Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава пятая.

В битве за Берлин

Готовность к наступлению

Блестящие операции советских войск в начале 1945 г. закончились окружением и уничтожением крупных вражеских группировок на подступах к Берлину. Перед нашими войсками встала историческая задача - завершить разгром гитлеровской армии, овладеть столицей фашистской Германии и победоносно закончить Великую Отечественную войну.

В выполнении этой исторической миссии войскам 1-го Белорусского фронта (командующий заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г. К. Жуков) предстояло во взаимодействии с соседними фронтами разгромить берлинскую группировку немецко-фашистских войск и в короткий срок овладеть Берлином.

Германское командование создало на берлинском направлении сильную группировку. В полосе наступления 1-го Белорусского фронта шириной 175 км было более полумиллиона войск, свыше 5 тыс. орудий и минометов и около 860 танков и штурмовых орудий. На подступах к Берлину враг создал три полосы обороны глубиной до 40 км, а вокруг Берлина - внешний, внутренний и городской оборонительные обводы, имевшие траншеи, огневые позиции, узлы сопротивления и противотанковые рвы, опиравшиеся на систему озер и реку Шпрее.

К началу операции в состав войск 1-го Белорусского фронта входило 8 общевойсковых и 2 танковые армии, а также 16-я воздушная армия.

Боевой состав воздушной армии к началу подготовки операции состоял из 3-го бак, 6-го и 9-го шак, 3-го, 6-го и 13-го иак, 183-й (вошла в 3-й бак) и 221-й бад, 9-й гвардейской [322] и 242-й нбад, 2-й и 11-й гвардейских шад, 1-й гвардейской, 282-й и 286-й иад, 176-го гвардейского иап (вошел в 265-ю иад), 16-го одрап, 72-го орап, 93-го и 98-го окрап и 62-го гвардейского трап ГВФ.

В ходе подготовки к операции в воздушную армию из резерва Ставки прибыли: 6-й бак под командованием генерал-майора авиации И. П. Скока в составе 326-й и 334-й бад (командиры полковники В. С. Лебедев и Ф. Д. Белый); 1-й гвардейский иак, возглавляемый генерал-лейтенантом авиации Е .М. Белецким, в составе 3-й и 4-й гвардейских иад (командиры полковник И. И. Иванов и генерал-майор авиации В. А. Китаев); 113 я (вошла в 6-й бак) и 188-я бад, 240-я иад (командиры полковник М. С. Финогенов и Герои Советского Союза полковник А. И. Пушкин и генерал-майор авиации Г. В. Зимин).

Всего 16-я воздушная армия к началу операции имела 28 авиадивизий и 7 отдельных авиаполков. В армии насчитывалось 3033 исправных боевых самолета, в том числе 533 дневных и 151 ночной бомбардировщик, 687 штурмовиков, 1548 истребителей, 114 разведчиков и корректировщиков. Боеготовых экипажей в армии было 2738. Ни одно оперативное объединение Военно-Воздушных Сил за всю войну не имело столь большого боевого состава, как 16-я воздушная армия к началу Берлинской операции.

Кроме 16-й воздушной армии к участию в Берлинской операции привлекались справа 4-я воздушная армия 2-го Белорусского фронта и слева 2-я воздушная армия 1-го Украинского фронта, а также 800 самолетов 18-й воздушной армии авиации дальнего действия и около 300 самолетов ВВС Войска Польского. Вся эта группировка состояла из 7500 боевых самолетов. Их действия координировал командующий ВВС Главный маршал авиации А. А. Новиков.

Авиация противника на берлинском направлении против трех наших фронтов имела 3300 боевых самолетов, входивших в состав 6-го германского воздушного флота, а также воздушного флота «Райх», объединявшего все силы ПВО Германии. В полосе 1-го Белорусского фронта, по данным воздушной разведки, ожидалось до 1700 самолетов, из них 1200 истребителей и 300 бомбардировщиков.

Хотя по количеству самолетов 16-я воздушная армия и превосходила немецкие ВВС почти в 1,8 раза, однако [323] они представляли еще грозную силу. Гитлеровская авиация на берлинском направлении на 70% состояла из истребителей. Многие истребительные части были вооружены самолетами ФВ-190, которые могли применяться и в качестве штурмовиков. Авиация базировалась на своих основных, хорошо оборудованных аэродромах. На прикрытии берлинского направления противник сосредоточил около 370 батарей ЗА и развернул широкую сеть радиолокационных постов обнаружения и наведения.

Немецко-фашистское командование пыталось применять против советских войск реактивные самолеты и самолеты-снаряды. Однако эта техника была несовершенной и не внесла каких-либо существенных изменений в обстановку. Летчики 16-й воздушной армии были готовы к борьбе с ней.

Готовясь к Берлинской операции, 16-я воздушная армия одновременно продолжала прикрывать сосредоточение войск, вести борьбу с авиацией противника, наносить удары по войскам и объектам обороны противника, а также выполнять задачи воздушной разведки.

Основная борьба на земле и в воздухе в этот период продолжалась за кюстринский плацдарм, который гитлеровцы пытались во что бы то ни стало ликвидировать. Части воздушной армии прилагали усилия к тому, чтобы оказать поддержку войскам на плацдарме. За период с 1 по 13 апреля в этих целях, несмотря на частые туманы, было выполнено 1800 самолето-вылетов, проведено 22 воздушных боя, сбито 18 вражеских самолетов.

Немало задач при подготовке к операции выпало на долю воздушных разведчиков. Они вскрыли группировку войск, резервов, базирование и численность авиации противника и установили характер его обороны в полосе предстоящего наступления, начиная от Одера и до Эльбы. Воздушная разведка велась с частотой 3 - 5 раз в сутки. Полоса наступления войск фронта, включая Берлин, была сфотографирована 6 - 8 раз, что помогло установить систему обороны и расположение фашистских войск. Вражеские аэродромы фотографировались почти ежедневно. Материалы аэросъемки использовались для составления разведывательных карт и планов, которые были доведены до командиров рот, батарей и авиаполков.

При подготовке к операции армия совершила на разведку 2600 самолето-вылетов. Данные воздушной разведки [325] представляли большую ценность для командования и штабов всех степеней.

Командование воздушной армии большое внимание уделило организации взаимодействия авиации с сухопутными войсками и между родами авиации. По плану операции все штурмовые авиасоединения для взаимодействия были закреплены за армиями ударной группировки фронта. На период прорыва обороны противника штурмовые авиасосдинепия оперативно подчинялись командующим общевойсковыми армиями, а с вводом в прорыв танковых армий переподчинялись их командующим. Таким образом, все армии ударной группировки фронта обеспечивались штурмовой авиацией, которая в любой момент могла оказать им поддержку в бою.

На период операции были определены также взаимодействующие между собой авиасоединения и части.

Командиры и штабы авиасоединений, получив указания о порядке взаимодействия с сухопутными войсками и между родами авиации, отработали совместно планы взаимодействия. Затем командиры авиасоединений и частей, а также командиры - ведущие групп выезжали на передний край для ознакомления с местностью и расположением целей.

Боевые задачи командиры авиасоединений получили за пять дней до начала операции. Сосредоточение авиации на оперативных аэродромах происходило постепенно, в течение четырех-пяти дней. Перелеты велись на высотах не более 300 м. Удаление оперативных аэродромов истребителей и штурмовиков не превышало 10 - 20 км от линии фронта. Особое внимание уделялось маскировке аэродромов и борьбе с воздушными разведчиками противника.

Управление авиацией в операции строилось с расчетом обеспечить нанесение ударов по врагу в непосредственной близости от наступающих войск, чтобы войска могли максимально использовать их результат для продвижения вперед, особенно при прорыве обороны противника. Для более четкого управления авиацией над полем боя командиры взаимодействующих авиасоединений должны были находиться на командных пунктах командующих армиями (командиров корпусов). Кроме этого на направлении главного удара в 6 км от переднего края был организован вспомогательный пункт управления (ВПУ), [326] на который был направлен заместитель командующего воздушной армией генерал А. С. Сенаторов.

В связи с тем что к борьбе с авиацией противника в Берлинской операции привлекались крупные массы истребителей, для улучшения управления ими по указанию командарма 16-й воздушной была развернута централизованная радиолокационная система, состоявшая из армейского и двух корпусных узлов наведения (при 3-м и 13-м иак), каждый из которых имел 2 - 3 радиолокационные станции.

Система давала возможность командующему воздушной армией постоянно знать обстановку в воздухе и своевременно реагировать на ее изменения, при необходимости наращивая силы истребителей там, где возрастала активность вражеской авиации. Командиры авиакорпусов могли более успешно вести борьбу за удержание господства в воздухе над полем боя.

Командование, политорганы, партийные и комсомольские организации 16-й воздушной армии при подготовке и в ходе Берлинской операции провели огромную работу по укреплению морального состояния и по разъяснению всему личному составу армии значения этой операции, целью которой было победоносное завершение Великой Отечественной войны. [328]

Основой их работы в частях было воспитание тактически грамотного, смелого, преданного и дисциплинированного воздушного бойца, готового к ожесточенным боям с сильным и коварным врагом.

Агитационно-пропагандистская работа строилась в соответствии с задачами каждого рода авиации. От истребителей прежде всего требовалось умение найти противника и уничтожить его во что бы то ни стало. На аэродромах у самолетов, в общежитиях и столовых были вывешены плакаты с надписью: «Истребитель! Бей врага наверняка, с близкой дистанции!» Этот призыв ежеминутно напоминал летчику-истребителю о его обязанностях.

Главная задача бомбардировщиков и штурмовиков состояла в том, чтобы найти цель и точно ее поразить. В пропаганде этого требования инициативу проявили политаппарат и парторганизации 3-го бак, 6-го шак и 2-й гвардейской шад.

В авиасоединениях и частях состоялись конференции по обобщению опыта прошедших боев с участием бывалых летчиков, встречи Героев Советского Союза с молодыми летчиками и представителей сухопутных войск с авиаторами.

К началу наступления Военный совет фронта направил в войска обращение к бойцам и офицерам, в котором говорилось:

«Войска нашего фронта прошли за время Великой Отечественной войны тяжелый, но славный путь. Боевые знамена наших частей и соединений овеяны славой побед, одержанных над врагом под Сталинградом и Курском, на Днепре и в Белоруссии, под Варшавой и в Померании, в Бранденбурге и на Одере... Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа немецким захватчикам. Призываем вас выполнить эту задачу с присущей вам воинской доблестью, честью и славой. Вперед на Берлин!»{35}

Тыл 16-й воздушной армии начал подготовку к Берлинской операции еще с марта. В составе тыла к тому времени было девять районов авиационного базирования (4, 5, 21, 25, 28, 36, 56, 79 и 80-й). В начале операции на [329] усиление прибыл еще 17-й РАБ. В десяти районах насчитывалось 72 бао, 9 отдельных автотранспортных батальонов и 6 отдельных инженерно-аэродромных батальонов. Каждые три бао обслуживали в среднем четыре авиаполка.

Для обеспечения боевых действий армии требовалось 18,5 тыс. т боеприпасов и 19 тыс. т горючего. К началу операции армия имела соответственно 16,6 и 15,3 тыс. т. Недостающее количество боеприпасов и горючего предполагалось подать в ходе операции. Для этого весь бортовой и наливной автотранспорт (420 автомашин грузоподъемностью 920 т) был сведен в колонны внешнего подвоза по 15 - 20 машин, непосредственно подчиненные начальникам РАБ. В бао было оставлено по 11 машин, а в РАБ - от 30 до 80 машин. У начальника тыла армии в резерве оставалось два автотранспортных батальона для помощи районам, которые не справлялись с подвозом. Такой способ централизованного использования автотранспорта обеспечил подвоз горючего и боеприпасов на всю операцию.

Воздушная армия к началу операции имела 162 аэродрома, из них 8 - с искусственными ВПП, остальные - грунтовые, что обеспечивало потребности армии.

При подготовке к операции много энергии пришлось приложить всему личному составу инженерно-авиационной службы. Благодаря самоотверженному труду младших специалистов, механиков, техников и инженеров, а также хорошо налаженной работе всей службы число неисправных самолетов в армии было снижено к началу операции до 4,7%.

В соответствии с директивой Ставки от 1 апреля план наступления войск 1-го Белорусского фронта состоял в нанесении мощного фронтального удара, рассекающего всю берлинскую группировку на несколько частей, в овладении Берлином и выходе на 12 - 15-й день операции на реку Эльба. Главный удар было решено нанести с кюстринского плацдарма силами четырех общевойсковых армий (47, 3 и 5-й ударных, 8-й гвардейской) и двух танковых армий (1-й и 2-й гвардейских).

Перед 16-й воздушной армией были поставлены следующие основные задачи: сохраняя господство в воздухе, надежно прикрыть войска фронта и переправы; во время артподготовки нарушить управление войсками противника [330] в тактической глубине; с рассветом содействовать войскам в прорыве главной полосы обороны, вводу в прорыв танковых армий и действиям их в глубине; вести разведку противника. В соответствии с этими задачами командующий 16-й воздушной армией принял решение, а штаб разработал план боевого применения авиации, краткое содержание которого сводилось к следующему.

В ночь на 16 апреля перед началом наступления ударами 9-й гвардейской и 242-й нбад (120 самолето-вылетов) по штабам и узлам связи перед фронтом 5-й ударной и 8-й гвардейской армий нарушить управление войсками противника.

С началом наступления основные усилия воздушной армии направить на содействие войскам 3-й и 5-й ударных и 8-й гвардейской армий при прорыве ими обороны противника. При этом 2-й гвардейской шад, 6-му и 9-му шак (854 самолето-вылета) обеспечить непосредственное сопровождение пехоты. Затем силами 3-го бак (336 самолето-вылетов) в полосе 5-й ударной армии и силами 6-го бак, 188-й и 221-й бад (309 самолето-вылетов) в полосе 8-й гвардейской армии разрушить опорные пункты противника, находящиеся в глубине. Для прикрытия войск и авиации в полосе этих трех армий выделить 6-й и 1-й гвардейский иак, одну иад 13-го иак, 1-ю гвардейскую иад, один иап 282-й дивизии и 286-ю иад (1098 самолето-вылетов).

С подходом танковых армий и корпусов к полю боя главные усилия воздушной армии переключить на обеспечение их ввода в сражение и действий в оперативной глубине. В этих целях для 9-го танкового корпуса 3-й ударной армии выделить 2-ю шад и часть сил 6-го иак (240 самолето-вылетов штурмовиками и 120 - истребителями) ; для 2-й гвардейской танковой армии - 6-й шак, 3-й бак и 3-й иак (соответственно 369, 180 и 937 самолето-вылетов); для 1-й гвардейской танковой армии - 9-й шак, 6-й бак и 188-ю бад, 1-й гвардейский иак, одну иад 13-го иак и 286-ю иад (600, 304 и 1091 самолето-вылет).

Для поддержки северной и южной вспомогательных группировок фронта выделить: для 47-й армии - часть сил 2-й гвардейской шад и 273-ю иад (160 и 176 самолето-вылетов) и для 69-й армии - 11-ю гвардейскую шад и 282-ю иад (392 и 204 самолето-вылета). [332]

Задачу борьбы с авиацией противника в воздухе возложить: в полосе 5-й ударной и 2-й гвардейской танковой армий - на 3-й иак и в полосе 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий - на одну иад 13-го иак. Кроме того, для борьбы с авиацией противника путем свободного поиска его самолетов и их уничтожения выделить 240-ю иад.

Всего в первый день операции 16-я воздушная армия должна была выполнить 8126 самолето-вылетов, из которых 3991 приходился на долю штурмовиков и бомбардировщиков, а остальные - на истребителей.

Поскольку фронт должен был начать наступление за два часа до рассвета, по решению Ставки к ночным действиям помимо двух нбад 16-й воздушной армии привлекались легкие ночные бомбардировщики 4-й воздушной армии для участия в авиационной подготовке и тяжелые бомбардировщики 18-й воздушной армии для авиационной поддержки войск в темное время суток.

Таким образом, основные усилия 16-й воздушной армии, в отличие от действий в других операциях, были направлены на максимальную поддержку сухопутных войск непосредственно на поле боя, чтобы в кратчайшие сроки сокрушить сильнейшую тактическую оборону противника, которая стояла на пути к Берлину.

До 90% всех сил воздушной армии было нацелено для действий на направлении главного удара, наносимого с кюстринского плацдарма, и для поддержки главной ударной группировки сухопутных войск. Только таким путем можно было обеспечить успешное начало и последующее развитие наступления наших войск.

Для мощной и непрерывной поддержки с воздуха танковых армий и корпусов в этой операции выделялось более 70% всех сил воздушной армии (20 авиадивизий из 28), поскольку действиям подвижных соединений отводилась решающая роль. Именно они должны были первыми ворваться в Берлин.

Наличие в армии достаточного количества истребителей позволило выделить целые авиасоединения для борьбы с авиацией противника помимо сил прикрытия сухопутных войск. Такое решение привело к быстрому разгрому гитлеровской авиации.

План боевого применения 16-й воздушной армии был разработан только на одни сутки, так как главную полосу [333] вражеской обороны предполагалось прорвать в первый же день операции. В дальнейшем авиасоединения должны были действовать в соответствии с решениями командования фронта и обстановкой.

К середине апреля соединения и части 16-й воздушной армии были полностью готовы к операции.

Воздушная армия в завершающей битве

Перед началом наступления войск 1-го Белорусского фронта на Берлин 14 и 15 апреля батальонами дивизий первого эшелона была проведена разведка боем, что позволило уточнить группировку войск и начертание обороны врага.

Части 16-й воздушной армии в течение этих двух дней, поддерживая войска, наносили удары по огневым средствам и пехоте главной полосы обороны противника, вели борьбу с его авиацией и выполняли многочисленные задачи разведки по проверке и уточнению имеющихся данных. Армия за 14 и 15 апреля произвела 1152 самолето-вылета, в том числе на бомбардировку и штурмовку вражеских войск - 170, на воздушную разведку - 250 самолето-вылетов. Летчики армии провели 48 воздушных боев и уничтожили при этом 38 самолетов противника.

Разведка боем ввела немецкое командование в заблуждение: оно приняло действие разведывательных частей за неудавшееся начало общего наступления наших войск.

Общевойсковые армии ударной группировки фронта перешли в наступление 16 апреля в 5 час. по московскому времени после авиационной и артиллерийской подготовки.

В авиационной подготовке наступления приняли участие легкие бомбардировщики 4-й воздушной армии. В течение первой половины ночи они подавляли и уничтожали огневые средства и войска противника перед фронтом армий, наносящих главный удар. Всего они произвели 440 вылетов.

Во время артподготовки 109 самолетов 9-й гвардейской и 242-й нбад нанесли удары по вражеским штабам и узлам связи на главном направлении.

С переходом войск в атаку начались действия тяжелых ночных бомбардировщиков 18-й воздушной армии по опорным пунктам второй полосы вражеской обороны. В течение 42 мин. они подвергались непрерывным ударам [334]

743 бомбардировщиков, которые сбросили 884 т бомб крупных калибров. При этом средняя плотность бомбового удара в районе целей составила 50 т на 1 кв. км.

С рассветом боевые действия начала 16-я воздушная армия. Однако утренний туман закрыл многие аэродромы и не позволил нанести запланированные сосредоточенные удары. Видимость не превышала 1000 м, поэтому в первые часы действовали небольшими группами лишь штурмовики, подавляя и уничтожая огневые средства и войска противника на поле боя. Но и эти ограниченные действия оказывали помощь наступавшим войскам. Так, около полудня части 80-го стрелкового корпуса 5-й ударной армии попали под сильный артиллерийский огонь из района Дидерсдорфа и были вынуждены остановиться. По вызову командира 198-й шад полковника В. И. Белоусова, находившегося на командном пункте стрелкового корпуса, первой подошла девятка штурмовиков под командованием капитана Сорокина и, встав в круг, подвергла непрерывным атакам батареи немецкой артиллерии. Следующие группы штурмовиков окончательно подавили огонь противника. Наши войска двинулись вперед и захватили вражеские позиции.

Позднее командир 80-го стрелкового корпуса писал: «198-я штурмовая авиационная дивизия сыграла большую роль в обеспечении успеха стрелковых частей. Штурмовики расчищали путь пехоте, уничтожая и подавляя, огневые точки и артиллерию противника. Часто они действовали в 300 м от наших наступающих войск, полностью подавляя сопротивление противника. Группы появлялись над целью быстро и своевременно».

В целях непрерывности поддержки наступавших войск в условиях плохой погоды генерал Руденко разрешил группам штурмовиков, возвращавшимся с боевых заданий, производить посадку на любые аэродромы армии, не закрытые туманом, дозаправляться там горючим, боеприпасами и вновь вылетать для атаки противника. Новые цели указывались штурмовикам при подходе к району боевых действий. Командирам авиасоединений была также поставлена задача вести непрерывную разведку погоды и при малейшем ее улучшении высылать группы самолетов на боевые задания.

Несмотря на сложные метеоусловия, штурмовики непрерывными атаками подавляли огневые средства противника [335] и прижимали его пехоту к земле, расчищая путь наступавшим войскам. Бомбардировщики наносили удары по более удаленным объектам: по опорным пунктам врага, узлам шоссейных дорог и резервам.

Участник сражения за Берлин бывший командир 241-й бад полковник А. Г. Федоров в своей книге «До последнего старта» так описывает действия бомбардировщиков в этот день:

«241-я авиадивизия вылетела поддержать наступление 5-й ударной и 8-й гвардейской армий вскоре после окончания артподготовки. В воздух поднялось 72 самолета Пе-2 и около 100 истребителей 1-й гвардейской иад. Внушительная, волнующая картина!

На маршруте с ухудшением погоды колонна девяток расчленяется на звенья и продолжает идти вперед. На подступах к заданным целям попадаем под сильный огонь зениток. Восемь самолетов получают повреждения, четыре из них выбывают из строя. Но остальные идут дальше и сбрасывают бомбы на цель. Пикировщики выполнили свою задачу... [336]

На обратном пути две девятки «пешек» подверглись атакам «фокке-вульфов». На помощь подоспели гвардейцы-истребители. Особенно хорошо действовала группа, возглавляемая майором Я. Варловым. По одному истребителю уничтожили лейтенанты Олькин, Соломин, Постына и Борисенко, двух сбил лейтенант Иванов.

Во второй половине дня дивизия нанесла новый удар по опорным пунктам. При переходе в пикирование на цель самолет лейтенанта К. В. Царева был подбит истребителями противника - за машиной потянулся шлейф черного дыма. Несмотря на приказ командира покинуть строй и возвращаться под прикрытием на аэродром, летчик Царев выполнил еще один заход на горящем самолете и с пикирования накрыл цель своими бомбами. В этот момент разрывами зенитного снаряда был тяжело ранен его штурман Герой Советского Союза С. Я. Фильченков. Лейтенант Царев развернулся на свою территорию и с огромным риском пошел к Одеру. Вскоре он посадил самолет на небольшой площадке, которая полчаса назад еще была в руках немцев. Первым выскочил стрелок-радист А. Кривоченков. Вместе с летчиком они вытащили штурмана и отнесли его в сторону. Тут же последовал взрыв, который разнес остатки самолета».

После полудня погода улучшилась и интенсивность ударов фронтовой авиации стала возрастать. В 15 час. в воздухе уже находилось свыше 600 самолетов воздушной армии. Авиасоединения развернули свои действия с полной силой, стремясь выполнить поставленные задачи.

Войска фронта на главном направлении днем прорвали первую полосу обороны противника и подошли ко второй - Зееловским высотам, где встретили упорное сопротивление. В разгар боя штурмовики 9-го шак, возглавляемые заместителем командира 33-го гвардейского шап Героем Советского Союза майором Н. И. Белавиным, поддерживая наступление 8-й гвардейской армии, сбросили на парашютах в расположение ее боевых порядков четыре метровых ключа, подобных историческим ключам от Берлина, которые были вручены русским войскам во время Семилетней войны 1756-1762 гг. К каждому из них был приложен такой текст: «Гвардейцы друзья, к победе - вперед! Шлем вам ключи от берлинских ворот!» Символические ключи были изготовлены рабочими Ленинградского завода им. Кирова и присланы с наказом: «Открыть [337] ворота на Берлин и этим ускорить победу над гитлеровской Германией!» Этот боевой призыв вызвал воодушевление и новый прилив сил среди наступавших частей.

Для усиления удара атакующих войск командующий фронтом решил ввести в сражение танковые армии, не дожидаясь прорыва обороны общевойсковыми армиями. Основные усилия 16-й воздушной армии были направлены на обеспечение действий танковых соединений, а также общевойсковых армий, ведущих бои в районе Зееловских высот.

Здесь с полным напряжением были задействованы все 8 дивизий дневных бомбардировщиков армии, а также 6-й и 9-й шак. Бомбардировщики разрушали опорные пункты и узлы дорог, выполнив за день около 1200 самолето-вылетов. Штурмовики подавляли огневые средства и уничтожали живую силу в полосе обороны противника. Они произвели около 800 вылетов. Бомбардировщики и штурмовики оказали ощутимую поддержку сухопутным войскам. В частности, экипажи 3-го бак сбросили на опорные пункты врага 350 т бомб. Летчики 9-го шак уничтожили и повредили около 90 артиллерийских орудий и 70 автомашин, взорвали 9 складов и уничтожили большое число гитлеровцев.

На правом и левом крыле фронта в интересах поддержки войск 3-й ударной и 69-й армий в это время действовали 2-я и 11-я гвардейские шад. Они уничтожали артминометные батареи, другую боевую технику и живую силу противника в полосе наступления наших войск, выполнив при этом 530 самолето-вылетов.

С улучшением погоды авиация противника стала оказывать сильное противодействие в воздухе и группами по 15 - 20 «фокке-вульфов» пыталась бомбардировать наши войска и переправы через Одер. В течение дня армейской системой обнаружения было засечено в воздухе около 600 вражеских самолетов. Однако попытки фашистской авиации воздействовать на наши войска успеха не имели. Истребители перехватывали вражеские самолеты еще над их территорией благодаря отличной работе радиолокационных станций и узлов наведения.

С началом наступления войск фронта успешно развернул боевую деятельность 13-й иак, возглавляемый генералом Б. А. Сидневым. Летчики корпуса за день провели 48 воздушных боев и уничтожили 62 фашистских самолетa. [338] Истребители 283-й иад одержали 42 победы. Три немецких самолета сбил Герой Советского Союза капитан Н. А. Найденов, по два самолета - майор Чаплинский, старшие лейтенанты В. М. Оганесов и И. Д. Ткаченко, лейтенант В. Е. Третьяков и младший лейтенант Г. А. Чирков. По одному самолету противника уничтожили командир 347-го иап подполковник П. Б. Данкевич, Герой Советского Союза майор В. А. Башкиров, майоры А. А. Ефремов и В. И. Шуин, капитан В. Н. Коршунов и многие другие.

Больших успехов в первый день операции добились также летчики 3-го иак. В 43 воздушных боях они уничтожили 50 фашистских самолетов. Вот одна из этих схваток.

Звено Як-3 291-го иап под командованием старшего лейтенанта А. В. Иванова прикрывало войска в районе Альт-Фридлянд, Зеелов. Вскоре оно было нацелено с земли на группу противника численностью до 25 истребителей, идущих на 500 м ниже, и немедленно атаковало их сзади. Старший лейтенант А. В. Иванов и младший лейтенант С. М. Соколов сбили сразу же по одному «фокке-вульфу». Подоспевшая новая группа советских истребителей также завязала бой с вражескими самолетами и, уничтожив несколько фашистов, не допустила их в район действий наших войск.

Особенно отличились в этот день летчики 176-го гвардейского иап (командир Герой Советского Союза полковник П. Ф. Чупиков), которые, ведя свободный поиск над самым острием наступления наших армий - в районе Зеелов, Мюнхеберг, Бернау, провели 10 воздушных боев и уничтожили 16 «фокке-вульфов», не потеряв ни одного своего самолета. По две победы в воздухе одержали гвардейцы капитан Корнев, старший лейтенант Н. С. Руденко, лейтенанты В. В. Алексеев и К. К. Бачило.

Командующий 5-й ударной армией генерал Н. Э. Берзарин, наблюдая за воздушными боями наших истребителей, прислал командиру 3-го иак к вечеру такую телеграмму: «Прошу объявить благодарность летчикам вашего корпуса, отлично действовавшим в сложных метеорологических условиях при обеспечении войск и переправ через Одер 16.4.45 г.».

Успешно действовали 16 марта и летчики 234-й иад. В восьми воздушных боях они сбили 11 немецких самолетов. [339] При этом восемь побед одержали летчики 133-го иап капитан И. П. Нечипуренко, лейтенанты С. С. Громов, С. С. Егоров, В. Г. Лазарев и В. А. Ситников, младшие лейтенанты В. П. Гайдуков и М. В. Дегтярев. С таким же результатом закончили первый день операции летчики 286-й иад: в боях отличились командир 721-го иап подполковник И. Г. Трилевич и его летчики капитаны А. С. Кобисской и А. П. Липатов, старший лейтенант А. К. Бомко, лейтенанты А. Ф. Исаев, К. С. Колышкин, И. К. Мороз и В. Г. Семенов.

В общей сложности летчики 16-й воздушной армии провели 140 воздушных боев и сбили 165 вражеских истребителей. Наши боевые потери были меньше.

В конце дня противник сбросил на наземные цели 5 самолетов-снарядов и 4 самолета Ю-88, начиненных взрывчаткой, но они не оказали никакого влияния на действия наших войск.

Всего за первый день операции 16-я воздушная армия произвела 5342 боевых самолето-вылета, из них 2521 - на бомбардировку и штурмовку войск, 2610 - на прикрытие войск, авиации и борьбу с авиацией противника и 211 - на воздушную разведку. Это было наибольшее количество вылетов армии в сутки за всю войну. Около 80% всех самолето-вылетов было выполнено для поддержки главной группировки войск фронта. На врага было сброшено 1,5 тыс. т бомб.

Летный состав армии в этот день действовал с большим напряжением. В среднем на один экипаж бомбардировщика приходилось более 2,4 боевых вылета, на штурмовика - свыше 2,1 и на истребителя - 2 вылета. Поскольку с каждым боевым вылетом число боеготовых экипажей в части всегда несколько сокращалось, многим летчикам и штурманам пришлось выполнять по 3, а некоторым - и по 4 вылета за день. Большое число вылетов потребовало и от всего технического и обеспечивающего состава весьма напряженной работы на аэродромах.

В итоге боев за первый день наступления главная ударная группировка фронта продвинулась вперед на 3 - 8 км. Зееловские высоты - ключевая позиция второй полосы обороны - оставались у противника.

Вечером поступили донесения от воздушных разведчиков о движении крупных колонн войск из-под Берлина к фронту. Для удара по ним ночью было направлено около 200 самолетов Ил-4 18-й воздушной армии. Движение колонн было нарушено. Одновременно тяжелые бомбардировщики непрерывно действовали по опорным пунктам и боевым порядкам войск противника на Зееловских высотах, выполнив около 570 вылетов.

17 апреля войска фронта продолжали наступление. На всех направлениях разгорелись ожесточенные бои. Ценою больших усилий войска армий главной ударной группировки прорвали вторую полосу обороны, овладели Зееловскими высотами и продвинулись за день на 6 - 13 км.

С утра воздушная армия из-за туманов и низкой сплошной облачности, ограничивших видимость до 500 м, смогла поддерживать наступавшие войска лишь небольшими группами самолетов. Запланированные сосредоточенные удары по обороне противника на Зееловских высотах не состоялись. Во второй половине дня погода в центре несколько улучшилась, а южнее по-прежнему оставалась крайне неблагоприятной.

Бомбардировочные корпуса воздушной армии из-за отсутствия видимости выполнять боевые задачи не смогли. 29 бомбардировщиков 6-го бак, вылетавшие на задание, к цели не пробились и были вынуждены возвратиться обратно. Действия 3-го бак, 9-го шак и 11-й гвардейской шад ограничились только несколькими вылетами на разведку погоды. Велико было стремление авиационных командиров и летного состава выполнить поставленные задачи, но плохая погода приковала самолеты к земле.

Из бомбардировщиков пробились в район боевых действий 3-й и 5-й ударных армий лишь экипажи 188-й и 221-й бад. Они мелкими группами нанесли несколько ударов по артиллерии противника в районе Врицен, Дидерсдорф, Лицен и опорным пунктам Альт-Розенталь, Требнитц, Гельсдорф, выполнив 129 вылетов.

Штурмовики 2-й гвардейской шад и 6-го шак, действуя в интересах этих армий, произвели 68 вылетов, уничтожая артиллерию и пехоту противника на пути движения наших войск.

Наши истребители в течение дня провели 35 воздушных боев с авиацией противника и уничтожили 46 вражеских самолетов. По 11 побед одержали в воздухе летчики 6-го и 13-го иак. По два самолета сбили старший лейтенант А. П. Филатов и лейтенанты Л. Н. Демин и П. П. Кавказский. По одному самолету уничтожили коман-

дир [341] 176-го иап Герой Советского Союза подполковник В. Н. Макаров, старшие лейтенанты В. И. Александров, А. П. Гломадин, К. М. Красицкий, В. В. Потемкин и И. И. Хохлов, лейтенанты А. А. Виноградов, М. А. Диваков и А. П. Еросинин, младшие лейтенанты А. Г. Захаров, Калинин и другие.

Многие воздушные бои развертывались при численном превосходстве противника. Требовалось много мужества и мастерства, чтобы в этих условиях достигнуть победы.

В конце дня командир шестерки истребителей 30-го гвардейского иап старший лейтенант А. П. Филатов, сопровождая штурмовиков, получил от радиостанции наведения информацию о том, что на высоте 2000 м на восток следует большая группа самолетов. Вскоре он увидел в воздухе до 50 «фокке-вульфов», идущих с бомбами. Оставив двух истребителей для сопровождения штурмовиков, Филатов приказал остальным двум парам атаковать противника в лоб и с фланга. Для противника эта атака оказалась неожиданной. В завязавшемся бою наши летчики уничтожили четыре фашистских истребителя-бомбардировщика. Остальные, нарушив строй, повернули обратно. Удар по нашим войскам не состоялся.

В этот же день от метких очередей прославленного советского летчика дважды Героя Советского Союза майора И. Н. Кожедуба рухнули на землю два фашистских самолета. Во время свободного поиска парой западнее Одера И. Н. Кожедуб встретил до 40 самолетов ФВ-190, следовавших с бомбами на восток. Отойдя с набором высоты в сторону, он развернулся и на предельной скорости догнал и атаковал сзади сверху замыкающий самолет, который сразу же развалился в воздухе. Фашисты пришли в замешательство, а подоспевшая группа наших истребителей, используя этот момент, мигом расстроила их боевой порядок. На обратном пути И. Н. Кожедуб настиг еще один «фокке-вульф» и в упор расстрелял его.

Помимо майора И. Н. Кожедуба 17 апреля победы в воздухе одержали также его товарищи по 176-му гвардейскому полку майоры Д. С. Титоренко и А. С. Куманичкин, капитан Н. И. Савин и лейтенант С. В. Крамаренко, каждый из которых уничтожил по одному «фокке-вульфу».

К концу войны майор И. Н. Кожедуб совершил 330 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев и уничтожил 62 фашистских самолета, заняв по числу сбитых [342] самолетов врага первое место среди советских асов. Родина высоко оценила его боевые заслуги. 18 августа 1945 г. он был удостоен звания трижды Героя Советского Союза. Генерал-полковник авиации И. Н. Кожедуб продолжает службу в ВВС.

Повествуя о героических делах наших отважных авиаторов, нельзя не вспомнить о тех, кто вместе с летчиками и их командирами ковал победу, вдохновлял воздушных бойцов армии на разгром германского фашизма. Это начальники политотделов соединений - заместители командиров по политчасти полковники В. С. Акимов (1-я гвардейская над), Н. Д. Ананьев (3-й иак), А. П. Дергунов (3-й бак), М. М. Дробинский (11-я гвардейская шад), А. С. Кошелев (282-я иад), Д. И. Никулин [343]

(6-й иак), А. С. Никульшин (13-й иак), А. В. Пиркин (9-й шак), П. М. Тупанов (6-й шак), М. П. Чуянов (301-я бад) и Г. А. Шерохин (283-я иад), подполковники Б. И. Динер (3-я гвардейская шад), Ф. И. Журбенко (9-я гвардейская нбад), М. Г. Марин (286-я иад), В. В. Реут (193-я иад), Н. К. Федоров (234-я иад), А. А. Шибанов (241-я бад) и другие. Постоянно находясь в гуще масс, они всеми формами политической работы мобилизовывали личный состав авиасоединений на образцовое выполнение своего долга перед Родиной.

На долгом и трудном пути к победе командирам неустанно помогали их основные заместители - начальники штабов авиасоединений генерал И. Л. Власов (3-й бак), полковники И. В. Васильев (6-й иак), И. Т. Воинов (3-я гвардейская шад), П. Г. Ермаков (9-й шак), П. С. Иванов (11-я гвардейская шад), П. С. Киселев (13-й иак), И. М. Кузьмин (301-я бад), С. В. Романов (241-я бад), С. Е. Романов (273-я иад) и Я. А. Факов (6-й шак), подполковники В. С. Долиевский (1-я гвардейская иад), М. Ф. Кротов (282-я иад), В. В. Марков (234-я иад), Л. С. Окинчиц (283-я иад), Г. А. Пономаренко (286-я иад), Г. В. Томшенков (9-я гвардейская нбад) и другие. Каждый начальник штаба был правой рукой командира в организации и управлении боевыми действиями. Их деятельность всегда отличалась неистощимой энергией, творческой инициативой, четкостью и оперативностью.

За 17 апреля части 16-й воздушной армии в связи с плохой погодой произвели только 885 самолето-вылетов, из них 228 - на бомбардировку и штурмовку войск противника. Со стороны противника было отмечено 273 самолето-пролета.

18 апреля главная ударная группировка войск фронта, преодолев накануне вторую полосу обороны противника на участке Врицен, Либбенихен, продолжала развивать наступление на запад. Противник по всему фронту оказывал ожесточенное сопротивление, вводя в бой свои резервы.

Ночью 255 тяжелых бомбардировщиков 18-й воздушной армии снова наносили удары по резервам противника, выдвигавшимся к фронту. В это же время две нбад 16-й воздушной армии действовали по скоплениям войск противника, произведя за ночь 138 самолето-вылетов.

С утра туманы и низкая облачность с дождем, а также [344] дым, поднявшийся с поля сражения, препятствовали действиям авиации. После полудня погода улучшилась, и части воздушной армии активизировали свою деятельность.

Улучшение погоды использовали и гитлеровцы. Они бросили все силы авиации на борьбу с наступавшими войсками. В воздухе появились группы бомбардировщиков, которые пытались пробиться к боевым порядкам наших войск. Сильные заслоны вражеских истребителей встали на пути нашей авиации. В течение дня радиолокаторами было засечено около 700 пролетов самолетов противника. В воздухе развернулись ожесточенные бои.

Бомбардировщики воздушной армии начали боевые действия во второй половине дня. Экипажи 3-го бак группами по 7 - 9 самолетов с высот 1200 - 1800 м под прикрытием 1-й гвардейской иад разрушали опорные пункты противника перед 5-й ударной и 2-й гвардейской танковой армиями, а также подавляли войска врага в районах Мюнхеберга, Фюрстенвальде, Тифензее и Херцфельде. Летчики выполнили 130 вылетов и сбросили 90 т бомб. Бомбардировщики потеряли 3 экипажа.

Существенную помощь 69-й армии оказали 188-я и 221-я бад. Они наносили удары по артиллерийским батареям, скоплениям танков, автомашин и пехоты противника на пути движения наших войск. Их действия высоко оценил командующий 69-й армией генерал-полковник В. Я. Колпакчи, приславший телеграмму: «От имени своих войск объявляю благодарность бомбардировщикам полковников Пушкина и Бузылева, действовавшим в районе Альт-Малиш, Альтцешдорф, Дебберин». Бомбардировщики 221-й бад при выполнении заданий встретили сильнейшее противодействие истребителей и зениток врага и понесли тяжелые потери: семь экипажей не возвратились на свои аэродромы.

Штурмовики 6-го шак в течение дня поддерживали 5-ю ударную и 2-ю гвардейскую танковую армии и наносили удары по войскам противника в районе Газельберг, Штернебек, Штраусберг, выполнив 393 вылета. 9-й шак уничтожал танки, артиллерию и скопления пехоты в районе Буков, Аренсдорф, Лицен, обеспечивая продвижение 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий. Кроме того, штурмовики нанесли удар по аэродрому Штраусберг, где было уничтожено восемь вражеских самолетов. [345]

2-я гвардейская шад мелкими группами содействовали войскам 47-й армии в упорных боях за опорный пункт Врицен, а также поддерживала войска 3-й ударной армии. Когда 9-й гвардейский танковый корпус с утра 18 апреля возобновил наступление в районе Кунерсдорфа, он встретил сильный огонь со стороны противника. Двигаться дальше было невозможно. В 9 час. над полем боя появились три шестерки «илов» 2-й гвардейской шад под командованием Героя Советского Союза майора В. Ф. Хохлачева. По требованию командира танкового корпуса летчики по радио были перенацелены на артминометные батареи, мешавшие продвижению 23-й танковой бригады. Штурмовики перестроились в замкнутый круг и с пикирования атаковали заданные цели. Произведя пять заходов, они подавили огонь противника и уничтожили немало гитлеровцев. В результате бригада без потерь преодолела водный рубеж и обеспечила всему танковому корпусу успешное форсирование реки Фридлардерштром. Всего за этот день 2-я гвардейская шад произвела 256 самолетовылетов.

Штурмовики 11-й гвардейской шад наносили удары по войскам противника в полосе наступления 69-й армии, выполнив 199 вылетов. Весьма умело при этом действовала восьмерка гвардейцев под командованием Героя Советского Союза майора Д. И. Смирнова. Она уничтожала артминометные батареи и живую силу врага в районе Альт-Малиш, Нидерезар, Альтцешдорф.

Всего за день штурмовые авиадивизии уничтожили 40 танков и самоходных орудий, 109 орудий полевой и зенитной артиллерии, 418 автомашин, взорвали 7 складов с боеприпасами, подавили огонь 78 батарей. Помимо того, фашистам были нанесены большие потери в живой силе. В воздушных боях штурмовики уничтожили 8 самолетов ФВ-190. От огня истребителей и зенитных средств противника штурмовики за день потеряли 9 экипажей. 11 самолетов Ил-2 было подбито, но большинство их экипажей вскоре возвратились в части.

Летчики воздушной армии в ожесточенной борьбе с немецкой авиацией провели 18 апреля 162 воздушных боя и уничтожили 151 вражеский самолет. Это был один из наиболее тяжелых боевых дней.

Основная роль в этих боях принадлежала истребителям 3-го иак. Они за день выполнили 833 вылета и в [346] 84 воздушных боях сбили 76 самолетов противника. Итоги дня для корпуса являлись рекордными за весь период его участия в Великой Отечественной войне. На одного летчика в день в среднем пришлось 3,7 боевых вылета. Это означало, что многим из них пришлось вылетать на боевое задание 4 - 5 и более раз и почти в каждом вылете вести воздушные бои с противником.

Особо отличились капитан С. Н. Моргунов и старший лейтенант И. Г. Кузнецов: они сбили по четыре вражеских самолета. Капитаны В. В. Калашников, Е. Ф. Тужилин и младший лейтенант В. С. Ткаченко уничтожили по три самолета противника. По две фашистских машины сбили майор В. С. Басков, капитаны К. С. Вакуленко, А. А. Караев, Н. И. Савин и А. Н. Ситковский, старшие лейтенанты Н. А. Боровский, Н. В. Бородин, В. В. Каблуков, М. Е. Пивоваров, Н. С. Руденко и Д. И. Суслов, лейтенанты И. Г. Банников, М. И. Дыдыгин, И. Ф. Кривобок, М. Н. Мухин, К. В. Подбуртный, Л. В. Приходько и В. Н. Яринский, младшие лейтенанты С. В. Баденов, А. А. Нестеренко и Н. П. Никонов. Майору В. С. Баскову после окончания войны было присвоено звание Героя Советского Союза. Он выполнил 293 боевых вылета и одержал в воздухе 15 побед.

Вот лишь несколько боевых эпизодов. В середине дня пара лейтенанта В. И. Александрюка (176-й гвардейский иап) на самолетах Ла-7 вела свободный поиск в районе Мюнхеберга. На высоте 4000 м летчики встретили около 40 «фокке-вульфов» с бомбами, следующих под прикрытием четырех «мессеров». Наши истребители, имея преимущество в высоте, внезапно сверху сзади атаковали группу прикрытия и сразу же сбили два вражеских самолета. Другая пара противника поспешила уйти и оставила своих подопечных. Воспользовавшись этим, Александрюк атаковал ведущего группы «фокке-вульфов» и поджег его самолет. Боевой порядок немецких самолетов был нарушен, и они повернули обратно. Таким образом, два гвардейца, умело используя свое выгодное положение, сбили три самолета противника и не допустили остальных в район наших войск.

Во второй половине дня радиолокационные станции корпуса обнаружили до 35 вражеских бомбардировщиков и штурмовиков, идущих в район действий наших войск. В воздухе в это время поблизости находилась шестерка [347] 43-го иап. Командир группы старший лейтенант И. Г. Кузнецов повел истребителей на перехват. Прикрываясь облачностью, наши летчики внезапной атакой расстроили боевой порядок врага и заставили его сбросить бомбы на свою территорию. В ходе боя командир группы и летчики И. Ф. Черенков и Н. Т. Грибков сбили 4 немецких самолета.

Спустя некоторое время был засечен подход свыше 30 самолетов противника. Для перехвата их генерал Савицкий поднял 40 истребителей. Смелыми атаками они не допустили гитлеровскую авиацию к нашим войскам. По два самолета в этом бою сбили лейтенанты С. Н. Моргунов и А. Ф. Васько. Первому из них в мае 1946 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. За время войны он совершил 234 боевых вылета и в 68 воздушных боях сбил 22 вражеских самолета.

В этот день также отличилась четверка истребителей 402-го иап под командованием лейтенанта Р. И. Ишханова. В районе Требнитца они встретили восемь «фокке-вульфов» и сразу же атаковали их. С первой атаки Ишханов сбил один ФВ-190. Затем в результате пятиминутного боя на виражах и вертикалях он и младший лейтенант Н. М. Христинин уничтожили еще по одному вражескому самолету. После этого гитлеровские летчики по одному с резким снижением вышли из боя и скрылись в дымке.

Летчики 6-го иак, обеспечивая штурмовиков, за 18 апреля провели 21 воздушный бой и уничтожили 27 вражеских самолетов. При этом три самолета сбил лейтенант Н. А. Бродский, по два самолета уничтожили подполковник X. М. Ибатулин, майоры Н. Ф. Кузнецов и М. П. Ренц, капитан А. И. Четвертков, лейтенанты Акуленко, Ю. Т. Дьяченко и Н. Ф. Евсеев, младший лейтенант Р. М. Давыдов. Командир эскадрильи 30-го гвардейского иап майор М. П. Ренц позже был удостоен звания Героя Советского Союза. За время войны он выполнил 246 боевых вылетов и в 56 воздушных боях сбил лично 18 и в группе с товарищами 5 вражеских самолетов.

Четверка 30-го гвардейского иап во главе с командиром полка подполковником X. М. Ибатулиным прикрывала штурмовиков западнее Врицена. На высоте 1200 м наши летчики встретили до 80 ФВ-190, следующих группами по 8 - 10 самолетов. У большинства из них под плоскостями [348] висели бомбы. Пользуясь тем, что в воздухе было много самолетов и это обстоятельство затрудняло противнику оценку сложившейся ситуации, подполковник Ибатулин атаковал «фокке-вульфы» и сразу же сбил один, а затем и второй самолет врага. Его напарнику младшему лейтенанту П. Н. Денисову также удалось сбить одного гитлеровского летчика, который пытался зайти в хвост самолету подполковника Ибатулина. На исходе горючего наши истребители вышли из боя и возвратились на свой аэродром.

В этот же день лейтенант А. Ф. Лякишев во главе четверки истребителей 273-й иад, сопровождая 5 Ил-2 в район Козельберга, увидел на 400 - 500 м ниже себя около 70 ФВ-190. Он немедленно атаковал ведущего одной из групп и зажег его самолет. Примеру Лякишева последовали и его товарищи лейтенант В. Е. Китаев и младший лейтенант П. Ф. Никулин - они также сбили по одному «фокке-вульфу». Наши истребители и штурмовики в этом бою потерь не имели.

Капитан А. И. Четвертков, возглавляя восьмерку Як-3 234-й иад при сопровождении штурмовиков, встретил до 30 «фокке-вульфов» и 20 «мессеров» вблизи Штраусберга и вступил с ними в ожесточенный воздушный бой. Наши истребители сбили 9 самолетов противника, не понеся потерь.

Успешно дрались также летчики 13-го иак. В 40 воздушных боях они уничтожили 25 фашистских самолетов. Очередную победу в воздухе одержал командир 176-го иап Герой Советского Союза подполковник В. Н. Макаров. Возглавляемая им шестерка Як-3 в районе Зеелова на высоте 3000 м встретила восьмерку «фокке-вульфов» и завязала с ними бой, в котором Макаров и майор Ефимов сбили по одному вражескому истребителю.

Всего за 18 апреля 16-я воздушная армия в условиях неустойчивой погоды произвела 4032 самолето-вылета, в том числе на бомбардировку и штурмовку вражеских войск и объектов - 1560.

Несмотря на то что противник в этот день потерял полторы сотни самолетов, в действиях наших истребителей было немало недостатков. Вечером командарм 16-й был вынужден отдать командирам 3-го и 13-го иак, руководившим борьбой с авиацией противника в воздухе, следующее распоряжение: «Авиация противника применяет [349] тактику выхода на наши войска с востока на бреющем полете. Наши истребители летают мелкими группами и на больших высотах, что затрудняет ведение борьбы с авиацией противника. Учтите это и в соответствии с тактикой противника организуйте борьбу с его авиацией. Истребителей нужно эшелонировать так, чтобы нижний эшелон был на высоте 500 - 1000 м и спускался до бреющего на своей территории». В дальнейшем истребители стали располагать свои боевые порядки на высотах от 400 до 5000 м, число перехватов вражеских самолетов возросло, прикрытие стало более надежным.

19 апреля войска фронта продолжали вести наступательные бои и в течение дня прорвали на большинстве участков третью полосу обороны противника. На флангах ударные группировки фронта, встретив сильное сопротивление врага, медленно продвигались на запад.

Ночью легкие бомбардировщики По-2 9-й гвардейской и 242-й нбад действовали по войскам противника и опорным пунктам его обороны, выполнив 444 самолето-вылета.

С утра из-за неблагоприятных метеоусловий (местные туманы, отсутствие видимости) части 16-й воздушной армии вылетали мелкими группами. Активную поддержку войскам фронта авиация смогла оказать лишь к полудню, когда улучшилась погода.

3-й бак, действуя в интересах 5-й ударной и 2-й гвардейской танковой армий, одиннадцатью группами нанес несколько ударов по опорным пунктам Грюнталь, Визенталь и Вернейхен, уничтожая огневые средства и живую силу, а также по скоплению автомашин в пункте Трампе, выполнив 90 самолето-вылетов. 60 бомбардировщиков 188-й и 221-й бад уничтожали скопления войск противника в районе Шенфельде, Кагель.

Штурмовики 6-го шак в этот день действовали группами из 6 - 10 самолетов по опорному пункту Штраусберг, артиллерии на огневых позициях и по скоплениям войск противника в полосе наступления тех же армий. 9-й шак, поддерживая войска 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий, группами из 8 - 12 самолетов наносил удары по скоплениям танков, живой силы и артиллерийским позициям, а также по аэродромам Фюрстенвальде и Петерсхаген, где было сожжено 5 самолетов ФВ-190. Всего за день оба корпуса выполнили более 950 самолето-вылетов и уничтожили 40 танков, самоходных [350] орудий и бронетранспортеров, 42 артиллерийских орудия, около 360 автомашин.

Войскам правого крыла оказывали поддержку в этот день 2-я гвардейская шад и 4-я польская сад, которые выполнили около 380 самолето-вылетов. Они уничтожали скопления вражеских войск и артиллерию на позициях в районах Бад Фрейенвальде, Врицен, Вернейхен.

Большую помощь войскам 69-й армии в овладении опорным пунктом Альт-Малиш оказала 11-я гвардейская шад. Наступавшие на этом направлении пехота и танки 25-го стрелкового корпуса встретили сильный огонь противника. На помощь из другого района пришла авиация - группа из 21 штурмовика, возглавляемая командиром 173-го гвардейского шап Героем Советского Союза подполковником Н. К. Лысенко. При подходе штурмовиков наши артиллеристы и пехотинцы разрывами снарядов и ракетами указали местонахождение фашистских танков, артиллерии и пехоты. Штурмовики, снижаясь до бреющего полета, в течение 30 мин. атаковали гитлеровцев, сделав пять заходов. На последнем заходе экипажи увидели, как наша пехота поднялась и пошла вперед, не встречая огня. В это время командир авиадивизии, наблюдавший за действиями своих штурмовиков, передал подполковнику Лысенко по радио: «Работали отлично, идите домой, пехота пошла в атаку». Своевременно использовав действия штурмовиков, войска беспрепятственно овладели опорным пунктом Альт-Малиш. Подгруппы штурмовиков возглавлялись Героем Советского Союза капитаном М. И. Румянцевым, старшими лейтенантами В. С. Гаври-ловым и В. И. Шарковым. Их действия обеспечивали 14 «яков» 517-го иап. Всего в этот день 11-я гвардейская шад произвела в интересах войск 69-й армии 160 самолето-вылетов.

Вражеская авиация 19 апреля продолжала оказывать упорное сопротивление. Активность ее оставалась высокой: за сутки было зарегистрировано до 570 самолето-пролетов. Немецкое командование пыталось всеми силами добиться успеха в воздухе хотя бы на наиболее угрожаемых направлениях. Но этого достигнуть ему не удалось.

Дополнительно для борьбы с авиацией противника на подступах к Берлину командующий воздушной армией подключил 240-ю иад. Дивизия оказала большое влияние на успешное отражение крупных групп самолетов противника. [351] Командовал дивизией Герой Советского Союза генерал-майор авиации Г. В. Зимин. После войны он был на различных должностях в Военно-Воздушных Силах. В настоящее время генерал-полковник авиации Зимин возглавляет Военную академию Войск ПВО страны.

Бои в воздухе 19 апреля не прекращались до позднего вечера. Наши летчики в 156 схватках уничтожили 112 немецких самолетов, показав при этом образцы боевого мастерства.

Снова отличились летчики 3-го иак. Ведя активный поиск противника в воздухе, они провели 89 воздушных боев и сбили 68 фашистских самолетов. При этом по две победы одержали майор С. И. Маковский, старший лейтенант Д. А. Шувалов, лейтенант Ф. П. Савицкий и младший лейтенант В. И. Самодед. По три самолета противника уничтожили летчики 15-го иап капитаны А. Н. Ситковский и Е. Ф. Тужилин, младший лейтенант В. Г. Прохорчик. Полк, возглавляемый подполковником Н. В. Исаковым, за день сбил 19 фашистских самолетов.

Многие воздушные бои проходили при численном превосходстве противника, однако они неизменно оканчивались победой советских летчиков. Так, группа 176-го гвардейского иап из 6 самолетов вела бой с 30 «фокке-вульфами». В ходе боя Герой Советского Союза майор Е. А. Азаров, старшие лейтенанты В. А. Громаковский, А. Г. Громов, Г. С. Мирнов, А. Е. Стеценко и лейтенант Ф. А. Геращенко сбили по одному самолету врага.

Успешно прикрывали войска на главном направлении летчики 6-го иак. Они перехватывали самолеты врага в воздухе и в 30 схватках уничтожили 19 фашистских истребителей. Лейтенант А. П. Громов в этот день сбил три вражеских самолета, по два уничтожили капитан В. С. Елисеев, старший лейтенант А. П. Филатов, лейтенанты Н. Я. Ближин, Б. Н. Волошин, А. Г. Захаров, Лобачев и младший лейтенант С. С. Кузовиткин.

Умело дралась в этот день и шестерка Як-3 116-го гвардейского иап во главе с командиром полка гвардии майором В. И. Бывшевым. Западнее Зеелова летчики встретили 16 «фокке-вульфов» и в ожесточенном бою с ними уничтожили четыре самолета. Победы одержали гвардейцы капитан Н. А. Найденов, старший лейтенант В. С. Горбань, лейтенант А. Ф. Целковиков и младший лейтенант П. П. Клепач. [352]

Всего за 19 апреля авиасоединения 16-й воздушной армии произвели 4398 самолето-вылетов, из них 1968 - на бомбардировку и штурмовку войск и военных объектов противника и 236 на разведку.

20 апреля войска фронта, развивая наступление на центральном направлении, с ходу прорвали внешний оборонительный обвод Берлина и завязали бои на его северо-восточных окраинах. Дальнобойная артиллерия фронта дала первые залпы по фашистской столице. Начался исторический штурм города.

16-я воздушная армия продолжала поддерживать войска фронта, особенно интенсивно во второй половине дня, когда погода несколько улучшилась. Главные усилия армии были направлены на обеспечение продвижения подвижных соединений.

До рассвета 20 апреля легкие бомбардировщики двух нбад армии разрушали опорные пункты противника Грюнталь, Темпельфельде, Хайнерсдорф, Хоппегартен и Фюрстенвальде, вели разведку и разбрасывали листовки, выполнив 538 вылетов.

С утра начали боевые действия наиболее подготовленные экипажи 6-го бак. Четыре девятки Ту-2 нанесли мощный удар по артиллерийским позициям западнее Штеттина, т. е. в полосе 2-го Белорусского фронта, который в этот день также перешел в наступление. Во второй половине дня бомбардировщики корпуса, содействуя войскам левого крыла, разрушали опорные пункты Фюрстенвальде и Калькбергер. За день они произвели 152 вылета, а сопровождавшие их истребители 1-го гвардейского иак - 150.

188-я и 221-я бад, поддерживая войска 69-й армии, действовали по артминометным батареям и пехоте противника в районе Треплин, Дидерсдорф и в пунктах Розенгартен, Биген. Всего вылетало 96 бомбардировщиков и 85 истребителей 286-й иад для их прикрытия.

В период с 16 до 20 час. дивизии 3-го бак нанесли удары по вражеским опорным пунктам Нейенхаген, Блумберг, Альтландсберг, Беесков, Демнитц и северо-западной окраине Франкфурта-на-Одере. Бомбардировщики действовали группами по 6 - 9 самолетов с горизонтального полета на высотах 1200 - 2200 м. Они произвели 179 вылетов, а истребители прикрытия 1-й гвардейской иад - 127.

Вылеты бомбардировщиков в этот день происходили [353] при неблагоприятной погоде. Для некоторых молодых экипажей эти условия оказались непосильными, и они возвращались, не сумев пробиться к цели. Остальные экипажи, проявив высокое летное мастерство и настойчивость, все же точно выходили на объекты и метко поражали их.

Штурмовики 6-го шак продолжали взаимодействовать со 2-й гвардейской танковой и 5-й ударной армиями и обеспечивали их наступление. Они небольшими группами штурмовали войска противника и их огневые средства и нарушали движение на железных дорогах в районе Штраусберг, Вернойхёэ, Блумберг, Альтландсберг, Бетцов. Штурмовики корпуса за день произвели 376 вылетов, а истребители 6-го иак - около 350.

9-й шак в интересах 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий в течение дня уничтожал живую силу врага и его технику, препятствовал переброскам в районах Херцфельде, Фюрстенвальде и Бигена, а также нанес удар по аэродрому Калькбергер, где было выведено из строя 7 немецких самолетов. Летчики корпуса выполнили 169 вылетов, сопровождавшие их истребители 13-го иак - 97.

Экипажи 2-й и 11-й гвардейских шад группами по 4 - 9 самолетов наносили удары по скоплениям войск и железнодорожным перегонам в районах Грюнталь, Бернау, Альтландсберг и Аренсдорф, Треплин, выполнив 298 вылетов. Истребители 6-го иак и 282-й иад, прикрывавшие штурмовиков, произвели около 260 вылетов.

Всего штурмовики армии за день уничтожили 11 танков, 50 артиллерийских орудий, 319 автомашин, 102 вагона и 2 паровоза. Кроме того, в воздушных боях они сбили 5 ФВ-190.

В этот день отлично выполнила задание группа из 14 самолетов Ил-2 175-го гвардейского шап, возглавляемая заместителем командира эскадрильи старшим лейтенантом И. Ф. Фатеевым. В течение 45 мин. штурмовики непрерывно атаковали вражескую пехоту и артиллерию в районе Дебберина. Летчики-гвардейцы выполнили восемь заходов, подавили огонь трех батарей и уничтожили большое количество гитлеровцев. Особенно смело действовали опытные штурмовики командиры звеньев И. И. Шургая и младший лейтенант Ф. С. Шмырин, а также летчики старший лейтенант О. В. Моисеев, лейтенант А. М. Тесленко, [354] младшие лейтенанты К. А. Малин, П. И. Ржевский и М. И. Рогулин. Заканчивая каждый заход на предельно малой высоте, они в упор расстреливали с бреющего полета разбегавшихся фашистов. После такого сокрушающего удара штурмовиков наша пехота и танки ворвались в пункт Дебберин и овладели им.

К вечеру 15 самолетов Ил-2 в сопровождении 14 истребителей 30-го гвардейского иап, возглавляемых майором М. П. Ренцом, вылетели штурмовать вражеские войска. В районе Блумберга они встретили до 60 «фокке-вульфов». Вражеские самолеты шли к линии фронта колонной десяток, намереваясь бомбить наши войска. Имея столь большое численное превосходство, гитлеровцы решили сначала атаковать наши штурмовики. На защиту «илов» поспешили наши истребители. В скоротечном, но ожесточенном воздушном бою советские летчики сбили 5 «фокке-вульфов» и надежно прикрыли штурмовики. В смертельной схватке с врагом погиб командир одной из групп истребителей гвардии старший лейтенант А. П. Филатов. Полк потерял замечательного летчика, отважного воздушного бойца, хорошего товарища.

Большую отвагу проявил летчик-коммунист этого же авиаполка майор Н. Ф. Кузнецов. В завязавшемся бою с фашистскими летчиками он сбил один «фокке-вульф». Затем винтом своего самолета задел за стабилизатор второго истребителя, и тот врезался в землю. При столкновении Кузнецов получил тяжелые ушибы, а самолет был поврежден. Пришлось садиться около траншей противника, на ничейной полосе. Немцы бросились к самолету, стараясь захватить летчика в плен. Но наши пехотинцы атакой отбили гитлеровцев и спасли Кузнецова.

Истребители армии за день, прикрывая войска и сопровождая бомбардировщики и штурмовики, провели 122 воздушных боя и уничтожили 90 немецких самолетов. Из этого числа летчики 3-го иак сбили 35 самолетов, 6-го иак - 33 и 13-го иак - 14. По два самолета врага уничтожили в боях майор М. П. Ренц, капитан Г. К. Елисеев, старший лейтенант Кузнецов и младший лейтенант А. X. Камалетдинов, по одному самолету - капитаны В. М. Бейзак, Л. Г. Коптев и А. И. Митусов, лейтенанты В. П. Ващилкин, А. С. Герасимов, А. М. Глушко и многие другие. Особенно хорошо дрались летчики 30-го гвардейского иап; они уничтожили 15 самолетов. [355]

16-я воздушная армия в течение 20 апреля произвела 4054 самолето-вылета, из них 1828 - на бомбардировку н штурмовку противника.

Для управления авиачастями, следующими в район фашистской столицы, потребовалось развернуть два контрольно-пропускных пункта (КПП): «Восточный», на который была направлена группа офицеров штаба воздушной армии во главе с генералом А. С. Сенаторовым, и «Северный», возглавляемый генералом Б. К. Токаревым. Командиры авиационных групп, следуя на боевые задания, должны были доложить на КПП о своем маршруте и получить разрешение на бомбардировку (штурмовку) объекта. В случае изменения обстановки в районе Берлина КПП направлял группы в зону ожидания, на запасные или вновь возникшие цели. Такая система оказалась весьма необходимой, особенно в условиях плохой видимости целей, и себя полностью оправдала. Кроме того, многочисленные посты авианаблюдателей, находившихся на крышах домов, по радио и световыми сигналами помогали летчикам находить цели. 21 апреля войска фронта перерезали Берлинскую окружную автостраду, к исходу дня ворвались на окраины Берлина и завязали бои в самом городе. Так война пришла на улицы того города, в котором она была задумана и подготовлена.

В ночь на 21 апреля 553 тяжелых бомбардировщика 18-й воздушной армии действовали по узлам обороны, войскам и боевой технике на восточных окраинах Берлина. 9-я гвардейская и 242-я нбад бомбардировали опорные пункты противника северо-восточнее Берлина и его пригороды Бух, Панков и Кеннигсдорф, а также уничтожали скопления вражеских войск у Фюрстенвальде. За ночь дивизии произвели 174 самолето-вылета.

В течение дня из-за плохой видимости авиация действовала только парами и одиночными самолетами. Бомбардировщики армии вообще вылететь не могли.

Днем штурмовики 9-го шак изготовились к нанесению удара по Франкфурту-на-Одере, но из-за сложных метеоусловий задание выполнили лишь 15 экипажей. Летчики 2-й гвардейской шад во второй половине дня произвели 25 вылетов по артиллерийским батареям и пехоте противника в северо-западных предместьях Берлина.

К вечеру 33 штурмовика 6-го шак под прикрытием истребителей 6-го иак с высоты 600 м звеньями нанесли [356] удар по центральной части Берлина и его пригороду Фридрихсфельде. Летчики были встречены яростным зенитным огнем, но разрывы ложились выше и вреда нашим самолетам не причинили. Вражеские истребители патрулировали над городом, но в бой не вступали. Вероятно, из-за плохой видимости они не заметили наши штурмовики. В городе возникли пожары и взрывы.

Авиация противника изредка появлялась над боевыми порядками наших войск.

21 апреля 16-я воздушная армия произвела только 539 самолето-вылетов, из них на бомбардировку и штурмовку войск и объектов - 219. В воздухе произошло 13 воздушных боев, в ходе которых было сбито 11 самолетов противника. Своих потерь не было.

За шесть дней наступления войска фронта при активной поддержке авиации прорвали все три полосы обороны противника, преодолели внешний обвод берлинского укрепленного района на направлении главного удара и завязали бои на окраинах города.

Летчики 16-й воздушной армии за период с 16 по 21 апреля произвели 19 250 боевых самолето-вылетов. Из них 75% приходится на непосредственную поддержку войск. В воздухе разыгралось 628 воздушных боев, в которых противник потерял 575 самолетов. Господство в воздухе прочно удерживалось нашей авиацией, что создавало выгодную обстановку для войск. Враг был лишен возможности эффективно воздействовать с воздуха на боевые порядки войск и тылы. Удары наших ВВС повышали общую степень огневого воздействия на противника. Этот результат был достигнут немалой ценой. Воздушная армия за эти дни потеряла несколько десятков самолетов. Однако многие экипажи возвращались в части.

22 апреля войска фронта на направлении главного удара, вступив в пределы Берлина, прорвали внутренний оборонительный обвод и начали бои за кварталы города. Войска правого крыла успешно продвигались вперед, охватывая фашистскую столицу с северо-запада. На левом крыле войска развивали наступление в целях изоляции от Берлина франкфуртско-губенской группировки противника.

Вражеская авиация активности не проявляла. Очевидно, начали сказываться огромные потери, понесенные ею в предыдущих боях. [357]

В связи с необходимостью быстрейшего завершения окружения вражеских войск западнее Франкфурта-на-Одере перед 16-й воздушной армией была поставлена задача - усилить поддержку армий левого крыла фронта, сохраняя вместе с тем главные силы на берлинском направлении.

В соответствии с этим в ночь на 22 апреля 9-я гвардейская и 242-я нбад уничтожали войска противника и его боевую технику на автостраде и железной дороге Фюрстенвальде - Якобсдорф и во Франкфурте-на-Одере. За ночь дивизии произвели 840 самолето-вылетов (в среднем - по пять боевых вылетов на экипаж, что являлось максимальным напряжением за операцию).

Дивизии 3-го бак, приступив к поддержке войск 33-й и 69-й армий, во второй половине дня нанесли по два удара по опорным пунктам и войскам противника во Франкфурте-на-Одере, выполнив 244 самолето-вылета и сбросив 196 т бомб. Экипажи действовали без прикрытия, одиночными самолетами и парами, так как значительную часть маршрута им пришлось идти в облаках. Бомбометание велось с горизонтального полета с высот 500 - 1600 м. Над целью бомбардировщики были встречены зенитным огнем. Два самолета Пе-2 были сбиты, некоторые получили повреждения. Бомбардировщикам удалось взорвать несколько складов боеприпасов и вызвать много пожаров.

Вечером от командования 69-й армии была получена телеграмма с благодарностью летчикам 3-го бак за активную поддержку войск в боях за Франкфурт-на-Одере. В результате мощных ударов авиации сопротивление противника ослабло. На следующий день город-крепость был занят нашими войсками.

В конце дня три девятки Пе-2 3-го бак в сопровождении 32 истребителей 1-й гвардейской иад бомбардировали с высоты 2400 м центральную часть Берлина. Визуально были замечены взрыв большой силы и несколько очагов пожара. Экипажи над городом были обстреляны огнем зенитных средств, но потерь не имели.

Бомбардировщики 6-го бак шестью девятками Ту-2 под прикрытием 57 истребителей 1-го гвардейского иак также бомбардировали центр Берлина и сбросили 97 т бомб, в том числе 27 - калибром 1000 кг. От сильного огня зениток корпус потерял 2 самолета. [358]

188-я и 221-я бад группами по 3 - 9 самолетов и одиночно под прикрытием истребителей 286-й иад во второй половине дня действовали по скоплениям войск противника и его боевой техники во Франкфурте-на-Одере. Они произвели 170 самолето-вылетов, а истребители сопровождения - 96. По свидетельству командования сухопутных войск, в районе целей возникло много пожаров, подавлено значительное число огневых точек противника. Наша пехота выразила благодарность всем летчикам, действовавшим по объектам Франкфурта-на-Одере.

Штурмовики 6-го шак группами по 6 - 12 самолетов под прикрытием истребителей 6-го иак наносили удары по районам вокзалов и войскам противника в центральной части Берлина и выполнили 152 самолето-вылета, а истребители - 218.

9-й шак, сопровождаемый истребителями 13-го иак, действовал мелкими группами по скоплениям войск противника, а также по автомобильному и железнодорожному транспорту в пригородах Берлина - Трептов, Нейкельн, Иоганисталь, Адлерсхоф и в районе Букков, Шторков, Беесков. Штурмовики произвели 465 самолето-вылетов, истребители - 260.

С выходом наших войск к Берлину и началом сражения за город обстановка на земле усложнилась и стала еще более динамичной. Поскольку авиации становилось все труднее заранее определять объекты действий, генерал С. И. Руденко предоставил это право командирам штурмовых авиадивизий, находившимся на КП стрелковых и танковых корпусов. Благодаря этому взаимодействие авиации с войсками улучшилось.

Так, 44-я танковая бригада 1-й гвардейской танковой армии, действуя в передовом отряде, достигла пригорода Берлина Уленхорста и натолкнулась на сильное сопротивление противника. Он непрерывно контратаковал, пытаясь разгромить бригаду до подхода главных сил. На выручку танкистам пришла авиация. Группы самолетов, вызванные авиапредставителем 3-й гвардейской шад, начали наносить удары по артиллерии, контратакующим танкам и пехоте противника. При такой поддержке танковая бригада отбила атаки и удержала занимаемые позиции до подхода главных сил.

Экипажи 6-го и 9-го шак за день сбросили 6300 бомб [359] калибром до 100 кг, вывели из строя много различной техники и уничтожили большое число гитлеровцев.

2-я гвардейская шад, действуя в интересах 3-й ударной армии, малыми группами уничтожала войска противника и железнодорожные эшелоны в районах Берлина - Тегель, Шпандау, Сименсштадт и Шарлотенбург, выполнив 77 самолето-вылетов. Старшие лейтенанты С. И. Жуков и Г. С. Киселев, возглавляя группы штурмовиков 58-го гвардейского шап, штурмовали войска противника под Берлином и уничтожили при этом железнодорожный эшелон и батарею полевой артиллерии. Группа Ил-2 79-го гвардейского шап во главе со старшим лейтенантом В. А. Тышевичем уничтожила 2 тяжелые артиллерийские батареи, до 40 вагонов и 20 крытых автомашин.

11-я гвардейская шад продолжала поддерживать войска 69-й армии и наносила удары по войскам и огневым средствам врага в районах Бризен, Бад Заров, а также по восточным районам Берлина, сделав 121 самолето-вылет.

Истребители воздушной армии 22 апреля прикрывали войска, обеспечивали бомбардировщики и штурмовики сопровождением и окаймлением района их боевых действий, вели свободный поиск и разведку. Летчики 3-го иак провели 13 воздушных боев и уничтожили 10 вражеских самолетов. Летчики 6-го иак в четырех боях сбили 2 самолета.

16-я воздушная армия 22 апреля произвела 3864 самолето-вылета, из них на бомбардировку и штурмовку вражеских войск и объектов - 2115. Две трети всех сил авиации поддерживали войска, наступавшие в Берлине и его пригородах и уничтожавшие франкфуртско-губенскую группировку противника.

23 апреля войска фронта на правом крыле продолжали наступление, охватывая Берлин с северо-запада. Главная ударная группировка вела бои за последний городской оборонительный обвод и на отдельных участках ворвалась в центральную часть города. Войска соседнего, 1-го Украинского фронта успешно продвигались к Берлину, охватывая его с юго-запада. Город оказался в полукольце двух наступавших фронтов.

Боевые действия 16-й воздушной армии ограничивались сложными метеоусловиями. Главные усилия были [360] направлены на поддержку левого крыла фронта, а ночью - на деморализующие действия по Берлину.

В ночь на 23 апреля экипажи двух нбад армии бомбардировали пригородные районы Берлина - Трептов, Нейкельн, Герлицкий вокзал, аэропорт и западную часть города, попутно разбрасывая листовки. Всего было произведено 398 вылетов. Однако из-за крайне неблагоприятной погоды в 86 вылетах летчики полностью выполнить задание не смогли.

Бомбардировщики по этой же причине боевые вылеты начали лишь во второй половине дня. 241-я бад после 18 час. одиночными самолетами и мелкими группами без прикрытия истребителей бомбардировала узел дорог, железнодорожную станцию, войска и переправы через Шпрее в Беескове. Экипажи выполнили 89 вылетов и сбросили 64 т бомб. В результате были разрушены шоссейный мост у Беескова, большое число зданий и железнодорожные пути. Над целью бомбардировщики были обстреляны сильным огнем зенитной артиллерии. Один экипаж не вернулся с задания.

После налета 241-й бад по этим же объектам наносили удары бомбардировщики 188-й и 221-й бад. Они произвели 90 вылетов, разрушили понтонную переправу через Шпрее и закупорили движение автотранспорта на стыке дорог у Беескова. По войскам и железнодорожным эшелонам у Беескова в течение дня действовали также штурмовики 9-го шак и истребители 13-го иак. Они произвели соответственно 43 и 30 вылетов и нанесли противнику значительные потери.

2-я гвардейская шад днем, оказывая поддержку 3-й ударной армии, штурмовала скопления войск и железнодорожные эшелоны в Берлине и в районе Зандхаузен, Креммен, выполнив 76 самолето-вылетов, а истребители 6-го иак - 90 вылетов. В 20 час. 22 штурмовика 11-й гвардейской шад под прикрытием 36 истребителей 282-й иад нанесли удар по мосту через Шпрее юго-восточнее Фюр-стенвальде. Мост был сильно поврежден.

Истребительные соединения за день провели 40 воздушных боев и уничтожили 25 вражеских самолетов. Две победы в воздухе одержал лейтенант В. Г. Ермохин - летчик 265-й иад. По одному самолету сбили командир 176-го гвардейского иап Герой Советского Союза полковник П. Ф. Чупиков, майоры В. В. Климов и Л. Н. Слизень, [361] капитаны И. Д. Дугин и И. И. Щербаков, старший лейтенант Серов, лейтенанты А. А. Лазарев и И. Е. Сидоренко, младшие лейтенанты И. И. Жадам, Н. П. Прядко и многие другие летчики.

Соединения и части 16-й воздушной армии за 23 апреля произвели 1586 самолето-вылетов, из них на штурмовку и бомбардировку войск противника - 761.

В этот день, перед началом решающего сражения за Берлин, во всех авиачастях было зачитано воззвание Военного совета фронта к бойцам, сержантам, офицерам и генералам. В нем говорилось: «Перед вами, советские богатыри, Берлин. Вы должны взять Берлин, и взять его как можно быстрее, чтобы не дать врагу опомниться... На штурм Берлина! К полной и окончательной победе, боевые товарищи!»

Поздно вечером 23 апреля столица нашей Родины Москва салютовала войскам 1-го Белорусского фронта, прорвавшим глубоко эшелонированную вражескую оборону на Одере и ворвавшимся в столицу Германии Берлин. Приказом Верховного Главнокомандующего наряду с войсками общевойсковых соединений отмечался как особо отличившийся летный состав 16-й воздушной армии под командованием генерал-полковника авиации С. И. Руденко и генерал-лейтенанта авиации П. И. Брайко, в том числе летчики авиасоединений генералов А. З. Каравацкого, Е. Я. Савицкого, И. М. Дзусова, Б. А. Сиднева, Б. К. Токарева, И. В. Крупского, Г. О. Комарова, Е. М. Белецкого, И. П. Скока и полковников В. В. Сухорябова, Ю. М. Беркаля, В. И. Сталина, К. И. Рассказова, П. А. Калинина, Г. II. Турыкина, П. Ф. Чупикова и подполковника А. Г. Наконечникова.

24 апреля войска фронта продолжали громить гитлеровцев на подступах к центру фашистской столицы. Армии правого крыла за день продвинулись еще далее на [362] запад, создав непосредственную угрозу полного окружения Берлина. Войска 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий соединились с войсками 1-го Украинского фронта, завершив окружение франкфуртско-губенской группировки врага.

Авиация противника пыталась противодействовать наступлению войск фронта, используя часть аэродромов, уцелевших севернее Берлина. Посты ПВО за день отметили 343 пролета его самолетов.

В ночь на 24 апреля экипажи 9-й гвардейской и 242-й нбад с большим напряжением действовали по войскам противника и его объектам в Шпандау и Вильгельмштадте, выполнив 525 вылетов.

Днем из-за крайне неблагоприятных метеоусловий бомбардировщики воздушной армии вели лишь разведку погоды. На аэродромах была развернута подготовка к вылетам по плану операции «Салют».

Штурмовая авиация действовала только мелкими группами и с малых высот. Части 6-го и 9-го так уничтожали войска противника, отходившие от Шпандау, а также в местах скоплений и на дорогах от Буккова, Беескова и Шторкова на запад. Летчиками 9-го шак был выведен из строя железнодорожный мост через Шпрее у Беескова. Штурмовики произвели 350 вылетов, прикрывавшие их истребители 6-го и 13-го иак - около 320.

2-я гвардейская шад в этот день действовала по заявкам командования 7-го гвардейского кавкорпуса в районе Креммен, Шванебек, Науэн и произвела 60 самолето-вылетов. Она удачно нанесла удары по артиллерии и скоплениям войск противника на пути движения наступавших частей. Группы штурмовиков водили опытные мастера штурмовых ударов майор Г. Г. Клименко, капитаны И. Я. Айдаров, В. М. Гудушин и Н. И. Лунев, Герой Советского Союза старший лейтенант Г. И. Тваури, старшие лейтенанты А. М. Жгулев, В. А. Милюков, А. И. Стефанович и М. Я. Яковлев.

11-я гвардейская шад при сопровождении истребителей 282-й иад уничтожала отходившие колонны вражеских войск южнее Фюрстенвальде и разрушала переправы через Шпрее в этом же районе. По оценке командования дивизии, удачно действовали группы штурмовиков, возглавляемые капитанами Б. Н. Мошковым и И. Н. Прониным, старшими лейтенантами Героем Советского Союза [363]

Г. В. Баламуткиным, И. Ф. Фатеевым и лейтенантом М. Н. Фесенко, а также экипажи младших лейтенантов Д. В. Бородина и Н. Р. Малькова. Штурмовики выполнили 130 вылетов.

Истребители воздушной армии прикрывали войска и свои штурмовики, а в порядке обеспечения предстоящей воздушной операции «Салют» части 3-го иак нанесли удары по аэродромам Вильгельмштадт, Нойруппин и Дальгов. В середине дня 14 истребителей Як-9 во главе с командиром 812-го иап майором М. В. Власовым штурмовали аэродром Вильгельмштадт, на котором было обнаружено 20 ФВ-190 и 7 Ю-87. На аэродроме было сожжено 5 самолетов и несколько повреждено. Налет был внезапным для противника. Зенитная артиллерия противодействия не оказала.

В 16 час. две восьмерки Як-9 того же полка, возглавляемые капитанами Мельниковым и Лавриковым, и одна восьмерка Як-3 402-го иап вылетели на штурмовку аэродрома Нойруппин. На маршруте к цели они встретили две группы истребителей противника и были вынуждены завязать с ними бой. В результате на заданный аэродром они не вышли и произвели штурмовку запасной цели. Пришлось повторять удар по аэродрому Нойруппин на следующий день.

По аэродрому Дальгов в этот же день успешно действовали истребители 265-й иад, они сожгли 6 самолетов противника.

Летчики 3-го иак кроме ударов по аэродромам прикрывали войска и вели свободный поиск в районе Берлина. При этом в 45 воздушных боях они сбили 26 самолетов противника, потеряв только один. По два фашистских самолета уничтожили старшие лейтенанты В. А. Громаковский и А. П. Крыжановский; по одному - командир 812-го иап майор М. В. Власов, А. И. Никитин и капитаны В. И. Меркулов и Н. С. Павлушкин, старший лейтенант Н. К. Денчик, лейтенанты П. Ф. Гаврилин, Н. Г. Моря и П. Т. Щеглов, младшие лейтенанты И. М. Глазов, К. Ф. Молибожко, В. И. Николаев и другие. Истребители корпуса выполнили также 16 штурмовок наземных объектов. Всего за день они произвели 596 вылетов.

Летчики 6-го иак во время прикрытия войск и штурмовиков сбили 9 «фокке-вульфов». При этом отличились [364] лейтенанты М. Г. Кудряшев (сбил два самолета), А. Ф. Лякишев и Н. Г. Миршин, младший лейтенант Н. Т. Зеленин.

За 24 апреля, несмотря на плохую погоду, соединения 16-й воздушной армии выполнили 2345 самолето-вылетов, в том числе на штурмовку и бомбардировку войск противника - 1081. В 54 воздушных боях были уничтожены 36 фашистских самолетов. Армия потеряла 3 самолета.

В последующие дни сопротивление фашистской авиации стало ослабевать. Потеряв ряд аэродромов в районе Берлина и понеся огромные потери в летном составе и самолетах, гитлеровцы были лишены возможности продолжать в прежних масштабах борьбу с советской авиацией. Количество воздушных боев сократилось.

25 апреля армии ударной группировки фронта продолжали вести ожесточенные бои в самом Берлине, встречая повсеместно яростное сопротивление. В середине дня войска 47-й и 2-й гвардейской танковой армий западнее Берлина соединились с войсками 1-го Украинского фронта. Таким образом завершилось окружение советскими войсками фашистского логова - Берлина.

Соединения 16-й воздушной армии 25 апреля проводили воздушную операцию «Салют», условно названную так в честь скорой победы. Цель операции заключалась в том, чтобы облегчить действия сухопутных войск по уничтожению вражеской группировки в Берлине. Предусматривалось мощными ударами с воздуха разрушить основные опорные пункты обороны, воздействовать на войска и парализовать управление. План был разработан командованием и штабом воздушной армии.

Первый удар по противнику был нанесен в ночь на 25 апреля. 112 тяжелых бомбардировщиков 18-й воздушной армии сбросили на центр Берлина 90 т бомб. Одновременно с ними военные объекты города бомбили ночные бомбардировщики 16-й воздушной армии, которые произвели 416 вылетов.

Днем фашистскую столицу наши летчики бомбардировали дважды. Первый налет был произведен в период с 13 до 14 час., в нем участвовало 413 бомбардировщиков и 483 истребителя. Второй налет выполнялся спустя пять с половиной часов силами 267 бомбардировщиков и 323 истребителей. В операции участвовали бомбардировщики 3-го и 6-го бак, они бомбардировали центральную [365] часть Берлина и выполнили соответственно 293 и 158 самолето-вылетов. 188-я и 221-я бад наносили удар по юго-западным районам города и произвели 85 и 144 вылета. Бомбардировщики следовали к цели полковыми группами с небольшим временным интервалом в колоннах девяток или звеньев. Бомбометание велось с горизонтального полета с высот от 800 до 2000 м. Всего было сброшено около 600 т бомб.

1-й гвардейский иак обеспечивал 6-й бак и произвел 181 самолето-вылет. 1-я гвардейская иад и 282-я иад прикрывали 3-й бак и выполнили 196 и 95 самолето-вылетов. 286-я иад сопровождала 188-ю и 221-ю бад, сделав 192 вылета.

Помимо непосредственного сопровождения бомбардировщиков было организовано окаймление истребителями района боевых действий. Летчики 240-й иад, выполняя эту задачу, произвели 142 вылета.

Экипажам пришлось действовать в сложных условиях. Центр города был сильно задымлен, бомбометанию мешала облачность. Вражеская зенитная артиллерия вела яростный огонь, многие наши самолеты получили повреждения, а четыре бомбардировщика были сбиты. Истребители противника также пытались противодействовать нашей авиации, но своевременно перехватывались истребителями прикрытия и к бомбардировщикам не допускались. И лишь во время второго налета три группы 183-й бад были безрезультатно атакованы десяткой «фокке-вульфов».

Обеспечивая бомбардировщики и стараясь не допустить к ним вражеские истребители, летчики 240-й иад провели 10 воздушных боев с численно превосходящим противником и уничтожили 9 ФВ-190. Два из них сбил летчик 900-го иап капитан Головачев. Командир дивизии генерал Зимин в паре с майором Скупченко вел бой с шестью «фокке-вульфами» и сбил один из них, а Скупченко подбил второй. В следующем вылете генерал Зимин вместе с полковником Николаевым и майорами Е. М. Свитневым и Скупченко при штурмовке аэродрома Кладов сожгли четыре вражеских самолета.

3-й иак провел в этот день 12 воздушных боев. Четыре самолета противника уничтожили капитан Н. И. Савин, младшие лейтенанты Б. А. Куйдин, Рогожкин и А. М. Рекаев. Летчики 1-й гвардейской и 282-й иад сбили семь «фокке-вулъфов». [366]

За 10 мин. до первого удара бомбардировщиков 16-й воздушной армии по Берлину 20 «яков» 3-го иак, возглавляемые командиром 812-го иап майором М. В. Власовым, блокировали аэродром Нойруппин, где находилось 32 немецких самолета. Наши летчики вышли на цель внезапно и двумя ударными группами, во главе с капитанами А. Т. Тищенко и В. И. Мельниковым, с пикирования с высот от 1000 до 150 м атаковали самолеты на стоянках. Группа прикрытия, возглавляемая капитаном И. В. Федоровым, не встретив противника в воздухе, также штурмовала вражеские самолеты на земле. На аэродроме было уничтожено 4 самолета и повреждено 10. При этом отличились капитан А. Т. Тищенко, лейтенант А. Д. Иванов, младшие лейтенанты П. М. Киселев и М. Я. Лейкин. Наши истребители потерь не имели. Штурман полка капитан А. Т. Тищенко позже был удостоен звания Героя Советского Союза. Он выполнил 351 боевой вылет и в 83 воздушных боях сбил 16 фашистских самолетов. Полковник А. Т. Тищенко, став кандидатом военных наук, много лет вел научную и педагогическую деятельность в Военно-воздушной Краснознаменной академии имени Ю. А. Гагарина, ныне в запасе.

Удары советской авиации по центру Берлина оказались весьма эффективными. В городе произошли десятки сильных взрывов складов с боеприпасами и горючим. Были разрушены многие военные объекты и правительственные здания. Противник понес большие потери. Боеспособность вражеских войск была значительно подорвана.

Успешное выполнение воздушной операции «Салют» было достигнуто в результате сосредоточения усилий авиации на решении одной важнейшей задачи. Благодаря тщательной организации и умелому руководству боевыми действиями авиасоединений, четкому и мужественному [367] выполнению боевых заданий летным составом и его командирами, операция была завершена, по существу, без потерь и с высокими результатами.

Помимо проведения воздушной операции 16-я воздушная армия 25 апреля продолжала во взаимодействии с сухопутными войсками фронта уничтожать скопления вражеских войск, окруженных юго-восточнее Берлина в районе Вендиш - Буххольц. Для этого командармом были выделены штурмовики 9-го шак и 11-й гвардейской шад. Они выполнили 424 вылета, сбросили на противника около 7,5 тыс. бомб и уничтожили десятки танков, 255 автомашин, 19 орудий и много другой техники и. живой силы. В уничтожении франкфуртско-губенской группировки противника принимала участие и 2-я воздушная армия. Всего 16-я воздушная армия в этот день произвела 2979 самолето-вылетов. Из этого числа две трети вылетов было выполнено на бомбардировку Берлина и ее обеспечение истребителями. Летчики армии провели 27 воздушных боев и уничтожили 20 немецких самолетов. За сутки армия потеряла 14 самолетов.

Вечером 25 апреля столица нашей Родины Москва салютовала доблестным воинам 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, полностью окружившим берлинскую группировку врага. В приказе Верховного Главнокомандующего вместе с войсками отмечались также летчики авиасоединений генералов Савицкого, Комарова, полковников Исаева и Турыкина.

26 апреля войска 1-го Белорусского фронта, используя результаты сосредоточенных ударов авиации по Берлину, начали штурм его центральных районов. Противник оказывал упорное сопротивление, переходя в многочисленные контратаки.

Немецко-фашистская авиация пыталась бомбардировать боевые порядки войск фронта и вела разведку.

В ночь на 26 апреля 574 тяжелых бомбардировщика 18-й воздушной армии снова нанесли мощные удары по войскам противника и военным объектам центральных районов Берлина. Одновременно 242-я нбад 16-й воздушной армии уничтожала опорные пункты Аренсдорф, Альтшадов и действовала по войскам на дорогах, выполнив 100 самолето-вылетов.

С началом штурма центральных районов Берлина части воздушной армии перешли к действиям мелкими группами. [368] Дым от пожаров, разрывов бомб и снарядов поднимался на высоту до 2000 м и весьма ухудшил видимость над городом. На боевые задания стали высылаться только лучшие подразделения и даже отдельные экипажи пикировщиков. Обстановка в воздухе 26 апреля осложнилась также и вследствие крайне неблагоприятных метеоусловий - низкая облачность местами доходила до земли.

Насколько сложно было действовать в такой обстановке нашим летчикам, видно из следующих примеров. 241-я бад утром получила приказ: «Быть готовой к бом-бардированию точечных целей в Берлине лучшими экипажами-снайперами». Но только после 17 час. стало возможным выпустить несколько небольших групп и отдельных экипажей для уничтожения артиллерии на огневых позициях в районах Рулебена, Рейхспортфельде, Хеерштрассе.

Четверка Пе-2, возглавляемая командиром эскадрильи 24-го бап майором Р. С. Сулеймановым, на подходе к цели в этих сложных условиях перестроилась по одному. Экипажи сделали под обстрелом зениток три холостых захода, чтобы отыскать артиллерию, и лишь только после этого им удалось поразить цель.

Командир второй четверки Пе-2 капитан К. В. Калугин, несмотря на зенитный огонь, сделал пять холостых заходов на высоте 600 м, но цель так и не обнаружил. Не смогли пробиться к своим целям и группы Героя Советского Союза капитана М. П. Мизинова и старшего лейтенанта Ю. В. Хилкова. На маршруте они попали в густую мглу и вынуждены были вернуться. Экипаж лейтенанта Б. Н. Минцева оторвался от группы и с трудом добрался до первого ближайшего аэродрома истребителей, где и произвел посадку. И лишь к исходу дня группам командира эскадрильи майора П. Н. Ксюнина и лейтенанта И. Г. Цветкова удалось нанести удар по артиллерии на огневых позициях около Рейхспортфельде и железнодорожной станции Хеерштрассе. Они при этом взорвали склад боеприпасов. Всего за день бомбардировщики 3-го бак выполнили только 32 вылета.

Штурмовики воздушной армии начали боевые вылеты на поддержку сухопутных войск лишь во второй половине дня. 9-й шак группами по 8 самолетов от 3-й гвардейской шад под прикрытием истребителей 13-го иак действовал по войскам противника, окруженным в районе [369] Вендиш - Буххольц, и произвел 73 самолето-вылета. В период с 17 до 18 час. летчики 11-й гвардейской шад, использовав временное улучшение погоды, нанесли сосредоточенный удар по той же группировке противника у Хермсдорфа. Вражеские войска понесли большие потери. 21 экипаж приказом командарма был возвращен с задания в связи с прекращением действий по этой группировке.

Истребители прикрывали войска, сопровождали штурмовики и вели разведку, выполнив за день 635 вылетов. Из-за сложных метеоусловий перехват самолетов противника был затруднен, к тому же его истребители всячески уклонялись от встреч с нашими летчиками. За день произошел лишь один воздушный бой, закончившийся безрезультатно.

Всего 26 апреля 16-я воздушная армия произвела 1244 самолето-вылета, в том числе на бомбардировку и штурмовку вражеских войск и военных объектов - 453. В течение 27 и 28 апреля армии 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов вели ожесточенные бои, стремясь расчленить берлинскую группировку противника. На правом крыле войска успешно продвигались к Эльбе, Юго-восточнее Берлина армии обоих фронтов совместными усилиями продолжали сжимать кольцо окружения вражеских войск.

В ночь на 27 апреля экипажи 242-й нбад в основном вели разведку с попутным бомбардированном войск противника в районе Шведт, Нойруппин. За ночь они произвели 112 вылетов.

Бомбардировщики воздушной армии 27 и 28 апреля из-за неблагоприятной погоды боевых вылетов производить не могли.

Летчики 11-й гвардейской шад, содействуя наступлению войск 69-й армии, 27 апреля с 13 до 20 час. одиннадцатью группами под прикрытием 60 истребителей 282-й иад уничтожали войска противника, окруженные в районе Шверин, Хермсдорф, Мюнхегофе. Они произвели 89 вылетов, сбросили на врага около 900 бомб различных калибров и уничтожили 13 орудий, 92 автомашины, подавили огонь 10 батарей и истребили много живой силы. Успешно в этот день действовали части 1-го польского смешанного авиационного корпуса. Они выполнили 227 самолето-вылетов. [370]

К концу дня стало известно, что немецкое командование, потеряв все аэродромы в Берлине и вблизи его, использует для взлета и посадки самолетов главную аллею в парке Тиргартен, имеющую бетонное покрытие. По распоряжению командующего воздушной армией туда немедленно были направлены четыре отличных экипажа 9-го шак, которые прямыми попаданиями бомб повредили эту полосу.

За час до наступления темноты снайперы-пикировщики 3-го бак, возглавляемые командирами полков Героем Советского Союза подполковником М. М. Воронковым и полковником А. Ю. Якобсоном, нанесли повторный удар по последнему «аэродрому» гитлеровцев, подготовленному на случай бегства фашистского правительства. Взлетно-посадочной полосе были причинены дополнительные разрушения. В дальнейшем над ней непрерывно дежурили истребители воздушной армии, а штурмовики производили периодические налеты.

28 апреля погода, еще более ухудшилась, по войскам противника действовали только штурмовики 6-го шак. Мелкими группами они нанесли несколько ударов по скоплениям живой силы врага в районах Грюнеберга и Левенберга, выполнив 23 самолето-вылета.

Чтобы приблизить авиацию к поддерживаемым войскам, 28 апреля на аэродром Темпельгоф был перебазирован 515-й иап 193-й иад. В это время вокруг аэродрома еще шел бой. Первыми над аэродромом появились командир полка подполковник Г. В. Громов и его ведомый лейтенант Ю. Т. Дьяченко. При подходе к аэродрому они были обстреляны огнем зенитной артиллерии противника. Но это не смутило наших истребителей. Снизившись до бреющего полета, они совершили посадку. Тогда гитлеровцы начали обстрел самолетов из минометов. Советские артиллеристы подавили вражеский огонь.

В этот же день с берлинского аэродрома Шенефельд начали боевые действия 347-й и 518-й иап той же дивизии под командованием подполковников П. Б. Данкевича и Н. Г. Худокормова. Перебазирование одной из авиадивизий 13-го иак генерала Б. А. Сиднева непосредственно в гущу боя - на аэродромы Берлина было смелым и крайне нужным мероприятием. Этим сразу же облегчилось прикрытие наших войск, сражавшихся в городе и западнее его, от ударов с воздуха. [371]

Всего части 16-й воздушной армии 27 апреля произвели 809, а 28 апреля - лишь 93 самолето-вылета. Из них на бомбардировку и штурмовку вражеских войск было выполнено 160 вылетов.

В течение 29 апреля советские войска вели ожесточенные бои за центральный сектор Берлина, превращенный в мощную систему узлов круговой обороны. Армии левого крыла совместно с войсками 1-го Украинского фронта сжимали кольцо окружения и громили по частям франкфуртско-губенскую группировку противника.

В этот день сопротивление авиации противника снова возросло. В районе Берлина фашистские самолеты неоднократно появлялись мелкими группами, стремясь атаковать наши войска. Ночью одиночные транспортные Ю-52 пытались доставить грузы блокированной в Берлине группировке. В течение суток посты ПВО отметили 346 пролетов самолетов противника, из них 46 - ночью. Это была последняя безнадежная попытка гитлеровцев помочь авиацией своим войскам.

Основные усилия армии были направлены на содействие войскам правого крыла фронта, продвигавшимся к Эльбе.

Ночью легкие бомбардировщики 9-й гвардейской нбад уничтожали скопление войск противника в районах Фалькенталь, Левенберг, Грюнеберг и вели воздушную разведку, выполнив 191 вылет.

В первой половине дня 6-й шак, поддерживая наступление войск на правом крыле, уничтожал артиллерийские батареи, боевую технику и живую силу врага, а также эшелоны на железных дорогах в районах Цеденик, Линдов, Грюнеберг, Фалькенталь. Штурмовики за день выполнили 192 вылета, сопровождавшие их истребители - 197. Отлично действовали по войскам противника группы «илов» 198-й шад, возглавляемые капитанами А. С. Кирилловым и Скориком, старшим лейтенантом Бондаренко и лейтенантом Коваленко. Командование 80-го стрелкового корпуса объявило им благодарность.

Весьма эффективными были действия штурмовиков 2-й гвардейской шад в полосе наступления 7-го гвардейского кавкорпуса. Особенно отличилась группа из 13 экипажей во главе с командиром 58-го гвардейского шап Героем Советского Союза подполковником В. Д. Панфиловым. Она успешно подавила огневые точки противника [372] у Нойшлейзе, мешавшие продвижению наших войск. Хорошо действовали также группы майора Н. П. Васильченко, капитанов Н. И. Лунева и С. Т. Онискевича, старших лейтенантов А. С. Богданова и Г. М. Нестеревича. Авиадивизия в этот день выполнила 44 самолето-вылета. За отличную работу штурмовиков командир кавкорпуса объявил летчикам 2-й гвардейской шад благодарность.

Особенно сложной для штурмовиков оказалась поддержка пехоты в центральных районах Берлина при ее приближении к узлам сопротивления противника. Возникала угроза удара с воздуха по своим войскам. В этих случаях штурмовики стали применять холостые заходы. Гитлеровцы в это время прятались в укрытия, огонь прекращался и наступавшая пехота овладевала узлом сопротивления. Такую имитацию атак, например, успешно провели летчики 9-го шак. Они группами по 8 - 12 самолетов «атаковали» противника в парке Тиргартен.

К вечеру 107 бомбардировщиков 3-го бак двенадцатью группами под прикрытием 55 истребителей 1-й гвардейской иад нанесли мощный удар по огневым средствам и скоплениям войск в опорных пунктах Гутен-Гермендорф и Гросс-Мутц, которые мешали продвижению войск 61-й армии. Экипажи были встречены огнем фашистских зениток, и некоторые самолеты получили повреждения. Бомбардировка выполнялась с высот 1000 - 1500 м с горизонтального полета. Всего бомбардировщики сбросили 90 т бомб, в результате чего опорным пунктам были причинены большие разрушения, летчики отметили три сильных взрыва и много очагов пожаров.

За 29 апреля истребители армии провели 67 воздушных боев и уничтожили 46 вражеских самолетов, потеряв при этом два своих. Превосходство наших летчиков в воздухе было полным.

Наибольшее количество побед в воздухе в этот день одержали летчики 3-го иак. Имея основной своей задачей борьбу с авиацией противника для сохранения господства в воздухе, летчики этого корпуса непрерывно вели поиск. Заметив фашистские самолеты, перехватывали их и уничтожали. За день они провели 39 воздушных боев и сбили 33 самолета противника. По две победы в воздухе одержали майор С. И. Маковский, лейтенанты В. И. Александрюк и И. Д. Радчиков. По одному фашистскому самолету уничтожили капитан П. И. Масляков, старший [373] лейтенант Г. С. Мирнов, лейтенанты В. И. Батов и Н. А. Мельниченко, младшие лейтенанты И. И. Вороненко, Н. Н. Левченко и другие.

Особенно отличился в этот день 9-й гвардейский иап, известный многочисленными победами над противником в воздухе на многих фронтах. Полк начал свою героическую историю в тяжелые дни обороны Одессы. В 1942 г. летчики полка в составе 8-й воздушной армии громили фашистов в битве под Сталинградом. Позднее полк дрался на Западном фронте, а во время Берлинской операции прибыл в состав 16-й воздушной армии. За время войны летчиками полка было уничтожено 558 гитлеровских самолетов. В этом полку 26 Героев Советского Союза, в том числе дважды Герои А. В. Алелюхин (сбил 34 самолета), Амет-Хан Султан и П. Я. Головачев (уничтожили по 30 самолетов). Командиром этого полка выдающихся летчиков-асов был дважды Герой Советского Союза майор В. Д. Лавриненков (ныне генерал-полковник авиации), одержавший за время войны 35 побед в воздухе. 29 апреля летчики 9-го гвардейского иап майор Амет-Хан Султан, капитаны Н. Н. Тарасов и М. С. Твеленев, старший лейтенант И. Д. Белокудренко, лейтенанты В. К. Девятов, Н. М. Калачик и Г. Д. Пухов сбили в воздушных боях семь фашистских самолетов.

Всего за 29 апреля части 16-й воздушной армии произвели 1603 самолето-вылета, из них 506 - на бомбардировку и штурмовку войск противника и военных объектов.

30 апреля ожесточенные бои в Берлине продолжались с прежней силой. Войска фронта занимали квартал за кварталом. В 14 час. 25 мин. советские воины водрузили над поверженным рейхстагом Знамя Победы. Битва за Берлин подходила к концу. К исходу дня остатки франкфуртско-губенской группировки противника сложили оружие.

Активность вражеской авиации резко снизилась. Фашистские летчики лишь вели разведку и робко пытались прикрыть с воздуха окруженную в Берлине группировку. В ночь на 30 апреля одиночные экипажи 9-й гвардейской нбад препятствовали движению войск противника по шоссейным и железным дорогам севернее Берлина, а также разбрасывали листовки над городом, выполнив 67 вылетов. [374]

108 бомбардировщиков 3-го бак группами по 6 - 9 самолетов с высот 900 - 1300 м бомбардировали скопление войск противника, окруженных юго-западнее Потсдама, а также железнодорожную станцию Ринов. На врага было сброшено 70 т бомб. По этой же окруженной группировке противника в середине дня нанесли удар 54 штурмовика 9-го шак.

6-й шак, поддерживая наступление 61-й армии и 2-го гвардейского кавкорпуса, группами по 4 - 12 самолетов в сопровождении истребителей 6-го иак уничтожал артминометные батареи, танки, автомашины и скопления живой силы противника в районах Наккеля, Фризака и северо-западнее Берлина. Штурмовики выполнили 212 вылетов и нанесли вражеским войскам большой урон. Командиру 197-й шад полковнику Т. Е. Ковалеву и летчикам дивизии командир кавкорпуса генерал В. В. Крюков объявил благодарность. Также хороший отзыв об успешных боевых действиях в предыдущие дни дивизия получила и от командира 9-го гвардейского танкового корпуса генерала Н. Д. Веденеева.

2-я гвардейская шад в этот день поддерживала части 7-го гвардейского кавкорпуса. Летчики дивизии уничтожали войска противника и железнодорожные эшелоны на перегонах западнее Ратенова. Они произвели 98 вылетов.

Активно действовали также летчики 1-го польского смешанного авиакорпуса. Они успешно выполнили за день 248 боевых вылетов.

Истребители армии, выполняя свои задачи, встреч с вражескими самолетами в воздухе не имели.

За 30 апреля воздушная армия произвела 1358 самолето-вылетов, из них 464 - на бомбардировку и штурмовку войск противника и его военных объектов и 149 - на воздушную разведку.

В течение 1 и 2 мая войска правого крыла 1-го Белорусского фронта продолжали преследовать отходившего противника. К исходу 2 мая передовые отряды 61-й армии встретились с американскими войсками на реке Эльба. В центре в результате упорных боев группировка противника, окруженная в Берлине, была рассечена и уничтожалась войсками фронта по частям. Утром 2 мая командующий обороной фашистской столицы сдался нашим войскам и по требованию командования 1-го Белорусского [375] фронта подписал приказ берлинскому гарнизону о капитуляции. Началась массовая сдача в плен гитлеровских солдат и офицеров. Советские войска полностью овладели Берлином. Была ликвидирована и франкфуртско-губенская группировка.

Немецкая авиация в эти дни лишь изредка появлялась над городом. Ночью 1 мая 10 транспортных самолетов сбросили грузы окруженному гарнизону. Днем группы из 4 - 6 «фокке-вульфов» несколько раз проходили над Берлином.

Части 16-й воздушной армии в течение 1 и 2 мая продолжали оказывать поддержку соединениям правого крыла фронта, уничтожали прорывавшиеся из Берлина группы фашистских войск и вели разведку.

Обе ночи 9-я гвардейская и 242-я нбад действиями одиночных самолетов препятствовали движению противника по дорогам юго-западнее Нойруппина, а также вели воздушную разведку и разбрасывали листовки. Летчики дивизии выполнили 101 вылет.

Бомбардировщики воздушной армии в эти дни заданий не получали и находились в готовности.

Штурмовики 6-го шак днем 1 мая поддерживали наступление 2-го и 7-го гвардейских кавкорпусов, уничтожая артминометные батареи на огневых позициях, скопление пехоты и автомашин юго-восточнее Нойштадта. При этом штурмовиками было выполнено 128 вылетов, прикрывавшими истребителями 6-го иак - 91. Командир 3-й гвардейской кавдивизии объявил благодарность летчикам групп штурмана 618-го шап старшего лейтенанта Г. З. Орехова и командира эскадрильи старшего лейтенанта Г. А. Пантелеева, отличившимся в этих боях.

К концу дня 2 мая четырнадцать экипажей 6-го шак по заявке командования 47-й армии вылетели на штурмовку войск противника, прорвавшегося из Берлина.

Истребители армии 1 мая продолжали прикрывать свои войска и обеспечивать действия штурмовиков. Они провели 11 воздушных боев и уничтожили 7 ФВ-190. При этом два фашистских самолета сбил Герой Советского Союза капитан В. Н. Яшин (233-й иап). По одному самолету уничтожили командир 176-го иап Герой Советского Союза подполковник В. Н. Макаров, капитан К. С. Вакуленко, старший лейтенант Ф. М. Костиков, лейтенант Г. А. Пашков и младший лейтенант А. И. Одноблюдов. Это были [376] последние схватки с гитлеровскими летчиками в воздухе. 2 мая и в последующие дни встреч с самолетами противника и воздушных боев больше не было. Командир звена 43-го иап старший лейтенант Ф. М. Костиков позже был удостоен звания Героя Советского Союза. За период войны он совершил 233 успешных боевых вылета и в 67 воздушных боях сбил лично 15 и в группе с товарищами - 11 вражеских самолетов. В настоящее время он подполковник запаса, работает в Москве.

Вслед за продвижением сухопутных войск некоторые истребительные авиасоединения армии были перебазированы на аэродромы западнее Берлина, в то время как в городе и его окрестностях продолжали оставаться немецко-фашистские войска. В связи с этим иногда создавалась трудная обстановка.

Утром 2 мая группа противника численностью до 3000 солдат и офицеров с танками и штурмовыми орудиями прорвалась из Берлина и пыталась пробиться через аэродром Дальгов на запад. С появлением такой угрозы самолеты 265-й иад, базировавшейся на аэродроме Дальгов, были подняты в воздух и переброшены на аэродром Вернойхёэ. Личный состав управления 3-го иак, 265-й иад, 462-го и 609-го бао, а также технический состав летных частей по боевой тревоге заняли круговую оборону и вступили в бой с прорвавшейся группой противника, преградив ей путь на запад. Во второй половине дня к месту боя для поддержки авиаторов прибыло несколько артиллерийских батарей и 12 танков, а затем подошли пехотные части 125-го стрелкового корпуса, совместно с которыми личный состав 3-го иак продолжал вести бой с противником до конца дня. Летчики 3-го иак произвели 168 вылетов, поддерживая своих товарищей штурмовыми атаками. В результате группа противника была разбита, при этом уничтожено 379 и захвачено в плен 1450 немецких солдат и офицеров.

Вторая группа гитлеровцев, окруженная в лесах западнее и юго-западнее Ванзее, небольшими группами утром 2 мая вышла в районы Штансдорфа и Гютерфельде, где располагались штабы 13-го иак, 283-й иад, 471-го и 481-го бао. Там же базировались 56-й, 116-й гвардейский и 176-й иап. Противник пытался пробиться в юго-западном направлении, но личный состав авиационных штабов и частей преградил ему путь, завязав упорный бой. Летчики [377] 13-го иак выполнили 41 вылет на штурмовку прорвавшихся вражеских войск, уничтожая их пушечно-пулеметным огнем и бомбами. Днем на помощь авиаторам подошли стрелковые части, и к концу дня совместными усилиями противник был разбит. В этом бою было уничтожено 477 и взято в плен 1288 гитлеровцев. Однако бои в районе аэродромов 3-го и 13-го иак с новыми группами удиравших из Берлина гитлеровских вояк продолжались еще 3 и 4 мая. В течение 1 мая 16-я воздушная армия выполнила 670 и 2 мая - 311 самолето-вылетов, в том число 392 - на бомбардировку и штурмовку войск противника и 171 вылет - на воздушную разведку.

Советская Родина отметила взятие Берлина мощным салютом. В честь победителей - воинов Красной Армии иад Москвой прогремели 24 артиллерийских залпа из 324 орудий. В приказе Верховного Главнокомандующего об этой великой победе говорилось:

«Войска 1-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Жукова при содействии войск 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Конева после упорных уличных боев завершили разгром берлинской группировки немецких войск и сегодня, 2 мая, полностью овладели столицей Германии городом Берлин - центром немецкого империализма и очагом немецкой агрессии...

В боях за овладение Берлином отличились... летчики Главного маршала авиации Новикова, Главного маршала авиации Голованова, генерал-полковника авиации Руденко, генерал-полковника авиации Красовского, генерал-лейтенанта авиации Савицкого, генерал-лейтенанта авиации Белецкого, генерал-майора авиации Токарева, генерал-майора авиации Крупского, генерал-майора авиации Каравацкого, генерал-майора авиации Скока, генерал-майора [378] авиации Сиднева, генерал-майора авиации Дзусова, генерал-майора авиации Комарова, полковника Сталина...

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение Берлином, представить к присвоению наименования Берлинских и к награждению орденами...

За отличные боевые действия объявляю благодарность войскам 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, участвовавшим в боях за овладение Берлином.

Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!

Смерть немецким захватчикам!

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. Сталин».

Разгром берлинской группировки немецко-фашистских войск и взятие Советской Армией Берлина знаменовали собой завершение военного поражения фашистской Германии, конец гитлеровского «нового» порядка в Европе.

С 3 по 8 мая войска 1-го Белорусского фронта продолжали наступление в западном направлении, уничтожая разрозненные группы гитлеровцев.

Соединения воздушной армии в течение 3 - 5 мая боевые действия вели ограниченно. Лишь по-прежнему неустанно велась воздушная разведка за отходившими остатками разбитой гитлеровской армии, которые стремились быстрее сдаться в плен англо-американцам. За 3 - 5 мая неутомимые разведчики выполнили 117 вылетов.

Разгромленная вражеская авиация с 6 мая в воздухе не появлялась.

Начиная с 6 мая 16-я воздушная армия боевых задач не получала.

7 мая войска фронта во всей полосе вышли на реку Эльба. Берлинская операция войск 1-го Белорусского фронта была победоносно завершена.

8 мая 18 летчиков 515-го иап выполнили последнее задание, поставленное им в Великой Отечественной войне. Они непосредственным сопровождением прикрывали перелет с аэродрома Стендаль в Берлин английской, американской и французской военных делегаций. Возглавлял группу истребителей штурман полка майор М. Н. Тюлькин. [379] В мае 1946 года ему за боевые подвиги было присвоено звание Героя Советского Союза. За время войны он успешно выполнил 254 боевых вылета и в 64 воздушных боях сбил 15 вражеских самолетов.

В конце дня в предместье Берлина Карлсхорсте представителями германского верховного командования был подписан акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил Германии. Этим была завершена Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

В ознаменование полной победы иад фашистской Германией, на следующий день - 9 мая, в День Победы, столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одержавшим эту блестящую победу, тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий. Этот салют был самым грандиозным за все время Великой Отечественной войны.

Авиация в Берлинской операции сыграла весьма большую роль в разгроме немецко-фашистских войск. За период с 14 апреля по 5 мая 1945 г. 16-я воздушная армия выполнила 37 565 боевых самолето-вылетов, а поддерживавшие ее бомбардировщики 18-й и 4-й воздушных армий - 3479 вылетов. Из этого числа 19 669 самолето-вылетов было произведено на бомбардировку и штурмовку войск и военных объектов противника, 7944 - на прикрытие войск и объектов тыла и 2957 - на воздушную разведку. Таким образом, большинство вылетов авиации было произведено в целях поддержки наших войск в операции. На сопровождение своих бомбардировщиков и штурмовиков армия произвела 9502 самолето-вылета, на разбрасывание листовок - 33 вылета. Дневные бомбардировщики в операции произвели 4164 вылета, ночные - 4317; штурмовики - 8603 и истребители - 20 481 вылет. [380]

С наибольшим напряжением пришлось поработать ночным бомбардировщикам По-2, которые в среднем за операцию выполнили по 27 боевых вылетов.

В ходе Берлинской операции летчики армии, ведя борьбу с вражеской авиацией, провели 898 воздушных боев и сбили при этом 760 самолетов противника; на аэродромах было уничтожено 46 самолетов.

В тесном боевом содружестве с советскими летчиками сражались и летчики ВВС Войска Польского. В ходе операции они успешно выполнили 865 вылетов, уничтожили много боевой техники и живой силы и сбили в воздушных боях 17 фашистских самолетов. Польские авиаторы внесли свой ратный вклад в общее дело борьбы с немецкими захватчиками.

Беспомощными выглядели попытки немецко-фашистского авиационного командования оказать нашим славным соколам сколько-нибудь организованное сопротивление. Советские авиаторы в последней битве стремились сделать как можно больше боевых самолето-вылетов. В целом число боевых вылетов на одну потерю (основной показатель живучести самолетов и летного состава) [382] в Берлинской операций, благодаря возросшему боевому мастерству летного состава и искусству авиационных командиров, значительно увеличилось.

Немецко-фашистские войска, составлявшие многотысячный гарнизон Берлина, беспрерывно, днем и ночью, находились под боевым воздействием краснозвездных бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей. Гитлеровцы понесли тяжелые потери в живой силе и технике, а оставшиеся в живых были морально подавлены.

Ни в одной из операций Великой Отечественной войны борьба в воздухе не была столь решительной и ожесточенной. Об этом свидетельствуют большое число воздушных боев, особенно в первые дни операции, и огромные потери гитлеровской авиации в самолетах и летном составе.

Битва за Берлин - наиболее важная заключительная операция Советской Армии в Великой Отечественной войне и одна из наиболее крупных стратегических операций второй мировой войны. В ней советский народ и его армия под руководством Коммунистической партии продемонстрировали всему миру незыблемость социалистического государства. В этой операции со всей яркостью проявилось превосходство советского военного искусства иад военным искусством фашистской Германии.

Берлинская операция характерна применением крупных группировок военно-воздушных сил. Из них наибольшей по числу самолетов была 16-я воздушная армия. Несмотря на большие масштабы применения, командование и штаб 16-й воздушной армии успешно справились с планированием и руководством боевыми действиями 8 авиакорпусов, 10 отдельных авиадивизий и 7 отдельных авиаполков.

Основной особенностью боевого применения 16-й воздушной армии в этой выдающейся операции было массирование усилий авиации для.решения наиболее важных задач. Так, в начале операции до 90% всех сил воздушной армии было нацелено для непосредственной поддержки на поле боя главной ударной группировки войск, действовавшей с кюстринского плацдарма. Для обеспечения двух танковых армий, от успехов которых в значительной степени зависел исход всей операции, выделялось 20 авиадивизий из 28. Перед началом штурма Берлина для удара авиации по его центральному району было привлечено [383] ночью более 1100 и днем - почти 1500 самолетов, из которых 70% составляли бомбардировщики. Принцип массированного применения авиации сохранялся и при решении ряда других задач.

Господство в воздухе в этой операции было на стороне нашей авиации, и оно прочно удерживалось до ее завершения. Это предопределялось качественным и количественным превосходством советской авиации иад авиацией противника. К тому же боевое мастерство нашего летного состава было много выше, чем у летчиков гитлеровских люфтваффе. Наши истребители сбивали в воздушных боях в 6 - 7 раз больше самолетов, чем теряли сами. Сказались также и огромные потери вражеской авиации, понесенные в предшествующих боях на Одере. Поэтому немецко-фашистская авиация была разгромлена в течение первых пяти дней операции в основном в воздушных боях. Летчики 16-й воздушной армии за эти дни сбили 78% всех уничтоженных за операцию вражеских самолетов. Благодаря господству в воздухе нашей авиации сухопутные войска, а также штурмовики и бомбардировщики [384] были надежно прикрыты от ударов противника с воздуха, а истребители приобрели свободу действий и даже могли штурмовать вражеские войска на земле.

Главнейшей задачей воздушной армии в Берлинской операции на всем ее протяжении было обеспечение боевых действий сухопутных войск, которое носило форму авиационного наступления. После авиационной подготовки, проводимой до рассвета, 90% всех самолето-вылетов авиации было направлено на непосредственную поддержку войск с началом наступления, на обеспечение ввода в сражение танковых соединений и их действий в оперативной глубине, на уничтожение подходящих резервов врага. Это дало возможность оказать общевойсковым и танковым армиям фронта весьма действенную помощь. Вот как оценивало боевую деятельность поддерживающей авиации командование 1-й гвардейской танковой армии: «9-й штурмовой авиакорпус, взаимодействующий с 1-й гвардейской танковой армией, за весь период Берлинской операции, провел свою работу отлично. Катуков, Попель, Шалин». Командование 5-й ударной и 2-й гвардейской танковой армий, удовлетворенное решительными и смелыми действиями летчиков 6-го шак, в своем отзыве дало также отличную оценку результатов их боевой деятельности.

На всех этапах операции воздушная армия широко применяла сосредоточенные удары, наносимые крупными группами авиации, сочетаемые с эшелонированными действиями более мелких групп. Они громили врага обычно в непосредственной близости от передовых частей фронта. Когда по метеоусловиям нельзя было наносить сосредоточенные удары, применялись мелкие группы, которые непрерывно воздействовали на противника с воздуха. В период штурма Берлина основным видом помощи войскам в большинстве случаев были сосредоточенные удары по площади крупных групп бомбардировщиков и штурмовиков. Но такие удары не всегда были возможны из-за сложной обстановки на земле.

Боевые действия 16-й воздушной армии в операции велись в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Оно обеспечивалось заблаговременным закреплением авиасоединений за общевойсковыми и танковыми армиями, постоянным нахождением на их КП командиров авиасоединений, наличием авиационных представителей и авианаводчиков [385] в соединениях, и частях, которые поддерживала авиация.

Во время уличных боев в Берлине сохранение тактического взаимодействия между авиацией и наступавшими войсками оказалось крайне сложным, главным образом из-за трудности опознавания целей. Однако авиация сделала все возможное, чтобы оказать максимальную помощь войскам в разгроме немецко-фашист-ского гарнизона. Даже холостые «атаки» штурмовиков помогали войскам в захвате отдельных оборонительных сооружений.

Управление авиацией в Берлинской операции строилось с расчетом обеспечить быструю постановку задач соединениям и частям, а также непрерывное руководство их боевыми действиями. Несмотря на оперативное подчинение на некоторое время части сил авиации командующим общевойсковыми и танковыми армиями, контроль со стороны командующего воздушной армией за этими авиасоединениями сохранялся полностью. При необходимости он имел возможность эти силы перенацелить для решения других задач, поставив в известность об этом общевойскового командира.

Одним из новых мероприятий в области управления авиацией в операции было централизованное использование радиолокационных средств. Эта система явилась важнейшим средством наблюдения за воздушной обстановкой, что способствовало более организованной и результативной борьбе с немецкой авиацией в воздухе. Применение в Берлинской операции этой системы для управления авиацией послужило началом централизованного использования радиолокационных средств в последующем.

Победоносное завершение Берлинской операции предопределялось огромным морально-политическим подъемом, [386] который испытывали все бойцы и офицеры советских войск, в том числе и авиаторы 16-й воздушной армии. Высокий патриотический подъем всего личного состава был результатом большой повседневной работы командования, политаппарата, партийных и комсомольских организаций воздушной армии. В завершающей битве было особенно важно добиться авангардной роли коммунистов и комсомольцев в выполнении боевых заданий. И это было достигнуто. Из всех сбитых в воздушных боях за всю операцию самолетов противника 98% уничтожили коммунисты и комсомольцы.

Свидетельством высокой политической зрелости личного состава воздушной армии и правильного понимания им значения завершающей операции явился рост рядов Коммунистической партии. За апрель и май было принято: в члены ВКП(б) - 1153 человека, в кандидаты партии - 838 человек, в комсомол - 290 человек.

Летчики, штурманы и воздушные стрелки, инженеры, техники и младшие авиационные специалисты, воины и офицеры тыла 16-й воздушной армии с честью выполнили свой долг перед Родиной и показали образцы героизма, боевого мастерства и самоотверженного труда в едином стремлении быстрее завершить разгром фашистской Германии.

Коммунистическая партия и Советское правительство по достоинству оценили подвиги авиаторов в небе Берлина. Три соединения и пятнадцать частей 16-й воздушной армии были удостоены почетного наименования Берлинских, в том числе: 3-й бак (командир генерал-майор авиации А. З. Каравацкий), 183-я бад (командир полковник М. А. Ситкин), 1-я гвардейская иад (командир полковник В. В. Сухорябов); 367, 373 и 540-й бап (командиры майоры Б. Н. Сливко и М. Д. Постнов, подполковник [387] С. П. Приходько); 661-й и 997-й нбап (командиры подполковник В. Н. Сонин и майор А. И. Кузнецов); 567, 618, 805, 904 и 945-й шап (командиры майор Б. К. Свирс, подполковники И. Б. Котик и Н. М. Косников, майор И. М. Карнаухов и подполковник И. К. Шебеков); 176, 368, 518 и 774-й иап (командиры майоры В. Н. Макаров и А. Г. Жулин, подполковник Н. Г. Худокормов, майор А. А. Макогон) и 93-й окрап (командир подполковник К. М. Мясоедов). Почетного наименования Бранденбургских были удостоены 319, 454 и 650-й бап (командиры подполковник Н. Г. Сутягин, майор Н. Е. Острейко и подполковник А. А. Вдовин).

За доблесть, мужество и образцовое выполнение боевых заданий командования были награждены следующие соединения и части 16-й воздушной армии: орденом Ленина - 2-я гвардейская шад; орденом Красного Знамени - 6-й и 9-й шак, 13-й иак, 9-я гвардейская нбад, 198-я шад, 128-й бап, 45-й шап, 55-й и 56-й гвардейские иап; орденом Суворова II степени - 242-я нбад, 3-я гвардейская шад, 282, 283 и 286-я иад; орденом Кутузова II степени - 3-й иак и 241-я бад; орденом Суворова III степени - 6-й и 34-й бап, 33, 59, 70, 71 и 79-й гвардейские шап, 30-й и 67-й гвардейские иап, 15, 165, 291, 517, 721, 739 и 812-й иап, 98-й окрап; орденом Кутузова III степени - 54-й бап, 43-й иап, 176-й гвардейский и [388] 274-й иап; орденом Александра Невского - 64-й гвардейский и 774-й иап, 919-й оапс и 6-й оасп.

За образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом отвагу и героизм Указами Президиума Верховного Совета СССР были удостоены почетного звания Героя Советского Союза помимо ранее упомянутых командир 6-го иак генерал-майор авиации И. М. Дзусов, командир 13-го иак генерал-майор авиации Б. А. Сиднев и командир звена 98-го окрап старший лейтенант В. Д. Орлов.

15 мая 1946 г. звания Героя Советского Союза удостоены подполковник Н. В. Федоренко, майоры Е. Е. Анкудинов, В. А. Верхоланцев, И. И. Кобылецкий и И. П. Яловой, капитаны В. С. Батяев, П. П. Зверьков, А. И. Лебедев, Г. С. Малашенков, А. Б. Манукян, Н. Д. Мишанов, Н. И. Попов, Г. С. Холодный и С. С. Щеглов, старшие лейтенанты В. Р. Бучавый, Я. И. Гончаров, Д. В. Джабидзе, М. С. Камельчик, В. Р. Лазарев, Д. И. Лебедев, В. А. Леонтьев, Я. Д. Михайлик, О. В. Моисеев, А. Д. Осадчиев, Г. И. Пучков, В. В. Удачин и А. Н. Харитошкин, лейтенанты Д. И. Бизяев, Н. Т. Мужайло, И. И. Нечипуренко, И. А. Перминов и В. А. Сорокин, младшие лейтенанты С. Т. Вагин, К. Я. Малин, Г. Н. Шатин и старшина Г. Ф. Алексеев.

2 июня 1945 г. второй Золотой Звездой Героя был награжден командир 3-го иак генерал-лейтенант авиации Е. Я. Савицкий.

Евгений Яковлевич Савицкий родился в 1910 г. в Новороссийске в семье железнодорожного стрелочника. Начал трудовую жизнь рабочим цементного завода. Девятнадцати лет по комсомольской путевке был направлен в Сталинградскую военную школу летчиков, по окончании которой работал там же инструктором. Член КПСС с 1931 г. В канун войны командовал истребительной авиадивизией на Дальнем Востоке. В начале 1942 г. был переведен в действующую армию в одну из авиадивизий, оборонявших Москву. Здесь участвовал в воздушных боях и открыл свой боевой счет сбитым фашистским самолетам. Вскоре ему было поручено формировать 3-й иак. С ним Е. Я. Савицкий прошел всю войну, громя фашистских стервятников в боях на Кубани, иад полями Украины и в небе Крыма, при освобождении Белоруссии, Польши и далее - вплоть до Берлина. В марте 1943 г. полковнику [389] Савицкому было присвоено первое генеральское звание. В мае 1944 г. за личные подвиги и образцовое выполнение боевых заданий командования он был удостоен звания Героя Советского Союза. За время войны Е. Я. Савицкий совершил 216 боевых вылетов, сбил лично 22 и в группе с товарищами 2 фашистских самолета. Летчики руководимого им корпуса уничтожили за это время 1653 самолета противника.

Генерал Савицкий был всегда там, где накалялась обстановка. Будучи летчиком высшего класса и отличным воздушным бойцом, он обладал безграничной смелостью и отвагой и вдохновлял личным примером летчиков корпуса на героические подвиги. Отлично разбираясь в обстановке и в вопросах применения авиации, он всегда изыскивал новые приемы боевых действий истребителей, которые обеспечивали бы победу над врагом. Наиболее полно его талант летчика и военачальника проявился в Висло-Одерской и Берлинской операциях, где руководимый им летный состав в ожесточенных боях нанес огромный урон фашистской авиации и надежно прикрывал войска 1-го Белорусского фронта. В настоящее время маршал авиации Е. Я. Савицкий заместитель главнокомандующего Войсками ПВО страны, заслуженный военный летчик СССР.

В ознаменование выдающейся победы Советской Армии в завершающей операции весь личный состав 16-й воздушной армии от имени Президиума Верховного Совета СССР был награжден медалью «За взятие Берлина». Многие летчики, стрелки, штурманы, инженеры, техники и младшие авиаспециалисты, офицеры и воины тыла, отличившиеся в боях, были награждены орденами, в том числе трое - орденом Ленина, 459 - орденом Красного Знамени и 8845 человек - другими боевыми орденами.

Дальше