Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава пятая.

С боями - к Балтике

В начале сентября 1944 г. борьба за полное освобождение Прибалтики от немецко-фашистских захватчиков продолжалась. Войска 1-го Прибалтийского фронта получили задачу прочно удерживать занятые рубежи в центре и на левом крыле фронта, а правым крылом с юго-востока наступать на Ригу, выйти на побережье Рижского залива и отрезать пути отхода в Восточную Пруссию группе армий «Север», не позволить ей соединиться с группой армий «Центр».

2-й и 3-й Прибалтийские фронты должны были наступать с востока и северо-востока на Ригу, а Ленинградскому фронту предлагалось ликвидировать вражескую группировку в Эстонии. Действия фронтов были подчинены одной цели. К достижению этой цели они тщательно готовились.

В частях и соединениях 3 ВА в начале сентября 1944 г. насчитывалось 1180 боевых самолетов. В частности, в их числе были 510 истребителей, 270 штурмовиков, 185 ближних бомбардировщиков, 75 дальних бомбардировщиков и 100 легких ночных бомбардировщиков{146}.

Противник в полосе 1-го Прибалтийского фронта имел около 200 самолетов.

До наступления авиачасти 3 ВА вели разведку. Основная ее цель состояла в том, чтобы выявить состав и группировку сил противника, базирование его авиации, оборонительные сооружения вдоль границы Восточной Пруссии, по рекам Мемель и Лиелупе.

Однако и в эти дни, когда на земле, казалось, наступило затишье, в воздухе шли жаркие бои.

13 сентября 1944 г. после артиллерийской подготовки по войскам, оборонявшимся юго-восточнее Риги и на левом берегу реки Западная Двина, ударили Ту-2 334 бад, а вслед за ними - группы Пе-2 1 гв. бак и Ил-2 211, 308 и 335 шад. Оборона противника была подавлена. Войска 4-й ударной и 43-й армий перешли в наступление. Их. надежно прикрывали с воздуха истребители. [136]

Противник упорно сопротивлялся, стремясь Удержать занимаемые рубежи и сохранить связь групп армий «Центр» и «Север».

Первый день боев показал, что 3 ВА безраздельно господствовала в воздухе. В этот день было сбито 67 самолетов врага. «В результате мощнейших ударов летчиков... - вспоминал Маршал Советского Союза И. X. Баграмян, - фашистские части были значительно ослаблены»{147}.

Однако авиация противника все еще проявляла высокую активность. Она стремилась оказать поддержку оборонявшимся войскам и снизить воздействие на них нашей авиации.

Успешно действовали летчики 308 шад (командир полковник Л. К. Чумаченко, заместитель по политчасти подполковник Д. И. Лятенков), вошедшей в состав 3 ВА перед наступлением. Штурмовиков прикрывали истребители 821 иап 190 иад. Полковник Чумаченко так оценил их действия в своем донесении в штаб армии: «За период с 14.09 по 24.09 1944 г. боевая работа истребителей 821 иап 190-й истребительной Полоцкой Краснознаменной авиадивизии по прикрытию штурмовиков была организована хорошо и полностью обеспечила отличное выполнение боевых задач».

В течение десяти дней полки дивизии совершили 1070 самолето-вылетов, сбросили 495 т бомб. Боевые задачи дивизия выполняла в поддержку наступательных действий 4-й ударной и 43-й армий, а также 3-го механизированного корпуса. Штурмовиков надежно прикрывали истребители.

Войска 43-й и 4-й ударной армий с боями продвигались в направлении Бауски. Спустя два дня их передовые отряды подошли к Западной Двине и к Балдоне.

Авиация 3 ВА в те дни действовала крупными силами бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей и оказывала эффективную помощь наступавшим войскам.

14 сентября ближние бомбардировщики 1 гв. бак нанесли удары по вражеским аэродромам в Риге (центральный) и Румбула, чтобы снизить активность авиации противника. Истребители сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, прикрывали наступавшие войска 43-й армии и 3-го гвардейского мехкорпуса.

Гитлеровское командование понимало, что предстоят тяжелые бои за Ригу, что советская авиация будет наносить удары по аэродромам в Риге и Румбула, с тем чтобы ослабить [137] сопротивление его авиации. И оно решило усилить оборону Риги, оказать как можно большее сопротивление авиации советских фронтов, наступавших на город.

Ослабив другие участки, противник стянул на рижский плацдарм более двух зенитных дивизий, береговую и корабельную артиллерию, свыше ста истребителей, главным образом ФВ-190.

О том, что противник стянул сюда такие силы, командование фронтов и воздушных армий знало. Все это установила разведка. И было решено: по рижскому аэродрому и аэродрому в Румбула нанести мощный бомбардировочный удар.

14 сентября 1944 г. в воздух поднялся 124-й гвардейский бомбардировочный авиаполк. Три девятки Пе-2 к цели (рижский аэродром) вел командир полка гвардии полковник Григорий Николаев. Во главе своей эскадрильи был гвардии майор Николай Борисов. Полк в воздухе прикрывали 36 истребителей 11-го авиакорпуса. При подходе к цели на них обрушилось 56 «фокке-вульфов». Завязался неравный бой. Командир полка приказал сомкнуть строй, чтобы стрелки-радисты надежнее давали отпор вражеским истребителям, наседавшим сзади под углом. А тут ударили зенитки. Бомбардировщики оказались в кольце, которое сжималось. По самолетам нещадно били зенитки. Загорелся Пе-2 командира полка гвардии полковника Николаева, и он направил машину с грузом 1150 кг на стоянки вражеских самолетов. Вместе с командиром полка погиб штурман эскадрильи Герой Советского Союза Сергей Люлин.

Приближаясь к цели, самолет командира эскадрильи гвардии майора Борисова также был подбит. Погиб стрелок-радист Сергей Евтихов. Задняя сфера самолета оказалась незащищенной. Потом погиб штурман экипажа гвардии старший лейтенант Николай Нетребенко. Вслед за этим осколком снаряда были выведены из строя все приборы, ранен в лицо командир экипажа. Машина стала неуправляемой. И Борисов решил выброситься с парашютом. В момент прыжка ударился о хвостовую часть самолета и потерял сознание. Когда очнулся на земле, услышал немецкую речь. Так он оказался во вражеском плену.

Пленные, в их числе и гвардии майор Борисов, находились в сарае хутора недалеко от Риги. Они сделали подкоп под стену сарая. Но вскоре пришли советские воины, пленные были освобождены.

В этот день 8 истребителей Як-3 66 гв. иап, ведомые гвардии майором И. П. Витковским, сопровождая штурмовиков, [138] вступили в бой с 18 ФВ-190 и 2 сбили. Понесла потери и группа: не вернулся с боевого задания гвардии лейтенант А. А. Пасконин.

Вторая группа - 8 Ла-7 63 гв. иап под командованием гвардии майора А. В. Пашкевича - вылетела на прикрытие наступавших войск. Истребители встретились с 24 ФВ-190. В результате скоротечного боя летчики сбили 4 вражеских истребителя и без потерь вернулись на свой аэродром.

Так же смело и решительно действовали краснозвездные истребители 1 гиак, ведомые гвардии майорами И. М. Березуцким, А. Г. Воронько, К. В. Маношиным, гвардии капитаном А. Г. Кулиевым и другими мастерами воздушного боя.

За героизм и мужество, проявленные в боях, гвардии майоры И. П. Витковский, А. Г. Воронько, А. В. Пашкевич, К. В. Маношин и капитан А. Г. Кулиев были удостоены звания Героя Советского Союза.

15 сентября отличилась шестерка штурмовиков под командованием гвардии лейтенанта И. С. Шабельникова. В момент штурмовки ими артиллерийских позиций появились вражеские истребители. Они обрушились на «ильюшиных», но получили надлежащий отпор. Штурмовики по команде перестроились в круг и создали плотную оборону. В скоротечном бою метким огнем воздушных стрелков были сбиты два ФВ-190. Отразив все атаки врага, штурмовики успешно выполнили боевую задачу.

В полосе наступления 4-й ударной и 43-й армий гитлеровское командование сосредоточило 8 пехотных дивизий, усиленных танками и артиллерией. Противник переходил в контратаки, но они с помощью штурмовиков 211, 308 и 335 шад были отбиты.

После упорных боев 19 сентября были освобождены Бауска, Скайсткалне, Иецава, Вецмуйжа и 18 сентября на реке Западная Двина - Яунелгава и Текава.

Гитлеровские генералы тем не менее вновь предприняли два контрудара - юго-западнее Добеле и в районе Балдоне. 12 моторизованных батальонов, 380 танков и орудий развернули боевые действия юго-западнее Добеле. Противник успеха не имел, хотя темп наступления наших войск несколько снизился. Контрудар против 43-й армии в районе Балдоне наносили шесть дивизий, в том числе две танковые. Однако и на этот раз гитлеровцы потерпели поражение.

В отражении контрударов 3-й танковой армии врага существенную помощь сухопутным войскам оказали бомбардировщики и штурмовики 3 В А под надежным прикрытием [139] истребителей 1 гиак. Враг бросил сюда большую часть наличных сил воздушного флота. Бои в воздухе приняли ожесточенный характер.

Восьмерка Ла-5 63 гв. иап гвардии майора А. П. Шишкина 17 сентября вступила в схватку с девятью ФВ-190, намеревавшимися бомбить боевые порядки наших войск, советские летчики рассеяли «фоккеров» и двух из них сбили. В тот же день противник недосчитался еще двух самолетов, сбитых четверкой гвардии майора А. В. Пашкевича. 18 сентября 8 «яков» 65 гв. иап, ведомых гвардии майором Колоберидзе, сопровождая штурмовиков, завязали бой с 18 ФВ-190 и 6 стервятников сбили, из них 3 уничтожил гвардии старший лейтенант В. В. Кисельков. Бои в основном проходили на вертикалях.

На отдельных участках фронта в те дни события развивались стремительно. Наступавшие войска быстро продвигались вперед и занимали новые рубежи. В такой обстановке требовалось исключительно четкое взаимодействие с авиацией, чтобы не допустить ее ударов по своим.

В 22-м гвардейском стрелковом корпусе радиостанцию наведения возглавлял адъютант авиаэскадрильи 723 шап 211 шад старший лейтенант Шиханов. 17 сентября разведка корпуса установила, что на опушке леса в 5 км восточнее Вецмуйжи сосредоточено до 90 танков противника. Они каждую минуту могли нанести удар по нашим войскам.

Когда к переднему краю приблизились летевшие на боевое задание 12 Ил-2, Шиханов немедленно связался с ведущим группы заместителем командира эскадрильи старшим лейтенантом В. Н. Бирюковым и перенацелил штурмовиков. Они тут же обрушились на танки. Удар был неожиданным и весьма успешным. Бомбы и эрэсы легли точно в цель. Многие бронированные машины были выведены из строя. Действия штурмовиков прикрывали 8 Як-7 под командованием старшего лейтенанта Шистко (259 иад). Истребители восхищались действиями штурмовиков. Когда они легли на обратный курс, им передали: «Здорово поработали! Молодцы!» Те в свою очередь ответили: «С вашей помощью. Спасибо за надежное прикрытие». К их разговору подключился авианаводчик Шиханов, сообщив штурмовикам: «Работали хорошо. Цель поражена». Группа старшего лейтенанта Бирюкова в полном составе вернулась на свой аэродром{148}.

20 сентября 9 Пе-2 1 гв. бак летели в направлении Балдоне для нанесения удара по опорному пункту противника. [140]

За 15 - 20 минут до подхода их к цели части 1-го гвардейского стрелкового корпуса ворвались в город. Авианаводчик младший лейтенант Солодкин передал подходившим бомбардировщикам: «Город не бомбить. Ждите цели»{149}. Вскоре им была дана новая цель: уничтожить артиллерийские и минометные батареи противника севернее Балдоне. Туда они и нанесли бомбовый удар.

21 сентября командир 22-го гвардейского стрелкового корпуса вновь потребовал от старшего лейтенанта Шиханова вызвать группу штурмовиков и нанести удар по танкам и артиллерии противника в 5 км севернее Вецмуйжи. Восьмерку «ильюшиных» возглавлял майор Гаврась (624 шап 308 шад) под прикрытием 6 Як-7, которых вел старший лейтенант И. С. Макаренков (761 иап 259 иад). Наводчик сообщил летчикам, что в районе цели истребителей противника нет. Штурмовики сбрасывали на цель бомбы, пускали эрэсы, а истребители обстреливали противника из пушек и пулеметов. Слаженными действиями штурмовиков и истребителей восхищались воины корпуса.

Командир корпуса объявил летчикам благодарность.

Летчики 3 ВА в сентябре 1944 г. совершили 16 340 боевых вылетов, уничтожили в воздушных боях 401 самолет противника.

Все эти дни командующий 3 ВА генерал-полковник авиации Н. Ф. Папивин находился на командных или наблюдательных пунктах сухопутных войск, где создавалась наиболее сложная обстановка. За успешное руководство боевыми действиями армии в Прибалтике он был награжден орденом Суворова I степени.

Как родных, встречали жители Прибалтийских республик своих освободителей.

Командиры и политорганы частей и соединений поддерживали тесную связь с местными партийными и советскими органами, живо и горячо откликались на их просьбы, оказывали необходимую помощь. Освобожденное население на практике убеждалось, чем сильна Советская Армия, как благородны ее цели, как самоотверженно она выполняет свой воинский долг. У людей множились силы, росло желание трудиться еще лучше, быстрее возрождать новую жизнь и помогать советским воинам громить немецко-фашистских захватчиков. [141]

Перед жителями городов и сел часто выступали с концертами коллективы художественной самодеятельности частей и соединений. Вот на открытой площадке теплым вечером собрались жители деревни Пазуки и окрестных хуторов, раскинувшихся недалеко от Паневежиса. Вначале перед ними с обзором положения на фронтах выступил комсорг 399 апс лейтенант Евгений Каблуковский. Потом был дан концерт полковой самодеятельности.

Летчики, штурманы, стрелки-радисты, техники и механики авиаполка имени Марины Расковой оказали помощь в уборке урожая на литовской земле. Воины полка в свободное от полетов время трудились на лугах и полях вдохновенно, с душой. А вечерами коллективы художественной самодеятельности 125 и 126 гв. бап дважды выступали с концертами.

Однажды личный состав 5 гбад был свободен от полетов. По инициативе комсомольцев молодые авиаторы дивизии вышли на уборку урожая. Местный райком партии и жители горячо благодарили их.

Далеко не единичными были случаи, когда летчики на подбитых самолетах садились на территорию, захваченную противником. Местное население часто выручало их из беды, помогало им всем, чем могло.

Самолет летчика 335 шад Виктора Рыбянец подбила вражеская зенитка. На горящей машине он приземлился в тылу врага. На помощь летчику и воздушному стрелку пришел латыш А. Ю. Рунде. Несколько дней он укрывал их от гитлеровцев и местных полицаев-националистов. А потом, когда воины поправились, провел их тайными тропами по топям и болотам через линию фронта, на территорию, где стояли советские войска.

Несколько дней ждали в полку возвращения младшего лейтенанта В. М. Рыбянец, а потом в журнале потерь сделали запись: «Пропал без вести». И вот в один из сентябрьских дней 1944 г., когда стояла нелетная погода, а на аэродроме шел профилактический ремонт техники, на стоянке появился стройный, худощавый человек.

- Младший лейтенант Рыбянец, - доложил он{150}. Пятьдесят дней скрывала от фашистов и полицаев сбитого в тылу противника летчика-бомбардировщика капитана М. А. Синицина Ж. Я. Вышинд. Она шла на большой риск, но высокое чувство долга спасти жизнь летчику-освободителю [142] побудило ее совершить такой благородный поступок. Узнай об этом фашисты или полицаи - не жди пощады. Они расстреляли жену хозяина соседнего хутора Титрене и его сестру за то, что они оказали помощь раненым воинам Советской Армии, минерам-подрывникам. Но чувство долга брало верх над опасностью. И люди Прибалтийских республик, рискуя своей жизнью, оказывали помощь попавшим в беду советским воинам.

В ходе наступательных боев 43-я армия 1-го Прибалтийского фронта подошла к Риге с юго-востока на расстояние 20 км, а войска 2-го и 3-го Прибалтийских и Ленинградского фронтов оказались от Риги в 60 км с северо-востока.

Вышел на простор Балтийский флот. На море, как и на земле и в воздухе, инициатива была у советских моряков. Значительная часть Прибалтики была освобождена. Советская дальнебомбардировочная авиация наносила чувствительные удары по Берлину, Кенигсбергу, Тильзиту, Пиллау. Вели наступательные действия армии США и Англии. Все это предвещало окончательный разгром фашистской Германии.

Но в начале октября 1944 г. в Прибалтике враг еще оказывал упорное сопротивление. На отдельных участках фронта ему удалось сконцентрировать сильные группировки войск и нанести контрудары. Бои носили ожесточенный характер.

В штабе 3 ВА днем и ночью шла напряженная работа. Уточнялись данные разведки, выяснялось, куда противник перебрасывает войска, по каким объектам следует нанести удары в первую очередь. Тут же отдавались соответствующие приказы в авиационные корпуса и дивизии, а оттуда - в полки.

Командующий 3 ВА приказал командиру 334 бад полковнику И. П. Скоку двумя группами Ту-2 нанести удар по аэродрому Эзере.

Вскоре «Туполевы» поднялись в воздух. Бомбардировщиков прикрывали 36 истребителей 11 иак. Встреча с истребителями прикрытия состоялась у аэродрома их базирования. Истребители были разделены на две группы: непосредственного прикрытия (ведущий капитан Чирков) и ударная (ведущий майор Николаенко).

Первая группа шла четырьмя четверками по сторонам бомбардировщиков и пара сзади и выше их на 100 м. Ударная группа в свою очередь делилась на две подгруппы: первая (10 истребителей) летела впереди бомбардировщиков на 2 км на одной с ними высоте в строю «фронт пар», вторая [143] (8 истребителей) - сзади бомбардировщиков на удалении 2 км, но выше их на 500 м, также в строю «фронт пар».

На цель Ту-2 вышли точно, заход сделали с юго-востока. Передняя ударная подгруппа отогнала 6 «фоккеров», пытавшихся атаковать бомбардировщиков.

Маневрируя скоростью и высотой в зоне интенсивного огня зенитной артиллерии, Ту-2 в боевом порядке «правый пеленг звеньев» с высоты 4500 м произвели бомбометание по самолетам на северной и южной окраинах аэродрома. В момент удара по цели несколько истребителей противника пытались взлететь, но все были повреждены осколками бомб.

Судя по контрольным фотоснимкам, прямым попаданием бомб были уничтожены 4 Ю-88 и 5 ФВ-190, 15 самолетов повреждены, разрушен КП, выведена из строя взлетная полоса.

При отходе от цели бомбардировщиков вторично атаковали 10 ФВ-190. Атаку отбили истребители непосредственного прикрытия. Группа бомбардировщиков 334 бад и истребители 11 иак, участвовавшие в этом вылете, без потерь вернулись на свои аэродромы.

Успешному выполнению боевого задания способствовали: правильный и четкий боевой порядок бомбардировщиков и истребителей; умелое маневрирование в зоне огня и прицельное бомбометание, в результате которого бомбы ложились точно в цель; хорошая осмотрительность и решительные действия истребителей прикрытия.

Радиосвязь между бомбардировщиками и истребителями в течение всего полета была отличной. Благодаря этому группы самолетов взаимодействовали между собой на всех этапах выполнения боевой задачи{151}.

Повторный удар 18 Ту-2 334-й бомбардировочной авиадивизии и 36 истребителей 11-го авиакорпуса по аэродрому в Эзере был нанесен также успешно. Ему способствовала тщательная подготовка к вылету на земле, умелое управление группами по маршруту, над целью и на обратном пути. В обзоре боевых действий, который высылался всем авиачастям армии, на этот положительный опыт было обращено особое внимание.

В начале октября 1944 г., по данным разведки, у противника было самолетов: на либавском направлении - 276, [144] на тильзитском - 239, всего - 515, из которых 80 процентов составляли истребители{152}.

В боевом строю 3 ВА насчитывалось 1404 самолета, из них 250 бомбардировщиков и 303 штурмовика. Значительно увеличилось число истребителей новых типов. Общее численное превосходство над авиацией противника было почти тройным.

В конце сентября 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение вторично отсечь пути отхода группе армий «Север» в Восточную Пруссию. С этой целью было решено прорвать оборону противника к западу и юго-западу от Шяуляя, Мемеля (Клайпеда) и устья реки Неман войсками 1-го Прибалтийского фронта. Чтобы успешно провести Мемельскую наступательную операцию, командованию фронта необходимо было перегруппировать свои силы из-под Риги в район Шяуляя.

На Ригу продолжали наступать войска 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов. 3-му Белорусскому фронту было приказано вести наступление на Гумбиннен (Гусев) и далее на Кенигсберг (Калининград).

Перегруппировка войск началась 24 сентября. За короткий срок 5 общевойсковых и танковая армии, 2 танковых, механизированный и 2 стрелковых корпуса совершили маневр на новое направление. За шесть ночей было переброшено вдоль фронта на расстояние от 50 до 240 км около 500 тыс. человек, более 900 орудий и минометов, почти 1300 танков и самоходных орудий.

Перебазировалась на новые аэродромы и часть авиации 3-й воздушной армии.

Перемещение почти всего фронта на новое направление потребовало огромного напряжения сил, большого искусства командиров и штабов всех степеней, высокой организованности и мастерства личного состава{153}.

5 октября 1944 г. по оборонявшимся войскам противника вначале ударила артиллерия. Вслед за ней узлы сопротивления врага бомбили «петляковы» и «туполевы». Их надежно прикрывали истребители. Когда огневые средства противника были подавлены, в наступление перешли войска 6-й гвардейской и 43-й армий, нанося удары на Куршенай, Тельшай, двигаясь в сторону моря к Мемелю. На южном направлении к наступательным действиям приступили 2-я гвардейская [145] армия и 1-й танковый корпус. Они продвигались в направление на Кельме.

На следующий день на стыке 6-й гвардейской и 43-й армий в бой вступила 51-я армия. Перешла в наступление и 39-я армия 3-го Белорусского фронта, продвигавшаяся на Таураге. Высокую активность по прикрытию сухопутных войск проявляли летчики 1 гв. иак. 3-я и 4-я гвардейские Краснознаменные истребительные авиадивизии этого корпуса за большой вклад в освобождение Прибалтики Указом Президиума Верховного Совета СССР награждены орденом Суворова II степени.

«Значительное содействие наступавшим войскам фронта оказала 3-я воздушная армия, которая, несмотря на плохую погоду, произвела 5 октября 483 самолето-вылета. Нанося штурмовые удары по отходившим частям противника, она не давала им возможности закрепиться на новых оборонительных рубежах»{154}.

4-я ударная армия, наступая на правом крыле фронта, вела упорные бои с противником в направлении на Акмене. Действенную помощь ей оказывала авиация. Командующий 4-й ударной армией генерал-лейтенант П. Ф. Малышев так отозвался о действиях авиации и о поддержке самолетами наступления войск армии: «Бомбардировочная, штурмовая, истребительная авиация во время наступательной операции 4-й ударной армии с 7.10 1944 г. работала хорошо. Взаимодействие авиации с наземными войсками было организовано и поддерживалось все время хорошо!{155}»

8 - 9 октября 1944 г. бомбардировщики Пе-2 и Ту-2 наносили удары по противнику в Мемеле и по либавскому аэродрому.

«Особенно удачен был налет штурмовиков на ст. Мажейкяй, - писал начальник штаба 84-го стрелкового корпуса.- Разрушив железную дорогу, штурмовики прекратили этим самым маневр бронепоезда, сильно мешавшего огнем продвижению нашей пехоты. В ходе боя особенно отличились летчики 335 шад Арефьев, Макаров, Климов, Шабелъников, Колесников, Сухачев и другие»{156}.

На группу майора Г. М. Денисова (683 шап 335 шад), наносившую 9 октября удар по артиллерийским батареям противника, напали 12 «фоккеров». По команде ведущего штурмовики перестроились в круг и интенсивным огнем отбили [146] атаки вражеских истребителей, после чего успешно выполнили поставленную перед ними задачу. Так же активно и организованно действовали группы старшего лейтенанта Ф. И. Садчикова и лейтенанта В. П. Сухачева.

За три дня (7 - 9 октября) наступательных боев летчики 3 ВА сделали 2660 самолето-вылетов. Авиация армии способствовала быстрому продвижению сухопутных войск.

Бомбардировщики, поддерживая действия сухопутных войск, наносили удары по резервам противника в Салдусе, Либаве, Мемеле и Тильзите.

За пять дней наступления войска 1-го Прибалтийского фронта 10 октября вышли к берегам Балтийского моря севернее и южнее Мемеля. На этот раз группа армий «Север» окончательно была отрезана от Восточной Пруссии.

В ходе наступления войска фронта продвинулись вперед более чем на 130 км, расширив прорыв по фронту до 280 км. Задачу, поставленную Ставкой в Мемельской наступательной операции, войска 1-го Прибалтийского фронта успешно выполнили. Весомый вклад в ее решение внесли авиаторы 3-й воздушной армии.

В конце октября 1944 г. погода стояла пасмурная. Но она не оказывала существенного влияния на ход боевых действий. С 27 по 31 октября противник несколько раз то на одном, то на другом участке фронта переходил в контратаки, но успеха не добивался. И на этот раз также активную поддержку в отражении контратак войскам фронта оказывала 3 ВА.

28 октября северо-западное Межейкяя 8 «ильюшиных» 723 шап штурмовали артиллерийские позиции. Облачность по маршруту и над целью не превышала 400 - 600 метров. В такую погоду трудно ориентироваться и еще труднее отыскать цель, но капитан Ю. И. Жиленков точно вывел группу и первым устремился на артбатареи противника. За ним пикировали ведомые.

В последнем заходе зенитным огнем его самолет был поврежден. На подбитой машине капитан Жиленков тянул до своего аэродрома, но до него не долетел - врезался в лесной массив.

Так погиб отважный штурмовик командир эскадрильи капитан Ю. И. Жиленков. Боевой путь его начался в небе Смоленщины. Он участвовал в освобождении Белоруссии, наносил удары по врагу при овладении Паневежисом, Шяуляем, Митавой, под Ригой. За большой личный вклад в разгром врага был награжден тремя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны I степени. [147]

В поселке Чкаловск, под Калининградом, одна из улиц названа именем Жиленкова.

После освобождения Риги (15 октября 1944 г.) 1-й и 2-й Прибалтийские фронты продолжали бои за города Кельме, Тукумс, Лиепая.

В дни активных боевых действий в частях 3 ВА ни на один день не прекращалась партийно-политическая работа, направленная на обеспечение успешного выполнения боевых задач.

Однажды в политотдел 3 ВА стали поступать сообщения о том, что в ряде частей допускалось неуважительное, неправильное отношение к военнослужащим девушкам. При проверке на месте факты подтвердились. Это послужило поводом для серьезного разговора на совещании командиров частей, соединений и политработников армии.

С обстоятельной информацией о положении дел в частях, где была проведена проверка, выступил начальник политотдела армии полковник М. М. Москалев. Заместитель командующего армией по политчасти генерал-майор авиации Н. П. Бабак указал командирам, политработникам, секретарям партийных и комсомольских организаций на необходимость проявления повседневной заботы о девушках-военнослужащих, которые наравне с мужчинами переносят все тяготы войны и самоотверженно выполняют свой долг перед Родиной.

- Не забывайте, товарищи, - обратился к участникам совещания командующий армией генерал Н. Ф. Папивин,- что придет время, и нынешние девушки станут женами, матерями, труженицами мирной жизни. А поэтому отношение к ним должно быть особое. Это в первую очередь зависит от вас. Таковы требования командования и политотдела ко всем вам.

При обсуждении этого вопроса было внесено предложение провести армейский слет девушек-военнослужащих. Он состоялся в октябре 1944 г. К участию в нем приглашались летчицы, механики, прибористы, оружейницы, связистки, медработники, повара, комсомольские работники, отличившиеся при выполнении своего служебного долга.

Слет открыл начальник политотдела армии полковник М. М. Москалев. От имени командования и политотдела он горячо приветствовал боевых подруг - участниц слета, рассказал о тех славных делах, которые совершили девушки-военнослужащие во имя победы над врагом.

Помощник начальника политотдела армии по работе среди [148] комсомольцев капитан Ф. Г. Двирник рассказал об участии девушек в комсомольской работе, о формах этой работы и необходимости ее усиления.

Комсорг 125-го гвардейского Борисовского авиаполка имени Марины Расковой Е. И. Лукина взволнованно говорила о боевых делах летчиц, штурманов, стрелков-радистов, о победах и потерях. Она сказала и о недостатках, которые имели место в обеспечении летчиц всем необходимым для боевой работы и повседневной фронтовой жизни.

- Вместо сахара, например, нам часто предлагают легкий табак: курите, мол, как все летчики. А девушки, как известно, любят сладкое и ласку, - под общее оживление присутствовавших она покинула трибуну.

Представительницы 211 шад говорили о том, что им приходится выполнять тяжелую физическую работу - подвешивать бомбы, которая не под силу даже мужчинам.

Все высказанные на слете предложения и пожелания были обобщены и по ним приняты конкретные меры. Участницы слета приняли обращение ко всем девушкам-военнослужащим о повышении личного вклада каждой из них в общее дело победы над врагом.

После слета в частях армии состоялись комсомольские собрания, на которых обсуждалось обращение. На них поднимались вопросы о войсковом товариществе, о взаимной выручке, честном исполнении служебного долга и вкладе каждого воина-комсомольца в дело быстрейшего разгрома немецко-фашистских захватчиков.

...Довольно интенсивным был налет 45 Пе-2 1 гв. бак на аэродром противника в Либаве (Лиепая). 22 октября 1944 г. на выполнение задания вылетели 18 экипажей 128 гбап, 9 экипажей 127 гв. бап под командованием гвардии подполковника Дубинкина и 18 экипажей 35 гв. бап во главе с гвардии майором Свенским. Их прикрывали 64 истребителя 11 иак. Выйдя на цель, летчики бомбили стоянки самолетов, ангары, центр летного поля. Земля покрылась множеством взрывов. К небу поднимались облака черного дыма. Истребители сопровождения, убедившись, что в воздухе нет противника, стали также наносить удары по аэродрому. Они, пикируя, обстреливали из пушек и пулеметов самолеты на стоянках, аэродромную технику и разбегавшихся солдат.

Бомбардировщики и истребители, выполнив боевую задачу, вернулись на свои аэродромы.

Летчик, взятый в плен на разбитом аэродроме, показал, что в момент налета на летном поле находилось около [149] 100 истребителей. Они только что вернулись с задания, зарулили на стоянки и не успели заправиться. В итоге неожиданного для противника налета 10 самолетов сгорело и до 50 машин было повреждено. Ни один вражеский истребитель в воздух не поднялся.

В 334 бад поступил боевой приказ: пятью девятками Ту-2 нанести бомбовый удар по порту Мемель. Здесь, в районе порта пересекались шоссейная и железная дороги. Девятка за девяткой летели экипажи к порту. Во главе девяток находились мастера бомбового удара Григорьев, Торошенко, Мельников, Пиксаев и Кочин. Какова была их дорога к цели? Небо затянули многослойные облака с редкими «окнами», в которых нужно было найти и поразить цель. В таких трудных условиях летчики строго выдерживали строй, а штурманы - маршрут полета. У цели их встретила мощная завеса огня зенитной артиллерии. Но летчики, маневрируя, пробились к цели, сбросили на нее бомбы и легли на обратный курс. На земле было отмечено много взрывов и возникших пожаров.

Командованием армии, корпусов и дивизий тщательно изучался, а потом разбирался с летно-подъемным составом каждый случай неоправданных боевых потерь. Летчиков учили побеждать не только на положительных примерах в воздушных боях, но и на промахах, ошибках в действиях летчиков.

Как большое и радостное событие отметили комсомольцы-фронтовики 26-ю годовщину Ленинского комсомола.

После торжественного построения и выноса Красного Знамени - святыни полка летчики 6 гв. шмап вылетели на задания. Бомбовыми ударами они уничтожили 8 танков, 32 автомашины, истребили до 300 гитлеровцев, подавили огонь 6 артиллерийских и минометных батарей, в воздушных боях сбили 3 истребителя противника.

Вечером после отдыха штурмовики направились в столовую-клуб, где при входе висел лозунг: «Да здравствует Ленинский комсомол - боевой помощник и резерв партии!»

На видном месте в клубе - стенд «Сегодня в полку». На нем четко написанные призывы к воинам:

«Передовому командиру, бесстрашному воздушному воину Афанасьеву вручена Почетная грамота ЦК ВЛКСМ».

«Учитесь штурмовать у Героя Павлова!»

«Так бомбить, как летчик А. Смирнов!»

«Сегодня в боях отличились воздушные стрелки Фамусев, Осипов, Шабуров».

В клубе-столовой состоялся торжественный вечер. [150]

На следующее утро комсомольцы штурмовики, бомбардировщики, истребители снова поднимались в воздух. Они продолжали громить врага.

Летчики 314 нбад в течение октября последовательными ударами одиночных самолетов изнуряли войска противника, подавляли его огневые средства, нарушали управление и связь с войсками, уничтожали подходящие резервы на дороге Скрунда - Либава. Поставленная перед дивизией задача решалась успешно. Напряжение в работе «малой» авиации не снижалось и в дальнейшем.

За октябрь 1944 г. частями 3 ВА совершено 16 110 самолето-вылетов. На противника было сброшено 2500 т бомб. В 177 воздушных боях уничтожено более 207 вражеских самолетов{157}. Наибольшее количество боев произошло в конце месяца. Так, 29 и 30 октября наши летчики провели 70 воздушных боев, в которых было сбито 73 вражеских самолета.

В обороне противника в это время важную роль играл порт Либава. Через этот порт гитлеровское командование снабжало группу армий «Север», зажатую на Курляндском полуострове. Порт прикрывался большим количеством зенитных орудий и истребителей. Его надо было вывести из строя, разрушить портовые сооружения. Эта задача возлагалась на бомбардировочную авиацию.

Командующий 3 ВА генерал Н. Ф. Папивин принял решение совершить массированный налет на порт и аэродром. В штабе армии началась трудоемкая, кропотливая работа. Надо было быстро и хорошо спланировать удар с воздуха, уточнить силы, строй, прикрытие, возможные варианты налета при изменении обстановки. Особое внимание обращалось на дисциплину истребителей и бомбардировщиков, на их взаимодействие.

15 декабря 1944 г. 135 бомбардировщиков под прикрытием 162 истребителей поднялись в воздух. Вначале был нанесен удар по аэродрому в Либаве. Самолеты сбросили свыше 10 т бомб. Взлетно-посадочная полоса вышла из строя. Летчики обстреляли стоянки. Истребители противника не могли действовать. Потом бомбардировщики нанесли удар по порту. Было зафиксировано восемь пожаров на транспортах, военных кораблях и баржах, два прямых попадания в северную часть дока, два взрыва большой силы. На аэродроме также возникло десять очагов пожара. Огромную нагрузку вынесли в тот день летчики-истребители. Они вели бои со [151] 120 истребителями противника и сбили 40. Наши потери составили 24 самолета{158}.

В декабре 1944 г. активность боевых действий сухопутных войск с обеих сторон несколько снизилась, но для авиационных частей и соединений она по-прежнему оставалась высокой.

Противник в это время имел в составе 6-го воздушного флота 415 самолетов (в основном истребители). В 3 ВА насчитывалось более 1600 самолетов. В оперативное подчинение армии вошли: 7 шак - 145 Ил-2, 336 бад - 54 Ту-2, 3 гв. бад - 82 Пе-2 и 336 иад - 99 Як-9. С первого же дня они развернули энергичную боевую деятельность: наносили удары по портам, аэродромам, узлам сопротивления врага.

Летчики разведывательных авиационных полков вели непрерывную воздушную разведку.

Путем площадного и перспективного фотографирования, а также визуального наблюдения они вскрыли оборонительные сооружения противника, выявили действия аэродромов и портов, активность морских, железнодорожных и автомобильных перевозок, группировку войск и авиации.

В налетах на Либаву неоднократно участвовали летчицы 125 гв. бап. В один из декабрьских вечеров они долго работали над картами, изучали маршрут, пути подхода к порту, определяли цели. Назавтра чуть свет собрались все в штабной землянке. Перед входом в нее бросался в глаза боевой листок. На нем крупными буквами было выведено: «Даешь Либаву!» Такое задание в тот день им предстояло выполнить. Перед вылетом командир полка и командиры эскадрилий давали последние указания о порядке взлета, построения, действий над целью. Вскоре была подана команда «По самолетам». Взлетали звеньями. Гонимый потоками ветра от винтов, над аэродромом вихрями кружился снег. Вскоре встретились с истребителями прикрытия.

- Сколько их взлетело? - спросила командир эскадрильи гвардии майор К. Я. Фомичева своего штурмана гвардии старшего лейтенанта Г. М. Джунковскую.

- Около сорока, - доложила она.

- Прекрасно. Прикрытие надежное.

Над целью зенитный огонь был на редкость плотный. По самолетам били орудия крупного и среднего калибра, захлебывались «эрликоны». Стреляли с суши и с кораблей, стоявших у причалов. А тут еще появились «фоккеры». Наперерез им устремились наши истребители. Они не допустили [152] их к бомбардировщикам. Бомбы, словно сигары, отрывались от самолетов и сыпались на цель. После бомбометания «петляковы», приняв четкий строй, полетели на свой аэродром.

Вечером, когда летчицы немного отдохнули и успокоились, командир полка полковник В. В. Марков перед строем объявил, что задание выполнено отлично. От лица службы всем участникам вылета он объявил благодарность.

Но надолго запомнился им вылет 22 декабря. Запомнился потому, что в этот день не вернулся с боевого задания экипаж Вали Матюхиной. Участницы вылета, возвратившись на аэродром, вспоминали все детали боя. Над целью они внимательно следили друг за другом. Видели, как, сбросив бомбы, облегченные машины легко набирали высоту. Только машина Вали Матюхиной летела по прямой. Значит - подбита. Все видели, как она развернулась. Догадывались: Валя полетела кратчайшим путем к ближайшему аэродрому. А потом ее самолет скрылся из виду.

Через несколько дней вернулась в полк стрелок-радист Люба Абсалямова. Она рассказала: когда самолет загорелся, командир экипажа приказала ей выпрыгнуть с парашютом. И она выпрыгнула. Приземлилась в расположении артиллеристов. Они накормили и напоили ее, а потом отправили в полк. О судьбе летчицы и штурмана так и не узнали. Считали их погибшими. Так оно и было. Но где они похоронены, выяснилось спустя двадцать лет после войны.

Летчицы 125 гв. бап зимой 1944 г. вновь вылетали на боевые задания. 29 декабря они бомбили артиллерийские и минометные батареи противника. 10 т бомб обрушили они на головы врагов.

- Это наш новогодний подарок фашистам, - возвращаясь на аэродром, передала по радио своим ведомым комэск гвардии майор Фомичева. - Это наша месть за боевых подруг.

Через день собрались в столовой. Вначале поплакали, вспоминая двух подруг, прошлые тяжелые переживания, разлуки с близкими и родными. Потом началась встреча Нового года...

В декабре 1944 г. авиачасти 3-й воздушной армии совершили 10351 самолето-вылет, сбросили 2465 т авиабомб. В 123 воздушных боях летчики уничтожили 148 самолетов противника.

В канун Нового года в результате ударов 132 бап по порту и крепости Клайпеда произошли большие разрушения. Бомбежка объектов продолжалась до дня освобождения города. [153] Для этой цели привлекались авиация дальнего действий и ВВС Краснознаменного Балтийского флота.

Войска 1-го Прибалтийского фронта, перейдя в наступление, 28 января 1945 г. овладели городом Клайпеда - важным портом и сильным опорным пунктом на побережье Балтийского моря, завершив тем самым полное освобождение Советской Литвы.

Общими усилиями сухопутных войск и авиации были разгромлены три вражеские дивизии.

В январе 1945 г. 1-й Прибалтийский фронт перешел к обороне, готовясь к новому решающему штурму.

Итоги боевой деятельности 3 ВА за 1944 год были обсуждены на совещании командиров частей и соединений, состоявшемся в январе 1945 г. О них доложил начальник штаба армии генерал-лейтенант авиации Н. П. Дагаев.

В истекшем году части и соединения 3 ВА, взаимодействуя с войсками 1-го Прибалтийского фронта, действовали активно, особенно в Белорусской наступательной операции, в борьбе за освобождение Прибалтики, при отражении контрударов противника и выходе на берег моря.

В течение 1944 года было проведено 1536 воздушных боев, в результате которых сбито 1747 вражеских самолетов, главным образом истребителей ФВ-190. Всего за год совершено 96 946 боевых вылетов. В налетах нашей авиации всегда противодействовали сильный зенитный огонь и истребители противника, что не могло не сказаться на потерях. Кроме мощной авиационной подготовки, поддержки с воздуха действий сухопутных войск, прикрытий бомбардировщиков и штурмовиков, авиация армии вела воздушную разведку и выполняла задачи по разрушению крупных и сильно защищенных объектов противника: портов, аэродромов, железнодорожных узлов, переправ, бомбила скопления танков и живой силы. Так, например, в налетах на Либаву одновременно участвовало до 162 самолетов; в результате было потоплено 20 судов и более 19 транспортов и боевых кораблей получили серьезные повреждения{159}.

Далее генерал Дагаев остановился на недостатках и ошибках, которые допускались в боевых вылетах.

Командующий воздушной армией генерал-полковник авиации П. Ф. Папивин посвятил свое выступление задачам по разгрому противника в Восточной Пруссии. Он напомнил о том, что враг в Белоруссии и Прибалтике с отчаянием и упорством цеплялся за каждый рубеж, за каждое укрепление, [154] стремясь сдержать наступление наших войск. Поэтому сражения на земле носили крайне ожесточенный характер. Такие же схватки были и в воздухе. Еще большее ожесточение они примут в Восточной Пруссии. Местность здесь отличается большой пересеченностью, множеством шоссейных и железных дорог, что значительно усложняет ориентировку. Командующий армией потребовал от командиров соединений, частей и эскадрилий особое внимание обратить на штурманскую подготовку и проверку знаний местности ведущими групп и всеми летчиками перед каждым вылетом. Кроме того, он указал на необходимость проведения самого тщательного разбора каждого вылета. Анализ ошибок, допущенных в бою, поможет избегать их в последующих вылетах и принимать правильные решения.

Генерал-майор авиации Н. П. Бабак говорил о формах и методах партийно-политической работы в боевой обстановке, о том, что каждый воин должен умножить личный вклад в быстрейшее достижение победы над врагом на завершающем этапе войны.

Впереди были бои и сражения в Восточной Пруссии. [155]

Дальше