть за несколько суток{164}.

После рекогносцировки в авиаполках изучались объекты предстоящих действий. [161]

Чтобы избежать лишнего кровопролития, летчику 6 гв. шмап гвардии старшему лейтенанту Петру Шахову 3 апреля было поручено сбросить с самолета ультиматум коменданту Кенигсберга Отто Ляшу. На этот вылет его провожали генералы Т. Т. Хрюкин, Н. Ф. Папивин, Н. П. Дагаев. После возвращения с задания летчику был вручен орден Красного Знамени.

Комендант города ни в тот день, ни на следующий на ультиматум не ответил. Значит - отверг. В таких условиях встал вопрос об овладении городом штурмом.

Вечером 4 апрели 1945 г. командиры частей и соединении получили приказ: к рассвету 5 апреля быть в полной боевой готовности нанести удар по северо-западной окраине города. В войсках это считали как начало штурма Кенигсберга. Но для авиации погода стояла нелетная. Моросил мелкий дождь, облачность опустилась чуть ли не до самой земли.

В ночь на 5 апреля город-крепость бомбили легкие ночные бомбардировщики По-2. От 3 ВА такое задание выполняли летчики 314-й ночной бомбардировочной авиадивизии.

На следующий день погода не улучшилась. В авиационных полках армии ее использовали для проведения партийных и комсомольских собраний, на которых коммунисты и комсомольцы говорили о том, что они не пожалеют сил и самой жизни для окончательного разгрома врага в городе-крепости.

Командиры и политработники разъясняли воинам-авиаторам значение предстоящего штурма Кенигсберга, его роль в достижении полной победы над противником в Восточной Пруссии. Зачитывалось обращение Военного совета 3-го Белорусского фронта «Вперед на штурм Кенигсберга!».

Утром 6 апреля погода не изменилась. Но, несмотря на это, в 9 часов раздался мощный артиллерийский залп 11-й гвардейской армии, вслед за которым последовали залпы тысяч орудий других армий. Артиллерийская канонада была настолько сильной, что в десятках километров от линии фронта содрогалась земля. Штурм города-крепости начался без поддержки авиацией.

Во второй половине дня погода улучшилась, и штурмовики мелкими группами совершили несколько вылетов.

С аэродрома 6 гв. шамп 335 шад поднялись шесть Ил-2 во главе с дважды Героем Советского Союза гвардии капитаном И. Ф. Павловым, чтобы ударить по вражеским артиллерийским позициям. Над полем боя ее сменила такая же группа, ведомая гвардии старшим лейтенантом В. Е. Соловьевым. Штурмовики сбрасывали бомбы на зенитные орудия, [162] обстреливали их из пушек и пулеметов. Вслед за ней появились группы Героев Советского Союза гвардии старшего лейтенанта С. Г. Янковского и гвардии капитана В. Ф. Нечаева. За ними летели штурмовики других авиаполков.

7 апреля в лесу северо-западнее города войска противника вновь штурмовали группы «ильюшиных». Летчики-истребители атаковали вражеские аэродромы и прочно блокировали их.

С 10 до 13 часов 246 бомбардировщиков 1 и 3 ВА, а также 5 гбак нанесли три массированных удара по городу и фашистским войскам на Земландском полуострове. Их прикрывали 124 истребителя и 108 патрулировали над городом. 516 дальних бомбардировщиков 18 ВА в тот же день также сбросили 550 т бомб на Кенигсберг. Земля содрогалась от взрывов бомб, в разных местах появились очаги пожаров. Черный дым высоко поднимался в небо.

7 апреля авиация произвела около 5000 самолето-вылетов, а в ночь на 8 апреля - 2000, главным образом легкими ночными бомбардировщиками. Днем налеты не прекращались. Авиация силами до 2000 самолетов дважды наносила удары по танкам противника западнее Кенигсберга{165}.

8 апреля штурмовики бомбили и обстреливали опорные пункты вдоль реки Прегель и залива Фриш-Гафф. Наводчики, находившиеся в сухопутных войсках, точно указывали им цели. К исходу дня 8 апреля Кенигсберг был отрезан от земландской группировки.

Но враг упорно сопротивлялся, перегруппировывал свои силы. Пехотинцы, танкисты, артиллеристы, взламывая укрепления врага и выбивая его с занимаемых позиций, сжимали кольцо, расчленяли силы противника, громили их. В воздухе эшелон за эшелоном появлялись бомбардировщики, штурмовики. Барражируя, вступали в жестокие схватки истребители. Город горел. Дым стелился на десятки километров. По ночам противника громили легкие бомбардировщики.

Кроме 4, 1 и 3-й воздушных армий, в боях за Кенигсберг участвовала авиация Краснознаменного Балтийского флота. Днем и ночью самолеты бомбили сильно укрепленные форты города-крепости, башни и другие оборонительные сооружения. [163]

Действия бомбардировщиков и штурмовиков надежно прикрывали истребители. В их составе находился и полк «Нормандия - Неман». Прикрывая штурмовиков, французские летчики заметили, как группа «фоккеров» приближалась к краснозвездным «илам». Имея преимущество в высоте, французы обрушились на врага. Младший лейтенант Жак Андре, устремившись за истребителем противника, послал в него пулеметную очередь. Самолет загорелся и полетел к земле. Так была одержана его пятнадцатая победа. В журнале учета побед полка был записан 268-й сбитый вражеский самолет.

Советское правительство высоко оценило подвиги Жака Андре, присвоив ему звание Героя Советского Союза. Такого же звания были удостоены Р. де ля Пуап, М. Лефевр (посмертно) и М. Альбер.

С 1943 г. до конца войны французские летчики совершили 5062 боевых вылета, провели 869 воздушных боев, сбили 268 и повредили 80 самолетов. Семь раз полку в приказах Верховного Главнокомандующего объявлялась благодарность. За большой вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков полк награжден орденами Красного Знамени, Александра Невского и французским орденом Почетного легиона, военным крестом «За освобождение» и военной медалью{166}.

9 апреля 1945 г. утром и днем шли бои на улицах города, большая часть которого уже была освобождена, а вечером комендант гарнизона принял ультиматум о капитуляции.

Кенигсбергская группировка войск противника насчитывала 130 тыс. солдат и офицеров, более 2000 орудий и минометов, свыше 100 танков и штурмовых орудий. Их действия прикрывали самолеты, которые базировались на аэродромах Земландского полуострова.

Но ничто не могло сдержать напора войск Советской Армии. Для разгрома этой цитадели здесь было сосредоточено 5 тыс. орудий и минометов и около 2500 самолетов{167}.

Вечером 9 апреля Москва в честь взятия Кенигсберга салютовала 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. Это был салют мужеству, отваге, героизму всех тех, кто штурмовал и сокрушил город-крепость. [164]

За четыре дня боев за Кенигсберг фронтовая и дальняя авиация, а также авиация КБФ совершила более 14 тыс. боевых вылетов. На врага было сброшено 4440 т бомб.

19 апреля 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР командующему 3 ВА генерал-полковнику авиации Н. Ф. Папивину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Заслуживает теплых слов жена командующего З. А. Папивина. Она почти всю войну была на фронте, испытала все невзгоды фронтовой жизни. С первого дня пребывания на фронте и до дня Победы она служила в инженерном отделе штаба армии, добросовестно выполняя возложенные на нее обязанности. За личный трудовой вклад в дело разгрома врага З. А. Папивина награждена медалью «За боевые заслуги».

После падения Кенигсберга наступила очередь разгрома противника на Земландском полуострове и овладения его крупной военно-морской базой Пиллау. Па этом полуострове находились 8 дивизий и остатки разгромленной в Хейльсбергском укрепленном районе 4-й армии гитлеровцев.

Поскольку война шла к концу, а войска противника на Земландском полуострове были обречены, командующий 3-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза А. М. Василевский предложил противнику прекратить сопротивление, сложить оружие и сдаться в плен. Но ответа, как и в Кенигсберге, не последовало. Тогда войска 5, 39 и 11-й гвардейской армий перешли в наступление в общем направлении на Фишхаузен (Приморск) и 17 апреля овладели им, а 25 апреля взяли крепость и порт Пиллау. Личный представитель фюрера Кох бросил свои войска и бежал на корабле в Данию.

Хорошо помогала наземным войскам авиация. Бомбардировщики 3 гв. бад, штурмовики 335 шад прокладывали им путь, а истребители 11 иак и 259 иад надежно прикрывали боевые порядки войск.

Высокое мастерство и отвагу проявили капитан Б. М. Падалко и лейтенант Н. Ф. Федоричев (683 шап), когда они в условиях плохой видимости вылетали на подавление «фердинандов». Успешно выполнив боевую задачу, летчики мастерски приземлились на своем аэродроме, когда он был закрыт сплошной снежной пеленой.

Ежедневно по три - пять вылетов на штурмовку порта и крепости Пиллау совершали летчики 335 шад. Было проведено 33 воздушных боя, в которых сбито 54 вражеских [165] самолета{168}. За большой вклад в дело разгрома врага в порту и военно-морской базе Пиллау 335 шад была награждена орденом Ленина и стала именоваться: 335-я штурмовая Витебская ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова авиационная дивизия.

Вылетая в этот период на бомбардировку косы Фриш-Нерунг, где противник еще продолжал оказывать сопротивление, прикрывая отплывавшие на чем попало остатки своих войск, летчики 314-й ночной бомбардировочной авиадивизии делали за ночь по десять вылетов.

В общей сложности летчики 3 ВА в Восточной Пруссии, в Кенигсбергской и Земландской операциях совершили 18 253 самолето-вылета, уничтожив большое количество техники и живой силы противника{169}.

Но вот пришел тот долгожданный день, к которому вели трудные военные пути-дороги.

Первая неделя мая 1945 г. Со всех фронтов шли радостные вести. Над рейхстагом в Берлине уже взвилось Знамя Победы. Советская Армия, ломая сопротивление врага, приближалась к столице Чехословакии - Праге.

- Еще стояла ночь, а за окном раздалась стрельба, - вспоминал заместитель командира 339 апс по политчасти майор Я. И. Лельчук. - В чем дело? Позвонил дежурному, а телефонистка мне и говорит: «Война кончилась! Победа!» Пошел в штаб, а возле него много воинов. Все обнимаются и поздравляют друг друга с Победой. Недалеко раздался салют из пушек и автоматов. Это были самые счастливые минуты за все дни войны. Вскоре провели митинг по случаю этого великого исторического события...

Утром у домов и стоянок самолетов - всюду в небо взлетали ракеты. Где-то за аэродромом, далеко за верхушками леса, вечером беспрерывно скользили лучи прожекторов. Вокруг слышалась стрельба. Издалека доносились раскаты орудий, строчили пулеметы и автоматы, раздавались одиночные выстрелы из винтовок и пистолетов. Это авиаторы 211 шад салютовали Победе...

На другом аэродроме стояли в строю летчицы 125-го гвардейского бомбардировочного авиаполка. Командир полка гвардии полковник В. В. Марков и заместитель по политчасти гвардии майор И. М. Абрамова поздравляли их с Победой. На груди летчиц сверкали ордена и медали - убедительное доказательство их заслуг перед Родиной в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. [166]

В сухопутных и авиационных частях, по телефону и радио, из уст в уста передавалась эта долгожданная весть - Победа! Народ ликовал, радовался. Было чему радоваться - ненавистный враг разгромлен.

А в это время летчики 335 шад, перелетев на новый аэродром, 9 мая 1945 г. в третий раз вылетели на боевое задание - громить все еще сопротивлявшуюся курляндскую группировку противника. На полпути к цели услышали знакомый голос командира дивизии генерал-майора авиации С. С. Александрова: - Вернуться на аэродром! Бомбы сбросить в озеро! - И, не сдержавшись, он с душевным подъемом произнес: - С Победой вас, дорогие мои боевые друзья! Курляндская группировка капитулировала!

Самолеты возвращались на свой аэродром, заруливали на стоянки. Заглушив моторы, летчики вылезали из кабин, обнимались друг с другом, со стрелками, механиками, мотористами, вооруженцами. Много пережито, много потеряно родных и друзей, но в жестокой схватке спасено самое дорогое в жизни каждого - свобода и независимость Родины.

В журнале боевых действий 3 ВА была сделана запись:

«За 8 и 9 мая 1945 г. частями и соединениями 3 ВА было произведено 1011 самолето-вылетов... В результате боевых действий уничтожено и повреждено 353 автомашины, 54 повозки, 48 железнодорожных вагонов, 21 самолет, подавлен огонь 4 батарей полевой артиллерии... Проведено

2 воздушных боя, в которых сбито 4 ФВ-190»{170}.

Это была последняя запись боевых действий летчиков 3 ВА.

Наступил завоеванный в кровопролитных боях долгожданный мир. Советские люди на фронте и в тылу радовались победе над сильным и коварным врагом...

 

 

В дни суровых испытаний Великой Отечественной войны на базе ВВС Калининского фронта была сформирована 3-я воздушная армия. С мая 1942 г. по апрель 1945 г. она прошла героический путь от верховья Волги до Балтики. Последний пункт, куда перебазировался штаб 3 ВА, был город Гранц (Зеленоградск). Воздушные бойцы армии участвовали в важнейших наступательных операциях Советской Армии - Смоленской, Белорусской, по освобождению Прибалтики, [167] Восточно-Прусской - и внесли огромный вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков.

Воины 3 ВА оказывали активное содействие сухопутным войскам в разгроме ненавистного врага. Наибольшее количество самолето-вылетов приходилось на непосредственную поддержку наступавших войск.

Ударами с воздуха воздушные бойцы армии взламывали оборону врага и прокладывали дорогу сухопутным войскам в наступлении, содействовали отражению его контрударов, громили подходившие резервы, надежно прикрывали свои части от налетов авиации противника.

На всем боевом пути авиаторы 3 ВА успешно вели воздушную разведку, наносили мощные удары по аэродромам, портам и узлам сопротивления противника, оказывали помощь партизанам, доставляя им боеприпасы, медикаменты, продовольствие. С временно оккупированной территории летчики вывезли много раненых и больных партизан, женщин и детей.

Со дня создания 3 ВА и до окончательного разгрома врага летчики армии совершили около 200 тыс. самолето-вылетов. В ожесточенных воздушных боях они уничтожили более 4000 вражеских самолетов, много другой техники и живой силы. Личный состав армии показал образцы героизма, доблести и мужества, высокое воинское мастерство.

«В грозные годы военных испытаний мужественные авиаторы проявляли непоколебимую стойкость и высокое мастерство, смелость и отвагу в боях за свободу и независимость социалистического Отечества», - отмечал в приказе ? 172 от 15 августа 1976 г., посвященном Дню Воздушного Флота СССР, член Политбюро ЦК КПСС, Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д. Ф. Устинов.

За героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, 148 летчиков, штурманов, стрелков-радистов Калининского фронта и 3 ВА удостоены звания Героя Советского Союза, тысячи воинов награждены орденами и медалями.

Моральные и боевые качества авиаторам прививались целенаправленной партийно-политической работой, которую повседневно проводили командиры, политработники, партийные и комсомольские организации во фронтовых условиях. Колоссальную нагрузку в войне вынесли части тыла 3 ВА. Тыл армии на всем ее боевом пути вюзглавлял интендант 1 ранга, позже генерал-майор интендантской службы, И. М. Гиллер.

Обеспечение летных частей боеприпасами, горючим, про-довольствием, [168] обмундированием, поддержание аэродромов в постоянной боеготовности, строительство новых, а также ложных аэродромов, медицинское обслуживание, организация отдыха выздоравливающего личного состава после ранений и болезни - все это было предметом постоянной заботы тружеников авиационного тыла армии.

К концу войны общее число батальонов авиационного обслуживания составляло 36, инженерно-аэродромных батальонов - 6. Батальоны входили в подчинение районов авиационного базирования. В 3 ВА их было шесть - 8, 9, 56, 57, 63 и 72-й. Армия располагала семью авиационными складами, двумя полевыми авиамастерскими, пятью техкомандами по эвакуации подбитых самолетов.

Каждый труженик авиационного тыла хорошо понимал, что от того, как он выполняет свой воинский и служебный долг, зависел успех летчиков в бою. Поэтому они работали с огромным напряжением, не считаясь со временем и отдыхом. Шоферы, трактористы, кладовщики, метеорологи, врачи, повара, военнослужащие и вольнонаемные, рядовые и командиры, - у всех была общая забота - обеспечение всем необходимым летных полков для успешной боевой деятельности.

На боевом пути 3 ВА было построено 35 новых аэродромов, не считая действовавших, восстановлено 8 и реконструировано 10. Кроме того, труженики тыла соорудили 69 ложных аэродромов и множество макетов самолетов, на которые обрушивался противник.

Только в 1943 г. на аэродромы армии было доставлено 35 845 т горюче-смазочных материалов, переработано 4460 железнодорожных транспортных единиц, израсходовано на строительство 99 460 куб. м лесоматериалов. На счету автотранспорта армии - 26,5 млн. тонно-километров{171}.

На страже здоровья авиаторов стояли 125 врачей, 207 фельдшеров, фармацевтов и стоматологов. В каждом бао действовал лазарет на 10 - 15 коек. В них лечились легкораненые и больные. Медицинские работники спасли жизнь 17 сбитым летчикам, 2 штурманам и 14 воздушным стрелкам{172}.

В каждом районе авиационного базирования находился дом отдыха на 15 мест. В них поправлял свое здоровье летный состав после ранений и болезней. Отдыхали авиаторы также в армейском доме отдыха. Он был создан 22 июня [169] 1942 г. Пребывание в нем длилось от 15 до 20 дней. После отдыха все возвращались в боевой строй. Всего за годы войны в доме отдыха поправили свое здоровье 3343 военнослужащих{173}.

В 3 ВА действовал авиационный госпиталь. В стационарных условиях здесь оказывалась квалифицированная медицинская помощь раненым и больным. Старательно трудились в госпитале врач-хирург майор медицинской службы Прокофьев, врач капитан медслужбы Самойленко, медсестры Орлова, Котова, Кириллова. Медицинские работники авиачастей и госпиталя не отказывали в помощи и местному населению.

Летчики, штурманы и воздушные стрелки армии совершали героические подвиги во фронтовом небе, а техники и механики, авиационные специалисты и труженики тыла честно и добросовестно выполняли свой патриотический долг на земле.

Широко популяризировала их славные дела армейская газета. Ее сотрудники постоянно находились на фронтовых аэродромах. Пользуясь связными самолетами По-2 или телеграфом, они оперативно передавали боевые репортажи и корреспонденции непосредственно с места событий. Тема героизма не сходила со страниц газеты.

Коллектив редакции состоял из опытных журналистов. Его возглавлял редактор газеты майор А. М. Молчанов. [170]

Дальше