О проекте
Чем помочь
Как делать
Чем делать
Делается
@контакты
Статьи по тематике раздела. Чтобы почитать статьи на другие темы, надо перейти в общий раздел Статьи.

Статьи
Мазур В.
Операция 'Меркурий'
// Братишка. 2009. Братишка. ?1

Увертюра

В ХОДЕ Балканского похода в апреле 1941 года Германия и Италия оккупировали материковую Грецию. Это, правда, не дало контроля над восточным Средиземноморьем и было лишь началом изгнания отсюда Англии. У нее еще нужно было отнять Суэцкий канал, Кипр, Мальту, но первоочередным шагом был захват Крита.

Заняв остров в 1940 году, англичане построили здесь 3 аэродрома для Royal Air Force, и отныне действия в северной Африке и на Ближнем Востоке были немыслимы без этого 'непотопляемого авианосца' на стыке трех континентов, владевший им был здесь хозяином положения. Сейчас Крит угрожал снабжению немецко-итальянских войск в Африке. Установление контроля над ним облегчило бы завоевание превосходства на море, где господствовали английские корабли, итальянский флот был незначителен, а немецкий отсутствовал совсем.

В ходе подготовки нападения на СССР значение Крита возросло. Дело в том, что единственным источником нефти для Третьего рейха был район Плоешти союзной Румынии. Расчеты кампании на Востоке строились на блицкриге, и здесь были недопустимы нарушения поставок топлива для военной машины и промышленности Германии. Немцы хотели исключить беспокоящие действия на фланге и угрозу драгоценным нефтепромыслам.

Гитлеровские военачальники спорили, что сначала необходимо оккупировать, но 'крестный отец' немецких ВДВ командир 11-го авиакорпуса генерал Курт Штудент смог убедить Гитлера в первоочередности Крита, предложив захватить остров путем крупномасштабной воздушно-десантной операции. Нужные для этого силы уже были вблизи будущего ТВД.

Распоряжение фюрера ? 28 от 25.04.41 г.: 'Успешно завершить Балканский поход путем оккупации острова Крит и использования его в качестве опорного пункта для воздушной войны против Англии в восточном Средиземноморье (операция 'Меркурий')'.

А вот информация вермахта о системе обороны острова была плохой. Абвер (военная разведка) весьма недооценил противника. Считалось, что весь британский экспедиционный корпус (БЭК) эвакуирован из Греции в Египет, а на самом деле половина его окопалась на Крите. Считалось, что туда переброшено не более 15 тысяч британских и греческих солдат, а их было втрое больше! Шеф абвера Канарис сначала вообще докладывал о наличии лишь 5 тысяч солдат. Был ли он неверно информирован или таким образом вредил рейху (есть подозрения, что он работал на англичан)? Как бы то ни было, после ареста в 1944 году в подвалах гестапо ему припомнили и этот просчет.

Параллельно выяснение обстановки на Крите вела разведка 12-й армии вермахта, которая также ошиблась с истинным числом английских войск. Немцы были уверены, что для успеха дела хватит двух дивизий, но оставили 6-ю горнострелковую дивизию (гсд) в резерве в Афинах. Как оказалось, эта предосторожность себя потом оправдала. Более того, они почему-то считали, что критяне симпатизируют им и прямо-таки не дождутся, когда высокомерные англичане будут выброшены с острова. Недооценка патриотизма населения вышла нацистам боком. Не менее ошибочным было мнение, что противник деморализован поражением на континенте.

Итак, особого сопротивления не ожидалось, и немцы решили высадиться в четырех оперативно важных точках острова, не подозревая, что англичане уже знают их планы. Когда в конце апреля 250 самолетов люфтваффе без видимой причины сосредоточились в болгарском Пловдиве, а парашютисты Геринга после захвата Коринфа остались в Греции, англичане уже почуяли какую-то каверзу. А британская разведка, добыв германскую шифровальную машину 'Энигма' и разобравшись с ее кодами (проект 'Ультра'), стала читать секретные сообщения вермахта с деталями операции. Правда, одна мелочь осложнила британцам оборону и даже способствовала потере острова. Дело в том, что в немецком языке понятие 'высадка десанта' - хоть с воздуха, хоть с моря - обозначается одним и тем же словом (Landung). Военное руководство 'великой морской нации' (пока еще) презирало ВДВ и потому в меру своего миропонимания посчитало, что немцы ринутся на штурм в основном с моря. А там господствовал непобедимый британский флот! Ход событий излечил гордых британцев от комплекса превосходства.

Диспозиция

Англичане. 30.04.41 года командующим обороной Крита был назначен новозеландский генерал Бернард Фрайберг, решительный и опытный солдат, сразу же начавший подготовку к отражению неизбежной атаки (план 'Скорчер'). В начале года на острове не было и тысячи вооруженных людей (в основном жандармы), и Фрайбергу дали 31 тысячу солдат БЭК и 12 тысяч греков, кроме того, в боевых действиях участвовало до 8 тысяч гражданских критян. Зная наиболее вероятные места высадки врага, генерал не пожалел усилий для тщательной подготовки к 'горячей встрече', умело укрепил оборону аэродромов и северного побережья. Все важные участки оснастили огневыми точками, разумно расположили и замаскировали зенитные батареи (немецкая авиаразведка их так и не увидела), приказав не открывать огня по бомбардировщикам, а ждать десанта; создали множество противодесантных заграждений, ложных линий обороны и позиций ПВО. Хотели привести в полную негодность все 3 аэродрома (минирование, заграждения), чтобы не допустить использования их немцами, но старший военачальник, британский главнокомандующий Уэйвелл, запретил это, считая, что для отражения десанта и так все есть, а 'повреждение летных полей может помешать использованию аэродромов собственной авиацией'. Это стоило англичанам потери острова, аэродромы стали основой немецкой победы.

Нужно знать, кто противостоял непобедимому до той поры вермахту. Да, на острове было много солдат, но набраны они были зачастую с бору да с сосенки, не хватало оружия, экипировки. Подразделения без командиров в хаосе спешной эвакуации перемешались, нуждались в срочном переформировании.

У греков сражались укомплектованные новобранцами остатки 12-й, 20-й дивизий, 5-й критской дивизии, батальон жандармерии Крита, гарнизон Ираклиона, курсанты военных академий. Чуть лучше обстояли дела у 2-й новозеландской дивизии Фрайберга (7500 штыков), 19-й австралийской бригады (6500), численность других разрозненных английских частей составляла 17 тысяч человек. Здесь были и лучшие части на Среднем Востоке - батальон лестерского полка и 700 шотландских горных стрелков, но и они не доросли до такого сильного противника, как 'зеленые дьяволы Геринга'.

На качестве обороны серьезно сказался недостаток современного и тяжелого вооружения, утраченного на материке. С огромным трудом, под бомбами люфтваффе британскому флоту удалось доставить на Крит кое-какое оружие и снаряжение. На вооружении защитников острова находились несколько стационарных и 85 трофейных итальянских пушек разных калибров без боеприпасов (разобрав некоторые на запчасти, собрали 50 годных к стрельбе орудий), из бронетехники - 16 ветхих Cruiser MkI, 16 легких Mark VIB, 9 пехотных Matilda IIА с бронебойными снарядами, бессмысленными против пехоты. Некоторые пустили на запчасти, большинство просто вкопали в качестве ДОТов на важных участках. В качестве средств ПВО использовались 50 зениток и 24 прожектора, поделенных между аэродромами.

Самолет люфтваффе - JU 52/3M

Транспорта было мало, это помешало переброске войск и подавлению парашютистов до организации ими обороны.

Авиации не было совсем, ее немцы выбили. Уцелевшие 7 самолетов Фрайберг за день до штурма отправил в Египет, иначе они были обречены. Правда, сначала летчики отбомбились по немцам в греческих портах, вследствие чего те поняли, что их план противнику уже известен. Остров остался без прикрытия с воздуха, что сильно осложнило жизнь его защитникам.

Англичане использовали тяжелые пулеметы Виккерс, легкие пулеметы Брен, винтовки Ли-Энфилда - дальнобойное оружие, эффективное в обороне. А вот у греков было устаревшее австро-венгерское оружие, полученное в качестве репараций после Первой мировой войны, тысяча древних французских винтовок образца 1874 года, 12 старых французских пулеметов М1907 и 40 легких пулеметов различных марок. Для этого пестрого музейного набора с разными калибрами не хватало боеприпасов, в некоторых частях было по 30 патронов на солдата.

Немцы. Командование операцией было поручено генералу Штуденту. План предусматривал захват аэродромов силами отдельного десантно-штурмового полка и 7-й авиационной дивизии (всего 15 тысяч человек) с последующей переброской туда 22-й аэромобильной дивизии, хорошо дравшейся, несмотря на чудовищные потери при захвате Голландии. Отлично обученные, закаленные в боях десантники умели воевать в любых условиях; их невысокая огневая мощь (отсутствие тяжелого оружия) компенсировалась высоким боевым духом.

Из-за дефицита авиационного бензина назначенная на 16 мая высадка была перенесена на четыре дня. А так успеху дела было подчинено многое: стянуты силы транспортной авиации, отложены готовые планы высадок на Мальту, Суэцкий канал и Александрию; вот только 22-я дивизия в этот раз занималась не своим делом - охраной нефтеобъектов Румынии! А перебросить ее в Грецию уже было невозможно, транспортных возможностей не хватало. Вместо нее Штуденту дали то, что было под рукой: три полка 5-й горнострелковой дивизии, усиленный полк 6-й горнострелковой дивизии, 700 пулеметчиков-мотоциклистов 5-й танковой дивизии, саперов, противотанковые роты - всего 14 тысяч штыков. Их, как и тяжелое вооружение, должны были доставить на место самолеты и морские конвои, для чего у греков конфисковали 63 маломерных судна. Прикрытие конвоев возложили на итальянские ВМС.

Операцию обеспечивали три полка военно-транспортной авиации особого назначения.

Поскольку для одновременной высадки всех сил самолетов не хватало, было решено осуществить вторжение тремя волнами.

В первую волну - 7 часов утра 20 мая, планерная и парашютная высадка - входила группировка 'Запад': отдельный дшп генерала Майндля (цель: аэродром Малеме) и 3-й пдп полковника Гейдриха (бухта Суда и г. Хания с английским штабом и резиденцией греческого короля).

Во второй волне - 13 часов 20 мая, парашютная высадка - шли группировки 'Центр' и 'Восток': 1-й пдп полковника Бройера (аэродром Ираклион) и 2-й пдп полковника Штурма (аэродром Ретимнон).

По захвату всех целей с 16 часов 21 мая начиналась третья волна вторжения - прием тяжелого вооружения и горных егерей. С воздуха войска прикрывали 716 самолетов 8-го авиакорпуса генерала фон Рихтгофена - 228 бомбардировщиков, 205 штурмовиков, 114 двухмоторных и 119 одномоторных истребителей, 50 разведчиков, а также 62 самолета итальянских ВВС. От баз в Греции до Крита всего 120-240 км, что не превышало боевого радиуса немецких самолетов. А вот англичанам летать для воздушного прикрытия было далековато (до баз в Африке и на Мальте - от 500 до 1000 км).

С начала мая немцы начали регулярные налеты для 'размягчения' обороны острова, бомбили конвои с техникой для Крита, блокировав морской путь к середине мая. Из 27 тысяч тонн военных грузов до места дошло лишь 3 тысячи тонн. Немецкая рука легла на английское горло.

Вторжение.1-й день

Малеме. Дело не пошло с самого начала. 20 мая в 5.50 люфтваффе обрушили на зону высадки массированный удар, но большинство замаскированных позиций уцелело, а средства ПВО на бомбы не отвечали. Еще хуже было то, что планеры и юнкерсы с парашютистами подошли лишь через полчаса после ухода штурмовиков! Немцы не учли погоду. Весна была жаркая и сухая, пропеллеры сотен самолетов на греческих аэродромах Танагра, Коринф и Мегара подняли такую пыль, что вовремя взлетела только часть машин, а остальные ждали на земле улучшения видимости. Стартовавшие кружили в небе, ожидая их, так что результатами бомбардировки воспользоваться не удалось.

Когда в 7.25 ч. передовой отряд капитана Альтмана (2-я рота 1-го батальона дшп) появился над целью, их уже ждали. Ураганный огонь превращал планеры в решето; отчаянно маневрируя и пикируя, они разбивались о скалы, падали в море, в тучах пыли плюхались на дороги, любые пригодные площадки, капотируя и разваливаясь. Но высадка продолжалась; спешившись, легковооруженные десантники атаковали противника, пораженного их количеством и самоубийственно дерзким напором. Быстро придя в себя, защитники Крита накрыли немцев минометным и пулеметным огнем; захват аэродрома с ходу предотвратили в рукопашной схватке защищавшие его новозеландцы. Альтману удалось захватить мост и часть позиций западнее аэродрома, но из 108 человек у него осталось 28.

Шедший следом батальон напоролся на сильный заградительный огонь, многие были убиты еще в воздухе, командир батальона майор Кох и большинство солдат были ранены в первые же минуты. Севшая на вражескую батарею 1-я рота захватила ее, понеся тяжелые потери, из 90 солдат осталось 30; 4-я рота и штаб батальона попали на позиции новозеландского батальона и почти все погибли; высаженная на сухое русло реки 3-я рота добралась до батареи ПВО южнее аэродрома и уничтожила ее, сведя к минимуму потери самолетов при выброске основных сил. Из захваченных зениток немцы расстреляли спешащие к аэродрому грузовики с подкреплением и заняли круговую оборону. Они видели, что разбомбленные вражеские позиции были всего лишь декорацией, а англичане выбивали их ружейно-пулеметным огнем с господствующей высоты, которую захватить не удалось.

На высаживающиеся батальоны обрушился такой плотный огонь из всех стволов, что многие немцы были убиты или ранены, еще не ступив на остров. Во многих случаях высадка производилась над линиями обороны, не обнаруженными авиаразведкой. Парашютистов расстреливали в воздухе, после приземления уничтожали в рукопашных схватках. Это была бойня.

3-й батальон десантировался северо-восточнее Малеме прямо над позициями 5-й новозеландской бригады и в течение нескольких минут был почти весь уничтожен; 4-й батальон со штабом полка успешно высадился западнее, потеряв мало людей, смог зацепиться на одной стороне аэродрома, но здесь был тяжело ранен командир полка генерал Майндль. Его заменил командир 2-го батальона майор Штенцлер; в бою были и его входящие в резерв люди; часть из них была убита еще в воздухе, часть на земле вооруженными критянами, оставшиеся дрались восточнее Спилии. Усиленный взвод лейтенанта Киссамоса приземлился среди греческих батальонов, из 72 выжили лишь 13 сдавшихся десантников, спасенных от линчевания новозеландскими офицерами. Бои продолжались весь день, позиции вокруг аэродрома переходили из рук в руки. Немцы постепенно группировались, 3-я рота соединилась с остатками рассеянных и разгромленных подразделений и зацепилась на северной стороне аэродрома.

Плохо сложились дела у 3-го пдп, сброшенного восточнее Малеме. Еще до высадки погибли весь штаб полка и командир 7-й авиадивизии генерал Зюссман, посланный руководить операцией на месте (из-за ошибки пилота планер оторвался от буксировщика и рухнул в море). Высаженный первым 3-й батальон попал на позиции новозеландцев, метким огнем выбивших многих десантников еще в воздухе; приземлившихся убили в рукопашной или пленили. По ошибке пилоты сбросили несколько подразделений над горами, и переломавшие кости солдаты вышли из строя без боя. Унесенная ветром одна рота погибла в море; сброшенная над водохранилищем 13-я минометная рота утонула в полном составе. Лишь 9-я рота приземлилась как надо, но после кровопролитного боя заняла круговую оборону. Высадка под огнем продолжалась весь день. Выжившие были разбросаны, укрывались от огня в складках местности, пытаясь сгруппироваться и разыскать контейнеры с оружием, что в этих условиях было нелегко. Парашютисты шли в атаку с пистолетами, ручными гранатами и саперными лопатками, а англичане выбивали их, как в тире, из винтовок и пулеметов.

Ретимнон и Ираклион. Увидев, что из 500 юнкерсов, выбросивших 1-ю волну вторжения, не вернулось всего 7, штаб генерала Штудента дал добро на отправку 2-й волны. Но дела пошли еще хуже, чем утром. Задуманной 'карусели' бомбардировочных и транспортных эскадрилий опять не получилось. Полдень, зной - над аэродромами поднялось еще больше пыли; мало того, возникли трудности с заправкой самолетов, это пришлось делать ручными насосами прямо из бочек. Машины уходили на цель мелкими группами с все большими интервалами; плотных волн десанта не получалось, солдаты высаживалось без воздушной поддержки и рассеивались на большой площади. Они в еще меньшей мере, чем их товарищи под Малеме, были в состоянии захватить свои объекты. А внизу их уже ждали: все мало-мальски подходящие для приземления площадки были окружены огневыми точками и пристреляны.

2-й пдп прибыл к Ретимнону с большим опозданием, в 16.15. Две роты высадились вскоре после налета люфтваффе, но были скованы огнем противника; 3-ю роту отнесло на 7 км от цели. Для основной же массы десанта высадка затянулась, а противник (19-я австралийская бригада) уже пришел в себя. Отделившиеся от самолетов солдаты были встречены таким плотным огнем, что многие погибли еще в воздухе. Живые были сильно разбросаны ветром, но тем не менее бойцы 2-го батальона все-таки сумели захватить господствующую над аэродромом высоту. Пробившись оттуда до летного поля, они попали под такой сильный огонь с других высот, что снова пришлось отойти. Тяжелые потери легковооруженным немцам нанесли даже немногие дряхлые танки, некоторые подразделения погибли полностью. К вечеру погибших было уже более 400, командир полковник Штурм попал в плен. Выжившие в этой бойне рассказывали, что не ожидали такого огня и количества противника, разведка предсказывала гораздо более легкий ход операции. Убедившись, что аэродром не захватить, парашютисты окопались и стали ждать подкрепления. Усилившись в течение ночи разбросанными по местности солдатами, остатки полка вновь попытались пробиться к аэродрому, но под сильным огнем откатились назад и заняли круговую оборону.

Высадка 1-го пдп началась с еще большим опозданием, в 17.30, когда бомбардировщики уже ушли, а противник изготовился к отражению атаки. Этот полк оказался в наиболее тяжелом положении. Во-первых, 600 его бойцов уже сбросили на Малеме; во-вторых, аэродром Ираклиона прикрывала усиленная ПВО, и прыгать пришлось с большой высоты, что значительно увеличило потери. Приземлившиеся натолкнулись на ожесточенный огонь из всех видов оружия, включая артиллерию и вкопанные танки, что исключило всякий шанс на успех. Погибли две роты, приземлившиеся к западу от аэродрома (выжило 5 бойцов); остальные подразделения были рассеяны, и лишь наступившая ночь спасла их от полного разгрома. Оценив обстановку, командир полковник Бройер отказался от атаки и под покровом темноты стал собирать уцелевших и контейнеры с оружием. Захватив в н.п. Агья узел обороны (бывшую тюрьму) по контролю дороги к Хании, солдаты 1-го, 2-го и десантно-саперного батальонов сделали там полковой КП и заняли круговую оборону; к ним присоединились остатки 9-й роты.

К вечеру первого дня положение немецких десантников на Крите было катастрофическим. Погибли многие командиры, потери личного состава были просто чудовищны: из 10 тысяч высадившихся в строю осталось лишь 6 тысяч. Они не достигли ни одной из поставленных целей. Занятые позиции удерживались из последних сил. Почти израсходовав боезапас, израненные, изможденные немцы готовились к последнему бою. Живые лежали на жаре под обстрелом среди убитых и умирающих, избегая любого движения, без глотка воды и надежды на спасение. Ко всем бедам, не было связи (рации были разбиты при высадке), штаб Штудента в Афинах не знал, какая трагедия развернулась на острове. В этой ситуации проявилась специфика подготовки 'зеленых дьяволов Геринга', особенно среднего командного звена. Посвященные в общий план операции командиры независимо друг от друга создали множество активных очагов сопротивления, вцепившись в многократно превосходящего противника, навязывая ему бой, не давая передышки и возможности маневра резервами, надеясь, что товарищам на других участках повезет больше, и они захватят площадки для приема помощи. Они активно держались. Так, ефрейтор одного погибшего подразделения, собрав оружие своих товарищей, окопался у перекрестка дорог, обложился гранатами, запасными магазинами и так яростно встретил автоколонну англичан, что те отступили с большими потерями; задание было выполнено.

Но общая ситуация складывалась иначе. Немцев оставалось все меньше (в одном случае из 580 солдат к своим пробилось лишь 80), еще чуть-чуть - и их можно было 'дожать'. Они в любую минуту ждали решающего удара британцев, казалось, что это лишь вопрос времени, но, запутавшись в обстановке, те ничего не предприняли. У них тоже были проблемы: не хватало средств связи, никто ничего не знал о ситуации в целом; не было транспорта для реакции на действия немцев. Используя свое превосходство в воздухе, люфтваффе не давали безнаказанно истреблять парашютистов. Ожидая 'основных сил немцев, которые должны высадиться с моря', генерал Фрайберг экономил силы, держал в резерве два батальона и потому упустил шанс на победу. Кроме того, его солдаты зачастую воевали вполсилы, активно не атаковали, при отпоре пасовали. Они не использовали своего огромного численного преимущества, им повсюду не хватало чуть-чуть напора и смелости, а противник дрался из последних сил, но не опускал рук. Наступление темноты не ослабило активности немцев: в одиночку и группами выбираясь из зоны обстрела, они нападали на англичан, захватывая их оружие и позиции.

На специальном самолете генерал Штудент отправил в Малеме связного, капитана Кляйе, известного сорвиголову из своего штаба. Спрыгнув ночью с парашютом, тот доложил о состоянии дел. Осознавая угрозу провала операции, генерал отверг предложение штабистов прекратить ее, оставив умирать тысячи отборных солдат.

2-й день

Малеме. 21 мая, приказав бросить все силы на штурм аэродрома, генерал Штудент принял решение о срочной доставке туда 3-го эшелона вторжения, горных егерей, невзирая на то, что садиться придется на фактически находящийся в руках врага небольшой аэродром под обстрелом артиллерии. В эту же ночь все свободные транспортные самолеты люфтваффе в юго-восточной Европе были переброшены в Грецию для выполнения этой задачи.

С рассветом бой возобновился, подоспели штурмовики, и под взрывы бомб немцы заняли часть аэродрома. Захватить все взлетно-посадочные полосы не удалось, самолеты с боеприпасами садились прямо на пляжи, терпя аварии; удачно приземлился лишь один, который, забрав раненых, в т.ч. Майндля, ушел на материк.

В 14.00 был высажен и пошел в бой последний резерв, две десантные противотанковые роты. В 15.00 на Малеме спрыгнул 52-летний полковник Рамке для руководства штурмом; с ним прибыло 550 солдат 2-й волны вторжения, сидевших в Греции из-за поломки самолетов. С их помощью к исходу дня ВПП все же удалось занять, но их обстреливали английские минометы и зенитки с господствующей высоты 107. Немцы обстреляли их из трофейных орудий и под восторженный рев десантников, ведущих бой по периметру аэродрома, начали прибывать самолеты с горными егерями. На юнкерсы, садящиеся на летное поле и соседний пустырь, обрушился сильнейший огонь. Горящими факелами они валились на ВПП; капотировали за пределами летного поля. Спешившиеся егеря попадали в адский костер, что стоило многим жизни. Забитую горящими обломками ВПП немцы вновь и вновь расчищали с помощью трофейных танков; садились все новые машины с подкреплением, которое сразу шло в бой. На маленьком для такого количества техники аэродроме (длина ВПП 600 метров) царил хаос, к вечеру полосу загромождало 80 искореженных сгоревших машин (за 2 суток погибло более 150 самолетов). Но ворота на остров уже приоткрылись. Шаг за шагом вытесняя противника, егеря и десантники закрепились на окраине селения Малеме; на наиболее упорные огневые точки вызвались штурмовики, при их поддержке в 17.00 селение было занято.

Боевые действия возглавил генерал горных егерей Рингель. Ночью англичане чуть не отбили аэродром, их остановили лишь на краю летного поля, а с рассветом люфтваффе отогнали их окончательно. Подразделения на других фронтах сконцентрировали силы и связали противника боем, помогая тем, кто дрался под Малеме.

В Ретимноне обескровленные батальоны 2-го пдп были вытеснены с высоты, где держались больше суток. Отступив к руинам фабрики, они держались, отбивая атаку за атакой под непрерывным огнем артиллерии, удерживая боем 7 тысяч солдат противника.

В Ираклионе наступление 1-го пдп на город захлебнулось, полковник Бройер получил приказ остановиться и не допустить оттока сил противника на другие участки. Прилетевшие для помощи штурмовики с задачей не справились, не обнаружив замаскированных огневых точек, и десантникам осталось уповать только на себя, своим и трофейным оружием отбивая непрерывные атаки 8 тысяч англичан.

3-й и 4-й день

Малеме. Утром 22 мая 1-й батальон без боя занял высоту 107. Пораженные отчаянной смелостью немцев новозеландские солдаты отошли. В обед люфтваффе добили остатки артиллерии противника, обстрел прекратился. Немцы быстро очистили аэродром от обломков, а окрестности от англичан. Теперь здесь в высоком темпе заработал воздушный мост, каждый час прибывало по 20 машин с тяжелым вооружением и живой силой, обратным рейсом они вывозили раненых. Прибыл генерал Штудент со штабом. Исход битвы за Крит был пока неопределенным, но англичане утратили главное преимущество - отделявшее их от материка море.

23 мая, оставив попытки отбить аэродром, англичане стали отходить на восток.

Ретимнон. Немцы отбивали атаки с помощью штурмовиков, отгонявших англичан на исходные позиции.

Ираклион. Десантники захватили высоту 491 и соединились со своими, пробившимися с другой стороны. Ввиду тяжелых потерь от бомбежек британский флот ушел в Александрию; на остров высадилось 6 тысяч итальянцев.

5-й и 6-й день

НЕМЕЦКИЕ войска прорвали все линии обороны англичан от Малеме до Хании. Дезертирство среди защитников острова стало принимать угрожающие масштабы.

Ретимнон. Окруженные десантники несли тяжелые потери, были на грани изнеможения, но продолжали оттягивать на себя силы врага.

Ираклион. Получив подкрепление, немцы продвинулись к городу и захватили господствующую высоту.

7-й и 8-й день

Ретимнон. Ночью 26 мая оставшиеся в живых 250 солдат, прорвав окружение, ушли к Ираклиону, но, получив приказ, остановились и вместе с пробившимся подкреплением обрушились на противника, вынуждая его оттягивать войска с других участков.

Ираклион. Немцы заняли высоту 296 и пошли на штурм, но : англичане оставили город и аэродром без боя. 27 мая пала столица острова Хания. Англичане начали эвакуацию войск с острова. 28 мая взята бухта Суда, куда стали сразу прибывать гидропланы с боеприпасами.

Конец операции

Ретимнон. Парашютисты продолжали атаковать десятикратно превосходящего их противника, неся потери (осталось всего 3 офицера). Прорвавшись к аэродрому, они натолкнулись : на горных егерей. Помощь пришла в последний момент, физические и моральные силы немногих выживших были на исходе; 85-й полк егерей взял город.

Покинув остров через южную часть, британцы официально объявили о его сдаче. Операция 'Меркурий' закончилась 1 июня. Союзники не предприняли ни одной попытки отбить Крит, и он оставался в руках немцев до капитуляции 8 мая 1945 года.

Потери

ПОТЕРИ защитников Крита составили 3,8 тысячи убитых, 3 тысячи раненых, 17 тысяч попали в плен. Были уничтожены 4 крейсера, 6 эсминцев, 1 тральщик, 11 малых кораблей, 33 самолета.

Но немцы потеряли 6208 человек, из них 3714 убитыми и 2494 ранеными. Но верить таким удивительно 'точным' данным ни в коем случае нельзя: в 1974 году на специально заложенном 'Немецком воинском кладбище' в Малеме были перезахоронены останки 4465 солдат. Было много и тех, чьи могилы не сосчитаны - это пропавшие без вести и утонувшие в море. В операции 'Меркурий' вермахт потерял убитыми не меньше 7-8 тысяч человек.

Люфтваффе потеряли 271 самолет.

Кто что выиграл от этой бойни?

КРИТЯНЕ от схватки 'британского льва' с 'германским орлом' на их земле только пострадали. Оккупация далась им тяжело, жертвой ее пало более 8 тысяч человек.

Что выиграли немцы, вроде бы победившие в этой драке? Ничего, кроме престижа. Обладание Критом было совершенно необходимо в контексте дальнейших захватов - Мальты, Кипра, Суэцкого канала, Александрии и т.д. А так занятие острова не оказало влияния на ход боевых действий в данном регионе.

А что же англичане? Ответ просматривается в словах Черчилля, вынесенных в эпиграф к данной статье: 'Рука Гитлера могла бы протянуться и дальше, в направлении Индии'. Проницательный британский премьер видел то, чего не рассмотрели его генералы: опасность этой 'руки', нового и необычайно эффективного рода войск, который можно было доставить куда угодно. Вермахт уже пронесся по Европе смерчем, разбив чужие армии в пух и прах, а острием германского штыка были воздушно-десантные войска. Соединение двух факторов - 'рука ВДВ' и 'немецкий плацдарм Крит' - угрожало интересам Британской империи в Азии, но устранение одного из них опасность снимало. А проблемы в Азии были: разведка и дипломаты Гитлера успешно раздували антианглийские настроения; Турция была прогерманской; между рейхом и Персией уже работал целый воздушный мост; во время восстания в Ираке в конце апреля 1941 года иракская армия, блокировав британские военные базы, обратилась за помощью к Гитлеру. Если бы сюда пришли 'зеленые дьяволы Геринга' - а их планы известны: захват Кипра, Александрии, Суэцкого канала, далее везде - то скорее всего до самой Индии заполыхало бы.

Черчилль знал гораздо больше, чем сказал своим самым доверенным военачальникам. Вопреки всем их возражениям он видел в упорной обороне Крита возможность пустить кровь немецким ВДВ, нанеся им роковые потери, укоротив Гитлера на одну 'руку'. Черчилль назвал огромной глупостью то, что немцы рискнули своими элитными войсками. Опасную 'руку' отрубили на Крите. Кроме того, пораженные высокой эффективностью 'зеленых дьяволов Геринга', союзники приступили к ускоренному созданию своих воздушно-десантных войск.

А фюрера не столько обрадовал захват острова, сколько огорчили потери. Расчет-то и был на эмоционально неуравновешенного неврастеника Адольфа, его реакция была такой, какая была нужна Черчиллю: фюрер запретил впредь крупные воздушно-десантные операции! 'Зеленые дьяволы Геринга' использовались лишь в качестве 'пожарных команд', латая собой наиболее угрожающие участки фронтов.

После войны генерал Штудент удивил всех своим рассказом о том, как неохотно Гитлер согласился с планом захвата Крита: 'Он хотел прекратить балканскую кампанию после выхода вермахта на юг Греции'. Гитлер интуитивно чуял беду. 'Его очень расстроили тяжелые потери на Крите, и он часто говорил мне: 'Время парашютных войск прошло'. Я предлагал ему следующим броском захватить Суэцкий канал, но после критского шока он отказался. Я неоднократно пытался разубедить его, но безуспешно'. Был отвергнут даже запланированный захват Мальты (операция 'Геркулес'), хотя здесь хотела поучаствовать и Италия силами воздушно-десантной и десантно-штурмовой дивизии.

Так что пусть поле боя осталось за немцами, но победили все-таки британцы. Правда, еще говорят о напрасно понесенных жертвах. Но кого это интересует, когда речь идет о мировом -господстве?!

Cайт сделал Hoaxer в марте 2001 г. Переделал 5.II.2002 г. Доделал 5.X.2002 г. Обновил 3.I.2004. Реформировал 1.IV.2009. Улучшил 12.I.2012.