Содержание
«Военная Литература»
Первопроходчество

С. Макаров, Н. Кузнецов, С. Долгова Ледокол 'Ермак'


Предисловие к изданию 2010 г.

Работа ''Ермак' во льдах' является одной из важнейших в наследии выдающегося моряка и ученого, вице-адмирала Степана Осиповича Макарова. Это одна из первых книг, посвященная истории разработки, проектирования, постройки и первых плаваний ледокола 'Ермак'. Особую ценность придает ей тот факт, что написана она самим автором идеи создания первого в мире линейного ледокола. Необходимо сказать несколько слов об истории создания книги.


Титульный лист книги С.О. Макарова издания 1901 г.


Подробный ее анализ приведен в книге В. Г. Андриенко 'Ледокольный флот России 1860-е - 1918 гг.' (М.: Европейские издания, 2009. Раздел 'Уникальный 'Ермак' (1897-1901 гг.)', С. 176-215). Как справедливо отмечает Андриенко, ':книга : оказалась несколько тенденциозной. Адмирал был увлекающимся человеком и постарался защитить как саму идею, так и ее воплощение от недоброжелателей'[1]. Основной же идеей Макарова было использование ледокола для научных исследований в полярных областях.

Работа была написана после двух первых плаваний 'Ермака' в Арктике. 16 августа 1899 г. завершилось второе плавание в районе Шпицбергена, а уже в мае 1900 г. 3000 руб. на издание книги было отпущено Макарову императором Николаем II из кредита в 57 720 руб., ранее ассигнованного на содержание 'Ермака' во время работ в Финском заливе с 1 января по 1 мая 1900 г.[2] Можно предположить, что работа над книгой завершилась к концу 1900 - началу 1902 г. Впоследствии императором были выделены дополнительные средства на издание. Об этом свидетельствует письмо товарища министра финансов С. О. Макарову от 31 декабря 1901 г. В нем говорится: 'Государь Император по всеподданнейшему докладу министра финансов 14 декабря сего года Высочайше повелеть соизволил отпустить 3200 руб. для награждения чинов ледокола 'Ермак', совершивших полярное плаванье, и 1500 рублей в распоряжение Вашего Превосходительства на издание собранных научных материалов'[3]. 20 декабря 1902 г. император соизволил отпустить из Государственного казначейства 4000 руб. для издания научных трудов о плаваниях 'Ермака' на немецком языке[4].

Согласно архивным документам, фактически книга была получена из типографии в конце 1902 г. (в выходных данных указан 1901 год). Отпечатали ее в типографии Санкт-Петербургского акционерного общества печатного дела в России. 23 декабря было принято из переплетной мастерской О. Ф. Кирхнера 1969 экземпляров[5]. Для того времени тираж довольно большой. Но первые экземпляры книги, которые были подарены видным государственным деятелям и ученым, оказавшим поддержку Макарову при строительстве ледокола, а также тем, на чью поддержку он рассчитывал в дальнейшем, появились уже к весне 1900 г.

Работа состояла из двух частей. Первая (полностью опубликованная в настоящем издании) написана целиком С. О. Макаровым (за исключением 2-й главы, которая представляет собой текст лекции барона Ф. Ф. Врангеля, посвященной истории исследования Арктики). Вторая часть, имевшая подзаголовок 'Отчеты, журналы и заметки' (в этом издании не приводится), содержала публикацию результатов научных исследований в различных областях, выполненных в ходе первых плаваний 'Ермака'. Туда вошли работы ученых, принимавших участие в экспедициях на ледоколе.

Приведем названия глав, входивших во вторую часть книги С. О. Макарова: Глава XVII 'Заметки по астрономии и навигации'; глава XVIII 'Заметки по метеорологии'; глава XIX 'Заметки по гидрологии'; глава XX 'Заметки по ледоведению'; глава XXI 'Наблюдения над крепостью льда и сопротивлением его движению ледокола 'Ермак' А. Н. Крылова'; глава XXII 'Опыты с моделями 'Ермака' Н. А. Смирнова'; глава XXIII 'Определение коэффициента земной рефракции Б. П. Остащенко-Кудрявцева'; глава XXIV 'Отчет судового врача А. Г. Чернышева о химическом анализе образцов привезенной воды'; глава XXV 'Разные заметки и отчеты' [зоология, геология, химия, магнитные наблюдения]; глава XXVI 'Журнал гидрологических наблюдений, веденных в 1897 г. на разных судах'; глава XXVII 'Журнал метеорологических и гидрологических наблюдений, произведенных в 1899 г. на ледоколе 'Ермак''.


Д. А. Левоневский


В 1943 г. в блокадном Ленинграде книгу С. О. Макарова переиздали под названием 'С. О. Макаров и завоевание Арктики'[6]. Ответственным редактором сборника был выдающийся советский ученый профессор В. Ю. Визе (1886-1954). Составил сборник Дмитрий Анатольевич Левоневский. Об этом человеке необходимо сказать несколько слов.


Титульный лист книги 'С.О. Макаров и освоение Арктики' издания 1943 г.


Дмитрий Анатольевич Левоневский, поэт, прозаик, переводчик, публицист, родился 6 ноября 1907 года в городе Санкт-Петербурге. Его отец, Анатолий Феликсович Левоневский, был детским психологом. После смерти отца мальчик воспитывался в детском доме (его однокашниками были поэты-писатели В. М. Саянов и Б. М. Лихарев), затем Левоневский учился в Литературном институте. Во время Великой Отечественной войны воевал в народном ополчении на Невской Дубровке, писал статьи и стихи во фронтовые газеты. Дмитрий Анатольевич состоял в Союзе писателей Ленинграда, был заместителем редактора журнала 'Звезда' в то время, когда там напечатали произведения А. А. Ахматовой и М. М. Зощенко. После печально известного постановления 14 августа 1946 года Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах 'Звезда' и 'Ленинград' Левоневского уволили из журнала. Его основные произведения: 'Семья Заломовых', 'Красная Горка', перевод поэмы 'Калевала' и другие. Скончался Д. А. Левоневский 6 октября 1988 года[7].

Издание 1943 г. значительно отличалось от первого издания книги Макарова. В него вошли все главы (за исключением 2-й) первой части издания 1901 г., а также две главы ('Заметки по гидрологии' и 'Заметки по ледоведению') из второй части. Помимо этого в книгу были включены работы Макарова 'Плавание 'Ермака' на Новую Землю и Землю Франца-Иосифа', 'Морская компасно-фотографическая съемка берега Новой Земли', 'Влияние ледоколов на военно-морские операции', фрагменты из дневника В. Н. Вебера, 'Заметки по ледоведению (Из дневника В. К. Неупокоева)'. Во второй части книги опубликована подробнейшая 'хронологическая справка', составленная Д. А. Левоневским и озаглавленная 'Материалы и документы о С. О. Макарове и ледоколе 'Ермак'', а также обширная библиография. 'Хронологическая справка' представляет собой хронику событий, относящихся к проектированию, постройке и эксплуатации 'Ермака' с 1897 по 1940 гг. Многие документы, опубликованные Д. А. Левоневским, были впервые введены в научный оборот. При публикации книги Макарова составителем издания 1943 г. был опущен ряд моментов - 2-я глава, а также значительные фрагменты, связанные с Императорским домом, церковью. Не вошли в нее также ряд документов, приведенных в тексте С. О. Макаровым и относящихся к перспективам развития Северного морского пути и экономики Сибири, некоторые подробности его путешествий, связанные с изучением и обобщением опыта плаваний судов в Арктике и строительства ледоколов в других странах.

При подготовке этой книги за основу было взято издание 1901 г. При этом исправлены все опечатки, отмеченные в приложении к нему В книге сохранены все примечания С. О. Макарова (обозначены 'Прим. С.О.М'), примечания редактора издания 1943 г. (обозначены 'Прим. ред. изд. 1943 г.') и добавлены комментарии составителя данного сборника ('Прим. Н.К.'). Географические названия приведены так, как они указываются в книге Макарова (например, Ямал - Ялмал, Ньюкастль - Ньюкестль). В случаях, когда различные измерения в книге приводились в футах и дюймах и одновременно в метрах и сантиметрах, нами оставлены только метрические обозначения. Полностью приведены иллюстрации из книги 1901 г.

Работы 'Плавание 'Ермака' на Новую Землю и Землю Франца-Иосифа', 'Морская компасно-фотографическая съемка берега Новой Земли', 'Влияние ледоколов на военно-морские операции' печатаются по изданию 1943 г.

Для того чтобы читатель мог полнее ознакомиться с биографией Степана Осиповича Макарова, мы публикуем работу К. Г. Житкова, напечатанную в 'Военной энциклопедии', вышедшей в начале XX века в издательстве И. Д. Сытина.

Н. А. Кузнецов
Житков К. Г.[8]

Степан Осипович Макаров

Вице-адмирал Степан Осипович Макаров


С. О. Макаров родился в 1848 г. в г. Николаеве, в семье выслужившегося из нижних чинов флота прапорщика Осипа Федоровича, женатого на дочери отставного унтер-офицера. Раннее детство Макаров провел в Николаеве, а 9-ти лет переехал вместе с семьей в Николаевск-на-Амуре; здесь он поступил в низшее отделение Николаевского морского училища, которое готовило офицеров корпуса флотских штурманов.

Выдающиеся способности Макарова обратили на него внимание главного командира порта контр-адмирала Козакевича, по ходатайству которого Макаров был назначен на Тихоокеанскую эскадру; поплавав 1863-1864 гг. на клипере 'Богатырь', Макаров получил основы военно-морского воспитания под руководством командующего эскадрой адмирала А. А. Попова. Зимой 1864-1865 гг. Макаров был произведен в фельдфебели, а весной выдержал выпускной экзамен; адмирал Козакевич представил его, в исключение из общего правила, к производству в гардемарины флота. Осенью 1866 г. Макаров назначен на корвет 'Аскольд', на котором и совершил переход в Россию. Судьба Макарова решилась только в середине 1867 г.; несмотря на хлопоты начальствующих лиц, дело тормозилось отсутствием в министерстве документов о дворянском происхождении Макарова. Потребовались долгие справки; к счастью, оказалось, что Макаров родился год спустя после производства в офицеры его отца; по особому Высочайшему повелению, кадет Макаров был произведен в гардемарины. После 2-летнего учебного плавания в Атлантическом океане, проплавав воспитанником в общей сложности на 11 судах в течении 5 ? лет, Макаров в 1869 г. был произведен в мичманы.

Интересно отметить, что уже в 1867 г. он напечатал в 'Морском сборнике' свою первую статью 'Инструмент Аткинса для определения девиации в море'. В первом же офицерском плавании, на броненосной лодке 'Русалка' в 1869 г., Макаров начинает свои занятия вопросом о непотопляемости морских судов; поводом к ним послужила авария 'Русалки', коснувшейся в шхерах камня, причем, несмотря на небольшую прибыль воды, лодка едва не затонула и спаслась только постановкой на мель. Макаров подробно разобрал этот случай, доказав несовершенство принятой водоотливной системы, и указал способы ее исправления; работа эта, напечатанная в 1870 г. в 'Морском сборнике', нашла справедливую оценку: начальник броненосной эскадры адмирал Г. И. Бутаков представил молодого мичмана к производству за отличие в следующий чин, что и последовало 1 января 1871 г. Однако, несмотря на всю здравость предложений Макарова, большинство его мыслей не получило осуществления (принят был только Макаровский пластырь), и только следующая авария с фрегатом 'Адмирал Лазарев' подвинула дело вперед. С этого времени Макаров не оставлял вопроса о непотопляемости судов: где и как только возможно, он пропагандировал свои взгляды и, наконец, перед самой смертью добился того, что в Минном офицерском классе в 1904 г. началось чтение курса по непотопляемости. Макаров оставил целый ряд талантливых работ в этой области. В одной из них, в 1886 г., он писал глубоко верные и для настоящего времени слова: 'Несмотря на всю важность непотопляемости, она составляет больное место на судах всех флотов. Корабельные инженеры, ставящие переборки, - не специалисты в помпах, а механики, занимающиеся помпами, - не хотят понять переборок. Флотские же офицеры считают, что это дело техники. Ни те, ни другие, ни третьи не любят непотопляемости и сопряженного с нею лазанья по трюмам, которое не только тяжело, но и вредно для здоровья'. Из требований, предъявляемых к судостроению, особо важным Макаров считал пробу водонепроницаемости корабля действительным опытом, заливая каждое отделение водой до ватерлинии, когда уже поставлены на место машины, проведены все трубы и т. п. (такую пробу впервые Макаров применил при постройке 'Ермака'); затем следует указать на предложение Макарова устроить специальное 'водяное' судно для производства учений. 'Человек так создан, - писал он в статье 'Средства против потопления судов', - что он пойдет на верную смерть, когда опасность ему знакома; но его пугает даже шум трюмной воды, если он к нему не привык. Приучите людей к этому шуму, и они будут бороться с пробоинами до последней крайности'.

Война 1877-1878 гг. выдвигает Макарова как боевого офицера. Еще осенью 1876 г. он подает свой проект на случай военных действий, в котором предлагает снабдить быстроходный пароход паровыми катерами с минным вооружением и приспособить их к подъему на боканцах, с тем, чтобы подходить по возможности к месту стоянки неприятельских судов, спускать минные катера и, пользуясь темнотой ночи, атаковать неприятеля; проект этот, замечательный по смелости замысла, был одобрен великим князем Константином Николаевичем и 13 декабря 1876 г. 28-летнему лейтенанту Макарову был дан в командование пароход 'Великий Князь Константин', на котором он должен был привести свой план в исполнение. В течение 4-х месяцев шла трудная подготовительная работа, душой которой был Макаров; входя во все мелочи, он заботился не только о морских качествах своего корабля, но сам усовершенствовал типы нового оружия, мины: видоизменил шестовые и предложил новые подкильные или бросательные мины, а также крылатки, ввел кормовой шест и т. п. 'Трудно бывало по временам, бесспорно, - пишет один из участников совместной работы с Макаровым, - но труд не казался особенно тяжелым, потому что делался с убеждением и имел целью только полезную сторону дела'.

К началу войны, 12 апреля 1877 г., пароход был готов, и Макаров с нетерпением ждал возможности выхода; но местное начальство, несмотря на объявление войны, медлило с разрешением, и только через 2 недели Макаров мог выйти в море. Первые 2 похода к Поти и Батуму не дали результатов; при третьем - к Сулинскому гирлу - катерами был поврежден корвет 'Иджалие'. В июне, при крейсерстве у Анатолийского берега, миной пущен ко дну купеческий бриг и потоплено 3 парусных судна; в июле у входа в Босфор уничтожено 5 коммерческих судов; в августе, благодаря счастливому стечению обстоятельств, Макаров отвлек огонь турецкого броненосца от отряда полковника Шелковникова и в том же месяце произвел атаку Сухумского рейда. В сентябре 'Великий Князь Константин' нес транспортную службу, которая с перерывами продолжалась до средины декабря. В ночь на 16 декабря произведена атака Батумского рейда, и, наконец, в ночь на 13 января 1878 г. на том же рейде утоплен авизо 'Интибах'. Таковы в кратких чертах военные действия Макарова в кампанию 1877 г.; за свои подвиги менее чем в год молодой лейтенант получил 6 наград: золотое оружие, ордена святого Владимира 4-й степени с мечами, святого Георгия 4-й степени, чины капитан-лейтенанта, капитана 2-го ранга и звание флигель-адъютанта. Так скоро исполнились слова одного из командиров кадета Макарова, что 'Макаров будет одним из лучших морских офицеров молодого поколения'.

Окончание войны с Турцией не остановило деятельности Макарова; он занялся эвакуацией войск, во время которой познакомился с М. Д. Скобелевым. Последний предложил Макарову в начале 1880 г. место своего помощника по морской части в Ахалтекинской экспедиции. Следует отметить, что всего за 5 месяцев до своего отбытия на новый театр военных действий Макаров женился на К. И. Якимовской. Новое поручение возложено было на Макарова в конце марта, и 7 апреля он отбыл из Санкт-Петербурга; отряд моряков вышел за ним, и уже 21 мая 'морская' батарея выступила в степь. Сам Макаров в боевых действиях не участвовал; он находился в тылу армии и занимался, как выразился Скобелев, 'черной работой' - организацией подвозки грузов и припасов из Астрахани в Красноводск, где временно исполнял и обязанности по управлению Закаспийским округом. Скобелев был чрезвычайно доволен действиями моряков и их начальника и в знак особого расположения к Макарову обменялся с ним Георгиевскими крестами; со скобелевским крестом Макаров и погиб под Порт-Артуром.

В конце 1881 г. Макаров был назначен командиром парохода 'Тамань', стоявшего стационером в Константинополе; на этом спокойном месте Макаров завоевал себе новую славу выдающегося исследователя физических свойств моря. Сейчас же по прибытии на место Макаров начал исследования течений Босфора; убедившись в существовании на глубине обратного течения, Макаров определил его границы, скорость и прочие свойства; провел систематизацию этого материала, получился целый трактат 'Об обмене вод Черного и Средиземного морей', удостоенный Академией наук неполной Макарьевской премией и который, по словам известного гидролога, барона Ф. Врангеля, 'остается и поныне самым полным и законченным решением вопроса о течениях в проливах'. Вместе с тем Макаров занялся изучением Босфора как объекта будущих военных действий России, и в 1883 г. подал обстоятельную записку, в которой предлагал ряд мер, могущих обеспечить разрешение этой задачи.

1 января 1882 г. Макаров был произведен в капитаны 1-го ранга и летом состоял флаг-капитаном шхерного отряда при контр-адмирале Шмидте, а в 1883 г. - при контр-адмирале Чихачеве в практической эскадре Балтийского моря; к этому времени относится проект макаровского способа быстрой разводки пара, при котором через 7 ? минут от зажигания котлов можно дать ход, а в дальнейшие 4 минуты довести его до полного. Как многое другое, и эта мера не была осуществлена во флоте, и только в 1904 г., уже во время войны, Макаров как командующий флотом ввел этот способ на судах эскадры Тихого океана.

Лето 1885 г. Макаров командовал фрегатом 'Князь Пожарский' и после кампании, ввиду ожидавшегося столкновения с Англией, представил проект 'мобилизации корабля'. При этом он писал: 'Если не вырабатывать мобилизацию в мирное время, то в случай войны произойдет сумбур'. Но и это предложение Макарова подверглось только критике.

В сентябре 1885 г. Макаров был назначен командующим корветом 'Витязь', готовившегося к кругосветному плаванию; корвет еще строился и был принят только в середине 1886 г. Ко времени постройки 'Витязя' относится замечательный, но малоизвестный труд Макарова, вышедший без подписи: 'В защиту старых броненосцев и новых усовершенствований' ('Морской сборник' 1886 г.). В этой работе в легкой литературной форме Макаров изложил свой взгляд на необходимость переделки старых броненосцев согласно новым усовершенствованиям и доказывал это результатом сражения флотов 2 фантастических республик, Белой и Синей, оканчивающегося в пользу 'качества', а не 'количества' судов. Статья эта, явившаяся и протестом против увлечения морского министерства одним судостроением, рисует идеальные типы морских вождей, как они представлялись в то время будущему адмиралу, и к достижению образа которых он, несомненно, стремился тогда и впослдствии. 'Секрет, которым обладал адмирал X, - пишет Макаров, - заключался в том, что он умел выбирать своих командиров', а 'создав командиров, адмирал X мог уже делать с эскадрою такие маневры, о которых другой адмирал не мог бы и думать: Успех дела зависит от единства, а единство достигается только продолжительными плаваниями и упражнениями'.

В августе 1886 г. 'Витязь' пересек Атлантический океан, зашел в Рио-де-Жанейро, затем, обойдя Америку Магеллановым проливом, поднялся в апреле 1887 г. к Иокогаме, зайдя по пути на острова Маркизские и Сандвичевы; более 2/3 плавание совершено было под парусами. В Тихом океане 'Витязь' оставался до конца 1888 г., когда отправился обратно, и через Суэц прибыл 19 мая 1889 г. в Кронштадт. За 3-летнее плавание сделано было под парусами 25 856, под парами - 33 412, всего же 59 268 миль. Во время плавания, начиная с самого выхода из Кронштадта, Макаров решил произвести, подобно наблюдениям в Босфоре, исследования проходимых вод. 'С первых же дней, - говорит сам Макаров, - стало очевидным, с какою охотой офицеры взялись за дело. В начале остановки для наблюдений на глубинах были редки, а потом, когда корвет был приведен в должный вид в военном отношении, работы участились, в особенности в наших Японском и Охотском морях, где так мало произведено еще исследований'. Так молодой командир 'Витязя' не забывал занесенного им еще кадетом в дневник положения, что степень усердия личного состава зависит от 'осмысленности жизни'. Незаурядное плавание 'Витязя' обессмертило имя как командира, так и самого корабля: сделаны были 194 станции с гидрологическими наблюдениями, по окончании плавания добытые данные были систематизированы и напечатаны в 1894 г. под названием ''Витязь' и Тихий океан'. Труд этот был удостоен Академией наук Макарьевской премией и Константиновской медалью Географического общества.

Во время пребывания 'Витязя' на востоке на долю Макарова, за болезнью начальника эскадры, выпало временное управление ею, и немедленно строй жизни ее оживился: эскадра производила маневрирования, как бы в военное время; под председательством Макарова комиссия командиров разрабатывала планы военных действий крейсеров на случай разрыва с той или иной державой; при этом Макаров не ограничился рассмотрением только самих планов, но обращал внимание высшего морского начальства и на то, что Владивосток, единственная база русского флота на Дальнем Востоке, не отвечал своей цели. Не остановился Макаров и перед тем, чтобы обратить внимание министерства на то, что у него не было органа, разрабатывающего предварительные планы войны: 'Комиссия осмеливается думать, - говорилось в одном из ее протоколов, - что если бы во главе морского штаба был учрежден отдел, не связанный текущими, делами и специально ведущий военно-стратегическую часть, то организация войны много бы выиграла'. Все эти, высказанные за 16 лет до японской войны, горькие истины остались таковыми, и печальные 1904-05 гг. ясно показали всю справедливость слов Степана Осиповича.

1 января 1890 г. Макаров был произведен в контр-адмиралы, имея 41 год от роду, и назначен младшим флагманом Балтийского флота, а осенью 1891 г. - главным инспектором морской артиллерии. На новом, чисто техническом посту Макаров проявил ту же энергию; отчет за 1891-94 гг., представленный им по уходу с должности, откровенно раскрывал недостатки нашей артиллерии и указывал на то, что надо предпринять для их устранения. Главной своей заслугой Макаров считал изобретение колпачков на снаряды, но и это важное приспособление не получило осуществления до самой войны 1904-05 гг. В отчете интересно отметить ясное понимание Макаровым необходимости совместной работы морской артиллерии и сухопутной; по его инициативе выбраны были взаимные представители в комитеты, и Макаров с благодарностью вспоминает совместную работу: 'Мне никогда не казалось стыдным, - говорит он, - упоминать о том, что мы подражаем нашим товарищам по артиллерии', и тут же с горечью приводит указание, как отрицательно относился к совместной работе артиллерийский комитет (сухопутный). Минувшая война, когда крепостная артиллерия в Порт-Артуре, не имея фугасных снарядов, должна была брать снаряды у флота, наглядным образом свидетельствует о правильности взгляда Макарова. Ко времени занятия поста инспектора относится труд Макарова: 'Разбор элементов, составляющих боевую силу судов', навеянный столкновением 10 июля 1893 г. английских броненосцев 'Виктория' и 'Кампердоун'. Высказываясь против больших броненосцев, Макаров предлагал строить суда в 3 тысячи тонн водоизмещения с ходом в 20 узлов и сильной артиллерией. Заканчивал свою статью Макаров следующими словами: 'Будут ли строить тяжелые броневые суда в 15 тысяч тонн или легкие в 3 тысячи тонн - во всяком случае, морякам предстоит большая работа сделать их действительно годными для боя'. В заключительных словах, зовущих личный состав на движение вперед, главное значение этой работы: что современные ему суда были далеки от совершенства, теперь, после войны 1904-05 гг., совершенно очевидно.

Но предостережения Степана Осиповича не имели последствий. В конце 1894 г. Макаров снова был назначен на строевое место командующего эскадрой Средиземного моря и 2 декабря поднял свой флаг на броненосце 'Николай I'; в начале 1895 г. эскадра была вызвана в Тихий океан, на усиление наших морских сил, ввиду ожидавшегося после японо-китайской войны столкновения с Японией. Подготовкой русской эскадры ведал главным образом Макаров: по просьбе командующего адмирала Тыртова он выработал ряд мер на случай военных действий, которые и были опубликованы в форме приказа (известен сейчас как приказ С. П. Тыртова); следует прибавить, что как раз в это время Макаров был серьезно болен и ходил на костылях. Близость военного столкновения заставила Макарова обратить особое внимание на ненормальность мирных плаваний и учений: в обстоятельном докладе об этом тревожном времени он перечисляет все дефекты, замеченные его наблюдательным военным глазом; так, он писал (1895 г.) о необходимости большего однообразия в типах судов, об организации морской разведки, о необходимости отдаленного сигналопроизводства, создания морской тактики и т. п.; повторил он в 1895 г. и свой взгляд на Владивосток: 'Между эскадрой и Владивостокским портом должна быть полная солидарность в действиях. Главное назначение Владивостокского порта заключается в том, чтобы служить опорным пунктом для нашего флота на Дальнем Востоке и иметь для судов все необходимые запасы'. Не пропускает Макаров случая отметить в своем отчете и неминуемость столкновения с Японией: 'Обстоятельства так сложились, что японцы в настоящее время считают Россию истинным врагом для естественного, по их мнению, развития страны. Война с Россией будет чрезвычайно популярна в Японии и вызовет с первой же минуты полное напряжение ее сил: Могущество России значительно превосходит могущество Японии, но на Дальнем Востоке нам трудно иметь столько же сил, сколько у наших противников. Необходимо иметь в виду, что наш Дальний Восток есть не более, как колония по удаленности от населенной части страны: Борьба наша на Дальнем Востоке с Японией не будет борьба двух государств, а борьба одного государства против колонии другого'. Так ясно предвидел Макаров обстановку грядущего столкновения.

Дальнейшая его деятельность (Макаров вернулся в Россию в начале 1896 г.) сосредоточилась всецело на подготовке к этому столкновению. Летом 1896 г. он производится в вице-адмиралы; командуя практической эскадрой Балтийского моря, Макаров деятельно берется за осуществление тех вопросов, насущность которых для флота наглядно выяснилась для него в 1895 г. Результатом сознания, что у нас нет морской тактики, была разработка тактических приемов, напечатанная в 1897 г. в 'Морском сборнике' под названием 'Рассуждения по вопросам морской тактики', - труд, переведенный на несколько иностранных языков, оцененный по справедливости только теперь, когда минувшая война убедила нас в невозможности пренебрегать военным делом. Труд этот вышел с эпиграфом, который стал для Макарова девизом жизни: 'помни войну'. Он представляет и по сейчас чрезвычайную ценность. Вслед за ним появилась работа: 'Об однообразии в судовом составе флота', с тем же девизом. Идеал, к которому следует стремиться на флоте, есть полная взаимозаменяемость всего. 'Такой взаимозаменяемости, по моему мнению, - говорит Макаров, - можно достигнуть, если не вполне, то в значительной степени'. Виновниками разнообразия в типах адмирал признает самих моряков: они 'выпустили из рук общие идеи и сами ушли, вместе с техниками, исключительно в область деталей'. Проповедуя свои мысли и взгляды о грядущем столкновении в печати, Макаров высказывал их и в административных учреждениях, в которых ему приходилось работать как члену комиссии по обсуждению судостроительной программы и вооружению крепостей. В первой из комиссий он, наперекор всем членам (7 адмиралам), высказал, что, по его мнению, 'чтобы решить, какого типа и сколько судов необходимо нам иметь на Дальнем Востоке, надо составить и разобрать план действий или даже несколько планов. Без разбора таких планов наши суждения лишены достаточно веского фундамента'. Предложение Макарова не было поддержано, может быть, потому, что, как теперь известно, в министерстве не было никакого плана войны с Японией; по-видимому, один только Макаров сознавал ненормальность такого положения. В комиссии по вооружению крепостей Макаров особенно настаивал на должном вооружении Порт-Артура. Доказывая важное значение этой крепости для нашего флота, Макаров писал в поданной им докладной записке: 'Падение Порт-Артура будет страшным ударом для нашего положения на Дальнем Востоке. Флот, лишившись своего главного опорного пункта, должен будет стянуться весь к Владивостоку и почти отказаться от активной роли. Чтобы этого не случилось, Порт-Артур должен быть сделан неприступным и снабжен провизией, порохом и углем в таком количестве, чтобы выдержать продолжительную осаду, пока не прибудет подкрепление'.

В конце 90-х годов Макаров поднимает новое дело, мечтает открыть Северный полюс, и результатом его энергии является ледокол 'Ермак', на котором Макаров 2 раза ходил в Северный Ледовитый океан.

В декабре 1899 г. Макаров занимает свой последний пост перед войной - главного командирa Кронштадского порта, и на этом месте проявляет ту же 'осмысленность', которой проникнута вся его служба; все силы его направлены на улучшение положения, как материального, так и духовного, вверенных его управлению людей: для матросов устраиваются казармы, бани, прачечные, открываются школы; улучшается положение рабочих, им устраиваются отпуски, возбуждается вопрос о пенсиях; для офицеров организуются в Собрании сообщения, после которых устраиваются прения под председательством самого Макарова.

Не забывает в то же время Макаров и литературной работы: отстаивая свою мысль о безбронных судах, он предлагает прежде всего 'всякое военное судно строить для войны и боя'. В начатой работе 'Без парусов', с тем же эпиграфом 'помни войну', изложены последние заветы адмирала. 'Нужно больше держать корабли в море, - пишет он, - на судне все чины - строевые, нестроевых нет; надо приохотить к морю, поощрив ученые работы, съемки, промеры и морской спорт; нужно беречь уголь, в военное время уголь - это жизнь; в море - значит дома'.

Посреди своих обширных трудов Макаров все время помнил о надвигавшейся грозе и всеми силами стремился на Дальний Восток. 'Меня не пошлют, - писал он осенью 1903 г. своему другу, барону Ф. Ф. Врангелю, - пока не случится там несчастья; а наше положение там крайне невыгодно'. И на этот раз Макаров оказался прав: его не послали.

Наступил 1904 г. 24 января последовал разрыв дипломатических отношений, 25-го об этом было опубликовано в газетах, а на другой день Степан Осипович не выдержал и написал управляющему морским министерством адмиралу Авелану письмо, в котором предсказал катастрофу с эскадрой Тихого океана. Вот что писал Макаров: 'Милостивый государь, Федор Карлович! Из разговоров с людьми, вернувшимися недавно с Дальнего Востока, я понял, что флот предполагают держать не во внутреннем бассейне Порт-Артура, а на наружном рейде. Пребывание судов на открытом рейде даст неприятелю возможность производить ночные атаки. Никакая бдительность не может воспрепятствовать энергичному неприятелю и в ночное время обрушиться на флот с большим числом миноносцев и даже паровых катеров. Результат такой атаки будет для нас очень тяжел, ибо сетевое заграждение не прикрывает всего борта, и, кроме того, у многих, наших судов совсем нет сетей: Японцы не пропустят такого бесподобного случая нанести нам вред. Я даже думаю, что надежда ослабить наш флот ночными атаками была одной из причин объявления войны. Будь у нас в Порт-Артуре большой внутренний рейд, из которого эскадра может выходить во всякую минуту, японцы не так легко решились бы на объявление войны: По-видимому, существуют 3 причины, по которым не хотят держать наш флот во внутреннем бассейне: 1) теснота самого бассейна; 2) невозможность выйти целой эскадрой сразу; 3) возможность, потопив судно, преградить выход. Как бы ни было тесно в Порт-Артуре, все же корабли можно швартовить и затем, путем практических упражнений, приучиться к скорому выходу. Полагаю, что при навыке, когда погода благоприятная, большие корабли будут выходить не позже, чем 20 минут один после другого, и не вижу опасности выходить по отдельности. Говорят, что неприятельский флот может подойти к выходу и будет уничтожать корабли по мере выхода их. Этого я себе представить никак не могу, ибо неприятель в это время будет находиться под огнем береговых батарей. Каждый новый корабль, выходя, усилит огонь этих последних. Что касается возможности заградить выход нашему флоту, потопив при выходе какой-нибудь пароход, наподобие тому, как сделали американцы в Сант-Яго, то такая операция не столь легко исполнима, и, кроме того, Порт-Артур богат землечерпательными приспособлениями; следовательно, если не удастся в скором времени поднять или разорвать утопленный корабль, то можно прокопать проход вдоль него. Вполне понимаю, что пребывание флота на внутреннем рейде Порт-Артура есть зло, но еще большее зло - стоянка на большом рейде, с огромным расходом угля, с крайним утомлением команд и возможностью больших потерь от минных атак неприятеля: Из двух зол надо выбирать меньшее, а потому я бы считал, что благоразумие требует держать не занятые операциями суда флота во внутреннем бассейне Порт-Артура, уменьшив расход угля до минимума прекращением электрического освещения и другими мерами: Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флот, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку'. В действительности в Порт-Артуре все сбылось так, как предполагал Макаров, и ему пришлось своей кровью искупить те ошибки, которые он тщетно пытался предотвратить из Кронштадта.

1 февраля Макаров узнал о своем назначении командующим флотом Тихого океана, а через 3 дня он уже покинул Санкт-Петербург; с ним ехал штаб, который и помогал ему в пути в разработке боевых инструкций. В Порт-Артур Макаров прибыл 24 февраля и, ознакомившись с положением эскадры, начал действовать; приказ его (боевое сигналопроизводство, инструкции для боя, перекидной стрельбы, для быстрой разводки пара) читались и перечитывались офицерами; но сильнее всего действовал личный пример адмирала, входившего во все мелочи, но не забывавшего и главного - воспитания в личном составе флота утраченных военных идей и веры в свое оружие. После ознакомления эскадры с требованиями адмирала началось обучение эволюциям и т. п.; наконец, Макаров обратился к личному составу с предложением помочь ему своими мыслями: вероятно, вспоминая свои юные годы, он предлагал всем чинам эскадры проявить личную инициативу. При Макарове командиры судов впервые собираются на совещания, адмирал разбирает с ними выходы эскадры, указывает сделанные ошибки, разъясняет свои требования, посвящает в свои планы, словом, старается передать им часть самого себя, заразить их своей энергией и взглядами. Не останавливается Макаров и перед сменой неподходящих командиров (например, командиров 'Севастополя' и нескольких миноносцев).

Но и здесь Макарову приходится бороться с упорным противодействием Санкт-Петербурга. Так, морское министерство не хотело печатать его книги 'Рассуждения по вопросам морской тактики', отказало в высылке миноносцев по железной дороге, отозвало отряд адмирала Вирениуса обратно; так же неприязненно относился к Макарову и адмирал Алексеев, видевший в реформах нового командующего критику строя, сложившегося на эскадре при нем.

Среди тяжелых и опасных трудов, когда все держалось одним адмиралом, Макаров не забывает воздействовать на боевой дух личного состава: на 3-й же день своего пребывания в Порт-Артуре он выходит на маленьком 'Новике' на выручку миноносца 'Стерегущий' и этим актом, не имевшим даже реального результата, сразу вселяет веру в свои действия и распоряжения. Не забывая торжественно наградить отличившихся в боях, простыми теплыми словами Макаров поднимает в команде энергию для дальнейших подвигов. Все действия Макарова в Порт-Артуре говорят за то, что он шел по верному пути, конечной целью которого было научить личный состав побеждать.

Из военных действий при нем произошли бой миноносцев у Ляотешана, гибель 'Стерегущего', 2 бомбардировки из-за Ляотешана, отражение 1-й атаки японских пароходов для заграждения входа в Порт-Артур, уничтожение 'Новиком' японского парохода. За время командования Макаровым эскадра выходила в море 6 раз (за все остальное время 3 раза), и последний выход был роковым для Степана Осиповича: он кончился гибелью 'Петропавловска'.

Накануне вечером (30 марта) Макаров выслал отряд миноносцев для обследования острова Эллиот, а наутро, узнав о том, что один из миноносцев, 'Страшный', расстреливается японцами, выслал ему на выручку 'Баян' и вышел сам на 'Петропавловске' с целыми судами эскадры. Отогнав неприятеля в море (миноносец спасти не удалось), Макаров встретил главные силы японцев и вернулся к Порт-Артуру, где в 2 ? милях от берега 'Петропавловск' наткнулся на минную банку, поставленную накануне ночью японцами; последовал взрыв, и броненосец немедленно пошел ко дну. От Макарова осталось одно пальто; по свидетельству немногих очевидцев, адмирал был убит обломками падавшей мачты.

Гибель любимого вождя произвела ошеломляющее впечатление на эскадру; офицеры и матросы поняли, что с Макаровым они теряют последнюю надежду на улучшение положения; последовавшая действительность показала, что они не ошиблись. На место Макарова вступили адмиралы Алексеев, Скрыдлов и Витгефт, но ни одному из них не удалось заставить эскадру поверить в себя как в вождя.

На гибель Макарова откликнулись не только в России, но и за границей, и даже в самой Японии. 'Вся Россия со мною оплакивает безвременную кончину адмирала Макарова', писал государь адмиралу Алексееву. 'Смерть адмирала Макарова - большая потеря для моряков всего мира', телеграфировал император Вильгельм. Японцы посвятили его деятельности следующие глубоко справедливые слова: 'С самого приезда своего в Порт-Артур, в начале марта, он деятельно принялся за работу: привел в порядок побитую и расстроенную эскадру, поднял военный дух, водворил дисциплину и от всего сердца, не жалея сил, старался возобновить честь флота'.

Макаров погиб на 56-м году жизни, твердо храня завет 'помни войну' и честно исполнив свой долг перед родиной. В немногие дни своего командования флотом адмирал дал высокий пример той 'осмысленности жизни и службы', которую он не только проповедовал, но которой неизменно следовал в мирное и военное время. После его смерти деяния Макарова заслужили достойное признание: в честь его назван броненосный крейсер, в Кронштадте поставлен ему памятник, открытие которого последовало 24 июля 1913 г. Но лучший памятник составляют печатные труды адмирала, свидетельствующие о громадной работоспособности этого замечательного человека.

Военная энциклопедия. Т. XV. СПб.: Товарищество Сытина, 1914. С. 117-123.

Фрагмент памятника С.О. Макарову в Кронштадте, изображающий ледокол 'Ермак'. Фото А. Булатникова


Памятник С.О. Макарову в Кронштадте. Фото Н. Кузнецова


В работе К. Г. Житкова приведен весьма обширный список трудов С. О. Макарова, а также книг и статей, посвященных его биографии. В данной публикации он опущен. Ниже помещен список работ С. О. Макарова, переизданных в советский и постсоветский периоды и биографических трудов, наиболее доступных современному читателю.

 Макаров С. О. Документы. Т. 1-2. М, 1953-1960.

 Макаров С. О. Мир не вечен:: 'Рассуждения по вопросам морской тактики' и другие сочинения адмирала С. О. Макарова. СПб.,1997.

 Макаров С. О. Океанографические работы, М., 1950.

 Макаров С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики. М., 1943.

 С. О. Макаров и завоевание Арктики. 'Ермак' во льдах. Материалы и документы о С. О. Макарове и ледоколе 'Ермак'. Л.-М., 1943.

 Деятельность вице-адмирала С. О. Макарова в судостроении. Л., 1977.

 Добровольский А. Д. Адмирал С. О. Макаров путешественник и океанограф. М., 1948.

 Еремеев Л. М. Адмирал Макаров, М.-Л., 1939.

 Крылов А. Н. Вице-адмирал Макаров. М., 1944.

 Лурье А. С. О. Макаров (1848-1904). М., 1949.

 Островский Б. Г. Адмирал Макаров. М., 1954.

 Потапов Ю. П. Степан Осипович Макаров: (1848-1904). Л.,1982.

 Семанов С. Н. Макаров. М., 1988.

1. 'Ермак' во льдах. Постройка и плавание ледокола 'Ермак'


Предисловие

Постройка 'Ермака' есть событие в русской жизни, которое возбудило немалый интерес, и за последние 2 года имя ледокола 'Ермак' встречалось в газетах очень часто. Большинство русской публики отнеслось к начатому мною делу доброжелательно и говорило, что давно пора начать бороться с препятствиями, которые ставит нам природа; но были и такие, которые считали, что деньги, истраченные на постройку 'Ермака', брошены даром.

Счастье, однако же, было на моей стороне, и не успели еще стихнуть шумные овации, которыми народ встретил 'Ермака' при его первом появлении зимой 1899 г. в Кронштадте, как получено было известие, что он требуется в Ревель, где 13 пароходов затерты льдом и находятся в опасности. Приход 'Ермака' в Ревель и освобождение пароходов из ледяных оков завоевали симпатии к этому 'победителю льдов', как его тогда величали.

С наступлением лета 'Ермак' направился в Ледовитый океан, и с первого же входа во льды обнаружилось, что он, вопреки мнению многих, может справляться и с полярными льдами. 'Ермак' прошел 230 миль в условиях, в которых другой корабль не мог бы тронуться с места; но корпус ледокола оказался недостаточно крепок для борьбы с полярными твердынями, и наступил период реакции, когда 'Ермаку' и его инициатору досталось очень трудно. Счастье, однако же, опять повернулось на мою сторону - потребовались услуги 'Ермака', ибо произошел прискорбный случай с броненосцем 'Генерал-адмирал Апраксин', который во время метели выскочил на остров Гогланд. Не будь 'Ермака', не было бы возможности поддерживать сообщение с броненосцем и пришлось бы предоставить его на волю судьбы, ибо на Гогланде нет ни угля, ни спасательных средств. Вода быстро наполнила бы все отделения, причем броненосец, опускаясь кормою на каменистое дно, вероятно, получил бы повреждения в других частях корпуса. Механизмы и прочее, от действия воды и льда, оказались бы попорченными, и весенний ледоход, который у Гогланда, действительно, силен, напором на верхнюю палубу, башни и надстройки усугубил бы повреждения.

'Ермак' дал возможность поддерживать броненосец на плаву и производить взрыв камней и заделку пробоин. Когда это было окончено, 'Ермак' стащил броненосец с камней и благополучно провел через льды в закрытое место.

Броненосец 'Генерал-адмирал Апраксин', стоящий 4 ? миллиона, был спасен ледоколом 'Ермак', который одним этим делом с лихвой окупил затраченные на него 1 ? миллиона.

Для правильного суждения как о постройке 'Ермака', так и об его плаваниях необходимо сохранить справедливую запись всех событий, что и заставило меня издать эту книгу. При том же требовалось опубликовать научный материал, собранный во время плавания ледокола.

Настоящий мой труд разделяется на две части: в первой изложен рассказ, во второй помещен научный материал. Глава I содержит в себе описание моих первых шагов в этом направлении. Затем в следующих главах находится лекция барона Врангеля[9], в которой изложена историческая часть полярных исследований, и помещена моя лекция, заключающая мое предложение исследовать Ледовитый океан при посредстве ледоколов и идти к полюсу напролом. Далее идет мой отчет о поездке в Карское море и на Енисей, а потом изложена постройка и плавание ледокола 'Ермак' в хронологическом порядке. Местами я помещаю выписки из своего дневника.

Свои мнения я излагаю в том виде, в каком они высказывались в эпоху, к которой относится изложение. Разумеется, вначале я мог рассуждать лишь теоретически, и опыт кое-чему меня научил; тем не менее, я, желая сохранить все, как было, привел текст моего предложения без всяких изменений, а в отчете о поездке на Енисей переменил лишь порядок изложения, ибо он составлен был по рубрикам, тогда как чтобы соответствовать книге, пришлось переделать его и изложить в хронологическом порядке. Мысли, однако же, остались без всяких перемен, в чем можно убедиться, сравнив книгу с подлинным отчетом, который своевременно был издан министерством финансов.

В части I приведены научные заметки лишь местами, II же часть состоит исключительно из научных выводов, журналов и заметок. Между другими данными там можно найти инструментальные исследования над свойствами полярного льда, карты ледяного покрова и обмеры льдов в надводной и подводной их частях. Там же имеется немалый материал по гидрологии вод, омывающих берега Шпицбергена, Баренцева и Карского морей.

I. Начало дела

Уже несколько веков человек стремится проникнуть в неведомую страну, окружающую Северный полюс. Попытки велись разными способами и с разных сторон. Было время, когда достижение полюса казалось совершенно возможным, а потом настал период реакций, когда достижение полюса считалось неосуществимым. Проходили годы, и вновь назревала потребность идти к северу и раскрыть те тайны, которые природа от нас прячет за ледяными полями и торосами. Ужасные лишения, которым подвергались путешественники в Ледовитом океане, не только не останавливали новых исследователей, а, напротив, разжигали их предприимчивость, и на смену погибавшим являлись другие беспредельно доблестные люди, рисковавшие своею жизнью и своим достоянием, чтобы пробраться в эту недосягаемую область.

Для всякого образованного человека очевидно, что в неведомой стране, куда так упорно человек стремится, не находится никаких чудес, что Северный Ледовитый океан в полюсе никаких особенностей не имеет. Очень может быть, что там нет не только большого континента, но и малых островов, что путешественник, проникший до самого полюса, не встретит ничего необыкновенного, и все-таки людей почему-то тянет в эту область, и они по-прежнему готовы жертвовать своей жизнью для пользы науки.

Когда Нансен[10] начал проповедовать свой дрейфующий корабль, то взоры многих опять обратились на далекий север. Мысль Нансена мне представлялась зрелой и осуществимой. Его корабль должно было понести вместе со льдами по тому направлению, в котором несло 'Жаннетту', но мне казалось, что пора подступить к решению вопроса иным способом, что льды Ледовитого океана не представляют препятствия непроходимого, что их можно побороть силой машин и что, если исследование Ледовитого океана действительно необходимо, то надо приступить к нему со специальными машинами и приспособлениями, построив сильные ледоколы.

Мысль эта в то время была у меня еще в зародыше, и мне не хотелось никому открывать ее. Я в то время был очень занят, не мог уделить достаточно времени на новое дело, требовавшее изучения, а выступить с предложением несозревшим значило обеспечить неуспех. Кроме того, осуществление моей мысли требовало больших средств, а чтобы найти их, надо было иметь какой-нибудь предлог, и я решился ожидать, полагая, что если доктор Нансен со своим 'Фрамом'[11] не возвратится домой по истечении трех лет, то это даст мне подходящий предлог, чтобы выступить с предложением пойти на выручку отважному полярному путешественнику. Мне было неудобно тогда открывать Нансену мои намерения, ибо могло случиться, что условия моей службы не допустили бы меня предпринять организацию экспедиции на выручку его 'Фрама', но я счел не лишним списаться с ним насчет того, какие следы он намерен после себя оставлять. Я воспользовался тем, что имел в своем распоряжении несколько температур Северного Ледовитого океана, и препроводил их через шведско-норвежского посла Рейтернскиольда Нансену, при следующем письме на имя посланника:

'Я с большим интересом прочел любезно присланный вами отчет о сообщении доктора Нансена How can me North Polar Region be crossed[12]. Ознакомившись с проектом доктора Нансена, я соглашаюсь с ним в одном главнейшем пункте, а именно, что если он доверится движению льдов, то его будет двигать через места, до сих пор никем не посещенные. Понесет ли его поперек Ледовитого океана, как думает Нансен, или приблизительно по параллели, как мне это кажется, во всяком случае, его путешествие обогатит науку новыми данными, географическими и метеорологическими.

Доктор Нансен должен знать, что один или два года спустя после его отплытия об его участи начнут беспокоиться и что будут говорить о необходимости послать партию на розыски бесстрашного путешественника. По моему мнению, уже в 1894 г. следовало бы послать небольшой крепкий палубный баркас и провизию на Землю Франца-Иосифа. Если Нансен войдет во льды у Новосибирских островов, то его, вероятно, понесет к Земле Франца-Иосифа. Нельзя поручиться, что кто-либо возьмет на себя труд организовать подобную помощь Нансену, тем не менее, было бы не худо условиться теперь же, чтобы избрать место на Земле Франца-Иосифа, где поставить сигнал, указывающий место, куда завезены для него баркас и провизия.

Чтобы облегчить поиски экспедиции Нансена, надо, чтобы он, с своей стороны, принял за правило оставлять на своем пути какие-нибудь знаки. Подобно 'Жаннетте'[13], корабль Нансена может пронести мимо различных островов. Было бы весьма полезно, если бы Нансен мог на этих островах оставлять приметные знаки, под которыми можно было бы найти сведения о пройденном им пути, о состоянии корабля и о проектах дальнейшего следования.

Столь рискованное предприятие должно внушить другим молодым и отважным исследователям желание идти на поиски, и поэтому необходимо, чтобы доктор Нансен, перед своим отправлением, оставил бы всякие возможные средства, которые могли бы облегчить задачу тех, которые пойдут его разыскивать'.

Доктор Нансен не замедлил прислать мне ответ следующего содержания:

'Я позволю себе выразить вам мою сердечную благодарность за тот живой интерес к моей экспедиции, который вы высказали.

Меня очень обрадовало ваше письмо к послу Рейтернскиольду, в котором, насколько я могу понять, вы соглашаетесь со мною по вопросу о течениях и состоянии льдов в Полярном океане.

Как вы замечаете, мы, может быть, попадем на берега Земли Франца-Иосифа или на земли, лежащие немного более на восток. Всюду, где мы будем в состоянии подойти к берегу, я думаю оставлять сторожки [сложенные из камней знаки], в которых я помещу известия об экспедиции, с указанием, что сделано ею и что еще предполагается исполнить. На верху сторожек мы поставим, если это будет возможно, шест со знаком (вероятно - маленький норвежский флаг)'.

Нансен в свое время отправился в путешествие, а затем я принял эскадру Средиземного моря, с которой и перешел в Тихий океан. В 1896 г. весною я возвратился из Тихого океана и тотчас же вступил в командование эскадрой Балтийского моря, так что вследствие занятий отложил свои полярные предположения до осени, но летом пришло радостное известие, что доктор Нансен вернулся благополучно, и оказалось, что мой совет о высылке помощи на Землю Франца-Иосифа был неплох: не посчастливилось бы Нансену случайно встретить там Джексона[14], положение его было бы очень тяжелое. Вслед за возвращением Нансена быстро облетело весь свет другое радостное известие, что 'Фрам' также вернулся благополучно.

Возвращение Нансена и 'Фрама' лишало меня того предлога, который мог дать возможность собрать средства к постройке ледокола, и мне пришлось придумать другой мотив, на этот раз чисто коммерческий.

Наше отечество вследствие замерзаемости рейдов поставлено в самые тяжелые условия. Главный порт Балтийского моря - Петербург - закрыт для навигации в течение 5 месяцев, главный порт Белого моря - Архангельск - в течение 7 месяцев, а наши великие сибирские реки со стороны моря закрыты иногда в течение 11 месяцев, а иногда, как, например, в минувшем 1899 г., все 12 месяцев к ним нельзя было подступиться[15].

Простой взгляд на карту России показывает, что она своим главным фасадом выходит на Ледовитый океан. Правда, что прилегающие к нему места мало заселены и ничего не производят, но великие сибирские реки, впадающие в Ледовитый океан, покрывают сетью своих разветвлений всю Сибирь, заходя местами за границу Китая. Россия - производительница сырья, а сырье можно выгодно сбыть лишь дешевым водным путем. Сбыт сырья должен быть за границу, и если при посредстве ледоколов можно улучшить водное сообщение Сибири с иностранными рынками, то этим оказана будет огромная экономическая поддержка этой стране.

Что касается Петербургского порта, то для него перерыв морского пути на целые пять месяцев действует угнетающим образом. К осени начинают поспевать хлебные грузы, предназначенные для вывоза, а в это время мороз сковывает воды Финского залива и заграждает путь. Придумано и сделано все, чтобы торговля России менее страдала от этого, и установлен особый льготный тариф для железнодорожной доставки товаров к незамерзающим портам.

Меры эти уменьшают неудобства, но они не излечивают недуга полностью. На 5 зимних месяцев многие конторы переносятся в открытые балтийские порты или закрываются. Расход приходится нести за все 12 месяцев, а выручать лишь в 7.

Особенно крупное неудобство вызывает неизвестность времени начала и конца навигации. Приходится наугад предрешать вопрос о том, послать или не послать пароход в Петербург, и, в случае если не удалось предугадать время начала или конца навигации, нести значительные убытки.

С моим предложением я решился выступить в публичной лекции и с этой целью обратился к вице-председателю Географического общества, члену государственного совета П. П. Семенову[16], который встретил меня весьма сочувственно.

Его императорское высочество великий князь Константин Константинович[17] милостиво предложил залу своего Мраморного дворца и великая княгиня Александра Иосифовна[18], принявшая перед лекцией председателя и лекторов, выразила свое удовольствие, что лекция состоится в Мраморном дворце, ибо покойный супруг ее великий князь Константин Николаевич[19] был учредителем Географического общества и первым председателем его.

Лекция разделена была на 2 части. Первая часть заключала в себе краткий исторический обзор исследований в Ледовитом океане, вторая - мое предложение. Совет Географического общества, согласно моему представлению, обратился с просьбой к барону Фердинанду Фердинандовичу Врангелю, большому знатоку по океанографии, взять на себя составление и прочтение первой лекции, на что он любезно согласился. Вторую часть лекции составил и прочел я.

Для лекции приготовлена была особая большая карта Северного Ледовитого океана и перенесены были в залу Мраморного дворца модели, чертежи и картины ледоколов, какие можно было достать.

В числе прочих видное место занимала модель ледокола, построенного для озера Байкал и приспособленного для принятия поезда железной дороги.

Лекция состоялась 30 марта 1897 г., и ее удостоили своим посещением великие князья Константин Константинович, Александр Михайлович[20], герцоги Георгий Георгиевич[21] и Михаил Георгиевич[22] Мекленбургские, герцог Саксен-Альтенбургский[23] с супругой принцессой Еленой Георгиевной[24], члены Государственного Совета генерал-адъютант Чихачев[25], генерал-адъютант граф Игнатьев[26], генерал-адъютант Кремер[27], министр путей сообщения князь Хилков[28] и многие высокопоставленные и ученые лица Санкт-Петербурга.

При начале лекции вице-председатель Географического общества сказал несколько слов о научном значении исследования Ледовитого океана, после чего прочитал свою часть барон Врангель, а затем выступил я.

Обе части лекции приводятся ниже сего полностью в главах II и III.

II. Краткий исторический обзор исследований Северного Ледовитого океана Лекция барона Ф. Врангеля

Блестящий исход смелого предприятия Нансена снова привлек внимание всего цивилизованного мира к полярному вопросу, столь близкому нам, как вследствие нашего географического положения, так и по тому выдающемуся участию, которое Россия когда-то принимала в его решении.

Во время восторженного чествования, оказанного норвежскому герою в Лондоне, он вполне справедливо сказал: 'Я не мог бы совершить сделанного без работы моих предшественников'. Действительно, каждое новое приобретение в области человеческих познаний зиждется на трудах предшественников и подготовляет успехи последователей. Здесь нет побежденных, и при победе науки торжествует человечество.


Ф.Ф. Врангель


В числе своих предшественников, подготовивших путь его предприятию, Нансен отводит подобающее место неустрашимым русским деятелям; с другой стороны, богатая научная добыча его экспедиции даст необходимый данные для оценки оригинального и интересного проекта, с которым познакомит нас сегодня сам автор его, вице-адмирал С. О. Макаров.

Окинем беглым взглядом исторический ход полярных исследований. Первыми арктическими исследователями Нансен, не без основания, считает своих предков, отважных норманнских викингов. Открытие и заселение Исландии и Гренландии остались осязательными плодами их смелых плаваний. Молодецкая удаль, жажда наживы, желание раскрыть тайны неведомого - вот те силы, которые побуждали норманнов отважиться на борьбу с бурями и со льдами на их родной морской стихии. Те же силы побуждали и пионеров русского заселения севера надвигаться все более и более к области вечных льдов. Поморы, огибая на своих утлых карбасах берег материка и прилегающие острова, а также казаки и промышленники, переходя волоком из области одной сибирской реки в другую, подготовили почву позднейшим исследователям. Но это были личные подвиги отдельных смельчаков. Крупные же экспедиции, снаряженные правительствами или компаниями, начинаются лишь с XVI столетия. Желание отыскать более короткий путь в Тихий океан для торговли с богатейшими по природе странами мира - Китаем и Индией - побуждали властителей моря, англичан, а затем и их соперников, голландцев, снаряжать экспедиции для отыскания так называемого северо-западного прохода к северу от Америки и северо-восточного - к северу от Азии (см. карта II).


Парусные суда в Сибири. На переднем плане досчаник. Из книги 'Северная и Восточная Тартария' Николая Витзена, 1692 г.


Великий Петр постигнул значение этого вопроса. После нескольких предварительных изысканий по берегам Ледовитого океана, он незадолго перед своею кончиною сам составил инструкцию для экспедиции, которая должна была выяснить вопрос: разделены ли морем или связаны сушею материки Старого и Нового света? Во главе этой экспедиции, исходным пунктом коей Петр избрал Камчатку, он поставил датчанина, находившегося на русской службе, отважного моряка Беринга[29]. Доказав существование пролива, названного его именем, Беринг по возвращении в Петербург неутомимо хлопотал о продолжении дела, намеченного гениальным монархом. Он встретил поддержку у всемогущего Бирона[30] и добился снаряжения так называемой Великой северной экспедиции. 'В течение десятилетней своей деятельности, с 1734 по 1744 гг. (говорит Ю. М. Шокальский[31]), экспедиция эта впервые описала северные берега Российской империи от Белого моря до устья Колымы, т. е. на протяжении 130° долготы, обследовала значительную часть Сибири, Охотское море, Камчатку и совершила первые плавания к берегам северной Японии и северо-западной Америки, бывшими тогда еще неизвестными. Громадный запас данных, собранных этой экспедицией по разным отраслям знаний, положил первое начало нашим современным сведениям об отдаленных местах, относительно коих еще и до сих пор мы в значительной степени принуждены ограничиться результатами, добытыми более 150 лет назад'.

Неустрашимость, выносливость и добросовестность, выказанные при этом русскими деятелями, изумительны и заслужили Лаптевым[32] (Дмитрию и Харитону), Прончищеву[33], Лазиниусу[34], Челюскину[35] и другим выдающееся место в истории исследований Ледовитого океана. При несовершенстве судов и вообще средств, им предоставленных, и при незнании физических условий тех мест, где предстояло плавать, им приходилось переносить непомерные труды, и не один из них лег костьми при добросовестном исполнении своего долга. Своими подвигами они заслужили уважение потомства.

С большими или меньшими перерывами начатое дело продолжалось рядом других экспедиций, обследовавших наши берега Ледовитого океана до начала нынешнего столетия. Съемки Врангеля[36] и Анжу[37] в 1820-24 гг. заканчивают этот период исследований NE-гo прохода. В последующих 20-30-х годах целью северных экспедиций является исследование Новой Земли и прилегающего к ней моря; сюда относятся плавания Ф. П. Литке[38], описи Иванова[39], Бережных[40], Пахтусова[41] и Цивольки[42], сопровождаемая нашим знаменитым академиком К. М. фон-Бэр[43].


Адмирал Ф. П. Литке


Тем временем не прекращались усилия открыть NW-й проход. С особенной энергией принялись англичане за решение этой задачи в начале настоящего столетия, расширяя шаг за шагом наши сведения о лабиринте заливов и фьордов, изрезывающих архипелаг, лежащих к северу от Америки. Одна из этих экспедиций, отправленная в 1845 году под начальством славного капитана сэра Джона Франклина[44], пропала без вести. Целый ряд экспедиций, имевших прямою задачей отыскание Франклина и его спутников, был отправлен сначала великобританским правительством, а затем по инициативе лэди Франклин, на средства ее и сочувствовавших ей частных лиц. В числе последних видное место занимает Гриннель[45] из Нью-Йорка, много содействовавший привлечению своих соотечественников, американцев, к арктическим предприятиям, направленным впоследствии по Смит-Зуиду и прилегающим проливам к северу до моря Линкольна.

Громадные жертвы и неимоверные лишения, с коими были сопряжены в те времена полярные путешествия в области американского архипелага, охладили временно в Европе сочувствие к предприятиям, не имевшим непосредственной практической цели. У нас, уже после 20-х годов, исследования Ледовитого океана прекращаются до самого новейшего времени; в 1894-95-96 годах, в связи с постройкой Сибирской железной дороги, посылались съемочные экспедиции под начальством подполковника Вилькицкого[46], для описи и промера устьев Енисея и Оби, причем некоторые части берега, снятые в прошлом столетии, оказались местами ошибочными на десятки миль по долготе. Если в семидесятилетний период затишья (от 20-х до 90-х годов) полярный вопрос не вполне заглох у нас, то этим мы преимущественно обязаны энергичной личности - Михаилу Константиновичу Сидорову[47]. Уроженец Архангельска, составивший себе значительное состояние в Сибири, Сидоров с непоколебимою настойчивостью, начиная с 50-х годов и до самой своей кончины, старается осуществить мысль о возобновлении морского пути в Сибирь, которым когда-то пользовались его предки - беломоры. Не встретив сочувствия ни в правительственных сферах, ни в ученой среде, где укоренился взгляд о недоступности Карского моря, Сидоров поневоле обращается к предприимчивым англичанам и находит там поддержку: устраивается английское общество для прямого сообщения с Сибирью, но и оно вскоре распадается. Не стану входить здесь в разбор причин неудач усилий Сидорова, но скажу только, что данный им толчок не прошел бесследно и зародил во многих умах, как у нас, так и в Западной Европе, убеждение в ошибочности установившегося взгляда на призрачность его идеи.

Если у Сидорова прямой целью его пропаганды было желание оживить наш окоченевший Север, открыв доступ всемирной торговли в самую глубь непочатого края, то одновременно с ним работал другой деятель, поставивший себе, задачей возобновление научных исследований полярных стран. Известный географ А. Петерман[48], издатель наиболее распространенного географического журнала - 'Geographische Mitteilungen', употребил вес своего научного авторитета и все силы своей энергичной натуры на распространение идеи о возможности проникнуть в полярный бассейн. Несмотря на ошибочность некоторых из его взглядов, несмотря на отсутствие справедливости при его оценке чужих трудов, заслуги Петермана весьма велики. Прямым результатом его пропаганды явились две германские экспедиции, правда, не имевшие большого, непосредственного успеха, но участники коих выказали замечательную стойкость, носясь в продолжение года на льдине; ему же принадлежит честь зарождения австрийской экспедиции, которая, помимо открытия обширного архипелага Земли Франца-Иосифа, доставила самый полный материал о свойствах и изменениях ледяного покрова в Ледовитом океане и множество других научных данных.


М. К. Сидоров


Эта экспедиция замечательна не только по своим прямым результатам, но составляет и в другом отношении эпоху в истории полярных исследований. Это - первая в целом ряде народных австрийских экспедиций. По почину нескольких просвещенных магнатов, во главе коих стояли графы Вильчек[49] и Зичи[50], образовался влиятельный комитет из выдающихся представителей всех народностей и областей империи Габсбургов, и на средства, собранные по народной подписке, была в 1872 г. снаряжена, под начальством Вейпрехта[51] и Пайерa[52], экспедиция на 'Тегетгофе'[53], снабженная всеми средствами для выполнения своей задачи: обойти Новую Землю, проникнуть к востоку и, если окажется возможным, пройти в Берингов пролив. Возвращение в 1875 г. австрийских путешественников, лишившихся своего судна, затертого льдами, но сумевших преодолеть все трудности отступления от открытой ими Земли Франца-Иосифа, было национальным торжеством всех народностей Австро-Венгрии, объединенных в чувстве гордости подвигами своих славных моряков, показавших, что те же доблестные качества, которые привели к победе при Лиссе[54], служили также и залогом успеха в борьбе со стихией.

Экспедиция на 'Тегетгофе' послужила ко всеобщему оживлению интереса к полярному вопросу; между прочим, она дала повод к отправлению английским судовладельцем Leigh Smith[55] своего парохода 'Диана', под командою капитана Виггинса[56], для розысков австрийской экспедиции, тогда еще не вернувшейся. Это плавание Виггинса к востоку от Новой Земли убедило его, что Карское море - этот ключ к северо-восточному морскому пути - бывает в конце лета доступно, если не всегда, то весьма часто. Этот вывод получил блистательное подтверждение в следующем 1875 г., когда известный геолог профессор Норденшельд на парусной шхуне 'Превен' проник в августе через Югорский Шар в Карское море и, найдя его свободным ото льда, достиг устья Енисея и, покинув 'Превен' в порту Диксона, направился на лодке вверх по Енисею, восстановив фактически морской путь из Европы в великие сибирские реки.

Рассмотренные нами в беглом очерке попытки проникнуть в полярные моря были вызваны интересами торговыми, государственными и научными. Но, независимо от этих попыток, более или менее грандиозных по замыслу и по результатам, шла неустанная борьба с ледяными преградами отважных моряков, занимающихся морскими промыслами - ловлей китов, моржей, тюленей. Им мы обязаны значительною частью полярных открытий. Уменьшение добычи в морях, легко доступных, побуждало промышленников преследовать крупных животных в полярных морях, изобилующих этими ценными видами млекопитающих, находящих для себя наиболее благоприятные условия жизни на границах льдов. Масса сведений, добытых промысловыми судами, постепенно делались всеобщим достоянием, и в числе китобоев являлись иногда личности, выдающиеся по наблюдательности и проницательному уму, напр., знаменитые китобои Скорезби[57] - отец и сын. Так и относительно Карского моря, многие сведения были собраны норвежцами, ежегодно посещавшими его для промысла; их опыт подкрепил Норденшеледа в убежденности о доступности Карского моря, а следовательно и великих сибирских рек Оби и Енисея. На этих данных была основана экспедиция на пароходе 'Вега', снаряженная иждивением шведского правительства и короля Оскара, а отчасти средствами, пожертвованными для этой цели готенбургским и иркутским купцами: Оскаром Диксоном[58] и Александром Сибиряковым[59], которые уже ранее принесли немало жертв для того же дела.


Капитан И. Виггинс


Н. Э.-А. Норденшельд


25 июля (н. ст.) 1878 г. 'Вега'[60] в сопровождение парохода 'Лена'[61] вышла из Тромсе, 19 августа достигла мыса Челюскина - северной оконечности Старого света, которого никогда еще не огибало ни одно судно, - а 27 августа оба парохода подошли к устью Лены: это были первые суда, достигшие этой реки из Европы. 28 сентября 'Вега' пришла к Колючинской бухте, но здесь сплошной лед преградил ей дальнейший путь; у самого входа в Берингов пролив ей пришлось остаться на зимовку. Приди 'Вега' тремя днями раньше, она бы в один рейс совершила свое блистательное плавание вокруг Старого света.

Пока судьба 'Веги' оставалась неизвестной, было решено отправить несколько судов на поиски: Сибиряков немедленно заказал в Мальмэ пароход, приспособленный для плавания во льдах; одному из наших военных крейсеров было приказано направиться при первой возможности через Берингов пролив, для поисков за 'Вегой'; известный издатель газеты 'New York Herald' Гордон Беннет[62] - тот самый, который послал Стэнли в глубь Африки отыскивать Ливингстона, - снарядил со свойственной ему щедрою отзывчивостью яхту 'Жаннету' под командой лейтенанта американского флота Де-Лонга, для подания помощи 'Веги' и для достижения возможно больших широт. Незадолго перед тем, как 'Жаннетта', роскошно снабженная всем необходимым, направилась в августе 1879 года через Берингов пролив для поисков за шведами, 'Вега' успела выйти в Тихий океан и начать свое триумфальное обратное плавание на родину. 'Жаннетта', узнав от чукчей о благополучном выходе 'Веги' из Ледовитого в Тихий океан, направилась 30 августа 1879 года к северо-западу, взяв курс восточнее о-ва Врангеля. 6 сентября ее затерло льдами и несло с ними в продолжение почти двух лет. Постоянное движение льдов, перемещаемых ветром, течением и приливами, неоднократно подвергало 'Жаннетту' опасности быть раздавленной, и, наконец, 12 июня 1881 г., в широте 77°46?, она не устояла страшному натиску и затонула в 150 милях к северу от о-ва Новой Сибири. Команда 'Жаннеты', на лодках с полозьями, с неимоверными усилиями перебиралась через таявший на поверхности лед, в котором высокие торосы чередовались с широкими щелями и каналами. Достигнув вновь открытого острова, лежащего к северу от Новосибирской группы, Де-Лонг, водрузив американский флаг, назвал его именем президента Соединенных Штатов и назвал о-м Беннета. Наконец, после ужасных усилий, они достигли устья Лены. Часть экипажа спаслась, но другая часть, с самим Де-Лонгом, погибла от голода и истощения, находясь всего верстах в 30 от якутского поселка. Один удачный выстрел в пасущихся там оленей мог бы спасти стойких путешественников; птицы стаями окружали их, но у них не было охотничьего ружья с зарядом дроби.

Теперь известно, что печальная участь 'Жаннеты' не только не устрашила Нансена, но послужила ему даже подтверждением его основной идеи, состоявшей в том, что льды Ледовитого океана имеют постоянное, хотя и медленное движение от берегов Сибири на N и NW, достигая приблизительно через три года Гренландского течения, которое выносит лед непрерывным потоком в Атлантический океан. Наносный лес сибирского происхождения, выкидываемый в большом количестве у восточных берегов Гренландии; сибирское происхождение грязи, находимой на льдинах в Датском проливе; наконец, общая система преобладающих ветров и течений, все это привело известного норвежского ученого Мона, а за ним и Нансена, к убеждению в вышеуказанном движении льдов. Подтверждением этой теории послужили также некоторые предметы, принадлежавшие экипажу 'Жаннеты' и принесенные льдиной, через 3 года после гибели судна, к западному берегу Гренландии, где они были найдены эскимосами и доставлены в Юлиангааб. С другой стороны, участие 'Тегетгофа', 'Жаннеты' и других судов, раздавленных льдами, и изучение свойств льда во время своих гренландских экспедиций подали Нансену мысль построить судно, которое не только по силе внутреннего скрепления превосходило бы всех своих предшественников, но клинообразные обводы которого заставляли бы нажимаюший лед подымать судно, не раздавливая его. Несмотря на предостережения многих опытных людей, находивших план Нансена безрассудно смелым, он не только сам был уверен в правильности своих взглядов, но сумел убедить и увлечь свой народ. Экспедиция 'Фрама' стала народным делом, и его победа - торжеством всей Норвегии.


Д. Де-Лонг


От души можем и мы присоединиться к этому торжеству, вызванному мужеством всех участвующих и выдающейся личностью ее руководителя, в котором отвага легендарного героя сочеталась с рассудительностью ученого. Мы пока имеем лишь историческое описание этого славного путешествия, но уже те научные данные, которые упомянуты в двух изданных томах, дают понятие о небывалом доселе приращении наших сведений о полярном бассейне, которое нам даст полная обработка всех наблюдений.

Постараемся в сжатом очерке свести итог того, что мы знаем о близполярной области. Эта область имеет с океаном четыре соединения: через Баренцево море; проливом между Шпицбергеном и Гренландией; проливами Дэвиса и Гудсона, и, наконец, Беринговым проливом. Не будь соединений, дающих доступ более теплым водам океана и выход северным льдам, то такой замкнутый бассейн был бы вероятно безжизненным скопищем встречных льдов. Эти моря и проливы служат не только ключом для проникновения в Ледовитый океан, но и ключом для понимания происходящих в нем явлений.

Берингов пролив, шириной всего около 50 миль, при малой 30-саженной глубине, не имеет существенного значения в геофизической жизни огромных водоемов, им соединяемых.

В проливах Дэвиса и Гудсона, лежащих к западу от Гренландии, происходит непрерывное движете льдов из окаймленных глетчерами зундов и фьордов Американского архипелага и из прилегающего к нему полярного бассейна; эти льды уносятся Лабрадорским течением к Ньюфаундленду, где теплые воды Голефстрема довершают процесс их постепенного разрушения. Наиболее широкое и беспрепятственное соединение Ледовитого океана с Атлантическим представляет пролив между Гренландией и Шпицбергеном. Этот пролив, шириною около 360 миль, с глубинами достигающими 2000 сажен, находится в прямой связи с Ледовитым океаном. Вдоль западной части этого пролива идет Гренландское течение, несущее непрерывную, почти сплошную массу льдин, уносимых этим потоком через Датский пролив в Атлантический океан. Этот широкий ледяной пояс, окаймляющий восточный берег Гренландии и делающий его почти неприступным, летом не достигает западного берега Шпицбергена, омываемого отраслью Голефстрема, благодаря согревающему действию которого на Шпицбергене, в широте 78°, недавно устроена гостиница для туристов, доставляемых летом срочными пароходами из Норвегии.

Наконец, ближайшее к нам соединение через Баренцево море, которое представляется морем с глубинами от 100 до 250 сажен, окаймленными с востока и с севера группами островов: Новой Земли, Франца-Иосифа и Шпицбергена. Теплые воды Голефстрема, омывающие Норвегию, имеют свободный доступ к Баренцеву морю и, прижимаясь, вследствие вращения земли, к правому берегу, составляют циклонический круговорот, отодвигающий пределы льдов к северу и к востоку и преграждающий им свободный выход в океан. Поверхность полярного бассейна, занимающего площадь приблизительно равную всей Европе до Урала, покрыта льдами, но не мертвым покровом, а находящимся в вечном движении, в непрерывном процессе разрушения, обновления и вообще видоизменяется.

По происхождению своему различается лед речной, морской и ледниковый. Как известно, ледником или глетчером называется такое местное, постоянное скопление льда, которое питается снегом, выпадающим на его поверхность, подвигается, под давлением верхних слоев, вниз по наклонному руслу, причем снег претерпевает изменение своей структуры, переходя через зернистое состояние фирна в пластичный глетчерный лед. Нужна наличность особых орографических и метеорологических условий, чтобы мог образоваться глетчер. В современный геологический период глетчеры имеют наибольшее развитие в Антарктическом океане. В северном же полушарии Гренландия представляет сочетание условий, наиболее благоприятных для их образования. Норденшельд, Пири[63] и, наконец, Нансен, пересекший в 1888 году на лыжах всю Гренландию, доказали, что весь этот громадный остров, по поверхности не уступающей центральной Европе, покрыт сплошным ледниковым покровом в несколько тысяч фут толщины. Спускаясь по долинам к поверхности моря, нижний край глетчера, будучи плавучим, претерпевает снизу давление воды, которая, наконец, преодолевая силу сцепления льда, отламывает глыбу. Ледник, как говорят, 'отелился', и отделившаяся от него глыба несется по морю ледяной горой, айсбергом, громадные размеры и причудливые формы коих придают такую величественную живописность однообразному полярному морю. В южном полушарии плавающие ледяные горы достигают иногда многих сотен фут вышины и десятки квадратных верст поверхности. В северных морях такие громады не встречаются, но и здесь бывают ледяные горы, имеющие полтораста фут вышины над водою, следовательно, не менее 600 ф. в подводной части. Североамериканский архипелаг, в особенности берега Баффинова залива и его северных разветвлений, окаймлены глетчерами, которые доставляют главный материал к плавучему ледяному валу, загромождающему и летом почти всю ширину Баффинова залива. Надо проникнуть за этот набивной лед, чтобы попасть в сравнительно свободную летом ото льдов северную часть залива, называемую китобоями 'северною водою'.

На Шпицбергене и на Новой Земле только северо-восточные части имеют ледники; архипелаг Франца-Иосифа, находясь в области вечных льдов, имеет ледники так же, как и открытый Де-Лонгом о-в Беннет. Весь же сибирский берег, а также ближайшие к нему острова ледников не имеют. Взамен глетчерных льдин, эти берега доставляют летом Ледовитому океану льдины ручного образования, отличающиеся наибольшей, сравнительно с другими видами, крепостью, но не достигают значительных размеров. Наибольший по количеству, хотя наименее прочный вид, это - лед морского образования. Смотря по размерам, отличают ледяные поля, льдины, блинчатый лед, шугу и, наконец, так называемое сало - скопление ледяных игл. Как известно, морская вода замерзает при температуре ниже 0°; замерзая, она выделяет растворенную в ней соль. Если замерзание происходит при очень больших морозах, т. е. чрезвычайно быстро, то соль не успевает раствориться в остальной воде и заключается во льде механически, в виде кристаллической примеси. Эти особенности сообщают льду морского образования физические свойства, по которым его легко отличить от пресноводного. Норвежские промысловые шкипера тщательно избегают пресноводные льдины, тогда как они смело направляют нос своих шхун на годовалые льдины морского происхождения.

В продолжение 9-месячной арктической зимы, от сентября до июня, происходит непрерывное нарастание ледяного покрова. Зимние бури, сгоняя льдины, производят те страшные напоры, от которых пало жертвою множество судов, затертых во льдах. С неимоверной силой, с адским шумом, треском, визгом, льдины напирают одна на другую, нагромождаются, раскалываются, образуя в местах главного напора целые горы ледяных глыб, так называемые 'торосы', доходящие в сибирском Ледовитом океане до 20 и 30 фут вышины и принимающее еще несравненно более грозные размеры там, где движение льдов встречает препятствия в берегах и островах, например, заторы в Североамериканском архипелаге. При постоянных морозах, колеблющихся зимой между 20° и 50° по Ц., полыньи и щели, образовавшиеся при ледяных напорах, быстро покрываются новым льдом, а нагромоздившаяся глыбы спаиваются, образуя цельную, во много раз утолщенную массу набивного льда.

Весь ледяной покров полярной области находится в постоянном движении, под влиянием ветров и течений. Только местами льдины, выброшенные на прибрежную отмель или вытесненные в неглубокий залив, временно не участвуют в общем движении. Но, с наступлением полярного лета (длящегося июнь, июль, август), начинается таяние ледяного покрова - сначала медленно, затем с увеличивающейся быстротой; оковы слабеют, и вечно движущаяся масса увлекает за собою и лед, застрявший в узкостях и на отмелях. Только в исключительных местностях американских зундов встречаются громадные ледяные заторы, которые Нэрс[64] назвал 'вековыми льдами'. Там же, где море свободно, как к северу от Сибири, таких вечных льдов не бывает. В Карском море, по мнению авторитетных людей, между прочим, капитана Ховгарда[65], зимовавшего в нем, почти весь лед годовалый. Дурную славу недоступности Карское море приобрело вследствие скопления льдов у входов в него из Баренцева моря, а не потому, что оно само заполнено льдами.

Полоса свободной воды, окаймляющая летом берег Сибири, дала возможность Норденшельду пройти до Берингова пролива, а ранней весной полынья препятствовала попыткам Врангеля и Анжу проникнуть на санях к северу. Если местами, как у мыса Челюскина, лед часто приступает и летом к самому берегу, то, тем не менее, он в береговой полосе, подверженной согревающему влиянию огромных масс сибирской речной воды, за лето разрушается и лишь ветрами надвигается иногда к берегу. О состоянии льда вдали от берега мы имеем свидетельства трех экспедиций: 'Жаннетты' - между островами Гералет и Беннет, 'Тегетгофа' - между Новой Землей и Землей Франца-Иосифа, и, наконец, 'Фрама', пересекшего Ледовитый океан от Новосибирских островов до Шпицбергена.

Все они свидетельствуют о постоянном движении льдов, увлекавшем судно по ломаному и извилистому пути в направлении к Гренландскому ледяному потоку. Зимой щели и каналы, образовавшиеся от нагромождения льдин при их взаимном напоре, быстро покрывались новым льдом. Движение на санях и лыжах могло бы совершаться зимою беспрепятственно, если бы не беспрерывные торосы из неправильно нагроможденных глыб льда, расщелины которого занесены снегом. Когда торосы имеют вид отдельных холмов, то они заставляют путника изменять свое направление, а когда они длинными грядами пересекают путь, то через них приходится перетаскивать сани, встречая при том в собаках не помощь, а лишнее затруднение.

Летом же, между ледяными полями и льдинами различной величины и мощности, везде существуют свободные от льда каналы и щели, беспрерывно меняющие ширину и направление. Эти каналы, при рыхлом состоянии поверхности льдин и сохранившихся частью торосах, делают переправу по льду летом невыразимо трудным и опасным предприятием. Лодки на полозьях приходится то перетаскивать через торосы, проваливаясь на каждом шагу в расщелины, то переправлять их через канал по импровизированному плавучему мосту из льдин, то плыть на лодке по свободному водному пространству.

По расчету д-ра Бергена, участника германской экспедиции, пробывшей почти год на льдине в Гренландском течении, летом около 1/3 поверхности полярного моря покрыто водой, 2/3 - льдом. Вейпрехт, командир 'Тегетгофа', признает этот расчет правильным. Наблюдения Нансена не противоречат ему. 'Если бы непокрытая льдом часть была распределена равномерно, - говорите Вейпрехт, - то такое море не представляло бы больших затруднений для плавания'. Но беда в том, что под влиянием ветров и течений льды напирают то в ту, то в другую сторону; то нагромождается новый торос там, где незадолго еще свободный проход манил морехода; то внезапно образуется широкая щель поперек мощной льдины, на которой путник думал найти себе убежище. Не подлежит сомнению, что напоры льдов, сила коих находится в прямой зависимости от приливно-отливного явления, не во всех частях моря достигают одинакового напряжения. На это, между прочим, указывает и тот факт, что Нансен, во время своего достопамятного возвращения с севера к Земле Франца-Иосифа, проходил иногда по местностям, где непрерывные торосы, щели и преграды истощали все силы Нансена и его спутника; иногда же обширные ледяные поля давали им возможность самим быстро передвигаться на лыжах, предоставляя собакам тащить беспрепятственно сани по сравнительно ровной снеговой поверхности.

Чтобы дать некоторое понятие о толщине льда в Ледовитом океане к северу от Сибири, приведу несколько измерений, сделанных на 'Фраме'. Оказалось, что лед, образовавшиеся в октябре или ноябре, нарастал постоянно в продолжение всей зимы, но тем медленнее, чем лед становился толще. 10 апреля толщина льда была 2,31 метра; 31 мая - 2,52 м.; 9 июня - 2,28; 20 июня толщина оставалась та же, хотя таяние на поверхности уже было в полном разгаре. 'Июля 10 (говорит Нансен), я, к моему удивлению, нашел, что толщина льда увеличилась до 2,76, хотя с поверхности уменьшалась на несколько сантиметров ежедневно'. Это прирастание снизу происходило в слое пресной воды, который, при таянии верхнего слоя льдин, достигал поверхности воды и, вследствие меньшей своей плотности, составлял на поверхности соленой воды слой, в 3 метра мощности. Так как температура верхнего слоя морской воды была ?1,5° Ц., то пресная вода и примерзала снизу. Средняя толщина льда по Нансену около 10 фут, но в отдельных местах она гораздо больше, например, набивной лед под 'Фрамом' имел до 30 фут толщины; но бурения показали, что это была не сплошная, а разнородная масса со скважинами и пустотами. Я несколько подробнее остановился на рассмотрении ледяного покрова полярного моря, как на том факторе, который представляет наибольшее затруднение для арктических исследований.

Борьба с холодом не представляла никогда непреодолимых препятствий. Не только жители севера, привыкшие с детства к стуже и метелям, но и южане, входившие, например, в состав австрийской экспедиции, от холода не страдали. А холод в Ледовитом океане велик. По наблюдениям на 'Фраме' за три года средняя температура по Цельсию была в пяти зимних месяцах (ноябре, декабре, январе, феврале и марте) от ?28° до ?35,5° в среднем, и многие дни подряд держалась ниже точки замерзания ртути; в три летних месяца (июнь, июль, август) средняя температура колеблется между ?2° и 0°. Если иметь в виду, что близполярная область в летние месяцы получает большее количество тепла от солнца, чем тропики, то спрашивается: почему же температура здесь летом несравненно ниже, чем в самых холодных странах мирa? Дело в том, что все это большое количество солнечной энергии расходуется на разрушение и разрыхление ледяного покрова.

Полярный климат отличается резкими колебаниями температуры в зависимости от направления ветра; когда температура внезапно подымалась с ?40° до ?20° мороза, и если при этом ветер был слаб, то он казался арктическим путешественникам теплым зефиром. Свежий же втер, даже при меньшем морозе, пронизывал холодом. Во время русской экспедиции к устью Лены в 1882 г. матросы однажды попросились купаться, жалуясь на жару; термометр показывал +2° в тени. Но эти колебания переносятся легко, а цинга, этот бич прежних экспедиций, устранена успехами современной науки и техники.

Что касается до способов передвижения, коими до сих пор пользовались, то в последнее время до появления Нансена, считалось аксиомой арктического исследования, что роль судна должна заключаться в доставлении экспедиции предметов ее снабжения - к так называемому операционному базису. Для исполнения этой задачи судно должно избегать затора и, следовательно, может плавать только в свободной воде, т. е. только в конце лета, когда процесс таяния достигает своего максимума; самая же экспедиция, прозимовав в избранной точке, производит свои экскурсии по льду на санях ранней весной, когда солнце светит, но снег еще не начал таять. Для облегчения груза саней устраиваются продовольственные склады, чтобы путешественники, при возвращении к месту своей зимовки, были обеспечены провиантом. Вот каков был признанный авторитетами тип полярных экспедиции.

Если 'Тегетгоф', 'Жаннета', 'Поларис'[66], 'Ганза'[67] и другие суда оставались во льдах, то это было против воли и желания их руководителей. Нансен, как известно, пошел вразрез с рутиной: он поставил себе задачей не избегать льдов, а, изучив их свойства и движения, пользоваться ими. Его судно 'Фрам', построенное так, чтобы оно могло устоять сильнейшим напорам, становилось плавучей обсерваторией, обставленной удобствами и даже комфортом современной культуры, но обсерваторией, которая вместе со льдами, уносимая ветрами и течениями, независимо от воли человека, изменяла свое место. Однако подвижная натура Нансена, жаждая деятельности и борьбы с препятствиями, не выдержала этой пассивной роли. 'На что у меня сила, если я ею не пользуюсь', - пишет он в дневнике. После второй зимы он убедился в том, что успех его плана обеспечен: 'Фрам', несмотря на напоры льда, остался невредим; его сносило по тому направлению и с той скоростью, которую Нансен предвидел; большие океанские глубины, найденные Нансеном в Ледовитом океане, устраняли опасность быть задержанным сушей; снаряжение экспедиции оказалось настолько совершенным, что не было ни одного случая заболевания, а дух команды оставался превосходным. Тогда Нансен решился на самое отважное из всех его смелых предприятий: 14 марта 1896 г., он один, в сопровождении Иогансена, на парусинных лодках, снабженных полозьями и запряженных собаками, покинул комфорт и безопасность, предоставляемый его судном, и пустился по льду к северу, с целью приблизиться, а может быть, и достигнуть полюса. Он намеревался идти в продолжение 50 дней к северу, а затем отступить к Земле Франца-Иосифа. Но трудности оказались больше предполагаемых. Даже такая настойчивая и щедро одаренная во всех отношениях личность, как Нансен, принуждена была отступиться от первоначального своего намерения, и после 25-дневнаго, неимоверно тяжелого похода к северу, он, достигнув широты 86° и 14', поворачивает на юго-запад по направлению к Земле Франца-Иосифа. Нансен, как и его предшественники, признает поход с санями через полярные льды, изборожденные торосами, лощинами, отдельными ледяными глыбами - самым утомительным делом. 'Эти вечные усилия могли бы утомить великанов', - говорит он в своем дневнике.

Однако, невзирая на все эти недостатки передвижения на санях, все наивысшие широты были достигнуты до сих пор этим способом: Парри[68] в 1827 г., Clement Markham[69] в 1876 г., Lockwood[70] в 1883 г., и, наконец, сам Нансен в 1896 г., последовательно достигали наибольших широт, передвигаясь на санях; но этот первобытный способ передвижения технически остался тем же, каким он был сотни лет тому назад. При данном состоянии льда успех зависит от неизменных свойств северной собаки и от выносливости путешественника.

С другой стороны, судостроение является техникой прогрессивной: препятствие, гибельное для беломорского карбаса, не представляет опасности для крепкой шхуны норвежского китобоя: то, что невозможно для парусного судна, является легкой задачей сильному пароходу. Доросла ли техника до преодоления трудностей, представляемых льдами полярной области, судить не мне. Моя задача состояла в том, чтобы в беглом очерке напомнить здесь то, чего достигло человечество в вековых своих усилиях проникнуть в область вечных льдов, дабы овладеть ее сокровищами, раскрыть ее тайны, расширить власть человека над природой до крайних пределов обитаемой нами земли. В решении этой задачи Россия принимала выдающееся участие. Займем ли мы снова и в этой области подобающее нам место? На этот вопрос ответит будущее.

III. К Северному Полюсу - напролом! Лекция вице-адмирала С. Макарова

Мой предшественник, барон Врангель познакомил нас с историей полярных исследований и состоянием Ледовитого океана. Я же являюсь с докладом о том, что сделала техника по пароходному делу и действительно ли ее успехи дают теперь возможность пробраться в северные широты не при посредстве одних только собак и прежних способов, а напролом, при посредстве сильных машин, которыми человечество располагает для своих нужд.

Дело ледоколов, т. е. таких пароходов, которые ломают лед, есть дело новое, но а все пароходное дело есть дело новое. Новое мы видим не в одном пароходном деле, а во всем, каждый день, и то, что казалось нам несбыточным вчера, оказывается осуществимым сегодня. Одно то, что мысль о возможности бороться с полярными льдами есть мысль новая, не может еще служить доказательством, что эта мысль неверная. Нужно считаться с цифрами, взвесить все, что дала техника в этом отношении, и тогда только решить вопрос: действительно ли льды Ледовитого океана могут быть взламываемы или же техника не доросла еще до этого?

Дело ледоколов зародилось у нас в России. Впоследствии другие нации опередили нас, но, может быть, мы опять сумеем опередить их, если примемся за дело. Первый человек, который захотел бороться со льдом, был кронштадтский купец Бритнев[71]. Это было в 1864 г. Как известно, Кронштадт отрезан от сухого пути водою. Летом сообщение поддерживается на пароходах, зимою на санях, но в распутицу, когда нет пути по льду, а пароходы уже прекратили движение, бывали большие затруднения по перевозке грузов и пассажиров. Бритнев попробовал - нельзя ли пароходом ломать лед. Он в 1864 году, у парохода 'Пайлот'[72] срезал носовую часть так, чтобы она могла взбегать на лед и обламывать его. Этот маленький пароход сделал то, что казалось невозможным; он расширил время навигации осенью и зимой на несколько недель. После того как пароход 'Пайлог' дал такие успешные результаты, Бритнев построил ему в помощь пароход 'Бой', и движение в распутицу сделалось весьма сносным. Пароходы Бритнева, однако же, были очень слабы, а потому все-таки были случаи, что сообщение с материком затруднялось; но когда, лет 8 тому назад, ораниенбаумская компания завела два парохода в 250 сил, то сообщение с материком сделалось вполне обеспеченным.

Первые опыты с пароходом 'Пайлот', который имел очень слабую машину, повели к предположению, что простая мысль продавливать лед корпусом въезжающего на него парохода не совсем практична, и в 1866 г. был испытан в Кронштадте проект инженера Эйлера, предлагавшего ломание льда посредством гирь. Была взята канонерская лодка[73], у которой в носовой части устроили гири и приспособили шесты с минами. Гири действительно проламывали лед, но у лодки не хватало силы машины, чтобы раздвигать разломанные куски. Таким образом, дело это оказалось совершенно непрактично. Мысль Бритнева, напротив, получила полное применение.

В 1871 г. стояла чрезвычайно суровая зима в Европе; вход в Гамбург замерз, и решено было построить ледоколы. Были посланы в Кронштадт инженеры, чтобы посмотреть, как Бритнев ломает там лед. Они купили чертежи Бритнева за 300 р., и, сообразно с этими чертежами, был построен для Гамбурга первый ледокол, предназначенный ломать лед посредством своего корпуса. Затем гамбуржцы, увидев всю выгоду поддерживания навигации круглый год, не остановились на одном ледоколе и построили еще два. Ледоколы принадлежали гамбургскому правительству, которое, не желая конкурировать с частными лицами, не дозволяет ледоколам летом работать на буксировке судов и держит их без дела. Любек пошел вслед за Гамбургом, и затем все приморские порты Балтийского моря обзавелись ледоколами.

В 1891 г. для города Николаева построили ледокол[74]. Почин в этом деле принадлежит Министерству путей сообщения, которое поняло всю важность открытия навигации этого порта круглый год. Оно нашло денежный источник, чтобы покрыть расходы по постройке ледокола для Николаева. Затем в 1892 г. Морское министерство построило ледокол для Владивостокского порта[75]. С тех пор пароходы Добровольного флота посещают Владивосток круглый год. Первый ледокол для Владивостока оказался слаб, мал по своей силе, и ему приходилось ежедневно работать, чтобы поддерживать прорубленный им канал. Чтобы устранить этот недостаток, был заказан другой ледокол, немного больше первого, при котором сообщение с Владивостоком во всякое время года будет обеспечено без непроизводительной затраты работы. Новый ледокол в состоянии безостановочно идти сквозь тот лед, которым покрывается Владивостокский рейд и Золотой рог. Затем Министерство путей сообщения завело для Саратова ледокол в 1500 сил и ледокольный паром такой же силы[76]. Там, с нынешней зимы (1896/97 г.), перевозятся поезда через Волгу круглый год.

Когда начали строить Великий сибирский путь и возник вопрос о том, что постройка пути вокруг Байкала вызывает большие затраты, то Министерство путей сообщения решило построить ледоколы и для Байкала. За образец были взяты ледоколы, имеющиеся на озере Мичиган. Главная особенность этих ледоколов заключается в том, что в передней части корабля делается винт. Польза такого приспособления открыта в Америке случайно. Один капитан ледокола, встретив большой торос и не имея возможности побороть его, взял на буксир, и при этом оказалось, что струя воды от винта стала вымывать нижние льдины, и торос распался. Вероятно, нижние льдины очень плохо припаяны одна к другой, вследствие чего струя воды выворачивает их со своих мест. Этот опыт дал американцам идею сделать у ледокола передний винт, и я сожалею, что не знаю имени того инженера, который схватил и разработал эту мысль.

Ледокол для Байкала сделан согласно последнему слову науки: у него в корме два винта, а в носу один винт. Я не сомневаюсь, что он в состоянии побороть лед озера Байкал и в хороших руках будет делать свое дело. На рисунке представлен пароход с передним винтом перед торосом, который надо преодолеть. Действие переднего винта следующее: идя обыкновенным сплошным льдом, передний винт, всасывая воду из-подо льда, образует под ним пустоту и помогает ему обламываться под давлением набегающего корпуса ледокола. Когда ледокол подойдет к малому торосу, то он его поборет своим ходом, но если торос так велик и крепок, что ледокол не может побороть его ходом и остановится, то передний винт переводится на задний ход, и тогда струя воды, отбрасываемая на нижние льдины тороса, выворачивает их и отбрасывает вперед[77].


Торос


Размывание тороса


Инженер Рутковский, посланный Министерством путей сообщения осмотреть ледоколы в Америке, пишет следующее о действии ледокола 'St. Marie', имеющего 3000 сил и снабженного передним винтом.

'При остановках пароход останавливался, упираясь в сплошной лед. Для того чтобы пустить его опять в ход, не требовалось подавать его назад. Как только пущен был в ход передний винт, замечалось на льду под ногами некоторое слабое колебание в расстоянии до 5 сажен от носа парохода, и затем, при действии заднего винта, пароход начинал двигаться, сначала крошить лед перед собою, а потом разламывать его на большие льдины, выбрасываемые по бокам парохода. При этом получалось впечатление, как будто бы пароход поднимался на лед и проламывал его своим весом.

Мне передавал капитан судна, что в 1895 г. лед был тоньше обыкновенного, а в 1894 г. достигал 2,5 фута, и пароход мог свободно идти через лед при этой толщине. Капитан судна и сопровождавший меня инженер компании, строившей судно, сообщали, что пароход не встречает никакого затруднения при проходе сплошного льда даже 2,5 фута толщиною, но что больше затруднений приходится испытывать, когда лед из озер (Мичиган и Гюрон) позднею весною вгоняется штормами и течением в узкий пролив, где образуются загромождения и ледяные валы до 20 футов и более вышиной.

В таких случаях, говорит капитан, приходится проходить через такие загромождения в два приема, т. е. если пароход не может сразу пройти через нагроможденные и смерзшиеся льдины, то они направляют сначала струю переднего винта для разрыхления массы и затем, подавая пароход назад, вторично проламывают препятствия. Эта операция не могла быть мною наблюдена за покрытием пролива сплошным льдом'.

Месяц тому назад в Финском заливе пробовали новый ледокол 'Надежный', построенный в Копенгагене для Владивостокского порта, и оказалось, что этот ледокол, не имевший переднего винта, прекрасно ломал лед, идя носом вперед, но еще лучше он ломал лед, идя кормою вперед, что подтверждает идею носовых винтов, даже при следовании через сплошной лед.

Вот в каком положении находится дело ледоколов. Посмотрим теперь, можно ли с успехом применить эти ледоколы к плаванию в Ледовитом океане. Лед можно разделить на ледяные горы глетчерного происхождения, ледяные поля и торосы.

Наш сибирский берег низмен и не дает глетчеров Ледовитому океану. Никто из исследователей не встречал ледяных гор к северу от нашего сибирского берега; их не видели с 'Жаннетты', и их не встречал Нансен[78]. Ледяные горы следуют вдоль берегов Гренландии, и в некоторые месяцы их очень много у Ньюфаундлендской банки, куда они приносятся Лабрадорским течением, а в остальной части Ледовитого океана их нет[79]. Ледяные горы по своему размеру бывают так велики, что с ними силою кораблей бороться невозможно; их должно обходить.

Ледяные поля могут состоять из льда одногодового и льда старого. Вейпрехт, в своем классическом исследовании 'Die Methamorphosen des Polareises' выводит зависимость между количеством мороза и толщиною ледяного покрова. На основании наблюдений в 3 различных местах он составил таблицу, в которой количество мороза обозначено градусо-днями; приняты градусы Реомюра. Ниже приводим следующие цифры:

500° дает толщину льда 63 см

1000°::::::::::::92 см

2000°::::::::::::134 см

3000°::::::::::::165 см

4000°::::::::::::189 см

5000°::::::::::::209 см

10 000°:::::::::::294 см

15 000°:::::::::::359 см

20 000°:::::::::::410 см

Данные эти нанесены мною на чертеже, который служит для вывода предельной толщины льда. Из этой таблицы и диаграммы мы видим, что вначале замерзание идет весьма быстро, а потом чрезвычайно медленно. Первые 500 градусо-дней морозу дают толщину льда в 63 см, а последние 500° лишь 5 см. Вейпрехт считает, что среднее количество мороза в Ледовитом океане 4500 градусо-дней.

Таяние льда происходит иначе, чем замерзание, оно не только не уменьшается по мере убыли льда, но даже увеличивается, в особенности с того момента, когда лед становится порист и вода уходит под лед. По Вейпрехту, в самой холодной части Ледовитого океана, за летнее время, лед может уменьшиться в своей толщине на 1-1,5 м. Расчет предельной толщины льда по системе Вейпрехта делается следующим образом. Предположим, что в Ледовитом океане количество мороза равно 5000 градусо-дням и таяние - одному метру. Согласно диаграмме на рис. 2. при 5000 градусо-днях, в первую зиму образуется ледяной покров в 209 см, в лето стает 1 м и, следовательно, останется 109 см, что соответствует 1350 градусо-дням. Прибавив к этой цифре 5000 градусо-дней, получим 6350, а этой величине соответствует намерзание в 234 см. Эту толщину льда будем иметь в конце второй зимы. Продолжая вычисление таким же образом, получим предельную толщину при заданных условиях 260 см. Это и есть толщина полярного сплошного льда по Вейпрехту.

На 'Фраме' количество мороза оказалось более, чем это предполагает Вейпрехт. В первую зиму они получили 5130 градусо-дней, во вторую 6130 и в третью 5300. В среднем они имели 5520 градусо-дней[80].


Диаграмма толщины льда


Количество таяния у Нансена обозначено лишь для одного лета и оказалось в 1 м. Если принять таяние в 1 м, а количество мороза в 6000 градусо-дней, то получим, по формуле Вейпрехта, наибольшую толщину льда 3,05 м (10 футов). Нансен, однако, иногда встречал лед в 14 футов, а командир 'Жаннетты' Де-Лонг упоминает о льде в 12 футов. Не происходит ли это от того особого явления, которое наблюдал Нансен? Он заметил, что пресная вода, образовавшаяся от таяния льда, уйдя под лед, вследствие прикосновения к соленой воде, имеющей температуру ?1,5°Ц, вновь намерзает и увеличивает толщину льда снизу в то время, когда наверху происходит обильное таяние его. Следует ли это явление считать обыкновенным или исключительным? Ответ на это дать весьма трудно, но надо думать, что для такого явления необходимы исключительные условия: надо, чтобы внизу был покой и отсутствие течений, которые могли бы перемешивать тонкий слой пресной воды, сбегающей со льда, с соленою, и тем понизить точку замерзания.

Происходит ли такое явление повсюду или нет, сказать не могу, но, во всяком случае, сплошной лед в 12 футов наблюдался, и расчеты наши надо вести на лед такой толщины. Рассмотрим, какую силу надо применить, чтобы взламывать лед в 12 футов толщины. В настоящее время по вопросу о ломке льда есть уже некоторый материал, по которому можно найти зависимость между толщиною сплошного льда и потребною для его разломки силою машины. Я обратился с этим вопросом к нашему ученому, морскому инженеру В. И. Афонасьеву[81], который дал мне следующую формулу I.H.P. = 2,5 v · d2.

I.H.P. есть индикаторная сила машины, потребная для безостановочного взламывания сплошного льда, v - скорость движения в узлах, d - толщина сплошного льда в дюймах.

По этой формуле для безостановочного движения со скоростью одного узла требуется:

при 2-футовом льде 1400 сил

4::::::5760

6::::::13 000

8::::::23 000

10:::::36 000

12:::::52 000

По этому же предмету я спросил завод Армстронга, строивший ледокол для озера Байкал. Завод этот высчитывает, что для взламывания льда большой толщины потребуется гораздо меньше сил, чем по формуле В. И. Афонасьева, но надо сказать, что завод Армстронга говорит о ледоколах с передним винтом, тогда как В. И. Афонасьев основывал свои выводы на опытах с ледоколами, не имеющими переднего винта. Чтобы не ошибиться, примем расчеты В. И. Афонасьева, согласно которым для прохода сплошного льда в 12 футов надо 52 000 индикаторных сил.

Кроме сплошного льда, ледоколу в Ледовитом океане придется иметь дело с торосами. Торосы происходят от давления льда. Если представить себе, что море покрыто сплошным льдом, то ветер, дующий на его поверхность, стремится сдвинуть его по направлению движения. При огромной поверхности океана давление это, при значительной силе ветра, бывает так велико, что лед не в состоянии его выдержать, и он со страшным шумом взламывается и начинает громоздиться, образуя из глыб гряду, идущую зигзагами, поперек движения ветра. Лед затем взламывается в другом месте, образует новые гряды, и так как ветры дуют с разных сторон, то гряды торосов, как паутина, покрывают поверхность океанов. Они-то и составляют главное препятствие к санному путешествию по льду.

На образование торосов влияют также приливы и отливы, и Нансен подметил в этом отношении некоторую зависимость. О торосах существовали преувеличенные известия. Путешественникам приходилось перелезать через них, а потому они им казались очень высоки. Нансен по этому поводу в своем сочинении ('Farthest North', стр. 243, т. I, английское издание) пишет следующее:

'В отчетах о полярных экспедициях часто можно встретить описание торосов в 50 футов высотою. Это сущие сказки. Авторы таких фантастических описаний измерений не производили. Во все время нашего следования со льдом и нашего путешествия по льду я только один раз встретил торос, вышиною более 23 футов. К несчастью, я не имел случая смерить его, но думаю, что могу с достоверностью сказать, что он был около 30 футов высоты. Все самые высокие торосы я обмерял; они были высотою 18-23 фута, и могу с достоверностью утверждать, что торосы, образуемые из морского льда, высотою более 25 футов, суть очень редкое исключение'.

О глубине тороса можно судить по вышине его над водою. Торос представляет из себя кряж гор с некоторыми вершинами, и 18-23 фута, вероятно, есть высота вершин, а не всего кряжа. Предположим, однако же, чтобы не ошибиться, что кряж тороса имеет вышину 18 футов, и зададимся вопросом, как глубоко такой торос простирается вниз. Вейпрехт говорит, что в морском льде отношение высоты надводной части к подводной изменяется в пределах 1:10 и 1:3; в среднем он принимает 1:5. если допустить, что набивной лед имеет равную толщину, то вышина 18 футов над водою будет соответствовать 90 футам под водою. Но, по отношению к торосу, это не так. Торос в сечении имеет вид треугольника. Допустим, что стороны его идут под углом 45°, получим, что при высоте 18 футов и основании 36 футов площадь треугольника будет 324 кв. фута. Для поддержания веса этого льда следует под ним нагромоздить треугольник, площадью в 5 раз большею, т. е. 1620 кв. футов. такой треугольник, при той же покатости боков, будет иметь высоту 40 футов и основание 80 футов. Прибавим 12 футов толщины сплошного льда, и мы получим глубину тороса в 52 фута (рис. 3). Сплошной лед, представляющий связь тороса, будет в центре нагромождения претерпевать большее давление сверху, а по бокам будет большее давление снизу. Поэтому поверхность льда примет выгнутую форму, что и наблюдал нансен. Когда начинается таяние, то во впадинах у тороса скапливается вода. Наибольшей глубины торос, вероятно, достигает в момент своего образования, но затем лед начинает разравниваться. Вейпрехт (стр. 64) свидетельствует, что иногда, при полном спокойствии льда сверху, слышно его перемещение внизу. Это происходит, вероятно, вследствие движения воды под ледяным полем. Разность движения ледяного поля и воды, на которой оно лежит, т. е. течение воды, есть та сила, которая тревожит и разравнивает нижние глыбы льда.

Есть указания и у Нансена, и у Де-Лонга, что на 30 футах опущенный лот ударял по глыбе льда, и, кроме того, есть указания, что ледяные поля своими торосами становились на мель на 30 футах. По всем вышеуказанным доводам надо думать, что нагромождение глыб внизу против торосов до 30 футов есть дело заурядное и что в некоторых случаях подводная глубина торосов достигает 40 и 50 футов.


Схема полярного тороса


Является вопрос: может ли ледокол, имеющий силу идти сплошным льдом в 12 футов, разбить торос в 25 футов высотою? Инженер Рутковский приводит свидетельство, что на Мичигане ледокол в 3000 сил проходил торосы в 20 футов. Если допустить, что это преувеличение, что торос был 15 футов и крепость его пропорциональна квадрату его высоты, то и тогда нам для разбивания тороса в 25 футов потребуется менее, чем утроить силу, т. е. применить к разбиванию тороса 8300 сил, т. е. гораздо меньше, чем потребуется для разламывания сплошного льда в 12 футов.

Торосы озера Мичиган суть торосы одногодовые, тогда как в Ледовитом океане могут встретиться торосы, образовавшиеся несколько лет назад. Является вопрос: с годами нижний лед в торосе крепчает или нет? Ответ на этот вопрос мы можем найти в той же книге Вейпрехта (стр. 147). Он в зимнее время опустил глыбу льда на глубину 5 м, и оказалось, что в первый день произошло нарастание льда в 1 см. Это явление весьма понятно: глыба перед погружением имела температуру ниже нуля, и температура эта, передаваясь к поверхности глыбы, должна была произвести некоторое намерзание. В последующие дни намерзло уже очень немного, а затем глыба стала разрыхляться, вероятно, вследствие вымывания соли.

В первые дни по образовании тороса происходит спайка льдин между собою, и на эту спайку расходуется весь тот холод, который льдина принесла с собою. В последующее затем время спайка льдин между собою не увеличивается, а потому подводные глыбы льда в торосе с годами не крепчают, а слабеют, и если торос настоящего года на Мичигане может быть размыт действием винта, то, без сомнения, торосы минувших лет на Ледовитом океане также могут быть размыты действием струи воды от винта. Если торосы так слабы, что их можно размывать струею воды, то, следовательно, льдины не лежат плотно одна к другой. Торос нельзя сравнить с правильною кирпичною кладкою, его скорее можно уподобить груде кирпича, с тою, однако, разницею, что груду кирпича подвинуть весьма трудно, тогда как груду льдин, плавающих в воде, подвинуть весьма легко. Лед имеет такую малую плавучесть, что он в воде почти уравновешен; под давлением корпуса глыбы его будут расступаться в стороны и пропустят судно.

Если бы нам пришлось прокладывать себе дорогу в сплошном льде в 30 футов, то мог бы явиться вопрос: куда денется лед, который мы будем вымещать корпусом корабля? При набивном льде такого вопроса явиться не может, ибо между глыбами есть промежутки, которые допустят спрессование, и, кроме того, часть глыб пойдет, может быть, подо дном судна. Отсюда можно заключить, что торосы не представляют из себя чего-то непреодолимого.

Для ломки полярного льда в 12 футов мы высчитали, что потребуется 52 000 индикаторных сил. На первый взгляд, сила эта представляется до несоразмерности большой, но в прошлом (1896) году, как раз в это самое время, я ехал по Атлантическому океану из Нью-Йорка в Ливерпуль на пароходе 'Campania', машина которого развивает 28 000 индикаторных сил; следовательно, два таких парохода могут прорезать лед в 12 футов, и, значит, сила эта не есть чрезвычайная. Если бы я сказал, что хочу сдвинуть Альпы, то вы могли бы усомниться, ибо таких машин еще нет, но ведь не Альпы же сдвинуть мы хотим машиною. Я говорю о величине, которою мы на практике пользуемся. Я говорю о пароходе, который благополучно плавает и перевозит своих пассажиров из года в год. Чтобы пройти Ледовитый океан зимою и бороться с толстыми льдинами, пароходу нужно иметь 52 000 индикаторных сил. Но можно пройти Ледовитый океан не зимою, а позже, когда лед немного стает и будет на 1 м тоньше.


Расширение льда


Затем есть еще обстоятельство, чрезвычайно уменьшающее крепость льда, - это его растрескивание. Лед имеет чрезвычайно оригинальную аномалию. Все тела от теплоты расширяются, а от холода сжимаются. Морской лед имеет это свойство лишь ниже ?15°, а от ?15° до 0 он сжимается при нагревании. Пока стоит мороз и происходит намерзание, лед трескается, но не очень, а когда температура поверхности подымается до ?2, начинается сильное растрескивание льдин.

Предположим, что в конце зимы лед имеет толщину 2 м и что на поверхности он имеет температуру ?38°, внизу температуру воды ?2°, а в середине среднюю температуру ?20°. При этом условии верхний лед находится в состоянии, соответствующем объему 1083, средний лед 1086, а нижний 1077. Допустим теперь, что началась оттепель и поверхность льда, толщиною в несколько дюймов, приняла температуру, близкую таянию ?2°. Этой температуре соответствует объем 1077; следовательно, лед на поверхности должен был сжаться почти на 1 %, в то время как средняя толща осталась в прежнем объеме. Это обстоятельство вызывает трещины на поверхности, и Вейпрехт говорит (стр. 47), что весною нельзя найти и 1 кв. м поверхности льда без трещин.


Таяние и растрескивание морского льда


Лед пресноводный имеет ту же аномалию, как и лед морской воды, но температура небольшого объема находится ближе к 0. Чтобы проследить явление растрескивания, я нынешнею зимою сделал наблюдения над несколькими глыбами льда. Пока были морозные дни, поверхность льда оставалась цельная, но после двух дней оттепели поверхность льдины растрескалась и приняла вид мозаики, так что не осталось цельного места, на которое можно было бы поместить ладонь. Растрескивание льда значительно убавляет его крепость и уменьшает количество силы, потребной на его взламывание.

Кроме растрескивания льда, вследствие перемены температуры воздуха, есть еще другое обстоятельство, уменьшающее крепость соленого льда. Как известно, при замерзании соленой воды соль выделяется, но часть ее механически запутывается во льде. Пока температура льда низка, до тех пор запутавшаяся соль остается во льду, но когда температура льда повысится, то соль начнет вымываться из льда, и являются тонкие канальцы. Вейпрехт говорит (стр. 82), что в середине мая они могли прорубить во льду углубление и уже на 2 ? м встречали влагу. 25 мая (нов. стиля) уже на глубине ? м встречали влагу, а через 3 дня влага показалась даже на ? м от поверхности.

По мере того как лед тает и солнечные лучи начнут пробивать всю толщину, во льду появятся сквозные канальцы. Появление их обнаруживается тем, что вся вода с поверхности уйдет под лед. Путешественники по полярным льдам свидетельствуют, что вода в известное время лета уходит под лед, и, следовательно, с этого времени надо считать, что весь лед пробит каналами и, разумеется, значительно ослаблен в своей крепости.

Надо еще иметь в виду, что лед, образовавшийся из соленой воды, имеет большую вязкость, но значительно меньшую крепость, чем лед пресноводный. Я не встречал исследований по этой части, а потому сам при содействии доктора медицины Шидловского[82], произвел некоторые опыты над изломом ледяных брусков. Не привожу здесь подлинных цифр наших наблюдений, ибо они производились при недостаточно точной обстановке. Опыты показали, что лед из раствора поваренной соли, удельного веса 1026, при температуре около ?5°Ц, в три раза слабее на излом, чем лед пресноводный. Полагаю, что излишняя вязкость соленого льда с избытком компенсируется меньшею крепостью и что в общем можно признать, что лед морской воды слабее пресноводного.

Снежный покров значительно затрудняет разломку льда ледоколом. Это происходит, вероятно, вследствие того, что корпус ледокола не так хорошо скользит по снегу, как по льду, и что много силы бесполезно тратится на упрессовку снега. В июне месяце большая часть полярного льда уже оголилась от снежного покрова, и, следовательно, этого препятствия, с которым приходится считаться ледоколам в зимнее время, летом не существует.

Все вышесказанное приводит меня к заключению, что с 1 июня (нов. ст.) полярный лед хотя и имеет свою полную толщину, но значительно растрескался как сверху, так и снизу, и ломка его потребует гораздо меньшего усилия, чем ломка льда, не имеющего никаких трещин. Судя по опытам на кронштадтских ледоколах, 1 фут 4 дюйма весеннего льда равны по крепости лишь 1 футу льда осеннего, так что при расчете силы можно сбавлять 25 % с толщины. Для того чтобы не ошибиться, примем эту величину в 20 %. Позже 1 июня лед Ледовитого океана становится все слабее и слабее, пока с началом морозов он не станет вновь крепчать. Август месяц надо признать, по отношению к разламыванию льда, самым выгодным.

К числу обстоятельств, облегчающих доступ к Северному полюсу, надо причислить тот факт, что, по Вейпрехту и другим авторитетным отзывам, 1/3 пространства Ледовитого океана в летнее время совершенно открыта ото льда[83]. Нансен не противоречит этому указанию, и 'Фрам', от широты 83° до 80°, всего 180 миль, прошел во льдах, пробираясь по полыньям.

Может быть, даже существует и великая полынья, о которой пишет Врангель; температуры нижних слоев воды, наблюдавшиеся Нансеном на 'Фраме', наводят на некоторые соображения об этой полынье. В широте около 82° и долготе 125° 13-17 августа он получил следующие цифры:



Рассматривая эту таблицу, мы видим, что до глубины 100 м температура воды остается одна и та же, около ?1,5°. От 100 м она начинает подниматься, и на 200 м она достигает 0°, а на 260 м +0,34°. Температуру эту вода имеет до 500 м, после чего температура опять понижается. На 1800 м она достигает величины ?0,60°, которую и сохраняет до дна.

Если бы, вприбавок к температурам, были объявлены еще и удельные веса воды, то мы сейчас же могли бы решить вопрос о том, откуда она пришла; но, к сожалению, удельных весов нет[84], а потому заключение сделать затруднительно; тем не менее, можно сказать, что теплая вода на 200-800 м должна быть солонее поверхностной, иначе она поднялась бы кверху, а не оставалась внизу. Так как в Ледовитом океане существует много причин к уменьшению солености, то очевидно, что вода, занимающая слой на 200-800 м, пришла из южных широт. Это же условие подтверждается и температурой воды.

Существование слоя теплой воды под холодною указывает, что в Ледовитом океане есть, действительно, течение, подобное тому, как в Босфоре. Поверхностная вода меньшей сравнительно солености, вследствие разности уровней, выходит обратно в Атлантический океан, унося с собою льды. Граница двух вод недостаточно резкая. От 100 до 260 м лежит промежуточный слой с температурою между холодною и теплою. Глубина 100 м чересчур велика, чтобы волнение могло эффектно перемешивать слои ниже его, если Ледовитый океан всегда покрыт льдами. Посему надо предположить, что или Ледовитый океан местами вскрывается на большом пространстве, чтобы перемешивающее действие волн достигало глубин ниже 100 м, или же в каком-нибудь месте Ледовитого океана существует обилие вод столь малой солености, что для восстановления равновесия слой этот тонок, и теплая вода приближается там к поверхности. Этого мнения я придерживаюсь.

Думаю, что нет ничего невероятного, если где-нибудь между полюсом и Беринговым проливом окажется область льда сравнительно малой толщины. Лед этот, будучи слаб, вследствие присутствия под ним поблизости теплой воды по временам может взламываться и образовывать ту полынью, которую видел Врангель зимою и поверье о которой всегда существовало[85].

Подведя итоги всего сказанного выше, я пришел к заключению, что для следования по Ледовитому океану в летнее время нет надобности прибегать к 52 000 индикаторных сил и что достаточно ограничиться 20 000.

От широты 78°, в которой можно встретить летом лед, до полюса 720 миль. Авторитеты считают, что третья часть всего пространства не покрыта льдом, но мы предположим, что не покрыта льдом ? , т. е. 180 миль, и по этому пространству ледоколы пойдут со скоростью 12 узлов, следовательно, пройдут это пространство в 15 часов; 1/5 пространства, т. е. 144 мили, предположим заполненным полями одногодовалого льда, который зимою достиг 2,28 м, стаял на 1 м и летом имеет толщину 1,28 м, т. е. 4,3 фута. Предположим, что лед этот ослаблен сквозными каналами и трещинами и соответствует крепости зимнего льда в 3,5 фута, т. е. на 20 % меньше. Ледокол в 20 000 сил пройдет такой лед со скоростью 4 узла. Следовательно, 144 мили потребуют 36 часов. 1/6 часть - 120 миль - предположим заполненной льдом двухгодовалым, толщиною зимой 2,61 м, а летом 1,61, что соответствует 5,3 фута. Отбавляя 20 % на сквозные каналы, получим 4,2 фута, которые ледокол пройдет со скоростью 3 узла в 40 часов, 1/6 часть, т. е. 120 миль, предположим заполненной льдом в 3,05 м, т. е. 10 футов. Отбросив 1 м на стаивание, получим 2,05, т. е. 6,7 фута, отбрасывая 20 %, получим 5,4. Этот лед ледокол пройдет со скоростью 2 узла в 60 часов. 1/6 часть, т. е. 120 миль, предположим наполненной льдом в 3,6 м (12 футов); полагая 1 м на стаивание, получим 2,6 м (8,5 ф.), а отбрасывая 20 %, останется 6,9 фута, через которые ледокол пойдет со скоростью 1,3 узла и пройдет 120 миль в 92 часа. Остальные 36 миль, предположим, торосы, и скорость в них допустим лишь 3/4 узла. На прохождение 36 миль потребуется 48 часов. Итого на прохождение всех 720 миль потребуется 291 час или 12 суток и 3 часа, при скорости хода в 2,4 узла.

Весь вышеприведенный расчет составлен очень скупо относительно сопротивления. Предположено, что ледокол идет прямым курсом, тогда как в действительности он может выбирать путь через более легкий лед и полыньи. Даже при вышеприведенных предположениях требуется 12-дневный запас угля для того, чтобы пройти к полюсу. Ледокол может иметь такой запас, и если он возьмет с собой транспорт с углем, то возвращение его будет вполне обеспечено. Если же допустить, что курс будет избираться через полыньи и сравнительно тонкий лед и что, таким образом, удастся миновать и пройти полыньями половинное количество торосов и льда в 12 и 10 футов, то для прохода всего пути, считая его удлиненным до 800 миль, потребуется 9 суток.

Предположим, что 20 000 сил достаточно, чтобы следовать по Ледовитому океану летом в каком угодно направлении. Является вопрос: следует ли построить один ледокол в 20 000 сил или лучше построить два ледокола в 10 000 сил каждый? Я держусь того мнения, что два среднего размера ледокола лучше, чем один большой. В море всякие случайности возможны, и при двух независимых судах дело будет поставлено гораздо надежнее. Надо, однако же, чтобы оба ледокола давили на лед своею общею силою. Чтобы испытать такое пользование ледоколами, я обратился к директору Приморской дороги П. А. Авенариусу[86], который любезно предложил воспользоваться для опыта ледоколами, держащими сообщение между Кронштадтом и Лисьим Носом[87]. На корме одного из них сделана была деревянная подушка, в которую другой ледокол должен был упираться своим носом. Чтобы ледоколы не расходились, подано было два буксира накрест. Действие двух ледоколов, таким образом связанных, оказалось весьма практично, и сила действия двух ледоколов была двойная. Все, видевшие опыты, пришли к убеждению, что там, где действуют два ледокола, надо их ставить один в кильватер другому, чтобы получить двойную силу машины и двойную инерцию.

Если ледоколы ведут за собой грузовые пароходы, то каждый из них должен быть приспособлен к тому, чтобы следовать в кильватер вплотную, и, по вступлении в лед, все суда каравана, идущего через лед, должны быть поставлены вплотную и в таком виде следовать на всем пространстве ледяного покрова. При этих условиях никто не отстанет, и все машины будут служить для преодоления сопротивления, а инерция всех судов будет с пользою служить для разбития препятствий, которые встретятся передним ледоколам.

Плавание по Ледовитому океану вызывается потребностями науки, но постройка двух ледоколов, в 6000 тонн каждый, потребует таких затрат, на которые для одних научных целей средства найти невозможно. К счастью, есть практические цели, которые также требуют постройки больших ледоколов.

Россия природой поставлена в исключительные условия: почти все ее моря замерзают зимой, а Ледовитый океан покрыт льдом и в летнее время. Между тем, туда впадают главнейшие реки Сибири, и туда мог бы идти весь сбыт этой богатой страны. Если бы Ледовитый океан был открыт для плавания, то это дало бы весьма важные выгоды. Теперь Ледовитый океан заперт, но нельзя ли его открыть искусственным путем? Мысль такая высказывается не мною первым. Когда Виггинс докладывал в Техническом обществе о своем путешествии на Енисей, то великий князь Александр Михайлович сказал, что, по его мнению, дело с плаванием на Енисей стоит на шатких началах. Чтобы оно стало на прочных началах, нужны ледоколы. При посредстве ледоколов мы можем поддерживать сообщение с Енисеем в течение всего лета. Теперь это производится случайными рейсами один раз в год, и для поощрения этих рейсов предпринимателям дают некоторые таможенные льготы. При посредстве ледоколов рейсы на Енисей можно поставить на правильный фундамент и вести их регулярно. Полагаю, что 1 или 15 июня (ст. ст.), когда устье Енисея очистится ото льда, можно было бы идти первым рейсом, а затем каждые 2 недели делать рейс и, таким образом, открыть грузовое пароходное сообщение Сибири со всем остальным миром. Теперь, когда движение грузов случайное, находится достаточно грузов на несколько кораблей; когда же движение будет правильное, обмен грузов значительно возрастет. Сибирь так богата, а прирост населения как естественным путем, так и переселением идет так быстро, что грузов в скором времени найдется достаточно.

Мы, русские, богаты дешевым товаром, который не может быть перевозим на дальние расстояния по железным дорогам. Для такого товара нужно пароходное сообщение. Вследствие этого пароходное сообщение не будет конкурировать с железными дорогами, и открытие заграничного отпуска из бассейнов рек Енисея и Оби не уменьшит работу дорог, а, напротив того, увеличит ее, ибо, с открытием водного пути, край поднимется и промышленность в нем возрастет. Вопрос не в том, строить ли или не строить ледоколы для сообщения с Енисеем, а в том, строить ли их теперь или надо еще подождать. Надо думать, что два ледокола в 10 000 сил, начиная с 15 июня (ст. ст.), поведут караваны судов на Енисей со скоростью 5 узлов, а позднее ледяное препятствие будет встречаться лишь в немногих местах.

Есть еще одна насущная потребность, для удовлетворения которой требуются ледоколы. Теперь, когда Николаев, Одесса, Владивосток, Ревель и другие города расчищают себе путь ледоколами, один Петербург отстал от всех и все еще зимою заперт для пароходного сообщения. Кажется немножко странным, что все порты опередили в этом отношении Петербург. Инженер Р. А. Рунеберг[88] делал по этому предмету доклад, но дело остановилось и, вероятно, не потому, что потребность в ледоколе не сознавалась, а потому, что дело это казалось трудно осуществимым. При посредстве ледоколов можно было бы установить еженедельные зимние рейсы грузовых пароходов в Петербург и обратно и, таким образом, дать Петербургу правильное зимнее пароходное сообщение, в котором он сильно нуждается, как многолюдный город и ближайший морской порт к Москве и ко всему нашему богатому мануфактурному району.

В настоящей лекции я старался представить перед вами картину постепенного расширения в применении ледоколов. Один порт после другого обзаводятся ледоколами, и видно общее усилие искусственным путем получить то, что природа отказалась дать путем естественным. Я также показал перед вами, до каких пределов может доходить крепость ледяных покровов, и вы, вероятно, присоединитесь к моему мнению, что силою можно разбивать всякий ледяной покров. Вопрос не в том, можно ли лед разбить, а в том - стоит ли его разбивать?

Я наметил три крупных дела, которые могут быть выполнены ледоколами:

1) Научное исследование всего Ледовитого океана, на котором огромная область, 2 тысячи верст длиною и 1 ? тысячи шириною, ни разу не была посещена ни одним путешественником.

2) Открытие правильного грузового пароходного сообщения с Обью и Енисеем в летнее время.

3) Открытие правильного грузового пароходного сообщения с Петербургом в зимнее время.

Эти три цели, по моему мнению, могут быть удовлетворены постройкою двух ледоколов, в 6000 тонн, с машинами в 10 000 сил каждый. Ни одна нация не заинтересована в ледоколах столько, сколько Россия. Природа заковала наши моря льдами, но техника дает теперь огромные средства, и надо признать, что в настоящее время ледяной покров не представляет более непреодолимого препятствия к судоходству.

IV. Моя поездка для обзора Морского пути на Обь и Енисей

Прочитанная в Мраморном дворце лекция заинтересовала многих высокопоставленных лиц, и дело пошло гораздо скорее, чем я того ожидал. Уже в июне месяце я имел случай лично изложить свою мысль министру финансов Сергею Юльевичу Витте[89]. Ранее, чем меня принять, он обстоятельно ознакомился с печатным отчетом о моей лекции и при свидании поставил мне лишь несколько вопросов. Он пришел к такому заключению, что прежде, чем что-либо предпринять, полезно, чтобы я побывал в Карском море и ознакомился с состоянием пути на Обь и Енисей.

Лучше всего было бы иметь независимое судно, с которым можно было пройти туда, куда следовало, но Морское министерство не располагало для этого свободным судном в тех водах. Пришлось ограничиться поездкою, пользуясь тем, что можно было достать. Я решил первоначально съездить на Шпицберген, а потом пойти на Енисей с пароходами Г. Попхам, которые ежегодно возят туда груз.

Из Петербурга я отправился 29 июня (11 июля)[90] и прибыл 1 июля в Стокгольм, где имел случай переговорить с профессором Норденшельдом о льдах Ледовитого океана вообще и Карского моря в особенности.

Профессор Норденшельд, которого я познакомил с моим предложением исследовать Ледовитый океан посредством ледоколов, сказал мне, что он не видит причин, почему бы льды Ледовитого океана нельзя было разбивать посредством сильных ледоколов. Я заметил ему, что некоторые из ученых считают, что я не прав, когда сравниваю морские многолетние торосы с однолетними пресноводными торосами. Многолетние торосы, по мнению некоторых ученых, представляют весьма солидную массу, которую невозможно разбить силою корабля. Они думают, что лед в морских торосах, подобно льду ледников, подвергается метаморфозе и сливается в одну плотную массу. Норденшельд с этим не согласен и присоединяется к моему мнению, что глыбы, составляющие торос, спаяны между собою весьма слабо и что подводные глыбы почти совсем не спаяны. Он полагает, что если струею переднего винта можно сдвинуть с пути нижние глыбы речного тороса, то нет основания сомневаться, чтобы не были точно так же сдвинуты глыбы полярного тороса.

Профессор Норденшельд считает, что все рисунки, представляющие торосы Ледовитого океана, несколько преувеличены, что в Карском море льды несравненно слабее, чем в возвышенных широтах Ледовитого океана. К лету ледяной покров распадается на ледяные острова, размер которых часто не превышает ? мили. Местами эти острова касаются один другого, местами же между ними остается открытая вода.

Из Стокгольма я проехал через Тронгейм в Гаммерфест, оттуда на пароходе 'Lofoten' ходил в бухту Адвент на Шпицбергене и обратно. Льдов мы не встречали, но для меня это путешествие было в том отношении интересно, что 'Lofoten'ом' командует знаменитый Свердруп[91], бывший командир 'Фрама'. Проведя в его обществе 6 дней, я имел достаточно времени, чтобы подробно переговорить с ним о полярных льдах в летнее и зимнее время. Капитан Свердруп оказал мне полное содействие для производства ежечасных наблюдений над температурою и удельным весом морской воды; также в трех местах определены температура и удельный вес воды на глубинах.

Мои наблюдения помещены в конце книги[92]. Интересно понижение температуры поверхностной воды при приближении к острову Медвежьему. Это понижение температуры сопровождается понижением удельного веса. Отсюда ясно, что это не есть выступление нижней воды, а что тут языком вдается от NE полярная вода. Наблюдения на станции B в Ледяном фиорде (Ice Fiord) показали, что вода малой солености простирается до значительной глубины.

Капитан Свердруп рассказал мне, что, когда наступило третье лето пребывания 'Фрама' во льдах, он в это время находился в широте выше 84° и был тесно окружен льдами. Свердруп решился пробиваться сквозь эти льды. И, несмотря на то что машина 'Фрама' всего лишь в 200 сил и обводы этого корабля не приспособлены к ломке льда силою, 'Фрам' пробился сквозь лед благополучно, пройдя во льдах 180 миль.

Зимою, по словам Свердрупа, ледяной покров Ледовитого океана точно так же не представляет из себя сплошной, цельной, однородной массы. Поля однородного ровного льда вообще невелики; большею же частью такие льдины пересекаются трещинами или рядами торосов. Вследствие разных термических причин льдины, составляющие нагромождения, даже на поверхности смерзаются слабо; под водою же можно сказать, почти не смерзаются. Он видел пример, когда одна гладкая, ровная льдина, футов в 6 толщиною, набежала почти на 100 сажен на другую такую же гладкую льдину. Казалось бы, явились условия для прочного смораживания двух льдин, но на деле вышло не так: льдины, прилегающие даже одна к другой совершенно ровно, смерзаются лишь весьма слабо. Может быть, в первый момент смерзание происходит, но верхняя поверхность одной льдины, имея снежный покров и весьма низкую температуру, приляжет к нижней поверхности другой льдины, которая имеет температуру воды. Через некоторый промежуток времени место спайки примет среднюю температуру, причем холодная поверхность должна значительно сжаться, а более теплая поверхность расшириться. Результатом будут трещины, которые значительно ослабят спайку. Капитан Свердруп говорит, что если начать делать прорубь, то, дойдя до места спайки двух плотно прилегающих льдин, получится в проруби вода, что показывает, до какой степени место спайки непрочно.

На поверхности полярного льда летом скопляются пруды воды малой солености. Пруды эти в половине или в конце лета исчезают, ибо вода их уходит под лед, но бывают случаи, что пруд остается до осени, и в таком случае он замерзает. Казалось бы, что эта замерзшая вода должна была соединиться в одно целое с тем льдом, на котором она лежит. На деле же выходит иначе, и чаще бывает, что между этим новым льдом и старым остается пустота в 2-3 дюйма.

По мнению капитана Свердрупа, верхние льдины в торосе, может быть, и спаяны до некоторой степени, но слабо. Нижние же глыбы почти не спаяны, и торосы ни зимою ни летом нельзя считать крепкими и солидными.

Нижние глыбы, находящиеся подо льдом, весьма часто перемещаются, так что даже в тех случаях, когда наверху лед спокоен, слышны внизу легкие удары перемещающихся, вследствие течения, глыб. В третью зиму под кормою 'Фрама' была длинная щель, которая то закрывалась, то вновь открывалась. Как только щель открывалась, в нее начинали снизу выплывать глыбы льда, иногда значительного размера. Это показывает, что многие нижние глыбы постоянно путешествуют. Течение воды и движение льда меняют свое направление, так что если путешествующая льдина при одних условиях останавливается, то при других условиях она может опять тронуться с места.

Капитан Свердруп полагает, что глыбы занимают местами пространство внизу подо льдом до 30 футов.

Относительно летнего льда Свердруп говорит то же, что и Норденшельд, а именно, что ледяной покров даже с начала лета не представляет сплошного поля, а состоит из островов большей или меньшей величины. На протяжении 180 миль, пройденных им, он однажды шел вдоль одного острова, который был длиною до 16 миль. Кроме того, было штук 20 островов размерами в 4-5 миль, остальные же островки имели размер от 20 до 40 м. Он считает, что 80 % всего пространства заполнено небольшими островами в 20-40 м и открытою водою, а 20 % всей площади составляли большие острова. И в первое, и во второе лето на 'Фраме' видели китов, которым нужна открытая вода для дыхания. Это подтверждает существование свободных от льда пространств.

'Фрам' шел между ледяными островами, раздвигая своим корпусом льдины. Там, где льдины были малы, 'Фрам' мог подвигаться со скоростью 1-2 узлов, но когда приходилось пройти в проход между двумя большими льдинами, то встречалось большое затруднение: лед оказывался чересчур толстым и крепким для такого слабосильного корабля, как 'Фрам'; тем не менее, ударяя в промежуток между льдинами с полного хода, 'Фрам' обламывал концы этих толстых льдин. Свердруп видел это своими глазами.

Впечатление, вынесенное им из этой продолжительной борьбы со льдами, было то, что полярные льды, в особенности летом, очень слабы.

На 'Фраме' не делали инструментальных наблюдений над крепостью льда, но Свердруп считает полярный соленоводный лед на 60 % слабее льда пресноводного, так что, по его мнению, если для излома бруска пресноводного льда известной толщины требуется 100 фунтов, то для того же результата относительно соленоводного льда потребуется усилие в 40 фунтов.

Капитан Свердруп говорит, что на 'Фраме' он неоднократно выражал лейтенанту Скотт-Гансену свое мнение, что борьба со льдами при более сильной машине пошла бы весьма успешно. Он того мнения, что, задавшись мыслью идти к полюсу, не будет надобности ломать цельный лед: поворачивая вправо и влево, можно следовать между островами, раздвигая льдины, и лишь в тех случаях, когда два острова окажутся плотно прижатыми один к другому, придется проломать себе путь, но и тогда этот пролом будет не в цельном месте, а по краям льдин, которые обламывались даже от давления корпуса слабосильного 'Фрама'. Морской лед гораздо слабее, чем пресноводный. Как известно, 'Фрам' не был обшит железом. Твердое дерево, составлявшее обшивку 'Фрама', не могло бы выдержать трения о пресноводный лед, между тем как, несмотря на усиленное проталкивание 'Фрама' через морской лед, обшивка его оказалась совершенно неповрежденною, и 'Фрам' вернулся домой таким же крепким, каким ушел в плавание. Правда, он значительно тек, но это происходило оттого, что, вследствие напора льдов в зимнее время, конопать в швах обмялась; обшивка же его оказалась совершенно неповрежденной полярными льдами.

Капитан Свердруп много говорил мне об одном из своих спутников на 'Фраме', лейтенанте норвежского флота Скотт-Гансене[93], как о человеке знающем. Я послал впоследствии ему свою лекцию 'Об исследовании Северного Ледовитого океана' и просил высказаться относительно моего предложения: прокладывать себе путь через Ледовитый океан посредством ледоколов. Скотт-Гансен ответил на мое письмо, что с мнением моим он не согласен. Затем я написал ему второе письмо и получил от него ответ, что, вникнув в это дело и переговорив со Свердрупом, он изменил свое мнение и присоединяется к моему взгляду, что следование по Ледовитому океану, покрытому льдом, с большим ледоколом возможно.

По его мнению, 'в торосе между кусками льда довольно много пустых мест, как выше уровня моря, так и ниже его, и это делает всю массу менее крепкою, чем она кажется с первого взгляда'.

Он считает, что 'старого льда в общей поверхности Ледовитого океана надо считать около 60 %. Остальное заполнено льдами различных размеров, от самого старого до самого тонкого, который не может выдержать и растаивает от полярного солнца'.

Скотт-Гансен полагает, что площадь, вполне чистая ото льда, может быть определена в 5 % всей поверхности и состоит, по преимуществу, из длинных щелей. 'Цельные льдины бывают самых разнообразных размеров, льдины в 3-4 мили очень редки, а в 300-800 м довольно часты; бывают, однако, места, где напрасно приходится искать куска льда сколько-нибудь значительного размера'.

Плавание на пароходе 'Lofoten' с капитаном Свердрупом оставило у меня лучшие воспоминания об этом угрюмом на вид, но мягком в душе человеке с сильным характером и выдающеюся настойчивостью. От души желаю ему доброго успеха в трудной задаче, которую он предпринял: описать северный берег Гренландии[94].

Вернувшись с Шпицбергена в Гаммерфест 14 июля, я застал уже на рейде пароход 'Иоанн Кронштадтский'[95], принадлежащий г. Немчинову[96], представитель которого г. Вардроппер[97] предложил мне воспользоваться этим пароходом для следования на Енисей и для всяких моих работ по изучению пути. Пароход 'Иоанн Кронштадтский' назначается для плавания в реках и озерах, он двухвинтовый и сидит в воде лишь 4 фута.

В Гаммерфесте ко мне присоединился флагманский минный офицер моего штаба, лейтенант К. Ф. Шульц[98].

15 (27) июля я с пароходом 'Иоанн Кронштадтский' прибыл в Вардэ, где пришлось пробыть довольно долго в ожидании, пока соберутся пароходы, идущие с грузом на Енисей. Этим временем я воспользовался, чтобы переговорить о полярных льдах с командиром корабля 'Windward' Шлосхауером, ходившим на Землю Франца-Иосифа, а также со многими командирами промысловых судов, которые ходят во льды бить тюленей.

Бывший командиром полярного судна 'Windward' капитан Шлосхауер в 1894 году достиг Земли Франца-Иосифа, а в 1895 году привел оттуда свой корабль благополучно. Он рассказывал мне, что вышел из Хабарова в Югорском Шаре 2-го (14) августа и на пути к Земле Франца-Иосифа в широте 76° встретил довольно густой лед. Ледяные острова были шириною, по преимуществу, около 40 футов, но встречались острова в целую милю. 'Windward' подвигался вперед, раздвигая льды довольно успешно. В тех местах, где льдины прилегали одна к другой, проход не был затруднителен, и он сам видел, как толстые полярные льдины обламывались под напором корпуса 'Windward'. 'Windward' - деревянное судно, выстроенное как все тюленебои, и нос его окован железом. Машина слабая: около 200 инд. сил.


Пароход 'Иоанн Кронштадский'


Пробиваясь таким образом сквозь льды, 'Windward' 26-го августа (7-го сент.) достиг Земли Франца-Иосифа, где и остался зимовать.

На следующий год, 21-го июня (3-го июля), берега Земли Франца-Иосифа были чисты от льда. 'Windward' отправился в обратный путь, но в 25 милях от берега встретился лед, в котором его затерло. Угля было лишь несколько тонн, а потому невозможно было расчищать дорогу силою. 'Windward' оставался во льдах 65 дней. Ледяные острова были от 1 мили до ? мили в поперечнике, но встречались и более мелкие острова. Капитан Шлосхауер говорил, что если бы у него был запас угля, то он легко пробился бы сквозь этот лед и пришел бы гораздо скорее. Он придает также большое значение действию динамитных патронов, но у него их было чрезвычайно мало.

Из разговоров с капитанами судов, ходящих к Ян-Майну на тюлений промысел во льдах, я узнал следующее: на промысел выходят в апреле и мае месяцах, не доходя до Ян-Майна, начинают встречаться льды. Тюлень лежит на льдинах, и для промысла люди должны вылезть на льдины и бить тюленя из ружей или палками. Промысел на первых встречных льдинах очень неудобен, ибо зыбь и волнение затрудняют спуск шлюпок и приставание ко льдинам, поэтому стараются пробраться сквозь первый лед, который служит брекватером, преграждающим морские волны. Корабль, вошедший во льды, считает себя как бы в гавани, он пристает ко льдам и швартовится у них совершенно спокойно. Обыкновенно пристают носом к льдине, завозя на нее с двух сторон якоря.

Прекрасный пример слабости льда дал мне английский полярный писатель доктор Джеффрсон, ходивший на тюлений промысел. Он говорил, что в одном из случаев, когда подошли к толстой льдине и стали ломами пробивать ее, чтобы закопать лапу якоря, вся льдина треснула во всю свою толщину, и огромный кусок отломился от остальной массы. Это показывает, что в льдине, вследствие различных причин, было уже вредное натяжение, так что оставалось приложить незначительное усилие, чтобы большая глыба от нее совершенно отделилась.

Промышленники не боятся со своими деревянными судами ударять в соленоводный лед, и капитан Soerenson говорил мне, что в одном случае, когда он был снаружи льдин, ветер окрепчал до степени шторма, и его стало жать к льдинам. Тогда он решился спуститься на фордевинд и направить свой корабль в ту часть льдины, где, ему казалось, было небольшое углубление. Удар в лед был очень силен, но лед подался, и судно прошло благополучно. В другой раз, направляясь в пролив между льдами при ходе 10 узлов, по ошибке ударил скулою в очень крепкую глыбу. Результат был тот, что лопнуло 4 шпангоута в носовой части. Тот же капитан рассказывал мне, что, желая пробраться во льды для успешного промысла, он однажды зашел так далеко, что был затерт льдами. В течение трех недель его несло на SW и освободило лишь неподалеку от Исландии. Все видимое пространство вокруг него было заполнено, островами льда, футов в 50. Лед этих островов толстый, ибо острова полярного происхождения, но, несмотря на свою толщину, лед от удара обламывается, и проход между льдин, если даже они плотно придвинуты одна к другой, не труден.

21 июля (2 авг.). Сегодня меня посетил г. Lidbaek, который заключил контракт на эксплуатацию леса с реки Печоры. Он говорит, что предвидит большие трудности, как в том, что устье Печоры мелководно и большие пароходы туда входить не могут, так и в том, что часто льды заграждают путь к Печоре. Несмотря на эти трудности, лесопромышленникам приходится искать новые лесные области, ибо в Швеции леса сильно вырублены и цены на лес растут. Он говорил, что с большою радостью взялся бы за вывоз леса с сибирских рек.

Еще в первые дни моего пребывания в Вардэ, я, воспользовавшись любезным содействием нашего консула, Владимира Александровича Березникова[99], осмотрел китовый завод. Таких заводов по северному берегу Норвегии очень много, и все они устроены более или менее на один лад, а именно: сделан наклонный эллинг, по которому можно посредством лебедки вытаскивать из воды цельного кита, и затем выстроены приспособления для обработки всего, что из китов можно извлекать.

Китов разыскивают при посредстве маленьких пароходов, у которых на носу стоит пушка, приспособленная стрелять острогою, к которой привязан толстый канат. Подойдя к киту на расстояние около 10-20 сажен, стреляют в него острогой и, таким образом, прикрепляют канат к киту. Раненый кит бросается в сторону, канат выпускают, сколько надо, и затем задерживают, стараясь с пароходом следовать за китом. Как только острога удачно попала в кита и канат хорошо прикрепился, добыча кита обеспечена. Обыкновенно в голове остроги помещается снаряд, который разрывается в середине кита, причиняя ему тяжелое поранение. Рисунок [фотография - Н.К.] представляет собой пушку, вполне готовую к выстрелу. Виден снаряд от остроги и прикрепленный к ней канат китобойной пушки.

Когда кит убит, его подтягивают к борту, кругом хвоста берут цепь, крепят ее к носовой части судна и буксируют кита к заводу, держа его вдоль берега хвостом вперед. По прибытии к заводу, кита вытаскивают на эллинг по наклонной плоскости и приступают к его разделке.


Вытаскивание кита на берег


Китобойная пушка


Первоначально с кита сдирают жир и вытапливают его; жир отделяется от мяса очень легко. Потом начинают резать мясо и варить его в больших котлах, после чего сушат и толкут в порошок, который укладывается в мешки. Это - тук, который идет на удобрение. Лучший тук идет на корм скоту.

Кости китовые отделяются от мяса и идут в продажу в натуральном виде. Также отделяется китовый ус, который идет, по преимуществу, на дамские корсеты. Китовый ус есть теперь самая ценная часть кита, и спрос на него не уменьшается; китовый жир сильно упал в цене с тех пор, как во всеобщее употребление вошел керосин. Тук также последнее время потерял цену, ибо появились другие, более дешевые сорта удобрения.

Китовый промысел, который в прежнее время был столь выгодным, теперь с трудом окупает расходы на него. Норвежские китобои поставлены в очень выгодные условия - от них близки промышленные центры, которые покупают все, что дает китовый промысел, и, тем не менее, китобойные предприятия дают небольшой доход.

23 июля (4 августа). Вечером мы вместе с лейтенантом Шульцем переехали на китобойный пароход, вышли в море и с утра стали гоняться за китами. Охота в этот день шла неудачно. Мы гонялись за несколькими китами, но киты оказались очень сметливые: они ныряли в воду и выходили совсем не там, где мы их ждали. Мы ни одного раза не могли подойти к киту на расстояние выстрела. К вечеру вернулись в Вардэ. Предположение, что число китов уменьшается, по-видимому, не вполне основательно, ибо, по словам китобоев, в нынешнем году такое количество китов, какого еще никогда не бывало.

В Вардэ я жил в ожидании прибытия всех пароходов, которые были зафрахтованы г-м Попхам для доставки грузов на Обь и Енисей. Время затягивалось больше, чем я рассчитывал. По прибытии самого г-на Попхам на яхте 'Blancatra'[100] выяснилось, что есть неделя свободного времени, которой я воспользовался, чтобы сходить и посмотреть на Екатерининскую гавань и наш Мурманский берег.

25 июля (6 августа). В полночь с лейтенантом Шульцем отправился на пароходе 'Ломоносов' по портам Мурманского берега. Были в Печенге, Вайда-губе, Цып-Наволоке и в порте Владимир. 26 июля в полночь пришли в Екатерининскую гавань, простояли несколько часов и в 5 часов утра подошли к городу Кола. Мы посетили город, причем меня сопровождал английский путешественник Джеффрсон, вместе с которым мы осматривали в церковной ограде груду ядер, собранных после бомбардировки Колы англичанами. Бедный Джеффрсон был очень сконфужен тем, что его соотечественники бомбардировали ничем не защищенную, несчастную маленькую деревушку. Теперь Кола доживает свои последние дни, ибо через два года город перейдет в Екатерининскую гавань.

Из Колы пароход опять зашел в Екатерининскую гавань, оттуда в Зарубиху, Малый Олень и Териберку, куда пришел вечером. Все это маленькие рыбачьи деревни, но правительство делает все, чтобы оживить Мурманский берег; еженедельно приходит пароход, держащий сообщение от Архангельска до Вардэ, и во многих пунктах есть телеграфные станции.

27 июля (8 августа). Утром посетили Гаврилово, Подпахту и Шельпино. Здесь встретили шедший с губернатором камергером А. П. Энгельгардтом[101] из Архангельска срочный пароход 'Николай', на который мы пересели. Посетили те же порты и вновь прибыли в Екатерининскую гавань.


Екатерининская гавань


Мурманский берег омывается водою с большой соленостью, вследствие чего, несмотря на высокую широту места, море у этого берега так же, как и некоторые из гаваней, не замерзает. Необходимость иметь порт на Мурмане сознавалась уже давно, но шли нескончаемые споры о том, какой пункт признать наивыгоднейшим. Дело вероятно тянулось бы и по сие время, если бы министр финансов С. Ю. Витте, после своего посещения Мурманского берега в 1894 году, не принял на себя ответственности за окончательное решение вопроса. Благодаря его настояниям, Екатерининской гавани отдано предпочтение, но и по сию минуту некоторые лица доказывают, что другие порта лучше. Я лично, осмотрев различные места, нахожу, что выбор Екатерининской гавани сделан весьма мудро, но будет не менее мудро, если в этом отношении никаких колебаний не последует и выбранное место должным образом оборудуют.

При выборе Екатерининской гавани руководствовались главным образом местными потребностями, желая дать незамерзающему Мурманскому берегу незамерзающий порт. Кола не могла удовлетворить потребности Мурманского берега с его рыбопромышленной деятельностью, так как она лежит совсем в стороне и, по мелководью, недоступна не только что пароходам, но и большим рыбацким судам. Проживающие в Коле власти были совсем отделены от промышленников на Мурманском берегу, в особенности с наступлением холодов, когда река и прилегающая к ней часть бухты покрываются льдом.

Когда было решено город Колу перенести в Екатерининскую гавань, то ассигновали небольшие средства на постройку городка, устройство пристани, прокладку дороги и проч. Все дело возложено на архангельского губернатора Александра Платоновича Энгельгардта, который с замечательным искусством воспользовался небольшими средствами, ему предоставленными. Как план расположения построек, так и самое производство работ весьма рациональны. Пристань построена солидно, и к ней пароходы подходят уже теперь во всякую воду вплотную. От пристани прекрасное шоссе ведет на площадку, где строится город. Этим планом достигнуты две цели: во-первых, город лежит в месте, защищенном от морских ветров небольшим кряжем скал, во-вторых, места, ближайшие к пристани, остаются свободными для амбаров и складов под товар. Скалы, которые с первого взгляда кажутся мешающими постройкам, в действительности представляют лишь бесподобные фундаменты, на которых можно возводить всякие сооружения.

Воспользовавшись тем временем, пока пароход ходил в Колу, я обошел вместе с А. П. Энгельгардтом ближайшие окрестности Екатерининской гавани и своими глазами убедился в существовании нескольких прудов с чистою, проточною пресною водою. Потребуется водопровод не более как в версту, чтобы провести воду на пристань для снабжения пароходов пресною водою для котлов, в которой пароходы теперь постоянно нуждаются. Вардэ в этом отношении представляет большое неудобство: там пресной воды имеется очень мало, а потому она весьма дорога.

В 11 часов вечера пароход 'Николай' вернулся из Колы, и на нем прибыл священник для совершения молебствия на месте постройки церкви. Молебствие служили в полночь, воспользовавшись тем преимуществом, что здесь летом в полночь почти так же светло, как и в полдень. Подрядчик, строивший шоссе, заложил несколько динамитных мин и взрывами их произвел салют столь знаменательному событию на нашем севере.

По окончании молебствия все собрались на 'Николае', где был сервирован маленький ужин, а затем мы расстались с глубокоуважаемым Александром Платоновичем и отправились на пароходе 'Николай' далее по портам в Вардэ.

31 июля (12 августа). Пароходы г. Попхам окончили свои приготовления, и сегодня, в 7 час. утра, вся флотилия стала сниматься с якоря и уходить в море. Г-н Попхам, узнав от меня об удобствах Екатерининской гавани, решился осмотреть ее, и потому мы с ним и сели на быстроходный пароход 'Glenmore' и пошли в Екатерининскую гавань.

Пребыванием в Екатерининской гавани мы воспользовались, чтобы сделать глубоководную станцию J, и оказалось, что до 20 м вода теплая +7°, а ниже - лишь +1°; между тем в прилегающей части моря теплая вода идет до глубины 100 м. Присутствие холодной воды на глубине в Екатерининской гавани надо объяснить существованием при входе в гавань подводного порога, загромождающего теплой воде доступ с моря в котловину бухты. То же явление замечается во многих морях, но я в первый раз встречаю, чтобы порог мог в такой степени успешно изолировать целое лето небольшой водоем в 1 кв. милю от влияния окружающих вод, тем более, что прилив и отлив все время порождают течения, которые могли бы перемешать воду.

К вечеру мы в море присоединились к остальным судам, и я пересел на пароход 'Иоанн Кронштадтский', а г. Попхам - на яхту 'Blancatra'.

Весь наш флот состоял из следующих судов, часть которых ушла в Югорский Шар за несколько дней перед тем.

'Blancatra' - яхтатдеревянная, прочной постройки, для плавания во льдах.

'Lorna Doone' - деревянный тюленебой, прочной постройки, вооружен барком со вспомогательной машиной. Груза поднимает 400 тонн.

'Briton',

'Norman',

'Ecossaise',

'Buccaneer',

'Engeneer',

'Naranja'.

Грузовые морские пароходы, большею частью старые:

'Glenmore',

'Scotia'.

Речные пароходы для реки Енисей:

'Mary' - баржа,

'Иоанн Кронштадтский'.

Коммерческие суда вообще не привыкли ходить соединенно, и даже когда они идут под конвоем военного судна, то не слушаются сигналов, и конвоиру очень трудно держать корабли в определенном порядке. Тут же, когда во главе стоял коммерческий капитан, всякий шел как хотел, и суда растягивались на большое пространство, вследствие чего при первом тумане разлучались.

Представитель г. Немчинова Фома Робертович Вардроппер, на пароходе которого я с лейтенантом Шульцем шел, сделал все возможное для нашего комфорта и угощал нас чисто по-сибирски. Он всегда находил причину к тому, чтобы лишний раз закусить и подкрепиться, но главное, он сделал возможные удобства для гидрологических наблюдений.

Флотилия шла не более как по 6 узлов, а потому, когда нужно было сделать станцию для глубоководных наблюдений, то пароход 'Иоанн Кронштадтский' забегал вперед и останавливался, а затем, по окончании работ, полным ходом догонял остальные суда. Кроме наблюдений на станциях, мы делали еще и ежечасные наблюдения. Я чередовался с лейтенантом Шульцем. С вечера начинал наблюдения делать он, в 3 часа он отправлялся спать, а в 4 часа утра будили меня. Днем наблюдал один неутомимый Шульц. На станциях мы наблюдали оба, и в этом нам помогал Ф. Р. Вардроппер.

Погода благоприятствовала плаванию, и льдов, которые иногда бывают в этом месте, мы не встретили. Перед Югорским Шаром нашел туман; мы и некоторые другие суда стали на якорь, а остальные проскочили полосу тумана. Пароход 'Ecossaise', входя в Югорский Шар, стал на мель; 'Lorna Doone' пошел, чтобы ему помочь, и тоже стал на мель. Потом через два дня они оба благополучно снялись с мели.

Море к западу от Югорского Шара было совершенно чисто от льдов, но это наблюдается не всегда так. Бывают годы, когда лед в этом месте значительно затрудняет навигацию[102].

На переходе от Вардэ до Югорского Шара сделаны гидрологические наблюдения на 6 станциях. Рассмотрение полученных цифр показывает, что в западной части моря вода имеет полную морскую соленость, а именно 1,0267 от верху до низу. На расстоянии 100 миль от Вардэ удельный вес верхней воды начинает уменьшаться, а затем в долготе 43° вода от поверхности и до 75 метров имеет удельный вес 1,0265, и только на 125 метрах лежит вода с удельным весом 1,0267. В долготе 50° вода на поверхности имеет удельный вес 1,0265, зато тяжелая вода встречается на 40 метрах, следовательно поднимается в более верхние слои, чем в долготе 43°. В долготе 54° и далее к востоку тяжелая вода совсем не встречается.

Весьма интересен вопрос, куда уходит струя Гольфстрема, идущая вдоль Мурманского берега. Вероятно, одна часть нижним течением входит через горло в Белое море, а остальная, восходя на мелководья, перемешивается с менее соленой водой. В своем цельном виде. Т. е. со свойственной ей температурой и удельным весом, вода Гольфстрема к востоку от меридиана 40° на прямом пути от Вардэ к Югорскому Шару на поверхности не встречается.

5 (17) августа. Утром пришли в Югорский Шар, где стали на якорь против селения Никольского.

К нам прибыли с берега промышленники, от которых мы узнали, что в Югорском Шаре в нынешнем году с мая месяца льдов не было. Промышленники приезжают сюда с реки Печоры на оленях. Летом к ним приходит несколько карбасов, которые забирают часть груза, остальное же увозится на оленях в Пустозерск. Промышленники просили меня похлопотать, чтобы пароходы, идущие из Архангельска в Печору, заходили к ним хотя бы два раза в лето. Они заявили, что у них 3-4 тысячи пудов груза. Я написал архангельскому губернатору и впоследствии узнал, что ходатайство это удовлетворено.

Наблюдения удельного веса и температуры воды в Югорском Шаре показали, что хотя между соленостью воды в нижних слоях и верхних разность существует, тем не менее заметно влияние перемешивания вследствие течений.


Пароходы во льдах по западную сторону Югорского Шара в 1899 г.


Глубоководные наблюдения на пароходе 'Иоанн Кронштадский'


Сравнивая удельные веса воды на станции О, лежащей по западную сторону Югорского Шара и на станции S - по восточную, мы видим, что на поверхности в неглубоких слоях по западную сторону Югорского Шара вода имеет большую соленость, чем по восточную.



Как видно из предыдущих сравнений, разность удельных весов воды двух прилегающих морей - Карского и Баренцева - достаточно велика для образования двойственного течения в проливе, и, если бы приливы и отливы не мешали, мы бы имели в Югорском Шаре полную картину двойственного течения: верхнее направилось бы из Карского моря на запад, а нижнее - из Баренцева моря на восток. Приливы в отливы маскируют двойственное течение, но убить его окончательно не могут. Мои наблюдения в реке Гаго (см. 'Витязь и Тихий океан'  104, черт. XXX) показали, что в подобных случаях двойственное течение выражается преобладанием прилива в одном направлении, отлива - в другом. В Югорском Шаре, вследствие вышеуказанных причин, в верхних слоях должно преобладать течение из Карского моря в Баренцево, а в нижних - обратное. Наблюдения на месте подтверждают вышесказанный закон[103].

Лед в Югорском Шаре зависит от течений и ветров, и если Карское море заполнено льдами, то при NE ветре, вероятно, и Югорский Шар будет заполнен льдом.

Позднею осенью Югорский Шар остается открытым: течение мешает образованию льда. Югорский Шар обыкновенно не замерзает самостоятельно, а заполняется наносным льдом, что иногда случается лишь в январе месяце.

7 (19) августа. Вся флотилия снялась с якоря и вышла в Карское море.

Привожу несколько данных по истории этого моря.

Обследование берегов Карского моря было сделано русскими моряками еще в минувшем столетии, но о практическом применении этого пути заговорил впервые в 60-х годах известный своею предприимчивостью купец Михаил Константинович Сидоров. Все его старания убедить своих соотечественников в необходимости открыть этот путь были напрасны, и потому в 1868 г. он стал искать желающих попытать счастья за границей и обратился к профессору Норденшельду. Сидоров назначил премию в 2 тыс. фунтов, и, благодаря его настояниям, поплыли на Енисей и профессор Норденшельд, и капитан Виггинс.

Подробности этого дела изложены в обстоятельном труд Ю. Шокальского: 'Морской путь в Сибирь'. Здесь я касаюсь исторической части лишь вскользь, чтобы показать, что русские люди всегда стремились к осуществлению пути на Обь и Енисей, жертвуя на это свои собственный средства.

Начало чисто торговых рейсов Шокальский относит к 1877 году, когда построенное на средства М. Сидорова парусное судно 'Утренняя заря' доставило с Енисея груз различных сибирских образцов в Петербург.

В этом же 1877 году пароход 'Фразер', зафрахтованный купцом Сибиряковым, под командою Дальмана благополучно достиг Енисея и возвратился обратно; а пароход 'Луиза', зафрахтованный купцом Трапезниковым, под командою капитала Даля благополучно прошел в реку Обь, достиг Тобольска и в том же году вернулся обратно.

В 1878 году в Обь и Енисей было послано Сибиряковым 3 судна и московским купцом Кноппом 2 судна. Суда эти исполнили свое назначение и вернулись в том же году обратно.

Удачное плавание судов в 1878 году поощрило предпринимателей, и в 1879 году 6 иностранных зафрахтованных судов подошли к Маточкину Шару, но, прождав до 28-го августа (4 сент.), вернулись обратно, заявив, что Карское море наполнено льдом. Это, однако, не помешало русскому кораблю 'Луиза' под командою капитана Дальмана пробраться в Енисей, через Югорский Шар, сдать свой груз на Енисее и, приняв зерновой хлеб, выйти 21-го сентября (3-го окт.) обратно. Лишь 11-го (23-го) октября 'Луиза' вышла из Карского моря через Югорский Шар.

В том же 1879 году вышли с Оби три парусных шхуны, построенные там купцом Трапезниковым: 'Обь', 'Надежда' и 'Тюмень'. Все они потерпели крушение, и ни одна из них не доставила груза по назначению.

Вышеприведенный перечень плаваний на Обь и Енисей показывает, что русские купцы, не поддерживаемые даже своими соотечественниками, на свой риск открыли торговое сношение европейских портов с Обью и Енисеем, но потом, мало-помалу, дело перешло в английские руки, и в настоящее время оно ведется английским подданным г. Попхам, которого склонил к этому делу капитан Виггинс. До 1896 года капитан Виггинс был распорядителем дела, но в 1896 году г. Попхам устранил капитана Виггинса, и пароходы сходили к устьям рек благополучно без него.

В нынешнем 1897 году распорядителем был капитан Адамс, шедший этим путем в первый раз, и на всех 11 пароходах было лишь 2 командира, ходивших перед тем в Енисей.

Карское море издавна пользовалось славою моря, недоступного для плавания, вследствие обилия льдов. Академик Бер назвал его 'ледником Северного полюса', и хотя впоследствии (Ausland, 1876 г., стр. 217-219) он разъяснил, что название 'ледник' он дал по сравнению с другими морями, не столь обильными льдом, тем не менее, брошенное выражение имело свою долю влияния на репутацию Карского моря. Впоследствии оказалось, что в августе Карское море почти всегда совершенно свободно от льдов, но, как было сказано выше, бывают и исключения.

Причина, почему Карское море не всегда одинаково свободно от льдов в августе, заключается в близости его к Ледовитому океану, переполненному плавучими льдами. При обыкновенном состоянии погоды лед Карского моря успевает к осени растаивать. Если в начале лета стоят юго-западные ветры, то лед Карского моря может в очень ранний еще период частью растаять, частью быть унесенным на север. Так было в нынешнее лето, и в Югорском Шаре, как было сказано выше, в этом году льдов не видели с мая месяца. При нашем следовании, поверхностная вода имела температуру 7°-8°, следовательно, была давно уже свободна от льдов. Если же, однако, будут преобладать северо-восточные ветры, то льды Ледовитого океана подвинутся к Карскому морю, и, так как при северо-восточных ветрах воздух бывает холодный, то и таяние карских льдов будет замедленное. Следовательно, будут две причины к загромождению Карского моря льдами.

Все авторитеты сходятся во мнении, что льды Карского моря далеко не так толсты, как льды Ледовитого океана в возвышенных широтах; каждый год лед Карского моря исчезает, и, следовательно, в Карском море лед, по преимуществу, одногодовой. Случайно могут заноситься сюда северо-восточными ветрами глыбы многолетнего льда, но они составят лишь отдельные острова, которые возможно обходить.


Экспедиция полковника Вилькицкого в Югорском Шаре, 1896 г.


Льды Карского моря


В начале лета ледяные острова имеют большой размер, и поверхность открытой воды не столь значительна. Впоследствии же отношение открытой воды к ледяной поверхности увеличивается, и в августе можно ждать полного очищения Карского моря от льда.

Толщины льдов Карского моря никто не измерял, но о ней можно судить по температуре воздуха мест, окружающих это море. Эти сведения мы заимствуем из VIII серии 'Записок Императорской Академии Наук', 1894 г. (Новые нормальные и пятилетние средние температуры для Российской Империи).




Две приводимые здесь таблицы дают выписки о количестве мороза в различных местах на Новой Земле и по северному берегу Сибири, выраженные в градусах по Цельсию, итоги выражены также в градусах по Реомюру.

Средняя сумма для четырех пунктов на Новой Земле 2411 градусо-дней мороза по Реомюру.

Тоже для трех пунктов, по северному берегу Сибири - 3554 градусо-дней.

Средняя из двух средних дает 3000 градусо-дней. Примем это за количество мороза в Карском море и посмотрим, какой будет лед. 3000 градусо-дням мороза по таблице Вейпрехта, приведенной мною выше, соответствует толщина намерзания в 165 сантиметров. Эта цифра скорее погрешает в большую сторону, чем в меньшую, так как Норденшельд на 'Веге' имел 3472 градусо-дня мороза по Реомюру, между тем толщина льда достигла лишь 154 сантиметров.

У Норденшельда лед к 20-му июня (2-го июля) утоньшился до 50 сантиметров. Если мы допустим, что в Карском море к 19-му июня (1-го июля) он утоньшился на 50 сантиметров, то, идя в это время, нам придется иметь дело со льдом толщиною в 115 сантиметров.

Свердруп считает, что летний лед вдвое слабее зимнего. Имея в виду, что крепость льда пропорциональна квадрату толщины, получим, что летний лед в 115 сантиметров соответствует зимнему в 81 сантиметр.

Такой лед при 8000 индикаторных сил будет проходиться ледоколом с весьма значительною скоростью.

На переходе через Карское море погода была прекрасная и море спокойное. Впереди всех шла яхта 'Blancatrа', а затем следовали остальные суда вразброд. На яхте неоднократно поднимали сигнал 'дурной порядок', что, вероятно, означало приказание выравняться, но приказание это не имело ровно никакого успеха. Обыкновенно ни один из пароходов даже не отвечал на сигнал.

8 (20) августа. Вечером считали себя на параллели северной оконечности острова Белого, и капитан Adams остановил суда, чтобы передать баржу 'Магу' от одного парохода к другому. Мы воспользовались этой остановкой, чтобы сделать станцию, но когда пустили батометр вниз, то, к большому удивлению, глубина оказалась лишь 20 футов. Мы тотчас же подошли к 'Blancatra', и я крикнул капитану Adams, какая оказалась глубина. Пришлось взять курс нa NW, причем глубина была замечательно ровная и увеличивалась постепенно. Эта ровность глубин не показывает ли, что здесь движением льдов разравнивается дно моря?

Очевидно, мы подошли чересчур близко к острову Белому. Самый остров не был виден, между тем глубина оказалась малая. Это дает указание, до какой степени важно построить на острове Белом знак, который служил бы для распознавания места.

9 (21) августа. На рассвете мы прошли меридиан острова Белого, и пароходам, предназначенным следовать в реку Обь, надлежало отделиться, между тем они продолжали идти вместе с остальными судами. Капитан Adams хотел сделать им сигнал, но в коммерческом кодексе такого простого сигнала, как 'следовать по назначению', не имеется. Adams нашелся: он поднял сигнал 'желаю счастливого плавания'. Сигнал долго висел без всякого ответа. Первый, кто догадался о значении этого сигнала, был штурман у нас на пароходе 'Иоанн Кронштадтский'. Он понял, что сигнал этот есть простая любезность, обращенная ко всей флотилии, и поднял в ответ 'благодарю вас'. Это было в 3 часа утра, когда мы спали, и нам об этом сказали лишь впоследствии. Капитан Adams потом поднял сигнал 'прощайте'. На этот сигнал никто не ответил. Сигнал 'прощайте' спустили и подняли сигнал 'разделения' (parting); после этого обские пароходы догадались, повернули вправо и пошли в Обь. Я описал весь этот смешной инцидент с сигналами для того, чтобы показать, как трудно руководить действиями коммерческих пароходов. Разумеется, капитану Adams следовало ввести несколько условных сигналов и вообще написать командирам какую-нибудь инструкцию, как идти совместно, а в особенности - как поступать во время тумана, но он в первый раз исполнял обязанность адмирала, командующего эскадрой.

10 (22) августа. В 4 часа утра были на параллели порта Диксон, а в 10 часов вечера стали на якорь против мыса Преображения.

11 (23) августа. В 9 часов утра пришли в Гольчиху, где нас ожидал прибывший сверху пароход 'Дельфин'. С этого парохода перед тем делали промер и местами поставили маленькие вехи. В 10 часов утра пошли дальше за пароходом 'Дельфин', который часто менял курс, прощупывая малую глубину.

12 (24) августа. Ночью стояли на якоре. В 4 часа утра снялись, вошли в Бреховские острова, и в 8 часов утра все стали на якорь против Больше-Бреховской протоки. Барж, ожидавшихся с верховья, не оказалось, и за ними был послан пароход 'Glenmore', который встретил их в 3 днях пути и привел к перегрузочному пункту.

Казалось бы достаточным взглянуть на карту какого-нибудь моря, чтобы составить себе ясное представление о том, что именно требуется сделать в гидрографическом отношении для успешного плавания. На деле это не так, и осмотр на месте чрезвычайно освещает предмет. Мой небольшой переход по Карскому морю многому научил меня.

Экспедиция полковника Вилькицкого в 1894-1895 гг. в значительной степени пополнила пробелы на наших картах входов в реки Обь и Енисей, но надо еще многое сделать для того, чтобы плавание в этих местах не вызывало со стороны страховых обществ высоких страховых премий. Обыкновенно пароходы застраховываются в 4-5 % годовых, причем они в течение года пробегают 40-50 тысяч миль, неся соответственный этому расстоянию риск набежать на камень и вообще потерпеть аварию. Рейс от Англии на Енисей и обратно всего 4000 миль, и за эти 4000 берут 15 %. Если, предположим, что за каждый рейс ледокола, стоящего 1 ? миллиона, будут брать страховую премию в размере даже 5 %, то за 4 месяца летнего плавания придется отдать ужасающую сумму - 300 000 руб., которую нельзя выручить никакими фрахтами.

Если посчитать, что мы переплачиваем на высоких страховых премиях у наших берегов Дальнего Востока и у сибирских рек, то получится ежегодно весьма крупная сумма и, отделив лишь небольшую часть ее на опись берегов, можно бы было совершенно отстранить те причины, которые вызывают чрезмерные страховые премии.

Необходимы описи следующих мест и, приблизительно, в следующем порядке:

1) Опись Югорского Шара и Карских Ворот с подробными промерами как в самых проливах, так и в подходах к ним, чтобы во время тумана можно было определить место корабля по глубинам.

2) Опись островов Белого и Вилькицкого и проливов между ними и материком, с целью разыскать фарватер для пароходов, ибо проливы эти очищаются от льда гораздо ранее, чем море.

3) Опись всех южных и восточных берегов Карского моря, равно как и промеров в этих местах.

4) Опись Обского и Енисейского заливов.

Необходимы некоторые вспомогательные средства для распознавания берегов. На пути к устью Енисея приходится огибать острова Белый, Вилькицкого и Сибирякова. Чем дальше идти от них в море, тем больше льдов. Свободная полоса воды лежит вдоль берегов, но берега низки и отмелы, так что ранее, чем откроются берега, корабль может стать на мель. Плавание в этих местах значительно облегчится, если на островах, равно как и на некоторых пунктах прилежащего берега, будут поставлены знаки, хотя бы даже деревянные.

Это предложение уже было сделано полковником Вилькицким, и оно вполне одобривается всеми авторитетами. Вопрос в средствах и способе исполнения. Теперь с обыкновенными судами, которые могут плавать в Карском море только в течение одного месяца, сделать все это трудно, но когда будут созданы ледоколы, то как описные партии, так и материалы для постройки знаков можно будет развозить попутно при всяком рейсе.

Постановка знаков даст возможность приступить к морскому промеру, который для плавания в этих местах до крайности необходим, ибо во время тумана только по глубине возможно определить местонахождение судна; производство же промера без береговых знаков невозможно, ибо не по чем определяться и, следовательно, нет возможности нанести на карту полученные глубины.

Об этих и некоторых других моих замечаниях по гидрографии Карского моря я сообщил непосредственно в Главное гидрографическое управление.

13 (25) августа. Расстались с флотилией г. Попхам и в 6 часов утра с пароходом 'Иоанн Кронштадтский' пошли вверх по реке Енисею. Лоцмана нет, руководствуемся исключительно картой, причем лотовый все время бросает лот. Как только глубина меньше 4 сажен, так уменьшаем ход, а когда 3 сажени, то даем малый ход. Река представляет по своей многоводности величественную картину. Приблизительно на каждых 20 верстах на карте показано селение, но оно редко состоит из двух дворов, чаще бывает дом. Жители занимаются рыбной ловлей летом и пушным промыслом зимой. Я спрашивал некоторых из них, почему они селятся поодиночке и так далеко один от другого. Мне ответили, что если поселиться ближе, то стеснительно по отношению рыбной ловли. Удивительно широкая натура у этих сибиряков, если на каждого человека требуется не менее 20 верст такой огромной реки, как Енисей. 13-го (25-го) августа прошли 110 верст.

14 (26) августа. С 6 часов утра до 6 часов вечера прошли 145 верст и остановились в селении Дудинка, лежащем при впадении реки того же имени в реку Енисей. Это первое действительное селение. Здесь имеется церковь и живет 3 священника, приходы которых простираются отсюда по тысяче верст во все стороны. Здесь около 20 дворов, и место это имеет значение, так как отсюда купец Сотников ведет меновую торговлю со всем северным краем до берегов Лены включительно.

В селении мы навестили священника и вместе с ним прошли ко всенощной, которую он отслужил по случаю кануна праздника Успения Пресвятой Богородицы. После всенощной мы беседовали со священником. Ему приходится зимою иногда делать огромные путешествия по нашим северным тундрам для совершения треб среди инородцев. Обыкновенно священники для своих разъездов употребляют особый род крытых санок, которые носят название балОк. БалОк есть маленький домик на полозьях, и он имеет до 13 футов длины и 6 футов ширины, но иногда делают их еще большего размера и тогда называют нартенным чумом. Вышина делается такая, чтобы можно было стоять во весь рост. Пол, концы и бока - прямые, а верх полукруглый. Остов состоит из брусков крепкого дерева, а затем идет войлок в несколько рядов. В одном конце ставится небольшой камин, который служит для отопления и варки пищи. Иногда священник совершает требы в юртах или на открытом воздухе, но чаще балОк служит вместе с тем и церковью. Тяжести в балОк не накладываются, их обыкновенно везут на других санках, так как балОк и без того очень тяжел и едва под силу оленям, которые его возят. На рисунке виден балОк, стоящий на срубе почти посередине картины.

Селение Дудинка имеет особое значение вследствие своей близости к месту нахождения каменного угля, залежи которого расположены в 100 верстах отсюда[104]. Уголь встречается вообще во многих местах, но уголь хорошего качества есть большая редкость. Дудинский уголь принадлежит к лучшим сортам. В 1894 г., когда генерал-адъютант Н. М. Чихачев организовал Енисейскую экспедицию, Морское министерство заподрядило купца Сотникова[105] добыть и доставить в Дудинку 20 000 пудов угля. Сотникову пришлось послать на место рождения угля 5 человек рабочих, а самый уголь перевезти в Дудинку на оленях. За ломку 20 000 пудов угля и доставку его Сотников взял 30 копеек с пуда. Если будет ежегодное потребление угля, то, вероятно, его можно получить в Дудинке копеек по 20 за пуд. Если р. Дудинка при вскрытии своем не образует очень сильного напора льда, то можно бы было с осени ставить баржу в самую реку, в течение зимы наполнить баржу углем и, пользуясь большою водой, спустить ее в Енисей для дальнейшего отправления за пароходом на перегрузочный пункт.

По отзыву полковника Вилькицкого, дудинский уголь можно по качеству сравнить с лучшим кардифом. Уголь в среднем и верхнем течении Енисея не может конкурировать с дровами, ибо дрова чрезвычайно дешевы. Сажень 5-ти четвертных лиственных дров мы покупали по 2 руб. Считая, что кубическая сажень даже сосновых дров равняется 90 пуд. Ньюкестльского угля, получим, что для конкуренции с дровами уголь должен стоить лишь 5 ? коп. пуд.


Льды Карского моря


Олени и балок


Надо, однако, иметь в виду, что в низовьях Енисея на последних шестистах верстах лесу нет, так что пароходу, идущему вниз, придется брать дрова туда и обратно на 1200 верст. Разумеется, такое количество можно положить на баржи, которые пароход поведет за собою, но погрузка дров всегда весьма продолжительна, и так как в летнюю пору все немногочисленное население усиленно занято рыбной ловлею, то может случиться, что погрузка дров произведет значительную задержку в рейсе пароходов.

В нынешнем году пароходы, которые повели баржи в устье Оби, должны были взять с собою столько дров, что являлось сомнение, как они примут с морских пароходов весь привезенный для Оби груз.

15 (27) августа прошли 215 верст, 16 (28) августа -195, 17-го (29) - 150 и к вечеру пришли к деревне Монастырской, где встретились с комиссией доктора Крутовского, посланной из Красноярска, чтобы решить, куда перенести город Туруханск. Селение Монастырское лежит при впадении огромной реки Нижней Тунгуски в реку Енисей. Сам Туруханск лежит не на Енисее, а на реке Туруханке. Для меня в это время казалось совершенно очевидным, что сама природа указала новое место Туруханску на слиянии двух больших рек, и впоследствии я узнал, что действительно комиссия остановилась на этом выборе. По некоторым сведениям, река Нижняя Тунгуска протекает через места, богатые различными минералами, и в 400 верстах от селения Монастырского на реке Нижней Тунгуске лежат богатые залежи прекрасного графита, который Сидоров находил возможным выгодно сбывать даже при полном отсутствии путей сообщения. Залежи выходят на самый берег реки, так что добыча графита сводится лишь к ломке его и погрузке на баржу.

25 верст ниже Монастырской лежит селение Селиваниха в 20 дворов, а 25 верст выше - селение Мироедиха в столько же дворов. От вышеназванных трех поселений Енисей мало заселен до впадения Подкаменной Тунгуски, находящейся в 500 верстах ниже Енисейска.

24 августа (5 сентября). В 5 часов вечера пришли в Енисейск, и маленькая каюта парохода 'Иоанн Кронштадтский' скоро наполнилась представителями местной власти и местного купечества. Жителям столицы город Енисейск представляется далеким захолустьем, в которое еще не проникли успехи европейской цивилизации, между тем мое знакомство с местным купечеством показало мне совершенно обратное. Городской голова С. В. Востротин[106] с университетским образованием. Другой выдающийся деятель, купец А. И. Кытманов[107], также с университетским образованием, собрал коллекцию и устроил небольшой местный музей, в котором много поучительного относительно этого края. Фамилии Востротиных и Кытмановых многочисленны; это старые коренные енисейские жители - разумные и толковые люди. Также очень способный деятель В. М. Харченко[108] и много других, которых я не перечисляю.

По приглашению местных властей, я осмотрел различные учреждения в городе, в том числе гимназии. Я спросил директора гимназии, часто ли холода препятствуют ученикам посещать училище, и он мне рассказал, что подобный же вопрос был сделан ему Министерством народного просвещения. Как известно, в Петербурге практикуется правило, что при 20° мороза ученики в школу не ходят. В Енисейске это правило, вероятно, оставило бы все молодое поколение без образования. Директор гимназии на обращенный к нему вопрос ответил, что морозы в 40° здесь не редкость, но что это не препятствует ученикам посещать гимназию. Видимо, что человек ко всему может приспособиться.

Местное купечество пожелало, чтобы я его ознакомил с результатами осмотра северного пути, в котором они очень заинтересованы: я же, со своей стороны, хотел выслушать их мнение о том, на какой обмен товаров между Енисеем и европейскими портами следует рассчитывать. Происшедшее собеседование дало мне материал, который изложен ниже.

В Енисейске г. Черенцов предложил мне пароход Министерства путей сообщения 'Лейтенант Малыгин'[109], на котором я 28 августа (9 сентября) прибыл в Красноярск.

О реке Енисей вообще можно сказать, что она представляет бесподобный водный путь, идущий почти по меридиану от Ледовитого океана до нашей границы с Китаем на протяжении 3000 верст. Устье реки не имеет бара, и в реку могут войти суда всякого углубления. До Енисейска, на расстоянии 2000 верст, даже до Стрелки, т. е. до впадения Ангары (2070 верст), можно во всякую воду свободно проводить баржи с самою большою речною осадкою в 14 четвертей, т. е. 9 футов. Выше Стрелки можно во всякую воду вести баржи с осадкою в 10 четвертей, т. е. 6 футов, но в нескольких верстах от Красноярска начинаются отмели, которые не допускают такого большого углубления. Правильное пароходное сообщение производится в течение лета от Красноярска вверх до самого Минусинска, лежащего от границы Китая на расстоянии 370 верст. Выше этого места река сплавная, а некоторые считают ее даже судоходною, в особенности в большую воду.

В общем можно сказать, что Енисей представляет из себя хороший водный путь, который годен даже без всяких улучшений.

Первое незначительное препятствие на Енисее лежит на 500 верст ниже Енисейска. Препятствие это называется Осиновский порог. Пароходы, даже слабосильные, без всякой посторонней помощи проходят эти пороги с баржами. Тут разбился купленный нашими енисейскими купцами у англичан пароход 'Феникс', сидевший 11 футов. Причина крушения парохода заключалась в недостаточном знакомстве с фарватером. Было бы желательно произвести исследование этого порога, установив на берегу створные линии, отграничивающие безопасный фарватер. Улучшать порог не надо, ибо проход по нем не столь труден.

Казачинский порог лежит между Енисейском и Красноярском выше впадения Ангары. В этом пороге течение так быстро, что лишь самый сильный пароход на Енисее 'Дедушка' может проводить баржи и то не иначе, как по одной. Другой пароход того же владельца Гадалова барж через этот порог не проводит. Пароход А. Сибирякова 'Николай' имеет свои лебедку и цепь; перед проходом порогов он прокладывает эту цепь, затем уже подымается сам со своими баржами и, сгрузив цепь на берег, продолжаете плавание далее. Некоторые из пароходовладельцев в Енисейске высказывали мысль, что было бы желательно положить в этом месте казенную цепь и поставить туер, который бесплатно или за известную плату помогал бы подымать вверх баржи. Как сказано было выше, сильный пароход г. Гадалова может поднять баржи, но поочередно, так что провод трех барж отнимает у него целые сутки. Содержание г. Сибиряковым своей собственной цепи вызывает большой накладной расход, остальные же слабосильные пароходы на Енисее совершенно лишены возможности пройти Казачинский порог, а потому рыбные торговцы, ходящие вниз по Енисею за рыбой, подымают свои грузы лишь до Енисейска, тогда как если бы была в Казачинском пороге цепь, то они могли бы возить рыбу до Красноярска.

Вследствие всего сказанного выше, я полагал бы полезным рассмотреть вопрос о положении цепи, длиною в 1 версту на Казачинском пороге.

Срочного пароходства по Енисею ниже Красноярска нет, но от Енисейска до Красноярска буксирно-пассажирские пароходы: 'Дедушка', 'Россия' и 'Николай' ходят весьма часто. В нынешнем 1897 году они имели хороший заработок, потому что по Ангаре спущена была большая партия чаю, которую пароходы должны были доставить вверх по реке, от устья Ангары до Енисейска. За место чаю в 4-5 пудов брали 80 коп. - фрахт прекрасный.

Ниже Енисейска ходят лишь пароходы рыбопромышленников. Обыкновенно в начале июня эти пароходы спускаются вниз по реке до самого устья и развозят товар рыбакам, оставляя на рыбных ловлях засолов. К этому времени рыбы бывает уже наловлено много, и она обыкновенно остается во льду, массу которого Енисей во время наводнения разбрасывает по берегам. На обратном пути пароходы забирают всю соленую рыбу, отвозят ее в Енисейск, откуда в половине августа выходят во второй рейс. Каждый пароход ведет одну или две баржи с грузом, по преимуществу своим. Пароходы принимают также грузы тех рыбаков, которые ведут торговлю сами. Фрахт в 50-70 коп. за перевозку пуда рыбы в Енисейск считается рыбаками сходным.

Если будет установлено срочное буксирное пароходство по Енисею, то фрахт на рыбу может опуститься до 20-30 коп. на пуд и по этой цене будет очень выгодным для пароходов.

Если допустить, что три работающих здесь больших рыбных парохода на себе и своих баржах привозят в каждый рейс по 20 000 пудов рыбы и что маленький пароход привозит 5000 пудов, то общий груз рыбы, поднимающейся на пароходах в Енисейск в настоящее время выразится цифрою 125 000.

На Енисее пароходство не вытеснило еще перевозки грузов посредством бечевы. Суда для бечевой тяги строятся на реке Илим и называется 'илимками'. Илимка стоит 100 руб., подымает от 500 до 800 пудов и требует для своей тяги против течения 6 человек, по 25 руб. за каждый рейс (800 верст). Если прибавить к этому расход в 50 руб. на лошадей для бечевы в некоторых местах, а также харчи для рабочих и пр., то выходит, что выгоднее заплатить 50 коп. с пуда и послать груз на пароход. С самого низовья реки расход на подъем тяжестей на илимке, вероятно, достигает даже 1 руб. с пуда.

Если предположить, как говорят местные жители, что ежегодно до Енисейска подымается с рыбою 50 илимок, в 700 пуд. каждая, то груз этот выразится цифрою 35 000 пудов. Вместе с предыдущими 125 000 пуд. это составить общий итог в 160 000 пуд. Вышеприведенный расчет, разумеется, весьма грубый, но он показывает более или менее, каковы в настоящее время грузы, поднимающиеся по Енисею до Енисейска.

Рыба составляет главный груз, все же остальное, как-то: пушнина, мамонтова кость и др. не составляют крупных величин и перевозятся частью даже зимним путем на санях.

В Енисейске я встретился с инженером Черенцовым, который руководить работами по улучшению судоходных качеств реки Ангары от ее впадения в Енисей до порога Падуна. В нынешнем году пароходы и туера благополучно доставили к Падуну 100 000 пудов, составляющие половину веса байкальского ледокола. В Падуне груз принимает подрядчик и доставляет его на озеро Байкал, если не ошибаюсь, за 20 коп. с пуда. Если бы и доставка на Падун стоила не дороже этого, то подвоз к Иркутску морских товаров, пришедших в Енисей, был бы этим путем вполне практичен. Морские товары, предназначаемые до Иркутска, могут идти или по Ангаре или по железной дороге от Красноярска. Который путь окажется дешевле и надежнее, тот, вероятно, и будет избран коммерциею, и надо думать, что железная дорога побьет порожистую реку.

Спуск товара из Иркутска, вероятно, будет по-прежнему производиться по Ангаре, ибо сплав на баржах через все пороги считается вполне безопасным, и им идут такие ценные грузы, как чай. Следовательно, может пойти и всякий другой груз. На Ангаре лес дешев, а при этих условиях сплавная система едва ли не самая дешевая, хотя мелководье иногда задерживает баржи.

В последние два года готов к пользованию канал, соединяющий обскую и енисейскую системы, и я расспрашивал енисейских купцов, представлялся ли им случай пользоваться этим каналом. Мне ответили на это, что случай представлялся не дальше, как нынешним летом, но что каналом не пользовались, вследствие того, что нет предпринимателя, который бы взял на себя доставку грузов каналом. Высказывались мысли, что если бы Министерство путей сообщения само показало пример, как возить грузы по каналу и прилегающим к нему речкам, то тогда, вероятно, нашлись бы предприниматели. Теперь же по разным причинам к каналу и прилегающим к нему речкам сложилось недоверие, а потому в это дело никто своих денег вложить не хочет. Обыкновенно Минусинский округ снабжает хлебом Енисейск, но в минувшем году в Минусинском округ был неурожай, и енисейские купцы закупали хлеб в обском бассейн. Хлеб летом доставлен вверх по р. Чулыму в местечко Бирилюское, откуда его гужем по санной дороге доставят в Енисейск.

Обь-Енисейский канал не будет иметь особо большого значения для морского пути, ибо он соединяет реки Обь и Енисей, между тем, как морские грузы на ту и другую реку пойдут отдельно.

Общее заключение, к которому можно прийти, следующее:

1) Река глубока и весьма судоходна повсюду даже без всяких вспомогательных средств, но туер на Казачинском пороге и знаки на Осиновском были бы хорошим подспорьем к плаванию.

2) От Енисейска, а в особенности от Стрелки, вверх, грузов достаточно.

С низовьев идет, по преимуществу, рыба.

Пароходов пока имеется достаточно, но только для своих нужд, так что для транзитного морского пути придется, вероятно, построить новые пароходы и завести баржи.

29 августа (10 сентября). Сегодня в Красноярске состоялось мое совещание с представителями коммерции этого города, которых собрал ко мне вице-губернатор статский советник Приклонский[110]. В этом случае, как и во всех остальных подобных, во избежание недоразумений, я предупреждал, что цель моей поездки есть предварительное ознакомление с морским путем и потребностями, которые его вызывают.

31 августа я прибыл по железной дороге в Томск, где губернатор, генерал-майор Ломачевский также дал мне возможность побеседовать с представителями местного купечества.

Из Томска я проехал на пароходе по рекам Обь и Иртыш в Тобольск. Губернатор в это время отсутствовал, но заменявший его вице-губернатор действительный статский советник Протасьев оказал полное содействие к тому, чтобы я мог побеседовать с знающими лицами в Тобольске.

В Тобольске меня взял на свой пароход начальник иртышского участка инженер Вельский, с которым я и дошел до Тюмени.

В Тюмени я также переговорил со всеми выдающимися коммерческими деятелями и выслушал их взгляды на значение морского пути.

Из Тюмени я отправился в Петербург через Пермь и Нижний, чтобы видеть речное пароходство по Каме и Волге.

19 сентября (4 октября)[111] 1897 г. прибыл в Петербург, пробыв в отсутствии 2 ? месяца.

V. Нужен ли дешевый морской путь на Обь и Енисей и возможен ли он?

Цель моей поездки через Карское море морским путем в реку Енисей и оттуда реками и сухим путем обратно в Россию заключалась в том, чтобы выяснить, в какой мере осуществим дешевый морской путь в наши сибирские реки.

В настоящее время морским путем раз в год доставляются грузы на Енисей и Обь, но все предприятие имеет характер случайный. Главною приманкою для предпринимателей служит уменьшенная таможенная пошлина, которая с избытком покрывает крайне высокий фрахт на товар. Всего привезено в нынешнем 1897 г. на Обь и Енисей 8000 тонн груза, из которых 5000 тонн составляет чай. За перевозку каждого пуда чая, как я понял, берется 1 руб. 40 коп. Имея в виду, что грузы перевозятся из Петербурга во Владивосток по 30-40 коп. за пуд, будет очевидно, как высок фрахт для грузов, идущих в наши сибирские реки.

Причина, почему предприниматель берет за доставку грузов такие большие деньги, заключается в том, что вся перевозка сопряжена с множеством побочных расходов, которые надо окупить в один рейс.

Обыкновенно в августе в Карском море льдов нет, но иногда льды бывают, между тем фрахтуются пароходы, ко льду не приспособленные, и, следовательно, есть риск. Вследствие этого страховая премия на пароходы 15 %, и, кроме того, страховые общества выговаривают почему-то, чтобы пароходы шли через Карское море под конвоем двух деревянных судов, которые приходится содержать круглый год без всякой работы. Одно из них, 'Lorna Doone', берет на себя всего только 400 тонн груза, а другое, 'Blancatra', груза совсем не берет, и оба ходят на Енисей, вследствие требования страховых обществ.

Кроме этих двух дорого стоящих и бесполезных для перевозки грузов судов, на Енисее содержатся еще два парохода: 'Барнаул' и 'Минусинск'. Пароходы эти принадлежат к типу каботажных английских судов и, будучи хороши для этих целей, совершенно не подходят к условиям плавания по столь быстрой реке, как Енисей. Они винтовые, малосильные, а потому на Енисее стоят без дела, пока их не пошлют навстречу морским пароходам.


'Lorna-Doone' и 'Blancatra'


В прежнее время суда, идущие на Енисей, доходили лишь до Гольчихи, а потому полуморские и подгрузочные суда, как 'Минусинск' и 'Барнаул', были полезны, но после того, как полковником Вилькицким был найден фарватер в острова, лежащие при устье Енисея, к которым безопасно могут доходить колесные речные пароходы с баржами, 'Барнаул' и 'Минусинск' составляют излишнее бремя для дела и только удорожают фрахт.

В нынешнем году предприниматель привел в Енисей два колесных парохода[112]. Один из них служил на Кляйде для легкого пассажирского движения, и без переделки не вполне подходит к условиям плавания на реке Енисей, где требуется сильный буксирный пароход. Второй пароход слабее первого. Кроме этих судов, у предпринимателя на Енисее оказалась еще паровая баржа 'Дельфин', которая также здесь зимовала, но и она к условиям речного плавания не подходит.

Установился обычай, что все пароходы идут на Обь и Енисей совместно, и зафрахтование пароходов к известному сроку вызывает непроизводительный расход. Некоторые пароходы по несколько недель стоят без дела. Также вызывает непроизводительный расход то, что доставляемый в устье Енисея груз не всегда поспевает в ту же навигацию до Красноярска, и в таком случае его приходится на санях везти от Енисейска до Красноярска, платя за громоздкие вещи иногда дороже, чем по 1 руб. с пуда.

Барж на Енисее у предпринимателя недостаточно, и так как нынешний год было предъявлено большое число грузов со Стрелки (впадение Ангары) в Красноярск, то баржи найти было очень трудно. Посему он просил, чтобы Министерство путей сообщения уступило ему две баржи, но получил лишь одну. Остальные баржи он достал, где мог, и нужно признать это благоприятною случайностью, ибо каждый хозяин держит баржи в таком числе, которое нужно ему самому.

Доставка грузов на Обь не вызывает столь больших расходов со стороны предпринимателей, ибо, вследствие постройки железной дороги, на Оби освободилось много пароходов и их имеется теперь больше, чем то требуется движением грузов в настоящее время, и потому на Ирбитской ярмарке можно найти достаточно предложений со стороны пароходовладельцев и заручиться как пароходами, так и баржами. В нынешнем 1897 году предприниматель договорился, что в устье Оби на перегрузочный пункт ему доставят пшеницу по 16 коп. за пуд и что по той же цене подымут вверх привезенные им грузы.

Если со временем установится правильное морское сообщение с рекою Обь, то вниз грузы будут доставлять по 10 коп., а вверх по 15 коп., и их могут перевезти какое угодно количество: пароходов и барж на Оби для этого достаточно.

Если груза ввозного будет мало, так что баржи придется поднимать вверх порожнем, то надо считать, что доставка хлеба вниз обойдется по 15 к. за пуд. На обратном пути они могут рассчитывать на некоторый, хотя и незначительный, груз рыбы.

Самое крупное неудобство морского пути на Обь заключается в том, что нет закрытого перегрузочного пункта. Гавань Находка стоит далеко в море, но и к ней могут подойти суда лишь с осадкой в 15 фут., между тем предприниматель послал пароходы, из которых некоторые сидят глубже, а именно до 17 фут. Очевидно, ему трудно было к назначенному сроку зафрахтовать пароходы должной осадки.

Исследования полковника Вилькицкого в минувшие годы и капитана Моисеева этим летом показали, что вследствие мелководья большая волна на перегрузочный пункт не доходит и что можно перегружаться на открытом плесе, как это делается на '9 футах' при устьях Волги; при нужде же можно укрыть баржи в северной части бухты Находка, где есть маленькая гавань для барж и речных пароходов.

Из краткого изложения дела видно, что перевозка грузов из европейских портов на Енисей и Обь, как она практикуется теперь, вызывает множество непроизводительных расходов, а вследствие этого чрезмерно дорога. Расходы эти ложатся тяжелым бременем на товар и окупаются разностью таможенных пошлин, которые целиком падают на Государственное казначейство. Правительство, споспешествуя открытию морского пути, ежегодно несло расходы, количество которых весьма значительно. Уже в прошлом году было объявлено, что таможенные льготы на нынешний 1897 г. отменяются, но предприниматели, опираясь на то, что ими все приготовлено для морского рейса, исходатайствовали продолжение льготы еще на 1 год. Нынешним летом опять объявлено, что прежние льготы прекращены, и теперь, может быть, своевременно дать себе отчет в том, приносили ли делаемые жертвы желаемую пользу или нет.

Что грузы на Обь и Енисей можно возить, было доказано нашими русскими предпринимателями А. Сибиряковым, М. Сидоровым и Трапезниковым в 1877 г. С тех пор по пробитой тропе ведется совершенно тем же порядком перевозка грузов и в настоящее время. Приплывающие к нам иностранные капитаны ничем не обогатили наших познаний по Оби и Енисею. От многолетних плаваний их мы ничему не научились. Они не составили ни новых карт, ни лоций, ни каких-либо иных наставлений к плаванию по Карскому морю. По приглашению покойного М. И. Кази[113], капитан Виггинс прочел в Техническом обществе доклад, но в этом докладе он главным образом касается важности морского пути на Обь и Енисей и излагает историческую часть путешествий на эти реки, тогда как были бы чрезвычайно важны материалы относительно льдов Карского моря, составляющих главное затруднение в установлении правильного морского сообщения с нашими сибирскими реками.

Нет сомнения, что Виггинс и другие капитаны, плававшие по Карскому морю, приобрели некоторую опытность в этом деле, имеющем свои особенности, но эту опытность они считали своею частною собственностью, которую имели право сохранять для себя. В настоящем году, перед приходом кораблей на Енисей, с винтового парохода 'Дельфин' англичане производили промер и составили карту. Как бы плоха эта карта ни была, все же она интересна, но мы никогда ее не получим, так как она есть частная собственность предпринимателя, и просить его дать эту карту значило бы просить его поделиться частью его личного достояния.

Виггинс всегда перегружал суда у Гольчихи, где весьма трудно стоять речным пароходам и баржам. Мы и по сию минуту, вероятно, не знали бы о том, что есть более удобные перегрузочные пункты, если бы не послана была гидрографическая экспедиция полковника Вилькицкого, которая, при скудных средствах и сравнительно ничтожной стоимости, описала устья Оби я Енисея с прилегающею к ним частью морского берега. Карты, составленные экспедицией полковника Вилькицкого, значительно пополняют пробелы прежних карт, а его краткие наставления дают ценный материал для мореплавателей.

В нынешнем 1897 г. коммерческие суда пользовались уже картами и лоцманскими заметками полковника Вилькицкого, а один из капитанов пароходов, ходивших к устью Оби, Stewart, письмом уведомил меня, что он ни разу не стал на мель только потому, что строго руководствовался теми наставлениями, которые дал полковник Вилькицкий. Между тем все плавания иностранных вольных шкиперов не обогатили нас познаниями и в течение 20 лет не дали нам того, что экспедиция Вилькицкого дала в 2 лета. Мы не вправе рассчитывать, что и впредь они нас будут обогащать, и нужно надеяться лишь на наши собственные исследования.

Надо еще заметить, что иностранцы не заинтересованы в вывозе наших товаров, ибо они малоценные. В большей части случаев вывозимые товары не доставлялись по назначению. Случалось, что пароходы, спеша уходить, не забирали того, что привозилось к устью; случалось, что они брали товар, но при первой постановке на мель выбрасывали его за борт. Если же товар доставлялся в Англию, то его там продавали за бесценок, и, таким образом, отправка товара никогда не давала дохода.

Надо думать, что также будет и впредь. С проведением железной дороги, в Сибирь наезжает довольно много иностранных комиссионеров, но, по словам местных коммерческих людей, комиссионеры эти думают лишь о сбыте своих произведений, а не о покупке наших, что и понятно. Так будет продолжаться и впредь, пока не установится дешевый путь.

Фрахт на перевозку грузов из европейских портов на Енисей и Обь так же высок, как и прежде, и скорее повысился, чем понизился; следовательно, по этой части за последнее 20-летие жертвы правительства не принесли желаемой пользы.

Из сказанного выше очевидно, что морской путь на Обь и Енисей при существующих порядках не совершенствуется и не развивается и для постановки этого дела на прочный фундамент нужно его повести на других началах. Косвенные жертвы правительства в виде таможенных льгот покровительствуют лишь ввозу дорогих иностранных товаров. Но Сибири нужен не ввоз дорогих товаров, которые выдерживают железнодорожную перевозку, для нее важнее всего дешевый сбыт своих материалов. Сибирь изобилует хлебом, скотом, лесом, рыбой и минеральными богатствами. Чтобы предметы эти могли выдержать перевозку, необходимо, чтобы фрахт был дешев. Только при установлении пароходства с дешевым перевозочным фрахтом Сибирь получит прочную коммерческую непосредственную связь с европейскими портами. [курсив С. О. Макарова - Н.К.] Теперешний фрахт - 1 руб. 40 коп. за пуд - есть самое красноречивое доказательство полной непригодности и невыгодности для нас существующего до настоящего времени порядка морской доставки грузов на Обь и Енисей.

На совещаниях моих с представителями коммерции в городах Енисейске, Красноярске, Томске, Тобольске и Тюмени я старался выяснить, необходим ли в настоящее время морской путь для Сибири и имеется ли полное основание рассчитывать, что этим путем пойдет столько грузов, сколько необходимо для покрытия расходов на организацию его. По этому предмету мнения всех спрошенных лиц совершенно одинаковы. Все говорят, что морской путь необходим, что он оживит край, вызовет к жизни дремлющий теперь север Сибири и т. д.

Мне, однако, хотелось не столько слышать общие фразы, сколько знать веские факты, и я ставил такой вопрос: имеются ли даже теперь грузы для ввоза и вывоза или нет?

До сих пор корабли, шедшие на Обь и Енисей, имели лишь ввозный груз, который являлся благодаря таможенным льготам[114]. Таким образом, по настоящее время грузы на Обь и Енисей создавались искусственно, и это достигалось большими жертвами со стороны правительства и не без ущерба для заработка на других путях.

Вопрос, однако, не в том, чтобы путем пожертвований искусственно создать грузы для морского пути, а в том, чтобы выяснить, имеются ли естественные грузы, для которых этот путь необходим.

Главная причина, вызывающая потребность в морском пути на реку Обь, заключается в необходимости облегчить сбыт произведений Сибири. Земледелие и скотоводство находятся в округах Семипалатинском, Барнаульском и Бийском в весьма выгодных условиях. Хлеб родится в изобилии, сбыт же его ограничивается небольшим районом. Если есть неурожай в соседних округах, то можно сбыть хлеб по умеренной цене, если урожай везде достаточный, то цены падают до 25 коп. на пшеницу и 15 коп. на овес, и продажа хлеба не дает хлебопашцу той выручки, которая ему необходима для поддержания своего хозяйства. Бывали случаи, что оставляли на корню не снятый хлеб, ибо спроса не было и цены стояли чрезмерно низкие.

В начале, до проведения железных дорог, избыток хлебов Семипалатинского, Бийского и Барнаульского округов шел по рекам Обь и Иртыш. В случае неурожая в Минусинском крае хлеб двигался гужем до реки Енисея и далее. Проведение железной дороги от Тюмени до Перми дало новый путь для хлеба, и в настоящем году, отчасти вследствие неурожая в Европейской России, значительные партии хлеба пошли из Тюмени на Рыбинск.

Проведение Великой Сибирской дороги дало еще большее облегчение в сбыте хлеба, который свободнее двинулся на восток и запад. Колебание цен вследствие этого уменьшилось. Постройка Пермь-Котласской дороги даст выход хлебу через Архангельский порт и точно так же послужит к урегулированию цен. Но население Сибири растет; большое число людей, занимающихся прежде извозом, перешло также на земледелие, а потому потребность в вывозе хлеба этим путем не будет вполне удовлетворена, и морской путь должен считаться одним из средств к тому, чтобы земледелие в Сибири было безубыточно. Морской путь есть совершенно независимое средство для вывоза хлеба, а чем большим числом независимых средств располагает страна, тем ровнее держатся цены и тем солиднее стоит земледелие.

Большим подспорьем для земледелия в Сибири может явиться винокурение для отправки спирта за границу. Мне говорили лица, занимающиеся этим делом, что в первый же год заводы готовы отпустить груз спирта в несколько сот тысяч пудов, а на последующие годы легко разовьют отпуск до какой угодно цифры. Увеличение винокурения для вывоза спирта за границу будет служить также хорошим регулятором для цен на хлеб.

Морской путь на реку Обь также необходим для вывоза избытка скотоводства, которое теперь не дает достаточной прибыли. Уже в настоящее время можно битый скот вывозить через Либаву, но по дальности расстояния этот путь, в особенности для Барнаульского и Бийского округов, дорог и сопряжен с далекими перегонами скота к железнодорожным станциям. Организация этого дела морским путем весьма легка, ибо требуются лишь приспособленные к перевозке замороженного мяса баржи; что же касается приспособленных пароходов, то их имеется достаточно.

Сведущие люди говорили мне, что ежегодный отпуск 100 тысяч пудов замороженного мяса можно считать для обского бассейна совершенно нечувствительным, что это лишь подымет скотоводство, но никаким образом не лишит страну того, что ей надо для самой себя. Цены на мясо теперь стоят весьма низкие; что же касается качества мяса, то знающие люди признают, что оно вполне соответствует заграничному вывозу.

Хлеб, спирт и мясо как рогатого скота, так и овец можно считать основным грузом для вывоза, но, кроме этого, имеется большая потребность на дешевый вывоз шерсти, сала, коровьего масла, кож, льна и многого другого.

Как было сказано в своем месте, во всех городах при моем приезде собирались сведущие люди для обсуждения вопроса: в какой мере необходим для Сибири морской путь? Результат совещания в Томске, под председательством г. губернатора А. А. Ломачевского[115], изложен в записке, которая прекрасно обосновывает значение морского пути для Западной Сибири. В записке говорится следующее:

'В частном собрании представителей томского купечества и лиц, близко стоящих и знакомых с торговлею и промышленностью Томской губернии, прибывших по приглашению начальника губернии, по случаю приезда в г. Томск вице-адмирала Макарова, в присутствии последнего, обсуждался вопрос: в какой мере надобности сибирских торговли и промышленности вызывают и оправдывают заботы о дальнейшем росте и полном развитии сношений Сибири северным морским путем, а в частности для Томской губернии, чрез Обскую губу? При сем собрание пришло к следующему заключению:

Томская губерния исключительно земледельческая, и почти единственным источником существования населения является земледелие; площадь посева, при населении в 1 713 467 душ, равняется 1 550 000 десятин и с каждым годом все увеличивается. Избыток хлеба, за исключением местного потребления, почти весь продается в соседние губернии: Тобольскую н Енисейскую, отчасти в Иркутскую, и только весьма незначительная часть идет в Европейскую Россию. В настоящем году из Томской губернии вывезено: ржи около 4 миллионов пуд., пшеницы 3 мил., крупчатой муки 2 мил. пудов; но это только часть урожая, простирающегося до 40 миллионов пудов пшеницы и ржи. Все это количество, за невозможностью вывоза и недостатком спроса, остается непроизводительным на руках земледельцев. Как уже сказано, вывоз томского хлеба имеет место лишь в соседние губернии, а следовательно, в настоящее время хлебная торговля губернии, как в отношении цен, так и количества, находится в зависимости от урожая в соседних губерниях, которые, однако, даже при плохом урожае, не в состоянии потреблять и половины ежегодного урожая Томской губернии, при наплыве притом хлеба из богатого Минусинского края. Отправка же хлеба на восток не выдерживает стоимости перевозки. Затем следует иметь в виду, что площадь посева ежегодно увеличивается и в недалеком будущем дойдет до значительных размеров: не говоря уже о ежегодном увеличивающемся переселении из внутренних губерний России (до 30 000 человек в год) крестьян-земледельцев. Проведение Сибирской железной дороги естественно повлияло и влияет на значительное увеличение занятия земледелием: весь трактовый люд (до 100 000 человек) на протяжении 1000 верст, существовавший исключительно возкою товаров и проезжающих (ямщиною), с проведением железной дороги должен был бросить этот промысел и взяться за плуг, и теперь уже более половины их превратилось в земледельцев. Таким образом, в недалеком будущем громадные запасы хлеба не будут иметь сбыта, что, конечно, гибельно должно повлиять на цену хлеба, а вместе с тем и на благосостояние населения. Открытие нового дешевого пути не только даст возможность вывоза избытка хлебных запасов, но и послужит к еще большему увеличению размеров хлебопашества, так как возможность верного, постоянного сбыта, регулирующего цены, укрепит в земледельце сознание выгодности этого занятия. Заграничный спрос сибирского хлеба обеспечен не только известным в торговом мире, весьма хорошим качеством его, но и тем обстоятельством, что уже в настоящее время заграничные агенты обращаются к томским фирмам с запросом о закупке хлеба. Наконец, самые хлебородные места губернии расположены по реке Оби и ее притокам, почему и доставка хлеба в Обскую губу является самым удобным и дешевым путем сообщения. Все изложенные обстоятельства доказывают, что новый (морской чрез Обскую губу) путь, обеспечивающий спрос на эти свободные хлебные остатки и удобный выход им, является необходимым.

Что же касается высказанного присутствующим представителем Среднесибирской железной дороги мнения, что вполне оборудованная на протяжении Обь - Иркутск железная дорога может, как это показал опыт истекшего года, перевезти, без всякого затруднения для своей провозоспособности 15 000 000 пуд. груза (т. е. груз, несколько превосходящий по своим размерам размеры свободных хлебных запасов, определяемые сведущими людьми для нынешнего года в 20 000 000 пуд.) и, таким образом, подать эти запасы Западной Сибири в район Восточной Сибири, где цены на все роды зерна значительны и где, следовательно, есть постоянный высокий спрос на него, - то состоятельность этого мнения вряд ли возможно признать по следующим соображениям:

1) Высокие цены на хлеб не всегда указывают на действительные размеры его недостатка в данной местности, потому что зачастую они являются результатом спекуляции.

2) Если даже допустить, что установившиеся в настоящее время в районе Канск - Нижнеудинск высокие цены на хлеб свидетельствуют о крайнем недостатке его в этой местности, то и по своему пространству, и по численности своего населения местность эта может потребовать лишь очень незначительную часть имеющихся в бассейне Оби свободных запасов хлеба. Мысль эта подтверждается, между прочим, и тем фактом, что в нынешнем году хлеб в этот район уже отправлялся и продолжает отправляться. Однако обстоятельство это не отозвалось ни малейшим признаком на улучшении угнетенного состояния хлебного рынка в Западной Сибири, и тем соображением, что к услугам нуждающегося района имеется еще хлеб Минусинского округа, - хлеб более близкий, чем обский.

3) В пределах Восточной Сибири район Канск - Нижнеудинск почти единственный, который часто страдает от неурожаев и склонен потому кормиться чужим хлебом - хлебом Западной Сибири Минусинского округа.

4) Таким образом, Сибирская железная дорога, несмотря на большую свою провозоспособность, представляет собою плохой выход для западносибирских излишков хлеба в восточном направлении; что же касается вывоза этих излишков на запад, в центральную Россию, то если бы таковой и состоялся, то он повел бы лишь к еще большему угнетению хлебных рынков Европейской Pocсии и к вящему развитию на них спекуляции. Лучшим исходом в этом случае было бы, если бы западносибирский хлеб пошел через Тюмень на Урал; но 1892 год, год сильного неурожая, охватившего обширный район Европейской Pocсии, показал уже, что и Урал, даже в годину крупного несчастья, поглотить все запасы Западной Сибири не может: от завезенных в этот год в Тюмень хлебных грузов осталось непроданного хлеба до 3 миллионов пудов, которые, пролежав здесь зиму, были частью заложены в банке и затем в течение года не выкуплены; частью проданы мукомолам Урала за бесценок.

Таким образом, не только Сибирская железная дорога одна, но даже эта дорога в соединении с морским пароходством на Тюмень, не обеспечивает еще достаточного выхода сибирскому хлебу. Такой выход может дать только северный морской путь, потому что в качестве потребителя сибирского хлеба он даст Западной Сибири весь вообще север Европейской России, английские и шведские рынки.

Помимо хлебных грузов, ожидающих удобного выхода, упорядочение морского пути встретит еще два, благодарных для своего развитая, момента. Один из этих моментов - значительно развитое обское пароходство, сближающее Обскую губу с верхним районом обского бассейна, богатым продуктами земледелия, животноводства, пушного (алтайская белка), лесного и горного промыслов; в настоящее время это пароходство страдает от безработицы, так как существуют грузы, но некуда и незачем их возить, значительная же часть ввозного в Сибирь российского товара идет железной дорогой.

Другой благодарный момент - это слишком обременительная тяжесть комиссии, которую оплачивала всегда и продолжает оплачивать поднесь Сибирь в своих торгово-промышленных сношениях как с внутренними российскими, так и с заграничными потребителями и производителями.

Дело в том, что до сих пор - да и впредь еще такой порядок продлится значительное время - Сибирь покупает летом в Москве и Нижнем, а продает свои продукты зимой в Ирбит. В то время как покупка идет частью непосредственно у производителя, фабриканта и заводчика (мануфактура преимущественно, частью бакалея, галантерея и машины), частью же у коммисионера-посредника (колониальный преимущественно, частью бакалея, галантерея, машины), продажа всецело совершается при посредстве целого ряда посредников: хлеб, лен, конопля, шерсть, волос, сало, масло, кожи, мясо, рыба, орех, воск, пушнина и пр. со всех концов Сибири стягивается в феврале натурою или в образцах к Ирбиту, здесь дробными партиями покупается рядом торговцев, продается ими затем ряду других более крупных торговцев, от которых появляется в больших объединенных партиях на таких рынках, как Нижний, Харьков, Киев, где, наконец, и приобретается или русским производителем, заводчиком-фабрикантом, или же опять-таки заграничным посредником-коммиссионером. С проведением железных дорог Ирбит сильно потерял свое значение сбытчика сибирских товаров, но обстоятельство это нисколько не повлияло на устранение нежелательного для сибирской торговли целого населения коммиссионеров-посредников, так как комиссионер этот сам появляется для закупа в местах группировки различных товаров (Томске, Тобольске, Барнауле, Бийске, Петропавловске, Семипалатинске, Кулунде и пр.). И как прежде в Ирбите, так и теперь в местах группировки товаров, он и ценой жмет, чтобы с одной стороны подогнать ее к биржевым нормам крупных европейских рынков, а с другой - выручить все будущее на товар наслоение комиссий, и дробит покупку до размеров, далеко не соответствующих громадному предложению страны, но вполне отвечающих его скромной покупной силе.

Устранить этого вредного коммиссионера-посредника или, по крайней мере, низвести его до одного ряда, может лишь прямой дешевый путь непосредственных сношений Сибири с потребителями ее сырья как в Европейской Pocсии, так и в западной Европе. Таким путем для Сибири является ее северный морской путь. Этим путем привезут к нам часть бакалеи и галантереи, привезут весь колониальный товар и нужные нам машины (сельскохозяйственные, например), которые мы до сих пор покупали через посредство Москвы и Нижнего, а увезут от паев весь тот избыток сырья, который превышал покупательную силу комиссионеров, до сих пор тяготевших на сибирском вывозе и всецело командовавших ее отпуском.

Таков второй благодарный для дальнейшего развития и упорядочения северного морского пути в Сибирь момент.

Все изложенные выше обстоятельства, однако, имеют место и выгодную сторону исключительно при условии беспошлинного привоза заграничных товаров к нам чрез Ледовитый океан, так как в настоящее время (при беспошлинном провозе) сибирский груз является обратным фрахтом для иностранных судов, а потому и плата за провоз сибирского груза за границу ныне весьма незначительна (от 10-15 коп. пуд) и вполне оправдывает выгодность отправления отсюда товаров. При наложении же пошлины на товары, приходящие к нам из-за границы чрез Ледовитый океан, выписка таковых явится убыточной и невозможной, потому что эти же товары получатся тогда гораздо дешевле по железной дороге, или через Тюмень пароходством до Томска[116]. Тогда сибирские грузы будут служить уже не обратным фрахтом, а для отправления их придется снаряжать особые экспедиции, что обойдется слишком дорого, и стоимость провоза ляжет тяжелым бременем на товары настолько, что отправка их явится прямо убыточной. В крайнем случае некоторые товары выдержат тариф иркутской таможни[117]. Таким образом, регулятором движения сибирских грузов чрез Ледовитый океан всегда будут служить таможенные пошлины на товары, привозимые к нам упомянутым путем, каковое обстоятельство, конечно, не безызвестно и министерству'.

Суть вышеприведенной записки та, что в Западной Сибири имеется достаточно товаров для заграничного отпуска, и что необходим дешевый путь для сбыта их. Представители купечества в Томске не видят другого способа получить дешевый путь, как продолжив таможенные льготы.

Не только представители коммерции в Томске, но и в других городах выражали сожаление о том, что таможенные льготы для морского пути с нынешнего года отменены, что имеется большой спрос на машины и различные предметы заграничного изготовления. Так как вопрос этот нельзя рассматривать иначе, как в связи с общей таможенной политикой, то я и не вдавался в детальное обсуждение его. Нет никакого сомнения, что если дать беспошлинный ввоз через сибирские реки, то этим получится такое количество ввозимого товара дорогой стоимости, которое в состоянии с лихвой окупить затраты на пароходство. Также нет ничего удивительного, если сибиряки желают, чтобы к ним был ввоз беспошлинный.

Надо помириться с тем, что ввозить будут для Сибири лишь то, что ей выгодно получить при тех таможенных условиях, которые теперь объявлены. Если будут более благоприятные условия, то морской путь от этого лишь выиграет, и, следовательно, осторожнее делать все расчеты применительно к условиям, вызываемым лишь объявленным таможенным тарифом.

Некоторые из лиц, с которыми я беседовал о ввозе, говорили, что при настоящих таможенных условиях[118] никакого ввоза быть не может. Другие же, более умеренные, находили, что грузы будут; потребность в машинах на золотые прииски, другие заводы и фабрики и также на земледельческие орудия и машины так велика, что одни машины составят уже большой груз; имеется также потребность в цепях, проволочных канатах и многом другом, что и в России получается, по преимуществу, из-за границы. Морской путь удешевит и ускорить доставку всех этих предметов в Сибирь, а потому все признают, что и по отношению к ввозу надо считать, что морской путь даст большое облегчение стране и что были бы пароходы, а грузы найдутся.

Во все русские порты ввоз меньше, чем вывоз. Полагаю, что не будет большой ошибкой предположить, что и в Сибири отношение ввоза к вывозу будет такое же, как во всей России.

Бассейн реки Енисея не столь густо населен, как бассейн реки Оби, а потому в нем нет того подавляющего обилия избытков, но тем не менее потребность в непосредственном обмене товаров с Европою существует. На совещании, состоявшемся в Красноярске, вице-губернатор В. Л. Приклонский пригласил гг. присутствующих, не пожелает ли кто-либо из них высказать свое мнение письменно. На это приглашение отозвались гг. Прейн[119] и Юдин[120]. Первый из них состоит в настоящее время городским головой Красноярска, второй ведет большие коммерческие дела и имеет свои заводы.

Поданная гг. Прейном и Юдиным г. губернатору Енисейской губернии записка весьма интересна, а потому она помещается полностью.

'В совещании 29 августа сего (1897) года, - говорится в этой записке, - бывшем в гор. Красноярск в присутствии Вашего Превосходительства и Его Превосходительства вице-адмирала Макарова, последним выяснено, что при работе ледоколов в Северном море возможно сделать четыре рейса на пароходах из Европы, ближе, из Екатерининской, вновь устроенной вместо Колы гавани, в Енисей, с грузом товаров, т. е., что при работе ледоколов можно иметь сношение морем со всеми портами Европы 4 раза в лето, а не один рейс, как теперь, почти случайный. При этом Его Превосходительство вице-адмирал Макаров выразил желание знать предметы вывоза и количество грузов из Енисейской губернии, на тот предмет, чтобы определить производительность, безопасность и неубыточность затраты капитала на ледоколы.

Точного ответа теперь, разумеется, дать нельзя, но в Сибири давно уже свыклись с тою истиной, что здесь не только спрос развивает удовлетворение, но и предложение развивает спрос. До последнего времени, по случаю дороговизны провоза, сибиряку нельзя было и мечтать о заведении у себя усовершенствованных земледельческих орудий и спроса на них как бы не было, а как только провоз удешевился, явился на них спрос. Мы твердо знаем лишь одно, что Сибирь изобилует естественными богатствами и что экономическое развитие края доселе тормозилось, главным образом, громадностью расстояний и отсутствием удобных и дешевых путей. Например, при основании в 80-х годах фирмою Курбатова и К0 пароходства по Иртышу, многим думалось, что в степных областях не найдется достаточно предметов для вывоза, а теперь вместо 2-х, как в начале, там работают десятки пароходов и получают солидный дивиденд. При возникновении пароходства по Енисею также казалось, что для пароходов не найдется работы, а теперь они не успевают справиться с грузами и на пассажиров не обращают внимания. Обращаясь к существу вопроса, мы должны указать, что из природных богатств губернии предметом вывоза могли бы быть слдующие продукты:

1) Хлеб разных сортов и продукты из него получаемые: солод, пиво, спирт; количество последнего можно определить 200-300 тысяч пудов. Повторяющиеся через десятки лет недостатки хлеба (неурожаи) не могут иметь препятствий к отпуску хлеба за границу, ибо спрос хлеба за границей послужит толчком к развитию хлебопашества. Ныне крестьянин пашет столько, чтобы прокормить себя, чтобы получить лишнего хлеба только на подати и повинности. Богатство урожая двух или трех годов переполняет местные рынки, цены падают, и это вызывает сокращение запашки. Следующий затем относительно ровный урожай, при уменьшении запашки, вызывает жалобы на неурожай, между тем, на самом деле неурожая не было. Словом, количество запашки усиливает урожай хлеба и при постоянном спросе на хлеб, при постоянно усиленной запашке, неурожайных годов не будет, в особенности теперь, при существовании железной дороги, которая будет регулировать и устранит местный недостаток хлеба. При этом не можем не указать, что, при первобытном способе уборки хлеба, его теряется на поле десятая, если не более, часть. При урожае и дешевизне хлеб бросают на поле, не жнут. Так, в 1892 году, в Ирбейской волости Канского округа ? посева не жалась (см. 'Справочные издания Переселенческого Управления МВД' 1897 года. Выпуск I. Сибирь, стр. 6-я).

2) Продукты скотоводства: масло, сало, кожа, овчина, шерсть, волос, щетина, кость. В настоящее время кость бросается, а первые семь предметов идут на ярмарки в Ирбит и Нижний и здесь уже продаются на переработку или русским фирмам или за границу. Не зная, куда деться с этими продуктами, местный житель Енисейской губернии отдает их за половину цены, да и покупающий их, по случаю дорогого провоза, не особенно выигрывает, ибо, кроме провоза, на пути следования их масса расходов: плата за помещения, комиссионные и проч., тогда как доставка этих продуктов дешевым путем на европейские рынки, в первые руки переработки их, возвысит спрос, а через это увеличить цену их. Таких продуктов, полагаем, будет до 100 тысяч пудов (см. там же, стр. 9, 'прибыльные занятия:').

3) Пенька, лен сеются в Енисейской губернии только для местных потребностей и не имеют сбыта вне губернии, но коль скоро будет спрос на них, то само собою засевы их могут быть значительно увеличены. При увеличивании засева получается семя их и масла: конопляное, льняное. Определить количество может только спрос.

4) В числе хвойных лесов Енисейской губернии занимает большие площади кедровник. Лес этот ценен по величине и чистоте древесины, и, кроме того, с него получаются орехи и, по обработке их, масло ореховое. Добыча орехов ведется хищнически, иногда срубаются деревья для того собственно, чтобы получить ? пуда орехов; переделка же орехов на масло ведется первобытным способом: щелканьем орехов и выжимом ручным прессом масла. Качества масла превосходны. Думаем, недалеко то будущее, когда Правительство обратить внимание на это самородное богатство, примет меры к охране леса, даст правильную эксплуатацию пользования кедровником, и получится масса орехов или масла, готового к отправке. В настоящее время можно рассчитывать на 50 тыс. пудов орехов, готовых к вывозу.

5) В местах Енисейской губернии много дикого зверя, и потому многие занимаются звероловством. Шкуры зверей, за удовлетворением спроса на Москву (центра переработки пушнины), идут за границу, на Лейпциг, Гамбург, Лондон. Можно сказать, цена пушнины устанавливается последними рынками, следовательно, удешевленная доставка и сокращение пути на провоз пушнины оживит и усилит звероловство. Такого груза может быть до 50 тыс. пудов.

6) Сибирь настолько богата лесом, что один вывоз его может занять все предполагаемые рейсы, лишь бы было требование. Леса в Сибири, произрастая большею частью на возвышенностях, отличаются прочностью, чистотою и красотою. Даже мелкие породы леса: кустарник, черемушник, тальник, рябинник, употребляемые на поделки в Сибири, могут иметь сбыт на европейских рынках. Продукты леса: смола, деготь, скипидар - тоже могут быть вывозимы в потребном количестве, т. е. по спросу их.

7) Река Енисей пересекает Сибирскую железную дорогу по расстоянию от Петербурга до Тихого океана, на половине. Дорога эта вызовет движение грузов по ней в Европу со всего востока, каковой не преминет воспользоваться дешевизной провоза морем, лишь бы путь этот был обеспеченный, верный. Таких грузов, провозных на Енисей и вывозных через него, может быть масса, определить величину коей не беремся.

8) В Енисейской губернии есть много металлов и минералов. Залежи руд железа, меди приходится оставить в покое, до более отдаленных дней, когда появятся капиталы, чтобы соперничать с добычею металлов в России и за границей; минералы же могут быть предметом вывоза, как не требующие при разработке больших капиталов; к таким минералам относим: каменный уголь, графит, слюду, мрамор, запасы которых громадны.

9) Не можем не указать на курьезный предмет вывоза из Красноярска - лома меди. Здесь лом меди покупается по 7 копеек за фунт, и, чтобы провоз его до Европы был дешевый, его отправляли во Владивосток, а оттуда она шла морем вокруг Азии. Этот факт иллюстрирует, до чего удешевляется доставка водой противу сухопутной.

Вообще же, при разрешении поставленного Его Превосходительством вице-адмиралом Макаровым вопроса должен иметь громадное значение ответ на то, какие именно предметы будет разрешено вывозить из Енисейской губернии морским путем; мы могли только отчасти наметить предметы отпуска.

Его Превосходительству г. вице-адмиралу Макарову нелишне иметь в виду работы местной администрации (в бывшем Губернском Совете), производившиеся по поводу первоначальной попытки англичан завязать сношения с Сибирью через Ледовитый океан'.

В вышеприведенной записке нет преувеличений. Цифры предполагаемых ввоза и вывоза даны скромные, но и они уже достаточны, чтобы начать дело, а потом оно само собою разовьется.

Для успеха пароходства надо иметь один груз основной: таким грузом для вывоза с реки Енисея, полагаю, следует считать лес. Низовья Енисея и притоки его богаты лесом, и так как ссыльнокаторжных там нет, то леса еще не уничтожены пожарами. Мне говорили местные купцы, что как только будет создаваться морской путь, то они готовы устроить отпуск леса.

Лиственница изобилует во многих местах по Енисею; ее безжалостно рубят на дрова, причем получается отличный горючий материал. В постройках домов она идет на нижние венцы, ибо она не боится сырости. Вообще же лес идет сплавом, а лиственница тонет, и ее можно сплавлять лишь с другими породами, по расчету - два сосновых бревна на одно лиственничное.

Притоки Енисея - Нижняя и Средняя Тунгуска - также изобилуют лесами, но последние оттуда не сплавляются, ибо пока более населенные реки Ангара и Илим весьма обильны лесами и могут удовлетворить какую угодно потребность.

Дуба, граба и других твердых пород по Енисею не имеется, но дешевых пород там большое изобилие.

Во время моего пребывания в Вардэ, как я уже упоминал, ко мне приходил познакомиться г. Lidbaek, представитель фирмы, которая заключила в этом году договор на вывоз за границу леса с реки Печоры. Он сказал мне, что леса в Финляндии, Швеции и других местах настолько уже вырублены, что приходится искать новых лесных районов, что река Печора их удовлетворить вполне не может и что они с нетерпением ждут, когда откроется дешевый путь на Енисей, бассейн которого может дать огромное количество леса. Вышеприведенным я хочу лишь показать, что спрос на лес есть и что лес для торговли с бассейном реки Енисея можно принять за основной груз.

Из минеральных богатств за границу может пойти очень многое. Вице-директор Лесного департамента статский советник Троицкий, объехавший в это лето земли, лежащие в верховьях Енисея, указал мне на богатство мрамора, залегающего в 30 верстах от реки. Мрамор, по отзыву специалистов, бесподобный; имеется как чисто белый, так и с различными оттенками весьма красивого рисунка. Говорят, что он полируется очень хорошо.

Берега реки Нижней Тунгуски весьма богаты минералами различных пород. О самой реке и быстроте ее течения и прочих трудностях плавания по ней существуют различные поверья. Так, рассказывают, что есть такие места, где лодку втягивает на дно. Такие рассказы не останавливают, однако, предпринимателей, и в минувшем году один из них перетащил паровой катер с Лены (неподалеку от Киренска) на верховье реки Нижней Тунгуски и с этим катером спустился благополучно по реке до самого ее устья, что составляет, как говорят, 3000 верст. Отсюда паровой катер отправился вверх по Енисею, повернул в Ангару, где и потерпел крушение.

Мне не удалось узнать никаких подробностей об этом предприятии, но факт, что паровой катер прошел всю Нижнюю Тунгуску, показывает, что сплав возможен повсюду, а по собранным Кривошапкиным, Третьяковым и другими лицами сведениям, казаки подымали бечевой хлеб по Нижней Тунгуске на тысячи верст. По данным Министерства путей сообщения, названная река сплавная на протяжении 2750 верст, и так как река эта изобилует лесом, то доставка минеральных богатств оттуда на морской перегрузочный пункт будет дешева. Следовательно, условия для эксплуатации этих богатств весьма выгодны.

Графит встречается по притокам Енисея в разных местах. Наш известный деятель по Северу М. Сидоров вывозил партии этого материала и за границу, и на наши уральские и обуховские заводы. Попадались партии графита хорошего качества и партии дурного, что весьма понятно при эксплуатации, имевшей исключительно случайный характер. Самые богатые залежи находятся по Нижней Тунгуске, в 400 верстах от ее впадения в реку Енисей. Весьма мощный пласт выходит к самой реке, начинаясь в 7 саженях от береговой черты. Пласт тянется на 150 саженей вдоль берега и имеет ширину в 40 саженей. Добыча этого графита сводится к тому, чтобы его ломать и класть в баржу. Река в этом месте судоходна все лето, следовательно, графит можно вывезти по чрезвычайно дешевой цене.

В книге М. Сидорова 'Север России' дан химический анализ этого графита по определению, сделанному в 3 различных местах. На Златоустовском заводе на Урале стоимость его определили от 2 руб. 25 коп. до 3 руб. 80 коп. за пуд, а добыча его и укладка на баржу не может обойтись дороже нескольких копеек за пуд.

Рыба в настоящее время добывается в тех размерах, в которых можно ей найти сбыт, не выходя из енисейского бассейна. Вся добыча рыбы простирается приблизительно только до 160 тысяч пудов в год. Цены на рыбу колеблются в зависимости от спроса. Рыба засаливается исключительно в простых обрезах и в этом виде идет в продажу; но Енисей изобилует осетрами, стерлядью, нельмою и другими бесподобными сортами рыб, которые могли бы идти в продажу и в более совершенной заготовке и укупорке. Открытие морского пути может дать толчок этому делу. На слиянии рек Иртыша и Оби, в Самарове, купец Земцов открыл заготовление стерляди и других пород рыб в жестяных банках. Приготовление металлических банок требует очень несложного устройства, и все дело очень просто. На уступленной нами Соединенным Штатам Аляске заготовляется огромное количество лососины, причем имя 'Аляска' и рисунок алеута на этикете служат как бы доказательством лучшего сорта этой рыбы. Лососину в банках с надписью 'Аляска' можно найти во всех частях света.

По отношению к рыбе можно прийти к заключению, что она составит некоторый груз даже в первые годы. Теперь находят выгодным рыбу, заготовленную впрок в Архангельске, везти морским путем в Петербург. Из Архангельска идет, по преимуществу, рыба морская, тогда как Енисей изобилует речною рыбою. Думаю, что не будет ошибкою рассчитывать на 20-30 тысяч пудов рыбы в год с реки Енисея, хотя нет ничего невероятного, что это дело примет бОльшие размеры.

Относительно ввоза на реку Енисей можно сказать то же, что и относительно ввоза на р. Обь. Даже надо думать, что вследствие бОльшей отдаленности Енисея от Европы по железным дорогам, ввоз на р. Енисей морским путем будет более выгоден, чем ввоз в Обь, тем не менее, предполагая отсутствие таможенных льгот, нельзя указать на какой-нибудь основной груз, и надо думать, что для начала дела придется довольствоваться разными предметами ввоза, как-то машины и прочее.

Как было сказано выше, количество грузов в енисейском бассейне гораздо меньше, чем в обском. Если бы открытие морского пути на Енисей и Обь вызвало вдвое больший расход, чем открытие пути на одну Обь, то было бы осторожнее начать с последнего пути, но на деле выходит иначе. Чтобы иметь обеспеченное плавание по Карскому морю, нужно построить, как будет указано ниже, два ледокола с совокупною силою в 15 000 лошадей. Углубление на перегрузочном пункте в Обь допускает лишь осадку в 14 футов, при которой можно иметь ледокол не более 5000 индикаторных сил. Недостающие 10 000 сил будут на ледоколе, сидящем в полном грузу 25 футов, и этот ледокол по своему углублению подходит к реке Енисей. Также надо иметь в виду, что глубокосидящие ледоколы в толстых льдах Карского моря будут иметь большую силу, чем мелкосидящие, и, следовательно, постройка глубокосидящего ледокола есть необходимость. Если он построен, то рационально пользоваться им для реки Енисей, которая по богатствам, расположенным на ней самой и в ее огромных притоках Ангаре, Средней Тунгуске и Нижней Тунгуске, обещает колоссальное развитие в недалеком будущем.

Есть еще одно весьма важное обстоятельство, в силу которого морской путь принесет большую пользу. Низовья рек Оби и Енисея совсем лишены средств сообщения, вследствие чего эти края, одаренные большими минеральными, лесными и рыбными богатствами, не эксплуатируются и даже не исследуются. Тот, кто пожелал бы ознакомиться с этими местами, должен был бы нанять пароход. Дело будет оставаться в прежнем положении, пока не будет по рекам Оби и Енисею, в низовьях, открыто срочное грузовое пароходство. Разумеется, назначив хорошую субсидию, можно привлечь пароходовладельцев к открытию движения по рекам Оби и Енисею к их устьям, но надо мириться с тем, что в первые годы на пароходах этих почти не будет пассажиров и пойдет весьма мало грузов.

Если откроется морской путь на Обь и Енисей, то речным пароходам, везущим груз на взморье и обратно, надо вменить в обязанность останавливаться и принимать грузы везде, где то потребуется, и этим дать возможность кому угодно ехать в низовья названных рек и открывать там всякие отрасли промышленности.

Многие из лиц, с которыми мне пришлось разговаривать о морском пути в грузах для него, высказались в том смысле, что теперь точно предвидеть, какие грузы пойдут, невозможно, но один факт налицо, что всякий раз, когда открывали рейсы по реке, то грузов не предвиделось, а между тем в ближайшие же годы являлось такое количество грузов, что приходилось сейчас же увеличивать число пароходов.

Также думали, что Великая Сибирская дорога не будет иметь достаточно груза, а теперь уже очевидно, что даже для местных потребностей в некоторых местах одной пары рельсов едва ли будет достаточно.

Из всего сказанного выше вытекает заключение, что морской путь на реку Обь вызывается назревшею уже огромною потребностью в непосредственном обмене товаров Западной Сибири с Европою.

Бассейн реки Енисея имеет гораздо меньше грузов, чем обский, но достаточно для начала непосредственных сношений с Европой.

Открытие морского пути на Обь и Енисей поведет к установлению правильного пароходства по всей длине этих рек, что окажет крупное влияние на развитие всей северной Сибири.

Очевидно, что необходимо устроить дешевый морской путь на реки Обь и Енисей. Единственное препятствие к этому составляют льды Карского моря. Обыкновенно к августу льды эти или совершенно исчезают или их становится так мало, что они не препятствуют плаванию, поэтому обыкновенно один морской рейс удавалось делать беспрепятственно. Но если остаться при одном рейсе, то расходы на перевозку грузов будут так велики, что придется сохранить высокий фрахт, которого не выдерживают малоценные произведения нашей Сибири. Выше мною перечислены причины, почему перевозка одним рейсом дорога: приходится нанимать пароходы к определенному сроку, собирать их все в один пункт, приходить в устья рек в большом числе сразу, заготовляя ко дню прихода речные пароходы, баржи, людей и проч.

Все это вызывает большие непроизводительные расходы, между тем нельзя с полной уверенностью сказать, что в августе всегда море свободно от льда. Так, в 1862 г. лейтенант П. П. Крузенштерн[121] по поручению М. Сидорова отправился на шхуне 'Ермак' в Карское море. 14 августа Крузенштерн благополучно прошел Югорский Шар, но затем его зажало во льды и понесло по направлению к полуострову Ялмал. Очевидно, в это время льды были очень сильны, так как шхуну сильно сдавливало. 9 сентября Крузенштерн должен был оставить 'Ермак' и пробираться с командою на Ялмал. Следовательно, в этом году в августе месяце было большое скопление льдов, так что, если бы пришлось пробиваться с обыкновенными пароходами, то командиры их, вероятно, отказались бы идти.

Поэтому, даже при одном рейсе на Енисей, необходимо сопровождать караван сильным ледоколом, ибо в противном случае можно не пройти Карское море, что вызовет большие денежные потери. Придется все корабли вернуть назад в европейские порты, сложить груз на целый год и все-таки оплатить как расходы всех морских пароходов, так и расходы по речной перевозке. Если такой случай произойдет, то на будущие годы охотников посылать на свой риск пароход в сибирские реки едва ли найдется[122].

Может произойти и другой случай, еще более прискорбный, а именно, что пароходы, не сопровождаемые ледоколом, пройдут в сибирские реки благополучно, а ко времени их возвращения юго-западная часть Карского моря окажется загроможденною льдами. Положение пароходов сделается безвыходным.

Чтобы, делая даже один рейс на Енисей, быть уверенным в успехе, надо, чтобы караван судов сопровождался сильным ледоколом, который мог бы выручить суда в случае встречи со льдами. Страховые компании берут высокую премию за плавание к сибирским рекам, но и они требуют, чтобы были конвоиры. Моряки старой школы уверяли, что железо и сталь не годятся для борьбы со льдами, а потому страховые компании требуют, чтобы караван судов сопровождался деревянными конвоирами. Эти конвоиры, правда, окованы железом в носовой части и не боятся ударять в лед, но машины их так слабосильны, что они не в состоянии рассекать льдины с таким успехом, какой требуется для грузового движения, и могут лишь пробираться, стараясь, где необходимо, расталкивать льдины. По сие время они ходили лишь, так сказать, для проформы.

Между тем, дело ледоколов развивается, сталь давно уже вытеснила дерево, а сильные машины дают возможность рассекать лед какой угодно толщины. Очевидно, ледокол-конвоир должен быть стальной и иметь сильную машину, а если такой ледокол-конвоир будет построен, то он, может быть, окажется способным рассекать льдины Карского моря не только в августе, но и в июне месяце, и тогда возможно сделать не один, а четыре рейса на Енисей. Все расходы распределяются уже на четыре рейса, а потому явится возможность установить дешевый фрахт на груз.

Дело, следовательно, сводится к тому, можно ли большим ледоколом прокладывать путь через льды Карского моря, и могут ли по этому проложенному пути следовать обыкновенные или специальные грузовые пароходы.

Вопрос о том, может ли пробиваться ледокол через плавучие льды, следует рассмотреть для самых трудных условий, а именно - для Ледовитого океана. Если там, где льды многолетние, он может пробиться, то и в Карском море, где льды одногодовалые, он тоже может пробиться.

По вопросу о крепости полярных льдов, я во время этого путешествия беседовал со многими авторитетными лицами, и разговор с ними приведен мною в начале этой главы.

Вопрос о том, могут ли обыкновенные железные пароходы безопасно следовать за ледоколами, представляет чрезвычайную важность и подлежит изучению с точки зрения технической. Во всех портах, где есть ледоколы, пароходы следуют за ними, но в некоторых портах они иногда повреждаются. Так, в Ревель в минувшую зиму 1896/97 г. местным ледоколом проведен 81 пароход, из которых 8 получили повреждение, а один затонул. В Гангэ льдов набивает не меньше, чем в Ревеле, между тем пароходы ходят туда постоянно и не повреждаются. Пароход 'Рюрик', постоянно ходящий в Гангэ, в прошлом году застрял во льду и так оставался в течение 3-х недель, но повреждений не получил. Капитан 1-го ранга Шеман[123] говорил мне, что был случай, когда ледокол по слабости своей не мог пробиваться через лед, и шедший сзади его пароход так сжало льдом, что у борта его скопилась целая гора. Пароход, однако же, оказался неповрежденным. Некоторые из пароходов, ходящих зимой в Гангэ, построены прочнее обыкновенного, и, может быть, следует принять за правило, что пароходы, предназначенные идти за ледоколами, должны быть построены крепче.

Надо думать, что чем сильнее ледокол, тем легче пароходу, который за ним идет. Пароходы страдают, главным образом, тогда, когда ледокол не может следовать безостановочно. Пароход не страдает от кусков льда, а только от ударов в сплошной лед, но когда пароход следует за ледоколом без остановки, то ему нет причин ударяться в сплошной лед.

Пароходу будет еще легче, если он пойдет вплотную к ледоколу, ибо, как видно из описания инженера Рутковского, при следовании ледокола американской системы 'St. Marie' разбитые винтом и корпусом льдины выходили на поверхность более чем на полдлины корпуса сзади ледокола.

Чем шире ледокол, тем шире будет взломанная полоса, тем легче пароходу пройти, не ударяя в цельный лед. Чем больше у ледокола винтов, тем более будет раздроблен лед и тем меньше шансов повреждения идущему за ледоколом пароходу.

В Карском море лед соленоводный, а такой лед, по мнению различных авторитетов, значительно слабее льда пресноводного. Промысловые суда под всеми парусами и парами ударяют безнаказанно в соленоводный лед, между тем те же суда тщательно избегают всякого прикосновения к льдам пресноводным, которые, как мне говорили, легко отличаются от первых по своему синему цвету.

Подводя итоги всему сказанному выше, можно прийти к заключению, что даже против льдов Ледовитого океана можно в конце лета бороться при посредстве ледоколов, что же касается Карского моря, то в нем льды, вероятно, поборимы с июня по сентябрь. Плавание по Карскому морю есть вопрос сил и средств, а не вопрос возможности.

Желательно, чтобы морской путь на Обь и Енисей соответствовал навигационному периоду этих рек. Обь и Енисей текут с юга на север, а потому вскрытие их в верховьях происходит гораздо раньше, чем внизу, а замерзание гораздо позже. Навигационный период в верховьях продолжительнее, чем в низовьях, а потому морской путь должен соответствовать продолжительности навигации в низовьях.

В книге М. А. Рыкачева[124] даны следующие времена вскрытия Енисея, приводимые ниже по старому стилю:

у Минусинска на широте 53°42? - апр. 18,

у Красноярска '' 56°11? - '19,

у Енисейска '' 57°42? - ' 25.

О местах, лежащих далее Туруханска, мною собраны сведения путем опроса, и, кроме того, привожу выборку из книги П. И. Третьякова 'Туруханский край'[125]. При устье Подкаменной Тунгуски, в 460 верст от Енисейска, по Третьякову, Енисей вскрывается 16 апреля - 2 мая, в 800 верстах ниже Енисейска вскрывается от 18 до 25 мая, у Селиванихи, которая лежит на Енисее близ Туруханска, в 1084 верстах от Енисейска, местные жители говорят, что Енисей вскрывается между 6 и 20 мая, и что лед имеет толщину 2 аршина.

В Ермакове, в 1250 верстах от Енисейска, говорят, что Енисей вскрывается перед Николиным днем, т. е. 6 мая; толщина льда 1 ? арш.

У Дудинки (69 ? ° широты), в 1620 верстах от Енисейска, говорят, что Енисей вскрывается не позднее 27 мая и что 7-10 июня обыкновенно приходит сверху первый пароход рыбопромышленников. По Третьякову, у Дудинки Енисей вскрывается между 25 мая и 5 июня.

В Казанцеве, в 1750 верстах от Енисейска, говорят, что река вскрывается около 4 июня, и 17 июня приходит первый пароход. Здесь чувствуются, по словам жителей, морские приливы и отливы, но вода никогда солоноватой не бывает.

Устье Енисея, по Третьякову, вскрывается 12-20 июня.

Во время зимовки шхуны 'Северное сияние' М. Сидорова неподалеку от Большебреховской протоки в 70° широты, в 1860 верстах от Енисейска и в 130 верстах от Гольчихи, 1 июня (1877 г.) стала прибывать вода, 6-го тронулся лед, и в течение восьми суток стояла такая высокая вода, что люди сидели на кровле.

Согласно сведениям, собранным при описании берегов в минувшем столетии, залив у Гольчихи вскрывается 10 июня, а море у устьев реки Енисея между 20 июня и 1 июля.

(Bcе числа здесь даны по старому стилю).

Из всех перечисленных сведений видно, что задержку в открытии навигации следует ожидать в самом устье у перегрузочного пункта и можно считать 17 июня подходящим днем для первоначального сбора на перегрузочном пункте, как ледоколов, идущих с моря, так и речных пароходов и барж. Последним придется выходить из Красноярска 5 июня, и, следовательно, они имеют перед рейсом на устье целый месяц большой воды, после вскрытия верховьев, чтобы сходить за грузом в Минусинск и в другие места, куда обстоятельства потребуют.

Наши исследователи прошлого столетия говорили, что море у устья реки Енисея замерзает между 1 октября и 10 ноября.

У Третьякова говорится, что устье Енисея замерзает между 1 и 20 октября.

На яхте 'Северное сияние', зимовавшей в островах у Большебреховской протоки, наблюдали замерзание 4 октября.

У Дудинки, в 1620 верстах от Енисейска, по Третьякову, Енисей замерзает между 25 сентября и 5 октября.

У Селиванихи, в 1084 верстах от Енисейска, согласно показаниям местных жителей, Енисей становится 15 октября, но ледоход начинается 1-го.

По Третьякову, в селе Монастырском, в 1060 верстах от Енисейска, река замерзает между 5 и 15 октября. Среднее замерзание, по Рыкачеву, у Туруханска октября 19, у Енисейска - ноября 5, у Красноярска - ноября 1, и у Минусинска - ноября 11.

Из вышеприведенного перечня видно, что для транзитного пути особенное ограничение навигации будет не с морской стороны, а с речной. Если допустить, что в течение недели до замерзания несет шугу, то 15 сентября (старого стиля) надо признать последним сроком для выхода речных пароходов с баржами в последний раз из перегрузочного пункта. Как только они благополучно вышли из устья, то дойдут до Красноярска, где замерзание происходит 1 ноября.

Будет, однако же, надежнее последний рейс не откладывать до столь позднего времени и выходить с перегрузочного пункта не позже 5 сентября.

Обь у Барнаула, в широте 53°20?, вскрывается апреля 14.

У Колывани, в широте 55°21?, апреля 22.

У Обдорска, в широте 66°31?, мая 23.

Бухта Находка, по словам г. Вардроппера, 15 июня бывает свободна от льда.

Река Обь у Барнаула замерзает 28 октября. У Колывани тоже 28 октября. У Обдорска 16 октября. Г. Вардроппер разсказывал, что однажды он вошел из Обской губы в реку Обь 21 сентября, 24 пришел в Обдорск и 6 октября пришел в Тобольск.

Надо считать, что 15 сентября есть последний срок для выхода из Находки, но было бы еще лучше выходить последним рейсом, как из Находки, так и из Бреховских островов, не позже 5 сентября.

Исходя из того предположения, что к устьям Оби и Енисея надо подходить первым рейсом не ранее 17 июня, ледоколы и конвоируемые ими суда должны выйти из Екатерининской гавани 7 июня. Первый рейс надо предположить самым продолжительным; в нем на переход от Екатерининской гавани до устьев реки положено 10 дней, на обратный рейс 7 дней и на перегрузку в устьях рек 6 дней, в Екатерининской гавани 5 дней. Последующие рейсы можно повести по расчету 6 дней на переходы, что соответствует 8 ? узлам хода, и по 5 дней на перегрузку, итого 22 дня. Придерживаясь этого расчета, ледоколы выйдут из Екатерининской гавани:

во второй рейс 6 июля,

третий - 28,

четвертый - 19 августа.

В последний рейс и ледоколы, и речные пароходы оставят перегрузочные пункты на Оби и Енисее 31 августа; следовательно, будет еще 5 дней запасных до 5 сентября.

Обсудив все данные, собранные мною о льдах Карского моря и торговом пути к устью наших великих сибирских рек, я пришел к заключению, что для установления надежного морского пути необходимо иметь, как я думал и прежде, два ледокола, но собранные данные показали мне, что количество силы, потребной для движения судна через полярные льды, менее, чем я прежде рассчитывал. Прежде я полагал, что на сообщение с Енисеем и Обью надо поставить 2 ледокола, в 10 000 сил каждый, теперь же я полагаю, что можно ограничиться одним ледоколом в 10 000 сил и одним ледоколом в 5000 сил.

Первый из этих ледоколов для реки Енисей предназначается для того, чтобы летом поддерживать сообщение между Екатерининской гаванью и Енисеем. Он может сделать, как было сказано выше, четыре рейса. Зимою ледокол проводит суда из Балтийского моря в Петербург; он начинает свои рейсы 5 ноября, причем до 1 января ему придется проводить пароходы не далее 100 миль, а именно до Гогланда. Во вторую половину зимы он водит их на расстоянии 200 миль, доводя до меридиана Балтийского порта. Всего он может сделать 24 еженедельных рейса. Весною большой ледокол проводит в течение трех недель чрез горло Белого моря пароходы, идущие в Архангельск.

Такой ледокол должен иметь 10 000 сил, 6000 тонн и, работая по проводке судов в Петербург при 300 тоннах угля, иметь осадку не более 19 футов. Его грузоподъемная способность должна быть 1800 тонн, и количество груза, которое он может поднять на себя, будет зависеть от количества угля, с которым ему придется ходить. Вероятно, в среднем он повезет на себе на Енисей и обратно по 1000 тонн.

Второй ледокол предназначается, чтобы поддерживать летом сообщение с рекою Обью, проходя Карское море за первым ледоколом и делая четыре рейса. Зимою этот второй ледокол проводит суда из Балтийского моря в Ригу и обратно. Он начинает свои рейсы 12 ноября и делает 22 еженедельных рейса. Осенью он помогает пароходам выйти из Северной Двины в Белое море, которое замерзает лишь к январю месяцу. Он работает здесь по 25 октября, когда уходит последним рейсом по Мурманскому берегу и далее в Ригу.

Второй ледокол должен иметь машину в 5000 сил, водоизмещение при полном грузе 3000 тонн, при этом осадку не более 14 футов, ибо такая осадка требуется для перегрузочного пункта в реке Оби. Его грузоподъемная способность для угля и груза должна быть 750 тонн, но груза на Обь он, вероятно, повезет в каждый рейс не более 250 тонн. Так как второй ледокол должен иметь осадку только 14 футов, те он на себя груза поднять может очень немного, а потому вместе с ним должен ходить другой грузовой пароход, сидящий при 1500 тоннах груза 14 футов и имеющий машину для 10-узлового хода.

Первый ледокол привезет 4000 тонн в одну сторону и столько же в другую. В общем он привезет 8000 тонн, или полмиллиона пудов. В четыре рейса второй ледокол привезет 1000 тонн в одну сторону и 1000 в другую, в общем 2000 тонн, или 125 000 пудов. Пароход, который будет при втором ледоколе, привезет 6000 тонн в одну сторону и столько же в другую, всего 12 000 тонн, или 750 000 пудов.

Все вместе это даст 1 375 000 пудов.

Вышеприведенные цифры, характеризующие ввоз, будут достаточны, но вывоз, в особенности с реки Оби, можно делать в гораздо более значительных размерах. Если допустить, что вывоз хлеба с Оби будет простираться до 5 миллионов пудов и что на Обь надо посылать пароходы с углублением в 14 футов и с подъемною силою в 1500 тонн, то потребуется послать под этот груз 16 пароходов, т. е. по четыре парохода в каждый рейс.

Если придется делать соображения о покрытии расходов по эксплуатации ледоколов, то будет правильно все издержки разложить пропорционально проделанной работе. На Петербургский порт придется наложить 47 % расходов по содержанию первого ледокола. На Рижский порт 47 % расходов по содержанию второго ледокола. На Архангельский порт 6 % расходов на первый ледокол и 6 % расходов - на второй. На грузы, идущие на реки Обь и Енисей, придется наложить 47 % расходов на оба ледокола.

Расходы на содержание парохода в 1500 тонн грузоподъемной силы будут сравнительно очень невелики. Пароход этот может иметь работу круглый год: летом, ходя за ледоколом к устью реки Оби, а зимою - поддерживая грузовое сообщение между европейскими портами, с одной стороны, и Ригою или Петербургом - с другой.

Желательно установить прямое сообщение сибирских рек с европейскими портами непосредственно, но так как ледоколам не следует отлучаться на продолжительное время, то лучше иметь для них перегрузочные приспособления в Екатерининской гавани.

Хотя Екатерининская гавань проектирована для местных нужд, тем не мене, она вполне удовлетворит условиям перегрузочного пункта для морского пути на Енисей. Бухта довольно просторна, чтобы поместить большое число судов даже теперь, но когда будут положены бочки с якорями и в скалы будут вделаны рымы для ошвартовливания кораблей, то в бухте может разместиться такое число их, до которого никогда не разовьется сибирская торговля.

Имея в виду, что некоторые товары, идущие к сибирским рекам, обложены таможенною пошлиною, придется решить вопрос, где очищать товар от них. Было бы самое лучшее устроить это на перегрузочных пунктах в устьях рек, но это повело бы к большой задержке кораблей, ибо, за невозможностью устроить там пакгаузы, пришлось бы сортировать грузы при их выгрузке, что неизбежно задержит работу.

Можно предложить два выхода из этого затруднения, а именно: перегрузив груз в баржи на перегрузочном пункте и запечатав трюмы, назначить конвоиров и досмотреть товар в том городе, куда он привезен. Можно, однако же, предложить и другой способ: признать плавание между Екатерининскою гаванью и сибирскими реками каботажным и, следовательно, доступным лишь для судов под русским флагом, таможенный же досмотр производить в Екатерининской гавани. Можно предвидеть, что ввоз товаров на Енисей не превысит провозоспособности 4 рейсов большого ледокола, а ввоз товаров на Обь не превысить провозоспособности малого ледокола и одного при нем парохода в 1500 тонн.

От решения вопроса, где будет досматриваться груз, зависит то или другое оборудование Екатерининской гавани.

Все изложенное выше можно резюмировать следующим образом:

1) Необходим дешевый морской путь к устьям рек Оби и Енисея, и

2) Необходимо срочное пароходство по рекам Обь и Енисей от верховьев до устья.

И то и другое без поддержки правительства немыслимо. В настоящее время правительство, для поддержания морского пути на Обь и Енисей, дает большие таможенные льготы. В особенности это чувствительно на кирпичном чае. Пошлина на него морским путем через Одессу такая же, как на байховый чай, а потому он этим путем не идет. Если бы пошлина на кирпичный чай, доставляемый через Одессу или Петербург, была на 1 ? руб. дороже, чем через Обь и Енисей, то он весь пошел бы дешевым путем через европейские порты, следовательно, правительство на пошлине на чай теряет 1 ? руб. на пуд. Чая обыкновенно привозится 5000 тонн, и это вызывает потерю правительства в 450 000 рублей.

Если бы деньги эти шли на улучшение края или его средств сообщения, то было бы не жалко, но именно в том и заключается дело, что деньги эти достаются несколькими человекам, участвующим в северном плавании; главная же часть их идет в руки английских предпринимателей, но у них не остается, а расходуется ими на фрахт пароходов, страховые премии и прочие статьи, не имеющие отношения к развитию торговых операций России. Побочные расходы, с которыми связан морской путь на Енисей и Обь, как уже говорилось выше, так велики, что на них уходит вся разница таможенных пошлин. Как говорят, предприниматель из всего этого не наживается. Я верю этому, и считаю, что уменьшение таможенных льгот и для него не будет неприятно.

Сибири нужен дешевый морской путь для вывоза сырья. Если он осуществим, то следует стараться его устроить, ибо он даст выход нашему сибирскому сырью. Если дешевый морской путь через наши сибирские реки осуществить невозможно, то не стоит поддерживать его, ибо по дорогому тарифу можно возить по железной дороге, которую полмиллиона лишних пудов, идущих в Сибирь, не затруднит. Можно даже сказать, что груз, идущий в Сибирь, для дороги полезен, ибо вывоз из Сибири превосходит ввоз, так что туда идущие грузы займут пустые вагоны. Поддерживаемый теперь путь есть путь искусственный, и, благодаря разности таможенных пошлин, через Карское море везут чай, назначающийся для Оренбургского края. Таким образом, чай этот идет кругом всей Азии, всей Европы и затем, пройдя всю реку Обь, вступает на железнодорожный путь. Более окружного пути трудно себе представить.

Что касается срочного речного пароходства к устьям рек Оби и Енисея, то таковое до крайности необходимо. Жителей в низовьях этих рек немного, но всяких богатств большое изобилие, и развитие этого края мыслимо лишь при установлении срочного пароходства. Нет нужды вызывать для этого концессионеров из столицы: небольшая субсидия местным пароходовладельцам была бы вполне достаточна, чтобы открыть двухнедельное буксирное пароходство, которое даст свободный выход рыбным и другим товарам и вызовет к жизни обширный край. В случае, если пойдут морским путем грузы, срочное пароходство получит с них такой заработок, который очень поднимет их дела.

VI. Заказ и постройка ледокола 'Ермак'

По возвращении из моей поездки я составил отчет, который и послужил материалом для предыдущих двух глав[126]. Я сохранил в них без перемены все мои соображения и дополнил лишь повествовательную часть. Отчет был напечатан, так что, если бы потребовалось, то возможно достать его для справки. Он отличается от предыдущих глав порядком изложения, а не сутью дела. Отчет заключал в себе предложение построить для сибирской торговли и содействия портам Петербургу и Риге ледокол в 10 000 сил, еще один ледокол в 5000 сил и пароход в 1 ? тысячи тонн грузоподъемной силы.

Отчет был представлен мною министру финансов С. Ю. Витте, который пришел к заключению, что если моя идея верна, то исполнение ее даст большие коммерческие выгоды. По его мнению, первоначально следовало убедиться, верна ли основная мысль - о возможности при посредстве ледоколов пробиваться сквозь льды Карского моря и Финского залива - и с этой целью построить пробный ледокол.

Образована была под моим председательством комиссия для выработки технических условий, которым должен удовлетворить этот ледокол. В комиссии приняли участие заслуженный профессор Менделеев, и вошли следующие лица: бывший профессор Морской академии барон Ф. Ф. Врангель, лоц-директор Княжества Финляндского капитан 1-го ранга Шеман, который за несколько месяцев перед тем председательствовал в комиссии, разрабатывавшей по поручению Сената спецификацию ледокола 'Сампо' для Гангэ. Главный инспектор кораблестроения П. Е. Кутейников[127]. Помощник главного инспектора механической части В. И. Афонасьев. Старший инженер технического отдела управления по сооружению Сибирской железной дороги П. К. Янковский[128], заказавший ледокол для озера Байкал. Инженер Р. И. Рунеберг, много занимавшийся теоретической разработкой вопроса о ледоколах и предлагавший заграждать Неву у Шлиссельбурга от Ладожского льда. Кроме того, в заседаниях комиссии принял также участие представитель Министерства финансов.

Комиссия наметила технические условия, которым должен был удовлетворить ледокол:

Ледокол должен иметь в полном грузу около 6000 тонн водоизмещения. На нем следует поставить передний винт, три задних винта и машины, способные развивать, при форсированной тяге (не более 1 дм. давления), 10 000 сил, при одновременном действии двух машин передним ходом и двух машин задним ходом, а при естественной тяге и давлении воздуха, не выше ? дм. - 8000 сил. Расход угля при ходе с 8000 силами не должен превосходить 1,8 русских фунта на индикаторную силу. Уголь - кардиф.

Шпангоуты ледокола должны иметь такую форму, чтобы по всей длине, в пределах от 2 футов выше грузовой ватерлинии в середине и трех футов в носу, уклон от вертикальной линии был не меньше 20°, так, чтобы, в случае внезапного сильного сжатия толстым, сплошным, зимним льдом, корпус ледокола не повреждался. Батоксы в носу должны быть возможно более отлогие.

Желательно, чтобы ледокол, с 300 тоннами угля, входил в морской канал и, следовательно, сидел с этим грузом в воде на ровный киль не более 18 футов.

Должно быть сделано помещение для угля на полное количество запасного водоизмещения до 6000 тонн и еще на 500 тонн перегрузки.

Крепость набора, обшивки, винтов и прочего должны быть таковы, чтобы ледокол мог с полного переднего или заднего хода ударять зимний лед всякой толщины, и при этом ничто не должно повреждаться ни в корпусе, ни в машине, равно как должны оставаться невредимыми винты и руль.

Ледокол должен иметь два дна от носовой до кормовой переборки и иметь не менее 7 главных поперечных переборок от дна до верхней палубы.

При наполнении двух смежных отделений водою, судно должно остаться на воде, имея верхние кромки переборок над водою не менее 3 фут. Размер концевых отделений должен быть такой, чтобы от их наполнения дифферент менялся на 6 фут.

Расстояние между двумя днами должно быть не мене 2 ? футов, и междудонные отдаления, равно как передние и задние отсеки, должны быть приспособлены к наполнению водою.

Все переборки угольных ям должны быть непроницаемы.

Все главные и второстепенные переборки должны быть опробованы наполнением водою отделений, после установки машин, котлов, дверей и проч. до верхних кромок переборок, и при этом переборки не должны иметь остаточного прогиба.

На ледоколе должно быть устроено особое помещение для командира, а также помещение для офицеров и экипажа, как на коммерческих судах. Кроме того, должно быть сделано помещение на 20 пассажиров 1-го класса, 20 пассажиров 2-го класса и 100 пассажиров 3-го класса. Остальные помещения должны быть приспособлены под груз.

На ледоколе должно быть сделано паровое отопление во всех местах и трюмах, и сделаны приспособления, чтобы освобождаться от обмерзания в случае, если во время сильного ветра и мороза придется держаться в открытом море.

Ледокол должен быть снабжен одним стальным или деревянным паровым катером прочной постройки, весом с полным снабжением в 7 тонн, одним барказом, способным поднять судовой якорь, 4 мелкими шлюпками, а также 4 ледяными шлюпками.

Должны быть сделаны приспособления для удобного подъема и сохранения в море шлюпок. Паровой катер должен подниматься с машиной и котлом.


Помещение запасного якоря под барказом


Спуск барказа с запасным якорем на воду


Ледокол должен иметь два становых якоря, с 120 саж. каната каждый, один стоп-анкер 100 пудов и остальные якоря, согласно правилам Ллойда.

Все винты должны быть снабжены вспомогательными двигателями, для вращения их во время хода, когда они разобщены от машин.

Валы главных машин должны быть приспособлены разобщаться от своих машин таким образом, чтобы на разобщение требовалось не более 10 минут.

Имея в виду, что при плавании во льдах часто льдом забиваются стоки приемных труб кингстонов циркуляционной воды, нужно сделать приспособление, чтобы быстро можно было приемную трубу делать отливной и обратно, или вообще приспособление, которое обеспечивало бы кингстоны от засорения льдом.

Кормовая часть ледокола должна быть приспособлена к тому, чтобы другой ледокол или пароход с вертикальным штевнем мог в нее упереться полной силой и чтобы это приспособление оказалось достаточно крепко в случае, если при парной работе двух ледоколов в 6000 тонн они с полного хода на чистой воде ударят в лед, который остановит их на длине 50 футов.

Ледокол должен иметь краны для погрузки тяжести в 5 тонн. Один из трюмов должен иметь приспособление, чтобы в него можно было положить и из него выгрузить на баржу тяжесть в 10 тонн. Допускаются эти стрелы и краны применить к подъему парового катера и барказа.

Ледокол должен иметь переднюю мачту, приспособленную так, чтобы на ней была вышка, которую легко было бы механически поднимать с двумя наблюдателями. Вышка должна состоять из цилиндра, диаметром не менее 5 фут. и высотою 4 фута. Высота глаза наблюдателя от горизонта, при полном углублении судна, должна быть в 100 фут. Кроме того, на той же высоте иметь крепко утвержденную площадку.

Также иметь носовой и кормовой паровые шпили, причем кормовой шпиль должен быть буксирный и приспособлен для самотравления буксиров.

Ледокол должен быть снабжен выше мостика прожектором в 80 сант. и иметь полное электрическое освещение. Должны быть две палубные лампы, для освещения палуб во время погрузки.

Должна быть вентиляция в жилых помещениях.

Иметь паровой штурвал с удобным переводом на ручной.

Приводы машинных и других телеграфов должны быть приспособлены, чтобы не замерзали и действовали в мороз.

Рулевая рама должна быть особо крепкой, дабы не повреждалась при ударе задним ходом в сплошной лед, а кормовой подзор, по возможности, выходил сзади пера руля.

У руля должны быть крепкие и удобные стопора.

При цепных штуртросах иметь буфера, чтобы руль и проч. не страдали при ударе льда. Штуртросы должны быть особенно крепкие.

У ледокола не должно быть прямой части.

Допускается делать котлы цилиндрические или Бельвиля.

При составлении детальных чертежей должно быть принято в соображение, что не допускаются прямые и перпендикулярные поверхности ни у форштевня, ни у ахтерштевня, ни у кронштейнов винтов. В этих частях углы встречи воды и льда с частями корпуса не должны превышать 30''.

Верхняя палуба должна быть без бортов, со стойками, но желательно, чтобы он не обмерзали.

Все борта внутри должны иметь такую или другую систему защиты в смысле теплопроводности. Всякая внутренняя обшивка должна быть легко разбираема.

Ледокол должен быть снабжен полною водолазною принадлежностью, взятою от русского флота.

Иметь фотографическую комнату.

Иметь каюту для динамита.

При 8000 сил иметь нагревательную поверхность не менее 3 кв. фут. на 1 силу и не мене 1 кв. фут. колосниковой поверхности на 10 индикаторных сил.

Предоставляется, строителям, для достижения большей крепости корпуса, поставить набор нормалей к поверхности обшивки.

В вышеприведенном задании упоминается, что шпангоуты на ледяном поясе должны иметь наклон 20° от вертикальной линии. Один из членов комиссии, а именно г-н Рунеберг, не разделял этого мнения. Он считает, что бортам у ледоколов достаточно давать наклон в 5°. Относительно проектировавшегося ледокола, который предназначается для плавания в Ледовитом океане, он считает, что тут есть некоторые доводы дать больший наклон, но прибавляет тут же: 'Позволительно сомневаться в достаточной убедительности этих доводов, так как нужно помнить, что, по уверениям капитана Свердрупа, лед в полярных морях значительно боле ломкий и меньшей твердости, чем у нас'.

Это мнение г-н Рунеберг впоследствии напечатал в октябрьском номере 'Морского сборника' за 1898 год[129]. Статья была прислана мне на просмотр, и я поместил свои замечания, где говорю, что 'так как может случиться, что ледокол зазимует в Ледовитом океане и подвергнется там жестоким напорам льдов, что все полярные плаватели испытывали, то, в конце концов, моя первоначальная мысль о необходимости уклона борта в 20°, была принята. Есть еще один веский довод в пользу уклона борта. Ледокол 'Ермак' предназначается не только для Ледовитого океана, но и для плавания по Финскому заливу до Петербургского порта. Уклон бортов уменьшит давление ледокола на стенки Морского канала, а также на борта пароходов, вдоль которых он будет проходить. Может быть, и при вертикальных бортах ледокол не повреждал бы стен канала, но, тем не мене, спокойнее будет в этом отношены иметь ледокол с наклонными бортами'.

К состязанию были привлечены следующие три фирмы:

1) Бурмейстер и Вейн в Копенгагене.

2) Армстронг, Витворт и К° в Ньюкастеле на Тайне.

3) Шихау в Эльбинге.

Все вышеназванные заводы уже ранее занимались постройкой ледоколов, и каждому из них хотелось получить столь выдающуюся работу. В Петербург приехали сами директора заводов со своими техниками.

Проекты Армстронга и Бурмейстера не имели между собою большого различия, но в проекте Армстронга переборка второго борта имела дугообразную форму в миделевом счении, тогда как у Бурмейстера все переборки были прямые.

Завод Шихау представил проект, совершенно отличный от других, нос его ледокола имеет весьма большой уклон, и мидель имеет почти острокильную форму.

Кроме первоначального проекта завод Армстронга представил другую комбинацию ледокола с большими трюмами, так чтобы ледокол мог вместить не 1800 тонн угля, как требовалось заданием, а 3000 тонн. Это достигалось тем, что вместо полубака и полуюта добавлена была целая лишняя палуба.

В проекте завода Бурмейстера были предложены котлы ординарные, которым комиссия отдавала предпочтение перед двойными, предложенными Армстронгом. Кроме того, представитель завода капитан Нильсон разъяснил соображения о крепости корпуса. Он сказал, что их расчеты сделаны таким образом, что, если корпус ледокола с обеих сторон будет подвергнут сжатию, то ледокол поднимется на 6 фут. Ранее, чем давление сделается опасным для корпуса.

Комиссия высказала свои замечания каждому из заводов и потребовала от них заявления, что они согласны сделать то, что указывалось этими замечаниями.

Этим путем все три завода поставлены были в такие условия, что можно было принять любое из предложений.

Завод Шихау особенно сильно настаивал на том, что не следует ставить в корму три машины, а можно ограничиться лишь двумя. Комиссия, однако, с ним не согласилась, и он должен был уступить настояниям ее.

Комиссия единогласно постановила, что наилучший проект Бурмейстера и Вейн, затем идет второй проект Армстронга. Что касается проекта Шихау, то комиссия признала его неудовлетворяющим назначению. Я лично не разделял этого мнения, считая, что проект Шихау имеет свои преимущества в исключительно большой отлогости батоксов. Может быть, судно это было менее мореходно, чем два другие, но как инструмент для ломки льда проект этот, по-моему, представлял наилучшее решение. Я, однако, не хотел отделиться от мнения остальных членов комиссии.

Когда соглашения со всеми представителями заводов были достигнуты, то они предъявили свои цены в запечатанных конвертах.

С постановлением комиссии и запечатанными конвертами цен я отправился к министру финансов С. Ю. Витте, и, по вскрытии конвертов в его присутствии, оказалось, что завод Шихау назначил 2 200 000 рублей и 12 месяцев сроку, завод Бурмейстера 2 000 000 рублей и 16 месяцев сроку, а завод Армстронга 1 500 000 руб. и 10 месяцев сроку. Имея в виду столь большую разницу в цене и сроке изготовления и, кроме того, принимая в соображение, что Армстронг предложил судно, берущее 3000 тонн угля вместо 1800 тонн, министр финансов, по моему представлению, решил избрать завод Армстронга. В этом смысле и последовало Высочайшее соизволение, причем на меня возложено было поручение ехать на завод для детальной выработки чертежей и спецификаций и предоставлено право заключить контракт.

Армстронг предложил котлы двойные. Против этого высказывались в комиссии, но недостаточно настойчиво, и так как двойные котлы легче ординарных, то в конце концов были приняты котлы двойные. Впоследствии, однако же, никаких нареканий на котлы не было, и они работали вполне исправно.


Продольный разрез и план ледокола завода Шихау


Чертежи завода Шихау и Бурмейстера были возвращены их представителям, и потому, когда я впоследствии приступил к изданию настоящей книги, то в моем распоряжении не осталось никаких чертежей и сведений. Я обратился к обоим заводам с предложением, не пожелают ли они, чтобы мною были помещены в этой книге описания их проектов, на что завод Шихау отозвался весьма охотно.

Ледокол его проекта имел следующие размерения[130]:.

Длина полная 105 метров.

Наибольшая ширина 22 метра.

Высота от киля до палубы 9 метров.

Осадка при 1800 т. угля 6,5 метров.

То же при 300 т 5,3 метра.

Водоизмещение при 1800 т угля 6000 т

На прилагаемых чертежах представлен продольный план и вид, а также поперечное сечение. Взгляд на чертежи показывает, что Шихау придает особенное значение отлогости батоксов в носу, который у него выступает на 35 футов вперед. Миделевое сечение показывает, что судно имеет огромную ширину и очень невысокий борт. Мидель острокильный. Главная палуба находится на грузовой ватерлинии. Все это, по отношению к ломке льда, очень нехудо.


Поперечное сечение ледокола завода Шихау


Шихау предполагал сделать наружную обшивку по грузовой ватерлинии в середине судна в 32 мм, а в носу 40 мм. Обшивка ниже ледяного пояса 20 мм.

27 декабря (9 ноября) того же 1897 г. я отправился в Ньюкестль и приступил, при содействии капитана 2-го ранга Григоровича[131] и старшего механика Поречкина[132], к составлению договора на постройку и спецификации. Работа эта крайне тяжелая: завод хотел дать то, что дает всегда на грузовые и пассажирские пароходы, тогда как мы настаивали на спецификации нашего Добровольного флота. Несколько раз дело доходило почти до разрыва, но завод не желал выпустить работу из своих рук, и нам удалось сговориться.

К сожалению, в мои полномочия на заключение договора вставлено было почему-то условие неприема судна, если оно будет сидеть более 18 футов 6 дюймов при 300 тоннах угля; что связывало завод ужасным образом. Чтобы судно было достаточно крепко, дабы выдерживать удары о лед, необходимо делать все части солидными, но это вызывает излишний вес, а опасение перегрузки требует уменьшения в весе частей. Если бы были лишь одни штрафы, то с этим считаться не трудно, но непринятие судна, стоящего полтора миллиона, равносильно разорению завода. Желая иметь более уверенности в выполнении условия осадки, они предложили бесплатно удлинить судно на 5 футов и уширить его на 1 фут. Водоизмещение судна, благодаря этому, увеличилось на 3 процента, но завод принял это на свой счет.

При заказе судов можно поступать двояко, именно: заказчик может составить свою собственную спецификацию частей корпуса или же принять спецификацию завода, возложив на него ответственность за крепость при исполнении установленной работы. Второй способ предпочтительнее первого, и так обыкновенно поступают при заказе машин, ставя заводу обязательство, чтобы машина исполняла установленные требования, и предоставляя заводу проектировать все части. Если бы мы взяли на себя составление спецификации, то этим мы приняли бы ответственность за крепость корпуса, между тем таковая находится в зависимости не только от размеров частей и качества металла, но также и от самой работы, которую заказчику предусмотреть невозможно.

Хотя проектирование частей судна и было предоставлено заводу, тем не менее, контроль наш этим не устранялся, и все главные чертежи пересматривались мной. Впоследствии чертежи второстепенные, по мере изготовления, просматривались наблюдающим за постройкою, а когда приехал командир, то командиром совместно с наблюдающим. Все более важные чертежи присылались ко мне или просматривались мною и разрабатывались при моем участии во время моих частых приездов на постройку.

Контрактом с заводом Армстронга я выговорил одно весьма важное условие, которое до меня никогда не вводилось даже на судах военных флотов, а именно: я выговорил, что все главные и второстепенные отделения должны быть опробованы наливанием их водою до уровня верхней палубы. Те отделения, которые до верхней палубы не доходят, должны быть снабжены непроницаемым потолком и опробоваться наливанием воды в особую трубу так, чтобы вода стояла в трубе на высоте верхней палубы. Завод Армстронга специально занят постройкою пароходов для перевозки керосина и нефтяных остатков наливом, поэтому он привык к тщательной работе непроницаемых переборок и к фактической их пробе. В данном случае ему пришлось иметь дело с большим давлением, так как высота палубы от киля 42 ? фута. Также не малое затруднение представила величина площадей главных переборок.


Герметические коробки, изображающие отделения


Ванна и модель ледокола в момент максимального крена, которого можно достигнуть наливанием воды


Чтобы придать главным переборкам должную жесткость, принята была система вертикальных и горизонтальных ребер. Глубина ребер 4 фута; из них 2 фута по одну сторону переборки и 2 фута по другую. Два вертикальных ребра вверху упирались в продольные кожухи, отделяющие помещение труб и вентиляторов, а низом крепились к продольным стрингерам. Горизонтальные ребра приходятся как раз на вышине горизонтальных стрингеров, с которыми они и составляют одно целое.

Вертикальные ребра, как более короткие, считались основными и шли от верху до низу цельно; горизонтальные же пересекались на вертикальных, причем на месте соединения ставились ромбоидальные связные листы.

При проектировании машин для ледоколов необходимо иметь в виду то, что они должны развить полную силу не на свободном ходу, а в то время, когда судно едва движется во время следования через тяжелые льды. Бывали примеры, что при заказе ледоколов этому условию не придавали значения, и оказывалось, что ледокол, пробиваясь во льдах, не мог развить более как 75 % своей полной силы. Для устранения такого недостатка я выговорил, что проба на развитие полного числа сил будет произведена при условии трех задних машин, работающих передним ходом, а передней - задним. Это условие заставило завод придать большой диаметр цилиндрам, или, другими словами, увеличить размер машины.

Гарантию крепости ледокола я обставил следующим образом: по окончании постройки приемная комиссия принимает ледокол в Ньюкестле и заводу не додается 150 000 руб. Служба в Финском заливе считается пробой ледокола по отношению ко льду Балтийского моря. Когда служба в Балтийском море окончена, заводу выдается половина удержанной с него платы. Проба в полярных льдах была выговорена самая суровая: мне предоставлено было произвести эту пробу в любой части Ледовитого океана. Проба должна быть прогрессивная, и я выговорил себе право с полного переднего хода ударять в лед какой угодно толщины. Также выговорено было, что я могу ударять задним ходом с такою скоростью, которую можно получить, работая тремя задними машинами назад и одною переднею вперед.

Переговоры с заводом пришлось прекратить на несколько дней Рождества нового стиля, которое в Англии празднуется не меньше, чем у нас Пасха. Обычаи в Шотландии совсем иные, там празднуют новый год, а потому днем Рождества я воспользовался, чтобы побывать в городе Дунде (Dunde), который служит средоточием тюленьего промысла во льдах Гренландии. Мой знакомый капитан Лингфорс устроил мне беседу с несколькими из опытных капитанов, которые показали мне свои зимующие в это время года тюленебойные корабли и рассказали о льдах, которые они там встречают.

Тюленебойные корабли или тюленебои, как их называют, строят обыкновенно из дерева с очень солидным набором и обшивкой. Нос обделывается железом, и в таком виде тюленебои на глаз представляются очень крепкими.

Командиры тюленебоев оказались людьми очень приятными и охотно поделились со мною своими сведениями, рассказав мне различные бывшие с ними случаи. Большинство из них верит лишь в дерево и не признает возможности постройки стального судна такой крепости, которая позволяла бы выдерживать удары о лед Я ссылался на то, что все ледоколы делают теперь стальными, но они к этому относились как-то скептически. Я объяснял, что 'Ермак' построят с отлогим носом, что, встретив лед, он взбежит на него и затем опустится.

'Опустится, - сказал мне один из командиров, - да так глубоко, что на самое дно, откуда уже никогда не подымется. Не было еще железного судна, которое, войдя в северные льды, вышло бы из них благополучно!'

Мнения бывалых в Ледовитом океане людей произвели на меня свое впечатление, и хотя поздно уже не верить в сталь, которая окончательно вытеснила дерево из кораблестроения, тем не менее, может быть, для полярных ледоколов, действительно, надо искать умелое сочетание дерева со сталью.

24 декабря договор между мною и заводом Армстронга был подписан, и завод приступил к работе. Наблюдающим за постройкою я избрал финляндского подданного инженера Янсена, который находился в Ньюкестле и наблюдал за постройкою ледокола 'Сампо' для порта Гангэ. Он во все время постройки оставался в Ньюкестле, а я приезжал в Ньюкестль лишь изредка. Министр финансов предоставил мне право делать в чертежах и спецификациях такие отступления, которые я сочту полезным.

Заказ ледокола и известие о том, что предполагается бороться со льдами Финского залива на всем протяжении до С.-Петербургского порта включительно, вызвали оживленные разговоры в обществе и газетные статьи. Мнения против осуществимости этой идеи преобладали, и даже в коммерческих сферах в Петербурге не было большого сочувствия. Говорили, что торговля уже сложилась известным образом и переделать обычаи очень трудно. Риск плавания во льдах вызовет дополнительную страховую премию, которая будет стоить больше, чем дополнительный железнодорожный фрахт за перевозку к открытому порту.

Казалось бы, что мнения людей, стоящих близко к морской перевозке грузов, должны быть правильными, ибо им лучше известно, что выгоднее и что невыгоднее для коммерции. На деле, однако же, это не так: пароходчики есть одна сторона, но есть еще и другая сторона - грузоотправители и грузополучатели. Есть еще и третья сторона - железные дороги, для которых удешевленный завозный тариф убыточен, и это ложится частью на казну.

Грузоотправители и грузополучатели есть главные лица, страдающие от замерзания Петербургского порта. Уже с наступлением сентября месяца, многие из опасения замерзания Петербурга направляют свои грузы в более отдаленные балтийские порты. Это вызывает излишний расход, а на таких товарах, как пшеница, каждая копейка лишней стоимости дает иностранным конкурентам преимущество, которое сбавляет количество отправляемого нами зерна. Лен, который поспевает лишь к зиме, идет мимо Петербурга. Фрукты в мороз иногда страдают от железнодорожных перевозок, тогда как в пароходных трюмах, прилегающих дном к воде, температура сохраняется хорошо, и фрукты не портятся. Кроме того, идя прямо в Петербург, они поспеют гораздо скорее, чем с перегрузкою в Ревеле, а для фруктов каждый излишний день в пути обесценивает товар.

В Сибири отнеслись к делу постройки 'Ермака' с большим доверием. Мой отчет о поездке был многими газетами перепечатан, и, вообще, моему предложению многие выразили сочувствие. Я был особенно тронут телеграммою томского генерал-губернатора генерал-майора Ломачевского, который извещал меня, что томское купечество постановило в знак своего добропожелания благословить ледокол 'Ермак' образом сибирского святителя Иннокентия. Я был сердечно обрадован таким знаком внимания к делу и решил, что образ этот будет судовым и что день святителя Иннокентия 26 ноября (9 декабря) будет считаться судовым праздником на 'Ермаке'.

В феврале 1898 г. я отправился на постройку ледокола 'Ермак', чтобы посмотреть и утвердить чертежи, которые к тому времени были там разработаны. Поездкой этой я воспользовался для того, чтобы посетить и осмотреть некоторые ледоколы в Европе и Америке.

Я выехал из Петербурга 7 (19) февраля и на следующий день прибыл в Гангэ. Лед в средине нынешней зимы был не так толст, как в прошлом году, но южными ветрами главный вход в Гангэ загромоздило таким количеством льдов, что пароход 'Муртайя'[133] не в состоянии был ходить этим проходом. При входе во льды, на главном фарватере находился затертый льдами пароход, и мне удалось видеть, как ледокол 'Муртайя' пробивался к этому пароходу и, выведя его на чистую воду, привел в гавань через западный вход.

С устройством ледокола для порта Гангэ, коммерческая деятельность в нем значительно расширилась, и Финское пароходное общество держит теперь правильные еженедельные рейсы с Гуллем, при посредстве быстрых пароходов, идущих со скоростью 13-14 узлов. Финское пароходное общество с каждым годом расширяет свою пароходную деятельность. В нынешнем году оно построило два парохода для сообщения Гангэ со Стокгольмом. Оба парохода приспособлены для плавания во льдах и оказались прекрасными ледоколами. К осени Финское пароходство будет иметь еще два больших грузовых парохода, приспособленных для плавания во льдах. Заслуживает внимание быстрое развитие этого пароходства, так как оно представляет самое крупное пароходное предприятие на Балтийском море под русским флагом.

Проработав с ледоколом 'Муртайя' двое суток, я пересел на пароход 'Express' и на нем сделал переход в Стокгольм. На прилагаемом рисунке представлен пароход 'Express' после бурного перехода, при сильном морозе, в 1895 году. Во время моего следования, в открытом море льдов не было, но внутренняя половина Стокгольмских шхер была заполнена стоячим льдом. Пароходы, следуя через лед к Стокгольму, пересекают дороги, по которым ездят с одной стороны фьорда на другую. Подобное явление произойдет относительно сообщения Кронштадта с Ораниенбаумом, так что я обратил на этот предмет внимание. В месте пересечений ледоколами дорог поставлены вехи, обозначающие путь для пароходов, и сделаны небольшие паромы, на которых и переправляются через канал, оставляемый пароходами.


Пароход 'Express' после бурного перехода при сильном морозе


Из Стокгольма я проехал через Берлин в Эльбинг и Данциг. В Эльбинг я познакомился с ледоколами, работающими на Висле. Назначение ледоколов на этой реке заключается в ломке льда и пропускании его в море. Мера эта признана необходимою не для судоходства по реке, которое во время льда для речных слабых пароходов и барж невозможно, а чтобы устранить причину к разливам Вислы, происходившим оттого, что лед спирался в узкостях и не давал свободного выхода вод. Со времени постройки ледоколов для Вислы убытки от весенних разливов значительно уменьшились.

Из Данцига я проехал в Гамбург, где осмотрел 4 ледокола, предназначенные для пропуска пароходов к Гамбургу. В нынешнюю зиму ледоколам работать не пришлось, ибо льдов почти не было; кроме того, мне говорили командиры пароходов, что ледоколы помогли побороть предрассудок против льда, но что теперь движение пароходов к Гамбургу так велико, что даже и без ледоколов сообщение не прекратилось бы. Командиры ледоколов, однако же, указывают, и совершенно основательно, что без их помощи обойтись в Гамбурге было бы невозможно.

Из Гамбурга я проехал в Ньюкестль на постройку ледокола и был поражен быстрым успехом работ. От дня подписания контракта прошло ровно два месяца, из которых один ушел на заказ и получение материала. В это время была сделана полная разбивка на глаз и заготовлены шаблоны. По мере поступления материала начали выгибать угольники и склепывать флоры и пр. Рисунок показывает, что к этому времени большое число флоров и средний киль были уже поставлены на места.


Пароход 'Urania' после бурного перехода при сильном морозе


Из Ньюкестля отправился через Саутгемптон в Нью-Йорк, куда прибыл 5 (17) марта. В этот же день я отправился на озера и 7 (19) марта утром приехал в пролив Макинао, соединяющей озера Мичиган и Гурон. В день моего приезда ветер усилился и к следующему утру нагнал значительное количество льда в пролив. В работе находился ледокол 'St. Marie', имеющий передний винт, и, хотя местами, по моему обмеру, было нагромождено до 12 ф. льда, тем не менее, пароход 'St. Marie', имеющий машину в 4000 сил, шел безостановочно, хотя по временам очень тихо. Надо, однако, оговориться, что лед уже был значительно ослаблен действием весеннего солнца.

Капитан ледокола 'St. Marie' Бойнтон - человек очень опытный, и я подробно переговорил с ним о тех случаях, какие он испытал во льдах, и о сноровке, которую он себе усвоил. На ледоколе 'St. Marie' винты чугунные, но, тем не менее, они ни разу не ломались. Капитан Бойнтон считает, что для переднего винта нет опасности обломаться даже, когда ударяют в лед с полного хода, но он думает, что благоразумнее не набегать на лед с большою скоростью.


Ледокол 'St. Marie'


Из Макинао я проехал на озеро Мичиган, пересек его на одном из ледоколов-паромов и переговорил с некоторыми из командиров, работающих здесь в зимнее время. На озере Мичиган, как и в проливе Макинао, ледоколы перевозят поезда, и дело это считается самым заурядным и весьма практичным. У некоторых пароходов 3 пары рельсов, у некоторых 4. Большие ледоколы берут по 30 вагонов, и погрузка такого поезда требует лишь 20 мин. времени.

Вагоны крепят особыми домкратами, и мне говорил один из капитанов, что ему приходилось испытывать огромную качку, и при этом ничего не случилось. Однажды вагоны были худо закреплены, и 4 из них убежали за борт, но судно от этого не пострадало.

С Мичигана я проехал на озеро Эри, где осматривал ледокол 'Шенанго', имеющий два винта назади и один впереди. Ледокол этот не всегда может справиться со льдами, которые встречаются на озере Эри, но причина этого заключается в мелководье, которое ничем не ограждено от открытого моря. Ветрами лед вгоняется на мелководье в таком количестве, что загромождает все пространство до дна. В этих условиях никакой ледокол работать с успехом не может, так как ледокол может лишь колоть лед, а не уничтожать его, тогда как на мелководье, когда льдом забито все пространство до дна, недостаточно разломать лед, а надо его еще уничтожить.


Льды на Мичигане


Льды на Мичигане


По окончании осмотра ледоколов в Америке, я отправился назад и 21 марта (2 апреля) прибыл в Ньюкестль на постройку. В Ньюкастеле я оставался 6 дней. В это время была уже поставлена значительная часть набора и килевые листы обшивки.

Тут я заметил, что обшивные листы положены кромка на кромку, и оказалось, что это согласно с спецификацией. В спецификации говорится, что по ледяному поясу обшивные листы кладутся вгладь, а ниже ледяного пояса - кромка на кромку, как относительно вертикальных швов, так и относительно горизонтальных. Горизонтальные швы кромка на кромку особого вреда не причиняют, но вертикальные швы кромка на кромку не должны быть допускаемы на ледоколах, ибо каждый вертикальный шов будет служить как мертвый стопор и не позволит ледоколу двинуться назад, когда он засядет во льдах. Я тотчас же заявил заводу, что это есть промах - и мой и их, и что если мы теперь же не найдем выхода, как изменить дело, то придется остановить работы, ибо я не могу согласиться, чтобы вертикальные швы были сделаны кромка на кромку. К счастью, удалось уладить это дело, и завод нашел возможным ввести гладкие вертикальные швы в подводной части.

Что касается горизонтальных швов, то тут предложение последовало со стороны завода. Предложено было положить обшивку кромка на кромку таким способом, какой принят обыкновенно, но при этом пришлось бы иметь прокладки толщиною, равной самой обшивке, и так как обшивные листы очень толсты, то три слоя потребовали бы очень длинных заклепок, что весьма невыгодно для крепости. Для уменьшения числа заклепок через три слоя, завод предложил делать у листов высадки (juggling). В кораблестроении это стало входить лишь в позднейшие годы, и завод Армстронга заказал себе специально для постройки 'Ермака' машину для делания высадок. Правда, применение высадок удваивало число заплечиков, что было невыгодно для движения во льду, но одно из заплечиков имеет откос, следовательно, оно не столь сильно будет действовать, а у другого заплечика я выговорил, чтобы срезали угол. Кроме того, условиям крепости надлежало дать преимущество, а потому я согласился на предложение завода сделать высадок в обшивных листах.


Рисунок высадки


Расположение листов на 'Pere Marquette'


При обсуждении этого вопроса разбиралась еще одна комбинация, а именно, по образцу американского ледокола 'Pere Marquette'. Там введены прокладки на клин. Это дает ту выгоду, что заплечики, образуемые швами, направлены все в одну сторону, и, следовательно, лед всегда будет иметь возможность свободно распространиться в другую. Завод Армстронга находил, что делание клиновых прокладок не желательно, ибо способ этот не обеспечивает должного прилегания, а, следовательно, вреден в этом отношении.

Разумеется, самое лучшее для успешного действия во льду, иметь совершенно гладкую обшивку; но это следовало упомянуть еще в предварительных технических условиях, согласно которым предъявлялись цены, так как обшивка вгладь безусловно дороже, чем обшивка кромка на кромку, и требует больше металла.

Система высадок в листах принята не только для наружной обшивки, но и для всех переборок.

При этом моем посещении ледокола и осмотре чертежей, я заметил также, что валы боковых машин имеют большой угол с диаметральной плоскостью. На чертежах, утвержденных мною при заключении контракта, положение машинных валов не было показано, и я обратил на него внимание лишь при этом посещении. Положение валов с таким углом, при котором они встречают диаметральную плоскость в расстоянии 95 ф. сзади носового перпендикуляра, мне показалось чрезвычайно невыгодным для вращения судна. Я заявил, что должно быть сделано изменение. Завод Армстронга охотно согласился на перемену, хотя уже часть интеркостелей, которые соответствуют машинным фундаментам, была на местах и приходилось их переделывать. Надо отдать заводу должную справедливость, что он был до крайности сговорчив во всех случаях, когда мне удавалось убедить техников в необходимости той или другой перемены.


Постройка 'Ермака'. Положение работ 2 месяца спустя после подписания контракта


После подробного обсуждения этого вопроса с заводом Армстронга и с машинно-строительным заводом Wallsend, мы пришли к заключению, что возможно боковые винты подать к диаметральной плоскости на 9 д. и передние кромки боковых машин отодвинуть от диаметральной плоскости на 20 д. Угол, составляемый боковыми валами с диаметральной плоскостью, уменьшился от 6° до 3°, и линия валов, при этом условии, встречала диаметральную плоскость на 32 ф. впереди носового перпендикуляра.

По окончании работы на заводе Армстронга, я отправился в Ревель, где подробно расспросил о несчастных случаях с пароходами, следовавшими через льды. Оказывается, что пароходы страдали, главным образом, тогда, когда, надеясь на содействие ледокола, они входили в лед неподалеку от берегов, а затем сильным ветром начинал на них нажимать морской лед, и ледокол не в состоянии был их выручить, так как и сам по слабости своей машины не мог двигаться. Один из пароходов в этих условиях пошел ко дну, но он был так стар, что едва выдерживал обыкновенное плавание, а другие два парохода, бывшие неподалеку от него, отделались лишь небольшими помятинами в своих бортах.

В день моего прихода в Ревель, я вышел в море с ревельским ледоколом 'Штадт Ревель'[134], который прекрасно справлялся с бывшим тогда льдом, уже ослабленным действием весеннего солнца. С ледокола я пересел на пароход 'Могучий'[135], любезно предложенный мне Морским министерством. В это время стоял легкий северный ветер, и все льды Финского залива западнее Гогланда были сдвинуты несколько к югу, так что под северным берегом образовалась полоса свободной воды, по которой я на 'Могучем' прошел совершенно благополучно до о-ва Гогланда. В разных местах я подходил ко льду и обмерял толщину его. Сплошной лед оказался толщиною от 18 до 22 дюйм. В одном месте лед был в 35 дюйм., но это, вероятно, случайный лед, образовавшийся на отмели в таком месте, где ветром сгоняет снег со льда, и, вследствие этого, замерзание идет успешнее. Лед вообще слоистый, что происходит вследствие разностей солености вод Финского залива.


Ледокол 'Штадт Ревель'


На всем Финском заливе почти нет ровных полей, все смерзшийся набивной лед. Есть поля, на которых набивного льда не более 3-4 фут., но также есть поля, где толщина набивного льда доходит до 12 фут. В разных местах встречается пятнами набивной лед, более глубокий. Мы обмерили самое тяжелое пятно, и оказалось, что лед наверху доходил до высоты 10 фут., а вниз простирался до 30 фут. Надо думать, что такие пятна образуются у берегов. Они вообще не велики, и нижние глыбы, смерзшись, но не сильно, а частью, держатся на своих местах своею плавучестью. 'Могучий' не есть ледокол, его можно скорее приписать к типу судов, имеющих специальное крепление для плавания во льдах. Я пробовал толкать лед и пришел к заключению, что он вообще довольно крепок, и 'Могучий' не мог его побороть.


Остров Родшер, окруженный льдами


На мелководьях лед оказался набитым довольно сильно. На севере это явление носит специальное название 'стамуха'. Таких стамух мы видели много по северному берегу, и пеленги показали, что стамухи находятся на местах банок глубиною 7-10 фут. Мы не заметили подобных стамух на банках более глубоких, но мелкие банки хорошо обозначены, и этим можно было бы воспользоваться, чтобы пополнить пробелы на картах. Рисунок представляет маяк Родшер и ледяные нагромождения на отмели вокруг него. Остров, в сущности, не очень велик, а нагромождения простираются на достаточное пространство, и из-за них едва видны маячные постройки.


Лед Финского залива в конце марта 1898 г.


За Гогландом стоял сплошной лед от берега до берега, так что мы пройти не могли. Прислуга южного маяка сообщила нам, что к востоку от Гогланда видна полынья. Надо полагать, что нагромождение льда по восточную сторону Гогланда меньше, чем по западную, но, вследствие меньшей солености воды, лед, по мере приближения к Кронштадту, крепче, и у Толбухина маяка он имеет крепость обыкновенного пресноводного льда.

Общее впечатление, которое я вынес относительно набивного льда Финского залива, то, что он тяжелее льдов пролива Макинао. Может быть, местами встретятся целые поля тяжелого льда, но надо надеяться, что строящийся ледокол 'Ермак' при своей силе справится с ними.

31 марта (12 апреля) с пароходом 'Могучий' я вернулся в Ревель, а на следующий день прибыл в Петербург, пробыв в отсутствии 7 ? недель.

В течение лета 1898 г. я командовал Практической эскадрой Балтийского моря и потому не мог лично следить за ходом работ на 'Ермаке'. В половине лета туда отправился избранный мною в командиры капитан 2-го ранга Михаил Петрович Васильев. Он только что этой весной вернулся из Тихого океана, где был старшим офицером на броненосце 'Император Николай I'. Это - человек с большими познаниями и удивительно приятным характером. Я впоследствии был всегда очень доволен этим выбором.

С командиром я написал на завод, что, по моему мнению, проектированный руль несколько велик. По обоюдному соглашению, решили убавить длину руля по горизонтальной линии на 2 ф., т. е. вместо 11 ? фут. сделать 9 ? ф. Впоследствии оказалось, что поворотливость ледокола была вполне достаточна, и судно хорошо держит на курс, что следует приписать действию струи от среднего винта.


Командир ледокола 'Ермак' капитан 2-го ранга Михаил Петрович Васильев


Во время моего плавания с эскадрой, я имел случай побывать в Або и познакомиться там с командиром корабля 'Bore' капитаном Шлиман, который в течение минувшей зимы держал сообщение между Або и Стокгольмом. Это был первый пробный год. Жители города Або большие патриоты и делают все для процветания его. Они решили, что следует попробовать, нельзя ли порт Або держать открытым круглый год, и опыт минувшей (1897-98) зимы подтвердил основательность их соображений. Капитан Шлиман заявил мне, что хотя зимою ему случалось проходить льдами все шхеры длиною 90 миль, но что при этом затруднения никакого не встречалось. Когда лед установится, ледокол идет по раз пробитой борозде, и это представляет огромные выгоды. Зимою часто бывают снежные метели, когда не видны береговые предметы. В этих случаях ледокол спокойно ходит по своей борозде и днем и ночью. Когда подходил момент поворота, наблюдали тщательно за бороздой и поворачивали, как только она начинала загибаться. Разумеется, вели счисление пути, и все плавание было вполне благополучно и очень прибыльно.

Капитан Шлиман сказал мне, что он очень доволен постановкой электрического фонаря на форштевне, что управление при этом вполне удобное. Помню, что и в Суэцком канале предпочитали иметь электрические фонари на самом форштевне, поэтому решил и на 'Ермаке' иметь электрический фонарь на носу, сделав, однако же, его переносным, так, чтобы при плавании на свободной воде не подвергать его постоянному действие брызг.

Летом (1898 г.) в машине флагманского броненосца 'Петр Великий' мне сделали цинковую модель ледокола 'Ермак' в масштабе ? дюйма = 1 футу. Модель представляла из себя остов ледокола и его водонепроницаемые отделения. Главные переборки были припаяны к обшивке, а отделения второстепенные изображались герметическими коробочками, сделанными также из цинка. В каждой коробочке было сделано отверстие, закрываемое пробкою. При такой системе устройства можно, по желанию, какое угодно отделение наполнить водою и практически выяснить, какую перемену такое наполнение произведет в крене и дифференте судна.

Чтобы получить правильные показания, надо сначала погрузкою привести модель к требуемому углублению, а затем подъемом или опусканием грузов достигнуть того, чтобы центр тяжести модели соответствовал центру тяжести судна. Проверка этого делается очень просто: надо знать, на сколько известный груз, скажем 100 тонн, передвинутый на известное расстояние, накренивает судно. Размеры модели в 48 раз меньше, чем размер судна, откуда размеры весов модели и судна относятся как 483 = 110 592. Если центр тяжести модели соответствует центру тяжести судна, то соответственный 100 тоннам груз, передвинутый на соответственное расстояние, должен дать модели тот же крен, как и судну.

Такую же модель я впервые сделал в 1894 году, когда перевернулся английский броненосец 'Виктория'[136]. Модель, опущенная в резервуар, по открытии в ней пробоины, делала совершенно все то же, что случилось с несчастным броненосцем, и это подтвердило основное положение, что посредством опытов с моделью, можно выяснить различные условия, в которые может стать судно при получении пробоины.

Опыты с моделью ледокола 'Ермак', опущенной в резервуар, дали крайне интересные и наглядные данные. С самим судном такие опыты проделать очень трудно, с моделью же они исполняются в несколько часов.

Модель нагрузкою приведена была к углублению 18 ф. 6 д., и центр тяжести ее приведен к центру тяжести судна. Модель, выведенная из равновесия, делала 107 полуколебаний в минуту.

Чтобы испытать, можно ли наполнением воды настолько оголить правый боковой винт, чтобы удобно менять лопасть, мы наполнили водою 5 отделений: ?? 0, 24, 26, 34, 36. Основание правой лопасти тогда подошло почти совсем к поверхности воды. Когда мы, кроме этого, передвинули 158 тонн на 175 фут. вперед, на 36 фут. кверху и на 14 фут. на левый борт, то лопасть совершенно вышла из воды. Такое перемещение груза на судне возможно, если двигать уголь с нижних кормовых помещений на верхнюю палубу в носовую часть и, кроме того, освободить от воды средние и левые главные котлы.

Потом был сделан опыт, на сколько возможно накренить судно, и с этой целью были наполнены все левые отделения ?? 24, 26, 34, 36, 44, 54, 56, 64, 66, 74, 76. Фор- и ахтерштевни имели при этом углубление 22 фута, правый борт сидел в воде 3 фута, левый 28 фут., крен был 37°, и модель, выведенная из состояния покоя, делала в этом положении 6,8 полуколебаний в минуту, что показывает достаточную долю остойчивости. После этого мы предположили, что, в дополнение к предыдущим мерам, два правых и два средних котла были освобождены от воды, правые шлюпки были спущены, левые краны повернуты налево, и на них повешены тяжести, соответствующие их крепости. Также предположили, что на вершину мачты повешена тяжесть в 2 тонны и что некоторые запасные вещи перенесены с правой стороны на левую. В этом положении фор- и ахтерштевни сидели в воде 17 ? футов, правый борт и дно оголились настолько, что осталось лишь 10 футов дна в воде, а диаметральная плоскость на верхней палубе отстояла от воды на 15 ? фут. Модель имела 20 качаний в минуту, что показывает, насколько уменьшилась остойчивость, но вместе с тем свидетельствует, что остойчивость была еще достаточна.

После этого опыта всю воду вылили и погрузкой дополнительных тяжестей привели модель к осадке в 25 фут. Затем были наполнены: заднее кочегарное отделение, отделение двух боковых машин и отделение задней кормовой машины. Модель показала, что при столь тяжелых условиях, т. е. наполнении трех главных кормовых отсеков, корма остается достаточно высоко над уровнем моря. Проделав все эти опыты, я остался совершенно доволен способом подразделения непроницаемыми переборками ледокола 'Ермак'.

По окончании кампании Практической эскадры. 12 (24) сентября я отправился в Ньюкестль, куда и приехал 15 сентября. Работа на ледоколе кипела, но он еще не был спущен. По разным причинам работа опоздала, но надо сказать правду, что она шла чрезвычайно скоро. Постройка такого большого судна в годичный срок требует огромного искусства.

28 сентября (10 октября) я возвратился в Петербург, чтобы окончить дела по эскадре, так что спуск ледокола 17 (29) октября состоялся без меня. По обыкновению, в Англии в момент спуска о форштевень разбивается бутылка шампанского, причем называют имя корабля. Этот обряд крещения, по просьбе завода, сделала супруга командира, Мария Николаевна Васильева. Спуск прошел совершенно благополучно, и небывалый корабль приветствовала многотысячная толпа, пришедшая посмотреть, как сойдет на воду судно, которое неизбежно вызовет очень много толков в обществе и прессе.

6 (18) декабря я опять уехал в Англию на постройку ледокола. Машины и котлы в это время были уже все поставлены, и 19 декабря, в моем присутствии, произведена была контрольная проба переборок наполнением котельного отделения водою до верхней палубы. Как было установлено по контракту, каждое отделение еще на эллинге было опробовано посредством наполнения. Я удивился, когда завод заявил мне, что будет наполнять водою отделения на эллинге, ибо в некоторых отделениях вмещается более 1 ? тысячи тонн воды; тем не менее проба на эллинге не вызвала никаких неудобств, и все переборки оказались вполне прочными и непроницаемыми.


Спуск ледокола 'Ермак'


Произведенная 18 декабря проба была контрольная, чтобы убедиться в крепости и непроницаемости переборок после того, как поставлены котлы и машины на место. Ко времени пробы котлы, разумеется, оставались необделанными жарозадерживающей мастикой и в них не были установлены кирпичные огнераздельные переборки; все остальное, как то: паровые трубы, непроницаемые двери и проч., было на своих местах. Переборки выдержали пробу самым лучшим образом. Как накачивание воды в отделения до верхней палубы, так и выкачивание производилось судовой спасательной помпой, а вся операция заняла лишь 2 часа времени.

В тот же день, 19 (31) декабря, я выехал обратно в Петербург, куда и прибыл 22 декабря. В Петербурге предстояли большие хлопоты по организации всего дела управления ледоколом, описание которых я для краткости выпускаю, ибо дело это не имеет прямого отношения ни к Ледовитому океану, ни к ледоколу.

28 декабря (9 января) я опять отправился в Лондон, куда прибыл 31 декабря. День проработал в Лондоне и новый год встретил с командиром 'Ермака' Михаилом Петровичем Васильевым в поезде. Работы на 'Ермаке' в это время шли самые усиленные; повсюду было столько рабочих, что едва можно было двигаться по судну, и, приходя с утра на работу, я целый, день был занят тем, что решал различные возникавшие вопросы. Их было без счету, причем иногда приходилось обсуждать решение с главным строителем, иногда с мастерами, а иногда и с мастеровыми. Ледокол построили в 13 месяцев, и я полагаю, что фактически невозможно было ни на сутки ускорить работу, ибо людей стояло столько, сколько вмещало место. Несмотря на спешность решений, ни разу не приходилось перерешать вопрос. Дело шло очень хорошо, и в этом нельзя не отдать должной справедливости английским мастерам и указателям.

В январе мой друг Sir John Murray обратился ко мне с предложением сделать в Королевском обществе в Эдинбурге сообщение по различным вопросам по гидрологии и, в особенности, по моему предложению, об исследовании Ледовитого океана при посредстве ледоколов. Сообщение мое состоялось 28 января (9 февраля) 1899 г., и на нем я познакомил слушателей с некоторыми моими выводами по гидрологии, а затем изложил общий план моих предложений относительно Балтийского и Карского морей и Ледовитого океана. Была демонстрирована большая модель ледокола 'Ермак' в масштабе ? дюйма = 1 футу.

По окончании моего сообщения были прения, в которых приняли участие многие из ученых. Большинство высказывалось за проповедуемую мною идею, но, разумеется, с некоторыми оговорками, совершенно понятными в столь новом и необыкновенном деле.

В тот же вечер состоялся обед членов этого общества. Я и командир ледокола М. П. Васильев были гостями. Эдинбургское общество живет традициями. Знаменитый Вальтер Скотт был его членом, и за обедом непременно подается кость с мозгами. После обеда все должны исполнять приказания председателя, который может кого угодно заставить петь, декламировать или говорить. Никто не имеет права уклониться от полученного приказания. Двое из присутствующих прочитали длинные стихотворения, написанные по предметам моего сообщения. Я высказал моему соседу удивление, что в такой короткий срок, какой был между лекцией и обедом, могли быть написать такие длинные стихи. На это он мне заметил, что автор перевел в стихах всего Гейне и что, когда он в духе, он стихи пишет почти так же легко, как прозу.

Вообще общество людей, из которых каждый представляет из себя крупную ученую единицу, доставляет большое удовольствие. Я и Михаил Петрович унесли с собой самые лучшие воспоминания.

Сообщение мое впоследствии было напечатано в томе XXII 'Proceedings of the Royal Society of Edinbourgh' и оттуда извлечено различными газетами. Мое мнение о причине двойственности течения в Босфоре вызвало небольшую заметку почтенного гидрографа английского флота Wharton, который доказывал, что соленость воды в Черном море поддерживается не двойственным течением, как это я говорю, а ветрами, производящими иногда течения из Мраморного моря в Черное. На эту заметку я в том же журнале 'Nature' дал свой ответ.

Заводские пробы ледокола начались 18 (30) января, было волнение от Е, и, только что мы вышли за мол, я увидел, что ледокол очень чувствителен к волнению, и в тех случаях, когда период волны совпадает с естественным периодом качки, ледокол сильно качается. Это обстоятельство предвиделось еще при обсуждении предварительных чертежей ледокола, и комиссия высказалась, что нельзя ждать от него хороших морских качеств; возбуждался даже вопрос об уменьшении наклона борта в подводной части, но это значило бы улучшить морские качества за счет ледокольных. Я на это не согласился, а один из членов комиссии г-н Рунеберг поместил даже в 'Морском сборнике' (1898 г.) статью, в которой доказывал, что борта следует делать вертикальными. Комиссия отклонила мнение г-на Рунеберга, а впоследствии, при пробе ледокола в полярных льдах, оказалось даже, что было бы не худо иметь еще больший угол наклона, ибо лед легко обламывается наклонным бортом книзу и очень сильно сопротивляется при ударе в него вертикальными плоскостями.

Качку ледокола можно было бы значительно уменьшить, устроив боковые кили, но они могли понизить ледокольную способность судна, образуя пространства, в которых может сдавливаться лед. Когда мы обсуждали в комиссии вопрос о морских качествах ледокола, то мне не пришла в голову мысль поставить боковые кили позади мидель-шпангоута. Теперь я склонен думать, что боковые кили в этом месте не могли бы сильно повредить ледокольным качествам, ибо за миделем в расстоянии 30-40 футов лед не сжат и, следовательно, киль не будет препятствовать движению вперед; назад же судно двигается лишь по разбитому льду.

Есть опасение, что боковой киль даже в корме, в случае сдавливания льдом с обеих сторон, может задерживать движение льдин под дно и тем усиливать давление на борт. В какой мере эти опасения основательны - не знаю, но качка ледоколов, вообще, по временам бывает так неприятна, что стоит попробовать, не улучшат ли морские качества боковые кили в кормовой части.

Когда обнаружилось, что ледокол сильно качается, постановка боковых килей была уже невозможна. Я решился прибегнуть к другому средству, которое было испытано на броненосце 'Inflexible'[137] и оказалось удовлетворительным, но потом вышло из употребления потому, что стали ставить боковые кили. Средство это состоит из особой камеры, идущей поперек судна. Камера в средине судна суживается так, чтобы задерживать движение воды в ней, при перебегании ее с одного борта на другой. Половина камеры наливается водой, которая на качке перебегает с борта на борт, запаздывая настолько, что она поспевает к накрененному борту уже тогда, когда последний начинает подниматься кверху.

На 'Ермаке' оказалось возможным сделать такую камеру при самой средине судна во всю ширину его, т. е. 71 фут. Высота цистерны 7 фут., ширина 6 фут. В средине пришлось, по местным условиям, уменьшить ширину до 3 фут, так что сечение в средине 21 кв. фут. В концах помещены дополнительные пространства в высоту 15 фут., так чтобы вода, сбегая на одну сторон, могла в них входить. Всего в противокачательную камеру может поместиться 80 тонн воды, но для того чтоб она успешно переходила со стороны на сторону, надо, чтобы в камере было не более половины, т. е. 40 тонн.

Для испытания, в какой мере проектированное средство могло быть действенно, сделан был качающийся на цапфах ящик, на котором устроена модель качающейся цистерны в размере 1:24 или ? дюйма за фут. Вес ящика приведен был к весу судна по тому же масштабу 1:243. Период качания модели приведен был к периоду качания самого судна. Для записи приспособлена была подвижная доска, по которой перо чертило амплитуду качки. Опыты производил г-н Смирнов[138], служащий в Морском опытном бассейне в С.-Петербурге.

Сравнение приведенных рисунков показывает, что перебегание воды в камере убивает качку, но далеко не в той степени, в какой это было бы желательно. 40 тонн есть ? % от водоизмещения, тогда как для успешного действия противокачающей камеры надо иметь в ней воды в количестве около 2 % от водоизмещения.


Диаграмма убыли размахов качающейся модели без воды в противокачательной камере


Диаграмма убыли размахов при 40 т воды


Кроме того, на 'Ермаке' для камеры воспользовались таким помещением, которое могли найти у корабля уже готового, тогда как для успешного действия надо противокачающей камере дать форму, рассчитанную не только на перебегание воды, но и на своевременность удара воды в противоположный борт. Опыты инженера Бубнова[139] показали, что все дело в таком устройстве, при котором получился бы соответствующий удар.

Ввиду благоприятных результатов, которые дали опыты с противокачающей камерой, я решил тотчас же устроить ее на 'Ермаке'. Впоследствии обнаружилось, что вода переливается с таким замедлением, которое нужно, и что противокачающая цистерна задерживает размахи качки. На глаз кажется, что она очень облегчает качку, и мы ею впоследствии всегда пользовались. К сожалению, инструментально невозможно определить, в какой мере качка, вследствие переливания воды в цистерне, уменьшается.

VII. Описание ледокола 'Ермак' и испытание его на открытой воде

4 (16) февраля (1899 г.) ледокол был предъявлен к сдаче, а потому здесь уместно дать подробное описание его в том виде, в каком он вышел из рук строителя.

Размеры ледокола следующие:

Длина 305 футов.

Ширина 71 фут.

Глубина интрюма, т. е. высота от нижнего дна до верхней палубы, 42 фута 6 дюймов.

Ледокол в полном вооружении с комплектом запасных машинных частей, но без угля, провизии и смазочных материалов, сидит в воде 17 футов 8 дюймов на ровный киль.

С 300 тонн угля он сидит в воде 18 футов 6 дюймов, а с 3000 тонн 25 футов.

Для того чтобы ледокол, прикасаясь ко льду, обламывал его, наружным обводам придан следующий наклон, считая от вертикальной линии:

Форштевень 70°.

Ахтерштевень 65°.

Бока 20°.

Остальные места подводной обшивки имеют наклон, постепенно переходящий от 20° к 70°.

Кормовая часть сделана с таким фасоном, чтобы наилучшим образом прикрывать баллер руля.

Наклон бортов подымается выше ватерлинии, и линия наибольшей ширины судна находится в носу и корме на 30 футов от дна, а на миделе на 27 футов.


Фотография модели ледокола 'Ермак'


Вид кормовых винтов и руля 'Ермака'


В надводной части борт завален внутрь, но это не имеет прямого отношения к ледокольной способности судна и вызвано лишь желанием уменьшить вес корпуса.

Ледокол имеет четыре машины, в 2500 сил каждая. Три машины стоят в корме, а четвертая в носу. Для помещения носового винта форштевню придана специальная форма. Для валов боковых винтов сделаны открытые изнутри приливы, допускающие осмотр дейдвудных труб.

Ледяной пояс простирается на 18 футов, а именно: от 2 футов выше средней палубы до 2 футов ниже непроницаемого стрингера. На ледяном поясе наружная обшивка положена вгладь, а в остальных местах положены вгладь вертикальные швы и сделаны с высадками все горизонтальные.


Скосы ахтерштевней


Чертеж мидель-шпангоута ледокола 'Ермак'


У ахтерштевня есть небольшая особенность, введенная по моей инициативе, а именно: передняя сторона ахтерштевня не представляет плоскости, нормальной к линии судна, а срезана на 45°. Выше оси винта срез идет в одну сторону, а ниже в другую и в таком направлении, что струя воды и лед, отбрасываемые лопастями винта, попадают на острый угол ахтерштевня. Задняя кромка переднего ахтерштевня срезана параллельно передней кромке заднего. Эта особенность уменьшает до некоторой степени сопротивление заднего ахтерштевня, а потому она даст полезные результаты, хотя прямым опытом трудно установить размер пользы.

На рисунке, представляющем мидель-шпангоут, видно, что второе дно продолжается вверх и составляет второй борт, имеющий аркообразную форму. Второе дно и борт идут без перерывов от задней переборки задней машины до задней переборки передней машины. Тут второй борт делает внизу уступ. Непрерывности второго борта, в особенности в средней части судна, придается важное значение для общей продольной крепости.

На том же чертеже миделя видно, что существуют две продольные переборки, отделяющие машинные и котельные кожухи от грузовых трюмов. Переборки эти также идут непрерывно по всей средней части судна и служат для придания общей продольной крепости.

При расчете размера поперечной крепости судна, потребной для противодействия сжатию напором льда, предполагалось прежде всего давление на общую поверхность борта, принимаемое главными частями судна, а именно: переборками, верхним и нижним дном, средней палубой и большими бимсами, которые заменяют нижнюю палубу, где такой нет. Между двух переборок давление принимается палубами, стрингерами и полупереборками, а затем шпангоутами, аркообразным вторым бортом и стрингерами. Между каждыми двумя шпангоутами обшивка сама должна быть достаточно крепка для выдерживания заданного давления. Шпангоуты по всему судну поставлены через 2 фута, а по ледяному поясу введены промежуточные шпангоуты, так что на каждый фут длины судна приходится по одному шпангоуту.

Для придания крепости всему судну оно имеет одну сплошную палубу на высоте 27 футов от киля. Палуба эта идет, не прерываясь, от носа до кормы и носит название средней палубы. Ниже ее идет нижняя палуба, пролегающая в отделениях между двумя бортами и лишь в носу и корме идущая во всю ширину судна. Эту палубу нельзя было продолжить во всю ширину, ибо тому мешают машины и котлы, но она продолжается в виде бимсов более или менее тяжелого профиля. Ниже этой палубы идет стрингер, разделяющий отделения боковых коридоров от междудонных пространств.

Выше средней палубы в оконечностях судна положена каютная палуба. В средней части судна она заменена стрингером и имеет несколько полупереборок, связывающих этот стрингер с верхнею и среднею палубами.

Если мы посмотрим на рисунок миделя, то увидим, что в каждой части судна имеется семь независимых отделений, а именно: одно главное в средине и шесть второстепенных вокруг - два междудонных, два междубортных и два верхних.

Система нумераций отделений принята следующая: на каждый отсек корабля назначен десяток номеров. Возьмем, для примера, передний котельный отсек. Ему даны номера от 30 до 40. Правое междудонное отделение в этом отсеке имеет ? 31, левое - 32. Правое междубортное отделение называется ? 33, левое - 34. Правое верхнее отделение называется ? 35, левое - 36. Главное отделение, где помещаются котлы, называется ? 39, и всякое отделение, кончающееся цифрой 9, есть главное отделение. Точно так же, если номер отделения кончается единицей, то это междудонное правое отделение. Отсюда ?? 21, 31, 41 и т. д. - междудонные правые отделения, ?? 22, 32, 42 и т. д. - между Для валов, боковых винтов донные отделения левые. Все они приспособлены заполняться водой и употребляться для водяного балласта. Самые кормовые междудонные отделения ?? 71, 72 приспособлены к наполнению пресною водою для котлов, и из них берут питательные помпы.

Отделения 23, 33, 53, 63 и 73, помещающиеся между двух бортов, есть угольные ямы правого борта, а 24, 34, 54, 64 и 74 - левого. Из них 23, 24, 33 и 34 дают уголь в переднюю кочегарную непосредственно, а 53 и 54 непосредственно в заднюю кочегарную. Уголь из ?? 63 и 64 приходится подавать через особые двери в отделения 53 и 54, а отделение 73 есть запасная угольная яма, из которой уголь приходится подавать на кране и переносить на руках по палубе. Обыкновенно до этого дело не доходит, ибо достаточно угля в более близком соседстве с кочегарными отделениями.

Междубортные отделения 43, 44 вмещают по 77 тонн воды каждое и назначаются специально для воды и служат для перемены крена. Впоследствии я нашел, что для этой цели одних отделений 43, 44 недостаточно, а потому поставил сообщительные клинкеты из отделения 43 в отделение 33, а из отделения 44 - в 34. Поэтому теперь на каждый борт можно влить по 212 тонн воды.

Верхние отделения 34, 36, 55, 56, 65, 66 суть грузовые трюмы. В них сделаны у бортов отгородки, при посредстве которых отделения могут, по желанию, сообщаться с лежащими ниже их угольными ямами. Обыкновенно в море выгородки эти закрываются непроницаемыми крышками, но когда нужно уголь из трюма передать в угольную яму, то снимается крышка, и уголь перегребается в яму. Также есть приспособление для того, чтобы пересыпать из трюмов 35 и 36 в носовые ямы 23 и 24 и поперечную яму 49. Эта последняя яма вмещает 428 тонн и служит как для передней кочегарни, так и для задней.

В выгородках, о которых говорилось выше, имеется отверстие в наружном борту, через которое можно насыпать уголь с барж в угольные ямы непосредственно. Обыкновенно мы брали уголь в Ньюкастле с угольных желобов и тогда сыпали его в трюмы, откуда он самотеком шел в угольные ямы.

Если в выгородках, о которых сказано выше, открыть оба отверстия, наружное и внутреннее, то получается доступ в трюм для подачи досок и других грузов.

Как видно на продольном чертеже, восемь водонепроницаемых главных переборок поднимаются до верхней палубы, разделяя судно на 9 главных отсевов.

Передний отсек, идущий уступами от носа до передней машинной переборки, вмещает 290 тонн воды. Он ничем не занят и служит для перемены дифферента, когда в том случается надобность. Отделение это приспособлено для напускания и выкачивания воды, но оно также приспособлено для наполнения подогретой водою из холодильников. В него можно пустить теплую воду из передней и задней машин и, открыв два специальных клапана выше ватерлинии, дать избытку теплой воды выход за борт на лед.

Если отливные клапаны закрыты, то вода наполнит отделение до верхней палубы, и избыток ее пойдет на верхнюю палубу через клапан излишней воды. При этом все отделение будет заполнено теплой водой из машин. Имелось в виду, что если в мороз носовая часть судна будет сильно обмерзать, то этим способом можно освободить ее ото льда не только на протяжении этого отделения, но и значительно сзади его, ибо излишняя теплая вода, выходя на верхнюю палубу в количестве около 10-15 тонн в минуту, разольется на большое пространство и в состоянии растопить большое количество льда.

Приспособление для пускания теплой воды в носовое отделение очень несложное. Оно потребовало лишь два небольших отростка труб, между тем от него ожидалась еще и другая выгода, а именно: при взламывании льда, покрытого снегом, вода, смачивая снежный покров, имеющий во время мороза весьма низкую температуру, образует род каши, способной по своей температуре замерзать и имеющей вследствие этого свойство липнуть к борту, отчего увеличивается трение. Предполагалось, что обогретый теплою водою борт будет менее способен прилипать к смоченному снегу. Теплый борт будет производить некоторое таяние прилегающих к нему частей снега и льда и этим образовывать род смазки, способствующей движению ледокола.

Во время работы в Балтийском море мы пробовали иногда пускать теплую воду через носовое отделение, давая ей выливаться на лед. Казалось, как будто бы это улучшало скорость судна, но точно сказать невозможно, ибо инструментально и цифрами определить ничего нельзя.

Следующий отсек ? 10 заключает в себе передний трюм и салон I класса с несколькими каютами.

Отсек ? 20 заключает отделение передней машины ? 29, междудонные отделения 21 и 22, угольные ямы 23 и 24, отделения запасов и кают 1 класса - 25 и 26.

Отсек ? 30 заключает в себе междудонное пространство ?? 31 и 32, угольные ямы или запасные кренящие цистерны ? 33 и 34 и грузовые трюмы ?? 35 и 36.

Отсек ? 40 заключает в себе междудонные пространства ?? 41 и 42, кренящие камеры ?.? 43 и 44, помповое отделение ? 47 и поперечную угольную яму ? 49.

Отсек ? 50 имеет заднее котельное отделение ? 59, междудонные пространства ?? 51 и 52, угольные ямы ? 53 и 54 и грузовые трюмы.

Отсек ? 60 заключает 01* боковых машин, междудонные пространства ?? 61 и 62, угольные ямы ?? 63 и 64, грузовые трюмы и 66*[140].

Отсек ? 70 заключает отделение задней машины ? 79, междудонные отделения ?? 71 и 72 (пресная вода для котлов), угольные ямы 73 и 71 и помещение команды 75 и 76.

Отсек ? 80 заключает в себе трюм, а выше его эмигрантское и командное помещения.

Следующий отсек есть кормовое отделение ? 90, которое приспособлено совершенно одинаково с отделением ? 90 и служит для дифферентующей воды.

Все боковые коридоры, т. е. ?? 23, 24, 33, 34, 53, 54, 63, 64, назначены специально под уголь. Трюмы же ?? 35, 36, 55, 56, 65, 66 могут быть употребляемы или под уголь или под груз.

Для погрузки угля и груза на ледоколе имеется 6 паровых кранов. Передние и задние в 2 тонны, правый средний, на котором подымается баркас, в 4 тонны, а левый средний, на котором подымается паровой катер, в 7 тонн.

Жилые помещения распределены следующим образом: салон I класса находится в носу, и сзади его идут по бортам каюты пассажиров I класса, офицеров и старшего механика. Выход наверх из I класса ведет в курилку и капитанскую каюту, а затем лестница приводит в рулевую рубку, из которой ход в штурманскую каюту.

При устройстве рулевой рубки первоначально предполагалось не делать ее замкнутой, а для защиты рулевого иметь кожух, открытый в сторону кормы. Я, однако, с этим не согласился и предпочел иметь для рулевого закрытую рубку, в которой имеются две двери, одна на левую сторону, другая - на правую. Наветренная дверь всегда закрыта, а подветренная открыта, что дает удобство переговорить с рулевым и отдавать ему приказания.

Рулевая рубка находится на вахтенном мостике, по концам которого поставлены полузакрытые места с стеклянными рамами и потолком. Эти прикрытия в мороз и ветер очень полезны.

I класс занимает всю носовую часть корабля до передней котельной переборки. Отсюда идет по правому борту коридор в кормовые отделения. Из коридора сделаны входы в кочегарные и машинные отделения, в помповое отделение и в два камбуза. В каждом камбузе поставлено по одной плите и одной хлебопекарной печи.

В корме по каютной палубе расположены: помещения матросов, затем помещения привилегированных, которые составляют кают-компанию III класса, а затем в самой корме салон II класса. В нем на самой кормовой перегородке помещается судовой образ Святителя Иннокентия, которым томское купечество благословило ледокол. К образу сделан прекрасный киот и на серебряной доске награвирована молитва отца Иоанна.


Общий вид 'Ермака'


Ниже каютной палубы помещаются кочегары, маслянщики и прислуга. Там же сделано помещение на 50 человек чернорабочих. Койки в этом помещении обыкновенно бывают убраны, и тут стоят столы, так что это место служит общей каютой для экипажа.

На ледоколе имеются: паровой катер, баркас, 4 спасательные вельбота, 2 двойки и 4 ледяные шлюпки, приспособленные для движения по льду.

Сделано приспособление, посредством которого пар из главных котлов может быть пущен в водяное пространство котла парового катера, так что во всякое время паровой катер может быть, не разжигая огня в топке, в готовности к спуску. Если при этом дымовая труба у котла закрыта и котел закутан чехлом, то можно не только согреть воду, но и поднять давление пара до 40 фунтов. Топку надо зарядить лучинами, сверх которых положить уголь. Поддувало также наполнить лучинами не толще карандаша. Если все это сделано хорошо, то можно зажигать огонь в момент, когда начинают спускать, и в то же время открыть форсун и прогреть машину. Пока катер выводят за борт и спускают, огонь настолько разгорится, что можно давать ход машине. Это приспособление очень простое и оказывает огромную пользу, ибо позволяет без всякого труда и расхода людей держать паровые катера в готовности к действию.

Баркас приспособлен к завозу запасного якоря. С этой целью в средине его сделана продольная щель, через которую проходит строп из якоря. Паровой кран поднимает якорь, на котором стоит баркас своим килем, так что одновременно опускаются на воду и баркас, и якорь. Когда блок от крана выложен, то якорь остается висеть на найтове и баркас может с ним отправиться куда угодно для завоза. Для отдачи якоря нужно найтов обрубить. Приспособление это я устроил на случай, если ледокол, плавая в неизведанных местах, станет на мель. Завоз малых якорей представляет на волнении трудности, а завоз станового якоря на волнении считается невозможным, главным образом потому, что трудно на волнении под баркас подвесить якорь. Описанное приспособление представляет именно те удобства, что якорь идет в воду вместе со шлюпкой, а потому волнение не препятствует этой работе.

На ледоколе сделано небольшое приспособление, позволяющее удобно контролировать углубление судна. С этой целью в носу и корме поставлены стеклянные трубки, сообщающиеся с ледяными ящиками. Вода в трубке всегда стоит на высоте воды за бортом, и шкала, прикрепленная к трубке, показывает на одной стороне углубления в футах и дюймах, а на другой - водоизмещение в тоннах. Это приспособление дает точные сведения об осадке судна и его дифференте, и им можно пользоваться для контроля над принятым количеством угля или груза. Положим, перед погрузкой угля носовая шкала показывала 6000 тонн, кормовая - 7000 тонн. Следовательно, судно имело в это время водоизмещение 6500 тонн. Если после погрузки угля оно имело водоизмещение по шкалам, скажем, 7200 тонн, то, следовательно, принято 700 тонн угля.

Во льдах это приспособление полезно в том отношении, что там уровня воды не видно, а потому без него невозможно заметить осадку корабля.

Мачта ледокола стальная, одного диаметра от верха до низа, и приспособлена к подъему марса, который надет на мачту и ходит по ней. Подъем совершается особою лебедкою, поставленною тут же, и цепным горденем. По спуске марса он становится на особые кронштейны, а в поднятом положении крепится цепочками. Марс состоит из круглой площадки, обнесенной бортом в 3 ? фута, и, кроме того, сделан переносный щитик, который ставится с наветра, защищая наблюдателя. Высота глаза от уровня моря 100 футов.

Мачта, сверху прикрытая грибом, служит для вытягивания горячего воздуха из отделения передней машины.

Стеньга помещена по оси мачты и приспособлена к поворачиванию посредством особой шестерни. На вершине стеньги помещены двукрылый семафор и поворотный индекс. Крылья семафора длиною в 8 футов, шириною 1 фут. Крыло индекса длиною 4 фута, шириною 1 фут.

Назначение семафора заключается в том, чтобы переговариваться азбучным способом с людьми, находящимися на большом расстоянии. Каждое положение двух крыльев означает известную букву азбуки, и семафорный сигнал разбирается с расстояния 8-9 миль, а при благоприятных условиях погоды и хорошей трубе можно разбирать даже с расстояния 14 миль (25 верст).

Каждая из четырех машин ледокола 'Ермак', по контракту, должна была иметь 2500 сил. Все 4 машины совершенно одинаковы, так что запасные части одной машины годятся для другой. Машины вертикальные, тройного расширения; диаметры цилиндров 25 ?, 39 ? и 64 дюйма. Ход поршня 42 дюйма. Охладительная поверхность в 11 016 кв. футов.

Особенности машин 'Ермака' заключаются в том, что диаметры цилиндров проектированы такого размера, чтобы машины могли развить полный ход не только тогда, когда ледокол идет на свободной воде, но и когда он задержан льдами и не движется. Чтобы при этих условиях подшипники не разогревались, им дана большая поверхность, чем то обыкновенно делается. А для того чтобы не ломались валы, когда винты ударяются в лед, им дана избыточная толщина.

Одно из неудобств плавания во льдах заключается в том, что куски льда засоряют кингстоны циркуляционных помп и, вследствие этого, холодильник начинает нагреваться и ход машины нужно уменьшать. Приходится даже останавливать машины. На 'Ермаке' сделаны специальные ледяные ящики, которые соединяются с водою за бортом посредством множества 2 ?-дюймовых дыр. Верхняя часть ледяного ящика представляет из себя круглую цистерну диаметром в 3 фута, выходящую верхним краем выше ватерлинии. Циркуляционная помпа берет воду из нижней части ледяного ящика и, прогнав ее через холодильник, отливает за борт выше поверхности воды. Сделано приспособление, чтобы отливная вода могла быть направлена в верхнюю часть круглого ледяного ящика и притом в один бок его, так, чтобы вода в ящике имела круговое вращение. Ледяные ящики есть устройство обыкновенное для ледоколов, а круглая часть, допускающая вращение воды, есть новость, введенная мною на 'Ермаке' в первый раз. Дело в том, что при нагревании вода выделяет воздух, следовательно, в ледяной ящик с отливной водой попадают частицы воздуха, которые потом, входя приемной трубой в циркуляционную помпу, могут портить ее действие. При вращении воды выделение воздуха происходит очень успешно. От центробежной силы вода, как более тяжелое вещество, стремится к окружности, а пузырьки воздуха - к центру, где они струйкой выходят кверху.

Если льдом засорит приемное отверстие ледяного ящика, то циркуляционная помпа переводится в этот ящик, который тогда наполняется горячей водой, освобождающей отверстие от льда. Практика показала, что самое лучшее эти клапаны всегда держать немножко открытыми; при этом небольшая часть теплой воды будет идти в ледяной ящик, а остальная выливаться за борт. От этого вода в теплом ящике нагревается лишь на несколько градусов. Когда льдом начинает засорять отверстие, то вода в холодильнике становится горячее, а вслед за этим поднимается температура и в ледяном ящике, что усиливает таяние, освобождая отверстие от льда. Таким образом, ледяной ящик действует автоматически.

Кроме вышеописанного устройства, к ледяному ящику приспособлено паровое отопление, дающее возможность во всякое время подогреть воду в нем.

На случай стоянки ледокола без работы в очень холодное время, в машину проведено паровое отопление, и в разных местах у колонн поставлены паровые камины.


Винты ледокола сделаны следующих размеров:


Ступицы винтов надеваются на валы и крепятся специальными гайками. Лопасти съемные; каждая крепится 7 болтами, диаметр которых значительно больше, чем то требуется правилами Ллойда. Толщина лопастей точно так же вдвое больше, чем то делается обыкновенно.

Некоторая особенность имеется в устройстве дейдвудных труб. Обыкновенно в них дается доступ воде, а на 'Ермаке' валы вращаются в масле, которое все время туда накачивается специальным приспособлением по каплям и вытекает через сальник, поставленный у конца вала.

На ледоколе 'Ермак' имеется 6 главных паровых котлов. Они двойные, с 6 топками каждый. Огненные коробки разделяются между собою кирпичной стенкой, сложенной из лекальных кирпичей. Сделано приспособление, чтобы часть воздуха поступала непосредственно в пустоту кирпичной стенки, понижая ее температуру, и, выходя в огненную коробку, содействовала полному сгоранию газов.

Диаметр котлов 15 ф.

Длина 20 ф. 3 д.

Топки из волнистого железа диаметром 3 ф. 9 ? д.

Нагревательная поверхность 27 600 кв. ф.

Поверхность колосников 800 кв. ф.

Рабочее давление 160 английских (178 русских) фунтов.

Котлы обделаны жарозадерживающей мастикой не только с боков и сверху, но и снизу.

Для парового отопления и электрического освещения на ледоколе имеется вспомогательный котел, поставленный в центре судна, в ближайшем соседстве с динамомашиной и спасательной помпой, так что во время якорной стоянки пар из этого котла не распространяется по судну, а короткой особенной трубой прямо доходит до места своего назначения. Это очень сберегает топливо.

Помповое устройство на 'Ермаке' заслуживает внимания. Вопросом об водоотливной системе я занимаюсь с мичманского чина, и на ледоколе применена часть моей опытности в этом деле; но сделать полностью все, что хотел, мне не удалось, ибо то, что не было оговорено в предварительном соглашении, вводить потом было трудно.

У 'Ермака' в центре судна на вышине 8 футов от верхнего дна помещается камера, доступ в которую сделан только сверху. Над этой камерой стоит, как было сказано выше, паровой котел, а в камере - поршневая помпа Бортингтона, которой дано название спасательной. Какие бы части судна ни наполнялись водой, это не влияет ни на вспомогательный паровой котел, ни на помпу. Пар от парового котла в помпе и отработанный пар от нее изолированы от всего судна. Отработанный пар может быть пущен в трубу вспомогательного котла для усиления тяги.

Спасательная помпа может брать 10 тонн воды в минуту. Она соединяется с магистральной трубой, идущей через все судно, и с золотником, от которого можно подавать четыре 6-дюймовых резиновых шланга на другое судно для отливания воды из него. Золотник стоит на средней палубе, следовательно, на высоте 3 футов от воды. Против золотника сделаны порта, так что шланги не приходится подымать кверху, ибо такой подъем уменьшает всасывающую силу помпы.

Соединение с магистральной трубой имеет диаметр 12 дюймов, и такой же диаметр имеет вся магистральная труба, идущая от носового отделения до кормового. От помпы, кроме того, проведены отростки в обе кренящие камеры, которые помещаются в ближайшем соседстве с помповым отделением. В самом отделении помещается 8 клинкетов, посредством которых можно переднюю часть магистральной трубы и заднюю часть ее, равно как и два отростка в крепящие цистерны по желанию, обращать или в приемные трубы или в отливные. Благодаря такому устройству можно, не выходя из помповой камеры, брать воду из любого кренящего или дифферентующего отделения и перекачивать в другое. Так, например, можно взять воду из носового отделения и перекачать в кормовое; взять из кормового и перекачать в правое кренящее; взять из правого кренящего и перекачать в левое кренящее и т. п.

Магистральная труба идет по верхнему дну и сообщается с каждым из больших отделений особою ветвью с клапаном. Клапаны сделаны самоотпирающимися, но с приспособлением для запирания их. Когда клапан заперт, то труба совершенно разобщена от отделения, а когда шток отдан, то клапан может подняться для выкачивания воды, но он тотчас же закроется, если вода почему-нибудь из магистральной трубы пойдет в это отделение. Если же шток продолжать отпирать до конца, то клапан приоткроется немного. Это сделано для того, чтобы его оторвать с места, если его присосало, и чтобы промыть сетку, если последняя загрязнится и не будет возможности очистить ее руками.

Кроме спасательной помпы, для осушения главных отделений приспособлены еще 4 циркуляционных машинных помпы. Они могут брать воду из магистральной трубы и непосредственно из тех отделений, где они стоят. Клапаны, которыми они соединяются со своими отделениями, подобны клапанам магистральной трубы - самоотпирающиеся. Как только ледокол снимается с якоря, шток поднимается кверху, и клапан ставится на самоотпирание. При действии циркуляционной помпы она берет воду из ледяного ящика. Для того чтобы она брала воду из своего отделения, надо лишь закрыть сообщение ее с ледяным ящиком. По мере того, как будет запираться этот клинкет, помпа начинает тянуть воду из своего отделения. Следовательно, все дело сводится к запиранию одного клинкета. Это очень просто.

Для выкачивания малой воды на ледоколе имеется общеосушительная труба в 5 дюймов, которая соединена и с отделениями в междонном пространстве, и с отделениями на верхнем дне. Из этой трубы берут воду пожарные и трюмные помпы.

Так как ледокол назначается работать в зимнее время, то на нем сделаны приспособления против холода. С этой целью все выходы на верхнюю палубу сделаны не через люки, а через рубки, и повсюду устроено так, что две двери разобщают холодные места от жилых помещений. Все борта ледокола в жилых помещениях, а также непроницаемые переборки, отделяющие жилые места от нежилых, покрыты пробковым порошком в два раза, а затем поставлена на расстоянии от 6 до 12 дюймов внутренняя обшивка, состоящая из двух слоев дерева, в ? дюйма каждый, с прослойкой из смоленого войлока. Это оказалось достаточной изоляцией; тем не менее, ни одна из коек на ледоколе не поставлена у холодного борта. Все койки, как офицерские, так и командные, стоят у теплых перегородок.

Одно из неудобств на судах в зимнее время заключается в отсыревании иллюминаторов и их металлических рам. Сырость садится на эти холодные предметы и затем капает с них или бежит по стенам. Для устранения этого неудобства в иллюминаторных нишах вровень с внутренней обшивкой поставлены вторые рамы, которые вкладываются на свои места и легко снимаются при желании. Их держат на местах только зимой, и они доставляют большой комфорт в каютах. Точно так же под палубными иллюминаторами помещены стеклянные колпаки, которые отстраняют осаждение сырости. В светлом люке сделаны стеклянные рамы вровень с палубой. Это тоже дает свои удобства, ибо в холоде наружные рамы начинают отпотевать и с них капает. Внутренние рамы уменьшают отпотевание и задерживают те несколько капель, которые иногда случайно падают и, как нарочно, всегда кому-нибудь на голову. Когда мы в первый раз пошли на пробный рейс, то представитель завода, имевший почтенную лысину, сидел за столом под одним из иллюминаторов, у которого еще не было стеклянного колпака, и ему на голову упало несколько капель, которые не доставили ему никакого удовольствия. Это осязательно убедило всех, что стеклянные колпаки, которых мы требовали, действительно необходимы.

Отопление на 'Ермаке' паровое. Имеются умерительные клапаны, так, чтобы давление в паровых трубах было малое. Мы обыкновенно держали около 15 фунтов, что вполне достаточно. По всему ледоколу применена одна общая система, а именно: паровое отопление поставлено у холодного борта внизу. В салонах I и II классов у бортов стоят диваны, и для того, чтобы они не мешали отоплению, оставлена щель между диваном и бортом.

Нагреваемый отоплением воздух подымается по этой щели кверху, и сидящие на диване не ощущают холода от стены. Это оказалось очень практичным. Я боялся, чтобы не происходило нагревания самого дивана, но глухая спинка вполне отстранила это неудобство, и в салонах на 'Ермаке' в самое холодное время был ровный воздух повсюду. Эта часть удалась вполне.

На ледоколах всегда жалуются на спертость воздуха, которая происходит оттого, что при открывании иллюминатора дует холодом, и потому иллюминаторы открываются редко. Я применил нагревание свежего воздуха. Обыкновенный вентилятор дует в салон I класса. Вентиляторная труба проведена до палубы, но воздух, входящий через нее, не дует по ногам, а поступает в кожух, окружающий вентилятор, и по нему поднимается кверху. В этом месте поставлен нагревательный змеевик, который подогревает весь воздух. Идея этого вентилятора совершенно правильная, но техника была нехороша. Следовало иметь более удобный регулятор вдуваемого воздуха, чтобы контролировать количество впуска. Также неудобна была регуляция подогревания. Тем не менее, мы этим вентилятором постоянно пользовались, и он давал приток свежего воздуха.

Точно такие же вентиляторы помещены были на корме, и, следовательно, свежим воздухом снабжались оконечности корабля. Избыток из оконечностей шел к середине судна, поступал в машинные и котельные отделения, камбузы и другие места менее чистого воздуха, из которых выходил через люки и трубы на свободу.

На ледоколе была также устроена вытяжная вентиляция. Она шла под верхней палубой от концов судна к средине. Здесь вентиляционные трубы входили в кожухи дымовых труб. Это устройство действовало очень плохо. Я предпочел бы, не стремясь к пользованию даровой тягой кожухов труб, устроить специальные вентиляторы с вытяжными колпаками.

Я уже давно проповедую, что гибельные последствия от столкновения судов можно отстранить, снабжая носовые части их особыми буферами, адмирал Бутаков назвал такие буфера намордниками, и первый намордник, имевший вид круглого щита, был укреплен на таран броненосца 'Князь Пожарский'. Намордник этот не имел эластичности и служил лишь для того, чтобы удар наносился не острием тарана, а некоторой площадью.

Для того чтобы смягчить удар, нужна, однако же, не твердая площадь, а снимающийся буфер. Еще в 1895 г., командуя эскадрой Средиземного моря, я устроил такие намордники на тараны всех судов, входивших в состав моей эскадры. Намордники были сплетены из веревок и матов, прикреплялись к тарану посредством особых концов, выходивших на палубу.


Намордники


При постройке 'Ермака' я ввел в спецификацию устройство намордника, отвечающего вертикальной форме штевня. Прилагаемый рисунок изображает боковой вид и план намордника. Из рисунка этого видно, что намордник имеет вышину 6 футов и состоит из 8 труб: передняя диаметром 16 дюймов, остальные диаметром 12 дюймов. Основанием намордника служит чехол, облегающий носовую часть ледокола. Чехол оканчивается на обеих сторонах угловым железом 3 ? х 3 ? дюйма, которое прилегает и крепится на болтах к такому же угловому железу, приклепанному к бортам. Носовая часть в этом месте имеет некоторый фасон, а потому, для плотного прилегания чехла, нужна деревянная лекальная подушка.

Первый ряд труб прилегает непосредственно к чехлу, к которому и крепится болтами с промежутком в 4 дюйма. Трубы также прилегают плотно одна к другой и тоже связываются между собою частым рядом болтов. Второй ряд труб, состоящий из 3 штук, крепится к первому ряду и между собой такими же рядами болтов. Каждая труба имеет снизу и сверху донышко и наполнена кубиками мягкого дерева, размером 2 х 2 х 2 дюйма. Кубики насыпаны в беспорядке, чтобы легче уплотнялись при сминании труб.

Я полагаю, что если судно, имеющее такой намордник, ударит в другое судно, то первоначально начнет сминаться передняя труба. Затем начнут мяться 3 другие трубы, на которые она опирается. Сминание труб и деревянных кубиков, находящихся в них, потребует затраты части живой силы удара. Кроме того, трубы, надавливая на борт ударяемого, судна, будут его деформировать, на что также израсходуется часть живой силы. Вместе с этим начнется смещение в бок ударяемого судна и сминание палуб в ближайшем соседстве к удару. Площадь давления будет около 10-15 кв. футов. Без намордника форштевень подобен ножу и прорезает борт; с намордником же давит большая площадь. Поэтому во многих случаях борт ударяемого судна не будет прорублен, а лишь помнется, и, следовательно, не будет пробоины, которая даст доступ воде внутрь судна, причиняющей потопление. Разумеется, лишь опыт мог бы убедить людей в необходимости такого приспособления, но подобные опыты стоят больших денег. Общество Спасания на водах не считает этого дела своим, и потому пароходы по-прежнему гибнут при столкновениях, унося с собою множество человеческих жизней.

5 (17) февраля ледокол был предъявлен к сдаче. Приемная комиссия была образована под моим председательством в составе членов - капитана 1-го ранга Успенского[141] и инженер-механиков Поречкина и Петрова. Ледокол удовлетворил всем требованиям контракта, развив на пробе трех задних машин вперед и передней назад 11 247 индикаторных сил. При действии всех машин вперед получил 11 960 индикаторных сил и ход в 15,9 узла. Расход угля оказался 1,71 русских фунта на каждую индикаторную силу.

При пробе тремя задними машинами вперед, а одной передней назад результат оказался неожиданный: ход ледокола получился 15,55, т. е. только на 0,35 узла меньше, чем при всех машинах, работающих вперед. Как объяснить это явление? Казалось бы, передний винт, вступая в невозмущенную воду, должен бы был получить в ней сильный упор и тем оказать большое сопротивление движению судна, замедляя в значительной мере скорость его. На поверке вышло иначе. Пока явление это не разъяснено должным образом, я даю ему следующее толкование.


'Ермак' на полном ходу


Когда передняя машина работает вперед, то передний винт входит в воду, ничем не возмущенную, в этой невозмущенной воде сообщает некоторое движение назад. Получается противное течение, которое замедляет ход почти на столько же, на сколько упорный подшипник стремится увеличить скорость. При работе передней машины задним ходом вода получает движение по направлению судна: образуется попутное течение, в котором корпус претерпевает меньшее сопротивление. Было бы очень интересно должным образом исследовать и разъяснить это явление.

Была произведена также проба хода ледокола при одних вспомогательных машинах. Главные машины были для этого разобщены, и оказалось, что ледокол под одними вспомогательными машинами имел 6,7 узла хода при 807 индикаторных сил всех машин.

Вопрос о том, какой ход дадут вспомогательные машины, составлял предмет частых споров между различными лицами, принимавшими участие в работе. Были такие скептики, которые полагали, что ледокол не пойдет под этими машинами более 3 ? узлов, а один даже полагал, что он совсем не тронется с места от этих машин. Я же считал, что ледокол пойдет 7 узлов, и он пошел бы эти 7 узлов, если бы воздушные насосы вспомогательных машин могли поддерживать должную пустоту, между тем, пустота была лишь 6,5 дюймов, что недостаточно. Причину малой пустоты надо отнести к тому, что у нового судна многие краны оказываются не вполне герметичны, и это, при малых воздушных насосах, чрезвычайно портит пустоту.

По окончании пробы ледокола, ему предстояло идти в Балтийское море. Желая воспользоваться этим переходом, чтобы привезти для себя уголь, я решился принять в Ньюкастеле полный запас его. Явился вопрос, где погрузить уголь. Дело в том, что в пустом вид ледокол высок и в полную воду не подходит под угольные желоба. Кроме того, вследствие конструктивных особенностей ледокола, трюмы его находятся по сторонам, и так как с местных желобов в трюмы противоположного борта уголь сыпать не могут, то судно при погрузке угля на одну сторону начнет крениться и придется нисколько раз поворачивать его к желобам то одной стороной, то другой. Рабочие, получающие плату сдельно, отказывались грузить уголь при таких условиях. Предлагали брать уголь с барж, но это вызывает излишний расход в 2 шиллинга на тонну. Кроме того, это гораздо медленнее, и потому я на это не согласился.

Выход из затруднения мы нашли следующий. Я решил, что, подойдя к желобам, мы напустим в корабль столько воды, чтобы он по своей высоте подходил под желоба. По мере погрузки угля на одну сторону, мы будем с этой стороны выкачивать воду так, чтобы ледокол не кренился. Оказалось, что одних междудонных пространств для этого недостаточно, и приходилось в дополнение пользоваться или боковыми угольными ямами противоположного борта или грузовыми трюмами. Так как водонепроницаемые переборки совершенно исправны, то самое удобное было наполнить трюмы ?? 55 и 65, что вприбавок к междудонным пространствам не допускало крен больше, как в 7 градусов. Разумеется, пользовались и кренящей цистерной противоположного борта.

Таким образом, затруднения были отстранены, благодаря как системе водонепроницаемых переборок, так и их действительной водонепроницаемости. Ледокол как в этот, так и в последующие разы, принимал уголь с желобов совершенно свободно.

В это же время шла приемка ледокола комиссией, и здесь уместно сказать о формировании экипажа ледокола 'Ермак'. Я уже упомянул, что командиром я избрал капитана 2-го ранга Васильева, и он приехал раньше всех, еще в июле месяце и, вместе с наблюдавшим за постройкой господином Янсеном, инспектировал работы по всем частям. Они присутствовали на пробе металлов, пробе котлов, цилиндров и проч., а также они присутствовали на пробе переборок, добросовестно осматривая каждый шов и каждое соединение самым подробным образом.

Штурманов вольных я взял из разных мест. Старшего штурмана г-на Тульского я выписал из Каспийского моря; второго штурмана Николаева[142] взял из петербургских лоцманов и третьего штурмана Эльзенгера - из Мурманского пароходства. Все трое оказались прекрасными людьми, я ими был вполне доволен.

По части механиков и машинной команды я был бы в большом затруднении, если бы мне не помогло Общество пароходства и торговли. Директор этого общества О. Л. Радлов[143] проявил самую широкую помощь, разрешив мне брать механиков и машинистов из его общества, причем сама контора пароходства помогла отыскивать желающих и давала рекомендации. О. Л. Радлов разрешил, чтобы механики и машинисты, поступающие на 'Ермак', считались как бы в временной командировке, и что места будут всегда сохранены за ними. Это распоряжение дало широкий простор для выбора, и услуги О. Л. Радлова в тот самый момент, когда в других я встречал противодействие, я никогда не забуду.

Считаю уместным воспользоваться этим случаем и вспомнить, что в минувшую войну с Турцией 1876-77 годов я командовал пароходом 'Великий Князь Константин', который был взят от Общества пароходства и торговли и имел их машинную команду. Во все 3 года плавания машина действовала, как часы, и по этой части я не могу себе представить ничего более совершенного. Механики Общества пароходства и торговли воистину золотые люди.

Впоследствии оказалось, что и на 'Ермак' они принесли с собою опытность и свою выносливость, и никогда не случалось, чтобы на 'Ермаке' был отказ в машинах. Ломка льда требует частой перемены ходов и перевода машин с одного хода на другой. Бывали примеры, что человек, во время вахты, переводил машину несколько сот раз с полного переднего хода на полный задний и никогда никаких недоразумений и неисправностей в машинах не было. Старший механик был Зундберг, и он остался до сентября 1899 г. Младший механик Булыгин принял машину от старшего и держал ее не менее исправно. Место младшего механика заменил Улашевич, который потом сослужил отличную службу при заделке пробоины.

Команду взяли частью из Черного моря, частью из Балтийского. Было несколько человек очень хороших, но были и похуже. Потом понемногу, удалив некоторых, подобрался очень хороший комплект.

Служба на ледоколе 'Ермак' имеет свою неприглядную сторону, ибо нет порта, который считался бы для служащих их домом. При этом работа тяжелая и несимпатичная: то уголь приходится грузить, то его жечь; во льдах, при оказывании помощи пароходам, приходится буксиры подавать, якоря завозить и проч. Все эти неудобства, однако же, забываются, и люди привыкают к службе на ледоколе.



Впоследствии пришлось прибавить 1 старшего помощника, 1 младшего механика и 1 трюмного машиниста; сбавить 1 кочегарного старшину и 1 повара. Комплект со 101 человека повысился до 102.

VIII. Первая проба ледокола во льдах. Приход в Кронштадт

20 февраля (4 марта). В этот день я считал себя готовым к выходу в море, хотя на судне была еще почти сотня мастеровых. Было бы, может быть, желательно простоять в Ньюкастеле еще неделю, но зима подходила к концу, а пропустить удобное для испытания время в Балтийском море не хотелось. Я находился в сношениях с Рижским Биржевым комитетом, так что, в случае, если бы льды воспрепятствовали плаванию коммерческих пароходов к Риге, то хотел идти туда и начать работу в Рижском заливе. Телеграммы, приходившие оттуда, извещали меня, что в Рижском заливе льду довольно много, но что пароходы проходят беспрепятственно. С Ревелем я почему-то не сносился, но они сами об 'Ермаке' не подумали, а оказалось, что в день моего выхода из Ньюкестля в Кронштадт у них при входе на рейд было затерто льдами 12 пароходов и с ними вместе сам Ревельский ледокол.

Из Нюкастеля ледокол вышел 21 февраля (5 марта). Завод Армстронга послал своим представителям Г. Гольстона, который взял с собой свою супругу. Кроме того, на 'Ермаке' пошла с нами супруга командира и капитан английской пехоты Glossop. Господин Смирнов, производивший опыты с противокачательной цистерной, также шел с нами, так что в салоне первого класса было достаточное оживление, в особенности благодаря присутствию дам.

По выходе из Ньюкестля мы сначала пошли под одной кормовой машиной так, чтобы механики и машинисты имели время осмотреться. Потом прибавили две боковые машины и держали 12 узлов ходу.

Переход не отличался ничем особенным, за исключением остановки на 2 дня в Бельте, вследствие тумана. Надо отдать должную справедливость кому следует, что Бельт обставлен чрезвычайно плохо, так что для прохода некоторых мест требуется совершенно ясная погода, чтобы видеть створные знаки на отдаленных берегах. Большинство судов, идущих в порта Балтийского моря, имеют такую осадку, что могут проходить Зундом, и вот почему Бельт находится в запущении. Несколько поворотных баканов могло бы значительно улучшить условия плавания и отстранить задержки в Бельте. Как только удалось пройти узкость и спустить лоцмана, опять нашел туман, и остальную часть пути мы прошли, руководствуясь лишь звуками сирены с маяков.

28 февраля (12 марта). Вечером мы находились далеко от меридиана Ревеля. Увидели первый лед, и вход в него я отложил до утра, велев к этому времени приготовить все четыре машины.

Вечером в этот день, во время поворота у границы льдов, мы наблюдали знаменитый болид, упавший подле Борго. Я был на мостике и заметил первоначально, что стало светлеть. Количество света все увеличивалось и дошло до того, что стало ясно видно все кругом; казалось, светло, как днем. У меня вырвалось восклицание: 'что такое?' Затем я повернулся назад и увидел болид при конце его полета. Он исчез, когда был над горизонтом градусов 20.

1(13) марта. Утром мы вошли во льды и пошли по направлению к Кронштадту. Первоначально лед был довольно слабый, и мы шли по 7 узлов; но затем лед усилился, и все-таки ледокол шел прекрасно, и работа его производила приятное впечатление. Перед полднем, находясь недалеко от Гогланда, встретили очень тяжелое ледяное поле, в котором ледокол в первый раз остановился. Дали задний ход, отошли несколько назад и опять ударили в то же место. Ледокол прошел половину своей длины и остановился на этот раз настолько крепко, что не хотел двигаться ни вперед, ни назад, несмотря на то что машины несколько раз переводились на оба хода. Все мы в это время были очень неопытны в деле ломки льда, и, насколько было приятно первое впечатление хода 7 узлов через толстые льды, настолько остановка ледокола произвела на всех тяжелое впечатление. Я был наверху с утра, сильно устал и решил, что надо идти завтракать, приказав в это время трюмному машинисту Перскому накачать воды в носовое отделение, чтобы нос сел ниже и обломил под собою лед, а затем перекачать воду в корму и этим освободить нос.


Вид взломанного льда у борта ледокола


Вид взломанного льда у борта ледокола


Завтрак прошел очень оживленно. Когда после этого мы вышли наверх и дали ход, то ледокол легко тронулся назад. Повернули в сторону от трудного места и опять пошли по 6-7 узлов. Погода была ясная, и все маяки видны. К вечеру обошли Гогланд, подле которого было небольшое пространство открытой воды, а затем вошли в лед, где и остановились ночевать. К вечеру все были порядочно уставшими.

2 (14) марта. Утром первые 30 миль шли очень хорошо, а потом вступили в поле тяжелого сплошного льда, который, видимо, стоял от одного берега Финского залива до другого. Множество рыбаков ловило рыбу, и по всему пути следования до Кронштадта видны были по льду рыбаки, их будки, лошади с санями и вообще полная жизнь; можно сказать, что приблизительно на льду находилось около двух-трех тысяч человек. Большинство из них приходит с южного берега из селения Копорья, но много и финляндцев. Есть также сескарские рыбаки. Это было время Великого поста, когда рыба в большом спросе.

Я решительно не знал, что все ледяное поле Финского залива в этом месте так густо населено; да вероятно и не я один этого не знал, всем нам это был сюрприз. Вспоминаю, что год тому назад в совете Географического общества обсуждался вопрос об изучении ледяного покрова Финского залива, и при этом рассматривались способы, как пробраться на этот лед. Никто, однако, не знал, что есть целые селения по южному берегу Финского залива, которые занимаются рыбным промыслом на льду почти весь Великий пост.

Плавание 'Ермака' в этих льдах и прорубка канала по всей длине, по-видимому, их нимало не смущали. Они заявили, что им не придется переправляться через наш канал, а если это и потребуется, то они переправятся сами и перевезут своих лошадей на льдине. Во время остановок некоторые из рыбаков подходили к 'Ермаку', мы тоже сходили на лед и беседовали с ними. Многим дали угля для топлива.

В тех местах, где шел ледокол, толпы рыбаков бежали рядом, чтобы подивиться небывалому доселе делу. Многие без устали кричали 'ура!' самым добродушным образом, несмотря на то, что 'Ермак' не приносил им никакой пользы, а скорее - вред. Некоторые из рыбаков выходили навстречу ледоколу и просили, чтобы он прошел правее или левее, так, чтобы все снасти известной партии оставались по одну сторону нашего канала.

Ледокол прокладывал канал довольно тихо. Местами мы могли двигаться безостановочно, а местами ледокол останавливался, приходилось давать задний ход и пробиваться с набега. Неоднократно ледокол застревал, и в этом случае вода была наготове, чтобы перекачать ее с борта на борт или с кормы на нос.


Картина ледяного поля


Оказалось, однако, что главное средство для того, чтобы тронуть ледокол назад, заключается в завозе ледяного якоря. Это явление очень странное: якорь так мал и натяжение, которое дает лебедка, так незначительно, что, казалось бы, помощь от такого мероприятия должна быть самая несущественная; между тем, на деле выходило не так, и, как только натягивали конец от якоря, так сейчас же ледокол трогался назад. Машины ледокола дают напряжение, равное 100 тоннам, а от ледяного якоря идет трос, который натягивается лишь 10-ю тоннами, и, несмотря на это, каждый раз, как только тянули швартов от якоря, ледокол трогался назад. Впоследствии я еще буду говорить об этом вопросе.

3 (15) марта. Ледокол продолжал пробивать канал во льду со скоростью 2-3 узла и вечером в этот день подошел к Толбухину маяку, где к нам на санях подъехал лоцман из деревни Лебяжье. Мне еще первый раз случилось видеть, что лоцман подъезжает вплотную к борту на лошади. Из Кронштадта уже заметили приближение ледокола, и это произвело большую сенсацию в городе.

Надо сказать, что многие не верили в возможность пробиться зимой до Кронштадта. В феврале начали ходить слухи, что лед в Финском заливе очень тяжел и сильно набит, поэтому сомнения увеличились. За несколько же дней до прихода 'Ермака' от лоцманов из Лебяжьего пришли слухи, что лед до такой степени толст, что его разбить совершенно невозможно. Слухи эти проникли в газеты, и многие невольно верили, что 'Ермак' до Кронштадта не дойдет. Когда с телеграфа дали знать, что показался дым 'Ермака', многие поехали на стенку, чтобы лично в этом убедиться. Зная, что некоторые пожелают встречать ледокол, я из села Лебяжьего телеграфировал главному командиру, что войду в гавань на следующий день в 2 часа дня.

4 (16) марта. День этот будет надолго у меня в памяти. Мы тронулись с места около 9 часов утра, и прежде всего я решился сделать опыт, при каких условиях ледокол легче поворачивается. В Кронштадте предстоит довольно крутой поворот в гавань; весь город соберется на стенку, чтобы видеть вход 'Ермака', и нам нужно не ударить лицом в грязь. Обыкновенно, при входе в гавань судна в 8000 тонн, ему помогают полдюжины буксирных пароходов, из которых одни тащат его за нос, другие за корму. При входе 'Ермака' его не встретит ни один буксирный пароход, и мы не знаем, будет ли от него лед трескаться по направлению к берегу или нет, возможно ли будет подать конец по льду на берег или изломанный лед будет этому препятствовать. Так же мы не знаем, не бросит ли в воротах ледокол к одной из сторон настолько, что трудно будет отвести его к середине.

Произведенное испытание показало, что ледокол во льду поворачивается очень хорошо, описывая весьма крутую циркуляцию, и что самый крутой поворот влево получается тогда, когда задняя машина и правая работают полным ходом вперед, а левая и передняя средним ходом назад.

Встреча ледокола началась, как только мы прошли Толбухин маяк. Первыми встретили люди промерной партии, которые шли на путь следования 'Ермака', но остановились поодаль, не зная, как далеко будут располагаться трещины при проходе ледокола. Вслед за этим к ледоколу бойко подбежала на лыжах рота Каспийского полка с командиром полковником Адлербергом во главе. Мы приняли каспийцев на палубу, и вслед затем к борту стали подходить толпы народа: некоторые или на лошадях, а некоторые пешком и даже на велосипедах. Лед в этих местах был около 2-3 футов, и ледокол взламывал лишь полосу, шириною равную самому себе: с обеих сторон оставался цельный лед, и толпы шли рядом с судном, причем некоторые из смельчаков были так близко, что на них падали брызги от взламывания ледяных глыб.

Около 12 часов я остановил ледокол за бочками, чтобы не войти на рейд раньше назначенного времени. В салоне I класса было битком набито. Все завтракали, кто как мог, я, однако, просил всех удержаться от тостов и поздравлений, пока не войду в гавань. В этом новом деле можно было ждать всяких сюрпризов.

В 1 час мы опять тронулись вперед и все время должны были уменьшать ход: чтобы толпе, сопровождавшей ледокол, не приходилось бежать. Ровно в 2 часа ледокол был у почтовых ворот. Мы своевременно уменьшили ход, положили руль и прошли ворота, не останавливаясь. Как за воротами, так и в воротах проломали лишь полосу, равную своей ширине.

По входе в гавань пришлось дать задний ход, отойти немного назад и затем уже двинуться к назначенному нам месту. Толпа народа стояла кругом, и я сильно боялся, как бы не случилось беды, но все обошлось благополучно, и через десять минут по входе ледокола в ворота он уже был у своего места стоянки, где и ошвартовался.


'Ермак' на Большом кронштадском рейде


Первыми приветствовали ледокол главный командир вице-адмирал Николай Иванович Казнаков[144] и городской голова Аверкий Васильевич Шебунин[145], который от имени городского управления поздравил меня с благополучным прибытием в Кронштадт. Вслед за сим на ледокол хлынула волна народа, и не только верхняя палуба, но и все помещения быстро наполнились желавшими повидать чудовище, которое может справляться с льдами и прокладывать себе путь в таких условиях, в которых прежде никто не отваживался ходить.

Ввиду столь необычайного события, я решился о приходе в Кронштадт телеграфировать лично Государю Императору следующее: 'Счастлив донести ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, что сейчас с ледоколом 'Ермак' вошел в гавань в Кронштадт. От Ревеля шел сплошным льдом до Гогланда по 7-ми узлов. У Сескара встретил большие нагромождения, а под Кронштадтом сплошной лед в 2 фута 9 дюймов толщиною'. На телеграмму эту в тот же день был осчастливлен следующим высокомилостивым ответом ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА:

'Поздравляю вас с приходом в Кронштадт в это время года, радуюсь вместе с вами блестящему осуществлению вашей мысли'.

Также я телеграфировал Великим Князьям Алексею Александровичу и Александру Михайловичу и удостоился получить милостивые ответы. Мною получено было вслед за тем множество приветственных телеграмм от разных высокопоставленных лиц и многих учреждений. Также пришли телеграммы из Сибири, Кавказа и других мест.

Привожу ниже описание входа 'Ермака' в Кронштадт, взятое из нашей морской газеты 'Котлин'.

'4 марта утром был туман, но к 8 часам рассеялся.

Корпус 'Ермака' уже ясно обрисовывался. Видно было, как по льду спешно приближались крестьяне с южного берега длинной вереницей на своих санках по Большому рейду, так как они, вероятно, знали, что дорогу их перережет 'Ермак'. Работы на броненосце 'Полтава' начались обычным порядком, и только время от времени кое-кто взбегал на мостик посмотреть на приближавшегося 'Ермака'. Скоро стало известным, что 'Ермак' войдет в гавань в 2 часа, как об этом сообщил еще значительно раньше сам инициатор и создатель 'Ермака' вице-адмирал С. О. Макаров. К 12 часам 'Ермак' был уже на Большом рейде и, по-видимому, остановился.

Видно было, как по льду спешили к нему навстречу обыватели города пешком и на извозчиках. Скоро кругом 'Ермака' образовалась темная полоса людей, которая все более и более росла. К 1 часу дня на эскадренный броненосец 'Полтава', стоящий у Лесных ворот, в которые и должен войти 'Ермак', стали съезжаться приглашенные для встречи. Гостям был предложен командиром броненосца в кают-компании чай.


Один из газетных рисунков, изображающий вход 'Ермака' на Большой Кронштадский рейд. Некоторые репортеры придумали,что на санях нельзя было обогнать ледокол


Как известно, броненосец находился всю зиму на отоплении и освещении, благодаря чему жизнь на нем шла судовым порядком. Но никому не хотелось спускаться вниз, все напряженно смотрели на ледокол 'Ермак', когда он наконец тронется.

Многочисленное общество собралось на баке и мостике броненосца; кругом всюду разместились матросы, рабочие: Но вот отдаленный рев сирены дал знать, что 'Ермак' дал ход. 'Ермак' быстро приближался.

Подходя к Купеческим воротам, 'Ермак' сталь салютовать: Белые струйки дыма вылетали то с правого, то с левого борта. Тысячная толпа бежала по льду впереди и по бортам 'Ермака'.


'Ермак' в гавани подходит к месту стоянки


Тут же рядом на извозчиках ехали встречавшие.

Но вот грянуло 'ура!' у форта Меньшиков. На 'Ермаке' отвечали тем же.

Весь могучий корпус победителя льда стал ясно виден. Его характерные обводы, покатые борта, приподнятый нос, вид его с высокими дымовыми трубами был, действительно, грандиозен.

На эскадренном броненосце 'Пересвет', который стоит у металлического крана, грянул встречный марш.

Но вот 'Ермак' все ближе и ближе. Движение его в массе сплошного льда было поразительно. Все мы знали, что лед на рейде доходить до 1 ? аршина толщины, и не верилось своим глазам, как шел 'Ермак', будто бы льду и не было. Незаметно было ни малейшего усилия. 'Ермак' шел с глухим треском, ломая лед и подбивая его под себя. Благодаря удивительно удачно рассчитанным обводам, особенно в носу, ясно было видно, как штевень легко врезался в лед, после чего масса льда покорно уходила под могучий корпус судна. Кругом не образовывалось трещин, и 'Ермак' шел, плотно прикасаясь бортами ко льду. У самого борта иногда показывались толстые льдины, но быстро прятались под корпус; за кормой оставался свободный канал, наполненный льдом, разбитым на многие куски могучими винтами 'Ермака'. Сопровождавшая толпа, состоящая, по преимуществу, из матросов и солдат, бежала почти у самого борта. На палубе 'Ермака' находилось много офицеров, артиллерийских и морских, которые встретили его на рейде. Там находились и солдатики, вышедшие навстречу на лыжах. Вот 'Ермак' поравнялся с 'Полтавой', здесь грянуло 'ура' и встречный марш. Встречавшая толпа все более и более наэлектризовывалась. Я думаю, что мало кто в эту минуту отдавал себе ясный отчет о всей важности события, но все единодушно приветствовали новый блестящий факт завоевания человеческого ума и энергии над стихией. Все старались рассмотреть самого творца 'Ермака' С. О. Макарова и скоро увидели его высокую фигуру на верхнем мостике в штатском пальто; за ним был виден командир 'Ермака' капитан 2-го ранга Васильев и старший офицер лейтенант барон Ферзен[146].

Но вот 'Ермак' стал поворачиваться и, несмотря на свою большую длину, свободно вошел в Лесные ворота и пошел по левому борту броненосца 'Полтава'. При проходе ледокола в воротах последовал новый взрыв всеобщего восторга и 'ура'. Адмирал С. О. Макаров отвечал на приветствие.

В каждом из присутствующих невольно поднималось чувство гордости за нас, русских, что из нашей среды нашлись люди, не только способные делать теоретические выводы, но на деле доказать и подтвердить идеи, открывающие новые горизонты.

Многие скептически относились к 'Ермаку', многие не верили в его силу, несмотря на легкость, с которою он преодолевал ледяной покров. Вселяется убеждение, что какой бы толщины, конечно существующей, ни был бы лед, но он больше не будет прекращать торговли, не будет запирать Балтийский флот на 6 месяцев, и мы в Кронштадте будем так же близки к свободному морю, как и прочие государства.

Теперь нет времени перечислить все случаи практического применения 'Ермака', но мы только были свидетелями его победы и шлем свои пожелания счастливой и долгой работы 'Ермаку' на пользу родного флота и на славу его инициатору и тем, которые способствовали его осуществлению.

'Ермак' уже не мечта, а совершившийся факт.

Пройдя по борту 'Полтавы', 'Ермак' ошвартовился у угольных складов. Все встречавшие его во главе с главным командиром вице-адмиралом Н. И. Казнаковым вскоре вошли на палубу 'Ермака' поздравить вице-адмирала С. О. Макарова с новым мирным завоеванием в области труда и науки.

На баке и юте 'Ермака' развеваются русские торговые флаги, но среди броненосцев и боевых судов Балтийского флота в наших Кронштадтских гаванях, кажется, и нам нужен в составе эскадры такой ключ под Андреевским крестом от зимних ставен окна Петрова, чтобы могли все 12 месяцев отсель грозить надменным соседям. Зрелище было поистине грандиозное, и все присутствующие на всю жизнь сохранят воспоминание'.

Высокочтимый отец Иоанн Кронштадтский[147], столь сочувственно относящийся ко всякому доброму начинанию, еще осенью минувшего года благословил меня двумя образами, которые, при освящении ледокола в Ньюкастеле, были поставлены на свои места: один в салоне 1-го класса, другой в моей каюте. По прибытии ледокола в Кронштадт, отец Иоанн изъявил свое желание отслужить у нас молебен, который состоялся в воскресенье 7 (19) марта. На этом молебствии отец Иоанн прочел составленную им молитву, которую я привожу здесь ниже:

'Господи, Творче небеси и земли, создавши сушу, равнины и высоты гор в мериле и холми в весе, такожде моря глубокия и пространным, приемлющия в лоно свое множество рек, якоже жил животворных, распростертых по лицу всея земли. Ты, Владыко всея твари, сотворивый мразы и льды, покрывающие яко корою и бронею твердою некия моря, озера и реки и по верху их, яко по мостам крепким шествие безопасное человекам и животным устроивши. Ты, Всеблагий и Всесильный Господи, умудривши человека пролагати дивные скорые пути по морю и суше, рекам и озерам, силою огня и пара, Ты, Премудрый и Преславный во всех делах, Господи, ныне новый и дивный путь льдами безмерными проходити устроил ecu через cиe судно, движимое огнем и силою пара, умудрив и на cиe дело человека, созданнаго Тобою по образу Твоея безмерныя мудрости Прими ныне от рабов Твоих, предстоящих зде лицу Твоему, и дивное плавание во льдах совершивших благополучно, кроме, всякаго вреда, благодарение всесердечное о милости Твоей, яко умудрил ecu рабов Твоих и создати таковое судно и препроводити досель рукою Твоею крепкою, яко Твоя есть держава, Твое царство и сила, и слава, и мудрость во всех во веки веков. Аминь'.

Молитва эта произвела на всех глубокое впечатлите и решено было, при изготовления киота, для присланного от Томского купечества образа, молитву эту награвировать на серебряной доске и поместить ее в самом киоте, что впоследствии и было сделано.

IX. Освобождение затертых у Ревеля пароходов

8 (20) марта. С утра приступили к выгрузке на берег в склад угля, привезенного на ледоколе для своего употребления. Требовалось отгрузить на берег около тысячи тонн для того, чтобы ледокол мог выйти в Петербург. Благодаря любезному содействию главного командира Н. И. Казнакова и капитана над портом П. С. Остелецкого[148], нам предоставлено было воспользоваться складом морского ведомства, у которого мы ошвартовились очень удобно. В 4 часа дня я получил от г. Борнгольда телеграмму, что в Ревеле затерто льдом одиннадцать пароходов и что грузы и люди находятся в опасности. Я срочно телеграфировал об этом министру финансов, прибавив, что, по моему мнению, надо помочь пароходам, бедствующим у Ревеля, и получил от него лаконический ответ: 'Конечно, следует сейчас идти'. Стали разводить пар, чтобы утром отправиться. Послали в Петербург за компасами, которые были отправлены в компасную мастерскую для некоторых улучшений, и приняли другие меры, вызванные переменой программы. Поздно вечером ко мне явились два мичмана, Развозов[149] и Вырубов[150], и просили, чтобы я их взял с собой, на какую угодно должность. Я охотно согласился на это, назначив их вахтенными начальниками, и был ими очень доволен, так как они всюду поспевали и умели быть полезными.

9 (21) марта. Запоздали со съемкой с якоря, потому что не доставили провизии. Ресторатор привык к более аккуратным поставщикам, которые если скажут: '8 часов', то, значит, действительно, 8 часов. Тут обещали доставить к 8-ми, а оказалось, что к 10 часам едва поспели привезти, и то при нашем участии.

Лед до башни Нерва, на расстоянии от Кронштадта 54 мили, оказался в прежнем состоянии. Сделанный перед тем нами канал сохранил свою форму; разбитый лед в нем слегка смерзся, но не представлял существенного затруднения для следования ледокола. Местами рыбаки сдвинули большие глыбы и образовали из них мосты, по которым переезжали на лошадях. Мы шли приблизительно по 5 узлов, следуя по своему каналу, что представляло большие удобства, ибо погода стояла мрачная и береговых маяков не было видно. У Нервы лед оказался сдвинутым и тяжелым. Остановились для ночевки.

10 (22) марта. Утром пошли далее и имели тяжелый лед до Гогланда на том самом месте, где за неделю перед тем шли свободно по 7 узлов. Вообще я заметил, что ледокол лучше на этом переходе ломает лед, чем на предыдущем, и объясняю это до некоторой степени тем, что в подводной части мы обчистили краску и, вероятно, трением об лед содрали окалину и счистили шероховатости; кроме того, сожгли уголь и имели меньшую осадку. В полдень миновали Гогланд и пошли далее довольно свободно, но густой туман препятствовал распознавать берег, а потому в 4 часа остановились и простояли до утра.

11 (23) марта. Утром, не зная хорошенько своего места, сделали несколько курсов, чтобы определиться по глубинам, но, к сожалению, промер Финского залива так нехорош, что по глубинам невозможно узнать своего места. Есть повсюду отличительные глубины, но не показано границы банок, так что по полученной глубине нельзя сказать, где находишься. Летом одни туманы составляют препятствие к навигации, а зимой, кроме туманов, большое препятствие представляют снега. Часто бывает, что снег падает в течение целого дня, и приходится останавливаться, тогда как, если бы маяки были снабжены сиренами, плавание сделалось бы возможным и во время снега, ибо южные маяки Родгер, Экгольм и Кокшер преглубы и можно идти вплотную к ним.

Большое неудобство зимнего плавания во льдах представляет невозможность вести точное счисление. Курс приходится изменять, чтобы избирать каналы между льдов или вообще легкий лед, а ход меняется в зависимости от того, какой лед приходится ломать. Бывает, что в течение пяти минут ход с 10 узлов уменьшается до 1 узла и опять подымается до 10 узлов.

Около полудня разъяснило, увидали маяки и подошли к Наргену разыскивать затертые льдом пароходы, которые оказались между Наргеном и Суропом. Четыре парохода и ледокол 'Штадт Ревель' находились на середине этого пространства, а три парохода были у маяка Суропа. Курс я взял прямо на ревельский ледокол. Сначала 'Ермак' шел безостановочно, но потом остановился, и приходилось работать с набега, проходя каждый раз около половины длины судна. Машинистам досталась трудная работа - поминутного перевода машин с одного хода на другой. По временам ледокол застревал во льду, и поэтому ледяной якорь держался наготове, а люди с ним подвигались вперед, по мере следования ледокола. Удивительно, до какой степени помогает тяга якоря ничтожным стальным тросом в 3 дюйма. Сила машин ледокола так велика, что мы обрываем 6-дюймовый стальной трос, крепость которого в 4 раза превосходит крепость 3-дюймового троса. Между тем, 3-дюймовый трос мы никогда не натягивали во всю его крепость, и, тем не менее, благодаря его помощи, ледокол двигается с места. Застряв во льду, мы даем всем машинам самый полный ход назад. Начинаю подозревать, что при остановке судна струя переднего винта недостаточна, чтобы протолкнуть разбитый лед за мидель. Думаю даже, что происходит обратное явление, т. е., что винт получает спереди себя отдельные куски льда и подбивает их под средину судна. Могут сказать, что это показывает ошибку в расчетах, что следовало переднюю машину сделать вдвое сильнее, но я думаю, что никакая сила недостаточна. Если струя винта имеет силу продвигать нижний лед назад, то при заднем ходе, когда работают три машины назад, развивая около 8 тысяч сил, весь разбитый лед должен бы был совершенно переместиться вперед. Между тем этого не происходит, иначе бы судно освободилось и пошло назад. Начинаю немножко сомневаться, в какой мере рассказ американца о чудесном действии переднего винта основателен.

От кромки льда до ревельского ледокола было около 3 миль. Мы вошли в лед в 2 ? часа и подошли к ледоколу в 5 часов, пробив за эго время канал в очень тяжелом льду. Расспросив командира ледокола о положении судов, я узнал, что из числа затертых во льдах пароходов 4 унесены в море. Огромное ледяное поле, в котором находились эти пароходы, отделилось от остального льда и унесено ветром к финляндскому берегу. Об участи этих пароходов на ревельском ледоколе ничего не знали. Я узнал также, что три парохода у Суропа находятся в опасном положении, ибо они близко к берегу, и что, кроме того, один из них без винта; поэтому мы по каналу вышли задним ходом назад и направились к суропским пароходам. Ледокол 'Штадт Ревель' также должен был идти с нами, но он замешкался, а в это время морозом схватило разбитые куски в канале, и ревельский ледокол должен был оставаться ночевать неподалеку от того места, где уж он простоял около двух недель.

Лед под Ревелем в том месте, где застряли пароходы, был набит не только давлением ветра, но и волнением. Набивной лед при таких условиях очень компактен, потому что волнение, двигая куски льда, укладывает их плотно один к другому. Такой лед не имеет угрожающего вида и кажется легким, между тем для ледокола он тяжел.

Есть еще одна особенность, которая влияет на крепость торосистого поля, а именно - температура воздуха в то время, когда происходит образование льда. При низкой температуре воздуха лед и снег находятся в состоянии сильного охлаждения, а потому имеется причина к спайке разбитых кусков между собою, когда они, будучи погружены вниз, придут в плотное соприкосновение один с другим. Вследствие этой причины торосистые поля, образовавшиеся во время мороза, гораздо крепче сформировавшихся во время оттепели.

Набивной лед у входа в Ревель образуется при северных и северо-западных ветрах, тогда как под Гангэ при южных и юго-западных; и так как эти последние теплее первых, то и набивной лед под Ревелем тяжелее, чем лед у Гангэ.

Пробитый канал, при следовании по нему со скоростью 3-4 узла, остается свободен на расстоянии 2-3 длин ледокола, но затем лед заполняет весь канал, и, хотя разбитые куски очень малы и в среднем величиною не больше 1 м, тем не менее, проход для судов тяжел, хотя и не опасен. Судно не может проломиться или сломать винт о ту кашу, которая остается за ледоколом, но сопротивление поверхности подводной части так велико, что слабосильные пароходы в некоторых случаях не могут следовать по каналу, хотя бы даже края его оставались на своих местах и не подвергались сдвиганию.

Затертые у Суропа пароходы находились недалеко от края льда; поэтому я решил взломать весь лед, который отделял их от свободной воды. С этой целью я сделал три круга, взламывая каждый раз огромные глыбы льда. В четвертый раз я пошел вокруг всех пароходов, после чего они совершенно освободились. Это была очень красивая картина, и вся операция продолжалась полчаса. Полагаю, что, может быть, было бы практичнее и скорее, при освобождении остальных пароходов, затертых у Ревеля, поступить таким же образом, разломав весь лед полосами и выпустив его в море. Впоследствии я так и сделал, воспользовавшись SE ветром. Окончив ломку льда, я предложил пароходу 'Hansen', который был без винта, свои услуги, чтобы пробуксировать его до Ревеля, прибавив, что за это никакой платы не потребуется; но командир заявил мне, что его будет буксировать пароход их же компании 'Nidaros', который стоял рядом с ним.


Освобождение запертых судов у Суропа


Освободив пароходы у Суропа, ледокол вошел в свой собственный канал и остался на ночь. Вслед за ним вошли суропские пароходы.

12 (24) марта. Утром освободили ледокол 'Штадт Ревель', а затем начали освобождать остальные пароходы и выводить их в канал. Но и в канале, в одном трудном месте, пароходы сами двигаться не могли, поэтому приходилось задним ходом возвращаться по каналу за каждым пароходом отдельно и буксировать их порознь. Работа ужасно утомительная, потому что командиры пароходов не имеют никакого понятия о буксировке. Подавая буксир, я постоянно просил командиров, чтобы они давали ход своим машинам лишь в тех случаях, когда туго натягивается буксир, так, чтобы не позволять буксиру слабнуть. Между тем, каждый командир, как только его пароход бережно тронешь с места, давал полный ход и ослаблял буксиры. После этого, чтобы осторожно натянуть буксир, приходится совершенно остановить свой ход и дать буксируемому пароходу остановиться. Потом надо просить вторично командира, чтобы он не ослаблял буксира, потихоньку дать ход и опять бережно натянуть буксир. Затем командир буксируемого парохода вновь повторит ту же ошибку, даст полный ход и опять ослабит буксир. Натянуть буксир на ходу, не оборвав его, почти невозможно, и приходится повторять все снова. Дело это совершенно не устроено. Необходимо, чтобы на буксируемом пароходе сидел лоцман, который требовал бы от командира исполнения указаний, даваемых с ледокола.

Потом я решил подавать специальный 6-дюймовый буксир с буксирной лебедки. Один вид этого тяжелого буксира наводил ужас на шкиперов пароходов. Обыкновенно у них некуда закрепить порядочного буксира. Самое надежное - крепить его к якорному канату, но шкипера наотрез отказываются от этого, опасаясь за свои брашпили.


Освобождение затертого парохода. Видна трещина во льду, образовавшаяся при приближении 'Ермака'


Когда три парохода были проведены через тяжелый лед, я послал ледокол 'Штадт Ревель' вести их в Ревельскую гавань, до которой было 14 миль сравнительно легкого льда. К ночи успели отправить еще четыре парохода.

13 (25) марта. Продолжали проводку пароходов. Пароход 'Hansen' без винта был по-прежнему на буксире 'Nidaros', который никак не хотел расставаться со своим призом и просил, чтобы их тащили обоих сразу. Я подал ему буксир и потащил его, но буксир, поданный с него на пароход 'Hansen', лопнул, и нам пришлось тащить по отдельности каждого. Видя, что 'Nidaros' бессилен вести своего товарища, я, проведя его через тяжелый лед, сказал, что поведу 'Hansen' до самого Ревеля. Сам же пошел за пароходом 'Stay', который шел с моря и показывал, что имеет большую течь. Когда я вернулся с этим последним пароходом, то увидел, что 'Hansen' опять взят на буксир.

Рассказываю обо всем этом потому, что впоследствии в Ревеле я узнал о тяжебном деле: 'Nidaros' предъявил крупный иск пароходу 'Hansen' и его грузу за спасение. Это было тем курьезнее, что, в сущности, их обоих спас 'Ермак', не требовавший за это с них ни копейки. Иск сопровождался арестом груза, но чем он кончился, я не знаю.

Когда все пароходы прошли через трудное место, я повел их в Ревельскую гавань, причем мы перегнали все пароходы, шедшие за ревельский ледоколом, и в 2 ? часа дня вошли в гавань, где многолюдная толпа приветствовала нас самым сердечным образом. Вслед за нами входило двенадцать пароходов, и гавань, казавшаяся мертвою по случаю отсутствия деятельности в течение 2 недель, ожила и зашевелилась.

На 'Ермак' прибыли с приветствиями и поздравлениями командир порта, городской голова и представитель Биржевого комитета. В этот же вечер в Морском собрании состоялся официальный прием, сделанный в честь 'Ермака', причем губернатор, городской голова и председатель Биржевого комитета выражали свою благодарность за оказанное городу содействие и помощь в критическую минуту. Все это было крайне сердечно и душевно.

Подходя к Ревельской гавани, мы были удивлены при виде огромного нагромождения льда у ревельского брекватера. Вершина его была на 32 фута над уровнем моря, и туда же был взгроможден со дна камень пудов в 60 весом. Как известно, по поводу ледяных нагромождений между полярными путешественницами существуют несогласия. Врангель уверял, что им наблюдались нагромождения, доходившие до высоты 100 футов. Нансен, пробыв во льдах целые три года и совершив через льды большое путешествие, утверждал, что торосы даже в 50 футов - сущие сказки; он допускает, что нагромождения могут доходить до высоты 30 футов. В действительности, и тот и другой правы, но условно - Врангель писал о нагромождении льдов на мелком месте, а Нансен - на глубоком.

Нагромождение льда у ревельского брекватера показывает, до чего может доходить оно при благоприятных условиях. Мы здесь имеем дело с балтийским льдом, толщина которого не превосходит 2-2 1/2 футов, и ледяное поле, подвергавшееся давлению ветра, не превосходило 30 миль. На берега Ледовитого океана может напирать лед, толщиною в 5-7 футов, и поверхность, подверженная действию ветра, может простираться на тысячи миль. Нет ничего невероятного, что при таких условиях нагромождение в 3 раза превзойдет то, что мы видели в Ревеле.


Вид канала, оставляемого 'Ермаком'


Нагромождение льда у Ревельского брекватера


14 (26) марта. Утром перегружали уголь из трюмов в угольные ямы, а после 11 часов слегка прибрались, и целый день, как и в предыдущие сутки, на ледоколе были толпы народа. Кругом на льду также толпилась масса любознательных, желавших своими глазами увидеть чудовище, которому, как они говорили, нипочем всякие ледяные преграды.

Утром прибыла депутация от Биржевого комитета и поднесла ледоколу серебряную чашу прекрасной работы. Вообще, надо сказать, что как председатель Биржевого комитета барон Жирард-де-Сукантон, так и все его сочлены сделали все возможное, чтобы высказать свое внимание. Один из членов Биржевого комитета Карл Федорович Кетли был назначен взять 'Ермак' под свое особое попечение, и не было той любезности, которую бы он по своей инициативе ни предложил для нашего удобства.

Вечером в тот же день нас всех пригласили на концерт в Двинский полк. Время не позволяло ледоколу отдыхать, ибо в гавани стояло до 14 пароходов, желавших выйти в море. Я решил выйти на следующий день и просил Биржевой комитет, чтобы к 8 часам утра ко мне собрали командиров пароходов, желавших выйти в море за ледоколом 'Ермак'.

15 (27) марта. Собралось только 6 командиров, остальные боялись следовать за 'Ермаком'. Говорили, что я их выведу за Суроп, но что дальше они, предоставленные себе, могут быть затерты льдами. В сущности, многие боялись идти за сильным ледоколом, воображая, что для пароходов это очень трудно. К вечеру 4 парохода были выведены нами за тяжелый лед.

16 (28) марта. Провели в море остальные 2 парохода и хотели идти разыскивать 4 парохода, которых уже более двух недель носило по морю во льдах, но в это время показались с моря 6 пароходов и, по совещанию с представителем Биржевого комитета господином Кетли, мы решили, что проведем эти 6 пароходов через трудное место, а ледокол 'Штадт Ревель' пойдет отвести в море выведенные перед тем пароходы, а затем пойдет искать тех, которые затерты льдами. К 5 часам вечера окончили проводку через трудное место пришедших с моря пароходов и тоже пошли искать пароходы, затертые во льдах. Стоял свежий SW со снегом, и, хотя мы подошли под финляндский берег, ничего невозможно было распознать. Возвратились ночевать под южный берег, чтобы быть в горизонте южных маяков.

17 (29) марта. Утром пасмурность продолжается, и так как поиски при таких условиях невозможны, то пошли к Суропу и там нашли, что наш канал сдвинуло свежим ветром. Пройдя трудное место, увидели, что из Ревеля идут остальные 8 пароходов, которые 2 дна тому назад отказывались следовать за ледоколом; 2 крайних из них удалось в тот же вечер вывести, а остальное время я употребил на то, чтобы разломать тяжелый лед, загромождавший ревельский вход, и впустить его в море, пользуясь свежим ветром. Это удалось вполне.

18 (30) марта. Вывели в море остальные 6 пароходов и, захватив 3 парохода, пришедших из-за границы, привели их в гавань. Всего в эти дни 29 пароходов прошло за нами, и, кроме того, несколько сильных пароходов прошло по нашему каналу без нашей помощи.

19 (31) марта. Утром перегружали уголь из трюмов в ямы, причем Ревельский биржевой комитет очень любезно присылал бесплатно рабочих, пресную воду и даже угощение для команды. Вечером ледокол вышел из гавани, чтобы идти за затертыми в море пароходами. Беспокоюсь об участи ледокола 'Штадт Ревель', который уже 4 дня находится в отсутствии. Идет сильный снег, и ничего не видно, поэтому остановились на ночь неподалеку от гавани.

20 марта (1 апреля). В 11 часов утра разъяснилось - пошли в море и к 7 часам вечера подошли к Гангэ, где к нам навстречу вышел ледокол 'Сампо'. Командир Мелан приехал к нам обедать и объяснил, что затертые суда были в виду Гангэ, но что их унесло к югу. Пошли на юг и в полночь остановились за пасмурностью.

21 марта (2 апреля). С утра ходили по разным румбам искать затертые во льду пароходы, которые нашли около 10 часов. Оказалось, что из 4 затертых пароходов 2 уже освободились и ушли, а другие 2 с прекращенными парами находились по-прежнему в беспомощном состоянии. Потребовалось ? часа работы, чтобы освободить их обоих, но затем пришлось обождать, пока они подымут пары. Пароходы оказались с очень слабыми машинами, и так как дул свежий южный ветер, то пришлось идти очень тихо. К 7 часам подошли к Суропу и стали на якорь. Тут же оказался ревельский ледокол, который, разыскивая пароходы, сам попал в тяжелый лед и в течение 3 дней не мог от него освободиться.

22 марта (3 апреля). Вошли в Ревельскую гавань в 11 часов. Представители Биржевого комитета заявили, что считают лед достаточно слабым, так что ревельский ледокол сам с ним может справляться, поэтому командир прекратил пары и дал некоторую передышку машинной команде, в которой она очень нуждалась. Дело в том, что при действии четырех машин людей приходится держать на две вахты, и так как при действии ледокола машины поминутно переводятся с одного хода на другой, то это очень утомительно, и люди, не имевшие покоя, сильно нуждались в отдыхе. Нужно отдать должную справедливость Русскому обществу пароходства и торговли, что оно рекомендовало очень хороших людей и что не было случая, когда пришлось бы останавливаться вследствие неисправностей в машинах.

Во время этого пребывания в Ревеле город сделал обед в честь 'Ермака', для которого собрались все в здание старой ратуши. Я не помню другого обеда, на котором бы говорилось больше речей. Настроение было до такой степени приподнятое, что редактор газеты, едва владевший русским языком, сказал в стихах по-русски экспромт, и очень удачный. Городского голову заменял его товарищ г-н Эрбе, сумевший придать обеду оживление с самого начала. Мы вышли из ратуши очарованные гостеприимством ревельцев.

Действия ледокола 'Ермак' под Ревелем были новинкой для публики, и из Ревеля ежедневно телеграфное агентство посылало известия во все концы России о работе ледокола 'Ермак'. Мне потом передавали люди, никогда меня не знавшие, что они в это время в газетах прежде всего искали новостей об 'Ермаке' и чувствовали себя разочарованными, если известий было мало или они были недостаточно полны. 'Ермак', действительно, в это время был самою интересною новостью.

X. Приход в Петербург и проводка первых ледоколов к этому порту

Предполагалось первоначально, что на обратном переходе из Ревеля в Кронштадт с 'Ермаком' отправится 'Могучий', и я рассчитывал произвести обстоятельный опыт возможности следования во льдах двух судов вплотную. Впоследствии оказалось, что 'Могучему' надолго отлучиться из Ревеля нельзя, и мне разрешили взять его лишь на один день.

Устройство, допускающее возможность работы двух судов вместе, заключается в углублении, сделанном в корме. В это углубление вложен кранец, прикрытый особой железной доской. Судно, идущее сзади 'Ермака', подает накрест свои канаты, которыми и подтягивается вплотную к кранцу.

При разработке этого вопроса произошло недоразумение; я желал, чтобы было сделано не углубление, а прямая перпендикулярная судну плоскость; завод же проектировал углубление, и я лишь тогда заметил, что мое желание не было исполнено, когда ахтерштевень уже отлили. Переделка вызвала бы расход и потерю времени. Махнул рукой и оставил так, между тем как первоначальная моя мысль была совсем иная: я предполагал надевать кранец на нос того судна, которое становится с кормы, а от боковых движений удерживать его разносом цепей.

Во время постройки ледокола, при рассмотрении вопроса, куда крепить цепи, до толкового решения не додумались, и дело было отложено. Приготовляясь брать 'Могучий', я увидел, что корма наша чересчур высока, и поэтому велел прорубить две дыры, в которые заложили свайки и устроили стропы для крепления цепей.

28 марта (9 апреля). В 9 часов утра снялись с якоря и пошли в море. По выходе из гавани к нам подошел и ошвартовился у кормы 'Могучий'. Тотчас дали ход и пошли. Лед был слаб, но, пока шли во льду, все действовало хорошо, а когда вышли на свободную воду и ход увеличился, то 'Могучий' стало бросать из стороны в сторону, причем порядочно кренило набок. Полагаю, что на 'Могучем' правили рулем не так, как следует, и надлежало бы мне самому перейти туда. При одном случае, когда 'Могучий' вильнул рулем, обе наши стропки лопнули, и 'Могучий' оторвался.

Мысль ходить пАрами предложена была мною еще два года тому назад, и она испытывалась на пароходах, ходящих из Кронштадта к Лисьему Носу. Там это устройство действовало очень хорошо, и пароходы, составленные попарно, работали во льду таким образом весною и осенью. При этом они, действуя двойной силой машин, легко проходили такой лед, который каждый из них в отдельности побороть не мог. Когда лед оказывался так тяжел, что приходилось действовать набегами, то и тогда парная работа оказалась хороша. Также оказалось удобно отходить от пристани и приставать к пристани. Пароходы могли при этом поворачиваться почти на месте, так как один пароход при надобности закидывал корму другого. Разумеется, там не было таких сил и таких струй, какие образуются от работы винтов 'Ермака', но в общих чертах явление должно бы быть то же, между тем, при работе с лисьеносскими пароходами никакого влияния на курс не замечалось.

Корму у переднего парохода немножко расшатало, но это надо отнести к тому, что совсем не было мягких кранцев и нос одного парохода прилегал к деревянному брусу, прикрепленному к корме другого. Была еще и другая причина, по которой обнаружились повреждения в корме. Дело в том, что пароходы невозможно прикрепить плотно один к другому, всегда между ними останется небольшое пространство. Когда пароходы идут льдом, то передний пароход встречает большое сопротивление, а задний все время плотно упирается в кормовую часть своего переднего партнера. При выходе из льда на свободную воду передний пароход идет легко, а задний, вследствие струи винта переднего партнера, отстает на слабину буксиров, т. е. фута на 2. При входе вторично в лед передний ледокол сразу потеряет часть своей скорости, а задний ударит ему в корму. Как только я заметил это неудобство, я дал совет, каким образом устранить его. Следовало только перед выходом из льда на чистую воду уменьшить ход у переднего ледокола, и тогда задний ледокол не отстанет на свободной воде, и, следовательно, при новом входе в лед не получится удара в корму. Совет этот, однако же, исполнялся очень редко, и удары, даже в моем присутствии, были постоянны. Чтобы научить людей, надо быть хозяином дела.

Опыты с 'Могучим' я считал неоконченными, между тем нужно было освободить его, что я и сделал; с 'Ермаком' же пошел в Кронштадт. На этом переходе с нами шло 2 инженера путей сообщения: гг. Шварц и Пятницкий[151], которые присланы были от Министерства путей сообщения для знакомства с условиями колки льда. Сделано это было по моему предложению, причем оба молодые инженера приняли самое энергичное участие в производстве опытов.


След ледокола


Более тяжелый лед начался перед Гогландом. След, оставляемый ледоколом в неподвижном льду, имеет вид широкого канала, наполненного разбитым льдом. Увидя один из торосов, мы подошли к нему и, установив сверло, начали бурить. Устройство для бурения то же, как и на земле, но сверло постоянно засаривается льдом, и затрачиваемая работа далеко не соответствует результатам. Когда просверлили 17 футов, то началось движение льдов, и командир, опасаясь за поломку сверл, остановил работу на 17 футах.

Остановив работы, пошли далее. Мне хотелось обойти Гогланд и остаться ночевать по ту сторону его; поэтому я велел держать полный ход всем четырем машинам, между тем лед был не сплошной, а отдельными льдинами. Ледокол, выскакивая из льда на свободную воду, быстро приобретал скорость узлов до 12 или 14 и с этой скоростью ударял то в одну льдину, то в другую. Никогда еще до того он не испытывал таких сильных толчков. В салоне I класса, который помещается в самом носу, по временам едва можно было удержаться на ногах. Вообще нет нужды подвергать корпус ледокола таким толчкам, но так как это опытный год, то я находил полезным не стесняться условиями ударов в лед, ибо в контракте было выговорено, что ледокол должен быть достаточно прочен для выдерживания всяких толчков.

Заговорив вообще о впечатлениях, кстати упомянуть, что при следовании через балтийский лед в салоне I класса вообще получается то же впечатление, как на курьерском поезде. Все судно в носовой части дрожит, но дрожание не мешает спать, и наши дамы говорили, что они спят во время ломки льда лучше, чем в покое.

Пройдя Гогланд, остановились ночевать.

Буренье льда


29 марта (10 апреля). Утром подошли к торосу и приступили к бурению. Работа эта заняла 3 часа; оказалось, что лед и вода расположены в торосе слоями в следующем порядке:


Всего от поверхности льда до нижней кромки его 27 футов, из которых 13 футов 9 дюймов льда и 13 футов 3 дюйма воды. От верхней поверхности льда до вершины тороса 5-7 футов. Общая высота тороса от верху до низу 33 фута. В проруби вода стояла на 10 дюймов ниже поверхности льда, и, таким образом, выходит, что надводная высота 6 футов 10 дюймов, а подводная 26 футов 2 дюйма. Отношение 1 к 3,8.

Полагаю, что обмеренный торос есть один из самых толстых, какой можно найти в Финском заливе из числа образовавшихся на глубоком месте, и думаю, что в большей части случаев такой торос можно обойти, но если он не представляет сплошного поля, то его можно разломать, ибо большие нагромождения образуются обыкновенно от нажима льда, тогда как самые тяжелые для прохода нагромождения, как было сказано выше, те, которые получаются при волнении.

По окончании бурения ледокол отправился далее и у башни Нерва вступил в свой старый канал, который оказался той же ширины, как и прежде. Лед в нем местами смерзся настолько хорошо, что по нему переезжают на санях. Вступив в канал, мы пошли со скоростью 6-7 узлов и остановились на ночь, пройдя Сескар.

Надо сказать, что ночная темнота не представляет для самого ледокола больших неудобств, в особенности в канале. Электрический фонарь стоит у нас на самом носу и ровно освещает поле впереди ледокола сектором, угол которого около 15°. У фонаря приспособлена автоматическая лампа и, хотя фонарь небольшой, всего в 50 сантиметров, тем не менее свет его вполне достаточен, чтобы знать, какой лед впереди, и, если нужно, выбрать соответствующий курс.

Остановки на ночь делаются главным образом для того, чтобы дать время отдохнуть машинной команде, а главное - самому командиру. Я иногда удивлялся выносливости Михаила Петровича, который по временам не сходил с мостика по целым дням, все время управляя рулем и машинами. Иногда я подменял его, а иногда и просто я принимал управление судном для того, чтобы самому проделать опыты и усвоить себе особенности ледокольного дела.

Ломка льда чрезвычайно интересна, и картины все время разнообразны. Наши дамы по часам проводили время, сидя на мостике и смотря без устали на то, как льдины ломаются, уходят под судно, всплывают оттуда и громоздятся одна на другую, открывая путь для прохода ледокола.

30 марта (11 апреля). Утром пошли дальше. Ровный сплошной лед начинается лишь от Красной Горки, и в этом месте я решил сделать опыт для выяснения вопроса, какая сила требуется для ломки льда. Весеннее солнце к этому времени до некоторой степени ослабило ледяной покров. Следовало бы произвести опыт гораздо раньше и вообще делать более опытов и обмеров льда, но всегда есть причины, по которым торопишься идти по назначению, и редко случается, что остановка желательна. Когда останавливаемся на ночь, то не делаем обмеров, потому что все устали, а днем хочется идти вперед.

Ледоколов выстроено довольно много, но опытов для количества силы, потребной для ломки льда, не сделано, и когда многоуважаемый В. И. Афонасьев делал свои выводы по вопросу о ломке льда, то воспользовался различными отрывочными сведениями, которые только в его опытных руках могли дать хоть сколько-нибудь сносные выводы.

Для производства опыта мы повернули на N и остановились. Послана была партия, под начальством лейтенанта Шульца, чтобы разбить линию и поставить вехи на каждые 5-10 сажен. Когда линия была разбита на несколько миль, мы дали ход и прошли вдоль линии малым ходом, средним ходом и полным ходом. При постановке каждой вехи обмерялась толщина льда, причем средняя величина из 36 измерений была 24 1/4 дюйма. На поверхности льда было несколько дюймов воды, а местами воды и снега.

Нижеследующая таблица показывает величину индикаторной силы каждого из цилиндров, каждой машины, сумму индикаторных сил и ход.

Опыты были окончены около полудня, и в 2 часа ледокол вошел в Кронштадтскую Среднюю гавань и ошвартовался у прежнего места. След ледокола на Большом рейде был местами покрыт, а в одном месте артиллеристы сдвинули большие льдины и, положив доски, переезжали по ним для следования на форты южного берега.

Не могу пропустить этого случая, чтобы не вспомнить с благодарностью начальника артиллерии генерал-майора Иванова[152]. Настоящий военный человек. Когда еще раньше я спрашивал, не будет ли он в претензии, если мы проломаем лед на Большом рейде и отрежем ему сообщение с южными фортами, то опасался затруднения с его стороны, но бравый генерал категорически мне объявил, что никаких претензий не будет и сколько бы мы льду ни наломали, артиллеристы найдут, как переправиться на другую сторону.



По прибытии в Кронштадт мне было объявлено, что ледокол должен пройти в Петербург. В это время на ледоколе еще находилось 700 тонн угля из числа 2200, принятых первоначально в Ньюкастеле. Ледокол сидел 20 футов 3 дюйма на ровный киль. При первоначальных соображениях предполагалось, что ледокол должен входить в канал с 300 тонн угля, и, как я уже раньше сказал, в письме, в котором меня уполномочивали на заказ ледокола, почему-то вставлено было непременное обязательство, чтоб ледокол не сидел глубже 181/г фут при 300 тоннах угля. Это, по-видимому, незначительное условие много повредило делу: пришлось дать ледоколу более полные обводы и утоньшить его корпус. Я лично был вполне уверен, что нет надобности до такой степени гнаться за малым углублением, что можно входить в канал и при более тяжелой осадке. Уверенность моя была столь велика, что я решился теперь, идя в Петербург в первый раз, не отгружать уголь и оставить все 700 тонн на корабле. Был большой риск испортить все дело, ибо если бы 'Ермак' стал на мель, то это произвело бы очень неприятное впечатление на всех.

31 марта (12 апреля). В этот день я имел счастье представиться ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ в Царском Селе, и Государь, милостиво расспрашивавший о подробностях плавания, особенно беспокоился о том, чтобы я не стал на мель при входе в канал и оттуда - в Неву.

Вообще, ходили слухи, что ледокол не войдет в Петербург каналом, вследствие своей большой осадки. Выражались также мнения, что 'Ермак' при проходе по каналу разворотит стенки его, и вообще разным слухам в этом случае, как и перед приходом в Кронштадт, счету не было. Я, однако, этого не боялся, и меня беспокоило лишь одно: хорошо ли будут видны створные знаки, которыми обозначен путь. Если мы потеряем из виду створные знаки, а в это время лед тронется, то положение будет очень неприятное. День торжественного входа в Петербург был назначен 4 апреля, но я решился пройти канал до Гутуевского порта накануне.

Для Кронштадта проход ледокола по Малому рейду в петербургский канал порождает довольно крупное неудобство. Кронштадт, как известно, находится на острове, и сообщение его по льду с материком ведется по двум направлениям: к южному берегу на Ораниенбаум и к северному - на Лисий Нос. Есть еще и третий путь по льду, напрямик в Петербург. Этим последним путем по преимуществу пользуются для грузов. Северным путем также везут некоторые грузы из Петербурга, движения же пассажирского очень мало, потому что лисьяносская дорога приводит лишь в Новую деревню, откуда до города очень далеко. Через Ораниенбаум грузов из Петербурга посылают не так много, но Ораниенбаумский берег питает Кронштадт всеми сельскими продуктами, и каждое утро можно видеть вереницу возов и чухонок с санками, доставляющих в Кронштадт сено, молоко, масло и проч. Пассажирское движение на Ораниенбаум очень большое, и, несмотря на всякие неудобства Балтийской дороги, кронштадтцы идут исключительно этим путем, хотя он значительно дороже, чем путь через Лисий Нос.

Плавание судов зимою через льды до Петербурга перерезывает санный путь на Ораниенбаум, и является весьма важный вопрос, как помочь этому делу. Проезжая зимою в Стокгольм, я видел, что там приходится считаться с таким же неудобством, ибо путь по шкерам от входа до Стокгольма, как говорилось выше, перерезывает несколько дорог. Там устроено таким образом: в месте пересечения дороги и канала ставится несколько вех и выставляется надпись: 'тихий ход'. Пароходы, следующие по каналу, не должны заходить за вехи. Между обоими берегами льда ходит паром, который тянут на веревке, перевозя как людей, так и подводы. Морозы в Стокгольме не так сильны, как в Петербурге, и поэтому там легче сохранить открытую воду для парома: здесь же не будет ли удобнее иметь наводный мост, который можно заводить после прохода судов. Есть и другое решение вопроса, а именно: поддерживать круглый год сообщение с Ораниенбаумом на пароходах. Затруднение встретится в той части пути, где мелко, и я думаю, что оно будет немаловажное, может быть, даже непреодолимое. Было бы рационально Ораниенбаумскую дамбу продолжить по мелководью до Кроншлота и построить тут такие пристани, чтобы можно было разгружаться и зимою и летом даже морским пароходам. К такой, глубоководной пристани не трудно будет подходить ораниенбаумским пароходам. Можно также, не строя дамбы, образовать на Кроншлот перегрузочную станцию, держать пароходное сообщение от Кронштадта до Кроншлота около ? версты, а там иметь извозчиков с санями.

В сущности говоря, пассажирское движение не представляет особенной важности. Пассажиры могут с тем же успехом ездить через Лисий Нос, но жизненные припасы, хотя бы на первое время, должны доставляться с Ораниенбаумского берега, пока не изменятся порядки и не начнется питание Кронштадта с северного берега.

3 (15) апреля. В 2 ? часа дня 'Ермак' вышел из гавани и пошел в Петербург. Нас сопровождали артиллерийский пароход 'Пушкарь' и портовый баркас 'Старшина'. Для обозначения канала построено на Кроншлотской отмели два створных знака, которые и отбивают ось канала. Ледокол беспрепятственно вышел на створ и пошел по направлению к Петербургу. Расстояние от входа в канал до дамб - 9 ? миль, так что один створ недостаточен, и, пройдя половину пути, он почти исчезает из виду. Иметь другой такой же створ по оси от дамб невозможно, поэтому я решил построить на дамбах два створа с таким расчетом, чтобы при следовании посередине канала оба створа были одинаково расстворены. Это есть своего рода новость в способе установки навигационных знаков, и некоторые опытные моряки, при виде постройки этих знаков, покачивали головой, выражая свое сомнение - достаточно ли это удобно. Дело обстановки Петербургского канала было поручено начальнику петербургских лоцманов штурманскому капитану Геллеру, и я встретил с его стороны горячее сочувствие. Он помог этому делу, построил знаки и объявил, что никаких препятствий к зимней навигации по каналу не будет. К сожалению, ему самому не пришлось увидеть результатов своей работы; он скончался в тот самый день, когда ледокол в первый раз шел по его створам, открывая доступ к закованному льдами Петербургу.

На этот раз лоцманы позаботились вдобавок к створным знакам обозначить путь вехами, поставленными на льду, так что мы шли как по аллее и убедились, что створные знаки в хорошую погоду могут служить достаточным указанием пути, но на случай метели полезно поставить между дамбами и Кронштадтом несколько пар быков на сваях.

Между Кронштадтом и началом дамб лед был довольно прочный, в дамбах же он был слабее, а затем ближе к Петербургу настолько размяк, что представлял из себя кашу.

Есть одно обстоятельство, которое облегчает ломку льда в Морском канале. Дело в том, что Петербург через свои сточные трубы с заводов и из домов дает в петербургские каналы довольно значительное количество подогретой воды; количество это не так мало, как кажется, и оно имеет свою долю влияния. Так, например, ниже Литейного моста выходит в Неву сточная труба от пушечного завода, и весь лед в этом месте вдоль набережной до Фонтанки вплоть очень слаб, а в некоторые годы бывает даже полынья в этом месте. В Фонтанке по тем же причинам вообще лед слабее, чем в Неве, и пароходы начинают ходить по Фонтанке еще тогда, когда Нева еще крепко скована льдом. Мойка по той же причине вскрывается гораздо раньше Невы, в нее забивают весь лед при очистке места для разводки мостов, и весь этот лед стаивает очень скоро. Из всего этого видно, что теплой воды, исходящей из петербургских заводов и домов, довольно много. Вся эта вода идет под левым берегом Невы и частью попадает в Морской канал, который вследствие этого обыкновенно растаивает раньше Невы, и зимою в нем лед слабее, чем в Неве.

Будет ли зимою при проходе судов по каналу лед накопляться или нет, теперь сказать трудно. Во время суровых продолжительных морозов, может быть, и будут обнаруживаться некоторые неудобства, но зато каждая оттепель значительно посодействует ослаблению льда. Разбивание льда пароходами во время оттепели и самое взмешивание воды винтами должно ослаблять накопившийся разбитый лед.

В 5 ? часов ледокол ошвартовался в Гутуевском порту, употребив на проход от Кронштадта 3 часа.

В порту ледокол встретил начальник речной полиции генерал-майор Васенко, поздравивший от имени градоначальника, и некоторые другие лица.

4 (16) апреля. Вход в Неву назначен был в 2 часа. Утром лоцман осматривал вехи, обозначавшие вход от канала вверх, и оказалось, что они все были на своих местах. Без четверти 2 мы тронулись из Гутуевского порта, и, когда вышли в Неву, то оказалось, что ни одной вехи нет на своем месте, ибо в последний час лед тронулся, сдвинулся вниз по течению и вновь остановился. Была немалая опасность идти вперед. Канал довольно узок, и если вех нет, то определить его место очень трудно. Предстояло выбрать одно из двух решений: или вернуться назад или прибавить ход, чтобы вернее править по курсу, доверяясь тому, что судно сохранит свое направление. Вернуться назад значило бы испортить все то благоприятное впечатление, которое произвели вход 'Ермака' в Кронштадт и выручка пароходов под Ревелем. Я переговорил с лоцманом Сорокиным, который оказался большим молодцом, и решился продолжать путь, прибавив ход. Все кончилось благополучно, и мы миновали узкую часть фарватера без всяких приключений.

Нева в это время была вскрыта от льда на протяжении от Николаевского моста до Горного корпуса; от Горного корпуса вниз стоял сплошь разбитый лед, сжатый берегами. Для 'Ермака', разумеется, он не представлял никакого затруднения, и мы легко прошли средним ходом к Николаевскому мосту. Все набережные были заполнены народом, и по всей Неве носилось 'ура' с обоих берегов. Нас сопровождали те же пароходы 'Пушкарь' и 'Старшина', а когда мы поравнялись с Лоцманским островом, то оттуда выскочили два лоцманские парохода, так что число сопровождавших нас пароходов увеличилось до четырех.

Повернув у Николаевского моста, ледокол пошел назад к Балтийскому заводу. Лед по проходе ледокола тронулся, и оказалось, что за те полчаса, в течение которых ледокол ходил к Николаевскому мосту и обратно, весь ледяной покров продвинулся ниже Балтийского завода, так что ко времени возвращения ледокола туда льда уже не было. Ледокол подошел к минному транспорту 'Амур' и ошвартовался в 3 часа дня.

Первым вошел на ледокол министр финансов статс-секретарь С. Ю. Витте, затем вошли депутации, выразившие приветствия ледоколу.

Городской голова П. И. Лелянов[153] приветствовал хлебом-солью и передал от имени городского управления ледоколу 'Ермак' образ Святого Александра Невского.


'Ермак' на Неве у Николаевского моста. Трубы проецируются на фоне Исаакиевского собора


Председатель Петербургского биржевого комитета приветствовал адресом министра финансов, а ледоколу передал образ Святителя Николая Чудотворца.

Директор Департамента торговли и мануфактур В. И. Ковалевский[154] прочел приветствие от Московского биржевого комитета и передал образ Иверской Божьей Матери.

Председатель отдела математической географии Географического общества полковник В. В. Витковский[155] приветствовал от председательствуемого им отдела.

Командир Санкт-Петербургского Речного яхт-клуба вице-адмирал П. Н. Назимов[156] приветствовал от имени яхт-клуба.

В числе лиц, удостоивших ледокол своим посещением по его прибытии, были члены Государственного Совета: генерал-адъютант О. К. Кремер[157], статс-секретари Куломзин[158] и Галкин-Враской[159], управляющий Морским министерством вице-адмирал П. П. Тыртов[160] и министр путей сообщения князь М. И. Хилков. Все вышеперечисленные лица приветствовали ледокол от своего имени.

На следующий день прибыла депутация от Калашниковской биржи[161], которая прочитала адрес и поднесла ледоколу хлеб-соль.

6 (18) апреля. В 10 ? часов утра ледокол удостоил своим посещением Его Императорское Высочество Великий Князь генерал-адмирал Алексей Александрович[162], подробно осмотревший все устройство.

4, 5 и 6 апреля ледокол был открыт для публики с 1 часу до 6 часов вечера, а 7-го с 1 часу до 4 часов. Утром ежедневно ледокол был открыт для осмотра техниками. 7-го в 4 часа состоялся прием различных лиц петербургского общества.

На ледоколе, за время стоянки его в Петербурге, перебывали тысячи народа. Все газеты были полны разными известиями о 'Ермаке'.

6 (18) апреля. Некоторые гласные Городской думы обедом приветствовали прибывших на 'Ермаке'. Обед носил весьма сердечный характер, и я был действительно тронут общим вниманием. Известный писатель Н. Э. Гейнце[163] прочел при этом следующее свое стихотворение, перепечатанное потом в некоторых газетах. Помещаю его здесь, чтобы ярче обрисовать энтузиазм, с которым имя 'Ермака' произносилось во всех сферах, и чтобы потом рельефнее показать разницу в отношениях публики и печати, когда впоследствии опыт указал, что для борьбы с полярными льдами нужно сделать у ледокола некоторые усовершенствования.

Суров наш климат! Край родимый
Полгода спит под льда корой,
Как бы в броне неуязвимой.
Сражаться с северной зимой
Давно стремился ум пытливый,
Но над корою ледяной
Победы не было счастливой.
Как древле дивный Прометей,
К скале прикованный, томился.
Так тяжкий лед своих цепей
Напрасно сбросить север тщился.
Как полубога сердце вран
Клевал с свирепостию жадной,
Так русский скованный титан
Судьбе был отдан безотрадной.
Но пробил час! С лучом свободы
Явился доблестный моряк,
И глыбы льда, как вешни воды,
Прорезал ледокол 'Ермак'.
Герой наш адмирал Макаров[164],
Герой не лютого сраженья,
Не крови, смерти и пожаров.
Но жизни русской возрожденья.
Суров, угрюм на первый взгляд
Народ с отзывчивой душою,
И много ледяных преград
Стоит пред русскою толпою -
Для тех, кто хочет быть любим
В избушках, снегом занесенных.
Для тех, кто хочет быть ценим.
В сердцах народа умиленных.
Как молния из края в край
Промчалось имя адмирала,
И 'Ермака' не невзначай
Молва 'Степанычем' прозвала!
Покорена сама природа -
Всю Русь Макаров обошел
И : к сердцу русского народа
Ему не нужен 'ледокол'.

8 (20) апреля. В 8 ? ч. утра ледокол отошел от Балтийского завода, повернулся вниз при посредстве своих машин и через 3 часа был в Кронштадте. Канал, пробитый при следовании в Петербург, остался в неизмененном виде, так что по нему свободно могли ходить какие угодно пароходы.

Недостаточно, однако, чтобы ледокол один ходил к Петербургу. Надо еще кроме того, чтобы он проводил суда. По моей просьбе Биржевой комитет назначил представителя для переговоров с пароходовладельцами. Выбор комитета пал на Карла Карловича Баррот, который действовал весьма энергично, но пересоздать коммерцию не так легко: каждый боялся послать свой пароход первым, да и кроме того все заказы были уже сделаны на доставку грузов в Ревель. Через несколько дней, однако же сделалось известным, что идут два парохода к Петербургу.

15 (27) апреля. Вышли из Кронштадта и пошли в море. Открытый канал был только до Красной Горки, после чего пришлось идти сплошным набивным льдом, и так как пары были только в 4 котлах, то пришлось приостановиться, чтобы поднять пар. В одном! месте ледокол застрял так, что пришлось завозить ледяной якорь, чего давно уже не делали. Вечером подошли к Гогланду и остановились засветло вследствие густого снега.

Весеннее солнце значительно ослабило лед, который дал трещины по различным направлениям. Некоторые из трещин оставались открытыми, тогда как другие представляли картину сжатия с большими или меньшими нагромождениями в месте излома.

16 (28) апреля. Утром пошли далее и в 7 милях от Гогланда нашли свободную воду. Здесь встретили три парусных судна и пароход 'Ahti', который хотел пробираться к барку 'Вашингтон', затертому льдами у Сескара.

История зимних приключений этого барка весьма интересная. Барк поздно осенью с грузом леса вышел из Кронштадта. Штили и противные ветры задержали его довольно долго в виду Толбухина маяка, а затем морозом сковало море, и он остался во льду. Опасаясь быть прорезанным льдами, что могло быть причиною гибели экипажа, командир барка оставил его и со всею командою сошел на берег. После этого морским ветром разбило лед, и барк стало носить то к одному, то к другому берегу. За отсутствием ледоколов не представлялось никакой возможности командиру попасть на свое судно. Наконец, барк подтащило к острову Сескар, и жители Сескара завладели им, отдав якорь и учредив на судне караул. Когда командир приехал на Сескар и хотел вступить в командование своим кораблем, то его не пустили. Он вернулся на берег и пожелал обратиться в суд. Оказалось, что Сескар подведомственен Выборгскому суду. Должно быть, капитан не имел успеха в этом деле, ибо я нашел его на пароходе 'Ahti' едущим к своему барку. Чем кончился процесс, я не знаю, но барк весною спасли.

В 7 часов утра с моря подошел к нам пароход 'Якобсон', идущий с фруктами в С.-Петербург. Командир его изъявил готовность следовать за ледоколом, причем я посадил к нему кронштадтского лоцмана. Следует отдать должную справедливость лоцманскому цеху, что он отнесся к делу сочувственно: как начальник лоцманов полковник Меньшиков, так и помощник его подполковник Чупров помогали делу и охотно дали мне лоцманов, чтобы рассадить их на те суда, которые должны были идти за 'Ермаком'.

Мы тронулись с пароходом 'Якобсон' в 8 часов утра и шли довольно успешно. Командир парохода 'Якобсон' отлично управлялся, но были моменты, когда, видя кругом тяжелые льды, он, горячась, высказывал лоцману сожаление, что решился идти. Все, однако, обошлось совершенно благополучно. Северным ветром отогнало южную часть льда к югу, и во многих местах мы шли по свободной полынье. В 9 ? часов вечера благополучно прибыли в Кронштадт, сделав 80 миль в 12 часов.

17 (29) апреля. В 10 часов утра таможенные формальности с пароходом 'Якобсон' были окончены, и мы повели его в Петербург. С утра был южный ветер, которым лед двинуло к северу и сместило все наши вехи. Приходилось руководствоваться исключительно створами, и это оказалось не худо, но лед всей массой двигался к северу, и я боялся, что если пароход застрянет, то его может подать на банку. В этих случаях надо иметь маленькие лоцманские пароходы, которые бы помогали идущим за ледоколом судам. Вообще это дело требует некоторой обстановки. Все, однако, кончилось благополучно, и мы, отведя пароход 'Якобсон' в Петербург, к 3 ? часам были обратно в Кронштадтской гавани.


Весенний лед в Финском заливе


Весенний лед в Финском заливе


Это была Страстная суббота, и вход в гавань дал экипажу возможность спокойно встретить Светлый праздник.

На этом последнем переходе с нами были барон Ф. Ф. Врангель и инженеры П. К. Янковский и Р. М. Ловягин. Гг. инженеры написали о плавании ледокола весьма обстоятельную записку.

Инженер II.Я. Янковский заказывал ледокол для Байкала и вообще занимался этим предметом специально. Поэтому мнение его заслуживает полного внимания, тем более, что он мог говорить об 'Ермаке' совершенно беспристрастно. Ниже помещается большая часть его записки.

'Ермак' вышел из Кронштадта средним ходом около 10 узлов, имея под парами 4 котла из числа всех 6-ти. В первые полчаса хода сопротивление от слабого льда было едва ощутимо на пароходе, но уже против оконечности острова Котлина (Толбухин маяк), где Невская губа расширяется и влияние теплой речной воды слабеет, лед стал сплошным, толщиною около 1-1 ? фута, и вместе с тем начали замечаться легкие сотрясения судна от передвигаемых и раздавливаемых им льдин. Эти сотрясения, сопровождаемые шумом, были особенно слышны в кают-компании и носовых каютах 1-го класса, находящихся вблизи форштевня под верхней палубой. При дальнейшем движении ледокола в толстом льде (2-3 фута и более) шум и сотрясения принимали несколько неприятный характер, с которым, однако, пассажиры освоились. Так как корпус ледокола 'Ермак' по ватерлинии имеет форму клина, как в горизонтальном, так и в вертикальном разрезе, то процесс разрушения судном льда происходит в двух направлениях: горизонтальном (раздвигание льда по сторонам) и вертикальном (подламывание льда вниз под судно).

При движении в разбитом, плавающем отдельными кусками льде пароход, по преимуществу, раздвигает лед по горизонтальному направлению. При ходе в сплошном толстом льде, разрушает его путем излома вниз и иногда совершенно переворачивает разбитые куски, при чем очень удобно наблюдать толщину ломаемого льда.

По мере удаления от Кронштадта лед становился все толще, особенно в местах, где сохранился снежный покров, предохраняющей лед от действия солнечных лучей. Против острова и маяка Сескара (40 миль от Кронштадта) стали попадаться ледяные сдвиги и нагромождения в виде отдельных гряд. При этих условиях ход ледокола при неполном количестве котлов весьма замедлился: он по временам останавливался и двигался вперед лишь после того, как ранее был даваем задний ход, причем передний винт расчищал скопление льда перед носом. Во время первой такой остановки измерена была толщина сплошного льда, остановившего пароход при среднем ходе - она оказалась 3 фут. Вскоре после этого ледокол встретил нагромождение подобного же толстого льда и здесь уже не мог пробиться при уменьшенном количестве котлов. Обстоятельство это должно быть приписано громадной ширине корпуса (10 сажен), составляющей более ?[165]) длины судна по ватерлинии и приданной ему для специальной цели, служит для проводки во льду наибольших военных судов, имеющих ширину 70 фут. Пока разводили пары в остальных котлах ледокола, были произведены подробные обмеры толщины сплошного льда и нагромождений. Результаты оказались следующие: сплошной лед, из которого состоял торос, имел толщину 3 ф. и был покрыт слоем снега от ? до 1 ф. Возле парохода этот лед выпучило давлением судна на 3 фута выше поверхности воды. Наибольшая высота тороса над уровнем воды была 9 фут. Глубина тороса под водою возле судна оказалась 9 ф. 7 дюйм.

После того как пары были подняты во всех шести котлах, ледокол дал полный ход вперед всем четырем машинам и легко прошел через торос.

15-го апреля. После полудня западный влажный втер нанес туман, во время которого рискованно было идти вперед, имея вблизи курса остров Гогланд, которого нельзя было видеть. Не было также слышно сирены, подающей обыкновенно сигналы во время тумана на южном маяке этого острова. Поэтому около 5 ч. вечера адмирал решил остановиться в 3-4 милях от Гогланда; этим воспользовались для измерения льда. Лед был крепкий, покрыт снегом и с нагромождениями неправильной формы. Было пробито несколько прорубей в различных расстояниях от парохода, и толщина нагромождений измерена особою рейкою с поворотною поперечиною внизу. Толщина ледяного поля с нагромождениями оказалась следующая: в одном месте 8 фут, в другом 2 ф. 8 дюймов, в третьем 5 ф. 10 дюйм, в четвертом 6 ф. Высота нагромождений над водою не превосходила 4-5 фут.

К ночи ветер перешел в северный, и туман очистился, благодаря чему увидали близко оба Гогландских маяка: южный с красным огнем и северный с белым. Путь от Кронштадта до Гогланда -100[166] морских миль - был пройден с остановками в 12 часов. Средняя скорость хода была 9 узлов (морских миль).

На другой день, 16-го апреля, в пятницу, тронулись с рассветом в 3 ? часа и, пройдя за Гогланд миль 10, вышли из льда и увидели залив к западу совершенно чистым. Лед был лишь с северной и северо-западной сторон. В 5 часов утра к 'Ермаку' подошел небольшой буксирный спасательный пароход, шедший из Гельсингфорса и предполагавший идти на помощь затертому в льдах барку, брошенному около Сескара. Узнав о крепости льда возле Сескара, спасательный пароход не решился его форсировать и направился обратно в Гельсингфорс.

В 7 ч. утра заметили идущее с моря коммерческое судно, оказавшееся пароходом 'J. G. Jacobsen' датской компании с грузом апельсин из Генуи, адресованным фирме П. Борнгольдт и К. в С.-Петербург. После переговоров адмирала с капитаном пришедшего парохода решили немедленно идти вместе в С.-Петербург, не дожидаясь второго парохода 'Ксения', задержанного, вероятно, туманом в Балтийском море. В 8 ч. утра 16-го апреля 'Ермак' вышел в обратный путь, имея за собою идущим в кильватер пароход 'J. G. Jacobsen', державшийся в расстоянии от 50 до 150 сажен от 'Ермака'.

Канал, образуемый ледоколом в сплошном льде, вообще держится открытым и свободным от плавающего льда на ширине 6-8 сажен, вполне достаточный для прохода коммерческого судна, которое к тому же не боится столкновений с отдельными плавающими кусками льда, а только со сплошным ледяным полем. Но после разбития и прохода ледоколом ледяной гряды или тороса канал почти сейчас же за кормою ледокола опять затягивается массою плавающего льда, в котором коммерческое судно движется лишь с трудом и весьма медленно. Если же канал в торосе искривлен, что легко может случиться, ибо ледокол, форсируя торос, получает нередко боковые удары и сбивается ими с курса, то в таком случае, трудность хода для коммерческого судна удваивается, и оно может быть остановлено массою плавающего в канале льда. Подобные остановки случались несколько раз и с пароходом 'J. С. Jacobsen'. При первой остановке его, 'Ермак' сделал в сплошном толстом льде полную циркуляцию диаметром около 150-200 саж. и прошел мимо 'J. С. Jacobsen' в расстоянии около 10-15 саж., после чего лед, сжимавший коммерческое судно, раздался, заняв место в новом канале, пробитом 'Ермаком', и 'J. С. Jacobsen' сейчас же тронулся вперед. При следующих остановках в торосах 'J. С. Jacobsen' справлялся с густо плавающим льдом собственными силами, давая несколько раз в канал то задний, то передний ход. Вообще же обратный путь 'Ермака' в Кронштадт, частью по готовому каналу, был гораздо легче, чем первый рейс из Кронштадта, главным образом благодаря тому, что северный ветер успел за ночь расширить канал, пробитый ледоколом накануне, и отогнать лед к югу.

На пути попадалось множество тюленей, лежавших на льду и скрывавшихся под лед при приближении ледокола.

В течение всего обратного пути в С.-Петербург ни разу не приходилось подавать коммерческому пароходу буксира, что, вероятно, зависело от того, что 'J. С. Jacobsen' держал очень внимательно курс по оси канала. Можно было также заметить, что коммерческому пароходу легче всего идти за ледоколом в небольшом расстоянии, примерно 50-75 саж., так как тогда канал еще не успевает затягиваться плавающим льдом. В 9 ч. 40 мин. вечера 16-го апреля 'Ермак' и 'J. С. Jacobsen' бросили якорь на Кронштадтском рейде.

На следующий день в субботу 17-го апреля, утром после окончания таможенных формальностей 'J. С. Jacobsen' отправился вслед за 'Ермаком' по морскому каналу в С.-Петербург. Плавающие вехи, ограждающие канал, не были околоты и находились большею частью подо льдом, а потому курс приходилось держать по створу двух знаков, установленных специально для зимнего плавания 'Ермака' на ряжах вблизи Кронштадта (расстояние между знаками 390 саж.). Во время следования Морским каналом 'J. С. Jacobsen' однажды остановился, будучи прижат ветром к ледяному краю канала, пробитого 'Ермаком'; однако, положив руль на борт, он сам собою отошел ото льда. В 12 час. дня 17-го апреля. 'J. С. Jacobsen' ошвартовился возле таможенных пакгаузов Гутуевского порта, 'Ермак' же, спустив нас и других пассажиров на лоцманский пароход, вернулся в Кронштадт.

Таким образом навигация в С.-Петербургском порту была открыта в нынешнем году при помощи 'Ермака' 17-го апреля. Средний срок открытия навигации в С.-Петербурге - 25-го апреля старого стиля.

Самое раннее за 40 лет открытие навигации было 8-го апреля 1881 года и самое позднее -11-го мая 1867 года.

После совершенного нами, хотя и непродолжительного плавания на 'Ермаке' мы не могли не прийти к заключению, что успешное действие этого ледокола во льду вполне подтвердило правильность главных технических условий, положенных в основание при проектировании этого судна, а также байкальского парома-ледокола, а именно:

1. Ледокол должен иметь наклонные к вертикали штевни (угол 60°) и наклонные, хотя гораздо менее борта (угол 20°).

2. Ледокол должен быть поворотлив, что достигнуто в 'Ермаке' малым отношением длины корпуса к ширине 4:1 и двумя боковыми винтами в корме сверх среднего, кормового.

3. Ледокол для успешной борьбы со льдом и противостояния ударам и сотрясениям должен иметь по возможности сильные и прочно конструированные машины и особенно крепкий корпус.

4. Ледокол должен иметь носовой винт для разбивания ледяных нагромождений струею воды.

Обращаясь к частностям устройства 'Ермака', нельзя не отметить целого ряда особенностей его конструкции, введенных, большею частью, впервые на ледоколах по инициативе вице-адмирала Макарова, и некоторые из которых полезно было бы применить в байкальских ледоколах. Вот главнейшие из этих особенностей:

1. Bcе винты ледокола могут быть приводимы в движение, кроме главных машин, также небольшими быстроходными вспомогательными машинами, посредством зубчатой передачи; при этом главные машины разобщаются от винтовых валов. Это устроено для экономии пара на случай хода ледокола в чистой вод под одним кормовым винтом, движимым главной машиной, причем остальные винты будут вращаться с меньшею быстротою вспомогательными машинами, не производя полезной работы для увеличения скорости судна и только не замедляя его хода.

2. Для уменьшения порывистости боковой качки столь широкого и потому устойчивого судна, как 'Ермак' и, добавим, как большинство ледоколов, имеющих большую ширину, в средней части судна между котлами и в пространстве между двумя верхними палубами устроено поперечное отделение шириною 8 ф. и длиною до 70 ф., наполняемое водою (около 80 тонн), которая при качке ледокола переливается с одной стороны судна на другую; размеры и поперечное сечение отделения рассчитаны так, чтобы период времени, необходимый для прохода воды от одного конца отделения до другого был одинаков с периодом поперечного качания судна на волне (4 секунды); поэтому вода, получившая в одном конце отделения импульс от поднятия соседнего борта, достигает до противоположного конца отделения в то время, когда этот конец отделения поднимается волною. Благодаря такому совпадению противоположных движению судна и массы воды, размах, сообщаемый судну волною, несколько уменьшается (на 7 %, как показали опыты с моделью).

3. Для усиления тяги воздух накачивается в кочегарки вентиляторами по системе Хоудена.

4. Буксирный стальной канат крепится на судне не к обыкновенному буксирному крюку, а к особой паровой лебедке, устроенной таким образом, что натяжение каната остается постоянным. При увеличении натяжения канат сматывается с барабана лебедки, при уменьшении натяжения, наоборот, - автоматически наматывается на него.

5. Завозный якорь имеет свою собственную шлюпку, под дном которой он висит на особом канате, якорь вместе с шлюпкою поднимается и спускается на воду краном. Этим облегчается трудная операция завозки якорей.

6. Все каюты парохода снабжены зимними рамами для иллюминаторов, отчего в каютах сохраняется тепло и не потеют стекла иллюминаторов.

7. Во избежание дутья от наружных стен и иллюминаторов отопительные батареи помещены вдоль наружных стен кают, а мебель поставлена вдоль этих стен с двухдюймовым зазором, через который может проходить вверх нагретый батареями воздух.

8. Кают-компания вентилируется воздухом, вдуваемым через обыкновенную пароходную вентиляторную трубу и проходящим затем вдоль отопительных батарей, где он нагревается.

9. По обоим концам мостика для командира имеются закрытая сверху и с трех сторон и снабженные стеклами рубки, служащие защитою при ветре.

20 апреля (2 мая). Третий день праздника. К сожалению, не мог людям дать больше отдыха, ибо надо идти за пароходами, которых у Гогланда скопилось довольно много. Снялись с якоря в 3 ? часа утра. Направились к Гогланду, куда пришли в 1 час дня. Гогланд находится в открытой воде, а от него к Кронштадту идет сплошной лед, разбитый, но местами сильно сжатый. Ледокол, однако же, нигде не остановился и шел по 8-10 узлов. У Гогланда я застал 7 пароходов. Если бы все они ожидали меня на свободной воде, то дело было бы очень простое, но, к сожалению, каждому пароходу казалось, что он может пройти сам, и потому командир пускался в путь, пока не застревал во льду. Следующий подходивший пароход, видя, что на фарватере лед тяжелый и предшественник его застрял, брал левее и, пройдя некоторое время, также останавливался, не будучи в силах побороть лед. Следующий пароход брал правее и т. д. Благодаря этому все 7 пароходов были разбросаны на пространстве 15 миль, и пришлось ходить от одного к другому, чтобы всем им раздать лоцманов и затем провести их к одному сборному пункту. Работа эта заняла все время до 9 ? часов вечера, и только тогда все пароходы были собраны в одну кильватерную колонну. Было уже темно, и мы остались ночевать до утра.

21 апреля (3 мая). Пошли в 4 ? часа утра. До маяка Соммерса идем хорошо, но за маяком лед настолько сжат, что пароходы постоянно застревают: то один, то другой останавливается во льду. Приходится выходить со своего места, возвращаться к застрявшему пароходу, проходить по его борту и, освободив его, идти далее. Освобожденный пароход должен бы воспользоваться этим, чтобы продвинуться к переднему мателоту, а между тем он стремится идти по струе 'Ермака', по неопытности неизбежно отстает и мешает другим пароходам. Лоцманы еще неопытны в том, какие указания давать командирам, и, кроме того, командиры не слушаются лоцманов. Это был крайне утомительный день; местами мы делали не более одной мили в час, и полагаю, что в таких случаях, когда лед в сжатии, лучше останавливаться и пережидать.

22 апреля (4 мая). В 3 ? часа утра тронулись. Первоначально мы обошли вокруг всех судов, чтобы освободить их от льда, потом пошли вперед довольно успешно. В 6 ? часов утра пароход 'Frigg', который несколько отстал, поднял сигнал, который мы разобрать не могли, но видно было, что два других парохода подошли к нему, и все три остановились. Повернули и пошли к нему, затем рассмотрели сигнал о бедствии. Подошли борт о борт, причем командир заявил, что пароход быстро тонет. Спросил его, где пробоина. Говорит, что в переднем трюме, но люк, ведущий туда, оказался закрытым, и никаких мер не было принято к тому, чтобы пробраться к месту пробоины. Предложил командиру отвести его к острову Сескар, который находился в 4-5 милях. Командир заявил, что это невозможно, ибо у него прекращены пары из опасения, что лопнет котел; я предложил пластырь - командир отказался. Советовал открыть люк, ближайший к пробоине; на это командир согласился и приступил к выгрузке. У нас стали вооружать шланги спасательной помпы, но в это время палуба парохода, который был очень сильно загружен, поравнялась с водой. Я считал неблагоразумным оставаться у парохода дольше, отошел в сторону, и вскоре после того пароход пошел ко дну. Пароход был маленький, в 700 тонн, шел из Норвегии с грузом сельдей и, попав на мель у Экхольма, получил течь. Вероятно, льдом поврежденное место расшевелило больше, и так как тотчас же прекратили пары, то вода стала прибывать. Пароход был старый, застрахован - и, вероятно, очень хорошо - и этим надо отчасти объяснить, почему командир не принимал никаких мер к спасению до прибытия ледокола, когда уже было поздно, чтобы спасти судно.

Когда все это дело кончилось, пошли дальше; шли довольно успешно. Пароходы застревали очень редко и к сумеркам пришли на Кронштадтский рейд. Ледокол вошел в гавань. В это время пространство между Петербургом и Кронштадтом было почти совершенно чисто от льда.

25 апреля (7 мая). В 5 часов ледокол пошел в море. Лед был значительно легче, чем в предшествующие сутки. Количество его было значительное, но так как 'Ермак' уже несколько раз пробил продольные борозды, то и все полыньи расположились продольно, так что пароходы могли сами пробиваться, следуя по преимуществу по направлению полыней. На каждый встречный пароход передавали лоцмана, а те пароходы, которые застряли, освобождали. Таким образом, ледокол шел до маяка Соммерс, за которым оказалась свободная вода. На обратном пути опять освобождали некоторые застрявшие пароходы, и к вечеру в Кронштадт прибыло 27 пароходов, а ледокол прошел в Морской канал, где и ошвартовался у своего угольного склада. На судне оставалось еще 300 тонн. Было принято 2200 тонн, следовательно, за плавание из Англии до Кронштадта через льды Финского залива, обратное плавание льдами к Ревелю, 12-дневную работу у Ревеля, переход льдами в Кронштадт и 3 рейса льдами из Кронштадта до Гогланда и Соммерса и обратно - издержано 1900 тонн. Уголь купили по 11 ? шиллинга за тонну, следовательно, издержано угля на 10 270 руб. кредитных, что для корабля в 10 000 сил очень немного.


Пароход в весеннем льду


Продолжала стоять тихая и теплая погода, так что лед не приходил в состояние сжатия, и потому пароходы проходили самостоятельно, тем более что, как было сказано выше, лед был прорезан продольными бороздами, оставленными ледоколом 'Ермак'. Решил, что можно начинать готовиться для плавания в Ледовитый океан.

XI. Заключение о работе 'Ермака' в Финском заливе

Плавание ледокола 'Ермак' в Финском заливе привело меня к некоторым заключениям об его качествах и о зимней навигации в С.-Петербургскому порту.

Ледокол во льдах Финского залива работал исправно. За ним оставался широкий след, наполненный мелкоразбитым льдом, который не может повредить ни корпуса, ни винта самого обыкновенного парохода. При следовании через лед 'Ермак' не производит сильного давления льда в бок, а потому он неоднократно проходил вдоль борта затертых льдом пароходов, не причиняя им никакого вреда. Ни один командир всех проведенных пароходов не заявил претензии на то, что ледокол при своем проходе причинил ему вред; напротив, все командиры заявляли, что за ледоколом 'Ермак' идти удобно.

Машины действовали без отказа, что следует отнести к солидности постройки их и к умелому управлению ими личным составом, который полностью весьма любезно был дан на ледокол директором Русского общества пароходства и торговли капитаном 1-го ранга Радловым.

Корпус ледокола также оказался прочен. Обнаружена слабина в некоторых заклепках по ледяному поясу, но это явление у ледоколов совершенно заурядное, и всегда приходится некоторые заклепки переобжимать. Давление льда на корпус, когда ледокол с 14 узлов хода ударяет в крепкий лед, столь значительно, что превосходит силу натяжения заклепок, как бы искусно они ни были поставлены. На второй год плавания обыкновенно у ледоколов слабость замечается в гораздо меньшем числе заклепок, а затем она совершенно прекращается. Во всяком случае, по прибытии ледокола в Ньюкестль, завод Армстронга не откажется обжимку заклепок сделать своими мастеровыми без всякой добавочной платы.

На первом переходе из Англии до льдов произошла поломка в передней вспомогательной машин, которая назначается лишь для экономического хода. Повреждение это завод также исправит на свой счет.

Плавание по Финскому заливу вообще затруднительно вследствие большого числа мелей и подводных камней. На зимнее время снимаются плавучие маяки, а вехи или сносятся льдами, или покрываются льдом. Летом затруднения являются главным образом от тумана, а зимою вприбавок к туману затруднения бывают от падающего снега и от метелей, при которых несет снег, уже ранее выпавший. Вследствие трудностей плавания зимою страховые премии на плавание значительно возрастают, что ложится тяжело на русскую коммерцию. Военные суда в зимнее время обыкновенно не плавают, а голоса командиров коммерческих пароходов не всегда имеют должную силу. Я лично в первый раз находился в Балтийском море в условиях зимнего плавания и считаю своею обязанностью заявить, что крайне необходимо безусловно все маяки Финского залива, в особенности по южному берегу, снабдить сиренами, которые дают возможность определиться во время тумана или снега.

На пути следования из Англии туман нас задержал лишь два дня в самой узкой части Бельта, а затем, когда лоцман был спущен, мы продолжали плавание в тумане, не видя ничего до Борнгольма и определяясь лишь по свисткам сирен, которые у датских маяков очень звучны.

Установка сирен на маяках будет полезна не только для плавания в зимнее время, но и летом, так как туманы в Балтийском море бывают и летом довольно часто.

Во многих местах плавание судов в зимнее время стеснено отсутствием вех. Лучший способ устранить этот недостаток заключается в том, чтобы на мелях, где только можно, поставить каменные пирамиды. Банка Мидель-грунд у входа в Ревель должна быть непременно обозначена каменною пирамидою, ибо многие пароходы теряют время, выжидая у Суропского маяка или на Ревельском рейде, пока будет виден отдаленный Суропский створ.

Мидель-грундская банка находится в защищенной части залива, и постройка знака там обойдется очень недорого. Я убежден, что Ревельский биржевой комитет, заинтересованный в улучшении условий плавания, взял бы на себя все хлопоты по постройке, в особенности, если бы правительство оказало ему незначительную денежную поддержку по делу столько же важному для военного флота, как и для коммерческого.

Все авторитетные лица считают, что в нынешнюю зиму лед был очень труден, главным образом потому, что погода зимою была непостоянная. При тихой морозной зиме залив сковывается ледяным покровом, который успевает окрепнуть и не так легко сбивается в торосы. В нынешнем году сильные холода сменялись жестокими штормами с оттепелью, которые и были причиною образования сильных набивных полей. Тем не менее, 'Ермак' проходил все эти трудные места, и надо думать, что он в состоянии пробиваться через всякий лед, какой встретится в Финском заливе.

Там, где может пройти ледокол, можно бережно провести всякий пароход, но при проводке слабосильных пароходов через тяжелый лед на дальние расстояния работа, затрачиваемая на проводку, может не оправдаться пользою от привозимого груза. Совсем иное дело проводка сильных пароходов, приспособленных к зимнему плаванию. Финляндское пароходное общество, создавшее зимний путь на Гангэ, поняло, что зимние плавания с каждым годом расширяются и что для зимнего плавания полезно иметь пароходы, приспособленные к этому. Пароходы со слабыми машинами и чугунными винтами не вполне годятся для зимнего плавания, и практика города Ревеля показала, что пароходы часто теряют винты и терпят повреждения в корпусе.

Приспособление парохода к зимнему плаванию состоит в постановке более частых шпангоутов в носу, в утолщении обшивки по ледяному поясу в носу, в прикрытии баллера руля, в утолщении валов, в особенности дейдвудного, и в принятии стальных винтов вместо чугунных. Все такие изменения увеличивают первоначальную стоимость парохода только на 4-5 %, а между тем они дают возможность применять во льдах всю силу машины.

Вести зимний пароход через лед очень легко, и там, где пройдет ледокол без задержки, пройдет за ним всякий зимний пароход сам.

Если меня спросят, можно ли с ледоколом 'Ермак' водить в Петербург всю зиму пароходы, приспособленные для зимнего плавания, я отвечу, что возможно; что же касается простых пароходов, которые иногда гибнут на пути в Ревель зимою вследствие льдов, то этим пароходам пускаться в феврале и марте в Петербург не следует, в начале же зимы могут ходить всякие пароходы.

Ни один Петербургский порт нуждается в сильном ледоколе. Ревельский порт в последнее время очень расширил свои зимние операции. Его ледокол, годный в обыкновенных зимних условиях, в нынешнем (1899) году не мог справиться со льдами, и навигация прекратилась. В Риге тоже почти ежегодно прекращается навигация, и это всегда происходит внезапно, как в Ревеле. Такое внезапное прекращение ведет к тяжелым потерям. 'Ермак', освободивши под Ревелем пароходы, избавил коммерсантов от больших потерь. Если допустить, что каждый из 40 пароходов ледокол освободил от простоя в одну неделю, и принять простойные деньги 200 р. в день, то получается весьма почтенная сумма в 56 000 рублей. Но многие пароходы уже по три недели стояли в льду или ждали в разных портах, и будь 'Ермак' в Ревеле в тот момент, когда суда начало затирать льдом, то на одних простойных деньгах, которые суда потеряли вследствие задержек, выручка бы составила несколько сот тысяч.

В нынешнюю зиму жестоким северо-западным ветром загромоздило вход в Ревель, но если бы был северо-восточный ветер, то он загромоздил бы вход в Ригу, Рижский залив у Домеснеса и также задержал бы пароходы, идущие туда и оттуда.

Потери, происходящие от простоя пароходов, ложатся на пароходные общества, а эти последние, чтобы выручить деньги, назначают более высокий фрахт; следовательно, в конце концов, теряют отправители и получатели товаров. Точно также и с авариями; за них платят страховые общества, но они, чтобы не быть в убытке, назначают высокую страховую премию; следовательно, страдают грузоотправитель и грузополучатель.

Важно в этом отношении не только то, что навигационный период Петербурга расширится на 2 месяца, но и то, что начало и конец навигации будут вне зависимости от погоды и, следовательно, без тех колебаний, которые так вредны для коммерции. В то время когда Петербургский порт закрыт, ледоколу следует стоять в Ревеле наготове, чтобы оказывать содействие судам, которые могут быть затерты льдами на пути в Ревель или Ригу.

При содействии ледокола 'Ермак' можно, однако же, при нужде бережно провести когда угодно и какой угодно пароход через льды Финского залива и, разумеется, когда угодно провести в Кронштадт или вывести всякое военное судно, не обшитое деревом.

XII. Приготовление к плаванию в Ледовитом океане и переход в Ньюкестль

Успех плавания ледокола 'Ермак' в Балтийском море да такой степени убедил всех в том, что для 'Ермака' лед не составляет препятствия, что начали говорить о возможности плавания от Шпицбергена через полюс и Берингов пролив во Владивосток. Были такие горячие ревнители широких программ, которые советовали мне, отправляясь на север, послать в газеты телеграмму, чтобы письма для служащих на ледоколе адресовали прямо во Владивосток. Разные лица так настойчиво об этом говорили, что я должен был в официальной бумаге опровергнуть такие предположения, представив при этом следующие мои доводы:

'Предприятие Норденшельда не было столь рискованно, как могло быть плавание 'Ермака' к Берингову проливу, даже под сибирским берегом; он отправился северо-восточным проходом на мелкосидящем судне, которое может идти под самым берегом, избрав прибрежный путь, пользуясь тем, что тяжелые льды садятся на мель и потому не доходят до береговой черты. Неблагоприятный исход его экспедиции мог быть лишь тот, что он был бы где-нибудь остановлен льдами на несколько лет, и в таком даже случае ему не угрожала бы катастрофа. Весь северный берег Сибири населен; Норденшельд имел собак, и, следовательно, была возможность войти в сношение с местными жителями и получить от них помощь своему малочисленному личному составу. Зазимовав во льдах неподалеку от Берингова пролива, он, действительно, вошел в сношение с чукчами и не был отрезан от сообщения с остальным миром.

В совершенно иных условиях находится ледокол 'Ермак'. По своему углублению он не годится для прибрежного плавания, где открытая вода; идти же льдами лучше вдали от берега, где нажим льда не столь значителен.

Подобрать весь большой экипаж знающих специалистов, годных для полярной зимовки, очень трудно, и если судно зазимует вдали от берега, где льды находятся в движении, то будет почти невозможно открыть сообщение с берегом, потому что зазимовавшее судно понесет со льдом и, следовательно, разыскивание его партией, идущей от берега, будет почти невозможно. Если бы Норденшельд бросил свое маленькое судно и сошел с экипажем на берег, то его встретили бы как героя; если же я брошу 'Ермак', то меня за это не поблагодарят. Людей, сошедших на берег в числе 20 человек, можно приютить и прокормить, но труднее сделать то же относительно 110 человек.

По всем вышеизложенным причинам 'Ермаку' следует идти в северные широты с таким расчетом, чтобы оставалась полная возможность вернуться назад тем же путем, и я полагаю придерживаться именно этого правила. Если 'Ермак', начав успешно плавание, зайдет так далеко, что отступление будет невозможно, и встретит там или мель, или непреодолимые льды, то положение будет очень тяжелое. На судне будет все необходимое, чтобы провести зиму, но следует стараться избежать зимовки.

Вот причины, по которым я считаю маловероятным, чтобы 'Ермак', отправляясь один без другого ледокола, мог прямо пройти в Тихий океан. Для этого надо, чтобы полярные льды не представляли никакого сопротивления, тогда как по моим расчетам, на основании которых проектировался 'Ермак', полярные льды представляют значительное сопротивление, и будет неудивительно, если один ледокол не справится с задачей, которую я предназначил для двух'.

На основании вышеизложенного программа плавания была выработана следующая: ледокол должен был в конце мая выйти из Англии, к началу июня быть в Екатерининской гавани и оттуда идти в Карское море. Затем, в зависимости от состояния льдов, или идти тотчас же в устье реки Енисея, или же пережидать, пока лед от действия солнца и ветров настолько ослабнет, что борьба с ним сделается практически возможной. Короче сказать, надо было из опыта определить, какой наиранний срок можно считать подходящим для первого рейса ледокола через Карское море на Енисей. По прибытии в устье реки Енисея предполагалось заняться установкою знаков на острове Белом, Вилькицкого и других низменных берегах. Знаки, в числе пяти штук, были заказаны Морским министерством С.-Петербургскому металлическому заводу, который разработал чертежи таким образом, что знак, высотою в 60 фут., можно собрать в кратчайший срок.

Так как в устье Енисея много мелей и вообще мелководных мест, то решено было, что 'Ермаку' будет сопутствовать особо нанятый пароход. Мне хотелось иметь один из пароходов со специальным креплением для плавания во льдах. Такие пароходы имеются только в Финляндском пароходном обществе, к которому я и обратился, но общество это уступило один из своих маленьких пароходов 'Вирго' лишь тогда, когда к директору пароходства обратился лично министр финансов.

15 (27) июля ледокол должен был, окончив свою работу в Карском море, прийти в Екатерининскую гавань, принять там полный запас угля и с ним отправиться во льды по западную сторону Шпицбергена. Никто никогда не испытывал ломки полярного льда, и все, разумеется, зависело от того - окажется ли такая ломка возможною или невозможною для стального судна. Было бы, может быть, осторожнее не предрешать никакой работы на первые опытные плавания в полярных льдах, но надо сказать, что лето на Севере очень коротко, и, не приготовившись ни к какой работе заранее, нельзя бы было ничего сделать. В случае удачного действия ледокола в полярных льдах лето пропало бы совсем даром. Вот почему я просил, чтобы даны были средства иметь на ледоколе нескольких ученых, которые могли бы во время плавания делать необходимые наблюдения. По некоторым причинам выбор ученых пришлось делать в конце апреля, когда большинство имело уже свою программу летних работ; тем не менее, мне удалось заручиться содействием следующих лиц:

Астроном Пулковской обсерватории, профессор Федор Федорович Витрам[167], известен в научном мире своими работами, и, можно сказать, нет молодого астронома в России из военных и морских чинов, который не прошел бы школу этого профессора. Он должен был к 15 июля прибыть в Екатерининскую гавань, и его дело должно было заключаться в определении широт и долгот знаков, которые предположено было поставить в различных точках по Карскому морю и в устье реки Енисея. К сожалению, условия плавания впоследствии изменились, и профессор Витрам, приехавший своевременно в Екатерининскую гавань, должен был возвратиться.

Лейтенант Константин Федорович Шульц, по специальности минный офицер, состоял в должности старшего офицера на ледоколе, но вместе с тем принимал участие в научных изысканиях. На станциях он был при глубомере Лукаса, и, благодаря приобретенной им сноровке, оказалось возможным пользоваться глубомером для доставания воды с больших глубин, что весьма трудно делать в качку.

Он заведовал кинематографической и электрической частью. Кинематограф пришлось изучить самоучкой, и, несмотря на то что прибор был дешевый и обстановка неудобная, кинематографические снимки получились весьма удовлетворительные.

Барон Эдуард Васильевич Толль[168], известный путешествием на Север по отысканию скелета мамонта и на Новосибирские острова, был приглашен для занятий по геологии. Он отправился вместе с ледоколом в первое пробное плавание в июне месяце. По возвращении в Ньюкестль он должен был отправиться в Россию. В это время ему ассигновали средства для приобретения судна, на котором он собирается идти к Санниковой Земле.

Во второе пробное плавание в июле и августе месяце он быть не мог; между тем мы встретили ледяные горы с обильным количеством валунов, изучение которых могло дать веские указания о природе тех гор, с которых эти глетчеры сползают.

Лейтенант Исаак Ибрагимович Ислямов[169] работает специально по гидрографии четвертый год. Он уже разработал некоторые вопросы по астрономии и метеорологии, о чем и поместил отчеты свои в 'Морском сборнике'. В его ведении находились хронометры, гидрологические и метеорологические инструменты. Он лично участвовал в определении места судна, изучал и выверял инструменты и обмерял толщину и вышину льда.

Судовой врач Александр Григорьевич Чернышев посвятил себя зоологии; перед отправлением в плавание он занимался в Академии наук и у нас заведовал тралением и драгировкой. Инструменты - трал, драгу и сетки - приготовлял сам, и он же исследовал и консервировал все добытые организмы и образцы грунта и камней. На нем также лежала обязанность судового врача ледокола.

Сверхштатный астроном Пулковской обсерватории Борис Павлович Остащенко-Кудрявцев[170] был приглашен для производства магнитных наблюдений. Он состоит в Пулковской обсерватории со времени окончания курса в университете - 2 года - и занимался специально изучением теории движения малых планет. Он сопутствовал французскому ученому Moureaux при его исследованиях большой Курской магнитной аномалии.

Случаев для производства магнитных наблюдений было очень немного, а потому Б. П. Кудрявцев предложил свои услуги для изучения физических свойств льда. Работу эту он вел во все время пребывания во льдах совместно о лейтенантом Ислямовым. На станциях он был при ареометрах и определял удельные веса морской воды.

В море он, посредством круга Пистора, делал наблюдения над величиной земной рефракции.

Межевой инженер Константин Алексеевич Цветков[171] был приглашен для геодезических работ: триангуляции и мензульной съемки. В этих работах он за свою недолгую службу (3 года) приобрел значительную опытность. Условия плавания, однако, сложились так, что геодезических работ на берегу делать не пришлось, и он специально занимался изучением поверхности льдов и составил несколько весьма отчетливых планов, дающих правильное представление о том, в каком положении находится летом лед к северу и западу от Шпицбергена.

В море он чередовался с лейтенантом Ислямовым в делании метеорологических наблюдений, а на станциях был при доставании воды батометром и измерении температур на глубине.

Инженер Цветков заведовал также мареографами, которые он обстоятельно изучил, что и дало возможность за короткое пребывание в бухте Адвент подучить кривую колебаний уровня моря.

Художник Евгений Иванович Столица[172], ученик профессора Куинджи[173], рекомендован был мне вице-президентом Академии художеств графом Толстым[174]. Он так пристрастился к полярной природе, что целые дни проводил в торосах, и мы часто впоследствии побаивались, чтобы какой-нибудь любопытный белый медведь не обеспокоил его своим неожиданным посещением в то время, когда он, увлекаясь, писал природу, среди которой они живут.

Было бы несправедливо не упомянуть тут же о трех штурманах ледокола: Тульском, Николаеве и Эльзингере, которые, неся судовую службу, в то же время прилагали все старания к выполнению всех ученых работ.

Приготовления наши заключались в приеме провизии, которая могла быть запасом в случае, если бы ледокол был задержан во льдах на целую зиму. Я не имел в виду брать полного годового запаса провизии в таком виде, как если бы я в самом деле готовился к зимовке. Дело было лишь в том, чтобы в случае необходимости зимовать не произошло катастрофы от отсутствия пищи. Нет ничего проще, как взять годовой запас консервов всякого рода, но это стоило бы больших денег, поэтому я ограничился запасами консервов в размере одной трети, а остальное взял солониной. Считая, что во время зимовок люди не съедают полной порции и что можно будет ограничиться тремя четвертями запаса, сухарей взято было очень немного, но приобретен годовой запас муки.

Морское министерство, к которому обратился за содействием министр финансов, открыло для меня пользование его складами, что чрезвычайно упростило задачу.

По отношению к одежде я тоже воздержался и не считал нужным входить в расходы по заготовлению полного комплекта теплого платья на всю команду. Было взято из порта 100 аршин сукна гвардейского, 200 аршин сукна верблюжьего, 2000 аршин полотна, 2 кипы ваты, а впоследствии приобретено 30 оленьих шкур. На судне имелось, кроме того, 30 комплектов теплого платья.

Для охоты приобретено 4 охотничьих экспресса, 1 штуцер и 2 двустволки, и, кроме того, имелось 5 частных ружей; ко всем ружьям взято достаточное число патронов.

На судне имеются, как сказано выше, паровой катер, баркас, приспособленный к завозу запасного якоря, 4 спасательных вельбота, 2 двойки и 4 ледяных шлюпки, приспособленные для движения по льду.

Ледяные шлюпки сделаны у нас по образцу финляндских; они оказались чрезвычайно удобны в тех случаях, когда приходится идти по разбитому льду; шлюпка легко вытаскивается на лед, перетаскивается на другую сторону льдины и вновь спускается.

Имея в виду плавание по неописанным и в особенности мелководным местам у устья Енисея, я решил взять на ледокол второй паровой катер. Морское министерство любезно дало один из своих старых катеров. Подъем его на палубу производился тем же краном, который подымает и наш настоящий катер.

Для более успешного своза на берег знаков, которые имелось в виду установить в Карском море, был взят из Кронштадтского порта спасательный плот.

Инструменты для ученых изысканий описаны в своем месте; здесь же дается лишь краткий перечень их.

Для астрономических наблюдений имеется круг Репсольда, круг Пистора, секстаны и 8 хронометров. Для магнитных наблюдений имеется магнитный теодолит Брамберга. Для измерения глубин приобретен глубомер Лукаса с 10 100 саженями проволоки и 5 парами храпцев. Для драгирования приобретены драги, тралы и 2000 сажен тонкого стального троса. Для коллектирования организмов запасены банки, спирт и проч. Для бурения льда и почвы имеется инструмент специальный. Для изучения физических свойств льда приготовлены некоторые инструменты; для изучения колебания уровня моря приобретено два мареографа; для гидрологических и метеорологических наблюдений имеется большой запас термометров, батометров, ареометров и пр., а также флюктометр. Большая часть метеорологических и гидрологических инструментов, а также хронометры отпущены Морским министерством. Взят большой запас бутылок для сохранения образцов морской воды. Для фотографирования имеется кинематограф, фотографический аппарат 13 х 18 сантиметров, со штативом и, кроме того, ручной кодак. Больших фотографических аппаратов я не брал, ибо по преимуществу приходится схватывать снимки при случае, налету, так что снимание большим аппаратом может иметь место лишь как редкое исключение.

Кроме моих аппаратов, считавшихся судовыми, были еще ручные фотографические аппараты у инженера Цветкова, штурмана Тульского, художника Столицы и механика Gulston'a. Всего снято было до 500 снимков; из них многие вследствие дурных световых условий никуда не годились. Все негативы штурмана Тульского не проявлялись во время плавания, а остальные были проявлены в судовой фотографической каюте. Всего более или менее удачных снимков было до 250. Фотографическим делом руководил лейтенант Шульц, который научил всех искусству проявления, так что каждый проявлял свои негативы. Мои негативы проявлял фельдшер Петров.

В такого рода плавании должно брать специалиста-фотографа, но я не мог найти подходящего человека. Фотографические магазины требуют, чтобы негативы принадлежали им, a хорошие фотографические работники не соглашаются оставить свои места. Почти к концу плавания обнаружилось, что красное стекло фонаря фотографической камеры пропускает несколько света. Это было причиной порчи некоторых негативов, которые потеряли эффектность вследствие затемнения белых пространств. Указываю на это обстоятельство, ибо фотография есть насущная необходимость при изучении какого бы то ни было явления, и жалко, если вследствие недосмотра получатся неясные изображения. С негативами Тульского произошла еще более прискорбная случайность. Их испортил профессиональный фотограф в Ньюкестле, когда ему их передали.

Одновременно с приготовлением 'Ермака' к плаванию готовилась экспедиция для измерения градуса меридиана на Шпицбергене, которая избрала место операционного базиса в Стур-фиорде. Предполагалось, что Стур-фиорд в начале лета покрыт льдом и что успех дела много зависит от того, в какое время можно устроить главную станцию. Академия наук обратилась с просьбой к министру финансов о содействии ледокола 'Ермак' в проводке судов экспедиции через Стур-фиорд как можно ранее. Было спрошено мое мнение, причем я заявил, что программа плавания ледокола так обширна, что почти невозможно к ней что-нибудь прибавить.

Тем не менее, желая всеми силами содействовать этому важному ученому предприятию, я решил, что если они могут удовлетвориться моими услугами в самом начале июня, то я постараюсь им помочь. Было еще одно обстоятельство, не говорившее в пользу плавания ледокола по Стур-фиорду. На карте этого места не показано ни одной глубины, правый мыс окружен шхерами под названием 'Тысяча островов', на параллели этого места показан камень и прибавлено: 'положение сомнительное'. В середине Стур-фиорда пунктиром обведено место с надписью 'опасное место', правее этого обведено пунктиром место и показаны каменья. Все это указывало, что дно Стур-фиорда имеет шхерный характер и что с большим кораблем туда ходить не следует. Переговоры по этой части я вел с начальником экспедиции академиком Чернышевым, но он, более знакомый с местностью, чем я, заявил мне, что по геологическим соображениям и на основании исследований, сделанных шведами в минувшем году, он считает, что дно Стур-фиорда имеет мягкий характер и глубины меняются последовательно. Желание не отказывать в помощи пересилило во мне сомнения в местности, и я решил, что начало июня я уделю помощи шпицбергенской экспедиции; потом я горько в этом раскаялся.

8 (20) мая. Последний день стоянки в Кронштадте. Все еще идут приемки с берега и раскладывание по трюмам того, что принято. К обеду на ледокол приехали моя жена и дети и с ними еще один наш знакомый. После обеда ледокол отправился в море. Менее торжественного выхода трудно себе представить; между тем потом, когда мы вернулись в Англию с поврежденной подводной частью, то в числе прочих упреков, которые на меня посыпались, был и упрек в торжественности выхода из Кронштадта.

Переход до Англии не сопровождался никакими случайностями.

У острова Борнгольма сделали примерное траление, чтобы освоиться с этим делом.

11 (23) мая. Поздно вечером прошли Зунд. Идем под задней главной машиной и боковыми вспомогательными, ход 10-11 узлов. Вспомогательные машины дают лишних 1? узла, но они чрезвычайно шумят. Рассматривал этот вопрос несколько раз и пришел к тому заключению, что шум вспомогательных машин происходит от неравномерности их движения. Машины системы совокупной, с двумя цилиндрами, имеют всегда этот порок, кроме того, мотыли не уравновешены, и поэтому машина дергает, происходит удар зубьев, которые начинают прыгать в своей слабине, производя неприятный шум. Это то самое, чего я боялся, и что именно случилось. Я несколько раз принимался говорить строителю машин, что я опасаюсь стука на шестернях, но он всегда успокаивал меня тем, что зубья будут выделаны инструментально, причем шестерни стучать не будут. Стук на переходе так беспокоил машинную команду, что я решил по приходе в Ньюкестль поставить к мотылям противовесы.

14 (26) мая. Утром пришли в Ньюкестль. Приехали техники с завода Армстронга, и с ними вместе я осмотрел корпус. Оказалось, что вследствие работы в Балтийском море у нас ослабло несколько заклепок; явление это у ледоколов заурядное. Обыкновенно такие ослабшие заклепки дают течь, но через несколько дней эта течь сама собою прекращается. Во многих случаях достаточно ослабшую заклепку обжать в холодном состоянии.

Таким образом, можно признать, что работу Балтийского моря ледокол выдержал хорошо, хотя обшивка его подвергалась такой пробе, какой еще не подвергалась ни на одном ледоколе. Мы не стеснялись ударять в лед с разбега на всяком ходу. Прямые удары, которые принимаются штевнем, не так обременительны, но удары скулой весьма тяжелы для обшивки. Местное дрожание обшивки я приписал недостаточной крепости между палуб, и заводские техники решили в одном месте положить дополнительный стрингер.

Осмотр носового винта, который подвергался весьма тяжелому испытанию, показал, что никаких повреждений в винте нет. Лопасти наших винтов имеют очень тяжелую форму, и, кроме того, они отлиты из никелевой стали. Никеля положено 3 %. Мы посылали пробу стружек на Обуховский завод, и химический анализ подтвердил, что, действительно, в стали заключается 3 % никеля. В машине никаких повреждений не оказалось, так что ограничились лишь пересмотром котлов, цилиндров и проч.

22 мая (3 июня). Ледокол подошел под угольные желоба, и нам насыпали 2700 тонн угля. Удивительно искусные люди эти разгребальщики угля, все у них приспособлено так, чтобы затрачивать наименьшее количество мускульных усилий. Мне часто случалось смотреть на работу англичан, и у меня осталось такое впечатление, что эти люди систематично усваивают себе приемы, требующие наименьших усилий: так, например, людям, которые клеплют, приходится класть на землю инструменты. Наш мастеровой положит, англичанин же бросит, чтобы не делать лишнего движения - нагибаться. То же самое во многих работах - человек ищет, каким образом избежать лишних движений, чтоб, не уставая, больше сделать, и, действительно, достигает хороших результатов. Приступая к делу, здешний человек затратит больше времени на то, чтобы приспособиться, но зато работа у него пойдет успешнее и с меньшей тратой сил.

Во время пребывания в Ньюкастле я поддерживал письменные отношения с академиком Чернышевым[175], и меня крайне беспокоило то обстоятельство, что шпицбергенская экспедиция опаздывает. По составленной мною программе я мог дать им время лишь до 12 (24) июля, и если бы, действительно, я вместе с этой экспедицией мог оставить берега Норвегии 25 мая (6 июня), как то было условленно, то мы имели бы около двух недель работы в Стур-фиорде, что вполне достаточно. Шпицбергенская экспедиция, однако же, так запоздала, что на работу у Шпицбергена мне оставалось лишь несколько дней, и я тогда же подумывал, что следует отказаться от участия в их деле, но желание помочь и на этот раз пересилило.

XIII. Первое пробное плавание в полярных льдах

29 мая (10 июня). В 2 часа дня пошли в море. Перед выходом было много спешных работ. Оказалось, что нужно проконопатить палубу; в это же время грузили уголь, принимали разные запасы и спешно производили работы по приготовлению к плаванию. В этих случаях выход в море есть отдых, ибо с этим моментом прекращаются спешные работы и загромождение палуб людьми разного рода и звания.

Решил, сколь возможно, экономничать с углем, а потому пробуем идти под одной кормовой машиной и при помощи двух вспомогательных. Расход угля все-таки велик. Пробуем при кормовой главной машине пускать носовую вспомогательную, пробуем также уменьшить число котлов до одного, но расход угля все время около 13 пудов на милю, что очень много. Единственный способ идти экономно заключается в плавании под одними вспомогательными машинами, но они очень непопулярны между машинной командой, и это вполне понятно. Соединение и разобщение их крайне неудобно, требует много времени, и обыкновенно работа идет неуспешно. Нужно вынуть шесть болтов, причем сделано приспособление, чтобы они выходили действием одной общей шестерни, но это на деле выходит не так; болты выточены на конус и, чтобы стронуть их с места, нужно каждый отдельно выбивать посредством клиньев. Пробуют и так и этак, и все не удается: работа утомительная и затягивается на целые часы.

В наших условиях с заводом было выговорено, что машины должны разобщаться в 30 минут. На испытании, действительно, разобщили в этот срок, но тогда, вероятно, болты не были нажаты столь сильно, между тем как при плавании во льдах представители завода требовали, чтобы гайки болтов нажимали до отказа, и так как они имеют форму конуса, то разобщение было очень трудное. Завод находил, что при работе во льдах нельзя оставлять соединение со слабо-нажатыми болтами, ибо приходится очень часто менять ход с переднего на задний и обратно.

На ходу вспомогательные машины тоже беспокойны, ибо они сильно стучат. Нужно иметь очень крепкие нервы, чтобы помириться с этим постоянным шумом в машине, который заглушает все. Кроме того, вспомогательные машины требуют обильной смазки и не приспособлены к работе большим числом оборотов. Следовало бы их сделать такого типа, какой употребляется для электрических машин, так чтобы они легко делали 300 оборотов. Соединение их с валами главных машин должно быть бесшумное. Надо проектировать такое приспособление, чтобы шестерни все время нажимали на одну и ту же грань. Когда это будет устроено, то вспомогательные машины сделаются практичными. При том же несовершенном виде их, как на 'Ермаке', механики будут пользоваться каждым случаем, чтобы отговориться от употребления этих машин, и за это их даже винить нельзя. Между тем вспомогательные машины, безусловно, дают экономию в топливе и представляют средство, которым можно заменить главную машину в случае порчи.

'Ермак' со снятым передним винтом (что было у него сделано впоследствии) может идти четырьмя различными способами:

Первый способ - работая тремя главными машинами.

Второй способ - работая кормовою главною машиною и имея боковые винты разобщенными.

Третий способ - работая кормовою главною машиною и боковыми вспомогательными.

Четвертый способ - работая всеми тремя вспомогательными машинами.

Следующая таблица показывает зависимость между ходом и потребною для него индикаторного силою всех машин:


Вывод из этого можно сделать такой, что при действии главных машин требуется наименьшее число индикаторных сил, а при разобщенных винтах - наибольшее. Если бы при малых ходах главные машины могли давать каждую индикаторную силу так же экономно, как при больших, то выгоднее всего было бы ходить под главными машинами, но дело в том и заключается, что на малых ходах главные машины требуют от 4-х до 6-ти фунтов угля на каждую индикаторную силу, тогда как вспомогательные машины не требуют больше 2-х. В этом и заключается их преимущество по отношению к экономии угля. К этому вопросу я еще вернусь впоследствии.

3 (15) июня. День нашего прихода к Тромсе был назначен на сегодня, а потому еще два дня тому назад я пошел под тремя машинами по 10-11 узлов. Дует SW, небо очень обложено уже несколько дней, и берег открылся гораздо позже, чем мы думали. Когда при пасмурности вдруг откроется высокий гористый берег, то кажется, что находишься очень близко. Так было и тут; казалось, что пасмурность не допускает видеть далее 5-6 миль, между тем как в действительности горы стали то показываться, то скрываться на расстоянии 15 миль.

В 11 ? часов утра подошли к маяку Анденес, приняли лоцмана и под его проводкой вошли в шхеры и стали на якорь в Меланген-фиорде. Барон Толль подъехал на шлюпке раньше, чем бросили якорь у местечка Лорвик; в этом случае он распорядился очень умело.

Вместе с бароном Толль прибыл на ледокол нанятый для нас шпицбергенской экспедицией лоцман Ольсен. Он ходил на разных судах в эти места в должности айс-мастера, знаком со Шпицбергеном и льдами, которые там встречаются. Позвал его в каюту и подробно расспросил его о предстоящем плавании в Стур-фиорд. Он заявил мне категорически, что в Стур-фиорд большому судну идти опасно, что глубины там неровные и после сорока сажен можно тотчас же встретить подводный камень, на глубине 15-20 футов, а может быть, и меньше. Таким заявлением лоцмана я не мог пренебречь. Обыкновенно в этих местах вода во время таяния льдов имеет свинцовый цвет, она непрозрачна, и подводного камня увидеть нельзя. Это не то, что в тропиках, где коралловые рифы можно легко распознать, если идти так, чтобы солнечный свет был сзади. При этом условии риф хорошо заметен по цвету воды. При таянии льдов цвет воды таков, при котором подводные опасности не будут видны. Однако же, если море тихое и ледяных препятствий нет, то я могу спустить на воду два паровых катера и при их посредстве тралом обследовать впереди корабля. Трал нашего лейтенанта Шульца дает возможность при посредстве двух паровых катеров обследовать полосу шириною в 40-50 сажен со скоростью 3-4 узлов, так что, имея впереди два катера, можно в тихую погоду подвигаться по очень опасным местам, не рискуя набежать на камень. 'Ермак', однако же, нужен был шпицбергенской экспедиции не для того, чтобы вести ее в штиль по открытой воде, а для того, чтобы пробить сквозь лед путь для экспедиции. Идти же через лед в той местности, где имеются неизвестные камни, безусловно невозможно, главным образом потому, что нельзя тралить. Даже промер при толстом 5-футовом льде будет до крайности медленен, и продвигаться в таких условиях возможно лишь по футам. Если начнет свежеть ветер и понесет лед, то придется прибавить ход и идти, куда случится. Плавания в таких условиях можно предпринимать лишь тогда, когда это необходимо для спасения судна, в остальных случаях это ничем не оправдывается. Есть еще одно вспомогательное средство для распознания опасности во льдах. Дело в том, что при движении льдов через мелкие места они нагромождаются. Такие нагромождения беломоры называют стамухами, и в путешествии Литке и других упоминается об этих стамухах. При описи берегов обыкновенно расспрашивают местных жителей, где образуются стамухи, и места эти подробно осматриваются. Недостаточно выяснено, могут ли образоваться стамухи на отдельном камне или для этого нужна целая гряда каменьев. Очень может быть, что в Стур-фиорде на многих отмелях имеются стамухи, но это не значит, что можно с уверенностью идти всюду, где таких стамух не видно.

В 1898 году я командовал Практической эскадрой и когда входил на Транзундский рейд, то флагманский мой броненосец прошел по камням и повредил себе дно в такой части рейда, которая была перед тем выхожена большим количеством глубокосидящих судов. Более 35-ти лет, как Транзунд служит местом пребывания Практической эскадры, которая постоянно маневрировала на рейде, не стесняясь ничем. Два камня давно уже открыты 'Пересветом' и 'Петропавловском', и были все основания считать, что на этом рейде нет более подводных опасностей. Это было мое второе командование Практической эскадрой, причем я каждый раз при входе на Транзундский рейд поступал одинаково, а именно: пройдя входную веху, ложился на известный румб, перестраивал эскадру в 2 колонны и, подойдя к Сонион-Сари, заворачивал обе колонны влево так, чтобы можно было всем одновременно бросить якорь. Все шло благополучно, но когда в седьмой уже раз я входил на Транзундский рейд подобным образом, то с броненосцем 'Петр Великий' набежал на камень. В предыдущие разы броненосец, вероятно, проходил несколько сажен правее или левее, а на этот раз попал на риф. Я, разумеется, считал себя вполне правым, ибо камень, о который ударились, не показан на карте, и рейд выхожен судами; тем не менее, была склонность к обвинению меня в неправильных действиях. Высказывалось такое мнение, что не следовало на рейде перестраиваться в две колонны, и хотя это совершеннейший нонсенс, тем не менее, я хочу сказать, что можно и так смотреть на дело.

Если было желание обвинить меня в том, что судно ударилось об камень на выхоженном рейде, то нет никакого сомнения, что меня безусловно обвинили бы, в случае удара 'Ермака' о камень в Стур-фиорде, про который лоцман говорит, что он полон опасностей.

Впоследствии все мои рассуждения подтвердились, ибо либавский ледокол, сидящий всего 14 футов, а не 25, как 'Ермак', в том же Стур-фиорде набежал на неизвестный камень и повредил себе руль. Если и в других местах мелкосидящие суда экспедиции не ударялись о камень, то это не доказывает, что там нет опасностей для судов глубокосидящих, как ледокол 'Ермак'.

Мне было крайне тяжело отказаться от содействия шпицбергенской экспедиции, но я не считал себя вправе идти в Стур-фиорд с 'Ермаком'. Время, назначенное ими, было уже упущено, а в Тромсе ни одного из судов экспедиции еще не было. Вот почему я решился не ожидать их более и телеграфировать в Петербург академику Чернышеву, что 'Ермак' не может оказать содействие шпицбергенской экспедиции. Мой отказ вызвал целую бурю несправедливых негодований, и в газетах появились заметки, которых нельзя было ожидать от ученых людей.

4 (16) июня. Свежий SW продолжается, и в море большое волнение. На рейде порывы достигают 9 баллов. Времени, однако, терять нельзя, решили утром произвести пробное драгирование. Устройство для этого частью было сделано в Ньюкастле, частью достраивалось нами на переходе. При первом драгировании многое не ладилось, и утро прошло в заботах, как устранить разные затруднения. Много хлопот доставляют блоки, которые, к сожалению, так устроены, что проволочный трос попадает между шкивами и щекой. Батометр почему-то приносил мало воды, и я долго с ним занимался, пока не нашел причины.

Решил начать гидрологические работы, как только выйдем из Меланген-фиорда, и пробить линию станций отсюда к Шпицбергену. В 4 часа, когда переделка всех замеченных неудобств оказалась законченной, снялись с якоря и пошли в море. Ветер несколько тише, но волнение большое, так что, когда по выходе в море остановились и сделали станцию ? 2, то корабль сильно качало. Глубомер Лукаса еще не готов, сегодня лишь приступили к навивке проволоки на барабан. Работу эту надо сделать тщательно, и у нее неотлучно сидит сам командир. По случаю сильной качки на этой станции драгировать не решился, отложил это до следующей станции.

5 (17) июня. Погода хорошая. В 6 ? часов утра сделали станцию ? 3, спустили трал и с глубины 278 м получили достаточно хороший улов: несколько видов мшанок[176], гидроиды[177], губки, офиуры[178], звезды, черви и моллюски. Линь трала пришел наверх в совершенно запутанном виде. Судов, которые занимаются глубоководными изысканиями, много, но ни на одном из них не составлено подробного руководства, как эту работу делать и на что следует обратить особенное внимание при первоначальном устройстве. Казалось, не было никаких причин, по которым линь трала пришел бы в такое путаное состояние, а между тем это так, и, вероятно, у каждого исследователя работа эта вначале не ладится. Следует, однако же, для общего блага, чтобы такие случаи не скрывались, ибо они поучительны для других. Пришел к заключению, что трос запутался вследствие слабого травления его, и решил на будущий раз, что надо травить с большим натяжением. Также решил, что лучше травить с хода, ибо при этом линь ровнее расстелется и, в случае излишнего травления, слабина линя разойдется легче.

В 5 часов вечера сделал станцию ? 4. Трал принес огромное количество организмов с глубины 385 м; едва вытащили его. Опять мшанки, губки, черви, актинии[179], офиуры, звезды, креветки, раки-отшельники, крабы, моллюски, рыбы и много камней. Целую ночь доктор вместе с бароном Толлем разбирали организмы: одних опускали в формалин, других - в спирт. Некоторые организмы попортились от того, что в трале было много камней. Пробовали глубомер Лукаса. Пар к нему проведен через резиновые шланги, и, хотя есть измеритель давления, тем не менее при остановках машины давление усиливается и шланги рвутся.

6 (18) июня. День Святой Троицы. В 7 часов утра тралили. Станция ? 5. Достали почти то же, с прибавкой ежей и пикногонов. Температура воды на всех глубинах достаточно высокая. До сих пор мы не имели температуры внизу менее +1,6°. Вода на поверхности, начиная с полночи, переменилась, удельный вес понизился с 1,0269 (3,52 %) до 1,0265 (3,47 %) и температура с 5° опустилась на 2°. Непосредственные наблюдения не дали температуры ниже 2°, но водяной термограф показал, что температура по временам падает до 1,4°.

Поставленный у нас водяной термограф предложен мною в 1889 г. и описан в моей книге ''Витязь' и Тихий океан', в которой даны рисунки его. Устройство водяного термографа самое простое: в подводной части в носу, на глубине 3-4 футов, с внутренней стороны корабля, к обшивке крепится кран, который на прилагаемом рисунке показан сбоку и сверху. Последний из этих видов представляет собой перегородку, как в теле крана, так и в пробке. Вследствие выступа решетки за борт вода на ходу протекает все время через кран и омывает ртутную спираль, приводящую в движение стрелку термографа.


Водяной термограф


Проток воды через кран очень сильный, так что температура 'внутреннего' помещения не влияет на воду в кране. Был сделан следующий опыт: кран заперли и под камеру со спиралью подвели снизу ведро с горячей водой. Стрелка термографа тотчас же поднялась, но затем, когда открыли кран, она моментально приняла свое прежнее положение, несмотря на действие горячей воды в ведре. Это показывает, что инструмент очень чувствителен к температуре воды, которая через него протекает. На всякий случай кран и прочее обшито нетеплопроводной массой.

Для контроля показаний термографа к коробке крана приделан небольшой кранчик, посредством которого можно нацеживать воду в ведро и измерять ее температуру.

Сколько мне известно, 'Ермак' есть первое судно, на котором водяной термограф установлен. Ришар предлагал отделить пишущий прибор от крана, пропускающего воду, но я нашел, что это неудобно, ибо ведет к осложнению всей системы и дает лишний повод к ошибке отсчета: может случиться помятие трубки со ртутью. В том виде, в каком я проектировал прибор, ртутная трубка коротка, не более полметра, и заключена в железную трубку, прикрпеленную к пишущему прибору. Такое устройство делает инструмент самоцельным. Я, однако, переменил расположение рычагов и потребовал, чтобы Ришар сделал термограф с вертикальными рычагами, которые менее чувствительны к вертикальной тряске носовой части. Термограф надо заводить 2 раза в сутки, меняя каждый раз бумагу; это не особенно удобно, было бы лучше менять бумагу раз в сутки. При постановке бумаги и при снятии ее можно отметить подлинную температуру воды в проточном кране, и для этой цели сделан особенный маленький кранчик. Надо открыть его и держать термометр в струе, чтобы он дал точную температуру воды в кране. На термограмме надо отмечать время по судовым часам, делая черточкой знак против пера в тот момент, в который прописывается на термограмме время. Когда водяная термограмма снята, то надо на ней отметить перестановку судовых часов, если таковая была в предшествующие сутки.

Водяной термограф действовал очень хорошо, и в эти сутки 6 (18) июня он давал весьма важные указания. Так, в полночь температура поверхностной воды была +2,2°, в 4 часа +2,8°, а термограф за это время иногда опускался до +1,4°. То же самое в другие часы: в 8 часов и в полдень температура воды, измеренной непосредственно, не опускалась ниже +2°, тогда как термограмма с 8 часов до полудня показала колебания от +2,8° до +0,0°. В 4 часа пополудни непосредственные наблюдения показали +0,7°, и можно было подумать, что корабль перешел в более холодную воду, между тем термограмма по-прежнему показала колебания от +2,2° до +0,6°.

Вечером сделали станцию ? 6. Глубина 397 м, температура на дне -1,0°, а на 300 м ?4-1,4°. Трал принес лишь одних червей.

7 (19) июня. В полночь станция ? 7, утром станция ? 8 и вечером станция ? 9. Находимся на параллели южной оконечности Шпицбергена. Берег открылся не надолго, но затем все скрылось в пасмурности и тумане. Ветер S слабый. Трал и драга приносят ежей, червей и ракообразных.

8 (20) июня. В полночь мы были в широте 78°30? N и долготе 9°52? Е. Я считал, что мы, вероятно, недалеко от льда, и велел, когда увидят лед, остановиться и дать мне знать. Ход держали около 8 узлов. В 5 часов утра командир разбудил меня, сказав, что перед носом лед. Предстояла первая проба соприкосновения ледокола с полярным льдом, и в дневнике я записал следующее:

Командир разбудил меня в 5 часов, сказав, что лед виден и что он остановил машины и повернул против ветра. Вышел наверх: изморозь, туман, умеренный южный ветер с зыбью, которая шумит прибоем об лед. Повернул вдоль льда и велел дать малый ход. Идем под одной кормовой машиной, имея пары в двух носовых котлах. В тумане лед кажется очень тяжелым, и местами видны огромные глыбы. Волнение довольно значительное, и вход во льды при этих условиях сначала показался мне крайне нежелательным. Могло случиться, что ледокол не поборет льда, и тогда волнением поставит его поперек и будет бить. Командир, который был наверху до меня, уже присмотрелся к льдам и думал, что можно входить. Когда и я присмотрелся, то решился попробовать войти, несмотря на шумящий прибой при входе. Странно, что у самой границы льдов, где обыкновенно бывают мелкие разбитые куски, мы встретили большие льдины, на которые бил шумный бурун.

В 5 часов 40 минут утра мы вступили в лед, идя самым тихим ходом по направлению ветра. Первое впечатление было самое благоприятное: льдины раздвигались и легко пропускали своего гостя. Те льдины, которые были на пути, легко давали трещины и тоже пропускали ледокол. Кормовая машина работала малым ходом при входе, но затем я постепенно довел ее до полного хода. Меня беспокоило лишь то, что удары льда о корпус вызывали тяжелое сотрясение даже на малом ходу. Лед Балтийского моря не так легко давал большие трещины при ударах, но вместе с тем он и не производил таких тяжелых содроганий. Полярный лед трескается легко, но когда боком или скулой нажимает на льдину, то она обминается, а не крошится, как пресноводный лед. Обмятое место льда не превышает 2 футов по вертикальной линии, а потому местное давление на корпус в этой точке бывает огромное.

Картина ломки полярного льда была воистину величественна.


Отпиливание льдины


Глыба льда, поднятая на палубу для исследования


Прошли около ? мили от границы льдов, миновали вплотную один торос, который рассыпался при нашем приближении, и остановились у другого, чтобы поднять пар в остальных котлах.

Работа закипела. Снимали с носовой части ледокола намордник, который задевал за льдины и препятствовал нашему ходу. Обмеряли толщину льда, производили фотографические съемки. Художник Столица расположился перед торосом и писал с него картину. Барон Толль стрелял каких-то птиц. Лейтенант Шульц измерял глубину моря (1079 м). Лейтенант Ислямов и инженер Цветков доставали образцы воды и измеряли ее температуру. Астроном Кудрявцев определял удельный вес воды, а штурман Эльзингер выпиливал большой кусок глыбы для исследования его. Доставание глыбы оказалось делом не очень простым. Целые полчаса не могли отпилить куска в 4 тонны, наконец отпилили и подняли. Толщину льда обмерили во многих местах, и оказалось, что она была от 1 ? до 2 ? м. Летнее солнце растаяло снег и размягчило немножко поверхность льда, в остальной же своей толщине лед оказался совершенно полной крепости.

Наблюдения температуры и удельных весов на станции 10 в этом месте показали, что на поверхности вода имела температуру -0,3°; затем температура постепенно увеличивалась до глубины 100 м, где она была +2,0°, потом опять уменьшалась и на 600 м была +0,6°, а на 1000 м -0,9°. Теплая вода в этом месте простирается до большей глубины, чем на пространстве между Тромсе и Шпицбергеном. Надо думать, что в этих местах верхний малосоленый слой отжимает книзу слой теплой воды полной солености.

Удельный вес на поверхности оказался 1,0255 (3,34 %); с глубиною он увеличивался, и начиная от 400 м удельный вес воды был 1,0269 (3,52 %); глубже он как будто был немножко меньше.

В 11 ? часов приостановили работы, дали людям обедать, а сами сели завтракать. В 12 ? часов все машины были сообщены со своими валами, и, хотя пары еще не были подняты во всех котлах, тем не менее, мы пошли на N малым ходом. Перский послан был в трюм, чтобы наблюдать за корпусом судна. Ледокол опять хорошо пошел вперед, но передний винт действовал толчками и поминутно останавливался. Все судно вздрагивало от ударов переднего винта об лед. Было очевидно, что ломка полярного соленого льда совсем не то, что ломка льда балтийского, вода которого содержит мало соли (0,5 %). Балтийский лед крошится на мелкие куски, которые облепляют судно, задерживая трением его ход настолько, что судно не может двигаться ни вперед ни назад. Полярный же лед ломается на большие глыбы, которые расступаются легче и не задерживают в такой степени хода, но зато прикосновение к ним вызывает толчки, каких мы не испытывали в Балтийском море. Лед, как было сказано выше, не крошится, а обминается.

Через несколько времени Перский вышел наверх и доложил, что набор и обшивка корпуса сильно вибрируют и что в некоторых местах показалась течь. Командир пошел осмотреть лично, а тем временем мы остановили ход. Я решил выйти из льдов и осмотреть судно обстоятельно. Выход был столь же легкий, как и вход, и когда мы оказались на свободной воде, то еще раз подробно осмотрели корпус. На этот раз я пошел сам вместе с командиром и старшим механиком. Никаких деформаций обшивки и борта не найдено, и течь надо было приписать вибрации корпуса. Очевидно, что крепость набора не соответствует испытываемым толчкам. Сделанный опыт я признал недостаточным и решил, что еще раз нужно войти в лед для того, чтобы обстоятельнее прощупать, в чем заключаются наши недостатки.


Карта ледяной поверхности в июне 1899 г.


В 4 ? часа мы опять вошли в лед. Я дал средний ход всем машинам, а командир наблюдал внизу. Прошли около 2 миль, и так как командир заявил, что течь значительно усиливается, то я остановил машину и решил простоять здесь до полночи, чтоб сделать еще некоторые наблюдения над льдом.

В это время межевой инженер Цветков сделал глазомерную карту льдов, которые были по преимуществу одногодовалые, в большинстве случаев толщиною около 1 ? м. Были, однако же, и грязные льдины, казавшиеся многолетними. Отдельные льдины были длиною некоторые в 50 и меньше метров, но попадались поля длиною в милю и больше. Мы оценивали, что толстых льдов, приблизительно в 2 м, около 70 % всей поверхности, тонких льдов в 1 ? м - 25 % и свободной воды в трещинах около 5 %. Лед в изломе совершенно однородный и вполне прозрачен, без всяких прослоек. Торосов было немного. Наибольший из них обмерили, и оказалось, что высота его от поверхности воды 4 м; он состоял из льдин двухметровой толщины.

Снежного покрова на плоских льдах было до 15 см, но многие льдины были почти оголены от снега. Между глыбами, составлявшими торос, было набито очень много снегу, и по сторонам тороса снег был толщиною до 1 м.

Цвет льда был по преимуществу кобальтовый, и общая картина по свежести красок была поразительно хороша.

При первом же входе нашем во льды около полудня показался белый медведь, пришедший, вероятно, посмотреть небывалое еще в его стране зрелище. Мы в это время дали ход вперед, и, вероятно, шум ломки льда напугал ледяного царя, и он благоразумно уклонился, не подойдя на ружейный выстрел. Охотиться было некогда, и мы оставили его идти своим путем.

9 (21) июня. В 1 час ночи пошли на юг. При выходе волна по-прежнему била на лед, и соседство движущихся ледяных масс, которые ударяли в борт, казалось неприятным; но сильных толчков не почувствовали, хотя проходили мимо качающихся от волнения глыб очень почтенного размера.

Входя в полярные льды, я опасался, что мы будем иметь дело с большими массами льда, но сильных толчков, признаюсь, я не ожидал. О соленоводном льде существует общее мнение, что он менее крепок, чем лед пресноводный. Я думал, что если корпус окажется недостаточно крепким, чтобы ударять в большие массы с полного хода, как мы делали в Балтийском море, то все же он будет выдерживать толчки на малом ходу. Оказалось, что он не выдерживает и малого хода, так что с той крепостью, которая у нас, совсем нельзя следовать через полярные льды. Очевидно, надо подкрепить корпус.

Что касается ломки полярного льда, то она по своей легкости превзошла всякие мои ожидания. Было известно, что соленоводный лед не так скользок, как пресный, и нужно было рассчитывать на то, что трение поверхности этого льда будет значительное. Если в Балтийском море ледокол иногда останавливался и не мог двинуться ни вперед ни назад, то во льдах соленоводных, где трение так велико, что едва возможно тащить сани, ледокол должен бы был еще чаще останавливаться. Этого я боялся более всего, и если бы, действительно, оказалось, что ледокол останавливается и не может двигаться ни вперед ни назад, то на всем поднятым мною делом надо было поставить крест. К счастью, эти опасения не оправдались, а, напротив, выяснилось, что полярный лед ломается хорошо на большие глыбы, которые, прикасаясь лишь несколькими точками, не производят значительного трения. Ледокол идет вперед - и это главное. Что же касается крепости корпуса, то ее можно значительно улучшить, и если одною сталью нельзя достичь такой крепости, какая желательна, то надо искать решения вопроса в комбинации стали с деревом и найти наилучшую форму корпуса. Короче сказать, идея, проповедуемая мною, оказалась верна - и это главное; что же касается осуществления, то оно может быть улучшено для получения желаемых результатов.

Бывшие испытания опрокидывали всю мою программу. Мне предстояло возможно скорее спешить в Ньюкестль, чтобы поставить подкрепления. Плавание в Карском море надо совершенно исключить из программы, и это крайне обидно, но легкая ломка полярного льда была для меня большим утешением. С плеч свалилось крупное бремя - ответственность за исполнимость идеи, и я могу сказать, что, взвесив все обстоятельства, я остался доволен испытаниями этого дня.

Решил идти в Ньюкестль подкрепить корпус. Надо было торопиться, чтобы не терять времени, поэтому оставил сообщенными три задние машины, а переднюю разобщил и велел держать ход 11-12 узлов. Из носового отделения, где была течь, приказано было откачивать воду каждые четыре часа, и первоначально прибыль воды за четыре часа соответствовала 13 футам. Спасательная помпа выкачивала это количество в 7 минут, потом течь уменьшилась и через несколько дней в 4-х часовую вахту прибывало воды в 3 раза меньше. Заслуживает большого внимания факт, что в стальном судне течь, происходящая, как в данном случае, вследствие ослабления швов и заклепок, уменьшается сама собою и даже совсем прекращается. По приходе в Ньюкестль представителям завода почти нечего было показать: до такой степени течь уменьшилась.

Глубоководные наблюдения на этом переходе не производились, ибо мне не хотелось тратить времени. Южный ветер, дувший в первые два дня плавания, стих. Море улеглось, и мы имели бесподобный переход до Ньюкестля. Два дня при совершенно ясном небе видели чудное полуночное солнце и лишь 12 (24) числа незадолго до полуночи в первый раз открыли отличительные огни.

14 (26) июня. Утром подошли к Ньюкестлю и с полной водой вошли в реку. Тотчас же прибыли представители завода, и я вместе с ними подробно осмотрел корпус. По контракту завод отвечает за зимнюю работу ледокола в Балтийском море, а для полярных льдов установлена особая проба. Завод предоставил мне, выбрав какую угодно часть Ледовитого океана, с полного хода ударять в лед любой толщины. Такая проба могла быть случайно или очень тяжела для завода или очень легка. Могло случиться, что на пробе ледокол оказался бы хорош, а на службе мог получать повреждения; поэтому перед выходом в первое пробное плавание в Ледовитом океане я предложил заводу вместо пробы считать приемным испытанием службу ледокола в течение одного месяца в полярных льдах. Вернувшись в Ньюкестль, я заявил заводу, что ледокол к службе даже не приступал, и просил его исправить повреждения и поставить добавочные крепления. Ответственность по-прежнему должна была остаться на нем. Завод без колебаний решил, что он исправит и подкрепит корпус. Вопрос был лишь в степени подкрепления и способе его. Подробный осмотр показал, что в одном месте наружная обшивка прогнулась внутрь на 1 ? дюйма на пространстве около 2 футов. Техники завода решили заменить по ледяному поясу в носовой части 6-дюймовые шпангоуты, идущие через каждые 2 фута, 2-футовыми. Промежуточные шпангоуты на каждый фут обделать обратным угловым железом. Число заклепок, которыми крепятся шпангоуты к наружной обшивке в носовой части, решено удвоить, а заклепки, которые дали течь, заменить новыми. В кормовой части решено прибавить с каждой стороны по 8 связей.

В этом случае, как вообще во время самой постройки ледокола, я принимал участие в рассмотрении технических вопросов, но последнее слово всегда оставлял за заводом, дабы не снимать с него ответственности.

Завод заявил, что производство всех работ по исправлению ввода в док не требует, что путем накренивания и перемены дифферента можно все переделки сделать на воде, но так как осмотр судна в доке я признавал полезным, то решился предложить заводу ввод в док принять на общий счет. Так и согласились. Док, однако же, был занят, и тем временем работы продолжались.

Пользуясь близостью завода, я решил сделать некоторые усовершенствования. Так, например, из люков в кожухах дымовых труб всегда несло на палубу сажу. Происходит это от Хоуденовского дутья, при котором в поддувало поступает горячий воздух, нагнетаемый вентиляторами через особые согреватели. Воздух из кочегарной в поддувало не тянет, а потому сажа и пыль подымаются вверх, и через люки их выносит на палубу. Я давно уже говорил, что люки эти нужно держать закрытыми и дать вентилятору высасывать горячий воздух из кожуха, но мне на это возражали, что сажа, попадая в вентиляторные каналы, засорит их. На этот раз я решился сделать такое устройство и, кроме того, приспособил вентиляцию так, чтобы, при малом числе котлов, под парами в каждой кочегарной один вентилятор мог действовать, а другой стоял бы. Так и сделали.

Также, желая достичь экономии в топливе, я велел устроить две таятельные цистерны с трубопроводом в отделения пресной воды. Оставалось лишь наполнять цистерны льдом, чтобы даром получить пресную воду, на добывание которой расходуется столько угля.

29 июня (11 июля). Док освободился, и в 5 часов вошли в него. К вечеру вода была выкачана, и мы осмотрели судно. Повреждений в корпусе, кроме тех, которые видели раньше, мы не нашли. Три кормовые винта оказались целыми и на своих местах, у носового же винта одна лопасть была сломана в ступице и вал погнут, так что конец его был на 1 % дюйма вне своей линии. Так как повредились одновременно и лопасть, и вал, то нельзя сказать, чтобы лопасть была слаба, напротив, она оказалась в соответствии с крепостью своего вала, ибо вал погнулся. При подробном осмотре поломки лопасти оказалось, что перед ломкой она была слаба на болтах. Может быть, водолазы плохо осмотрели, и слабина была еще после работы в Балтийском море. Из всего этого видно, что лопасти достаточно крепки и нет нужды их делать толще в ущерб полезному действию в воде. Что же касается вала, то в том месте, где он выходит из дейдвуда, его надо делать на 100 % крепче, чем то делается у обыкновенных пароходов, тогда как у 'Ермака', по примеру других ледоколов, дейдвудный вал на 50 % крепче обыкновенного.

Еще до входа ледокола в док и обнаруживания повреждений в винте я решил для следующего рейса в Ледовитый океан передний винт снять. Предстояло решить вопрос, как поступить с концевым валом и дейдвудным отверстием. Если заглушить отверстие простым фланцем, то получится тупая плоскость, которая будет тормозить ход и сильно задерживать судно при проходе через льды. Если поставить конус, то эти неудобства устраняются. Так и решил я поступить, и, ко времени входа нашего в док, был готов специальный чугунный конус, который мог надеваться на вал вместо винта. Конус поставили в несколько дней.

По осмотре в доке подводной части оказалось, что льдом ободрало краску по всей поверхности судна, не исключая и дна. Это не есть оборжавливание краски, потому что в углах швов, где выдающаяся кромка защищает металл от прикосновения льда, краска сохранилась. Факт, что краска содрана по всей поверхности, показывает, что лед в Балийском море в некоторых случаях проходил даже под дном ледокола, что и понятно, так как ледокол работал с углублением 21-23 фута, а некоторые торосы, по нашим обмерам, простирались на 27 фут. ниже уровня моря.

Обдирание краски льдом обнажает железо, но оно не оказалось сильно оборжавленным, вероятно, потому, что вода в Балтийском море не очень солона, и кроме того при низкой температуре оборжавливание не идет столь успешно. Имея в виду, что, после отскабливания подводной части, на корпусе все-таки осталось некоторое количество ржавчины, я, по совещанию со специалистами, решил первый слой положить одной олифой, а второй слой суриком.


Конус, заменивший передний винт


9 (21) мая. В 1 час дня вывели ледокол и перевели его на бочки у Jarrow Slake, затем приступили к погрузке угля. Первоначально грузили то, что было отгружено на баржи для ввода судна в док, потом с барж же грузили остальное. Несмотря на то что работаем в 4 крана, дело идет очень медленно. Я уже ранее говорил, какие затруднения мы встретили, когда обсуждали вопрос о погрузке угля непосредственно с желобов. Если бы тогда затруднение не устранили, то нам пришлось бы постоянно грузиться с барж, а это очень медленно. Медленная погрузка угля вызывала у всех томительное настроение. Все чувствовали, что каждый день, проведенный здесь, уменьшает количество рабочих дней на севере, и всем хотелось поскорей в море.

XIV. Второе пробное плавание в полярные льды

4 (26) июля. В 3 ? часа пошли в море. Обыкновенно большие суда здесь берут два буксирных парохода. Один буксирует с носу, другой с кормы. Мы тоже имели два буксирных парохода, но сообщена была лишь одна кормовая машина. На полпути от бочек до выхода встретился пароход, который почти не имел хода вперед, и его боком сильно жало в ту сторону, по которой мы должны были пройти. Лоцман дал полный задний ход, но при этом всегда нос катился влево. Так случилось и тут; нос покатился влево, и мы чуть не столкнулись с этим пароходом. Тут я вспомнил, что намордник не надет, - мы сняли его, когда первый раз вошли в лед. Работы было так много, что не имели времени поставить намордник. Вероятно, если 'Ермаку' придется столкнуться с каким-нибудь судном, то он будет без намордника.

15(27) июля. Идем хорошо вдоль берега. Свежий W. Сегодня я посоветовал астроному Кудрявцеву начать наблюдения над величиной земной рефракции. Эту работу мне рекомендовал кронштадтский астроном Фус[180]; он говорил, что зависимость рефракции от широты места не установлена и что следует при разных высотах глаза наблюдать кругом Пистора величину дуги между двумя горизонтами через зенит. В начале наблюдений оказались некоторые технические трудности, но мы втроем нашли способ их устранить, так что с сегодняшнего дня астроном Кудрявцев начал накапливать материал. Даже отрицательный результат, т. е. отсутствие влияния широты места на величину земной рефракции, и тот будет в научном отношении полезен. Ночью сильная качка, и было много хлопот с тремя быками, которые стояли на верхней палубе.

На это плавание завод Армстронга, вследствие выраженного мною желания, командировал своим представителем того же милейшего г. Гольстона, который был уже с нами в Балтийском море. Барон Толль телеграммою уведомил меня, что идти не может. Он хлопотал об организации экспедиции для исследования Земли Санникова, и ему только что отпустили деньги на заказ судна.

Перед уходом из Англии я приобрел готово-собранную библиотеку в 100 книг, которая в коленкоровом переплете стоит 100 руб. Решил, что в случае, если ледокол застрянет и придется зимовать, то несколько десятков классических книг вприбавок к тому, что мы имели, не будут лишними.

16 (28) июля. Свежий западный ветер продолжается, и большая качка. Быки начинают привыкать. Барометр все время опускается.

17 (29) июля. В 8 часов утра станция ? 11. По случаю качки все худо действует. Проволока глубомера оборвалась, и мы, к большому горю лейтенанта Шульца, потеряли термометр и храпцы в момент первого их опускания. Вечером станция ? 12 была более удачна. Глубина 2227 м, и температура внизу -0,9°. Удельный вес от верху до низу почти одинаковый. Заметил, что батометр на большие глубины опускается медленно, а потому к нижней части его велел приделать лекальную свинцовую тяжесть. В машине отлили бесподобный пустотелый цилиндр с полусферой и отверстием на одной стороне. Его туго укрепили к нижней части батометра снаружи нетеплопроводной оболочки. То же потом сделали и у другого батометра.

С выходом из Ньюкестля постепенно пробуем, какой способ хода наиболее подходящ для экономии в угле: то пускаем обе вспомогательные машины, то стопорим одну из них или обе. При вспомогательных машинах ход на 1 или ? узла больше, но механик заявляет, что и угля расходуется больше. Я несколько раз объяснял ему, что надо сделать параллельные опыты при том же количестве угля, но тогда механик сбавлял у задней машины обороты не в зависимости от пара, а произвольно. Вот уже ходим пятый месяц и все стараемся получить данные, но по сию минуту ничего не получили, главным образом потому, что механики и машинисты терпеть не могут вспомогательных машин, и я их в этом совершенно понимаю, ибо, действительно, машины эти сильно стучат в зубчатых передачах, что крайне неприятно.

18 (30) июля. Барометр, падавший все время, ночью показывал 742, и к утру ветер усилился до 22 м в секунду. В 7 часов утра испортился телемотор рулевого привода, как раз в то самое время, когда, идя попутной волной, руль больше всего был нужен. Ледокол бросило к ветру, и, пока перевели управление на штурвал рулевой машины, судно сильно покачало. Привели против ветра, уменьшили ход до самого малого и начали разбирать телемотор, чтобы определить, что с ним случилось. Телемотор состоит из двух одинаковых цилиндров с поршнями и двух соединительных трубок. Вся систем заполнена жидкостью, так, что при движении одного поршня на мостике у штурвала, вследствие перехода жидкости, двигается и другой поршень у рулевой машины. Телемотор был готов в 9 часов вечера, но из-за опасения потерять быков, я велел держаться против ветра. Волнение действительно огромное, мы оцениваем его в 8 м высоты. Одна волна сильно поддала на бак, ударила в правую боковую рубку на мостике и сшибла термометрическую будку вместе с воздушным термографом. В 5 ? часов вечера ветер несколько стих, но в это время подвернулась волна, и ледокол получил несколько жестоких размахов в обе стороны. Быки сбились с места и попортили себе ноги. Изменили курс немного влево, но опять последовало несколько больших размахов, после которых пришлось всех трех быков зарезать. Привели против ветра, переждали еще несколько времени и в 9 ? часов спустились на настоящий румб и пошли хорошо.

Этот день дал нам достаточные испытания, чтобы судить, хорошо ли все на корабле закреплено, и оказалось, что все закреплено хорошо. Ни паровые катера, ни другие шлюпки, ни мебель, ничто не тронулось.

Много думал о том, как устранить качливость ледокола, и напал на мысль, что не следует ли делать у таких судов срез по средней палубе так, чтобы наружный борт выше средней палубы отступал внутрь. Вернее сказать, чтобы внутренний борт выше средней палубы заменял бы наружный. Это наверно уменьшит качку, и даже, может быть, в этом виде судно приобретет очень хорошие морские качества. Когда качает, то сознаешь полную необходимость постановки каких-нибудь килей в кормовой части или иных средств, но когда качка оканчивается, то кажется, что настоятельной нужды в этом нет. Командир считает, что постановка килей есть роскошь, что можно обойтись и без них и что с такой качкой можно помириться.

19 (31) июля. Качка успокоилась, идем хорошо и в 7 часов сделали станцию ? 13. Глубина 3228 м. Трал спустили только на 2500 м, и было такое сильное натяжение на вьюшку, что тормоз горел. Вьюшку, из экономии, мы заказали стоимостью в 1 ? фунта. Это, правда, дешево, но вместе с тем никуда негодно. Вьюшка, на которую наматывается линь, должна быть прочная и притом паровая. В конце линя поставили вертлюг, думая при этом, что линь не будет крутиться, но вышло наоборот: линь чрезвычайно закрутился, и нам стоило больших хлопот размотать его и навить на вьюшку. Все дело в том, чтоб линь нигде не ослабевал, между тем вручную не успевают туго выбирать слабину с подъемного барабана. Тут-то и образуются завитки троса.

20 июля (1 августа). В 2 часа станция ? 14. Опускали трал. Решил опускать его с хода, но, вероятно, рано остановил ход, опасаясь, что трал заденет за дно и оборвется. Результат вышел тот, что последние 200 сажен сильно запутались. Трал принес губки, голотурии и три вида ракообразных. Доктор был доволен результатами и законсервировал полученные организмы. Глубина 2999 м, температура внизу -1,0°, на поверхности +8,8°. Перемена температуры сверху вниз последовательная. У траления сделали еще несколько усовершенствований.

21 июля (2 августа). Барометр постепенно опускался, и сегодня он показывает в 8 часов утра 744. Ветер W - 11 м. Вечером осматривали сани, лыжи и проч., приспосабливая укладку инструментов для наблюдений на льду.

22 июля (3 августа). В 8 ? часов утра станция ? 15. Глубомер Лукаса действует плохо. Он почему-то во время травления приостанавливается. Велел снять его с места и отправить в машину. Оказалось, что масло в подшипниках застывает. Чтобы устранить это неудобство, решено впредь, перед пусканием прибора, провертеть хорошенько его машину и вьюшку паром.

В 2 часа станция ? 16. На этот раз все действовало хорошо. Когда читаешь описание других путешествий, то получается такое впечатление, что все приборы действуют прекрасно. Если это так, то они искуснее нас, потому что мы только к 16 станции направились как следует. Может быть, впрочем, и у них не все идет удачно, но об этом не пишут, и очень жаль, ибо, готовясь к ученым изысканиям, важно знать разные недостатки и можно значительно уменьшить шансы неуспеха. Таких мастерских, которые бы взяли на себя полностью устройство всех приспособлений для глубоководных исследований, нет; приходится заказывать одно - одному, другое - другому и самому быть сборщиком. Между тем по 'Ермаку' у меня и у командира было столько работ, что, стоя в порту, некогда было вникать в это дело, и пришлось уже в море изыскивать средства, как выйти из разных затруднений.

В 1 час дня открылся берег Шпицбергена. В 4 часа репетиция укладки магнитных приборов на сани. В 5 ? часов начали репетицию морской съемки и продолжали ее до 8 часов вечера. Погода тихая и ясная.

23 июля (4 августа). В 3 часа подошли к входу в Айс-фиорд и начали поворачивать. Боюсь всех этих мест. Лоцман уверяет, что он ловил тут рыбу и что малых глубин здесь нет. Все же счел более благоразумным уменьшить ход до малого и спустить предупредитель Джемса, считая, что если им откроем отличительную глубину, то обследуем ее, а если ничего не откроем, то будет больше уверенности, что в этом месте опасности нет.

Тут будет уместно сказать о предупредителе (Sentry) Джемса. Это новый инструмент, предложенный лишь несколько лет тому назад. Он основан на принципе обыкновенного змея с тою разницею, что змей от действия ветра подымается кверху, а предупредитель Джемса от действия струи воды опускается книзу. Если его выпустить с кормы на тонком проволочном лине, длиною в 40 саженей, то он будет идти на 20 саженей глубины. Если выпустить линя меньше, то и предупредитель будет идти выше, следовательно его можно заставить идти по желаемой глубине, однако же, не глубже 30 саженей.

Пока корабль идет по глубокому месту, предупредитель держит линь натянутым, но как только корабль перейдет на более мелкое место, то предупредитель своим рычагом, выступающим вниз, коснется грунта, рычаг отцепит передний отросток шпрюйта (путы), линь тотчас же ослабнет, что заставит звонок, стоящий на палубе, произвести звон. Змей предупредителя в это же время, перевернувшись задним концом вперед, всплывет на поверхность и может быть легко вытащен на палубу.

Подходя к берегу в туман, во многих случаях можно идти большим ходом, ибо предупредитель даст звонок, когда судно подойдет к выступающим от берега отмелям. Разумеется, на каменистом дне предупредитель не может вовремя дать указания об опасности, но есть очень много мест, где предупредитель Джемса дает ценные указания.


Предупредитель Джемса


С 4 часов утра наблюдения температуры воды и удельного веса делаем каждый час, но водяной термограф работает беспрерывно и показывает колебания, доходящие до 2-х градусов в 4 часа.

В 8 ? часов утра стали на якорь в бухте Адвент. 'Вирго' выходил к нам навстречу на несколько миль, с него нам доставили почту из Екатерининской гавани. Механик перебирал что-то в кормовой машине после 8-ми дневного перехода.

Командиру 'Вирго' я передал мареограф и объяснил подробно, как установить его. Также дал наставление, как отбить вековую марку. Астроном делал магнитные наблюдения на берегу. Купили 25 оленьих шкур. Думаю постоянно о возможности зазимовать, а потому покупаю то, что может в этом случае пригодиться.

Застали в бухте Адвент яхту г. Мехham, на которой он путешествует со всем своим семейством, также пароход 'Lofoten', который вечером ушел. Он держит сообщение между Гаммерфестом и бухтой Адвент. Линия эта открылась 4 года тому назад, и сначала число пассажиров было достаточное, но гостиница на берегу так неудобна и бухта Адвент так мало интересна, что в этом году число пассажиров значительно уменьшилось. Надо думать, что в будущем году рейсы прекратятся, ибо дело это себя не окупает и надежд на улучшение нет[181].

24 июля (5 августа). В 5 часов утра ушли вместе с пароходом 'Вирго'. Опять спустили предупредитель, и он прошел по 15 саженям глубины, не задев за грунт. Наблюдения температуры и удельного веса воды на поверхности ведем каждый час для того, чтобы яснее судить о распределении удельных весов вблизи ледников. После полудня, обогнув остров Принца Георга, повернули к северу. Ветер посвежел; 'Вирго' стал отставать и потому уменьшили ход до малого. В 3 часа сделали станцию.

25 июля (6 августа). Утром ветер по-прежнему от N с сильно обложенным небом. 'Вирго' за ночь отстал настолько, что не был виден, хотя 'Ермак' целую ночь шел тихим ходом. В 7 часов 30 минут показались первые обломки льдов.

В 8 часов утра остановились, привели ледокол кормой к ветру и произвели гидрологические наблюдения на глубинах. После этого драгировали, но никаких организмов не получили.

Пароход 'Вирго' подошел к нам во время драгирования, причем я, к моему большому удивлению, заметил, что 'Вирго' довольно быстро приближается перпендикулярно к нашему левому борту. Тотчас же велел дать полный ход вперед, так что нос 'Вирго' пришелся несколько сзади середины судна и остановился от борта не больше, как в одной сажени. Потом командир 'Вирго' объяснил мне, что хотел пристать к ледоколу перпендикулярно. За все продолжительное плавание мое по морям я в первый раз встречаю командира, который в море хочет пристать к другому судну и тем более перпендикулярно. Нет никакого сомнения, что 'Вирго' не утопил бы 'Ермак'; наполнилась бы лишь одна угольная яма, но это могло изменить дальнейшую нашу программу.


Вход во льды


В 10 часов вечера, передав на 'Вирго' почту и несколько бочек цемента для постройки знака вековой марки в бухте Адвент, мы пошли далее на север, и в 11 часов начали встречаться более крупные льдины, почему повернули на NNE. В 12 часов число льдин увеличилось; сделал сигнал 'Вирго', чтобы он остановился, после чего легли на истинный N. В дневнике я записал следующее:

'По мере хода судна лед увеличивается, и поля становятся большего размера с меньшим количеством каналов. Ход держим малый, около 6 узлов, но и при этом ходе удары очень сильные. Дело в том, что малый ход все же дает большую скорость. Велел малым ходом считать 40 оборотов машин, потом уменьшил еще, приказав боковым машинам на малом ходу держать 30 оборотов. При таких условиях ход все-таки достаточно велик. Трюмный машинист все время осматривает носовое отделение; он говорит, что огромная разница с тем, что было прежде, что корпус не так дрожит. В следующий раз Перский доложил, что в некоторых заклепках показалась небольшая течь. Туда пошел Гольстон и по выходе сказал, что это ровно ничего не значит и не может препятствовать дальнейшему плаванию. К 6 часам лед стал гораздо гуще, а в 7 часов мы приспустили марс и с марса выбирали путь, причем казалось, что впереди прохода совсем нет. Тем не менее, двигались вперед, идя то щелями, то проламываясь напрямик. В 7 часов вечера я, пообедав, вышел наверх и подсменил командира. Прошли несколько небольших торосов, которые легко развалились, но местами встречаем такие льдины, при ударе о которые обнаруживаются сильные толчки на корпус судна. В 8 часов, идя по трещине средним ходом, увидели впереди перешеек, состоящий из тороса. Уменьшили ход до малого, но судно не успело потерять забранного хода и ударилось со скоростью около 5 узлов. Удар пришелся в правую скулу; нос отбросило влево, и судно от удара сразу остановилось, хотя продолжало понемногу раздвигать льдины. Командир с Перским пошел в носовое отделение, и когда приблизился к новой большой горловине, то увидел, что из нее выступает вода. Они вдвоем бросились закрывать горловину, что и удалось сделать. Внизу закричали, что вода, прибывает, почему дал задний ход, подошел к левой льдине и ошвартовался. Всего от полудня до остановки пройдено льдами 32 мили'.

Горловина была открыта для того, чтобы осматривать отделение, и в случае, если бы командир не закрыл ее, то наполнился бы носовой трюм. Но это никакой опасности для судна не представляло, хотя могло подмочить некоторое количество провизии, если бы не поспели своевременно наполнить кормовое отделение для уменьшения дифферента. Далее в дневнике я записал:


Расположение льда в том месте, где получили пробоину

'Пустили в ход спасательную помпу, но она убавила воду лишь на полтора фута. В переднем трюме вода прибывала через водомерную трубку, которую сломало на качке раскрепившейся ледяной шлюпкой. Трубку забинтовали, а воду из переднего трюма выпустили в переднюю машину через вновь поставленные в Ньюкестле клапана и выкачали. Подвели пластырь, но он не мог пристать к борту, потому что в этом месте судно имеет фасон, который отводит пластырь в сторону. Спустили водолаза, он исправил пластырь; крикнули с палубы, что вода сильно убывает; я отпустил всех, но потом оказалось, что вода по-прежнему убыла лишь на полтора фута. Это было в полночь; все устали, и я решил отложить до утра'.

Торос, при ударе о который получили повреждение


Еще часу в десятом вечера я сходил на лед, чтобы осмотреть торос, о который мы ударились. Он состоял из 2-2 ? глыб, но книзу шел на большую глубину. Лотом и крючком доставали лед на глубине 7,3 м, и казалось, что нижняя глыба толще, чем верхняя, и лежат они плотно одна на другой. Бурение было отложено до другого дня, но потом торос унесло. На глаз казалось, что по сравнению с опущенным лотом нижняя кромка льда находится на глубине 8 м. Пробоина образовалась оттого, что удар пришелся в вертикальную часть борта над валом переднего винта. При условии иметь передний винт, нет возможности избежать вертикального борта в этом месте; между тем вертикальный борт не следует допускать не только в носу, которым судно ударяет в лед, но и в боках. При вертикальном борте давление может возрасти за пределы крепости металла, ибо при этом льду некуда сдать. Наклонный борт имеет то преимущество, что он жмет лед книзу и обламывает его, тогда как вертикальный борт дает горизонтальное движение льдине, которая может быть очень большого размера и, следовательно, обнаружит большое сопротивление.

Все это понималось мною и ранее, поэтому у судна нет вертикальных плоскостей, за исключением небольшой поверхности у переднего винта. Здесь она неизбежна, и казалось бы, что, понимая дело, мы должны были тут поставить особо сильные крепления. На деле вышло не так: место это приходится под ледяным поясом, шпангоуты отстоят один от другого на 2 фута, а не на 1 фут, как по ледяному поясу, и приходятся под очень косым углом (60°) к обшивке, которая точно так же не утолщена. Каким образом произошел такой недосмотр, объяснить не умею, но теперь, после того как получили пробоину, представляется совершенно очевидным, что это есть самая слабая часть всего судна. Разумеется, ее несколько защищал передний винт, а когда его сняли, то это место обнажилось, и его надлежало сделать крепче ледяного пояса, в особенности после того, как сняли передний винт.

26 июля (7 августа). Утром сделали малый пластырь и подвели. Водолазы совали паклю, но это не помогало. Велел сделать свертки из мешков с паклей, и тогда вода начала убывать. К 11 часам откачали воду до 13 футов. После обеда продолжали добавлять мешки снаружи и к вечеру выкачали воду из пробитого отделения. Заделку пробоины командир поручил младшему механику Улашевичу. Дело не в том, чтобы уменьшить течь, ибо предполагаем идти с заполненным отделением, а в том, чтобы подкрепить корпус, дабы повреждение не распространялось столь сильно. Заполняем вплоть деревянными жердями три пробитые клетки. Спасательная помпа два раза засаривалась щепками, которые, вероятно, попали из качающейся цистерны. Это, однако, не препятствует работам, ибо очистка помпы требует немного времени.

Драгировали; получили ил и несколько видов червей. При драгировании заметили, что судно несет на SSW. Под слоем холодной воды наверху лежит слой теплой воды. До 50 м температура -1,8; потом постепенно температура повышается, на 100 м +1,4; на 200 +1,8; потом температура опять уменьшается, и на 800 м температура -0,3. Поверхностная вода имеет удельный вес 1,0246 (3,22 %); затем удельный вес постепенно увеличивается, и, начиная с 200 м, удельный вес воды 1,0269 (3,52 %), т. е. вода, приносимая Гольфстремом.

В этот же день астроном Кудрявцев пробовал определять магнитные элементы, но лед, бывший в сжатии, когда мы в него вошли, с утра раздвинулся и был в движении. Льдина, на которой делались магнитные наблюдения, была размером около полумили, но в течение 3 часов, когда продолжались наблюдения, она все время поворачивалась, так что меняла как абсолютный азимут, так и направление на 'Ермак', отстоявший от наблюдателя на ? мили.

После полудня бурили лед для изучения толщины его. Оказалось, что верхняя глыба имеет толщину 6,3 м, из них 0,3 над поверхностью воды; потом идет промежуток в 0,6 м, потом лед в 1 м. Общая толщина 7,9 м.

27 июля (8 августа). Утром начали работать над изучением льда; достали на палубу глыбу, определили температуру в разных слоях, крепость и прочее. Удивительная ноздреватость льда в тех местах его, которые омываются водой. Середина этой глыбы совершенно крепкая. Перевернули одну глыбу, заложив ледяной якорь и взяв цепь от него кругом льдины на средний кран. Нижняя поверхность льдины оказалась бугристою, как будто в миниатюре рельеф плоской местности после ливня, причинившего промоины. Кружев снизу нет, они лишь с боков; должно быть для их образования необходимо проникновение солнца. Когда льдину перевернули, то из дна ее вырубили кусок толщиной в 40 см. На середине этого куска отчетливо видна была горизонтальная спайка. Вероятно, она произошла от нарастания льда, а не от смерзания двух глыб. Опыт на излом показал, что на месте спайки глыба крепче почти вдвое, чем на цельном месте выше и ниже спайки. Вода, полученная потом от таяния льда на месте спайки, казалась солонее, чем вода на других двух кусках. Все это можно будет объяснить, когда накопится побольше подобного материала.

Лед целый день находился в движении и переформировании. Торос, о который мы ударились 25 июля (6 августа), зажатый в то время между двух больших льдин, теперь уплыл от нас на полмили по направлению щели.

Днем наполнили таялку льдом: она действует хорошо, вечером настреляли птиц.

28 июля (9 августа). В 4 часа утра возобновили работы по заделке пробоины, которые остановили в 6 часов вечера. Улашевич работает прекрасно. Он сплошь забил три клетки и распорами укрепил это к разным частям набора. Накануне работали почти целую ночь.


Подъем ноздреватой льдины


Переворачивание ледяной глыбы


Вид на ледяной перешеек с мостика ледокола


Перешеек дал трещину


Утром поймали акулу, что очень меня удивило. В таких широтах, в воде, температура которой ниже 0, я никак не ждал встретить этого по преимуществу тропического хищника. На завтрак подали блюдо из акулы, которое было очень вкусно, также были вкусны и пирожки из нее. Много портило дело сознание, что это мясо акулы. Удивительная живучесть! Акула шевелилась, когда из нее были удалены все внутренности и содрана шкура. Утром сделали станцию и драгировали, но драга не принесла никаких организмов. Ветер N, но, судя по направлению линя от драги, нас несет на WSW. Впоследствии это подтвердилось, так как в полдень 29 июля (10 августа) по обсервации оказалось, что за 68 часов несло на SW 63° со скоростью 0,44 узла. В 1 час дня осмотрел заделку пробоины и велел еще вставить упоры к угольникам, чтобы разложить удар на большее число заклепок. Велел также послать водолазов обрезать торчащие из пробоины мешки.

Вечером окончили подкрепление обитого места, сняли пластырь и дали носовому отделению наполниться водой.

Как бы пробоина ни была подкреплена деревянными распорками, все же таки корпус в этом месте ослаблен и не столь крепок, как был прежде. Осторожность требовала направиться обратно к выходу изо льдов, но хотелось сделать более серьезные испытания ледокола и посмотреть, каковы льды, а потому, надеясь на переборки, я решил продолжать испытания и для этого идти далее на N.

29 июля (10 августа). В 6 часов утра пошли и, пройдя милю, встретили перешеек в две длины судна, образовавшийся от сжатия двух больших ледяных полей. С судна нельзя было заметить, где находится место соприкосновения двух льдин. Очевидно, оно шло зигзагами и нагромождения на нем смешивались с другими нагромождениями. Перешеек состоит из толстых льдин. Пар был слабый и лишь в трех котлах. Велел поднять пар. В 8 ? начали пробиваться легкими ударами. Ветер Е-5 мешает до некоторой степени маневрировать. Боялся с пробитым судном ударять с большого хода. Удары наносились с хода до 7 узлов, но на корпусе они не отзывались. Лед ломался, и ветром обломки выносило назад. Когда пробили четверть перешейка, то он дал трещину. Мы уперлись в лед и продолжали действовать машинами полным ходом. Льдины потихоньку тронулись и через несколько минут раздвинулись настолько, что ледокол пошел вперед. Каждая из льдин была размером около 1 мили, и обе они находились в некоторой степени сжатия; тем не менее раздвинулись.

Пройдя перешеек, увидели белого медведя на правой глыбе; открыли по нем пальбу и ранили. Медведь побежал и затем бросился в воду и поплыл через полынью, в которую мы тотчас вступили, идя по нашему пути. Взяли курс на медведя; убил его лейтенант Шульц выстрелом вплотную с полубака. Подняли на палубу и продолжали идти. Медведя установили в позу и дали художнику Столице случай нарисовать его. В нем оказалось 'чистого' мяса 18 ? пудов.

В 11 ? часов подошли к торосу, загромождавшему путь. Прикоснулись к нему, идя лишь узла 3-4. Торос тотчас же развалился. Одни глыбы падали вниз, другие из-под низа всплывали наверх. Картина поразительная! Вся вода наполнилась обломками тороса. Если бы такую картину сбоку снять кинематографом, то это дало бы некоторое представление об удивительно эффектных моментах, которые так часто встречаются при ломке полярного льда.

В 12 ? часов, пройдя по прямому направлению 10 м на NE, ошвартовались у старого льда, покрытого следами медвежьего пребывания.

Осмотрели все трюмы: нашли, что в левой передней угольной яме некоторые заклепки слезятся. Подвели пластырь под пробитое ранее отделение, выкачали из него воду, пустив для этого через магистральную трубу спасательную помпу, берущую 10 тонн в минуту, циркуляционную (15 тонн) и балластную (1 ? тонны). Благодаря такому энергичному выкачиванию, пластырь быстро присосало к пробоине, и вода убыла. Жаль, что в прошлый раз не догадались сделать того же, это очень ускорило бы дело. Осмотрели подкрепления, причем я велел добавить еще несколько упоров. Водолаз Пинаевский говорит, что с правой стороны тоже есть повреждения.

Охотники ходили за медведем, ранили его, но он поплыл через полынью, и след его потерялся. В 4 часа вечера сделали станцию. Температура поверхностной воды -1,2, постепенно увеличивается и на 100 м +1,5. На глубинах с поверхности до 80 м вода разбавленная, а ниже - вода Гольфстрема.


Подъем белого медведя


Торос перед разбиванием его


Что осталось от тороса


Что осталось от тороса


Нагромождение тяжелого льда


Вид полей тяжелого льда на свободе


'Ермак' в тяжелых льдах. Вид с носа


Вид полей тяжелого льда в период сжатия


30 июля (11 августа). Водолазы продолжали осмотр. Сафонов говорит, что с правой стороны повреждения никакого нет и что форштевень и крепления к нему обшивки исправны. Барометр со вчерашнего вечера опустился на 7 мм и стал вновь подниматься. Ветер тихий от NNW; небольшой туман, но солнце светит и греет.

В полдень окончили все осмотры и пошли на N. Шли довольно успешно по 2-3 узла, местами скорее. В одном месте останавливались для обмера толщины льда. В 11 часов вечера вошли в очень толстый лед, состоящий из больших и малых льдин, но без тяжелых нагромождений. При разламывании одной из льдин отломанный кусок оказался плавающим на боку в выгодных условиях для подробного обмера и обследования. Решился остановиться и поручил лейтенанту Ислямову и инженеру Цветкову приступить тотчас же к изучению льда. Они проработали вместе с лейтенантом Шульцем до 3 часов утра.

Оказалось, что лед сплошной, толщиною в одном месте 2,7 м. Большинство льдин было 3,5-4,3 м. Взяли образцы, испытывали на крепость и прочее. После полуночи сделали станцию, причем оказались температуры и удельные веса, как и на предыдущей станции.

31 июля (12 августа). В 4 часа утра при северном ветре силою 3 балла снялись со швартовов, но лед оказался в периоде сжатия, а потому, боясь ударять в столь тяжелые глыбы с полного хода, решился остаться.

Утром, в расстоянии около мили от нас, увидели высокое нагромождение льда. Партия отправилась осмотреть его поближе, и оказалось, что это нагромождение 12-футовых льдин. На приведенной фотографии видно, как ничтожен размер человека по сравнению с этими тяжелыми глыбами. По точному обмеру оказалось, что ноги людей, стоящих на глыбе, находятся на высоте 22 футов от поверхности воды. На той же фотографии следует обратить внимание на веерообразную форму борозд на некоторых льдинах. Это происходит от того, что льдина, обтаивая, кренится на некоторой оси, самое же обтаивание происходит неравномерно, ибо солнце ходит вокруг, а обтаивает лишь сторона, повернутая к солнцу. Кроме того, днем оно греет больше, чем ночью.

Также заслуживает внимания глыба почти шарообразной формы, вздвинутая давлением на поверхность льда.

В течение утра замечал, что лед продолжает сжиматься все плотнее и плотнее. После размышлений напал на мысль, не есть ли это место постоянного сдавливания, вследствие того, что здесь поворот течения от WSW на SWS.

Надо предположить, что весь лед Ледовитого океана к северу от Земли Франца-Иосифа и Шпицбергена движется на WSW, между тем Гренландское течение идет на SW. Чтобы повернуть всю массу льдов, нужна или сила, или сопротивление. Наличие такой большой силы незаметно, поэтому надо допустить, что лед поворачивает к S, вследствие сопротивления, представляемого Гренландским берегом. Может быть, берег этот лежит не так далеко, как мы себе это представляем, но если он находится даже в 280 милях от нашего места, как это выходит по обмеру с карты, то и в таком случае возможно, что лед упирается в него и вследствие этого уклоняется к югу. Можно предположить, что в этих местах, вследствие скопления льдов, они задерживаются на несколько лет[182]. Чем ближе к Гренландскому берегу, тем задерживание их может быть сильнее, и не есть ли это причина образования того льда, который капитан Нэрс (Nares) назвал палеокристическим (вековым) льдом. Если все это так, то в этих местах пробиваться очень трудно и с ледоколом следует выбирать более восточные долготы. Нансен предположил, что лед движется во всю ширину Гренландского пролива. Это верно, но вероятно, что, чем ближе к Гренландскому берегу, тем движение льда тише. Надо опасаться, что если явятся последователи идеи Нансена и дрейфующее судно пройдет Ледовитый океан севернее, чем прошел 'Фрам', то не может ли случиться, что оно попадет в более близкое соседство с Гренландским берегом, что там движение замедлится и явится опасность не выйти своевременно на свободную воду.

Решился выйти из этого места и войти в лед восточнее, против Семи островов. В 2 часа тронулся. Те места, которыми шел вчера так свободно, теперь, при сжатии льда, представляли большое сопротивление, так что на прохождение 2 миль потребовалось около 4 часов, главным образом потому, что боялся действовать набегами, дабы не повредить уже пробитое место. Сквозь воду видно было, что льдины идут на большую глубину и местами нижние глыбы выступают из-за верхних. В одном месте оценили на глаз глубину подводной части: 12-15 м.

Пять фотографических снимков, которые тут помещены, представляют 'Ермак' в этих тяжелых льдах в то время, когда они находились в периоде сжатия. Из фотографий этих видно, что свободной воды немного и лед очень тяжелого свойства, но ледокол может справляться и с этим, в особенности, когда он будет достаточно крепок, чтобы не бояться ударов с большого хода. Сознание того, что в подводной части есть уже большая дыра, ни в каком случае не действует поощрительно, и, хотя у меня была большая уверенность в непроницаемых переборках, все же благоразумие требовало сдерживаться, насколько это возможно, и не заходить за некоторые пределы. Разумеется, если бы все время пришлось подвигаться вперед с такою же незначительною скоростью ? узла, как в эти 4 часа, то следовало бы отказаться от плавания с ледоколом в Ледовитом океане, но лед находился в периоде сжатия, и вчера, как я уже сказал выше, мы этим же местом шли по 3 узла. Переждав несколько часов или день, мы могли бы получить более легкие условия плавания, но мы здесь были для испытаний и такого случая суровых условий пропускать не следовало.


'Ермак' в тяжелых льдах. Вид сбоку


'Ермак' в тяжелых льдах. Видна лишь корма ледокола


'Ермак' в тяжелых льдах. Вид с кормы


Вид вдоль борта при проходе через тяжелые льды


По широте мы были далеко от того места, где зимовал 'Фрам', но, судя по фотографиям, снятым на 'Фраме', льды не уступали льдам Нансена. Боюсь впасть в ошибку в этом отношении и предоставляю читателю самому сделать выводы. Надо сравнивать виденные нами льды с летними льдами, которые видел Нансен, а они, судя по фотографии, представляются незначительными по толщине в сравнении с тем, что мы встретили. Экипаж 'Фрама' в летнее время едва находил место, где можно было погулять, а мы могли без затруднения посылать партии во все стороны на несколько миль.

Помещаю снимок льда, сделанный с мостика. При снимании фотографии с возвышенных точек, пропадает впечатление неровности льда. Снимки Нансена большей частью сняты с меньших высот. Лед на прилагаемом нашем снимке несколько похож на лед, окружающий 'Фрам'. Мы через этот лед шли почти напрямик ходом в 4 узла. Отдельные поля дают трещины и расступаются в бока довольно свободно.

С 8 часов вечера пошли скорее и ночью имели ход зигзагами до 4-х узлов.

Когда читаешь описание путешествия 'Фрама', то получается впечатление, что летом идет обильное таяние снега и льда. Мы такого обильного таяния не наблюдали. В редких случаях видели, что с ледяных глыб капает вода. Множество прудов, встреченных нами на льду, содержали вполне пресную воду, и все они оставались на поверхности. Мы не видели, чтобы вода пруда профильтровалась вниз сквозь лед. Лед, встреченный нами в августе месяце, от верху до низу был совершенно крепок. Когда мы откололи кусок 14-футового льда и он всплыл на поверхность боком, то я был поражен солидным видом его структуры. Он не мог быть лучше зимою. Замеченное нами таяние было по вертикальным обнаженным сторонам льда, и вид подымаемой глыбы показывает, что лед значительно разрушается водою, но разрушение это не распространяется далеко и простирается не более, как на фут или два; так что, отпилив эту кружевную часть, можно найти за нею совершенно солидный лед.

Не только лед казался ослабленным влиянием летнего солнца, но и снег на поверхности льда сохранился. В торосах он был глубок, но и на ровных местах мы всегда находили немного снега.


'Fram' в июле 1894 г.


Легкий полярный лед


'Ермак' у границы льдов


Следует ли такое отсутствие влияния летнего таяния считать условием исключительным или же в этой части моря от близости гренландских ледников или иных причин таяние не так обильно, как в других местах Ледовитого океана?

Затрудняюсь дать ответ на этот вопрос, но вполне хладнокровное рассуждение приводит меня к заключению, что мы имели дело с очень тяжелым, летним льдом и что, может быть, дальше на север и восток лед окажется слабее и податливее перед силою ледокола. В то время, когда 'Фрам' под командою Свердрупа пробивался от широты 84° к югу, наибольшее замедление было тогда, когда он был уже в широте 81°30?. Здесь он оставался с 15 (27) июля по 1 (13) августа, т. е. в течение 17 дней, сделав за все это время меньше 10 миль, тогда как перед тем с 8 (20) июля по 15 (27), когда лед был менее ослаблен действием, сам 'Фрам' продвинулся на юг более чем на 100 миль.

1 (13) августа. В 5 часов утра остановились в полынье, пройдя с 3 часов дня 25 миль. Сделали станцию, причем температуры и удельные веса те же, что и раньше, показывающие, что со 100 м книзу идет теплая вода Гольфстрема. Стояли до 11 часов утра, потом пошли далее и в 8 часов вечера совсем вышли из льда, пройдя льдами 42 мили. Легли затем на NE 60°, держась кромки льдов. Шли по 10 узлов. Ночью делали опыты таяния глыб в воде, температура которой +0,5°.

2 (14) августа. До 5 часов утра шли вдоль границы льдов, по временам сворачивая и обходя выступающие части. Ход 10 узлов. С 5 часов начали сильно изменять курс в разные стороны, чтобы идти по более свободной воде, и в 8 часов утра остановились. Сделали станцию ? 25 и тралили. Достойно внимания то, что на этой станции нижняя вода не столь тепла, как на предыдущих. Вода здесь на 200 м имеет температуру +1,1, тогда как на всех предыдущих станциях она была +1,9. Температура +1,1 на этой глубине встречается на всех восточных наших станциях, что наводит на предположение, что нижняя вода, входящая по западную сторону Шпицбергена, продолжает следовать на север, а не поворачивает круто вправо, чего можно бы было ожидать вследствие вращения земли. Причину этого надо искать в медленности самого течения, скорость которого, вероятно, в этом месте очень мала, и в стремлении этой теплой воды опуститься в более глубокие слои, чтобы уступить место малосоленой воде Ледовитого океана.

Трал принес 2 вида губок, 2 вида червей, 3 вида офиур, звезду, ежа, моллюска и 2 рыбы.

Подошли к торосистому полю. Гряды торосов имели среднюю вышину 3-4 м; в глубину, оценивая на глаз, они шли до 10 м.

Решился сделать в этом месте кинематографический снимок. Кинематограф есть обыкновенный фотографический аппарат, приспособленный для снимания последовательно большого числа снимков на фильме. Он приобретен был в Париже от Ришара (Richard Freres Impasse Fessard) за 1000 франков. Наружный размер его 40 х 20 х 15 сантиметров, а получаемые снимки 25 х 22 миллиметра. Фильма американского образца 35 мм шириною представляет длинную ленту. Она была приобретена от Pathe freres в Париже. Мы взяли ленты в 20, 10 и 5 метров. В этом аппарате лента длиннее 25 метров поместиться не может. На каждый метр ленты приходится 40 снимков.

Кинематограф оказался довольно удобным. Один и тот же инструмент служит для снимания видов, для печатания позитивов и для проектирования на экран.

Для снимания ставится к инструменту соответствующий объектив. Светочувствительная лента (фильма), свернутая в катушку, закладывается в верхнюю коробку, и конец ее пропускается к тому месту, на которое падает изображение. Инструмент наш имел объектив с постоянным фокусом. По установке кинематографа на желаемое место, надо приготовиться и начать делание снимков в требуемый момент. Для этого нужно вращать ручку, от которой сделаны очень простые приводы для следующих манипуляций. Открывается на короткий промежуток времени затвор и вновь закрывается; передвигается фильма на величину снимка и останавливается; после этого опять открывается затвор и т. д. Одновременно с этим фильма, прошедшая перед объективом, заматывается на другую катушку внизу. Чем света больше, тем вращение ручки можно производить скорее. Нашим инструментом можно было получить до 12 снимков в секунду, но для движения судна такая скорость снимания излишня, можно ограничиться меньшим числом.

Когда снимок сделан, то фильма в темной комнате наматывается спиралью, чувствительною стороною наружу, на большой стеклянный цилиндр, который вращается на своей оси в ванне с проявителем. Ванна мелкая, так что в нее входит лишь нижняя часть цилиндра.

Для проявления нужно вращать цилиндр. Когда проявление окончено, цилиндр переставляют в другую ванну с чистою водою и вращают, переменяя воду, пока промывка не будет окончена. После этого цилиндр переставляют в третью ванну с фиксажем, а оттуда опять в ванну с чистою водою. Затем фильму снимают с цилиндра и в каком-нибудь бассейне окончательно отмывают, оставляя в воде на несколько часов.

Когда фильма хорошо отмыта, ее высушивают, развешивая большими гирляндами на деревянную палку.

Получится негатив, но так как для проектирования нужен позитив, то следует переснять изображение на другую фильму. С этою целью в тот же инструмент закладываются две фильмы одновременно. Одна негативная, другая чувствительная. Объектив и затвор снимаются, и лента равномерно пропускается, причем скорость вращения ручки зависит от количества света. Получится позитивная фильма, которую обрабатывают так же, как и негативную.

Для проектирования позитивная фильма закладывается в прибор так же, как для снимания, но вместо закрытой катушки, которая нужна для чувствительной фильмы, ставится открытая. Объектив при этом должен быть поставлен другой. Задняя стенка инструмента открывается, и на известном расстоянии помещается лампа, как и в волшебном фонаре. Между лампой и фильмой ставится специальный графин с водою, служащий конденсатором для световых лучей и вместе с тем поглотителем тепловых.

Я поместил все это описание для того, чтобы показать, что дело это простое, когда его поймешь, но лейтенанту Шульцу пришлось с ним довольно много заниматься, потому что добрых наставников неоткуда было взять. Люди профессиональные держат для себя свои познания. Я хотел взять одного профессионала, но он требовал, чтобы снимки принадлежали ему, и не соглашался идти за деньги. Я вовсе не хотел дать материал для показывателей в caffe-chantant и потому решил, что мы сами займемся этим делом.

Нахожу, что кинематограф должен составлять принадлежность каждой ученой экспедиции, и надо, чтобы один из ученого штаба знал обращение с ним.

Для делания кинематографическая снимка лейтенант Шульц, приспособивший кинематограф к штативу от магнитного прибора, поставил его на лед в расстоянии около 400 метров от судна на траверз левой стороны носа. Световые условия были не особенно благоприятны. Когда кинематограф установили, ледокол отошел назад на половину своей длины, после чего был дан полный ход вперед. К моменту прикосновения ко льду ледокол имел около 7 узлов хода. Ледокол, сместив бывшую перед ним глыбу, с силой взошел на торос, поднявшись на вышину, которую на глаз мы оценивали в 2 ? метра. Затем ледяное поле дало поперечную трещину, и нос ледокола опустился вниз, после чего ледокол приостановился, пока правая сторона поля потихоньку не сместилась со своего места. В это же время отломился большой кусок с левой стороны, и из трещин стали всплывать большие глыбы, бывшие под водой. Когда правое поле достаточно отодвинулось, ледокол забрал ход и прошел насквозь, поворачиваясь все время вправо по направленно образовавшейся трещины.

С кинематографической негативной ленты весьма удобно получать отдельные снимки. Каждая картина, которую надо снять, проектируется посредством фонаря на чувствительную бумагу, которая потом обрабатывается обыкновенным образом. Тут даны некоторые из снимков. От момента, когда нос ледокола вошел в объектив, до того, что исчез кормовой флаг по другую сторону объектива, сделано 436 снимков. Прилагаемые фотографии дают снимки: 10, 22, 38, 224, 299, 343 и 376.

Снимок 10 изображает ледокол в момент прикосновения ко льду, когда нос его начинает подниматься.

Снимок 22 представляет момент наивысшего подъема, причем видно, что глыба, которая была на предыдущем рисунке между клюзом и форштевнем, сбита со своего места, и вместо нее торчат куски совсем другой формы.

Снимок 38 изображает ледокол, когда он опустился в сделанную им трещину. Высокая глыба, которая проектируется на корпус ледокола прямо под якорным краном, находится от корпуса на некотором расстоянии. Ледокол прошел, не задев ее, и она видна на всех рисунках; только на кинематографическом снимке ? 10 она проектируется на фоне неба и потому почти не заметна.

Снимок 224 представляет ледокол все еще на том же самом месте. Требуется время, чтобы раздвинуть эти все массивы, и, за исключением торчащей ниже крана глыбы, очертание остального льда переменилось. Ледокол на этом снимке сидит еще ниже, чем на предыдущем. Через пять снимков после этого ледокол тронулся вперед, следовательно, он стоял на месте от снимка 38 до снимка 229, в течение приблизительно минуты времени.




Снимок 299 представляет ледокол на ходу, по образовавшейся трещине. Высокая глыба приходится против носовой трубы.

На снимке 343 высокая глыба находится против машинного люка. Она имеет все тот же фасон, но весь остальной контур льда изменился. Часть бывших наверху глыб сброшена вниз, а другие сдвинуты со своих мест корпусом ледокола.

Снимок 376 сделан, когда высокая глыба поравнялась с кормовой лебедкой. То, что было вправо от нее, рассыпалось и поплыло назад, то, что влево, опять изменило свой фасон.

На снимке 429 конец кормы подходит к краю объектива, а на снимке 436 исчезает правая кромка кормового флага.

При быстром проектировании кинематографических снимков на экране получается весьма эффектная картина. Сперва видны льдины, затем с правой стороны экрана показывается нос ледокола, идущего ровно до момента прикосновения ко льду, после чего нос восходит по наклонной плоскости кверху на 2 ? метра и затем плавно опускается вниз в сделанную им трещину и останавливается. В то время, пока ледокол стоит без движения, на экране отчетливо видно, как глыбы льда вылезают из воды и ныряют под воду, вследствие раздвигания щели. После этого ледокол начинает набирать ход вперед и быстро проходит по экрану, причем на экране отчетливо видно, что лед, проходящий вдоль борта, разбит в куски, ибо заметны его колебания. Последним скрывается русский коммерческий флаг корабля, который осмелился форсировать ледяные твердыни неприступного океана.

Кинематограф, однако же, дает не только одну эффектную картину, но и материал для научного изучения движения ледокола во льду. С этою целью впоследствии при научном разборе полученного материала был поставлен экран, покрытый ватманскою бумагою, и на нем проектировались картины одна после другой. В каждом положении судна очерчивался угол форштевня и верхней палубы, а также наносились некоторые другие приметные точки судна. Получились ряды точек, обозначавших движение корабля. Для оценки величин получился совершенно точный масштаб, по размеру изображения судна. Можно было даже принять за масштаб марки углубления на форштевне, которые отчетливо видны на экране.

Точно так же получился правильный масштаб для измерения углового подъема носа. Для этого приходилось брать линии между двух определенных точек корабля в одном положении и в другом. Угол между этими линиями точно соответствовал угловому подъему носовой части ледокола. Он получился в 3°.

Скорость движения судна на кинематограмме получается не точно. Промежутки между снимками зависят от скорости вращения ручки, а оно делалось произвольно. Надо было предположительно принять, что скорость была известная, и, исходя из этого, составить масштаб скорости судна.

Чтобы устранить подобный недостаток на будущее время, надо потребовать, чтобы к движению рукоятки был приспособлен хронограф. В таком вид инструмент будет передавать движения корабля с полным и точным масштабом.

Рассматривая полученную кинематограмму, мы видим, что ледокол ударил в лед, имея ходу 7 узлов. С начала подъема носовой части ход стал уменьшаться, и в момент, когда ледокол был на самой высшей точке, поднявшись форштевнем на 2,9 метра, ход судна был не более 3 узлов. Затем нос стал опускаться книзу, и судно совершенно остановилось. Через минуту судно опять начало идти вперед и приобрело скорость около 7 узлов. От начала опыта и до сего времени держали полный ход у трех кормовых машин, развивая около 10 000 индикаторных сил. Затем ход машин был уменьшен, дабы не разгонять судна, по выходе на более свободное место.

Помещаю несколько наставлений по деланию кинематографических снимков. Чтобы получился хороший снимок, необходимо выбрать должную обстановку. Прежде всего следует обратить внимание на освещение. Это условие большой важности, и делание кинематографических снимков льда при неблагоприятных световых условиях дает очень неудовлетворительные результаты. Недостаточно иметь ясный день: надо такое положение света, при котором в аппарате видны были и освещенные и неосвещенные части глыб.

Снимки с судна вообще менее эффектны, чем снимки со льда. Чем выше поставлен аппарат, тем более пропадает рельефность и высота льда. Поэтому в случае снимания льда на ходу лучше всего делать специальную площадку, вывешивая ее за борт на столько низко, на сколько это позволяют условия льда. При снимании со льда выбор места очень затруднителен, ибо неизвестно, в которую сторону треснет лед, и может случиться, что инструмент и люди при нем окажутся в опасности.

Снимки с борта на ходу не вызывают потери времени, их можно делать, когда угодно. Снимок же со льдины требует двух часов, а времени свободного в плавании на ходу никогда но бывает; нет такого случая, чтобы остановка была приятна, и приходится принуждать себя останавливаться для снимков.

Снимков с борта было сделано 12 штук. Они дают понятие о движении льдов перед носом и о трещинах, которые дает лед. Со льда был сделан только один снимок, о котором говорилось выше.

О дальнейшей работе этого дня в дневнике говорится следующее:

В полдень пошли далее на N, идя зигзагами. Идем вполне успешно, хотя впереди совсем не видно пути. Кажется, что льды непроходимы, а между тем по мере приближения выясняется, что есть разбитый лед и щели. Поэтому мы шли безостановочно. Снимали кинематографом картины, как льды раздвигаются. Ранили медведя, который куда-то скрылся; послали партию на поиски, но напрасно потеряли час времени. Потом внезапно из-под снега выскочила медведица с медвежонком. Должно быть, медведи иногда вырывают себе яму в снегу, чтобы защититься от ветра. Сделано по медведям несколько выстрелов, но, вероятно, по дальности расстояния не попали. Вообще следов медвежьих встречается очень много, причем они идут прямо через лед и пропадают на краю. Кажется, что как будто медведь, выбрав направление, держится его безразлично, по льду или по воде. Во многих случаях видели медведей вдалеке. Вообще, когда было мало шансов убить и доставить на корабль медведя, я воздерживал наших стрелков от упражнений, вследствие которых могли бы без нужды ранить безвредных обитателей этих мест. Оригинально, что название 'медведь' происходит от слов 'мед' и 'ведать', а между тем можно поручиться, что ни один белый медведь никогда не отведал вкуса меда.

Около 4 часов из левого трюма показался дым. Выскочившие оттуда люди заявили, что загорелась пакля. Пробили пожарную тревогу, спустили шланги и вскоре погасили пожар, несмотря на то что внизу был такой сильный дым, что можно было опасаться за людей. Боцман Зуев, при котором это случилось, обжег себе руки, но доктор за неделю его вылечил.

В 5 ? часов подошли к очень тяжелому торосистому полю, на Е от которого простиралась большая полынья воды, наполненная кусками разбитого льда. Это явление произошло от того, что торосистое поле, сидя в воде гораздо глубже, чем окружающие льды, двигалось в это время на W скорее их, оставляя за собою свободную воду.

Обойдя торосистое поле, ледокол опять лег на N и пошел узлов по 8. Подходя к воротам, которые не казались тяжелыми, ход заблаговременно уменьшили, но, вероятно, оставалось еще узла 4. Ледокол ударился в правую сторону и отскочил, ударил в левую, потом опять в правую и опять в левую. Удары были жестокие. Нужно и впредь ожидать таких ударов, и судно должно быть достаточно крепко, чтобы их переносить. Между тем у нас при таком ударе с левой стороны в переднем грузовом трюме сорвало несколько заклепок в том месте, где уже и перед тем было несколько штук сорвано. Осмотр показал, что три шпангоута потеряли связь с палубой. Решился остановиться, чтобы подробно осмотреть судно и вместе с тем изучить тяжелое торосистое поле, к которому подошли и ошвартовались. Прошли 14 миль на NtW.


Кривые движения носа ледокола при набеге на торос


Полынья, наполненная кусками разбитого льда


Виды того же берега, срисованного разновременно


Еще до остановки астрономом Кудрявцевым на Е замечен был гористый берег. Как только остановились, то взяли пеленги и его стали зарисовывать, но оказалось, что форма гор меняется, пеленги же крайних точек оставались без перемен, а именно: северный край NE 74 1/2°, а южный SE 67 1/2° - истинные. Если это в самом деле берег, то он виден вследствие рефракции, а не непосредственно. К югу хорошо видны семь островов, которые находятся от нас в расстоянии 30-40 миль. За островами видна Северо-Восточная Земля и вид ее сходен с той землей, которая видна на востоке.

Землю эту фотографировали геодезическим объективом, но на снимке изображения не получилось - дальние предметы вообще выходят очень слабо.

В полночь, в первый раз с тех пор, как вошли во льды, видели полуночное солнце на 6 градусов над горизонтом. Погода чаще бывает такая, которую я назвал бы 'молочною': это - особенность состояния атмосферы во льдах - света много, все бело, а видно лишь на несколько миль.

3 (15) августа. В 1 час ночи выходил смотреть открытый вечером берег. Он был виден так же, как и вечером накануне. Левый край был на NE 71°, и, кроме того, открылся отдельный островок на NE 38°. Он был маленький; возможно, что это ледяная гора. В одном месте казалось, что отдельный маленький островок находится между нами и этой видимой землей - тоже, вероятно, ледяная гора. Утром погода продолжала быть ясной, небо безоблачное, и берег виден по-прежнему. Около 3 часов астроном Кудрявцев делал магнитные наблюдения со льда и тоже видел как маленький островок на NE 37°, так и часть виденной нами земли, которая начинала скрываться. К вечеру мы уже потеряли ее из виду.

Общая радость при виде этой земли была несказанная. Каждый путешественник доволен, если ему удастся сделать хоть маленькое открытие. Нансен со своим 'Фрамом' три года оставался во льдах; прошел по совершенно неисхоженным местам, но корабль его не встретил ни одного острова. Разумеется, это не его вина, и никто не будет обвинять Нансена в том, что он не открыл ни одного острова среди Ледовитого океана, но если б он встретил какой-нибудь остров - это было бы большое радостное для экипажа событие.

Видели ли мы действительно землю? Думаю, что да, но поручиться за это невозможно. Если б это были облака, то они не могли бы продержаться на одном месте в течение целых суток. Следовательно, это было что-нибудь более постоянное, чем облака. Если это ледяные горы, то при высоте 60-80 футов они должны быть недалеко и не менять своей формы, а между тем то, что мы видели, каждые полчаса меняло свою форму, и те, кто зарисовывал, получали снимки, в которых то один пункт казался высшим, то другой. Это могло происходить лишь от действия рефракции.

Тот факт, что видимый нами берег менял свою форму, показывает, что он был от нас на большем расстоянии, чем Семь островов, до которых мы считали 30-40 миль. Если расстояние больше, чем это, то, следовательно, виденный нами берег горист, и надо допустить, что он от нас отстоит миль на 100. Отсюда, судя по крайним пеленгам, длина этой земли по меридиану простирается на 60 миль.

Если такой берег существует, то это не Земля Гилли, которая отстоит в 160 милях по более южному направлению, и не Земля Франца-Иосифа, отстоящая в 260 милях. Это должно быть новая, еще никем не виданная земля, которая ждет своего исследователя[183]. Не странно ли открывать новую землю вблизи Шпицбергена, посещаемого промышленниками в течение многих столетий? Дело, однако, в том, что ни один корабль не отваживается входить во льды, и в то время, когда 'Ермак' свободно прогуливался по льдам к северу от Семи островов, экспедиция для измерения градуса меридиана у Шпицбергена не могла дойти до них.

У всех было полное желание пройти далее на восток и описать эту новую землю, но раньше, чем решиться на это, я велел осмотреть подводную часть судна и, главным образом, состояние, в котором находилась пробоина.

Подвели пластырь, выкачали воду, и осмотр показал, что повреждение в носовом отделении значительно увеличилось. Хотя деревянные упоры, поставленные прежде, оставались на своем месте, тем не менее оказалось, что лопнул стрингер, и еще два шпангоута смялись в пространстве ниже ледяного пояса, что весьма понятно, ибо от поврежденного места дальнейшее повреждение распространяется довольно легко. Сбитые заклепки заменили, где возможно, болтами, поставили ряд распор в переднем трюме, а внизу также продолжили добавочное крепление, стараясь не упирать распоры в непроницаемые переборки. В одном месте положили проволочный найтов, которым давление на вертикальные стойки передавалось на продольную весьма крепкую переборку. Имея в виду возможность пробоин, следует при постройке ледоколов делать особые приспособления для крепления распор. Нам приходилось упирать их, куда случится. Правда, что делание приспособления для распор по всему судну вызывает большие дополнительные работы и потребует немалых расходов, тем не менее при постройке это возможно до некоторой степени предвидеть. Для всяких таких случайностей не худо иметь достаточное количество жердей, и мы действительно их имели.

Сделанный осмотр показал, что дальнейшая форсировка льда может повести к повреждениям водонепроницаемых переборок, что нежелательно, а потому решили выйти из льдов.

В тот же день в дневнике я записал следующее: 'Сегодня, в 4 часа утра, вахтенный увидел трех медведей, которые подошли к самому борту: два взрослых и один медвежонок. Оказалось потом, что из взрослых один был самец и одна самка. Разбудили охотников - Пермякова и других, которые погнались за медведями и тотчас же ранили медвежонка. Нужно было видеть эту трогательную сцену, как самка помогала своему раненому детенышу перебираться через торосы. Следующая пуля покончила с детенышем. Как только это случилось, самка, считавшая, вероятно, что детеныш убит самцом, бросилась на него, вцепилась ему в бок своими клыками и нанесла огромную рану, разорвав шкуру почти на полметра. Пока продолжалась эта борьба, подоспели охотники и меткими выстрелами покончили с остальными двумя медведями'.

Команда отказалась есть медвежье мясо даже в виде прибавки, так что передние части выбросили на лед, а задние ресторатор засолил, говоря, что его приятель maitre d'hotel одного из петербургских больших ресторанов просил его привезти этот деликатес для петербургских гурманов.

Торосистое поле, у которого мы стояли, было изучено нами, насколько возможно. Инженер Цветков снял план его, а лейтенант Ислямов занимался обмером толщины льда в надводной и подводной частях. Вышина надводной части оказалась от 2 до 6 м. Для измерения подводной части придуман был такой способ: поплавок с привязанной к нему трубкой Томсона протаскивали подо льдом и затем по трубке отсчитывали, до какой глубины поплавок доходил. Наибольшая глубина, которую мы получили, была 13 м. На горизонте видели торос, который, казалось, возвышался на 11 метров, но оценка эта сделана на глаз. Кажется даже, что возвышенную часть составляла отдельно торчащая глыба на ребро или, еще вероятнее, это была ледяная гора ice-berg.

Ночью опять очень близко подходил медведь и обнюхивал завезенный якорь, но пока выходили охотники, он убежал и скрылся за торосами.

4 (16) августа. Утром в 6 часов пошли на юг. Часто останавливались для разных целей, к полуночи вышли на мелкий лед и повернули на Е.

5 (17) августа. В 6 часов утра пошли далее на Е и в 8 ? часов утра вошли в густой лед и остановились. Туман. В 9 часов утра открылись четыре отдельных островка. Потом оказалось, что это были ледяные горы, вышиною 12-18 м. Издали они казались настоящими островами.

В 4 часа вечера подошли к одной ледяной горе, значительно обтаявшей. Поверхность ее была вся покрыта валунами. Лейтенанты Шульц и Ислямов поехали осмотреть ее, и оказалось, что некоторые камни были диаметром до 1 м. Собрали образцы разных камней, в некоторых нашли блестки серного колчедана, и отыскался даже кусочек этого минерала, величиною с серебряный пятачок.


Путешествие на ледянке


Путешествие на ледянке


Вид ледяной горы, покрытой на поверхности валунами


Лейтенанты Шульц и Ислямов у большого валуна


Присутствие такого большого числа ледяных гор в близком соседстве с Шпицбергеном есть явление не совсем обыкновенное. Мы видели четыре столовых ледяных горы в цельном виде и множество обломков ледяных гор, разбросанных между полями морского льда.

Откуда пришли все эти ледяные горы? С Шпицбергена, с Земли Франца-Иосифа или с той земли, которую мы считаем, что видели? На все эти вопросы можно пока отвечать лишь гадательно, между тем до этих новых мест очень недалеко, они стоят почти у границы льдов, и, тем не менее, при существующих средствах они недостижимы для человека. Летом кругом них находится лед в разбитом состоянии, по которому нельзя ехать на санях, ибо он пересекается множеством полыней. Зимою путешествие на эти земли точно так же весьма тяжело, так как большие ледяные нагромождения делают путь на санях крайне затруднительным. Мы знаем, с какими лишениями сопряжены путешествия на санях. Нансен в своей попытке пробраться на север применил все, что опыт минувших лет мог подсказать. Пири с поразительной настойчивостью прокладывает путь к полюсу от северной оконечности Гренландии. Он сделал из себя эскимоса. Считает эту часть земли своим отечеством и хочет достичь исполнения своего плана беспредельной настойчивостью и терпением. Все это крайне симпатично и весьма почтенно. Люди эти заслуживают нашего высокого уважения, но результаты далеко не соответствуют затрачиваемому труду и переживаемым опасностям. Последнее известие от Пири очень грустное: он отморозил себе семь пальцев на ногах и возвратился. Джексон, собиравшийся пройти далеко на север, должен был ограничиться съемкой берегов Земли Франца-Иосифа. Увеллер, отправившийся на Землю Франца-Иосифа в 1898 году, прошел от своей станции лишь несколько миль к северу и тоже остановился. Теперь на ту же Землю Франца-Иосифа отправился принц Абруцкий[184], который позаботился снабдить себя всем необходимым, приняв наилучшие образцы и воспользовавшись опытностью Нансена и других полярных исследователей. Можно пожелать, чтобы энергия и выносливость принца Абруцкого, благодаря которым он поднялся на вершину горы Св. Ильи, и в этот раз помогли бы ему сделать то, что не удалось другим[185]. Но зимнее путешествие на собаках по необходимости сокращает количество научных наблюдений: нельзя заниматься наукой в таких условиях, когда затруднительно даже внести в записную книжку несколько строчек и когда все силы свои надо расходовать на потребности, вызываемые самым передвижением. Каждый из путешественников должен наравне с другими кормить собак, запрягать их, готовить себе пищу, устраиваться на ночь и делать многое другое. Силы расходуются на выполнение забот дня и преодоление тех трудностей, которые природа им представляет, и потому на науку остается очень немного.

При посредстве ледокола летом возможно продвигаться между льдов в условиях, благоприятных для производства научных наблюдений. Тут могут быть организованы всякие научные изыскания, лаборатории всех родов. Средства самого судна дают возможность доставать на палубу огромные глыбы льда, переворачивать льдины, бурить их до большой глубины и обмерять их самым точным образом. На случай открытия новой земли, на ледоколе могут быть инструменты для точных астрономических и магнитных наблюдений, равно как с большого судна, имеющего хорошие компасы, возможно посредством морской съемки сделать хорошую опись берегов. Глубоководные измерения с большого судна также весьма удобны, и мы даже тралили во льдах. Все это просто, как А, Б, В, и вот почему трудно доказать практичность этой мысли.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что ледяные горы остаются к северо-востоку от Шпицбергена, а не проходят вместе с остальными льдами в Гренландское течение. Причина этого заключается в том, что нижняя вода имеет температуру выше таяния, а потому ледяные горы значительно обтаивают. Теплая вода, действующая в этом месте разрушительно на ледяные горы в нижних своих слоях, движется на ENE, противодействуя движению этих гор на WSW вместе с поверхностной водой.

5 (17) августа. В этот день при определении места по способу Сомнера первоначально оказалось, что нас снесло на ESE на 30 миль. Это меня крайне удивило. Правда, линии Сомнера пересекались остро, и горизонт был неясный, тем не менее я не считал возможным совершенно не доверяться обсервации. В 8 ? часов вечера солнце опять показалось, и вычисление дало совершенно другую линию, согласно которой нас на E не отнесло. Надо думать, что ошибки на высотах произошли от неправильности в наклонении видимого горизонта. Раньше, чем ошибка обнаружилась, я решил отойти на W, и поздно вечером мы остановились, отойдя от ледяных гор миль на 30.

6 (18) августа. В 6 часов утра пошли на Е. С утра видны были Семь островов и на некоторых из них поставленные триангуляционные знаки. В 11 часов утра подошли к густому льду, и я, имея в виду значительно увеличившийся размер повреждений, не решился идти далее. Мы подошли к одному из торосов для обмера его. Сделали станцию, драгировали и тралили. Также подошли к одной из ледяных гор, обмерили ее по поверхности и откололи глыбу льда для исследования. Лед был прозрачен, как кристалл, и вполне однороден. Крепость его оказалась значительно выше крепости соленоводного льда.

7 (19) августа. Утром пошли на W и как только встретили хорошее торосистое поле, то приступили к обмерению глубины его. Работа продолжалась до полудня. В этот день мы делали обмер с самого судна и для этого, сбросив поплавок на одну сторону ледяного поля, обходили вокруг него, травили линь и, придя на противоположную сторону, останавливались, давали линю утонуть и затем тянули его лебедкой переднего крана. Случилось один раз так, что работа эта совпала с глубоководными исследованиями на станции, так что одновременно с правого борта в 4 местах шли работы: на носу лейтенант Ислямов тянул поплавок, на середине инженер Цветков глубокомером Куппера и Витцеля доставал воду с малых глубин; далее в корме лейтенант Шульц глубомером Лукаса доставал воду с больших глубин, а на самой корме доктор Чернышев тралом доставал образцы организмов со дна.

При предыдущих глубоководных тралениях, толстая часть нашего троса закрутилась, и по сей день эту тысячу метров никак раскрутить не могли. Пробовали на ходу выпускать линь за борт, но это тоже не помогло. Дело в том, что закрут каждого троса находится в зависимости от его натяжения. Положим, мы имеем 1000 метров троса, который лежит в чистой бухте на палубе без всяких признаков к закручиванию. Спустим эти 1000 метров в глубину, и мы получим в верхней части троса натяжение в зависимости от веса бухты. При этом натяжении трос несколько раскрутится, а когда затем мы вытащим первые 100 метров наверх, то положенные на палубе без натяжения, они тотчас же закрутятся. Единственный способ, чтобы они не закручивались, состоит в держании линя туго. При нашем устройстве нам сперва не удавалось туго держать линь, и вот причина его закручивания. Такая закрученная бухта в 1000 метров уже несколько дней лежала на палубе. Сегодня мы придумали отличный способ, которым можно с нею покончить. Взяли конец троса и начали наматывать на барабан лебедки, и как только подходило закрученное место, мы сбрасывали с барабана столько шлагов, сколько нужно, чтобы трос раскрутился. Этим способом в час времени сделали то, чего в несколько суток перед тем не могли сделать.

В полдень окончили работы по тралению, драгированию и измерению льда, и, выйдя из льдов, пошли на W к острову Амстердам и далее. Хочется подойти ко льдам на параллели Амстердама и сделать там глубоководную станцию.

В 9 ? часов вечера мы были по западную сторону острова Амстердама, сделали тут станцию ? 30, тралили и получили гидроид, звезд и пикногонов. Пошли далее на W.

8 (20) августа. Утром подошли ко льдам, и оказалось, что они тянутся языком на N и S, а затем уже находится настоящий лед. Сделали здесь станцию ? 31. Глубина 2857 м, и трал принес губки, голотурии и ракообразных. Температуры воды в разных слоях оказались распределенными весьма интересно. На поверхности - 0,2, на 10 м +2,5, на 25 м то же самое, а затем температура постепенно уменьшается, и на 50 м она равняется +0,7. С этой глубины температура резко меняется, на 60 м +2, на 70 +2,4, а затем она постепенно начинает падать, и с глубины 2000 до дна температура -1,1. Удельный вес поверхностной воды 1,0248 (3,25 %), на 10 м 1,0262 (3,44 %), а затем удельный вес постепенно возрастает. На 70 м, где наивысшая температура, удельный вес - 1,0270 (3,54 %), и таким он остается до самого дна. Работа на станции была окончена после полудня. Затем мы фотографировали ледяные поля и, окончив эту работу, вышли из льдов и направились в бухту Адвент.

Две картины, помещаемые здесь, представляют момент выхода из льдов. Снимки сделаны с лотовой площадки с левого борта, так что на правой стороне картины видна носовая часть ледокола. Вдали открытая вода и за ней полоса тумана. На первом фоне лед в ослабленном состоянии. На фигуре 104 видна трещина, образовавшаяся от напора ледокола, и в ней льдина, которую напором поставило в вертикальное положение. Фигура 105 представляет тот же вид, но когда образовавшаяся трещина значительно открылась.

9 (21) августа. Вскоре после полудня пришли в бухту Адвент и застали на якоре пароход 'Вирго' и яхту принца Монакского 'Princesse Alice'. Ко мне тотчас же приехал командир яхты заявить, что Его Высочество желал бы осмотреть ледокол. Я отправился сам на яхту принца и был принят чрезвычайно любезно. Принц Монако уже более 10 лет специально посвящает все свое время вопросам океанографии. Это уже третья яхта, которую он построил исключительно для глубоководных исследований. Она значительно больше обеих предшествующих яхт, и на ней все глубоководные устройства сделаны по проекту самого принца и представляют воистину последнее слово науки. Тут вы видите то, что создавалось путем продолжительного опыта, умелой настойчивости и знания. Лаборатория по богатству обстановки и рациональности устройства заслуживает самого подробного описания. Тут приспособлены удобства для всяких изысканий по химии и биологии. Глубомер на яхте принца стоит в рубке и прекрасно защищен от непогоды и брызг. Принц давно уже перешел от тонкой проволоки к тонкому тросику и говорит, что совершенно этим доволен. Для драгирования на яхте у передней мачты имеются две стрелы, и стоит сильная лебедка, которая выбирает трос. Сзади нее помещается огромная, солидно устроенная вьюшка, которая приводится в движение электричесчтвом. Автоматически действующая вилка распределяет трос по всей поверхности вьюшки, держа трос в постоянном натяжении, так что закручивания не происходит. Я видел своими глазами этот трос, он обдержан, видно, что он тут не для показа, а для дела, и, тем не менее, на тросе нет ни одного попорченного места.

К числу замечательных и своеобразных приспособлений яхты следует отнести садки для разных животных, обитающих на дне морском. Садок бережно опускается на дно моря, и в середину его кладутся разные вкусные приманки. Линь от садка выходит на поверхность и крепится к поплавку, который имеет флагшток с флагом. Опустив садок, его оставляют на дне на целые сутки, чтобы разные животные могли туда пробраться. Принц заметил, что между животными, забравшимися в садок, начинается борьба - сильные пожирают полностью или частью слабых, и вследствие этого на поверхность вытаскиваются попорченные организмы. Чтобы устранить такое неудобство, в середину большого садка помещается несколько малых, так, чтобы мелкие организмы могли спрятаться от своих врагов. Я позволил себе заметить, что это очень великодушно принимать такое участие в судьбе слабых, но принц ответил мне, что собственно в этом случае у него лишь эгоистические побуждения - спасти слабосильных для того, чтобы их в цельном виде посадить в спирт.

Все устройства и инструменты на яхте могут служить моделью для глубоководных исследований. Я выразил свое сожаление, что не имеется подробного описания яхты и ее приспособлений, это послужило бы руководством для организуемых экспедиций. Принц ответил мне, что он давно собирался это сделать, но откладывал, пока кое-что усовершенствует, ибо всегда есть что можно изменить к лучшему.


Лед дал трещину


Трещина открылась


Вековая марка на Шпицбергене


Вид с берега на переносной мареограф


Когда осмотр яхты был окончен, Его Высочество вместе со всем своим ученым штабом приехал на 'Ермак' и подробно осмотрел наш ледокол. Ему особенно понравилось устройство для завоза якоря на барказе. В нынешнем году, находясь в одной из бухт северной стороны Шпицбергена, яхта его нашла на камень и пришлось завозить якорь. Устройство, подобное сделанному на 'Ермаке', могло быть очень полезным в этом случае. Также принц обратил внимание на некоторые из инструментов, но в этом отношении ему не приходилось много завидовать нам, ибо он обставил свою яхту прекрасно. Я воспользовался его пребыванием, чтобы вместе с нашим ученым штабом выпить рюмку вина, пожелав Его Высочеству дальнейших успехов на поприще океанографии. В 5 ? часов вечера яхта ушла в море.

По уходе яхты я отправился с командиром 'Вирго' осмотреть построенный им знак для вековой марки уровня моря.

Вопрос вековой марки заслуживает всесторонней разработки. Футштоки для наблюдения уровня моря ставятся обыкновенно к пристаням или набережным, и вследствие этого, при всякой перестройке подобных предметов, утрачивается абсолютное их положение. Это очень прискорбное явление, ибо утрата марки футштока не дает возможности сравнить одни наблюдения с другими. Для устранения такого недостатка в каждом месте должна быть поставлена на скале или на каком-нибудь вековом предмете марка футштока такой прочности, чтобы на нее не действовали временные перестройки тех предметов, которые служат на пользу человека. На некоторых рейдах скалы входят в воду, и насечение вековой марки не представляет никаких затруднений. Так было на мысе Крильон, где по моему распоряжению была высечена марка в 1895 году.

В бухте Адвент подобной скалы не оказалось. Все обрывы, входившие в воду, состояли из мелких пород, столь неплотно между собой спаянных, что прочности их доверяться нельзя. Я решил построить небольшую пирамиду из камней, скрепив камни и облицевать все цементом. Работу эту я возложил на командира парохода 'Вирго' капитана Лоран, который отнесся к ней весьма добросовестно. При осмотре моем я увидал, что наружная обшивка цемента недостаточно плотно держалась, и велел это переделать. Не знаю, долго ли продержится наша пирамида. Вопрос о вековой марке - есть тот же вопрос о реперах, который неоднократно разбирался самым подробным образом и все еще, кажется, не вполне решен.

Чтобы не было отсчетов с плюсом и минусом, я решил поместить на уровне моря 10 метров так, чтобы вода ниже ординара соответствовала по вековой марке высоте менее 10 метров, а высота воды выше ординара показывала бы более 10 метров.

Для определения ординара, перед моим уходом в льды, я передал командиру 'Вирго' мареограф и рассказал ему, как установить его. Оказалось, однако, что в установке была некоторая неправильность, и мареограф не действовал. Некому было разобрать, в чем дело, и мы потеряли драгоценные две недели. Инженер Цветков, разобрав это дело, нашел, в чем затруднение, и устранил его. С этого времени мареограф начал действовать удовлетворительно, и, по нашем уходе с Шпицбергена, он продолжал работать хорошо, так что мы имеем кривую колебаний уровня моря, но, правда, лишь за двое полных суток.

На прилагаемых графиках даны кривые колебания уровня, которые показывают, что приливная волна к Шпицбергену подходит в совершенно правильном виде. Это есть продолжение волны, идущей по всему Атлантическому океану.

При нанесении вековой марки на построенную пирамиду, я не имел этого материала и для определения места 10-ти метров должен был воспользоваться наблюдениями одних суток по футштоку. Амплитуда доходит до 2 м.

10 (22) августа. Утром поехал осмотреть постройку знака для вековой марки, и при мне лейтенант Ислямов и инженер Цветков перенесли деление с футштока на пирамиду.

В полдень снялись с якоря и пошли в море. Решился идти тем же путем, каким шел на север, дабы пополнить станциями те места, которые были пропущены вследствие дурной погоды. Погода стоит хорошая, ветер северный, слабый.

11 (23) августа. В 7 часов утра сделали станцию. Глубина 1995 м. Температура от 1500 м книзу та же, что и прежде -1,1. В 8 часов вечера сделали станцию ? 34. Глубина 2203 м. Температура внизу та же. Трал принес: губки, голотурии, звезды и один вид ракообразных.

13 (25) августа. Продолжаем идти по 11 узлов. Ветер умеренный от SE. В 8 часов утра сделали станцию ? 35.

16 (28) августа. Воспользовался хорошей погодой, чтобы сделать ceрию опытов хода судна под тремя кормовыми машинами, под одной кормовой машиной, имея боковые винты разобщенными, и под кормовой с прибавкой двух вспомогательных боковых. Глубина моря 20-30 сажен.

Углубление ледокола форштевень 22 фута.

Ахтерштевень 24 фута 2 дюйма.

Среднее 23 фута 1 дюйм.

Водоизмещение при этом углублении 7300 тонн.

Вода соленая. Удельный вес 1,0265. Температура от 13° до 16° Ц. Море спокойное, маловетрие.

Ледокол имел 3 кормовых винта, но носовой винт, как было сказано раньше, снят и заменен конусом такой величины, который прикрывал выступ.

Ход судна определялся по лагу Уокера, который во все плавание действовал вполне исправно. Я лично принимал участие в том, чтобы записи хода были правильные и чтобы индикаторные диаграммы машин снимались лишь тогда, когда ход установится.

Надо иметь в виду то, что винты ледокола сделаны особенно солидно, почему толщина наших лопастей приблизительно в 2 раза больше толщины нормальных, поэтому их вращение от воды требует большей затраты силы, чем у обыкновенных винтов. Лопасти съемные с переменным шагом. Шаг кормового винта 14 футов, боковых винтов 14,6. Диаметр всех винтов 14 футов.

Вспомогательные машины сообщают вращение валам, посредством зубчатой передачи 1:3, так что вспомогательная машина делает втрое больше оборотов, чем вал. Вспомогательные машины двойного давления, но сделано устройство, чтобы пар от них мог идти в цилиндр низкого давления главной кормовой машины. Из трех винтов при переднем ходе кормовой и правый вращаются верхними лопастями в правую сторону, а левый - в левую.

Результаты этих наблюдений сведены на прилагаемом при сем чертеже. 3 кривые, изображенные там, дают зависимость хода от индикаторной силы машины, выведенную из наблюдений, сделанных этого числа. Кривая ? 1 относится к данным, собранным при условии работы главной кормовой машины и двух вспомогательных. На опытах, к которым относится кривая ? 1, боковые машины были разобщены, и валы с винтами вращались посредством вспомогательных механизмов. Кривая ? 2 относится к тем условиям, когда работает кормовая главная машина, а два боковых винта разобщены от машин и вращаются от воды. Кривая ? 3 показывает искомую зависимость при всех трех кормовых винтах, вращаемых главными машинами.


Колебания уровня моря в бухте Адвент


Кривые зависимости между ходом и силой машины


Сравнение трех кривых показывает, что при 9 узлах хода требуется:

кривая 1-я - 1390 сил,

2-я - 1740,

3-я - 1340.

Из этого видно, что если мы работаем всеми тремя машинами, то на 9 узлах хода требуется 1340 сил, а если разобщим боковые винты, то должны развить 1740 сил, т. е. на 400 сил больше, что составит увеличение в 30 %.

Сравнивая кривую 1-ю с кривой 3-й, мы видим, что при работе главных машин, для известного хода, требуется немного менее индикаторных сил, чем при работе главной кормовой машины и двух вспомогательных. Это может происходить от чрезмерной толщины лопастей; но можно также предположить, что излишнее количество силы при работе вспомогательных машин происходит от того, что передача движения производится зубчатыми колесами. Хотя это отчасти уравновешивается разностью трений движущихся частей машины, которая при вспомогательных двигателях гораздо меньше, чем при больших машинах, тем не менее разницу в потребных индикаторных силах в 4 % можно признать за присущую этим условиям.

Хотя для движения судна при трех главных машинах количества силы требуется меньше, чем при одной главной и двух вспомогательных, но расход угля будет в пользу вспомогательных машин. При действии трех главных машин, для получения 1340 индикаторных сил, каждая машина должна развить лишь 447 сил, тогда как при работе главной кормовой и двух вспомогательных эти последние дадут 400 сил, а главная 990. Считая, что каждая индикаторная сила при полном ходе в 2500 сил требует 1,8 русского фунта, по формулам В. И. Афонасьева получим, что при 1740 сил требуется 2,05 фунтов, при 990 силах 2,55, при 447 силах 3,55. Вспомогательные машины, когда они отдают свой пар в цилиндр низкого давления главной машины, надо признать экономными и допустить расход на 1 индикаторную силу в 1,8 фунт.

Отсюда выйдет, что расход угля при ходе под всеми тремя главными машинами получится 119 пудов в час и, следовательно, 13,2 пудов на милю.

При действии одной кормовой машины, имея две боковые разобщенными, расход угля будет 89 пудов в час или 10 пудов на милю.

При действии кормовой главной машины и боковых вспомогательных, расход угля будет в 99 пудов в час или 11 пудов на милю.

Из этого видно, что комбинация главных машин со вспомогательными, при трех винтах и ходе в 9 узлов, невыгодна; при 11 узлах она будет выгоднее. У двухвинтового судна условия будут боле благоприятны для вспомогательных двигателей. Если судно идет под одной из своих двух машин, имея другую разобщенной, то у него приходится держать руль от 10° до 20° на одном борту. Это неизбежно ведет к значительной задержке хода. При вращении разобщенного винта вспомогательною машиной, руль будет почти прямо.

Вспомогательные машины, однако же, назначаются главным образом для самостоятельного движения судна. Для 7 узлов, получаемых от трех винтов, потребуется к каждому винту применить 200 сил. Если допустить, что вспомогательные машины будут экономны и потребуют 1,8 фунт на индикаторную силу и что при них надо развить на 4 % больше сил, то мы получим, что на 624 силы потребуется 28 пудов в час или около 4 пудов на милю.

Если тот же ход получить от одной средней машины, то надо развить по крайней мере 800 сил. Из них 600 сил на движение судна, а 200 на сопротивление боковых винтов. При этом расход угля будет 69 пудов в час или почти 10 пудов на милю. Вот собственно в чем заключаются преимущества вспомогательных двигателей.

В 8 часов вечера того же 16 (28) августа подошли к реке Тайне и к 10 часам ошвартовались на бочках.

Так окончилось наше второе пробное плавание в Ледовитом океане.

XV. Осень 1899 года и следующая за ней зима

По возвращении в Ньюкестль 16 (28) августа, я телеграфировал совершенно откровенно, что хотя ледокол ломает полярный лед весьма успешно, но крепость корпуса оказалась недостаточна. В дополнение к этой телеграмме я в подробном письме изложил мои соображения, предложив снять передний винт и свести носовые обводы таким образом, чтобы уничтожить крутой поворот форштевня, вызываемый постановкой переднего винта.

Одновременно с этим я дал задание заводу Армстронга, составив предварительно чертеж теоретических линий носовой части. Чтобы дать линиям правильные обводы и ограничиться переделкой до известного шпангоута, пришлось удлинить судно на 15 футов. Такая перемена была полезна еще и в том главном отношении, что она придала линиям более острую форму, а это весьма важно. Теперь, когда я приобрел в этом деле некоторую опытность, я нахожу, что острота носовых обводов играет большую роль в ломке льда, что чересчур отлогие шпангоуты хотя и полезны для первоначального обламывания льдин, но они вызывают и некоторое неудобство. Мне кажется, что при отлогих шпангоутах лед не приходит в вертикальное положение, при котором он мог бы скользнуть вдоль борта. Он лишь наклоняется немного, и вся поверхность его, покрытая снегом, плотно прилегает к судну. Это вызывает огромное трение, которое и останавливает ход. Пароходы с более вертикальными шпангоутами, на мой взгляд, легче справляются со льдом. Так, например, видя, как пароход 'Могучий' с его почти вертикальныи линиями и сравнительно слабой машиной ломает лед, я был действительно удивлен. Также заслуживает внимания успешная работа 'Bore'. Он держал сообщение между Або и Стокгольмом, и ему приходилось проходить ледяное пространство в 90 миль.

Чем отложе линии шпангоутов, тем нос корабля более приближается к ложкообразной форме, которая, по моему мнению, невыгодна для ломки льда. В Гангэ в 1898 г. я видел работу парохода 'Муртайя' во льдах и лично наблюдал, как ложкообразный нос задерживает движение судна. Случалось несколько раз, что глыба льда попадала под носовую часть и там оставалась; затем к ней прилегала впереди нее другая глыба, к той - третья и т. д., пока перед носом не скапливалось этих глыб столько, что ледокол гнал перед собой целое поле разбитого льда, простиравшегося вперед на 100 и более футов, причем, однако, ширина его не превосходила ширины парохода. Это очень замедляло ход судна, так что оно наконец останавливалось; тогда давали задний ход, отступали немножко назад и с разбега перескакивали через поле, которое перед тем гнали перед собой. Такое явление можно объяснить лишь трением льда и снежного покрова о поверхность ледокола в носовой части. Это трение или в данном случае даже прилипание оказывалось достаточно, чтобы поглотить всю силу машины.

Совсем иная картина наблюдается при ломке льда судном, имеющим шпангоуты с меньшим наклоном. Глыба становится почти вертикально, и в этом положении она легче уступает путь. Трение не препятствует ей всплыть кверху, и если там нет места, то она уступает дорогу, входя на лед или вдвигаясь под лед.


'Муртайя' гонит лед перед носом


Чем более вертикальны линии шпангоутов, тем корпусу труднее, но с этим неудобством в Балтийском море легче считаться, чем с механическими трудностями преодоления трения. Носовая часть ледокола все равно недостаточно крепка для плавания в Ледовитом океане, и так как приходится ее перестраивать, то можно крепость довести до желаемой величины. Между тем, снимая передний винт, я лишаю ледокол одной четверти его силы, и надо чем-нибудь восполнить это. Полагаю, что отсутствие одной машины до некоторой степени уравновесится остротой обводов и большей вертикальностью шпангоутов.

Можно, однако, на дело смотреть иначе, и завод Шихау, конкурировавший вместе с другими, проектировал ложкообразный нос. Завод этот строил несколько ледоколов для Вислы, и, видимо, он совершенно не боится отлогих шпангоутов. Батоксы его ледоколов очень отлоги, но ватерлинии, в особенности нижние, совсем тупы. Ледоколы завода Шихау должны брать много льда подо дно. Работы этих ледоколов я не видел, и, может быть, в совершенно пресном речном льде обводы Шихау не худы, но по отношению к соленоводным ледоколам большинство авторитетных лиц высказывается против ложкообразного носа.

При составлении соображений о крепости проектируемой носовой части ледокола 'Ермак', приходилось считаться с величинами очень крупными. Снятая нами кинематограмма показала, что нос ледокола, при набеге на тяжелый лед, восходит иногда на высоту 9 ? фут. Быль сделан подсчет, какое вертикальное давление в этих условиях форштевень оказывает на ледяную поверхность. Прилагаемый график составлен в чертежной завода Армстронга, на основании данных кинематограммы и теоретических вычислений. В нем по оси ординат отложены расстояния, проходимые ледоколом при набеге на тяжелый лед. Масштаб 2,5 мм = 1 футу. При снятии кинематограммы лед обломился, когда ледокол прошел 22,4 фута. Завод считает, что если бы лед был достаточно крепок и носовая часть не имела уступа, то ледокол продвинулся бы до 35,8 фут.


Кривые зависимости сил и перемены дифферента при ломке льда набегом


Все то, что на графике показано правде линии 22,4 фута, можно отнести к наблюдениям, а что левее - дает данные предположительные при условии, что форштевень по всей своей длине имеет тот же наклон, и лед выдерживает тяжесть носа.

Каждая кривая имеет свой масштаб, который ниже сего обозначен. Кривая А дает задерживающую силу в масштабе 5 мм = 10 000 футо-тонн. В момент остановки задерживающая сила равнялась 10 000 футо-тонн. Кривая В показывает перемену дифферента в градусах. Масштаб 2,5 мм = 1°. В момент остановки ледокол имел 3° больше дифферента на корму, чем в момент прикосновения ко льду.

Кривая С дает возвышение верхней точки форштевня в футах. Масштаб 1,25 мм =1 футу. При остановке нос судна был на 9 ? фута выше своего положения в момент прикосновения ко льду.

Кривая D дает разность дифферента в масштабе 1,25 мм = 1 футу. В момент остановки разность дифферента фор и ахтерштевня ледокола 'Ермак' против того, что он имел в момент прикосновения ко льду, 15 ? фута, и так как нос поднялся на 9 ?, то, следовательно, корма села на 6 футов. Данные кривых В, С и D сняты непосредственно с кинематограммы, а данные кривой А вычислены.

Кривая Е дает водоизмещение судна (8000 тонн) в масштабе 5 мм = 1000 тонн. Кривая F дает остаточное водоизмещение судна. Разность между этими двумя кривыми дает вес, который поддерживается льдом. Как видно из диаграммы, в момент наивысшего восхождения носовой части ледокола, лед поддерживал 800 тонн из полного водоизмещения судна, а вода - 7200.

Кривая G дает угол встречи форштевня с горизонтальной поверхностью льда, в масштабе 2,5 мм = 1°. Из этой кривой видно, что, в момент прикосновения ко льду, форштевень составлял угол с горизонтом, равный 20°, а в момент остановки - 22 ? °.

Кривая Н показывает количество футо-тонн живой силы, которая нужна для остановки ледокола в зависимости от пройденного расстояния. Масштаб 5 мм = 10 000 футо-тонн. Эта кривая показывает, что для остановки ледокола на 10 футах требуется 54 000 футо-тонн задерживающей силы. Для остановки ледокола на 20 футах потребна задерживающая сила вдвое меньшая, а именно 27 000 футо-тонн.

Кривая S показывает ход в масштабе 2,5 мм = 1 футу в секунду. Из нее видно, что в момент удара ледокол имел ход 12 фут. в секунду или 7 узлов, а в тот момент, когда треснул лед, ход равнялся 4 ? футам в секунду, что соответствует 3 узлам.

Для конструктивных соображений важнее всего разность между линиями Е и F. Мы видели, что в тот момент, когда лед обломился, форштевень давил на него тяжестью в 800 тонн; следовательно, форштевень и прилегающие к нему части корпуса должны быть достаточно прочны для того, чтобы выдерживать такое давление.

Если допустить, что соображения завода в левой половине диаграммы правильны, то в момент остановки ледокола на 35,8 футах давление форштевня на лед достигнет 1200 тонн.

Вышеприведенная цифра показывает лишь одно, что, проектируя крепость носовой части, нельзя впасть в ошибку, сделав корпус чрезмерно крепким, ибо воистину приходится считаться с величинами очень крупными. Никакая часть обыкновенного корабля не проектируется к принятию давления в 1200 тонн. Башня с броней и двумя 12-ти дюймовыми пушками весит лишь 600 тонн, которые притом же распределяются на большую поверхность, а тут мы имеем дело с 1200 тонн, давящими почти на точку.


Носовая часть ледокола 'Ермак'


Чтобы удовлетворить таким требованиям, надо было придать особенную солидность форштевню и его креплению с корпусом судна. С этой целью форштевню, как и в первом проекте ледокола, даны три поля. Два идут по направлению обшивки, третье - вертикально; к этому вертикальному полю крепится продольная, солидная переборка, имеющая вышину 12 футов на всей длине форштевня. Переборка эта подкреплена вертикальными ребрами, придающими ей должную жесткость. Кроме этого шпангоуты во многих местах непосредственно крепятся к специальным ребрам на самом форштевне. Обшивные листы, прикрепляемые также к полям форштевня, играют немалую роль в принятии тех давлений, которые форштевень претерпевает. Здесь, как и в вертикальной переборке, листы не только крепятся заклепками к форштевню, но упираются в соответствующие заплечики, и для того чтобы прикосновение было более совершенное, форштевню придана форма прямолинейная.

Набор у 'Ермака' был при первоначальном чертеже сделан, как обыкновенно, перпендикулярно к диаметральной плоскости; следовательно, он прикасался к обшивке под косыми углами. Давление льда на обшивку можно признать почти перпендикулярным, и потому является большое срезывающее усилие на те заклепки, которыми шпангоуты крепятся к обшивке. Когда давление превосходит крепость, то прежде всего срезывает заклепки, отчего шпангоут смещается в сторону и не поддерживает больше обшивки. Так случилось с пробоиной 'Ермака': шпангоут отвело в сторону, и не поддержанная ничем обшивка прорвалась.


Схематический рисунок повреждения ледокола


Еще при обсуждении первоначальных проектов, главный корабельный инженер Н. Е. Кутейников предлагал сделать набор поворотным. В технических заданиях, которые комиссия предъявила заводам, указывалось, что допускается сделать набор поворотным, но ни один завод не решился воспользоваться таким косвенным указанием. Впоследствии комиссия словесно указывала заводам на выгоды, которые дает поворотный набор, но все три конкурирующие завода отказались принять эту систему, ссылаясь на новизну такого дела и на нежелательность опытов в столь большом размере. Они указывали, что при кривизне ватерлинии, для достижения перпендикулярности в наборе, нельзя будет сохранить ровности расстояний между шпангоутами, что неизбежно поведет к большим промежуткам в некоторых местах, а это нежелательно, ибо обшивка нуждается в поддержке ее частыми ребрами.

Опыт плавания в полярных льдах и полученные повреждения показали, что обыкновенный набор, прилегающий к обшивке под косыми углами, не может быть допущен в носовой части ледокола, и, чтобы поворотный набор был прост и солиден, я решился перейти к прямым ватерлиниям. Это очень упростило дело поворотного набора, и если бы такая же мысль пришла в самом начале при вызове заводов на конкурентное состязание, то и тогда можно было бы принять поворотный набор.


Вид пробоины сбоку


Желательно, однако, не только иметь перпендикулярные к обшивке шпангоуты, но и перпендикулярные палубы. Это условие вызывает большие неудобства. Обшивка идет приблизительно под углом 45°, следовательно, и палубы пойдут под углом 45°. При таком расположении палуб невозможно воспользоваться помещениями для каких-нибудь практических целей; даже невозможно ходить по таким палубам и пришлось бы устраивать множество приступок, что вызывает большой дополнительный вес, весьма нежелательный в данном случае.

Выход из этого затруднения мы нашли следующий: палубы оставили горизонтальными при середине судна, а у бортов, на последних 3 футах, придали им наклон так, чтобы они встречали борт нормально к обшивке. Угол перелома подкрепили вертикальными переборками, как видно на прилагаемом рисунке. Эти вертикальные, продольные переборки своими концами крепятся к поперечным переборкам, идущим через все судно. Удар льда в борт принимается шпангоутами и передается ими на палубы, имеющие в этом месте положение нормальное к обшивке. Назовем эти части палуб стрингерами. Стрингера эти, в свою очередь, передают давление на горизонтальные палубы и вертикальные переборки. Давление на палубы сообщает судну боковое движение, давление на вертикальные переборки - вертикальное.

При такой системе внутренние помещения корабля могут быть использованы для разных практических целей, а прилегающие к бортам пространства образуют боковые коридоры, наполнение водою которых, в случае пробоины, не отзовется на внутренних помещениях. Кроме того, прямые горизонтальные бимсы и палубы, идущие почти через все судно, дают ему лучшую общую крепость, чем при системе бимсов, идущих под углом 45°, при которой в середине судна получается перерыв, неизбежно требующий сплошной, продольной переборки. Шпангоуты решено поставить в расстоянии 1 фута и в носовой части иметь их с такими промежутками от киля до главной палубы.

Когда стали обсуждать вопрос об обшивке, то выяснилось, что употребление прокладок при частых шпангоутах вызывает огромный дополнительный вес, между тем металл, употребляемый на прокладки, не только не усиливает крепости всей постройки, но, напротив, даже служит причиной к излишней слабости, ибо удлиняет заклепки. Выход из этого, на совещании с заводом, найден был следующий: решено было сделать обшивку двойную, при которой прокладки не нужны. На полученную экономию в весе увеличили на ? дюйма толщину обшивки, т. е. там, где был прежде один лист в 1 1/8 дюйма поставили два листа с общей толщиною 1 3/8 дюйма и т. п. Здесь следует упомянуть, что по окончании работы завод решил вжать посредством особых прессов между обшивками суричную замазку, что и сделал на свой счет.


Поперечное сечение носовой части


Образовавшимися бортовыми коридорами я решился воспользоваться для устройства еще одной противокачательной камеры. Действительно, если пространство, ограждаемое самой нижней палубой и вертикальными переборками, мы наполним водой до некоторой высоты, то вода эта во время качки будет перебегать со стороны на сторону. Отверстия в палубе и киле можно рассчитать таким образом, чтобы вода запаздывала, и тогда часть силы будет расходоваться на подъем ее, что будет убавлять величину размахов.

Пока шла разработка деталей новой носовой части ледокола, завод произвел капитальное исправление повреждений, полученных 'Ермаком' во время опытного полярного плавания. Имевшийся в Ньюкестле док предъявил довольно тяжелое требование, а потому завод Армстронга решил построить специальный деревянный кессон, который и был подведен под носовую часть ледокола. Теснота кессона значительно стесняла работу, в особенности подачу строительных материалов, но нужно отдать должную справедливость английским указателям и мастеровым, что они справились со всеми затруднениями прекрасно, и работа была окончена в очень короткий срок.

Передний винт я решил вновь поставить на место, так чтобы ледокол в предстоящую зиму мог работать в Балтийском море в тех же условиях, в каких он работал и в предшествовавшую.

Предположено было, что с наступлением морозов ледокол попробует продолжить навигацию Петербургского порта, насколько то окажется возможным, но, l' homme propose et Dieu dispose[186], случилось несколько иначе.

Присутствие ледокола в Кронштадте придало смелости коммерческим пароходам, которые продолжали подвозить к Петербургу грузы, несмотря на позднее время. Многие компании обратились ко мне с вопросом, могут ли они рассчитывать, что их пароходам будет оказано содействие в случае внезапного наступления морозов, - и получили заверение с моей стороны, что предполагается помогать коммерции сколько возможно.

Надо сказать, что опасение замерзнуть в Петербурге очень пугает пароходовладельцев и товароотправителей. Всякое коммерческое дело ведется по некоторой заданной программе. Недостаточно подвезти грузы к порту, надо еще заготовить обратный груз и обеспечить дальнейшее следование перевезенного груза. Если пароход ожидается в Петербурге, то и обратный груз должен быть заготовлен в этом порту, а если пароход пойдет в Ревель, то и обратный груз направят туда.

Из этого выходит, что ранее, чем фрахтуется пароход в одном из заграничных портов, надо предвидеть, будет ли через три недели навигация к Петербургу открыта или нет. Это такой долгий срок, на который никакой метеоролог дать предсказания не может. Даже предсказания за один день часто не оправдываются, поэтому расчеты на три недели вперед пока еще совершенно гадательны.

До 8 (20) ноября стояла теплая погода; вода в Кронштадте на рейде имела температуру +3°, и ничто не указывало на близость закрытия навигации. 9 ноября начался мороз, 10 он был 2°; 11 - 6,3°, а 12 числа уже показался лед. 13 - мороз в среднем -6,9°, и лед покрыл все видимое от Кронштадта к востоку пространство. В Неве 13-го пошел сильный ладожский лед.

13 (25) ноября вечером я получил одновременно несколько телеграмм из Петербурга от пароходных контор, которые убедительно просили меня оказать содействие их пароходам, задержанным в Петербурге внезапным появлением льда. Часть пароходов находилась даже в Неве, большинство же из них было в Морском канале и в Гутуевском порту. Я велел тотчас же разводить пар в котлах ледокола 'Ермак', чтобы утром идти на помощь этим пароходам, но вслед затем получил записку от Главного Командира, в которой он извещал меня, что крейсер 1 ранга 'Громобой', по пути следования из Кронштадта в Петербург, приткнулся к одной стороне канала, и Морское министерство просит, чтобы ледокол 'Ермак' оказал крейсеру содействие.

Утром следующего дня я лично с ледоколом 'Ермак' отправился по Морскому каналу по направлению к Петербургу, причем лед оказался сплошным по всему пространству и такой крепости, которой совершенно невозможно было ожидать после 5 дней мороза. Объяснение этого явления надо искать в том факте, что мороз наступил при очень сильном северо-восточном ветре. Это ускоряло понижение температуры воды по всей толщине слоя. Если мороз наступает при штиле, то верхний охладившийся слой останется на поверхности потому, что пресная вода имеет наибольшую плотность при +4°, а при дальнейшем понижении температуры расширяется, становится более легкой, следовательно, не способной погружаться без посторонней причины. Оставаясь на поверхности, она служит покровом для остальной массы воды, защищая ее от действия холода. Затем, при тихой погоде на поверхности образуется тонкий слой льда, который точно так же уменьшает обмен температур между воздухом и водой. Действие мороза будет сравнительно медленное, ибо нужно не только замораживать воду, но и понижать предварительно ее температуру. Так как в воде имеются иногда вертикальные потоки, то может даже случиться, что замерзший лед начнет местами таять, и образуются полыньи.

При ветре обмен температур идет весьма оживленно; вот почему для быстрого образования ледяного покрова лучшие условия суть: мороз и ветер. Действительно, погода в эти дни была холодная, очень ветреная. 9 (21) ноября ветер был N, дувший со скоростью 18 метров, а затем он перешел к NW и вечером окрепчал от WSW со скоростью 20 метров (8 баллов). 10-го в 7 часов утра был втер SW 22 метра, потом дул NW и NNW с силой от 10 до 15 метров. Так продолжалось до утра 12-го, когда задул Е сначала тихий, но к вечеру окрепчавший до 14 метров. 13-го дул NE со скоростью от 12 до 20 метров.

Мы увидали 'Громобой' еще издали. Огромный корпус судна в 12 000 тонн был, разумеется, виден одновременно и из Петербурга, и из Кронштадта. Мне сразу показалось, что 'Громобой' стоит не на краю канала, как то было мне сказано, а в стороне от него и на довольно значительном расстоянии, так что когда мы, идя по каналу, пришли на траверз его, то он находился от нас в расстоянии около 300 сажен. Спустили ледяную шлюпку, которую лед выдержал совершенно легко, и я через несколько минуть вышел на 'Громобой', который стоял носом к южному берегу. С правой стороны видна была цепь якоря.

Оказалось, что в предшествовавшую ночь ветер от NW засвежел, вода прибыла на 3 ? фута, и крейсер потащило в сторону. Ночь была темная и пасмурная; никаких маяков рассмотреть было невозможно, лот бросить тоже нельзя, вследствие льда, и служащие на крейсере не могли точно определить, стоят ли они на месте или их дрейфует. Лишь с наступлением утра выяснилось, что крейсер сдвинуло далеко от канала, и когда сделали обмер, то оказалось, что воды было на 4 фута меньше, чем-то следовало по углубленно крейсера.

Тащить такой величины судно при этих условиях совершенно бесполезно. Чтобы снять 'Громобой', нужно было или иметь прибыль воды более 4 футов, или же предпринять огромную работу по прорытию канала на расстоянии всех 300 сажен. Сделав промер и убедившись, что глубины повсюду ровные, я отправился с ледоколом в Петербург, чтобы подробно доложить управляющему Морским министерством о положении, в котором находится 'Громобой'. Покамест я находился на крейсере, лед немножко двигался, и ледоколу пришлось давать ход, чтобы удержаться в канале и не быть сдвинутым на отмель.

По пути от места стоянки 'Громобоя' к Петербургу, мы во многих местах встретили набивной лед, который возвышался над поверхностью около 3 футов и простирался вниз футов на 10 или 12. В одном месте ледокол даже остановился, так что пришлось дать задний ход и пройти это место с разбега. Правда, на ледоколе был пар лишь в четырех котлах, и он остановился с малого хода, тем не менее, весьма удивительно, что в столь короткий срок могло образоваться такое большое количество набивного льда. Надо думать, что под северным берегом образовывались тонкие ледяные поля, которые отрывались от своих мест, и что они-то именно и были причиной нагромождения. Тут, вероятно, были льды, образовавшиеся у Финляндского берега даже к северо-западу от Сестрорецка.

На пути от 'Громобоя' к Петербургу мы увидали в стороне от фарватера еще один коммерческий пароход, также стоявший на мели, но до него было очень далеко, и углубление 'Ермака' не позволяло приблизиться к несчастному мореплавателю, державшему сигнал о своем бедственном положении. Опасность, разумеется, была для парохода, а не для экипажа.

В Гутуевский порт мы прибыли уже в сумерки, и я тотчас же отправился к управляющему Морским министерством со сведениями о положении 'Громобоя'. Адмирал Павел Петрович поручил мне съемку 'Громобоя' с мели, одобрив в общих чертах мои предположения. Предстояла длинная зимняя работа, гораздо более трудная, чем при съемке крейсера 'Россия', ибо 'Громобой' был от канала в 3 раза дальше, чем 'Россия', и, кроме того, последняя стояла на мели вплотную к Кронштадтскому порту, тогда как 'Громобой' находился на полпути между Петербургом и Кронштадтом. Надо было сейчас же озаботиться снабдить 'Громобой' углем; что же касается провизии, то мы уже успели передать ему с 'Ермака' часть наших запасов, которых на ледоколе имеется всегда в достаточном количестве и для себя и для других судов.

Вернувшись на ледокол, я застал полную каюту гостей. Собрались все командиры пароходов, зазимовавших в Петербурге, представители контор и Карл Карлович Баррот. Я условился с ними, что утром поведу их в море и что по каналу в пределах дамб мы можем пройти во всяком случае; что же касается дальнейшего пути вне дамбы, то надо переждать благоприятной погоды, так чтобы лед не был в движении. Если лед движется, то я могу вести только по одному пароходу, ибо пробитый мною канал передвигается в сторону, и, следовательно, пароходы, идущие по нем, могут оказаться на отмели. Было условлено, каким порядком пароходы повернутся в канале и будут следовать за мной.

Едва разъехались командиры по своим пароходам, как я получил по телефону известие от управляющего Морским министерством, что вода прибывает и что надо ждать большого подъема ее. Надо было не терять времени, а потому, только что показались первые лучи света, мы тронулись от своего места, разломали лед у остальных пароходов и пошли на взморье. Все 12 пароходов снялись со швартовов и пошли за нами. Часть из них должна была поворачиваться, но, вероятно, всем им хотелось на простор, так как запоздавших не было, и вся эскадра пошла на тесных промежутках по направленно к морю. Подходя к концу дамб, я увидел, что лед находится в движении, и пароходам лучше переждать в дамбах. Оставаясь тут, они рисковали потерять лишь несколько дней, тогда как если бы, вследствие высокого состояния уровня воды, их сдвинуло в сторону из канала на мелкие места, то была бы опасность потери и пароходов, и грузов. Кроме того, мое главное дело было помочь крейсеру 'Громобой', и, разумеется, для этого можно было пожертвовать простойными днями коммерческих пароходов, оставив их в безопасном месте в дамбах. Так я и сделал.

По выходе из дамб, мы, при довольно мрачной погоде, не сразу увидели 'Громобой', но когда он открылся, то к общей радости оказалось, что он был на фарватере. Он воспользовался прибылью воды, которая по счастливой случайности к рассвету этого дня достигла 5 футов выше ординара. 'Громобой', при этих условиях, без посторонней помощи вышел на глубину. То же сделал и коммерческий пароход, также выбравшийся на фарватер. Мы шли следом за 'Громобоем', догоняя его, и только перед Кронштадтом, когда 'Громобой' застрял во льду и был сдвинут им в сторону от фарватера, проход 'Ермака' с левой стороны освободил его от давления льда и помог выйти на глубину. В Кронштадт мы прибыли около 2 часов дня.

Дело с 'Громобоем' было окончено, но лишь только 'Ермак' остановился в Кронштадте на Малом рейде, как было получено приказание министра финансов ледоколу 'Ермак' поступить в распоряжение морского ведомства, согласно желанию которого ледокол должен был принять из порта различные предметы и немедленно отправляться на помощь броненосцу 'Генерал-адмирал Апраксин', который во время снежной бури выскочил на берег у острова Гогланда. Заведывание этой работой возложено было на адмирала Ф. И. Амосова, так что ледокол отправился без меня. Что же касается пароходов, оставленных в Петербурге, то на следующее утро, когда наступила тихая погода и лед пришел в состояние ослабления, они все вышли из Петербурга при помощи маленьких ледоколов лоцманского общества.

С уходом 'Ермака' я мог опять заняться вопросом о переделке носовой части. Все чертежи были окончены к началу декабря. Между тем 6 декабря состоялось мое назначение Главным Командиром Кронштадского порта. На этой должности я не был так свободен, как прежде, когда был старшим флагманов, и с этого времени я уже никогда не мог лично плавать на ледоколе. Все последовавшие рейсы он совершал со своим командиром М. П. Васильевым, который мастерски управлялся с этим своеобразным кораблем.

Работа подле броненосца 'Генерал-адмирал Апраксин' заняла всю зиму. Пришлось снабжать броненосец провизией и углем, подвозить к нему якоря, канаты, водолазов и прочее, необходимое для работ. Также пришлось отвезти туда деревянные, построенные в Ревеле бараки для жилья офицеров и команды. Исполняя все это, ледокол должен был 4 раза приходить в Кронштадт и 6 раз в Ревель.

Приходя в Кронштадт, ледокол прорубал канал во льду по Большому рейду и тем преграждал доступ к Кронштадту на санях от южных фортов и от деревень, лежащих на южном берегу. Между тем оттуда подвозится большое количество строительного материала, а также свежей провизии для Кронштадта. Я решил построить мост через канал и обратился с просьбой к генералу Иванову, начальствовавшему над крепостной артиллерией. Он с готовностью настоящего военного человека нашел это дело простым и легко осуществимым, и меньше чем в сутки мост был построен и наведен. Затем его несколько раз снимали и наводили для прохода 'Ермака', и всякий раз эта операция совершалась молодцами-артиллеристами быстро и без всяких затруднений. Все дело обошлось около 500 рублей, считая в том числе и материал, и вознаграждение солдатам за их работу.

Этот небольшой опыт показал, что неудобство, производимое 'Ермаком', по отношению к санной езде, легко преодолимо.

Ниже приведена таблица всех рейсов, сделанных ледоколом в течение минувшей зимы, с показанием пройденного расстояния и средней скорости во льду, причем приняты к счету остановки от трудности льда, но выпущены остановки на ночь.




Из числа 2257 миль, пройденных ледоколом в течение этой зимы, сделаны по свободной воде 3 первые перехода - 270 миль, остальные 1987 миль сделаны во льдах.

Вышеприведенная таблица дает материал для выводов о расходе угля и силе, потребной на ломку балтийского льда.

В эту зиму холода стояли довольно упорные, и, после того, что миновало время осенних штормов с сильным колебанием уровня моря, установилась довольно спокойная погода, и, вследствие этого, Финский залив в своей восточной части покрылся льдом при выгодных условиях. В минувшем году лед был набивной и более тяжелый; в этом же году 'Ермак' сравнительно редко останавливался, хотя по временам шел очень тихо. С конца ноября стал выпадать снег, и в феврале месяце на льду лежал слой снега, толщиною от 1 до 2 футов. Это сильно задерживало ход ледокола.

Толщина льда по измерениям в Кронштадте была в январе месяце в Средней гавани 2 фута 6 дюймов, на Большом рейде 2 фута. В феврале и марте месяце на Большом рейде толщина льда была 2 фута 6 дюймов, а в Военной гавани 3 фута.

Финский залив в эту зиму покрылся льдом до Дагерорда еще в конце января, и это произошло так же неожиданно, как и в Кронштадте. В это время в Ревеле находился готовившийся к дальнему плаванию крейсер 'Адмирал Нахимов'. 26 января командир крейсера капитан 2-го ранга Всеволожский[187] решился выйти в плаванье, но лишь только он оставил рейд, как встретил сплошной лед, заградивший ему путь в море. Командир пробовал найти свободное место через другой проход, но и там оказался сплошной лед. Всякая надежда выйти в море была потеряна, как вдруг неожиданно для них на горизонте показался 'Ермак' и выручил крейсер.

Вот как один из служащих на крейсере описывает это событие в 'Новом времени' от 3-го февраля: '25-го января, окончив определение девиации[188] компасов и покончив расчеты с берегом, стали ждать телеграммы из Главного Морского штаба. Ночью получена была телеграмма и предписание немедленно идти в заграничное плавание.

Накануне еще дувший скверный ветер, гнавший на рейд отдельные небольшие льдины из залива, не предвещал ничего хорошего, но командир, надеясь, что залив еще не скован сплошным льдом, решил утром на рассвете во что бы то ни стало попытаться выйти в море, хотя бы и в ущерб деревянной и медной обшивкам, которые неминуемо должны были пострадать от льда.

Рано разбудили команду, и едва люди успели позавтракать, как уже вестовые бегали по офицерским каютам и будили каждый своего 'барина': - 'Ваше высокоблагородие, вставайте, сейчас с якоря сниматься!'

Едва успели одеться, как засвистали боцманские дудки, загремел тревожный звонок в кают-компании и здоровые унтер-офицерские глотки дружно орали: 'Пошли все наверх, с якоря сниматься'.

Все побежали по своим местам; заработал паровой шпиль, медленно со стуком выбирая тяжелый якорный канат. Вот якорь отделился от дна, дали ход обеим машинам, и красавец крейсер сперва медленно, а затем все быстрее и быстрее плавно пошел к выходу в море. Было еще темно, едва брезжил свет, но утро обещало ясный день. Ветер дул от норд-оста при 7-ми-градусном морозе.

Внизу в кают-компании собрались офицеры за утренним чаем, и хотя до 8-ми часов утра еще было время прилечь, но мысль о сне никому из них не приходила на ум. Каждый из нас еще раз мысленно и с тревогою за неизвестное будущее прощался со своими родными, дорогими и близкими, но, тем не менее, настроение у всех было оживленное, так как скорейшего ухода за границу все желали и ожидали с нетерпением.

Не прошло 5-ти минут - и общее веселье царило в кают-компании, а только один из молодых лейтенантов сидел насупившись и мрачный. Бедный, он оставлял в России свое любвеобильное, мягкое как воск сердце, растаявшее там под теплыми лучами пары голубых глаз. Конечно, его настроение немедленно было замечено товарищами, начавшими подтрунивать над ним, что понемногу рассеяло облако задумчивости на 'челе его высоком' и заставило его в конце концов также принять участие в общей радости.

Очевидно, разговор вертелся на том, встретим ли мы плавающие льдины в Финском заливе и если да, то удастся ли крейсеру пройти в море. Как везде в спорах, мнения расходились, но мысль о возможности встретить сплошной лед все гнали от себя прочь, так как такая встреча была бы равносильна приказанию вернуться обратно в Ревель.

Спор разгорался все больше и больше, когда вихрем ворвавшись молодой мичман сообщил, что крейсер встретил сплошной лед и командир приказал повернуть, чтобы идти другим фарватером по восточной стороне острова Наргена, надеясь найти там свободную воду. Все с тревогой высыпали наверх. Действительно, крейсер переменил курс и шел полным ходом, но, придя на параллель знака Вульф, снова встретил лед. Далеко до самого горизонта стояла ледяная непроходимая преграда.

У всех болезненно сжалось сердце; всякий понимал, что крейсер со своими обводами не только не в силах пробиться через это сплошное твердое ледяное поле, но что, врезавшись в него, он немедленно будет затерт льдом и лишен возможности даже вернуться назад.

Да, с болью в сердце, но пришлось сознаться в своем бессилии, и с тяжелым чувством все смотрели на безграничную ледяную даль, отделявшую нас от свободного ото льда Балтийского моря. Все стояли молча. Всем стало ясно, что борьба крейсера со льдом будет бесполезна и, следовательно, оставалось одно: идти в Ревель, втянуться снова в гавань и ожидать теплого весеннего времени.

Серьезно и печально было лицо нашего командира, когда он отдавал приказание положить руль на борт, чтобы вернуться в Ревель, уже исчезавший за горизонтом:

Но Бог не без милости и св. Никола Морской не забыл своих моряков. Давно уже замеченные нами два купеческих парохода теперь подошли настолько близко, что можно было в трубу распознать их. Матрос-сигнальщик, все время следивший за ними, подбежал к вахтенному начальнику и радостным голосом докладывал, что первый из них 'Ермак', а сзади 'купец', которого ледокол ведет через лед. Все облегченно вздохнули, и снова у всех зародилась надежда.

Вот кто может помочь нам; вот единственно кто, быть может, проведет крейсер через лед в свободное море и даст нам возможность выполнить возложенное на крейсер назначение.

'Ермак', хотя и управляемый офицером флота капитаном 2-го ранга Васильевым, но, как не состоящий в списках военного флота, ходит под коммерческим флагом и не имеет секретных сигнальных книг. Поэтому нам пришлось переговариваться с ним по международному сигнальному своду.

Быстро набрали сигнал: 'Можете ли провести меня через лед?' Господи, с каким сердечным трепетом все ждали его ответа! Ведь возможно, что он и откажется, так как каждому было известно, что он никогда не проводил через лед ни одного военного судна, а наш крейсер при его водоизмещении, ширине и углублении делал задачу весьма трудною.

Прошло несколько томительных минут, пока он разбирал наш сигнал. Но вот, наконец, он поднял так страстно ожидаемый утвердительный ответ.

Затем ледокол подошел к нам на расстояние человеческого голоса, командир его спросил о ширине и посадке крейсера, и на вопрос нашего командира, может ли он вести нас до Дагерорда, последовал уверенный ответ: 'Конечно могу'.

После этого, махнув рукою по направленно видневшегося вдали льда и крикнув: 'следуйте за мною', положил руль и полным ходом вскоре врезался в сплошной лед, а за ним, не отставая и пользуясь сделанным им по льду каналом, пошел наш крейсер.

Лед в канале позади нас быстро сковывало 12-градусным морозом, снова образовывалось сплошное ледяное поле.

В начале лед был не толстым, около 6 дюймов, но чем дальше, тем он становился крепче, доходя до 2-3 футов, причем часто встречались высокие торосы[189]. Ледокол с легкостью преодолевал такие препятствия, но так как ширина крейсера больше ширины 'Ермака'[190], то естественно, что наше положение все ухудшалось, тем более, что ледокол при встрече более толстых слоев льда и, разбивая их, невольно уклонялся в сторону, отчего канал за ним делался извилистым. Мы с трудом следовали за ним и несмотря на то, что обе машины работали полным ходом, крейсер шел все тише и тише. Лед напирал со страшною силою, жестокие удары льдин заставляли содрогаться весь крейсер, от обшивки летели щепки, но вернуться назад было еще хуже, да наконец возврата и не могло быть, и крейсер, хотя и медленно, но все же подвигался вперед.

Но вот сильный толчок встречной громадной льдины, отломившейся от поля, ужасный удар в скулу, и крейсер остановился. Машины работают полным ходом, но мы не двигаемся с места. Крейсер затерло во льдах, и он в полном беспомощном положении.

Останавливаем машины и выстрелом из пушки обращаем внимание на наше бедственное положение ушедшего вперед 'Ермака'. Услышав выстрел, он кладет руль на борт, описывает циркуляцию, проходит почти вплотную вдоль нашего левого борта и, освободив нас таким образом от напиравшего льда, дает возможность крейсеру вступить в кильватер. Дали полный ход вперед, но, пройдя несколько миль, снова были затерты льдом, и снова 'Ермак', проделал тот же маневр, освободил крейсер, который, идя некоторое время благополучно, снова затирало льдом, и каждый раз бравый командир ледокола с тем же терпением и готовностью выручал нас.

Мы все с восторгом смотрели, с каким уменьем, ловкостью и как уверенно управлял он своим ледоколом.

Между тем время близилось к закату солнца. Наступила ночь. Управлять крейсером в едва заметном при лунном свете канале стало еще труднее, а далеко, далеко кругом, насколько мог видеть человеческий глаз, тянулась, сливаясь с горизонтом, мертвая снежная равнина сплошного льда.

Но и в этой мертвой зимней картине, освещенной трепетным блеском луны, было много сурового и вместе с тем много поэзии. Так мы шли всю ночь.

Наконец, в третьем часу утра мы обогнули юго-западную оконечность Финского залива у Дагерорта, и 'Ермак' вывел нас в свободное ото льда Балтийское море, а сам повернул обратно в залив, и пришлось ему снова бороться со льдами раньше, чем он достиг Ревеля, чтобы отдохнуть после тяжелой работы.

Таким образом ледокол 'Ермак' провел крейсер через весь сплошной лед Финского залива на расстоянии боле 100 миль, и мы, совершив благополучно переход Балтийским морем через четверо суток, сегодня подошли к Килю, вошли в бухту и встали на бочку.

Расставшись ночью с ледоколом 'Ермак', командир крейсера за темнотою не имел возможности поблагодарить сигналом капитана 2-го ранга Васильева за ту громадную товарищескую услугу, которую он оказал крейсеру, так как очевидно, что не будь его энергичного, лихого командира, крейсер 'Адмирал Нахимов' никогда бы не был в состоянии выйти в море и был бы обречен на полное бездействие в Ревельской гавани.

Какую пользу может оказать ледокол военному флоту в том случае, если явится необходимость отправить этот флот в зимнее время в открытое море, - об этом я предоставляю судить самим читателям, но, кончив свой правдивый рассказ, написать который меня побудило чувство глубокой благодарности, я хочу здесь воспользоваться случаем и от имени нашего командира и всех моих товарищей офицеров выразить нашу общую самую сердечную благодарность и глубокую признательность как командиру 'Ермака' капитану 2-го ранга Михаилу Петровичу Васильеву, за истинно товарищескую услугу, оказанную крейсеру, так и инициатору ледокола глубоко уважаемому вице-адмиралу Степану Осиповичу Макарову, причем еще раз должен повторить, что не будь 'Ермака' и не будь его лихого командира, крейсер 'Адмирал Нахимов', конечно, ни в каком случае, не был бы в состоянии уйти в дальнее плавание раньше весны.

Киль, 30-го января 1900 г. Р. - Ге'.

Плавание крейсера 'Адмирал Нахимов' через льды не прошло для него безнаказанно. Крейсер потерпел некоторое повреждение в своей медной и деревянной обшивке, и даже в нескольких местах показалась течь. Следует ли признать это обстоятельство доказывающим невозможность судам, обшитым деревом, ходить за ледоколом или нет? Разумеется, суда, обшитые деревом, более чувствительны к трению об лед, чем суда, не имеющие деревянной обшивки, но случай 'Нахимова' не дает категорического указания в невозможности судну с деревянной обшивкой идти за ледоколом. Во время следования 'Нахимова' за 'Ермаком' был боковой ветер, который, нажав лед к южному берегу, закрывал след 'Ермака', как только он проходил. 'Нахимов' несколько раз отставал, и когда льдом начинало сжимать его, то он давал машинам большой ход, почему льдом царапало его борта, срывая медную и деревянную обшивку. Бывали случаи, что 'Нахимов' набегал на 'Ермака', когда последний задерживался тяжелым льдом, и тогда командир крейсера 'Адмирал Нахимов', чтобы не ударить в ледокол 'Ермак', клал руль на борт и ударял в лед.

Плавания во льдах имеют свои особенности, которые нужно знать, и нельзя бросить упрек командиру крейсера, что он не принял тех или других мер в деле, столь новом для него. Лучшее из качеств военного командира есть решимость, и в данном случае командир 'Нахимова' выказал качества, которые в военное время окажутся незаменимыми: решившись выйти на свободу, он имел достаточно силы воли, чтобы не остановиться перед встреченными препятствиями.

Что касается технической части следования за ледоколом, то тут требуется должная осторожность. Суда, имеющие большие машины, должны применять силу их лишь тогда, когда они окружены вполне разбитым льдом. Если же след, оставляемый ледоколом, закрывается, то надо переждать, и, может быть, в условиях, в которых находился 'Нахимов', было бы самое благоразумное повременить, пока стихнет или переменится ветер, и лед из состояния сжатия перейдет в состояние ослабления.

Также надо иметь в виду, что судно тяжелое должно быть более осторожно во льдах, чем судно легкое. Надо считаться с инерцией массы. Удары, которые легкий корпус может безнаказанно перенести, будут фатальны для тяжелого судна. Ударяя в лед, трудно заранее предсказать, какой он крепости, и поэтому может случиться, что удар придется в глыбу очень солидную. В точке прикосновения окажется такое большое давление, которое может быть не под силу обшивке судна.

Чтобы до некоторой степени смягчить то впечатление, которое произвел случай с крейсером 'Адмирал Нахимов', надо упомянуть о письме от 24 марта ? 123, которое я получил от Ревельского биржевого комитета. К нему приложено пять благодарственных писем шкиперов пароходов, следовавших за ледоколом 'Ермак' в Ревельскую гавань. В это время 'Ермак' провел несколько десятков пароходов, и все прошли вполне благополучно.

Во время своего пребывания подле 'Апраксина', 'Ермаку' приходилось оказывать ему содействие разных родов. Во-первых, мастерская ледокола помогала отковывать и обтачивать различные инструменты, требовавшиеся для сверления камня и других надобностей. Во-вторых, ледоколу приходилось несколько раз завозить якоря с канатами, которые удерживали 'Апраксин' от сдвига льда. Но не менее важная услуга, разумеется, заключалась в подвозе угля, провизии и прочих материалов, необходимых для жилья.

Прибытие 'Ермака' к месту стоянки броненосца 'Апраксин' всегда было событием, радостным для всех работавших в этом изолированном от всего мира уголке. 'Ермак', с его удобствами жизни, представлял для бедных отшельников место отдыха, а ресторан и вкусно приготовленные блюда были хорошей переменой от ежедневного скромного стола, который вначале не был вполне устроен. 'Ермак' в шутку называли Hotel de Hohland.


Крейсер 'Адмирал Нахимов' во льдах


Мачта беспроволочного телеграфа на острове Гогланд


Мачта беспроволочного телеграфа на Кутсала


Набивной лед у Гогланда


Броненосец 'Генерал-Адмирал Апраксин' на камнях у Гогланда и 'Ермак'



Памятник, установленный в честь радиостанции А.С. Попова на острове Гогланд (сопка Попова) в 1954 г. Фотография К.Б. Стрельбицкого



Памятник, установленный в честь радиостанции А.С. Попова на острове Гогланд (сопка Попова) в 1968 г. Фотография К.Б. Стрельбицкого


Изобретение нашего кронштадтского ученого профессора Попова[191] получило во время работ у 'Апраксина' практическое применение. Профессор Попов первый открыл способ телеграфирования без проводов. Маркони выступил после Попова, но в Англии образовалось общество с большим капиталом, которое не щадило средств на исследование и рекламу, тогда как А. С. Попов должен был ограничиться скромными средствами, которые в его распоряжение из любезности предоставлял Минный класс. Минувшим летом А. С. Попов мог располагать миноносцем, и удавалось делать сигналы на расстояние до 35 км. Когда 'Апраксин' стал на камни у острова Гогланда, то требовалось связать этот остров с ближайшим жилым местом неподалеку от телеграфной станции на северном берегу. Расстояние оказалось 43 км. А. С. Попов, на основании своих предшествующих опытов, решил, что на такое расстояние телеграфировать возможно, и, как только 'Ермак' доставил на Гогланд материальную часть, было приступлено к делу.

Для отправления и приема депеш без проводов надо поднять кверху проволоку. Обыкновенно ставят мачту, но можно поднять проволоку на змее. Опыты начались, как только мачта на Кутсала была поставлена, а на Гогланде применяли змей. Эти первые шаги великого открытия нашего соотечественника А. С. Попова так интересны, что я помещаю небольшое письмо, в котором он описывает, как было дело.

'15 (28) января, - пишет А. С. Попов, - при отправлении из Ревеля на Гогланд партии для устройства беспроволочного телеграфа было решено, что станция Кутсала будет отправлять каждый час депеши в несколько слов, а на Гогланде будут только принимать депеши с помощью змея, чтобы выбрать место, и уже тогда всю энергию направить на устройство станции.

К 18 января под руководством лейтенанта Реммерта[192] была закончена установка мачты и устройство станции на финляндском берегу. Я прибыл к этому времени в Кутсала, и с этого дня начали в условленные моменты работать отправительные приборы станции. Накануне прибыли в Котку, с большими затруднениями в пути, три офицера с броненосца 'Генерал-адмирал Апраксин' и сообщили, что мачта на Гогланде не может быть готова ранее, как через неделю. 18-го числа многократно была послана депеша о благополучном прибытии офицеров в Котку, и следующие дни станция продолжала посылать сигналы и ничего не значащие депеши. По условию, партия Гогланда должна была по получении первой депеши посылать по вечерам оптические сигналы прожектором и фонарями Миклашевского, но никаких сигналов в Котке усмотрено не было.

Я уехал в Кронштадт и снова вернулся в Котку 24-го прямо на станцию беспроволочного телеграфа. При входе мне сообщили радостную весть, что сейчас только в первый раз услышали работу станции Гогланд. На следующий день, 25 января, начался обмен депеш в обе стороны, а 26-го числа на Гогланде станция работала уже настолько отчетливо, что устроители ее капитан 2-го ранга Залевский[193] и ассистент Минного офицерского класса П. Н. Рыбкин[194] передали станцию нижним чинам телеграфистам и возвратились на 'Ермаке' в Ревель.

По возвращении в Петербург я узнал, что наша первая депеша о благополучном возвращении офицеров 'Генерал-адмирал Апраксин' была принята с помощью змея, пущенного с палубы 'Ермака', но посылавшиеся оптические сигналы не достигали Котки. Первая официальная депеша содержала приказание 'Ермаку' идти для спасения рыбаков, унесенных в море на льдине, и несколько жизней было спасено благодаря 'Ермаку' и беспроволочному телеграфу. Такой случай был большой наградой за труды, и впечатление этих дней, вероятно, никогда не забудется.

21 апреля 1900 г.

А. Попов'.

В начале зимы, пока лед у Гогланда еще не окреп, корму 'Апраксина' двинуло льдом к берегу, но потом лед кругом его настолько окреп, что защищал 'Апраксин' от движений, которые были в море. Набивного льда у 'Апраксина' было местами до 9 футов кверху и до 27 футов книзу. Вся эта масса была примерзшей к берегу и плотно прилегала ко всему судну. Лишь в носовой части сделаны были проруби для опускания водолазов.

Известия о положении 'Апраксина' по телеграфу передавались во все концы России, и люди, никогда не видевшие моря, с нетерпением ожидали каких-нибудь известий. Вопрос о том, удастся ли спасти 'Апраксин' или нет, занимал всех, и мне приходилось от разных лиц, незнакомых с морем, слышать категорические заявления, что 'Апраксин' спасти не удастся.

Специалисты были менее уверены в своих мнениях, и, действительно, было бы рискованно поручиться за тот или другой исход. С наступлением тепла лед мог оттаять от берегов и начать двигаться. Такое обстоятельство угрожало броненосцу большой опасностью. Были завезены якоря для удержания броненосца на месте, но когда ветром начнет жать к берегу огромные поля, то якоря с их канатами окажутся ничтожным средством. При счастье могло случиться, что 'Апраксин' остался бы цел, а при несчастных условиях его могло еще более подвинуть к берегу и увеличить повреждение его дна. По словам гогландских жителей, напор льда на Гогланд бывает так велик, что весь остров трещит. Это фигуральное выражение не может быть понято дословно, но оно показывает, что давление льда бывает весьма значительно.

По вскрытии льда броненосец оказался бы на морском берегу, совершенно открытом к востоку. Все ветра, начиная от N через Е к S своим волнением могли причинить вред корпусу; а в случае если ветер усилился бы до степени шторма, то могло произойти полное разрушение судна.

Опасность положения сознавалась вполне, и потому контр-адмирал Рожественский[195], заведывавший работами с конца января, не терял времени. Камень, который пронизал дно 'Апраксина' и удерживал его от схода на свободную воду, был постепенно взрывами удален, и, наконец, 11 апреля на третий день Пасхи 'Апраксин' сдвинули на 40 футов Об этом деле адмирал Рожественский телеграфировал следующее:

'11 апреля за кормой 'Апраксина' прорублена майна, длиной 20 футов; кормовые отделения затоплены, сколько позволяли пластыри. Двумя кормовыми цепными канатами, выбиравшимися паровым шпилем, шпиль на шпиль, тремя ручными береговыми шпилями и полном ходе назад своих машин, броненосец не подался, тогда присоединился 'Ермак' двумя шестидюймовыми стальными буксирами и легко стащил до края майны. После обеда майна удлинена еще на 20 футов, и броненосец подался до края уже одними собственными машинами, теперь ошвартовился на четыре якоря до приведения своего положения в полную ясность'.

Телеграмма эта мною получена была в Кронштадте на 4-й день Пасхи перед представлением, которое Благотворительное общество устроило в Морском собрании. Телеграмма была прочитана во всеуслышание перед спектаклем, и вся зала огласилась дружным 'ура' по случаю получения радостного известия. Это было, действительно, красное яичко к Светлому Празднику.

На следующее утро мне передали по телефону из Главного Адмиралтейства об известии, полученном из Ревеля, что 'Апраксин' приведен в Котку. Не прошло, однако же, нескольких часов, как другая телеграмма от адмирала Рожественского показала, что слух о переходе 'Апраксина' в безопасное место был преждевременный. Адмирал Рожественский телеграфировать следующее:

'11-го апреля 'Ермак' стянул 'Апраксина' на свободную воду. Сегодня 'Ермак' послан осмотреть подход к Аспэ и состояние льда у Соммерса. Здесь у Гогланда 'Апраксин' окружен торосами. Ледоход от оста может уничтожить плоды всех затрат'.

Телеграмма эта наводила на мысль, что опасность еще не миновала. Все мы пережили тревожное время, но вскоре пришла телеграмма, окончательно всех успокоившая. 'Апраксин' был спасен и отведен в безопасное место, о чем адмирал Рожественский телеграфировал следующее:

'Вчера, 13 апреля 9 часов утра, в виду сильно свежевшей погоды от NE, опасаясь аварии от зыби льда из восточной части залива, спешно покинул место крушения и, следуя в струе 'Ермака', пошел в Аспэ. Несмотря на непрекращавшуюся снежную метель (горизонт не более кабельтова) 'Ермак' блестящим маневрированием в ледяных полях и между отдельными глыбами торосистого образования проложил сравнительно безопасный путь до шхер и сделал удобопроходимый канал в сплошном шхерном льде. В 4 часа пополудни 'Апраксин' вошел в Малую гавань Аспэ и ошвартовился в центре ее на ледяных якорях с 'Ермака'. Пластыри Спасательного общества выдержали испытание прекрасно: ни один из сорока цепных и тросовых найтовов не перерезан льдом. Теперь 'Апраксин' в полной безопасности'.

Позднее пришла по беспроволочному телеграфу другая депеша адмирала Рожественского, адресованная непосредственно ко мне:

''Ермаку' и его доблестному командиру капитану 2-го ранга Васильеву 'Апраксин' обязан спасением. В неприглядную снежную метель броненосец, обмотанный вытянутыми в струну цепями, стальными и пеньковыми тросами, прикреплявшими тысячу пятьсот квадратных футов пластырей, шел семь часов в струе 'Ермака' ледяными полями между отдельными глыбами торосистого образования и каналом, пробитым в сплошном льде, и ни одна цепь, ни один трос не были перерезаны льдом'.

Так окончилась работа этой зимы ледокола 'Ермак'. Вся зимняя работа у 'Апраксина' могла производиться лишь благодаря содействию 'Ермака'. Не будь этого корабля, 'Апраксин' пришлось бы предоставить его собственной участи, ибо без угля нельзя выкачивать прибывающую воду, которая могла заполнить все судно и там замерзнуть. Корма при этом опустилась бы ниже уровня воды, и, следовательно, ледоход должен был набить часть льда на палубу и, может быть, сдвинув судно к берегу, причинить ему новое повреждение. Самое замерзание воды в середине судна должно было наделать много повреждений как по корпусу, так и по машине.

Приступить к работам можно было бы после вскрытия всего льда, но первый шторм от восточной половины компаса мог уничтожить все приготовительные работы. Вероятно, в конце концов броненосец сняли бы с камней, но, без сомнения, в очень разрушенном состоянии, тогда как в настоящее время, за исключением отдельных пробоин, в судне крупных повреждений не имеется. Машины, котлы, артиллерия и проч. находятся в полной исправности, и командир броненосца 'Генерал-адмирал Апраксин', капитан 1-го ранга Линдестрем[196] привел свой корабль в Кронштадт в таком виде, что он немногим уступал судам, вернувшимся из дальнего плавания. Лишь многочисленные цепи в носовой части свидетельствовали, что внизу не все благополучно.

Кстати, о цепях, которыми удерживались на местах пластыри. Они остались целы, между тем как обшивка крейсера 'Адмирал Нахимов' сильно пострадала. Это показывает, что при осторожности можно безопасно идти за ледоколом, даже в том случае, когда за бортом находится множество цепей, задевающих за лед и которые гораздо легче повредить, чем обшивку судна.

16 (29) апреля адмирал Рожественский с ледоколом 'Ермак' прибыл в Кронштадт, оставив 'Апраксин' в Аспэ в полной безопасности. Лед, встреченный ими на пути к Кронштадту, был ослаблен действием весеннего солнца, но, разумеется непроходим для обыкновенных коммерческих пароходов. Ни у Гогланда, ни в других местах ни одного судна не встретили. Зима, в течение которой мы намеревались с 'Ермаком' помогать коммерции Петербурга, ушла полностью на работу у броненосца 'Генерал-адмирал Апраксин', а к 1 (14) мая, по контракту с Армстронгом, 'Ермак' должен был прибыть в Ньюкестль для переделок, которые были намечены и о которых говорится выше в этой же главе.

Министр финансов С. Ю. Витте, при своем постоянном попечении о коммерции, решил, что следует хоть сколько-нибудь помочь Петербургскому порту.

Надо было дать 'Ермаку' неделю отдыха в Кронштадте, и 23 апреля (6 мая) 'Ермак' отправился к Гогланду, чтобы помочь пароходам, идущим с моря в Петербург. Лед был значительно ослаблен по всему пути, и первый пароход он заметил вечером того же дня около маяка Нерва. По приближении к пароходу увидали на нем сигнал: 'терплю бедствие, требуется немедленная помощь'. Пароход оказался норвежский по имени 'Sleipner', и 'Ермак' поспел к нему лишь за несколько минут перед тем, как он пошел ко дну. Команда благополучно перевезена на 'Ермак'. Пароход получил течь, пробиваясь самостоятельно через лед, и, когда 'Ермак' подходил к нему, вода уже выступала на верхнюю палубу, а экипаж на маленькой шлюпке перебирался на льдины.

По окончании этого печального события, 'Ермак' пошел к Гогланду, где простоял сутки в ожидании других пароходов; затем встретился пароход 'Skjalm Hvicle', который благополучно привели в Кронштадт.

На следующие сутки ледокол опять вышел в море и встретил у Сескара шлюпку с финнами, перебиравшимися между льдов из Бьоркэ на Лавенсаари. Шлюпка была сильно повреждена льдами, так что ледоколу пришлось поднять ее на палубу и приютить 7 человек, порядочно изнуренных непосильной борьбою.

Потом 'Ермак' привел несколько пароходов и затем пропускал пароходы через места скопления льда. Наконец, лед настолько ослаб, что помощь 'Ермака' более не требовалась, и он мог отправиться в Англию, куда и прибыл 5 (18) мая.

Попробуем обобщить материал по работе 'Ермака' в Финском заливе, чтобы сделать выводы.

С 15 ноября по 16 апреля, в течение 5-ти месяцев, ледокол издержал 209 030 пудов угля - наполовину ньюкестльского, наполовину кардифского.

Расход угля я распределяю таким образом:

На отопление, освещение, опреснение, камбуз и действие вспомогательных механизмов в 150 дней по 120 пуд. в сутки - 18 000 пудов.

На поддержку пара в больших котлах во время стоянки у Гогланда и небольших передвижений там же в течение 63 суток по 430 пудов в сутки - 27 090 пудов.

На 6 разводок пара по 600 пудов 3600 пудов.

270 миль, пройденных по свободной воде, по 14 пуд. на милю - 3780 пудов.

Итого 52 470 пудов.

Если вычесть эту величину из общего расхода 209 030 пудов, то остаток 156 560 пудов будет соответствовать расходу на плавание 'Ермака' во льдах. Пройдено льдами 1987 миль, следовательно, на каждую милю потребовалось 78,8 пудов угля.

Переходы, сделанные ледоколом от 19 декабря по 25 марта, могут также послужить для некоторых выводов относительно силы, затрачиваемой во льдах, и скорости хода. За эти 16 переходов ледокол прошел 1587 миль в 292 часов 5 минут со среднею скоростью 5,44 узла. Средняя скорость за весь переход колебалась в пределах от 3,2 узла до 8,7 узла.

Если предположить, что на этих переходах расходовалось 78,8 пудов на милю, то на 1587 миль, относительно которых делаются выводы, израсходовано 126 055 пудов.

Расход угля на действие машины у ледокола обусловлен был контрактом в 1,8 русских фунта при употреблении кардифского угля. В нынешнюю зиму употребляли наполовину кардифский, наполовину ньюкестльский уголь, и часть этого последнего, принятая в Ревеле, была весьма низкого качества. Надо также заметить, что при работе во льдах ходы машин меняются постоянно, а потому приходится иногда пар травить. На основании вышеприведенных доводов надо предположить, что, во время работы минувшей зимою, средний расход угля соответствовал 2,5 русских фунта на индикаторную силу. Если это так, то среднее количество индикаторных сил, при работе ледокола во льдах минувшею осенью, было 6834.

На свободной воде на каждую милю плавания расходуется около 1 ? фунта лучшего английского минерального масла. Отсюда на каждый пуд угля требуется 0,11 фунтов этого масла. По этому расчету выходит, что на каждую милю ломки льда требуется 8,67 фунтов масла.

Все вышеприведенные цифры нельзя считать безусловно верными, но если мы будем дожидаться верных, то рискуем остаться без всяких выводов и обобщений.

Весною этого [1900 г.] рассматривался вопрос о дальнейшей программе действий ледокола. В этой книге я избегаю говорить о всей тяжелой стороне предпринятого мною дела. Говорят, что непоборимы торосы Ледовитого океана. Это ошибка: торосы поборимы; непоборимо лишь людское суеверие.

XVI. Выводы и заключения

Плавания ледокола во льдах Балтийского моря и Ледовитого океана продолжались год и 2 месяца. Год этот был опытный, но все время были обстоятельства, которые не позволяли вести систематичные испытания. Едва ледокол успел прибыть в Кронштадт, как он потребовался на службу в Ревель. Затем, по вторичном прибытии в Кронштадт, состоялся наш вход в Неву и проводка в Петербург коммерческих пароходов.

Первое плавание в Ледовитый океан показало, что передний винт не соответствует условиям полярного льда и что корпус ледокола следует значительно подкрепить. По возвращении в Ньюкестль я наскоро усилил корпус, как мог, чтобы вторично сделать более обстоятельное испытание, и, действительно, нам удалось пройти полярными льдами около 230 миль, и мы видели льдов больше, чем кто-нибудь, потому что мы двигались, тогда как другие путешественники, входя с кораблями в лед, оставались неподвижны и, следовательно, изучали лишь то, что было в их ближайшем соседстве.

По отношению к Балтийскому морю можно сказать, что лед его ледокол 'Ермак' может разбить во всякое время. Во многих случаях ледоколу приходится останавливаться и пробивать путь с разбега. Бывают частые случаи, что ледокол остановится и, несмотря на действие своих машин, не двигается ни взад ни вперед. Проходит четверть часа, а по временам и полчаса, покамест завозом ледяного якоря удается тронуть ледокол с места.

Несмотря на такие встречаемые затруднения, в общем, ледокол идет довольно успешно, и за плавание зимою 1899/900 годов, на 16 переходах, сделав во льдах 1687 миль, он употребил на это 292 часа. Обыкновенно ночью ледокол останавливается на несколько часов: на 6 или 8 для отдыха команды, а иногда приходится останавливать ход вследствие снега, закрывающего маяки, или тумана. Если взять время плавания с остановками, вследствие трудности льда, но без остановок для ночи, тумана и отдыха команды, то средний ход во льдах получится 5,44 мили.

Передний винт, вращаясь верхней лопастью слева направо, дает большую струю воды на левой стороне и сравнительно малую - на правой. Вследствие этого нос ледокола стремится в правую сторону, и, чтобы ледокол шел прямо, нужно держать руль право[197] около 2°. Следуя во льдах, руль приходится держать право от 1° до 5°, что в сущности очень немного, и ледокол, идя через льды, слушается руля, как бы мал ни был ход. Если ход достаточен, то для более крутого поворота можно одной боковой машине дать задний ход. При этом условии диаметр циркуляции не превысит полторы длины ледокола. Помогая кораблям, часто приходится описывать циркуляцию вокруг них, и это можно сделать лишь при хорошей поворотливости, но в этих условиях, в особенности вначале, бывали некоторые сюрпризы. Дело в том, что лед не одинаков, и у затертого корабля иногда бывают промоины под кормой от действия его винта. Был случай, что кусок льда обломился и сдвинулся в промоину. Нос ледокола покатился к стороне, где было меньше сопротивления, и мы прикоснулись носовой частью к раковине парохода, которую и помяли. Были и еще два случая, похожие на этот, с незначительными поломками, но потом, когда приноровились к этим условиям, все обходилось благополучно. В зиму 1899/900 годов ледокол ни разу не причинил ни одному из пароходов повреждения.

Самое трудное для ледокола - это выйти из своей колеи. Но ледокол и с этим справляется хорошо. Надо только сразу положить руль на борт, чтобы он, врезываясь в лед, сильно катился носом в ту же сторону, и тогда он выйдет из своего канала.

При входе в гавань, Кронштадтскую или Ревельскую, также затруднений не встречалось, равно как и при выходе. Еще при проектировании ледокола высказывались опасения, что судну в 8000 тонн будет трудно самому управляться при входах в гавань; но это совершенно не подтвердилось. Никогда с ледокола не подают швартовов для заворачивания судна, и обыкновенно от момента, что ледокол трогался от своего места, до момента, когда он был за воротами гавани, проходило не более 10 минут.

Плавание самого ледокола во льдах не представляет особенных трудностей, но провод пароходов иногда бывает крайне утомителен. Самое удобное вести пароходы через неподвижный лед. В этом случае за ледоколом остается широкий канал, наполненный мелко разбитым льдом, и если пароход правит хорошо и не прикасается к бокам, то он может идти значительным ходом.

Когда лед движется, но еще не пришел в состояние сжатия, то ледокол точно так же оставляет после себя широкую полосу, по которой следование пароходов весьма удобно, но если лед при движении нажало на один берег, то струя за ледоколом довольно скоро задвигается и может зажать следующие за ним пароходы. Случалось, что мы вели сразу 7 судов, и если третий или четвертый от ледокола корабль зажмет, то останавливаются все остальные. В этом случае надо с ледоколом вернуться назад, пройти вдоль борта всех пароходов для того, чтобы их освободить и дать им возможность продолжать плавание. Когда лед в сжатии, вести больше как 2-3 парохода невозможно.

Успех плавания пароходов за ледоколом и их безопасность зависят от качества самих пароходов и уменья управляться. Есть пароходы сильные, и есть пароходы слабосильные. Эти последние иногда не в состоянии двигаться через разбитый ледоколом лед, ибо они не могут преодолеть трения, представляемого кашей, которая остается за кормою ледокола. Сильные машины очень полезны для следования во льдах, но ими нужно пользоваться умело. Если пароход идет через кашу, оставляемую ледоколом, то нет опасности при нужде давать машине хороший ход, ибо пароход встречает своим носом измельченный лед, который не может ни повредить его корпуса, ни обломать его винтов. Если бы в этих условиях пароходу случилось бортом прикоснуться к одной стороне цельного льда, то и тогда опасности не будет, так как между этим льдом и бортом парохода набьется измельченный лед, который значительно облегчит удар.

Опасность будет тогда, если пароход на повороте или в иных условиях носом с большого хода врежется в солидный лед. Повреждение корпуса при этом почти неизбежно. Вот причина, почему ледокол не может принять на себя ответственность за целость следующих за ним пароходов. Ледокол должен делать канал, а следование по этому каналу, такое или другое, совершенно от него не зависит. Если бы командир парохода пожелал утопить его, то это он может сделать свободно в какую угодно минуту, стоит только, следуя за ледоколом, выбрать удачный момент, дать полный ход, разогнать судно и положить руль на борт.

Для большей безопасности плавания во льдах некоторые пароходы имеют специальное крепление в носу и снабжаются стальными винтами. Также у них делаются более толстые валы, в особенности концевой. Финляндское пароходное общество приспособило к зимнему плаванию почти все свои пароходы. Такое приспособление удорожает пароход менее чем на 5 %, между тем оно дает возможность пробиваться через лед даже самостоятельно. Мне говорили некоторые из командиров пароходов, имевших подкрепления, что они могут пробиваться через какой угодно лед. Оставляю такое заявление на их ответственности, может быть, это преувеличение; тем не менее, я сам видел разницу между сильными пароходами, приспособленными для зимнего плавания, и пароходами, не приспособленными к этому.

Ледокол строился для того, чтобы расширить навигационный период на путях к Петербургу, и является весьма важный вопрос о том, в какой мере это осуществимо. Опыт минувшего года дает материал, на основании которого можно судить об этом предмете с большею достоверностью, чем прежде. Полагают, что зимнее плавание к Петербургу возможно, но для этого необходимы пароходы, приспособленные к плаванию во льдах. С такими пароходами можно рассчитывать на ход через льды от 3 до 5 узлов. Пароходы же, не приспособленные к зимнему плаванию, не годятся для следования зимою на столь большом пространстве. Очень может быть, что если движение к Петербургу будет большое, то зимние пароходы через канал, сделанный в неподвижном льду, могут следовать самостоятельно. Там же, где лед подвижный, они должны идти не иначе, как за ледоколом.

Мои заключения о плавании в полярных льдах высказаны в различных частях этого труда. Здесь я резюмирую то, что говорилось там.

Полярный лед оказался, в общем, слабее, чем то многие думали, и он обламывается от действия ледокола. Даже большие торосы распадаются от ударов, и мы видели, как в некоторых случаях было достаточно легкого прикосновения для того, чтобы большая глыба распалась на части.

В частности, лед оказался в некоторых местах крепче, чем на то можно было рассчитывать. От прикосновения корпуса к ледяной глыбе в некоторых местах происходило лишь незначительное обминание, после которого глыба выдерживала удар, как камень, обнаруживая огромное местное давление. При наклонных формах носа удары в таких случаях не бывают чересчур резки, но случается иногда, что ледокол, ударив одной скулой в глыбу, двинется вбок и боковой частью ударит в глыбу, находящуюся на противоположной стороне его. Эти удары бывают очень жестоки, но, в сущности, мы имели повреждения лишь в одной части борта на левой стороне, так что, вероятно, удары не столь тяжелы для корпуса, как то кажется, и надо надеяться, что когда корпус будет подкреплен, то он эти удары выдержит.

Разумеется, при следовании в полярных льдах надо соблюдать некоторую осторожность и не разгонять ледокол в тех случаях, когда он выходит на свободную воду. Нет опасности с хорошего хода набегать на лед перпендикулярно к его границе и вообще под углами больше, чем в 45°, но когда приходится входить в щель, то нужно быть особенно осторожным, чтобы избежать этих жестоких боковых ударов. У следующего полярного ледокола я предложил бы увеличить угол наклона бортов при середине до 30° и строго придерживаться условия, чтобы наклон бортов простирался до 2 футов выше грузовой ватерлинии.

При постройке ледокола 'Ермак' ступицы лопасти винтов были проектированы заводом такого же типа, как на финляндском ледоколе 'Сампо'. Я нашел эту толщину чрезмерной и опасался, что столь толстые винты будут давать малый процент полезной работы. Поэтому я настоял, чтобы диаметр ступиц был уменьшен на 6 дюймов, а толщина лопастей была сбавлена на 2 дюйма почти по всей длине лопастей. Так и было сделано.

Все три кормовые винта после плавания в Ледовитом океане остались вполне исправными; но это не значит, что такими винтами можно бить в какой угодно лед. При плавании в полярных льдах мы не принимали особенных мер предосторожности по отношению к винтам, но я все время побаивался, как бы они не поломались. Был один случай, когда ледокол покатился кормой в левую сторону, между тем как для дальнейшего движения вперед надо было удержать его на курсе. Я дал левой машине задний ход и затем с мостика услышал дрожание кормы от ударов лопастями левого винта по очень тяжелому льду. При остановке я велел осмотреть винт, но оказалось, что он был совершенно цел, хотя удары эти нанесены были им при самых невыгодных условиях, а именно, когда судно движется вперед, а винт работает задним ходом, ударяя в лед плашмя.

Более всего экспозирован носовой винт, и мы потеряли одну лопасть, как только вошли в полярные льды в первый раз. В следующее плавание, как было сказано выше, ледокол был без носового винта, но перед началом службы в Балтийском море я опять поставил носовой винт. При одном из случаев, когда ледокол ударял с большого хода в тяжелый прибрежный лед, одна лопасть отломилась. При осмотре ее оказалось, что сорваны болты, и, кроме того, найдено, что и у другой из трех оставшихся лопастей болты, которыми крепится лопасть к ступицам, отданы. Надо предположить, что при работе винта во льду лед отворачивает гайки, и поэтому следует от времени до времени осматривать их и, если надо, поджимать. Действие льда на гайку болта так сильно, что оно срезывает стопорную чеку. Вообще я винтами вполне доволен.

Валы действовали исправно, и слабости в валах не замечено; и так как лопасти ломались, а валы нет, то надо думать, что они достаточно крепки. Когда при первом входе в льды Ледовитого океана сломалась лопасть, то и вал оказался немного погнутым. При поломке лопасти носового винта в Балтийском море вал не повредился, между тем как на 'Сампо' в нынешнем году сломался вал носового винта. Это показывает, что сделанное мною утончение лопастей было уместно, ибо предпочтительнее иметь поломку в лопастях, чем в валах. Надо в будущем дейдвудные валы делать на 100 % крепче, чем у обыкновенных машин.

Мне остается еще высказаться по вопросу о том, можно ли на ледоколе пройти в желаемую часть Ледовитого океана. На это нельзя дать ответа категорического. Надо думать, что под Гренландским берегом к северу от 80 параллели лед находится в постоянном значительном сжатии, что он в этих местах очень мало движется, а потому надо предположить там весьма тяжелые условия, и, по всей вероятности, там ледоколы не могут работать с успехом.

Точно так же я полагаю, что, вследствие общего движения льдов вдоль сибирского и европейского берегов от Е к W, следует избегать восточные берега островов, ибо у них нагромождения должны быть значительны. Так, я думаю, что проход по восточную сторону Земли Франца-Иосифа должен быть весьма затруднительный, и, напротив, по западную сторону этого острова, вероятно, лед значительно слабее. У самых берегов, на отмелях в последние летние месяцы возможно найти свободную воду, но глубоко сидящему судну опасно идти так близко к берегам. Если же идти вдоль берега по большой глубине, то можно встретить лед в состоянии сильного сжатия, ибо глубоко сидящие торосы упрутся в дно, остановятся, и на них будут напирать глыбы свободно плавающего льда.

Наименьшее затруднение будет встречаться вдали от берега, на просторе. Здесь условия льда меняются весьма часто, и лед из состояния сжатия быстро переходит в состояние ослабления и обратно. Остановки от сжатия льда будут непродолжительны, и следование по избранному направлению возможно.

Выше я уже говорил, что Свердруп, следуя на 'Фраме' от 83-80° широты, встретил наиболее тяжелый лед в широте несколько выше 80°. Тут оказалось сжатие как вследствие влияния Гренландского берега, так и вследствие близости Шпицбергена и напора, который дает струя воды, омывающая его западный я северный берега. Далее к северо-востоку лед должен быть слабее, и надо думать, что наибольшее затруднение будет в той области, где мы работали, а потом пойдут более легкие условия.

Существует ли на середине Ледовитого океана открытая вода, есть вопрос, который решится лишь после плавания туда. Если ледоколу предстоит в его переделанном виде попробовать полярные льды, то, может быть, удастся решить этот вопрос и другие, о которых теперь приходится судить лишь по догадкам.

С. О. Макаров. Плавание 'Ермака' на Новую Землю и Землю Франца-Иосифа в 1901 году[198]

Зимою 1900/01 г. я спешил изданием моего труда ''Ермак' во льдах', в котором излагались подробные соображения, предшествовавшие постройке 'Ермака', самая постройка этого ледокола и работа в Балтийском море и Ледовитом океане. Надо было окончить с этим делом для того, чтобы все, кому следует, могли ознакомиться с тем, что такое 'Ермак', ибо это давало надежду заручиться необходимой поддержкой для организации плавания в Ледовитый океан летом 1901 г.

В феврале 1901 г. книга эта вышла[199] и была разослана тем, от кого можно было ждать влияния на организацию следующей экспедиции. 17 марта н. с. я представил доклад министру финансов С. Ю. Витте, в котором просил разрешения воспользоваться ледоколом 'Ермак'. Я писал, что в 'предстоящее лето 'Ермак' может заняться исследованием на дальнем севере, и, по моему мнению, надо попробовать его в тех же условиях, в каких он работал прежде, возложив на него поручение обследовать места к северу от Шпицбергена'; я прибавил, что 'там должны быть новые, не открытые еще земли, которых никакой корабль, кроме 'Ермака', достичь не может'.

Получив письмо, министр финансов тотчас же запросил председателя Географического общества, члена Государственного Совета П. П. Семенова и получил от него письмо от 29 марта (н. с.), в котором, высказавшись о желательности активного участия русского правительства в полярных исследованиях, П. П. Семенов прибавил, что никакая полярная экспедиция, преследующая научные цели, не может быть ограничена кратким, например 4-месячкым, сроком, так как многие из ее наблюдений могут получить значение лишь в том случае, если обнимают все времена года. П. П. Семенов высказал также, что суда полярных экспедиций должны быть устроены так, чтобы, в случае невозможности выбиться из движущихся ледяных масс, они могли быть выжимаемыми без роковых повреждений, и что экипажи полярных экспедиций должны быть всегда готовы на оставление судна, обреченного на гибель, и на сухопутное путешествие по льду до ближайших материков.

В заключение своего письма П. П. Семенов высказал, что он не взял бы на свою совесть поставить на карту существование такого дорогого и практически полезного сооружения, каким представляется 'Ермак', тем более, что гибель такого судна (может быть, даже и со всем его экипажем), кроме крупного материального ущерба для казны, дискредитировала бы надолго все более скромные попытки полярных плаваний, частые неудачи которых не представляются столь чувствительными. Мне не сразу удалось узнать, какое направление приняло мое ходатайство перед министром финансов, а когда до меня дошло известие о том, что спрошено мнение вице-председателя Географического общества, то я 15 апреля (н. с.) отправился к нему и вышеприведенный его ответ узнал лично от него.

Из продолжительного разговора с П. П. Семеновым я понял, что он не симпатизирует моему желанию идти в большие широты. И если бы я задался более скромной задачей, как, например, опись берегов Новой Земли, то тогда Географическое общество могло бы оказать поддержку.

Вернувшись от П. П. Семенова, я написал ему следующее письмо[200].

'5 апреля 1901 г.

Милостивый государь Петр Петрович.

При разговоре со мною 2 апреля о возможности с ледоколом 'Ермак' производить исследования Северного Ледовитого океана Вы изволили высказать общие условия, которым должен отвечать корабль, предназначенный для таких целей. По мнению Вашего Высокопревосходительства, корабль должен быть деревянный, малого размера, с ограниченным экипажем, и на случай необходимости оставить корабль должны быть средства для следования на санях всему экипажу. Корабль должен идти в полярную область на продолжительное время, 2-3 года, и иметь запасы, даже если бы пришлось остаться и 4 года. На корабле должны быть ученые всех специальностей, и экипаж должен состоять из охотников, которые должны знать, на что они идут.

С мнением Вашего Высокопревосходительства я вполне согласен, если это относится к тем способам, которые до сих пор практиковались, ибо отправлявшийся в полярную область путешественник с маленьким судном и малой машиной предоставлен был на волю судеб.

Моя мысль заключается в том, чтобы посредством сильных машин разламывать полярный лед и идти для исследований по заданному направлению. Если это осуществимо, то изменяется совершенно тип полярных исследований, которые придется организовывать на других началах.

Большому ледоколу нет надобности оставаться несколько лет во льдах, он должен делать свои исследования - гидрологические, магнитные, биологические и другие по пути следования совершенно так, как это делали на 'Челленджере', как я это делал на 'Витязе' и как делают вообще ученые экспедиции. Механические лебедки и прочие машины большого ледокола дают полную возможность производить эти работы с должным успехом. Судно останавливается на 2-3 часа, и за это время получаются полные глубоководные наблюдения. Если простоять 6 часов, то можно при ясной погоде на льду сделать определение всех трех магнитных элементов.

Продолжительное пребывание (2-3 года) важно для метеорологических наблюдений, но производство таковых не требует большого корабля, нужна лишь незначительная станция с экипажем в 1/2 дюжины людей.

Если идея моя о возможности пробиваться сквозь льды верна, то дело ледокола пройти Ледовитый океан вдоль и поперек, чтобы открыть земли, которые там есть, измерить глубины, определить магнитные элементы, температуру и соленость воды в разных слоях и изучить состояние льдов. Для продолжительных метеорологических и других наблюдений ледокол должен развозить в различные места наблюдателей, дома для них, провизию и прочее. Таким порядком исследование будет более систематично, и ледоколу 'Ермак' вполне под силу высадить в нынешнем же году партию наблюдателей на северную часть Новой Земли, куда еще нога ученого ни разу не ступала, на Семь островов, лежащих к северу от Шпицбергена, на Землю Гилли и, наконец, на ту землю, которую полагаем, что мы видели. Возможно, что на просторе Ледовитого океана откроются еще новые острова; ледокол может высаживать партии исследователей и на них, причем размеры большого ледокола позволяют подвезти этим партиям всякие удобства, какие им требуются.

Вот те выгоды, которые достигаются применением ледоколов к исследованию Ледовитого океана, если действительно ледокол в состоянии побороть полярные льды и прокладывать себе через них путь по желаемому направлению. Следовательно, весь вопрос в том, можно ли или нельзя с ледоколами следовать через льды Ледовитого океана.

Мысль о том, что полярные льды можно побороть, зародилась у меня в 1892 г., а в 1897 г. я выступил с ней как в Географическом обществе, так и в Академии наук. Оба эти ученые учреждения не признали эту мысль верной, а потому и не поддержали меня своим авторитетом. Академия наук постановила, что в моей записке она не нашла доказательств правильности моей мысли, Географическое же общество хотя и не формулировало своего мнения по этому предмету, но отдельные лица на бывшем совещании высказывали, что лед Ледовитого океана разламывать невозможно, что лед от продолжительного пребывания в больших массах подвергается метаморфозе, а потому ломать его будет не под силу никаким машинам.

Ваше Высокопревосходительство, однако же, нашли возможным дать мне случай публично изложить мою мысль об исследовании Ледовитого океана при посредстве ледоколов в большой аудитории, что и дало толчок делу. Я предложил построить большой пробный ледокол для коммерческих целей, а посему деньги были ассигнованы не для научных целей, а для коммерческих, и, следовательно, постройка ледокола не отняла от денег на научные исследования ни одной копейки.

Предположения мои относительно льдов Балтийского моря вполне оправдались. Ледокол, вопреки мнению многих, в самое суровое время года прошел через все льды Финского залива до Кронштадта, оказался удобоуправляемым и вполне годным для проводки коммерческих судов в каких угодно льдах. Многие корабли он уже спас от верной гибели, дал толчок зимней торговле Риги, поддержал зимнюю коммерцию в Ревеле и, выручив броненосец 'Генерал-адмирал Апраксин', с лихвой вернул государству те деньги, которые на него затрачены. Ввиду этих фактов никто не посмеет упрекнуть меня в том, что я ввел казну в непроизводительный расход.

Относительно ломки полярных льдов оказалось следующее: лед полярный даже при своей огромной толщине ломается лучше, чем пресноводный, но местное давление, обнаруживаемое им при быстром набеге, оказалось далеко превосходящим то, что мы имели в Балтийском море. Лед, почти пресноводный, Балтийского моря при прикосновении к нему крошится, а соленоводный обминается и при этом в уплотненном состоянии может обнаружить большое местное давление. Есть, однако же, и предел этого сопротивления, который мы прощупали путем практическим, а именно: при первом входе ледокола во льды, сравнительно слабые, от 4 до 7 фут., корпус ледокола так вибрировал, что я, пройдя 2 мили, решился вернуться обратно. Подкрепив носовую часть наскоро, сколько возможно было в один месяц, я вторично вошел во льды, и уже с этим небольшим подкреплением, усилившим связи в носу всего на 20 %, ледокол мог пройти 230 миль, встречая тяжелые сплошные льды до 14 фут. и торосы до 22 фут. в вышину и до 50 фут. в глубину, т. е. всего около 70 фут.

После этого носовая часть переделана с иным распределением металла, и теперь она надежнее, чем была, но одновременно с этим на всякий случай подкреплен весь ледяной пояс в средней части корабля и подкреплена корма. 'Ермак' в теперешнем его виде гораздо крепче, чем он был прежде, и, кроме того, у него снят передний винт, отчего упразднилась та часть корпуса, где имелись вертикальные обводы, принимавшие нормально, а не под косым углом давление льда.

Есть все основания надеяться, что ледокол теперь выдержит удары в полярный лед со значительного хода, но форсировать полярные льды таким образом нет никакой нужды. Можно двигаться с осторожностью, тогда как в наше плавание в 1899 г., когда я испытывал качества ледокола, мы форсировали, и помещенный на стр. 282 моей книги ''Ермак' во льдах' кинематографический снимок показывает набег с полного хода на торосистое поле, чего делать никогда не потребуется.

'Ермак' во время своего пробного плавания в 1899 г. не заходил в большие широты, но лед в этих местах прибрежного образования, а потому гораздо более тяжелый, чем тот, который образуется на просторе. Фотографические снимки и обмеры, которые Ваше Высокопревосходительство найдет в моей книге, показывают, что мы имели дело со льдами гораздо более тяжелыми, чем те, в которых находился 'Фрам' (стр. 278, ''Ермак' во льдах'). Трудно пробиться сквозь эту область тяжелого льда, образовавшегося от напоров на берега Шпицбергена и Земли Франца-Иосифа, но 'Ермак' и в прежнем своем виде проходил эти льды даже в период сжатия.

В будущее плавание нужно принять за правило пережидать, когда периоды сжатия проходят, ибо таковые бывают непродолжительны, а когда лед находится в периоде ослабления, то 'Ермак' идет вперед чрезвычайно успешно, действуя машинами самым тихим ходом и применяя свою большую силу лишь тогда, когда нужно раздвинуть два больших поля в несколько миль в поперечнике.

Изложив Вашему Высокопревосходительству вкратце причины, по которым я считаю следование с ледоколом через льды Ледовитого океана вполне возможным, я прошу Вас в дополнение к этому ознакомиться с препровожденной к вам книгой и теми значительными научными материалами, которые удалось собрать в весьма короткий промежуток времени. Вполне уверен, что Вы признаете пользу, которую ледоколы могут принести географии неведомой области, покрытой постоянными льдами и считавшейся прежде непроходимой для судов.

Убедительно прошу Вас, как стоящего во главе Географического общества, высказаться о той пользе, которую география приобретает от применения ледоколов к исследованию Ледовитого океана, и тем дать возможность закончить то дело, на которое я затратил последние 4 года, работая неустанно в том же направлении без всякой поддержки научных обществ.

Если мне разрешат идти нынешним летом с 'Ермаком' в Ледовитый океан, то я пойду осторожно и осмотрительно, стараясь не давать ледоколу той работы, которая ему не под силу, и вполне уверен, что с 'Ермаком' можно многое сделать, не подвергая его риску, и своевременно возвратиться в наши воды, чтобы ранней осенью приступить к проводке судов к Петербургскому порту для пользы коммерции.

Прошу Ваше Высокопревосходительство принять уверения в совершенном почтении и преданности.

Готовый к услугам.

Макаров'

Вышеприведенное мое письмо дает те аргументы, на основании которых я хлопотал о посылке 'Ермака' в 1901 г. Времени оставалось мало, надо было торопиться, между тем я не ясно видел, в чем заключаются сомнения, и хотел прочесть публичную лекцию, чтобы расположить членов Географического общества к посылке 'Ермака'. С этой целью я обратился к директору Главной физической обсерватории М. А. Рыкачеву, который всегда относился к моим работам с большой доброжелательностью.

Ниже привожу письмо мое от 9 апреля, написанное в ответ на два предыдущие его письма от 20 и 21 апреля (н. с.), в которых он упоминает о необходимости оказать с 'Ермаком' содействие Шпицбергенской экспедиции[201] и советует приняться за обследование северо-западных берегов Новой Земли.

Вот мое письмо:

'Глубокоуважаемый Михаил Александрович!

Я получил Ваши письма от 7 и 8 апреля и спешу Вам ответить, причем пользуюсь любезностью командира ледокола 'Ермак', почерк которого разборчивее, чем мой.

Ответ этот мы составили совместно, и он завтра отправится к Вам, чтобы лично дополнить то, чего в письме нет. Думаю, что Вам также будет небезынтересно поговорить с ним, чтобы о работе ледокола 'Ермак' в полярных льдах Вы знали не от одного меня, но и от него.

Отвечаю Вам на некоторые пункты Вашего письма:

1. Ничего не имею против того, чтобы отвезти Шпицбергенскую экспедицию на Шпицберген к концу мая, но для этого надо, чтобы вопрос был возбужден Академией наук и чтобы она испросила на это разрешение министра финансов.

2. Ничего не имею против того, чтобы обследовать северо-западный берег Новой Земли и пройти к порту Диксон, если состояние льдов Карского моря в конце нашего[202] июня будет хоть сколько-нибудь соответствовать движению коммерческих пароходов, для которых, в сущности, и требуется обследование Карского моря. Если же льды Карского моря в это время года и в этой части его окажутся тяжелы для коммерческих судов, то мне должно быть предоставлено право прекратить этот рейс у северной оконечности Новой Земли и направиться в более возвышенные широты. Видимо, Вы склонялись к тому, чтобы я направился по восточную сторону Земли Франца-Иосифа, и, если состояние льдов в этом месте будет благоприятное, то я ничего не имею против такой программы. Надо идти подальше от этой земли, ибо у нее следует ожидать нажима ледяного потока[203].

Если по избранному Вами пути окажется в конце нашего июня лед тяжелый, то следует повернуть назад и, выбирая область слабого льда (чтобы не тратить много угля), направиться к юго-западной оконечности Земли Франца-Иосифа, а оттуда держать курс по западную сторону Земли Гилли[204] и виденной нами земли[205].

В этом случае мы будем прикрываться названными землями и, следовательно, будем находиться в выгодных условиях для работы в столь ранний сравнительно срок - начала нашего июня.

3. 'Дальнейшее следование на север будет зависеть от того, какой лед встретим мы далее и как в нем пойдет 'Ермак''.

Из вышеприведенного Вы видите, что я готов уступить на всех пунктах и от души благодарю Вас за все хлопоты, чтобы уладить это дело.

Прошу Вас, глубокоуважаемый Михаил Александрович, поговорить хорошенько с Михаилом Петровичем Васильевым, который, если нужно, может поехать и к академику Чернышеву, и к П. П. Семенову. Также, если нужно, он может съездить и к К. И. Михайлову[206], и даже к И. В. Мушкетову[207], если Вы это находите нужным. Был бы несказанно счастлив, если бы мое чтение осуществилось на тех основаниях, которые я Вам изложил совершенно откровенно, ибо тогда все дело пошло бы или под знаменем Географического общества, или по крайней мере с его добрым сочувствием'.

Помещенные выше извлечения из моего письма М. А. Рыкачеву[208] показывают, что предварительно составленную мною программу плавания по западную сторону Шпицбергена я изменил для того, чтобы заручиться содействием Географического общества. Я считаю, что прежде всего надо убедиться, что 'Ермак' может побороть полярные льды, и для этого самое лучшее место находится к северу от Шпицбергена, ибо, в случае поломки винтов или других неблагоприятных обстоятельств, движением льда ледокол вынесло бы на свободную воду, в сравнительно очень короткий промежуток времени. Совсем другая обстановка получилась бы, если бы судно застряло в других местах, не на струе течения, направляющегося в пролив между Шпицбергеном и Гренландией.

Поломка винтов в тех местах могла бы быть более опасна. Между тем не представлялось никакой возможности убедить кого следует, что нужно делать то, что обещает более благоприятные результаты.

Видя, что дело не получает окончательного решения, я был лично у министра финансов и, по возвращении от него, обратился к нему с письмом от 20 апреля (н. с.), в котором просил его двинуть дело вперед. Статс-секретарь Сергей Юльевич[209], получив мое письмо, запросил у морского министра генерал-адъютанта П. П. Тыртова, который дал более благоприятный отзыв.

Он писал:

'Управляющий Морским министерством. По Главному Морскому штабу. 18 апреля 1901 года, ? 973.

Милостивый Государь Сергей Юльевич!

На письмо Вашего Высокопревосходительства от 12 сего апреля за ? 2194 имею честь уведомить, что со своей стороны не могу не признать несомненной пользы для научных целей экспедиции ледокола 'Ермак' в том ее виде, как она предположена в последних соображениях вице-адмирала Макарова. Обследование всех морских путей в Карское море и далее к устьям сибирских рек и выбор при различных обстоятельствах наиболее безопасного и легкого из них представляется весьма желательным, почему я считаю себя обязанным высказаться в пользу поручения вице-адмиралу Макарову исследовать на ледоколе 'Ермак' путь по северную сторону Новой Земли и одновременно произвести определения положения западного берега этого острова, а также обследование дальнейшего пути к рекам Обь и Енисей.

Относительно обратного пути ледокола я совершенно согласен с приведенным вице-адмиралом Макаровым мнением компетентных ученых, что путь этот следует предоставить усмотрению и благоразумию руководящего экспедицией, в зависимости от состояния льдов.

К вышеизложенному считаю долгом добавить, что Его Императорскому Высочеству августейшему генерал-адмиралу угодно было выразить свое принципиальное согласие на разрешение вице-адмиралу Макарову идти на ледоколе и принять руководство предполагаемою экспедициею в том случае, если бы Ваше Высокопревосходительство, признав возможным ее осуществление, получили на это монаршее соизволение, также разрешить некоторым служащим в Морском ведомстве лицам соответствующей специальности быть участниками в этой экспедиции.

Прошу Вас, Милостивый Государь, принять уверение в совершенном моем почтении и преданности.

П. Тыртов'.

Приведенные выше извлечение из письма П. П. Тыртова показывают, что адмирал Павел Петрович дал благоприятный ответ главным образом потому, что я изменил программу плавания, поставив на первую очередь обследование северо-западных берегов Новой Земли, так что моя уступка в этом отношении оказалась единственным средством, чтобы экспедиция могла состояться.

Из письма М. А. Рыкачева я узнал, что Академия наук, организовавшая в это время третью и последнюю экспедицию на Шпицберген для измерения градуса меридиана, желает выслать свои пароходы в Стур-фиорд возможно раньше и что поэтому для экспедиции были бы полезны услуги ледокола 'Ермак'. Поэтому, желая заручиться и сочувствием Академии наук, я обратился с предложением помочь этой экспедиции, рассчитывая, что она выразит желание, чтобы 'Ермак' был снаряжен для полярной экспедиции с тем, чтобы он сначала помог проводкою судов к Шпицбергену. Академия наук, действительно, обратилась к министру финансов с просьбой о содействии ледокола 'Ермак', но прибавила: 'в случае, если отправление ледокола 'Ермак' в Ледовитый океан состоится'. Таким образом это ученое общество также не поддержало моей просьбы об организации экспедиции на ледоколе 'Ермак'. Между тем время шло и нельзя было приступать ни к каким приготовлениям, а приходилось лишь ограничиваться собиранием предварительных сведений и справок.

Наконец 17 мая (н. с.) последовало решение, что 'Ермак' может идти в Ледовитый океан с тем, чтобы вначале он помог проводкою судов Шпицбергенской экспедиции в Стур-фиорд. Времени оставалось очень немного, ибо 29 мая (н. с.) ледокол должен был выйти из Кронштадта, чтобы своевременно поспеть в Тромсе.

Нечего было и думать о каких-нибудь особых приготовлениях; надо было брать то, что возможно было найти.

Столь короткий срок на приготовления к полярному плаванию можно признать беспримерным, и в этом отношении мы побили всякий рекорд.

Надо еще и то заметить, что лица, собирающиеся в Ледовитый океан, посвящают приготовлениям все свое свободное время, я же этого сделать не мог, ибо состою в должности главного командира Кронштадтского порта, при которой приходится очень много работать. На обдумывание того, что мне требовалось для плавания, имелись лишь небольшие обрывки времени, так что, откровенно признаюсь, я не в состоянии был заняться этим делом с той усидчивостью, которой в сущности оно требовало.

Относительно состава ученых мне удалось заблаговременно до некоторой степени заручиться некоторыми лицами.

Мне было жаль, что наш известный ученый математик Алексей Николаевич Крылов[210] не мог отправиться в плавание на 'Ермаке'. Он обрабатывал данные по ломке льда, собранные из наблюдений, сделанных над крепостью этого материала на 'Ермаке' и в лабораториях. Он точно так же делал выводы из кинематограммы, снятой во время разбивания тороса. В каждое дело, к которому прикасается А. Н. Крылов, он вносит научную постановку, и, таким образом, в его руках получаются надежные выводы даже из сравнительно слабых наблюдений. Причина, почему А. Н. Крылов не мог идти с нами в плавание, так оригинальна, что о ней стоит упомянуть. Дело в том, что он застрахован и в таком обществе, в котором путешествия в разные страны не предусмотрены, и даже имеется такса о величине надбавки на случай поездки туда или сюда. Ледовитый океан не упомянут в этой таксе, а потому общество заявило, что в случае путешествия А. Н. Крылова в Ледовитый океан оно не только не возьмет на себя ответственности ни за какую прибавку, но и будет считать себя вправе по возвращении А. Н. Крылова из плавания переосвидетельствовать его и затем принять страхование на прежних условиях или на иных по своему усмотрению. Человек может вернуться из Ледовитого океана более здоровым, чем он туда отправился. Но, так как для общества выгодно считать его здоровье пошатнувшимся и нарушить прежний договор, то эксперт, служащий в обществе, безусловно даст отзыв в интересах этого общества, что лишает клиента выгод всего предшествовавшего страхования. Это совершенно несправедливо, но говорят будто бы, что страхование жизни может быть прибыльно для общества только при условии, что многие не платят до конца установленного срока и, выбывая, теряют весь свой капитал.

А. Н. Крылов потерял бы все преимущества, достигнутые платежом в течение ряда лет, что весьма тяжело для человека, желающего обеспечить свою семью.

Вместо А. Н. Крылова я пригласил Семена Петровича Вуколова[211], который взял на себя магнитные наблюдения и различные физические и химические исследования.

Весьма важно иметь подходящего ученого для драгировок и консервирования собранных организмов. К счастью для меня, врач Морского ведомства Александр Григорьевич Чернышев, бывший со мною в предшествовавшее плавание на 'Ермаке', надеясь, что мне удастся организовать новую экспедицию, отказался от предстоявшей ему другой ученой поездки и принял мое предложение. Он же был и судовой врач.

Для работ по геологии председатель Геологической комиссии академик Чернышев рекомендовал Валериана Николаевича Вебера[212].

По ботанике служащий на ледоколе второй штурман А. А. Палибин просил о своем двоюродном брате Иване Владимировиче Палибине[213], который служит в Императорском Ботаническом саду.

По астрономии, метеорологии и гидрологии первоначально я предполагал взять лейтенанта И. И. Ислямова, но затем, по выходе уже в море, он передумал, и я пригласил лейтенанта Владимира Константиновича Неупокоева[214]. По прибытии на 'Ермак' в Тромсе командир обратился ко мне с просьбой, чтобы я оставил хронометры на руках у старшего офицера барона Гревеница[215], что я и исполнил. У лейтенанта Неупокоева осталась метеорология и гидрология, но он также участвовал в астрономических наблюдениях.

По картографии я обратился к генералу Штубендорфу[216], и он очень любезно назначил в мое распоряжение классного военного топографа Аполлона Павловича Ровинского[217], который прекрасно знаком с топографическими приемами съемок, производящихся на берегу, и искусен в ситуации.

Фотография составляет насущную часть каждого исследования. На это дело я не брал особого специалиста, ибо второй штурман А. А. Палибин предложил свои услуги. Он же взялся делать кинематографические снимки.

Командир, которому и без того было много дела и приходилось помогать всем ученым, взял на себя бросание бутылок.

Из остальных двух штурманов ледокола 'Ермак' Н. И. Тульский как ревизор не имел специальной отрасли наблюдений, но принимал участие во всяких работах, а А. А. Новинский заведовал мареографом и некоторыми другими работами.

По отношению к служащим я решился делать приготовления заблаговременно, и командир ледокола капитан 2-го ранга Васильев еще в апреле месяце вывесил следующее объявление:

'От командира ледокола 'Ермак'.

Перед уходом 'Ермака' в летнее плавание на север объявляется всем служащим нижеследующее.

1. Около 10 июня 'Ермак' выйдет из норвежского порта Тромсе к Новой Земле, поднимется к северу вдоль ее западного берега и, обойдя ее с севера, направится в порт Диксона около устьев реки Енисея. Из порта Диксона, или раньше, если льды не позволят до него добраться, 'Ермак' повернет назад и постарается на обратном пути обследовать льды к северу, насколько это можно будет по состоянию их и не рискуя самим ледоколом, который на этот раз не идет умышленно испытывать прочность корпуса при работе во льдах, как это было в прошлое плавание.

2. Так как бывавшим в полярном плавании известно, что путь приходится выбирать в зависимости от встречных льдов, то всякому будет понятно, что совершенно определенным направлением задаваться вперед нельзя.

Одно имя уважаемого адмирала С. О. Макарова, стоящего во главе экспедиции, достаточно ручается за то, что все будет предусмотрено и сделано, чтобы обеспечить успех экспедиции - ее безопасность и своевременное возвращение.

3. К началу сентября предполагаем вернуться, но, как и все моряки, мы должны быть готовы к случайностям, поэтому возьмем с собой запас на один год, а также теплое платье и уголь в достаточном количестве на случай весьма мало вероятной зимовки во льдах.

4. Во все время экспедиции служащие будут получать оклад содержания, усиленный на одну треть.

5. Всякому предоставляется оставить доверенность на получение жалованья его родственниками в С.-Петербурге или Одессе во все время, пока продолжится экспедиция.

6. Если кому-либо условия предстоящего плавания не подходят, тех прошу заявить об этом теперь же, чтобы своевременно взять на их место желающих, в которых недостатка нет.

Командир ледокола 'Ермак' капитан 2-го ранга Васильев'.

Как видно из вышесказанного, каждому не желающему подвергаться опасностям северного плавания предоставлено было оставить корабль; но все заявили желание идти, и, таким образом, 'Ермак' должен был идти в плавание почти с тем самым экипажем, с которым он плавал и зиму. Видимо, у экипажа было полное доверие к своему судну и уверенность, что оно в состоянии с успехом следовать через полярные льды и благополучно возвратиться в то же лето.

Для северного плавания я нашел полезным убавить комплект служащих (в особенности в машинной команде), рестораторской же прислуги - прибавить.


Вот список всех, отправившихся на 'Ермаке'[218].


Список экипажа ледокола 'Ермак', бывшего в северном плавании в 1901 году




Из этого списка видно, что средний возраст всего экипажа 'Ермака' 26,7 лет. Самому младшему юнге 16 лет. Самый старший механик - 48 лет. Из числа 93 человек 21 женаты, а остальные холосты. 36 человек ходили на том же ледоколе в плавание в 1899 г.

По части провизии, за неимением времени, пришлось поступить так, как и в минувшее плавание, а именно - взять из морских запасов то, что имелось в готовности, в количестве, соответствующем годовой потребности. Солонина в порту имеется прекрасная, что же касается консервов, то в этом отношении порт не может похвастаться разнообразием, ибо в порту имеется лишь два сорта консервов, а именно: щи с кашей и горох с маслом. Для небольшого перехода отсутствие разнообразия в пище не представляет существенней важности; но если бы пришлось оставаться в Ледовитом океане целый год, то отсутствие разнообразия в пище было бы очень тяжело для экипажа. Брать консервы, какие случится, на годовое плавание я не решился, ибо консервы могли оказаться негодными, и это поставило бы меня в критическое положение. Сухарей в запас не брали, а взяли муку белую и ржаную. Бывали подобные примеры, и не дальше как в последней экспедиции на 'Belgica' часть консервов нельзя было в рот взять.

По отношению к теплому платью пришлось тоже ограничиться полумерой, ибо настоящее полярное теплое платье сделать в несколько дней невозможно. На ледоколе имелось теплых полушубков, шапок и валенок на 35 человек, так как платье это через год предстояло заменить, то я велел приобрести второй комплект всего. Таким образом, теплого платья было достаточно на большую часть команды, но многие имели свое собственное теплое платье.

Из вышеприведенного описания видно, что 'Ермак' не приготовлялся к зимовке. Я смотрел на дело так, что мы должны избежать зимовки в Ледовитом океане, но если бы по случайности пришлось остаться нам на зиму, то такое обстоятельство не вызвало бы катастрофы.

Довольно трудно быть вполне готовым к зимовке, если она в программу плавания не входит. Все излишне взятое вызывает непроизводительный расход, а некоторые предметы явились излишним бременем. Так, например, оставаясь на зимовку, нам полезно было бы иметь ездовых собак, чтобы делать экскурсии; но возить собак целое лето, зная почти наверное, что они не понадобятся, очень неприятно, а потому я на это плавание оставил мысль о собаках, тем более что короткое время, имевшееся в моем распоряжении, не давало никакой возможности заготовить собак, на что требуется почти 6 месяцев.

Главное наше оружие есть машина, и, разумеется, следовало бы принять все меры к тому, чтоб ледокол имел как можно больше топлива. Еще при постройке 'Ермака' я возбудил вопрос об устройстве отопления нефтяными остатками, но предложение это не было принято, хотя оно вызывало расход лишь в 20 000 рублей. Нефтяное топливо дало бы огромные преимущества, потому что пуд нефтяных остатков соответствует 1,5 пудам угля. Кроме того, при ломке льда постоянно приходится менять ход. Требуется то полный ход, то стоп-машина. Кочегары на 'Ермаке' очень приспособились к этим неожиданным переходам, и устроенное на ледоколе хоуденовское дутье много способствует быстрому разгоранию угля. Также прекращение дутья способствует быстрому уменьшению жары. Тем не менее нельзя внезапно остановить горение угля, в особенности, когда употребляется кардиф. При всяких внезапных остановках неизбежно приходится некоторое количество пара травить в холодильник, а это есть прямая потеря топлива. Думаю, что на ледоколе пуд нефтяных остатков заменил бы 2 пуда угля.

Перед предстоящим плаванием нечего было и думать о переходе на нефтяное отопление и следовало ограничиться угольным запасом. Разумеется, кардифский уголь заключает в себе больший запас жара, чем уголь ньюкестльский, но он дороже, и Кардиф лежит дальше от места назначения, чем Ньюкестль. Кроме того, ледоколу нужно зайти в Ньюкестль для того, чтобы принять некоторые предметы, изготовлявшиеся у Армстронга. Также следовало иметь в виду, что ньюкестльский уголь разгорается легче, чем кардифский, и при переменных ходах потеря на нем меньше, так что в сущности на переменных ходах он почти не уступает кардифскому углю.

Все это привело меня к заключению, что можно ограничиться ньюкестльским углем для первоначального запаса; но, так как первая часть плавания 'Ермака' предназначена была для помощи экспедиции градусного измерения на Шпицбергене и по возвращении оттуда в Тромсе предстояло пополнить запасы угля, то я решил выписать в Тромсе кардифский уголь.

Приготовления по части инструментов не потребовали много времени, ибо на 'Ермаке' уже имелись главнейшие метеорологические и гидрологические инструменты, оставшиеся от плавания 1899 г. и описанные в книге ''Ермак' во льдах'. Надо было кое-что добавить, и об этом было написано различным фабрикантам с просьбой направить различные предметы прямо в Тромсе.

Особенное внимание было мною обращено на хронометры, и в этом деле принял самое сердечное участие кронштадтский астроном Фус, который исследовал три судовых хронометра и, кроме того, подобрал из имевшихся в порту 5 штук, так что получилось 8 хронометров.

Все гидрологические и метеорологические инструменты были отправлены на Главную физическую обсерваторию, директор которой М. А. Рыкачев любезно разрешил бесплатно выверить их.

Следует упомянуть, что я заказал в Стокгольме батометр Петтерссона - Нансена с приспособленным в нем термометром. Батометр этот воистину надо признать наилучшим для больших глубин, ибо он замечательно сохраняет температуру воды, так что отсчет термометра, находящегося в этом батометре, может служить не только для определения, не переменилась ли в батометре вода, но и для контроля над показателем переворачивающихся на глубине термометров.

28 мая н. с. на ледоколе 'Ермак' было отслужено молебствие, а 29-го в полдень он снялся с якоря и ушел на определение девиации, а потом в Ньюкестль, куда и прибыл 4 июня. Ледокол провожали я и еще два-три человека[219].

В Ньюкестле было погружено 3200 т угля: такого большого количества ледокол еще никогда не принимал.

9 июня[220] 'Ермак' вышел из Ньюкестля и тихими ходами дошел к 13-му числу до Маленген-фиорда, где вечером и стал на якорь у мыса Локвик. Отсюда отправлен был паровой катер в Тромсе узнать, можно ли туда пройти ледоколу при его осадке (более 27 футов). Суда Шпицбергенской экспедиции 'Бакан', 'Ледокол ? 2' и пароход 'Рюрик' уже собрались в Тромсе.

Получив уверение, что в проливе в большую воду глубина не менее 33 футов, 'Ермак' 15 июня утром перешел в Тромсе и в тот же день вечером, приняв нашего консула в Финмаркене О. О. Визель, следовавшего на Шпицберген, вышел вслед за 'Баканом' и 'Ледоколом 2' по назначению, имея пар в двух котлах. 'Рюрик' остался ждать почту и академика Баклунда.

В море была мертвая зыбь, размахи качки доходили до 22°. 17 июня ветер засвежел до 7 баллов; ход отряда 5-6 узлов. В полдень открылся Медвежий остров; в 6 часов утра 18-го с ледокола увидели первый лед, подняли пар в третьем котле. Через час открылись берега Шпицбергена.

Лед был редкий, сначала разбитый, но постепенно становился гуще. Во 2-м часу пересел с 'Бакана' на 'Ермак' академик Ф. Н. Чернышев со своим айсмастером, и, в сопровождении 'Бакана' и 'Ледокола 2', 'Ермак' продолжал пробиваться к горе Кейльхау. В 4-м часу он стал на якорь в Betty Bay.

19-го утром 'Ермак', приняв вдоль борта транспорт 'Бакан', накачал ему 40 т пресной воды для котлов, так как прибой, державшийся еще у берега, затруднил бы ему наливку собственными средствами, с помощью шлангов, поданных на берег. В тот же день весь отряд вышел в Whales Bay, сначала почти по чистой воде, затем встречая все больше и больше льда (до 85 %), который исчез неподалеку от якорного места. 20 июня на 'Ермак' приняли с 'Бакана' груз экспедиции градусного измерения: провизию, инструменты, сани, шлюпки. Затем приехали академик Ф. Н. Чернышев и астрономы А. А. Кондратьев[221], А. С. Васильев[222], А. Д. Педашенко[223], студент О. О. Баклунд[224] и 22 человека рабочих, мезенцев и матросов. После этого 'Ермак' снялся с якоря и, имея в кильватере 'Ледокол 2', взял курс на Whales Point. Плавучего льда до 70 %, часто попадаются айсберги, один из которых сидел на мели на глубине 21сажень. Линия ледяных гор тянется от большого ледника к северу от Whales Bay по направлению на Тысячу островов. В этот же вечер подошли к Whales Point и отдали якорь на глубине 18 сажень в расстоянии от берега 3 кабельтовых. Спустили шлюпки и начали перевозку грузов на берег, у которого еще держался неширокий припай, местами более сажени толщиной.

21 июня 'Ледокол 2' подошел к борту 'Ермака' и принял с него 50 т угля-ньюкестль и 4 т питьевой воды. Вечером того же дня пришел из Тромсе пароход 'Рюрик' и на нем академик Баклунд. Ночью по окончании выгрузки все члены экспедиции переехали в свой лагерь. 22 июня после полуночи при ветре SSW, засвежевшем до 4 баллов, начало нести лед; 'Ледокол 2' для безопасности перешел и стал за кормой 'Ермака'.

В 6 часов утра, оставив на берегу наших геолога и ботаника со шлюпкой и двумя людьми, 'Ермак' с академиком Ф. Н. Чернышевым снялся с якоря и пошел в Betty Bay на поиски за 'Баканом', который должен был следить за 'Рюриком' и вместе с ним прийти в Whales Point. Разбитый лед по-прежнему тянулся полосами вдоль фиорда. Шли в густом тумане, бросая лот. Придя на глубину 24 сажен, стали на якорь. Когда несколько разъяснило, увидели перед собой ледник, что к северу от Whales Bay; снялись и пошли вдоль берега к югу, пользуясь кратковременными перерывами в тумане для распознавания берега.

23 июня в 6 часов утра увидели сквозь туман 'Бакан'. 'Ермак' подошел к нему и стал на якорь в ожидании готовности у него пара. В 10 часов 'Ермак' повел его сквозь льды в кильватере за собой; лед был густой, туман еще гуще, ход малый. Все время переговаривались свистками, часто теряя друг друга из виду. Только в 10 часов вечера туман разошелся, а в 11 часов весь отряд собрался на якоре у Whales Point.

В полночь с 24 на 25 июня, когда решено было, что помощь 'Ермака' для экспедиции больше не требуется, он снялся с якоря для следования в Тромсе, куда и прибыл 27 июня в 4 часа утра. Переход был сделан при пасмурной погоде и свежем вестовом ветре.

На рейде 'Ермак' застал английский пароход 'Lizzy', пришедший из Кардифа с 920 т угля для 'Ермака'.

В этот же самый день (24 июня) к 5 часам вечера на Петровской пристани в Кронштадте собрались некоторые из близких ко мне людей, чтобы проститься. Часть из них на катерах сопровождала меня до парохода 'Петербург', стоявшего на малом рейде. Здесь мы ожидали прибытия парохода 'Торнео', и в 6 часов я, простившись со своей семьей и провожавшими меня друзьями, отправился в путешествие.

Пароход 'Торнео' заходил в Гельсингфорс и Гангэ, и 13 июня в 4 часа дня мы были в Стокгольме. Приближаясь к пристани, я увидел почтенного ветерана полярных плаваний барона Норденшельда, который с дней своей ранней молодости и до этого времени с одинаковой настойчивостью продолжает работать на избранном им поприще. Времени у меня было очень немного, так как поезд в Дронтгейм[225] уходил в 6 ? часов. Барон Норденшельд помог мне разыскать Эриксона, который делает батометры Петтерссона - Нансена, а затем мы вместе с бароном отправились в один из ресторанов и за обедом обменялись мыслями о предстоящем плавании. Барон был, как всегда, приветлив и разговорчив. Он говорил, что многие из работавших и плававших с ним в Ледовитом океане достигли высокого положения в Швеции. Так, бывший командир 'Веги' Паландер теперь морской министр. Норденшельд проводил меня на поез, и в 6 ? часов я отправился дальше. Норденшельд просил меня на обратном пути предупредить его, чтобы он успел собрать некоторых из своих друзей. Неумолимая смерть, однако, стояла уже за плечами его, и по возвращении из плавания я получил печальное известие, что Норденшельд скончался.

27 июня вечером поезд пришел в Дронтгейм. 28 июня утром на пароходе пошел по шхерам к северу, и 30 июня в 8 ? часов утра мы пришли в Тромсе, где я и увидел 'Ермак', стоявший на якоре. Это было большое успокоение видеть 'Ермак' здесь. Значит, плавание его к Шпицбергену окончилось благополучно.

С приходом в Тромсе командир 'Ермака' тотчас приступил к погрузке угля. Я застал работу эту наполовину оконченной; весь корабль был сверху донизу покрыт угольной пылью. В то же время везли с берега различные предметы, которые не успели доставить в Кронштадт или Ньюкестль.

Члены экспедиции все в сборе, но при приезде мне показалось, что она еще как-то не дома и время проходит в разговорах. В дневнике я записал, что днем переговорил с одним и другим из ученых. В 3 часа приехал ко мне капитан Иогансен, который с 1869 г. ходил по полярным или, вернее, ледяным местам на промысловых шхунах. Он рассказывал много интересного.

Вечером собрал всех членов экспедиции на совещание, чтобы условиться, кто и что будет делать. Хочется, чтобы поскорее все принялись за работу.

Переговорил с топографом Ровинским, который по моей просьбе из Петербурга отправился в Тромсе не через Норвегию, а через Архангельск, чтобы переговорить там с некоторыми знающими людьми.

Он сообщил мне следующие сведения, собранные во время поездки из Архангельска по Мурманскому берегу[226].

Командир 'Ломоносова' капитан Постников плавает в этих морях 53 года, с 6-летнего возраста, и бывал у Новой Земли по западному берегу до 76°.

В 1869 г. в конце июня, пройдя Карские Ворота 100 миль на NО, он был затерт льдами в течение трех недель. Двухмачтовое судно его 'Волга' имело осадку 9 футов.

В 20-х числах августа вышел в Карские Ворота и поднялся по западному берегу до 76°. Льды встретил начиная с 75°25? - они заполняли бухты. Все обрывистые берега по западному берегу имеют отмели.

Течение, по его мнению, в Карских Воротах идет в Баренцево море[227] и, поворачивая направо, омывает западные берега Новой Земли.

Льды часто встречаются в полосе шириной в 15 миль, идущей от острова Колгуева по направлению к острову Междушарскому. Полоса льда, не дойдя 15-20 миль до этого острова, круто поворачивает и принимает направление берега Новой Земли. Явления эти более или менее общие.

Моржей и нерпу промышляют по всем бухтам Новой Земли. Оленей бьют в Черной и Белужьей губах. Белугу бьют повсюду, где нет льда. Голец (красная рыба, около 7 фунтов) промышляется в речках и бухтах: Пуховая бухта, речка Гусиная, Соханиха[228], Крестовая и др. Ловят сетями. Трески по всему берегу Новой Земли не промышляют.

1 июля утром приехал командир шхуны 'Fritjof', но ничего интересного не рассказал. В этом отношении словоохотливый Иогансен составляет большое исключение из всех норвежских капитанов, которые ничего интересного никогда не расскажут. Шхуна 'Fritjof' зафрахтована Болдвином[229] для отвоза некоторой части грузов на Землю Франца-Иосифа. В 3 часа поехал на берег осмотреть музей. У нас было много туристов с туристского парохода. Во время обеда приехали американцы Champ и Otis, принадлежавшие к экспедиции Болдвина, но тотчас уехали.

2 июля. Утром приехали Champ и Otis, от которых я узнал о главных чертах экспедиции Болдвина к Северному полюсу. Болдвин провел зиму 1898/99 г. с Уэльманом на Земле Франца-Иосифа. Результатом экспедиции вообще остались недовольны, что приписывалось недостатку энергии в начальнике экспедиции. Болдвин, по возвращении в Америку, начал хлопотать о новой экспедиции к Северному полюсу. Он обратился к богатому американцу Циглеру, который поверил в осуществимость предложения Болдвина и дал все средства, которые для этого потребовались. Циглер говорил, что ему у Болдвина понравилась прямоугольная челюсть, признак решительности, и он согласился дать все, что требуется. Сам Циглер составил свое состояние на выделке кремортартара[230], и, разумеется, расходы в полмиллиона рублей не могли пошатнуть его состояния. Экспедиция предположена в небывало широких размерах, каких никогда еще не делалось. Цель экспедиции - достижение Северного полюса, и для этого зафрахтованы три корабля, из которых 'America' и 'Fritjof' повезут экспедицию на Землю Франца-Иосифа. 'Fritjof' вернется назад этой же осенью, a 'America' останется с экспедицией. 'America' зайдет в Архангельск и возьмет там 300 собак и 18 лошадей. По прибытии на Землю Франца-Иосифа будет создан опорный пункт, a 'America' выслана вперед насколько возможно. С наступлением светлых дней, вероятно, в начале марта нового стиля, экспедиция, состоящая из 30 человек, тронется к Северному полюсу, со всеми лошадьми и собаками. В резерве ничего не будет оставлено. По мере следования будет расходоваться корм, а потом начнут освобождаться лошади, которых будут употреблять на корм собакам и на продовольствие людей. Потом начнут резать собак и тоже давать на корм. Будут гнать вперед сколько возможно, бросая сани, по мере их освобождения. Расчет основывается на том, чтобы двигаться вперед и не думать об отступлении. По достижении полюса предполагается повернуть круто влево и следовать к восточному берегу Гренландии. Туда отправляется этим же летом судно с провизией, оно постарается достичь возможно возвышенной широты и затем вышлет экспедицию с провизией еще далее к северу.

Мысль Болдвина весьма смелая и решительная, и надо думать, что недостатка в энергии не будет. Он дал обещание Циглеру, что если не достигнет Северного полюса, то никогда больше на улицах Нью-Йорка не покажется[231]. Для коренного нью-йоркца это большое лишение. Как уверял меня Champ, Циглер не поскупился ни на какие расходы: заказано все самого высшего качества. Он особенно хвалил дневные рационы: небольшая жестянка, весом 1 фунт, заключает в себе все, что надо для продовольствия в течение суток. Имеется несколько плиток шоколаду и специальный порошок, приготовленный, по-видимому, из мяса и хлеба, его можно есть в сухом виде или сварить. Мы пробовали, но нам не понравилась особенность вкуса этого кушанья. Думаю, что после хорошего моциона пища эта покажется приятнее, но не сомневаюсь, что она может надоесть до такой степени, что ее трудно будет в рот взять. Так было с некоторыми патентованными яствами на 'Belgiсa'[232].

Champ служит у Циглера, a Otis - его молодой друг, путешествующий для удовольствия. Champ расспрашивал меня о моих намерениях, и я категорически заявил ему, что я не имею намерения идти к полюсу.

Я полагал, что я делаю любезность Болдвину. Он мог думать, что я пойду к полюсу в это лето и, так как результаты моих плаваний будут ему неизвестны, то это может поселить некоторое сомнение в членах его экспедиции. Их толкает вперед желание быть первыми, и для того, чтобы энергия их не ослабевала, надо, чтобы они, действительно, верили, что до них никто там не был. За мою любезность они отплатили мне совсем иным образом, и, вернувшись осенью в Норвегию после того, что они видели меня у Земли Франца-Иосифа, они[233] пустили в газеты слухи, что я отказался идти к полюсу после того, что случилось[234] с 'Ермаком' во льдах этим летом[235]. 'Plus je connais les hommes, plus je m' attache aux chiens'[236].

С утра гг. Ровинский, Неупокоев и Вебер отправились на берег, чтобы произвести примерную фотографическую съемку и выработать приемы. Предоставил им полную свободу в действиях. Они занялись делом очень старательно - в час добрый.

С. П. Вуколов сегодня занимался сверкой ареометров. Дело в том, что мои исследования над ареометром выяснили, что погружение термометра изменяет показание ареометра, который от этого поднимается на величину 0,0002.

Когда эти исследования были опубликованы, то профессор О. Крюммель[237] предложил свой ареотермометр. Я тогда же просил его снабдить меня одним из его инструментов, хорошо выверенных. Инструмент был приготовлен, и тщательная выверка его на разных удельных весах заняла у уважаемого профессора немало времени. Ареометр был послан ко мне в Кронштадт, но на пути он, к моему большому огорчению, разбился. Я сообщил об этом горестном событии уважаемому профессору, и он, отзывчивый ко всем нуждам гидрологии, взял на себя труд выверить еще один ареометр, который был им заказан тому же мастеру и был готов минувшей зимой. Чтобы он не разбился вторично, при железнодорожной пересылке, его на этот раз отправили прямо в Тромсе, передав командиру парохода в руки. На этот раз ареометр пришел благополучно.

Поломка ареометра произошла отчасти по вине почты, а отчасти вследствие того, что самый ареометр Крюммеля представляет инструмент весьма ломкий. Нижняя часть его имеет большую тяжесть, но прикрепляется к телу ареометра узкой шейкой, которая при тряске не выдерживает тяжести. Следовало бы корпус делать из более толстого стекла, и тогда потребовалось бы меньше ртути в нижней части ареометра.

Я решил употребить этот ареометр Крюммеля лишь для сравнения с серией моих ареометров, употреблявшихся в минувшее плавание.

3 июля. По приходе в Тромсе свезли в госпиталь машиниста Лизунова, который заболел во время плавания к Шпицбергену воспалением легких. Сегодня доктор заявил, что Лизунов чувствует себя лучше и просится, чтоб его взяли в море. Доктор надеется, что он у нас окончательно окрепнет, а потому решено завтра перевезти его на 'Ермак'.

Ознакомился с наличием провизии и решил, что полезно кое-что прикупить на берегу для предполагающихся небольших депо, которые я намерен образовать в некоторых местах. У нас почти нет сухарей и еще кое-чего, что в депо необходимо оставить.

Сегодня получены с почты некоторые фотографические принадлежности и термометры от Рихтера из Берлина, и вообще теперь пришло все, кроме проволоки для змея. Термометры, присланные от Рихтера, составляют принадлежность батометров Петтерссона - Нансена. По этим термометрам можно отсчитывать сотые градуса. Нансен придает этому большое значение, и вообще он думает, что отсутствие точности в наблюдениях заставит в очень непродолжительном времени переделать все глубоководные наблюдения.

Вечером знакомился и практиковался с дальномером Шварца, который основан на принципах горизонтального базиса известной длины.

В 4 часа вечера снялись с якоря и пошли в море.

Заслуживает внимания оригинальная просьба, с которой обратилась к командиру 'Ермака' жена шкипера Захариасена[238], прося передать письмо ее мужу, ушедшему в Ледовитый океан на промысловом судне 'Godtfrid'[239].

Тромсе есть место, откуда выходят на промысел в различные части Ледовитого океана, и хотя встреча на таком большом просторе с известным судном мало вероятна, тем не менее, за отсутствием более верного почтового отделения, практикуются и такие посылки со случайной оказией.

4 июля. В 4 часа мы подошли к мысу Нордкин. Это самая северная оконечность Европейского континента. Она лежит на несколько миль к востоку от Нордкапа. В 7 ? часов сделали станцию. Работа задержалась до 10 ? часов. Температура - на дне +3,1°, наверху +6,6°. Трал принес: губки, офиуры, ежи, черви, пикногоны, моллюски.

5 июля. Погода по-прежнему тихая. Разбил с Ровинским сеть карты для Новой Земли.

6 июля. В 3 часа утра станция ? 41. Богатый улов.

Вечером попал в большое совершенно ровное поле льда толщиной в 2-3 фута.

7 июля. В 1 час 20 минут остановились для отдыха. В 6 часов дали ход и в 11 часов 30 минут вышли на чистую воду.

Надо сказать, что впечатление от скорости хода во льду и на воде различное. Когда вдоль борта проходит лед, то кажется, что судно идет скоро; а когда льда нет и по бокам лишь чистая вода, то ход кажется тише.

Новый нос разбивал лед очень хорошо.

8 июля. В 1 час 40 минут вошли в сплошной, но разбитый лед. В 2 часа 40 минут увидели по курсу перед носом трех медведей. Один остановился. Шум ледокола и ломающийся лед не пугают медведей. Медведь смотрел на ледокол, по временам поворачивая голову и оглядываясь на уходивших товарищей. Когда до медведя осталось 100 шагов, то наши охотники открыли огонь; громадный медведь пустился бежать со всех ног, но от страшной боли по временам кувыркался через голову. Ему, однако же, не удалось сделать и 20 шагов, как еще одна пуля прекратила его мучения. Подходя к убитому медведю, ледокол остановили. Решили остаться до утра, чтобы несколько отдохнуть. Вошли в трещину, образовавшуюся в сплошном льду.

По выходе из Тромсе курс был взят на остров Адмиралтейства, и работы начались от самого Норвежского берега.

Баренцево море обследовано, и существуют самые сбивчивые понятия о том, куда направляются струи Гольфстрема. На каждых 50 милях мы останавливались и производили глубоководные исследования.

Наутро[240] мы продолжали плавание уже с меньшим успехом, ибо щель сделалась очень узкой и крайне извилистой. Мы, наконец, оказались в сплошном торосистом льду[241] и дальше двигаться не могли. Так прошло несколько дней, после чего лед, казалось, как будто ослаб. Мы стали вновь продвигаться по направлению к берегу Новой Земли, но работа начала по временам давать самые ничтожные результаты.

С полного хода ударяли мы в торосистое поле и проходили всего лишь 10-15 сажен. При втором ударе мы, ранее чем прикоснуться к крайнему льду, ударяли в кашу разбитого льда, которая сильно задерживала ход, уменьшая этим самым удар. Поэтому чистого льда мы разламывали не более 6-8 сажен. При третьем набеге по тем же причинам результат был еще меньше, и, наконец, после 10-го или 20-го удара мы едва доходили до твердого льда, тратя всю энергию на бесполезную работу спрессовывания каши разбитого льда. Эта каша очень плотная, и когда корабль отступает назад, то она всплывает на поверхность, представляя из себя ровное снежное полотно.

Надо было придумать что-нибудь для того, чтобы уменьшить компактность этой снеговидной массы. Для этого я воспользовался имевшимся на ледоколе приспособлением для выливания теплой воды на лед с носовой части корабля. Как только пустили в ход это приспособление, то почувствовали улучшение. Тем не менее, этого было недостаточно.

Чтобы сдвинуть эту густую массу со своего места, я придумал спускать якоря. Как только 'Ермак', сделав набег, останавливался, так сейчас травили оба якоря в воду с таким расчетом, чтобы лапы якорей приходились как раз над горизонтом воды (якоря зацепляли за глыбы льда).

Желая завернуть ледокол в сторону, мы завезли проволочный 5-дюймовый перлинь и стали тянуть его на брашпиле. Тащили вовсю, и кончилось это тем, что сломалась рама брашпиля и погнулся вал.

Надо было придумать еще что-нибудь. На ледоколе имелись обрезки стрел, которыми мы имели в виду стаскивать его в случае, если 'Ермак' почему-нибудь застрял бы. Обрезки этих стрел я приспособил с обеих сторон носа таким образом, чтобы они могли подниматься из воды, когда ледокол идет вперед, и опускаться вертикально вниз, когда ледокол движется назад. Приспособление это кто-то назвал 'чертовым пальцем' - под этим именем оно и ходило. Действие 'пальцев' было достаточно хорошо, а управление ими посредством носовых кранов совершенно удобно.

Уже впоследствии мне пришла мысль: надо провести в носовую часть судна 2 сильных пожарных струи и направить их под углом таким образом, чтобы струя разбивала поверхность каши, остающейся за ледоколом, и сообщила ей некоторое движение назад.

19 июля. В 9 часов вечера запускали змея с инструментами. Он полетел хорошо, но инструменты точно не записали. Уж не замерзли ли они?

Через 10 дней по входе в лед я убедился, что в состоянии его не происходит значительных изменений, а потому я решил идти назад. Лед несколько ослаб. Мы прошли около двух миль и опять остановились, так как началось сжатие, более сильное чем когда-нибудь раньше.

Рано утром мне пришли доложить, что лед сильно нажимает, а в 7 ? часов послышался глухой скрип в подводной части, и все поле по левому борту опустилось под дно и пошло назад. Пройдя футов 100, поле остановилось, и было очевидно, что его задерживает левый винт. Попробовали вращать левую машину. Она не трогалась с места. Стали переводить ее с одного хода на другой, но это тоже не помогло. Тогда я велел кормовой машине дать задний ход и струею от заднего винта разбить часть глыбы, нажимавшей на левый винт. Через час работы кормового винта левый винт освободился и начал вращаться, сперва ударяя о льдины, а потом совершенно свободно.

24 июля. Проснулся в 4 ? часа и до утра не мог заснуть. Мысль, что мы совершенно во власти природы, меня страшно гнетет. Если льдины раздвинутся, мы можем выйти, а если нет - мы останемся и зазимуем.

Мы находимся в торосистом поле. Перед носом и за кормой у нас тяжелый лед, слева - легкое поле.

Все усилия повернуть ледокол в эту сторону оказались напрасными. Ледокол крошил лед, образовывая из него ледяную кашу, которая под действием воды и ночного мороза смерзалась. Все это производило весьма неблагоприятное впечатление, и, чтобы занять всех общей работой, я решил попробовать руками растащить часть льда.

Все, начиная от меня, вышли на работу с лопатами, кирками и прочими инструментами. Казалось вначале, что работа идет чрезвычайно успешно, ибо теплая вода из холодильников производила обильное течение, в то время как мы руками разбрасывали куски льда в разные стороны. После 1 ? часов усиленной работы лед под нами зашевелился, и из-под низа выступили такие глыбы, которых прежде совсем не было видно. Место, в котором мы работали, казалось заполненным льдом еще более, чем прежде. Это далеко не остановило энергии, и работы усиленно продолжались до вечера. Потом, поднявшись на ледокол, я увидел, какую ничтожную часть работы мы произвели. Очевидно, руками в Ледовитом океане много не сделаешь.

Мне неоднократно приходила мысль, что применение винта к движению судна дает незначительный процент полезной работы, в особенности когда судно остановится неподвижно. Было бы гораздо действеннее, если бы машина могла непосредственно зацепляться за лед. В таком случае можно было бы развить усилия в несколько тысяч тонн, тогда как винты дают лишь 100 т давления.

В ночь после того дня, когда мы делали попытку руками расчистить путь ледоколу, лед пришел в некоторое движение, и мы тут же начали работать машинами вперед и назад, чтобы продвинуться. После долгих усилий мы прошли около двух миль. На этот раз нам удалось высвободиться из тяжелого торосистого поля. Тут мы остановились на сутки, кругом опять были торосы.

28 июля. После обеда пошли на лед. Лед оказался с проталинами, так что я два раза провалился, но не глубоко. Вчера Неупокоев провалился по пояс и стал на второе дно; кто-то остроумно заметил, что ему надо разбить себя на сантиметры, так чтобы в следующий раз определить глубину междудонного пространства.

Что это такое - я решительно не могу понять. 28 июля - между тем холодно, а все ветры только сжимают лед. Какое заколдованное место! Я сильно опасаюсь, что нам не удастся выбраться отсюда.

30 июля. Утром собрал совещание. Присутствовали все члены ученого штаба, штурман и механики. Изложил, что есть полная надежда освободиться, ибо лед распался на мелкие глыбы и нужен только ветер, чтобы его развести.

1 августа. Обыкновенно засыпаю около 1 часу, но в 3 часа просыпаюсь. Мысли о предстоящей зимовке не выходят из головы. Потом читаю, опять засыпаю и опять просыпаюсь и т. д. до 7 часов утра, когда входит капитан.

3 августа. Вечером обдумывал и писал письма, которые хочу послать о помощи.

6 августа. Мы освобождены.

9 августа. С утра стала видна Земля Франца-Иосифа. Подошли к берегу. Много ледяных гор. Огромные нагромождения у мыса Флора. Речка на льду. Съехали. Оставили письмо. В 5 ? пришел 'Fritjof'. Командир его у меня обедал. Послали письма на 'Fritjof'.

По выходе из льдов я составил следующую программу: я решил пересечь Баренцево море от полуострова Адмиралтейства к мысу Флора, сделав по этому пути глубоководные исследования, а затем сделать еще несколько рейсов поперек Баренцева моря. В 3 часа мы взяли курс на мыс Флора и вначале шли по чистой воде. Затем начался лед, который, однако, нисколько не походил на тяжелые торосистые поля у Новой Земли. Мы имели по преимуществу легкий лед и часто встречали огромные поля ровного льда. Кроме того, льдины были чистые, без набивных барьеров, что указывает на отсутствие сжатия в течение продолжительного времени. Видимо, в этих местах, как и вообще на просторе, лед ветром носится свободно то в одну сторону, то в другую. Берегов, которые могли бы задержать лед и содействовать сжатию, поблизости нет, а потому и сжатия нет.

Затем мы вошли в более тяжелый лед. По временам стали попадаться тяжелые торосистые поля, но все же была полная возможность пробиваться между ними, и лишь изредка приходилось проламывать перешейки цельного льда.

По временам мы останавливались для производства[242] гидрологических наблюдений, а в некоторых случаях и для магнитных наблюдений. С этой целью, высадив на лед наблюдателя с инструментами, мы отходили в сторону, чтобы стальной корпус корабля не влиял на магнитную стрелку, и оставались в стороне, пока производились наблюдения. У Земли Франца-Иосифа мы нашли открытую воду и 9 августа около полудня подошли к мысу Флора. Здесь осмотрели станцию Джексона[243] и поздно вечером оставили это место, убив за это время на берегу двух белых медведей. Отойдя от мыса Флора, я решился сделать несколько глубоководных станций. Окончив наблюдения, мы пошли на юг, причем я решился избрать тот же самый путь, чтобы увеличить число станций, ибо оказалось весьма интересное распределение температур и удельных весов воды.

Подойдя к границе льдов у Новой Земли[244], повернули вдоль нее и дошли до мыса Нассау[245], откуда вновь повернули к Земле Франца-Иосифа, взяв курс на юго-восточную оконечность ее[246]. По этой линии также сделан ряд глубоководных станций. Лед показался лишь в первой части пути, а потом пошла чистая вода, которой мы прошли до самых берегов Земли Франца-Иосифа.

Вид островов Земли Франца-Иосифа в этом месте был до крайности оригинальный. Видны были лишь отлогие снежные шапки и ни одного кусочка черного берега. Это были плоские сегменты шара, состоявшие из одного лишь снега. У самого юго-восточного острова - острова Литке - не было видно ни одной черной точки.

Мы подошли к острову Гохштеттера[247], выбрав ту часть его, где был виден обрыв и которая представляла интерес для геолога. Последний вместе с ботаником и физиком отправились для научных изысканий.

По возвращении партии с берега был взят курс на северо-восток, но которым мы, однако же, не могли идти, так как лот Джемса указывал малую глубину. Отойдя от мелкого места, снова взяли курс на северо-восток, пока не подошли к довольно густым льдам.

На север от нас тянулась полоса чистой воды, но мне не хотелось в столь позднее время пускаться на север, а потому я повернул на юг и, пройдя вдоль границы льдов, подошел к Новой Земле, пробив еще одну гидрологическую линию[248]. На этот раз льды оказались еще более придвинутыми к берегам Новой Земли, и так как это лишало возможности делать морскую съемку в этом месте, то я направился вдоль границы льдов к югу и подошел к Новой Земле южнее полуострова Адмиралтейства[249].

* * *

Интересны наблюдения из жизни белых медведей. Нам приходилось их видеть довольно много, причем мы охотились только в тех случаях, когда медведь встречался на нашем курсе. В одном случае два больших медведя играли самым добродушным образом, и в то время, как один из них хотел из воды выйти на лед, другой, шутя, мордой толкал его обратно. Потом второй вышел на лед, и они добродушно пошли рядом. Потом мы подошли к обоим и убили их. Оказалось, что два самца. Медведи вообще безбоязненно относятся к шуму и не обращают внимания на движение ледокола. Один раз мы шли во льдах и видели такую картину: на льду лежал тюлень у проруби, которую он сам себе проделал. Медведь подобрался к нему довольно близко и выглядывал из-за тороса. Потом побежал к другой стороне тороса и стал на задние лапы и опять начал разглядывать тюленя, но, видимо, решил, что не успеет добежать до него ранее, чем тюлень скроется в свою прорубь. Проделав тот же маневр несколько раз, он решился на следующую хитрость: он соскочил в воду, подплыл к той самой проруби, у которой лежал тюлень, но оказалось, что тюлень был достаточно чуток, и раньше, чем медведь подплыл к проруби, тюлень уже был в своей стихии, в которой медведь его поймать не может.

Прорубь также оказалась очень узка для медведя, и он не мог через нее вылезти на лед.

* * *

Плавание этого лета привело к следующим выводам.

Крепость корпуса ледокола оказалась достаточной для борьбы с полярными льдами. От ударов обо льды ни в одном месте не получалось помятин. Некоторые заклепки несколько ослабли; это происходило оттого, что нет возможности так плотно прижать толстые листы обшивки, чтобы потом сильным давлением льда их не обжало еще более. В Кронштадтском доке пришлось часть заклепок подчеканить, но ни одну не пришлось менять.

У концевых валов боковых машин оказалась маленькая погнутость в самых концевых частях. Надо думать, что у левого винта это произошло в том случае, когда вся левая льдина пошла вдоль борта и остановилась, упершись в винт. Погиб -15 мм, что не вызывает ни содрогания кормы, ни неровности в действии машины. По осмотре в доке решено оставить вал в прежнем положении. Правый вал оказался погнутым вдвое меньше, чем левый, а потому и его оставили в том же виде.

Полезно валы переменить, утолстив их как в концевых частях, так и при середине, что не вызовет никаких переделок в дейдвудах. Потребуется лишь рассверлить ступицы винтов.

Руль, румпель, штуртрос и проч. оказались целы. Но для того чтобы в будущем иметь еще большее обеспечение в этом отношении, полезно в корме сделать особый клин, который упирался бы в лед при заднем ходе и тем защищал руль более, чем теперь.

Необходимо провести в носовую часть судна воду от всех циркуляционных помп, чтобы дать возможность разбивать плотную массу измельченного льда, остающуюся после набегов носом на тяжелые торосистые поля. Чем больше воды будет наливаться из носовой части корабля, тем лучше.

Необходимо приспособить одну или несколько сильных струй воды, которые могли бы действовать на сплошную кашу льда, оставляемую после набега на тяжелые торосистые поля.

Надо устроить по три 'чертовых пальца' со стороны, для того чтобы сдвигать назад кашу льда (оставшуюся после ледокола).

Для плавания в местах, где можно встретить рифы, иметь две стопудовых гири, которые прикреплять к канату вместо становых якорей.

Также следует сказать, что, идя в Ледовитый океан, нужно быть в большей готовности к зимовке, чем мы были. С этой целью нужно:

Устроить небольшие приспособления, которые позволяли бы уменьшить до минимума расход угля во время зимовки, и с этой целью иметь достаточный запас масла для масляного освещения судна; уголь же должен расходоваться для варки пиши, отопления и растаивания льда.

Часть котлов полезно приспособить под нефтяные остатки, заняв ими междудонные пространства.

Весь экипаж ледокола на случай зимовки должен быть снабжен теплым платьем, соответствующим условиям полярного плавания.

На судне должны быть, по крайней мере, 30 собак и 5-6 саней для путешествий по льду.

Провизии должно быть взято на всякий случай на 3 года.

Программу плавания надо составить такую, чтоб ледокол шел в места, еще никем не посещенные. Он может, выйдя от берегов Норвегии, взять курс посредине между Новой Землей и Землей Франца-Иосифа и, миновав меридиан восточного края последней, повернуть на северо-восток. Затем, в зависимости от состояния льда, обогнуть Землю Франца-Иосифа и Шпицберген в большем или меньшем расстоянии от него. На этом пути встретится очень много интересного для изучения, и я вполне уверен, что эту программу можно легко исполнить в 2-3 месяца, возвратившись с богатыми научными результатами в то же лето.

В заключение позвольте напомнить, что Ледовитый океан не легко раскрывает свои тайны. Уже три столетия, как люди настойчиво стремятся изучить эту область, делая успехи шаг за шагом. Тут нужна настойчивость, и в этом отношении хороший пример представляет Великая Северная экспедиция, начатая в 1734 году и продолжавшаяся 10 лет. Работы каждого лета и каждой зимы были неудачны, ибо никогда не удавалось выполнить намеченную программу. Адмиралтейств-коллегия давала новые средства, на что строились новые корабли и с новою энергией принимались за работу.

Казалось, что исследователи терпят только одни неудачи, но сумма всех этих попыток и неудач дала общий огромный результат в деле исследования всего нашего северного берега. На основании пробных плаваний можно считать доказанным, что 'Ермак' в состоянии проходить через области полярных льдов и он может доставлять ученых в такие места, куда других средств добраться не имеется.

Экспедиция 'Ермака' обходится 100 тысяч, но многие другие экспедиции с гораздо меньшими судами обходятся не дешевле.

Бюджет России измеряется миллиардами, и если до сих пор не решен еще вопрос о том, что 'Ермак' должен идти в Ледовитый океан, то, разумеется, это не вопрос денег.

Это вопрос сочувствия русских ученых к этому делу и если Вы, Милостивый Государь[250], проявите Ваше желание с тою же настойчивостью, с которою работали Ваши предки при Анне Иоановне, то будущим летом мы можем посетить многие места, где не была человеческая нога.

Все дело в Вашем сочувствии, и я твердо верю, что рано или поздно мне удастся разбить тот ледяной покров, которым пока еще прикрыто Ваше желание удовлетворить самую насущную потребность человека - познать планету, на которой он живет.

С. О. Макаров. Морская компасно-фотографическая съемка берега Новой Земли[251]

Приступая к этой работе, пришлось прежде всего выяснить наилучшие приемы в зависимости от особенностей плавания во льдах.

Без льда дело пойдет весьма успешно, если придерживаться тех приемов, которые я применил при съемке Маньчжурского берега. Там, имея глубоководный, достаточно обследованный берег, я выбирал курс и, держа ровный ход около 10 узлов, производил беспрерывное пеленгование берега, причем каждому пеленгу соответствовал момент, записывавшийся с точностью до секунды. Прокладкой пеленгов на астрономические пункты определялись места корабля и его курсы; а затем, в зависимости от хода, делалась разбивка времени, так что каждому пеленгу находилась соответствующая точка нахождения корабля.

Присутствие льда не дает возможности ни держать ровного хода, ни держать одинакового курса. Удары в лед неизбежно отклоняют нос в сторону; кроме того, при прохождении значительных льдов ход замедляется.

Для того чтобы точки пеленгования были хорошо определены, я избрал систему станций, заключающуюся в том, что через известный промежуток судно останавливается для взятия серии пеленгов на береговые предметы. Ледокол имеет три машины, и это дает большие удобства для удержания судна на месте.

Система станций представляет ту невыгоду, что дело идет медленнее и трудно уследить за точками на береговой черте; но эта система дает крупное преимущество, заключающееся в том, что возможно снимать фотографические панорамы берега, которые оказывают значительную помощь при морских съемках, в особенности, когда имеется в распоряжении мало времени.

Также следует упомянуть, что морская съемка на ходу будет тем точнее, чем больше ход, - на большом ходу меньше влияют течение и ветер. Между тем у таких неописанных берегов, как Новая Земля, глубокосидящее судно должно ходить с некоторыми предосторожностями; бывало несколько случаев, когда мы, услыхав звонок предупредителя Джемса, изменяли курс и тихим ходом, с частым промером, отходили от берега.

Съемка началась 22 августа[252], когда мы подошли к Крестовой губе и в 6 ? часов вечера высадили партию наблюдателей на мыс Смирнова. Контуры берега, а в особенности ситуация Новой Земли, до такой степени неправильно нанесены на карты, что, подойдя к самому входу в бухту, мы, за отсутствием обсервации в этот день, не знали, находимся мы в Крестовой губе или в одной из Сульменевых.

Работы распределены были следующим образом. Лейтенанты барон Гревениц и Неупокоев должны были определить географические координаты пункта, а военный топограф Ровинский должен был измерить базис и мензульной съемкой определить несколько пунктов, которые послужили бы основными точками для морской съемки. Штурман Палибин отправился с фотографическим аппаратом для снятия панорам берега с определенных точек. Физик Вуколов съехал на берег с магнитным теодолитом для определения магнитных элементов. Кроме этих лиц, поехали геолог Вебер и ботаник Палибин для работ по своим специальностям.

К делу приступили тотчас же, и благодаря ясной погоде работы к вечеру 22 августа были окончены.

Ровинский успел не только определить положение некоторых точек, но и, сделав съемку местности, прилегающей к астрономическому пункту, взять засечки на некоторые приметные места по всей бухте.

В 8 часов 45 минут вечера мы снялись с якоря и, засняв еще одну панораму входа в губу, направились к бухте Машигина, лежащей в 40 милях к северу от Крестовой. Лед был довольно редкий, но местами до некоторой степени задерживал ход.

24 августа в 5 часов 30 минут утра ледокол стал на якорь у мыса Шанца, где с утра были отправлены на берег те же наблюдатели, к которым присоединился доктор Чернышев, для собирания зоологических материалов. Погода на этот раз не столь благоприятствовала, ибо небо по временам покрывалось облаками, и, кроме того, днем засвежел норд-остовый ветер, который затруднял наблюдения в искусственный горизонт.

После полудня я проехал на паровом катере в губу Малую Машигина, которая оказалась под ледяным покровом, образовавшимся, вероятно, в последние дни, ибо толщина его была всего лишь несколько дюймов. Позднее паровой катер ходил за партией, которая отправилась к горе Головина для снятия фотографической панорамы. В 11 часов вечера, по возвращении всех на ледокол, мы вышли из бухты, ибо наступила мрачная погода с туманом. Отойдя около 7 миль, ледокол остановился в разбитом льду.

Следующий день, воскресенье, 25 августа, погода была мрачная, и наблюдатели имели время, чтобы пересмотреть свои записи и привести их в порядок.

26 августа было облачно, но довольно ясно, хотя вершины некоторых гор окутаны туманом. Вошел с ледоколом в бухту Машигина и, став на якорь под северным берегом, сделал тут первую съемочную станцию. Кроме того, была срисована ситуация прилегающих гор. В 9 часов 30 минут снялся с якоря и, останавливаясь на каждых 5-6 милях, отправился по направлению к полуострову Адмиралтейства. Тут встречено было довольно значительное количестве льдов, которое, однако, не мешало работе. Дул ровный ветер от оста, и, так как положение корабля на ост было благоприятно для пеленгования, то на всякой станции я поворачивал ледокол на ост, причем от времени до времени, когда показывалось солнце, определялась поправка компаса.

Пеленги брал командир ледокола 'Ермак' капитан 2-го ранга Васильев, а запись вел Ровинский. Я лично распоряжался машинами для удержания судна на месте, распознавал берег и выбирал точки для пеленгования, а штурман Палибин фотографировал. Когда ему почему-либо нельзя было фотографировать, я делал это своим ручным аппаратом.

Когда видимость определенных заранее пунктов значительно уменьшилась, то повернули на зюйд и от Машигиной губы продолжали съемку. На ночь остались во льдах.

27 августа продолжали съемку прежним порядком и к семи часам сделали последнюю (18-ю) станцию к северу от Сухого Носа. К полночи стали на якорь под северным берегом Крестовой губы.

28 августа была дождливая погода. Геолог и ботаник отправились в свою экскурсию. Штурман Ровинский установил у берега переносный мареограф и занялся насечением вековой марки.

В тот же день я с г. Ровинским приступил к прокладке на карте собранных данных, желая ранее, чем оставить берега Новой Земли, убедиться, что добытый материал достаточно надежен. На это потребовалось одни сутки работы, после чего ледокол отправился к берегам Норвегии.

Для нанесения съемки была заготовлена меркаторская сеть в масштабе 1 дюйм = 6,9 версты. Так как к этому времени широта и долгота были вычислены, то ее нанесли на карту. Пункт А - широта 74°10? 1'' N, долгота 55°2? 19'' Е. Пункт Б - широта 74°40? 26'' N, долгота 55°50? 35'' Е. Впоследствии кронштадтский астроном В. Е. Фус взял на себя труд перевычислить все наблюдения, и он получил для пункта А широту 74°9? 48'', долготу 55°2? 24''; для пункта Б - широту 74°40? 11'', долготу 55°49? 24''.

Для точности долготы важно иметь верное гринвичское время. С этой целью вприбавок к трем имевшимся судовым хронометрам было взято от кронштадтского астронома В. Е. Фуса еще 5 хронометров. Состояние хронометров определялось два раза по телеграфу из Гринвича в Ньюкестле и два раза по телеграфу из Христиании и Тромсе. Первоначально три судовых хронометра помещались в их обыкновенном ящике, а по прибытии моем в Тромсе их перенесли к остальным пяти хронометрам, которым дано помещение в особой никем не занятой каюте, рядом с моей. Все восемь хронометров вставлены в ящик, который положен на толстый пружинный матрац. Сверху ящик этот также закрывался матрацами, одеялами и клеенкою. Каюта не отапливалась, и так как она не прилегает к борту судна, то колебания температуры и влажности в ней были самые незначительные.

Все принятые меры предосторожности оказались целесообразными, и сличение хронометров в Тромсе по возвращении через 64 дня показало, что состояние их в день прихода было точно до долей секунды. Такое совпадение есть случайность, но оно показывает до некоторой степени, что ход хронометров был достаточно хорош. Сличение хронометров в Кронштадте 15 сентября показало, что разность не превосходит одной секунды.

Когда астрономические пункты были нанесены на сеть, то с мензульных планшетов по азимутам и расстояниям перенесли туда же зубец Крестовой скалы, знак на мысе Борисова и Пирамидальную гору в бухте Машигина.

Зубец на Крестовой скале и Пирамидальная гора видны за 45 миль, и поэтому большинство пунктов обосновано надежно. Зубец находится в 2 ? верстах от астрономического пункта, следовательно мензульному определению его можно вполне довериться. Что же касается Пирамидальной горы, то она определена со станций 3-й, 7-й и 8-й, места которых определены по пеленгам астрономического пункта Б и Крестовой скалы. Прокладка пеленгов, взятых близ Крестовой губы, показала, что знак на мысе Борисова находится как раз в том месте, на котором он получился на мензульной планшете.

Совпадение независимых двух мензульных работ, основанных на небольших базисах (580 и 870 сажен), со съемочною работою, обоснованною на астрономическом базисе, длиною в 37 ? миль, показало, что имеющийся материал вполне надежен. Совпадение пеленгов на пункты, определенные астрономически и визуально, возможно только при условии, что самые пункты определены правильно и что не сделано ошибки ни в измерении базиса, ни в определении их азимутов.

Кроме упомянутых выше двух астрономических пунктов, Крестовой скалы (зубец), мыса Борисова и горы Пирамидальной, для поверки служили также и некоторые другие горы, видимые с большей части станций, а именно: 'Лоб горы Головнина', 'Снежная гора с точкою', 'Гора Черное пятно' (скала), 'Лоб II'. Совпадение пеленгов на эти горы возможно только при условии, что как им, так и местам станций найдены точные положения. Был один случай на станции ? 12, где основной пеленг на Крестовую скалу не совпадал с остальными. Очевидно, была ошибка в отсчете, а потому место станции ? 12 проложено по пеленгам на остальные хорошо определенные горы. Кроме того, место станции поверено по углам с фотографических панорам.

Точное совпадение пеленгов дает мне случай поблагодарить Главное гидрографическое управление за бесподобный компас, которым оно снабдило ледокол. Перед тем на ледоколе был лучший компас Томсона выделки фирмы 'Войта' в Глазго; диаметр картушки 10 дюймов. Компас застаивался, и несколько пеленгов, взятых на тот же предмет, разнились между собою на градус. Компас, отпущенный из Главного гидрографического управления, системы Де-Колонга, имеет картушку в 7 ? дюймов и принятую у нас призму для отсчитывания; он действовал бесподобно, невзирая на то что в таких высоких широтах горизонтальное магнитное напряжение очень незначительно. Могу с уверенностью сказать, что если бы я не переменил компас, то морской съемки с ледокола 'Ермак' делать было невозможно.

Считаю необходимым указать на желательность улучшить оптическую часть компасов, предназначаемых для съемок, ибо часто приходилось отказываться от пеленга хорошо определенной точки только потому, что за дальностью расстояния невозможно было рассмотреть знак. Было бы весьма полезно разработать применение трубы к пелькругу, заменив его диоптры.

Для исправления пеленгов поправкою компаса были сгруппированы все данные по определению ее на ближайшие румбы в течение двух дней съемки. Затем принята во внимание перемена склонения компаса, соответствующая местам станций, и, кроме того, принято во внимание, что девиация компаса на румб ост уменьшается с каждым градусом широты приблизительно на градус. На основании всех этих данных составлена была помещенная на особом листе таблица поправок на каждый градус курса для каждой станции особо.

Еще два года тому назад, отправляясь к Шпицбергену, я возбудил вопрос о необходимости в больших широтах при прокладке пеленгов на меркаторской карте исправлять их на локсодромический угол. Пеленг берется по дуге великого круга, а прокладка на карте делается по локсодромии. Тогда же начальник Главного гидрографического управления генерал-лейтенант Михайлов поручил составить такую таблицу полковнику Вилькицкому.

Так как вся съемка относилась к одному градусу широты, то, для избежания интерполяции, ее перевычислили на каждую милю расстояния.

Фотографические панорамы обработаны следующим образом. У главного фотографического аппарата по длине фокусного расстояния в 21 см определена цена градусов на фотографиях. Так как фокусное расстояние дано из магазина, в котором покупали аппарат, и, следовательно, довериться ему было невозможно, то сделана была практическая поверка цены градуса. Поверка показала, что было полное совпадение цены делений, выведенной из фокусного расстояния и практически. После этого составлен был масштаб.

У моего ручного аппарата фокусное расстояние совершенно неизвестно, а потому оно было определено практически из трех отдельных снимков.

При прокладке главнейших пунктов служили пеленги; при прокладке второстепенных служили фотограммы. Практические приемы этого дела пришлось вырабатывать, на что потребовалось некоторое время. Потом, когда дело наладилось, оно пошло довольно успешно.

При нанесении всех данных съемки на карту приняты были к руководству следующие правила: то, что наносилось инструментально, показано смежными линиями, а остальное показано пунктирами. Сохранились планшеты прежних съемок прапорщика Моисеева[253], с которых, по окончании работ и просмотре их в Главном гидрографическом управлении, пополнили детали очертания берега в бухтах.

В. Н. Вебер. Дневник[254]

3 июля[255] в 3 часа 'Ермак' без свистков и сигналов поднял якорь и дал передний ход. Уход 'Ермака'[256] заметил только 'Рюрик', поднявший обычное 'Желаю счастливого плавания'.

4 июля. Два раза спускали трал у Нордкапа; на глубине 100 сажен улов был интересный, севернее сделали еще станцию на глубине 200 сажен, но поймали мало. Пока для меня как геолога нет прямого дела; меня Макаров определил помогать зоологу д-ру Чернышеву, поэтому сегодня до половины третьего ночи разбирали улов в специальной лаборатории.

5 июля. Курс взят прямо по дуге большого круга на полуостров Адмиралтейства. Начались сборы к высадке на берег. Дневная драга не удалась, потому что мотня при подъеме распустилась, и мы с доктором только издали поглядели на богатый, с тыкву величиной, улов. Поэтому в 3 часа назначена была еще станция с драгированием, но я ее не разбирал, так как был занят сборами. Топограф вычерчивал сетку, фотограф налаживал аппарат. Начальником береговой партии назначен В. Е. Гревениц, старший офицер.

6 июля. Температура ниже нуля, на горизонте местами туман, часто начинает сыпать снег, мелкий, сухой, в промежутках проглядывает солнце. В 3 часа начались первые признаки плавучего льда, зеленого, но еще мелкими кусками. Затем погода совсем понравилась, но чувствуется только начало весны, солнце греет слабо, таяние скорее подразумевается, чем происходит на самом деле.

Вчера с левого борта было видно стадо китов, обозначавшееся облачками водяной пыли то там, то сям. Несмотря на то, что киты были на горизонте, 'фонтаны' поднимались на большую высоту. Форма 'фонтанов', как я читал и у Брэма, не похожа на фонтаны, но на солнечные протуберанцы; облачко судорожно взлетает вверх, держится в воздухе неправильной формы тенью и пропадает. Вчера же около борта перекидывались спинные плавники дельфинов, как и у их черноморских родственников.

7 июля. К завтраку лед кончился, пошла чистая вода, но затем снова показался мелкий плавучий лед. Перед завтраком видели норвежскую шхуну, но не подошли друг к другу. Встретили льдину с черными пятнами; оказалось, что это не айсберг с моренными накоплениями, как мы думали, а льдина с тюленями. Погода тихая.

8 июля. Погода великолепная, солнечная, но снасти покрылись инеем. В 3 часа ночи были замечены на льду два медведя, которые резко отличались своим желтым цветом на белом снегу. В трубу был виден и третий медведь. Они ходили по льду, садились по-собачьи, ложились и по временам смотрели на приближающегося 'Ермака', но мало реагировали на невиданное зрелище и продолжали заниматься своим делом. По-видимому, животное глупое и во всяком случае не привыкшее кого-нибудь бояться. Наметив одного медведя, 'Ермак' стал подходить к нему. На носу столпились охотники. Медведь стоял на льдине и глупыми добродушными глазами смотрел на приближающееся чудовище. С 25 сажен началась тяжелая картина убийства.

Идем тихим ходом, иногда останавливаемся во льду, либо из-за льда, либо для наблюдений; сегодня, например, для магнитных наблюдений. Погода продолжает быть хорошей, ветра нет, поэтому относительно тепло. К обеду уже - сплошной лед. Перед обедом спускался на айсберг. Айсберг был прозрачен, как стекло, но с прослойками грязи до 1 фута.

Около 12 часов, когда я в каюте описывал айсберг, раздалась пальба. Выбежав наверх, увидел удиравшего громадного медведя; он тяжело переваливался, но не очень торопился, выискивая дорогу среди торосов, постоянно оглядывался, как бы соображая, стоит ли бежать. Этот медведь ушел, лед был слишком торосистый, чтобы 'Ермак' его мог догнать. Положительно чувство опасности медведю непонятно, некого ему бояться.

9 июля. Медленно двигаемся в плотном льду. Погода стоит тихая, штиль, и потому льда у берегов Новой Земли масса: не было ветра, который бы его отогнал от берега. Этот берег виднелся еще вчера, сегодня он обозначился яснее. Мы вышли немного южнее полуострова Адмиралтейства. Температура воды -1,8°, воздуха +1°, а вчера была -1,5°.

Спускали планктонную сеть (ст. VI) и трал, последним поймали порядочно, хотя он без хода не развернулся. Вечером паровым буром бурили лед, толщина оказалась до 32 футов. Лед был многослойный.

10 июля. Туман, тепло, кругом лед. Берег скрылся в тумане. Температура воды ниже нуля. Из монтекристо били птиц на чучела, убили глупыша с ноздрями трубкой и большого поморника. Видели сегодня большого бородатого тюленя, который больше часа нырял по полыньям вокруг 'Ермака' и осматривал его со всех сторон; тюлень гораздо интеллигентнее медведя.

По выброшенной на лед медвежьей туше, без шкуры, видно, что грудь медведя много шире, чем у Геркулеса Фарнезского[257]; медвежья туша производит неприятное впечатление - она похожа на труп человека.

К ночи заморосил дождик, наверху неуютно - прохватывает насквозь. Все стоим на одном месте, потому что жалеем уголь на ломку льда, хотя до берега осталось только 30 миль. Ждем ветра, который бы разогнал лед. Нам, у которых работа на суше, досадно сидеть без дела в виду берега.

11 июля. Все то же: туман, температура +0,5°, льды сковали 'Ермак' со всех сторон, все полыньи затянулись. По-прежнему слабый ветер, лед толстый, 4-футовый. Сегодня ночью пробовали идти и прошли за 2 часа около 6 миль, так что 'Ермак' может идти в этом льду.

12 июля. Сегодняшний день прошел как-то бесполезно; все то же. Начинает казаться, что мы застряли. С 'Ермаком' ничего подобного не бывало, но он и не бывал в сплошных ледяных полях большой мощности. Лед здесь толщиной 4-5 футов, т. е. та толщина, на которую он рассчитан по эмпирической формуле при 10 000 сил, но после снятия передней машины осталось только 7500 сил. Однако не недостаток 2500 сил держит судно, а состояние льда, что показала сегодняшняя работа ледокола. Раньше 'Ермак' ходил в разбитом льду, так что было куда раздвигать лед. Теперь же мы имеем лед в состоянии сжатия, отдельные льдины не только сдвинулись, но на местах стыков образовали торосистые гряды.

На колку и поднимание льда тратится живая сила судна, оно понемногу останавливается, и приходится давать задний ход, чтобы снова приобрести инерцию; при этом в старом канале ледоколом наламывается новая груда обломков, и, наконец, при повторных проходах того же канала, канал настолько засоряется, что каша из обломков льда облекает весь корпус корабля и вся живая сила тратится на трение в этой каше и на ее спрессовку. С такого рода работой мы сегодня за 12 часов, при непрерывных 'вперед', 'стоп', 'назад', 'стоп' и т. д., прошли 100 сажен. Только под конец вылезли из своей каши и немного прошли ходом по ледяному полю, но только до нового тороса, пробить который вряд ли скоро удастся. Во всяком случае, сегодня была хорошая проба и предостережение не забираться в сплошной лед. Пробовали выгребать ледяную кашу на заднем ходу обоими становыми якорями, но результат оказался слабый; пробовали выливать с носа из циркуляционной помпы теплую воду на лед, тоже мало помогало. Все мы весь день проболтались наверху, потому что движение вперед интересовало каждого, даже пари держали - во сколько заездов возьмем кашу, но все грубо переоценивали силу 'Ермака'. Угля сожгли 20 т, т. е. каждый пройденный вершок обошелся в 2 ? коп. Температура воды -1,8°. Стоим под 74°40? с. ш.

13 июля. То же. Прошли пустяки, почти ничего. Вечером ходили на лыжах. После чая я пошел один далеко от судна. Из-за торосов больше 3 верст в час не пройти. В тумане 'Ермак' быстро скрывается из глаз, и наступает полное одиночество среди медленно шевелящегося льда, в котором то расширяются, то сдвигаются с таинственным шелестом трещины.

14 июля. Открылся горизонт и совершенно покрытый снегом берег Новой Земли. Опять с утра до обеда бились, и на этот раз почти ничего не прошли. После обеда я ходил на лед собирать в свой двухведерный стеклянный цилиндр метеорную пыль (по Норденшельду), но, уйдя против ветра на ? версты от 'Ермака', напал на его старый след во льду: пыли не собрал. На солнце сегодня жара, в тени же -1,5°. Ветра, увы, никакого.

15 июля. Сегодня распоряжается не С. О. Макаров, а командир М. П. Васильев, он решил вывести 'Ермака' на старый след, который вчера видел, когда ходил за пылью. Задача свелась к тому, чтобы повернуть судно и вывести на этот след, обозначенный полыньей, забитой льдинами. Повернули с помощью завезенных с носа и кормы 'ледяных' якорей, и теперь идем, хотя и с перерывами: назад от Земли по тому пути, по которому неделю тому назад радостно шли к Земле, готовясь к береговой экспедиции. Что делать? Против льда в состоянии сжатия и 'Ермак' бессилен. Новая Земля уже на много процентов для моей работы проиграна. Температура сегодня +4,5°, хотя солнца нет; падает не то снег, не то дождь. 'Ермак' движется - и то хорошо; след прежний давно потеряли.

16 июля. Вечером опять медведь. Подходил к корме осмотреть 'Ермака', но высыпало много народу, и, главное, собаки стали неистово лаять, так что на этот раз зверь решил уходить. Несколько охотников побежали за ним, но, конечно, не догнали. У медведя неуклюжесть кажущаяся, на самом деле он очень ловок, а если бы не шуба, то был бы и грациозен. Перед обедом ходил осматривать старый след 'Ермака', нашел на льду бурые комки, которые оказались диатомовыми водорослями, очень заинтересовавшими ботаника И. В. Палибина.

17 июля. Ничего нового. Машины застопорены. 'Ермака' сдавило, левый борт подняло на фут. Пробу на сжатие ледокол выдержал прекрасно. Скучали, просидели в каюте доктора (наш клуб) до 2 часов ночи. Шел снег.

18 июля. Вчерашний западный ветер, очень сильный, прекратился, надежда наша, что он перейдет в восточный, рухнула. Пробовали заводить ледяные якоря - ничего не вышло, сдвинулись на миллиметры. Вчера, говорят, видели моржей, но никому не сказали. Температура воздуха +2°, снег тает, но лед в сжатии. 10-й день нашего плавания. Новоземельская геология не про меня.

19 июля. Никакого движения. Работали брашпилем и прогнули вал, вырвали также часть чугунной станины: механикам работа. Погода удивительная, весь день солнце, горизонт открытый. Новая Земля как на ладони.

20 июля. Никакого движения. С час пробовали толочь носом 'Ермака' лед. Вечером пускали змей с самопишущими приборами, летают отлично. При спуске я хотел подхватить змей, но не заметил, что люк покрыт только брезентом, провалился и упал прямо на свиней, которые жили на угле; в нашей жизни и это развлечение; много на мой счет зубоскалили. Ветер северо-восточный, тот, который, как мы надеемся, должен разбить лед.

Снеговую воду пропустил сквозь фильтр, но не только метеорной, но и вообще ни одной пылинки не нашел. Такова чистота воздуха, и не мудрено, что не только все здоровы, но и больной, которого было оставили умирать от воспаления легких в тромсенской больнице, быстро поправляется и теперь здоров[258].

22 июля. Эти дни не было времени писать, потому что я много ходил. 20 июля прошли немного по каналу, а 21-го прошли по каналу 3 ? версты со съемкой. К обеду 'Ермак' уперся в конец канала. На другой день на разведку вышли три партии. Прогулялись отлично, потому что погода, в общем, была хорошая, но новости были неутешительные: лед везде торосистый, тяжелый; мы, например, прошли к западу верст 6 и ничего хорошего не видели. За прогулку все сильно загорели. Вечером совещание - что делать. Ясно, что единственное наше спасение - ветер, и ветер восточный. Лед с поверхности усиленно тает, но под водой - нет; это видно и по температуре воды и по тому, что лед внизу не пористый, какой был у Шпицбергена.

Утром дул порядочный ветер с юга, нас продрейфовало на 10 миль к северу, и мы теперь как раз против полуострова Адмиралтейства.

23 июля. То же. Таяние идет энергично, и там, где раньше можно было ходить безбоязненно, теперь проваливаешься. Когда в первый раз ходил по ледяному полю, то дороги не разбирал, даже по проталинам проходил свободно, теперь об этом и думать нельзя. Торосы ослабли, под ногами осыпаются. Таяние компенсируется сжатием, что видно было непосредственно (образование торосов, смыкание каналов-трещин на глазах). Вечером совещание - до первого часа ночи; ни до чего не договорились.

24 июля. Утром пошел смотреть лед по составленной программе. 'Ермак' в это время пробивался вперед. Со стороны очень величественная картина. Ледокол при общем ликовании прошел 1 ? мили, но затем на торосе застрял; бились до вечера, но не одолели его.

25 июля. До завтрака разворачивались якорями. Ночью был мороз -3,5°, снасти покрылись инеем. Плохо дело. Вечером медвежьи дела. Фагервих заметил медведя и, никому не сказавши, с ружьем побежал на лед его убивать, за ним еще охотник, в пылу с голыми руками. Шестью пулями подстрелили медведицу, но когда седьмым выстрелом был убит медвежонок, то мать поднялась, и ее убили восьмым выстрелом.

26 июля. Сильный южный ветер сдавил все льдины, затянул полыньи; густой снег довершил зимнюю картину. Видели медведя, ленивым и неуклюжим галопом ушедшего на запад, выбирая путь между торосами. Сегодня стояли - бесполезно тратить уголь. Надо видеть этот лед, чтобы понять, что с ним ничего не поделаешь.

27 июля. Ветер, не перейдя в восточный, стихает. Напортил и перестал дуть. Прочел уже всю полярную литературу, какая была в моем распоряжении. Сегодня прочел книжку Варнека, командира 'Пахтусова'. Как и везде, говорится об изотермах в июле +6°, о свободной воде по западному побережью Новой Земли и пр. Неужели мы сидим в плавающем ледяном острове? За обедом адмирал сказал, что, выбравшись изо льда, мы только обойдем Новую Землю, бросив порт Диксона, Землю Гиллиса и пр., мне это на руку, и я жду раздвижки, как манны небесной.

28 июля. Пробиваться и не пробовали. Погода прежняя. Ночью -3,5°.

29 июля. С сегодняшнего дня будем пробиваться к западу неуклонно. Прошли три длины судна, уперлись в торос и вечером отправились пешком к западу на разведки. Прошли с версту - ничего утешительного. На возвратном пути на глазах происходила сильная подвижка льда. Места, где мы проходили полчаса тому назад, разверзлись на 1,5 сажени. Льдины имели в поперечнике 10-25 саженей, из-под них выныривали льдины второго слоя, торосы перевертывались, рассыпались, льдины, сходясь, обкрашивались и вздымались в новые торосы; все это происходило при тихой погоде, как бы беспричинно. Явление стихийно-зловещее; чувствовалось, что под льдом океан. Насилу мы добрались к 'Ермаку', но, взявши нас, он прошел только сажен 100, так как лед нажимал все время.

30 июля. Утром совещание о вынужденной зимовке. Предполагается, если лед не разойдется, послать партию в Кармакулы, единственное становище на Новой Земле. По-видимому, в эту экспедицию попаду и я. Цель экспедиции - дать знать в Петербург о положении, в которое попал 'Ермак'. Идти надо с ледянкой. Ветер продолжает дуть с запада; какое-то проклятие[259].

31 июля. Адмирал предложил мне начальство над экспедицией, с правом выбора ее состава. Пригласил идти милейшего лейтенанта Неупокоева; кроме того, из палубной команды идут двое и из машинной двое, всего шесть человек, при 2-месячном запасе.

1 августа. Пробовали на льду ледянку: с 30-пудовым грузом идти и думать нечего. Пробовали норвежскую шлюпку, купленную в Тромсе, оказалась и пустая не под силу, поэтому остановились на двойке. До Кармакул 220 верст.

2 августа. В. Е. Гревениц предложил новый проект: идти вдвоем с боцманом Тамманом, взяв нарты (подарок Нансена), 2-недельный запас и парусиновую байдарку. Идея Гревеница другая, чем то, что было выдвинуто адмиралом на совещании: в основу положена легкость, а потому быстрота. Вес байдарки и провизии только 7 пудов. До Сухого Носа Гревениц рассчитывает дойти в 5 дней. Они уже начали строить бамбуковый остов байдарки.

Ветер заштилел, а нас отнесло к западу на 4 мили; так как восточного ветра не было, то, очевидно, сдавленный западными ветрами лед теперь расползается на большую поверхность.

Сегодня человек сорок работали на льду: кололи лед под левой скулой 'Ермака', чтобы он мог повернуться немного, зайти в полынью и получить возможность разгона. Работы были названы 'каторжными', но в шутку, потому что были всем приятны как деятельность. Мной был предложен даже 'калифорнийский' способ: разрушать лед сильной струей, оказавшийся мало действенным. Весь наш труд - пирамида сложенного нами льда - оказался для 'Ермака' игрушечным: когда дали ход, он наших трудов не заметил и уткнулся в старую ржавую ямку, отпечатанную его носом во льду раньше.

3 августа. Со стороны глядя, дело выходит позорное: начать работу с полуострова Адмиралтейства и, не подойдя к нему, застрять, притом не на мели или камнях, но во льду (ледокол!). Но если посмотреть, что проделала с нами природа, то придется оправдать и судно, и руководителей экспедиции. Температура поверхностной воды вместо +4° - 6° была отрицательная, целый месяц вместо восточных дуют западные ветры, наторосившие такую кашу, что ее надо сначала видеть, а потом винить 'Ермака'. Средние данные датского сборника[260] не имеют ничего сходного с тем, что выпало на нашу долю.

Адмирал решил, что одновременно с байдарочной экспедицией Гревеница в Кармакулы должна идти также наша, но на край льда, причем мы должны были три дня выжидать какую-нибудь норвежскую шхуну, промышляющую на краю льда, и зафрахтовать ее в Вардэ; если же шхуны не окажется, то оставить на льду почту и идти назад к 'Ермаку'[261].

9 августа. Около недели не писал. За это время произошло много событий: мы вышли изо льда и идем теперь к Земле Франца-Иосифа. События же вкратце были такие. Наша партия уже собиралась идти на край льда, а партия Гревеница - в Кармакулы. Во вторник было назначено наше выступление, но накануне наша партия была отменена, и очень разумно, потому что, как потом оказалось, у края льда находилась очень широкая полоса битой ледяной каши, по которой ни шлюпкой, ни пешком двигаться невозможно. Но кармакульская партия должна была идти. Все легли спать под тяжелым впечатлением нашего тюремного, во льду, положения. Ночью на вахте стояли доктор и ботаник; последнему выпало счастье заметить, что шпагат, протянутый с мостика в обе стороны на лед, натягивается, он его ослабил, но шпагаты снова натянулись; он понял, что лед расходится, и побежал будить командира. Когда я проснулся рано утром от гула разбиваемого льда и выбежал наверх, то 'Ермак' шел полным ходом, как в доброе старое время под Шпицбергеном. 6 августа в 4 утра мы были выпущены на свободу и, выйдя изо льда, испытывали то же, что выпущенные из тюрьмы.

20 августа. Шли по краю льда к полуострову Адмиралтейства. Отлично были видны берег и ледники. Кинематографировали. Когда выходили изо льда, покачивало.

21 августа. Утром убили большого плывущего медведя, во время завтрака - бородатого тюленя. Все идем по краю льда, ни одного промышленника не видим.

22 августа. Праздник: по направлению к земле показалось чистое без льда место; подошли по нему к берегу, на который и съехали все толпой исследователей. Это было губа Крестовая. Мы с Ивановым пошли на восток к известняковому обрыву. Экскурсия вышла очень удачная, нашли кораллов, любовались заходом и восходом солнца.

23 августа. Съехали на ледянке на берег. Прошел в глубь острова, собрал пород и окаменелостей. К 12 часам, как было условлено, сошлись с топографом у ледянки и поехали к лагерю. К обеду были на корабле. Астрономический пункт был определен, магнитные наблюдения удались, ботаник и я собрали, что успели; одним словом - полное удовольствие, приподнятое настроение.

24 августа. Мы были рано разбужены, чтобы съезжать на берег. Оказалось, что мы у мыса Шанца в Машигиной губе. На самом мысу у обнажения сланцев я пробыл до 12 часов. Здесь же видел вблизи базар чаек. Птицы были так близко, что их можно было достать рукой; это им не нравилось - они отодвигались и раскрывали клювы. После завтрака поехали с адмиралом в глубь губы к горе Головкина. В глубине губы Машигиной, в так называемой 'Машигиной ледянке', видел огромные ледники, спускающиеся прямо в море; круглый залив (ковш), выпаханный ледниками, забит плавучим льдом и айсбергами.

25 августа. Шли вдоль берега с пеленгованием.

26 августа. То же. Разбираю свои коллекции и пр.

27 августа. Идем к Сухому Носу.

28 августа. С утра пошли на паровом катере в глубь Крестовой губы, разрез которой мне хотелось составить. На обратном пути несколько раз приставали к береговым обнажениям, набрали фауны[262].

29 августа. Оказывается, кончаем работу и идем в Тромсе. Утром осмотрел вековую марку, поставленную 'Ермаком'. От прибоя она защищена, но поставлена она на известняке, разбитом кливажем, и хотя на плоскости, наиболее в этом отношении прочной, но сильное выветривание новоземельских пород не даст марке простоять 'век'. Мерзлота на берегу Крестовой губы обнаруживалась на глубине 60-70 см (на террасе в 25 саженях от обрыва). В 12 часов ночи глубоководная станция. Погода отвратительная, вьюга, все предметы на палубе покрыты снегом, настоящая ночь, из кают просвечивают огоньки; это первая ночь, когда пахнуло зимой по-настоящему. На машинном люке сидят три куличка с длинными носами, людей боятся, но не улетают: все равно - смерть, а на люке тепло.

30 августа. Идем по 9 узлов в Вардэ, через 50 миль станции. Качка. Заметно теплее, кулички еще ночью улетели, видно, отогрелись и отдохнули. А сколько их погибло в открытом море?

С. О. Макаров. Влияние ледоколов на военно-морские операции. Лекция, прочитанная 4 декабря 1899 г.[263]

Можно сказать, что почти всякое изобретение прямо или косвенно влияет на способы ведения войны. Многое изобретается специально для боевых целей, но и усовершенствования мирные часто находят себе первое применение к военным целям. За примером идти недалеко. Телеграфирование без посредства проволоки еще не нашло себе применения для мирных целей, а уже вся необходимая материальная часть для его применения послана в Южную Африку[264] для целей военных.[265]

Ледоколы возникли для чисто мирных целей, но так как они применимы и для войны, то вопрос о пользовании ими в военное время должен рассматриваться всесторонне, даже если бы рассмотрение их привело к отрицательным результатам о невозможности пользования ледоколами для военных целей.

Возбуждаемый мною вопрос нов, а потому не разработан, и я полагаю, что вы не будете ждать от меня, что я вам дам законченные ответы. Время для таких ответов еще не наступило, и в настоящее время можно лишь наметить вопросы.

Разберем первоначально влияние зимних условий на наступательные и оборонительные средства судов.

Суда обладают тремя наступательными средствами: артиллерия, мины и таран.

Артиллерия во время плавания во льду может действовать совершенно так же, как и на свободной воде, движение же судов будет значительно стеснено, поэтому суда потеряют одно из крупных преимуществ - подвижность, которая позволяет выбирать позицию, постоянно меняя ее, дабы неприятель не мог пристреляться. Плавание во льду дает еще и то преимущество береговой артиллерии, что суда будут следовать строго друг другу в кильватер, и на льду, вероятно, найдутся приметные точки, которые помогут пристрелке.

Снаряды при ударе в воду обыкновенно разрываются, так что при недолете часть осколков попадает в неприятеля. Нет основания думать, что не произойдет почти то же самое и при падении снаряда на лед, но желательны опыты, которые показали бы действие разрывных снарядов, падающих на лед ровный и на лед набивной.

Мина, взорванная под судном, причинит ему, вероятно, несколько большее повреждение при ледяном покрове, чем без него, но эта разность, вероятно, несущественная. Гораздо более важен вопрос о том, в какой мере возможно действовать самодвижущимися минами[266] и минами заграждения.

Прежде всего является вопрос температуры воды и ее влияния на безопасность обращения с минами и на правильность детонации. По этому предмету желателен отзыв специалистов.

В очень холодной воде самодвижущиеся мины вообще работают хуже, чем в воде обыкновенной температуры. Кроме того, выпуск мин из надводных аппаратов будет возможен лишь в исключительных случаях, когда перед минным орудием[267] имеется полынья. Выстрел из подводного аппарата возможен лишь при ровном льде - и то еще, если есть уверенность, что у самого аппарата не торчит какая-нибудь глыба, что вполне возможно.

В большинстве случаев лед в Финском заливе встречается набивной, а потому возможность действия самодвижущимися минами во льдах очень мала, и вероятнее предположить, что во льдах самодвижущимися минами почти совсем действовать нельзя.

Минные заграждения точно так же потеряют часть своего значения с наступлением льдов. Если бы лед был ровный, то ничто не мешало бы минам оставаться на своих местах, но лед ровный есть исключение, и даже на кронштадтских рейдах - лед набивной. Надо думать, что набивной лед, распространяясь глубоко, может повредить мины.

Точный ответ на этот вопрос может дать лишь опыт, и, разумеется, было бы полезно оставить на зиму несколько десятков мин, заряженных песком, дабы посмотреть, действительно ли лед сдвинет их со своих мест или нет.

Донные мины, поставленные на местах, защищенных от больших ледяных нагромождений, могут зимой оставаться в безопасности, но способы пользования ими, равно как и действие их зимой, вероятно, будут несколько иные, чем летом.

Таранная пробоина зимой будет иметь такое же действие, как и летом. В пробоину пойдут куски льда, которые могут до некоторой степени уменьшить вливание воды, но это лишь временно, ибо останутся щели и проток воды через них размоет часть льда. Подводка пластырей снаружи льдом будет значительно затруднена.

Возможность нанесения таранного удара будет много зависеть от подвижности судов. Судно, которое легко само разбивает лед, будет иметь все шансы на успех перед другим судном, которое боится льда и самостоятельно двигаться не может.

Против тарана следует употреблять мины, и в бою на открытой воде есть много шансов, что судно, желающее таранить, будет предварительно пробито миной неприятеля. Маневрируя во льдах, этой опасности почти не предвидится.

Оборонительные средства судов разделяются на три элемента:

1) неуязвимость,

2) непотопляемость,

3) живучесть.

Броня в мороз сопротивляется ударам снарядов так же, как и при тепле, поэтому, сколько мне известно, неуязвимость от снарядов не изменится.

Непотопляемость и живучесть суть качества внутренние, на которые тоже, по-видимому, мороз и лед не могут особенно повлиять в худую сторону, за исключением подводки пластыря, которая при льде иногда будет затруднена.

Заделка пробоин относится к живучести, и она при ледяном покрове, отсутствии волнения и качки облегчится.

Теперь перейдем к движениям судов, ибо вся военно-морская операция требует передвижения сил. Ледяной покров затрудняет это передвижение, но не делает его вполне невозможным. Флот, имеющий в своем распоряжении ледоколы, может передвигаться туда или сюда, сосредоточивая свои силы в одном из портов, или выходить для операций в открытое море.

Нация, имеющая несколько портов на море, имеющем ледяной покров, без ледоколов будет поставлена в необходимость на все время войны оставлять свой флот в тех портах, в которых он замерз, и, таким образом, лишается возможности поддержать суда, расположенные в других портах, или же укрыть их, убрав из портов свободных в порта, запертые ледяным покровом. Значение ледоколов в этом отношении, по-видимому, не подлежит большому сомнению.

Прежде всего следует, однако же, коснуться вопроса о зимней морской кампании вообще. Ледяной покров начинает образовываться лишь тогда, когда вследствие продолжительного холода температура воды понижена до точки замерзания. Пресную воду заморозить легче, чем соленую, потому что точка замерзания пресной воды 0°, а точка замерзания океанской воды -1,8°. Кроме этой причины, есть еще и другая, более существенная. Пресная вода имеет наибольшую плотность при +4°, а океанская вода имеет наибольшую плотность -3,6°. Вследствие этого, если мы возьмем два водоема, один с пресной водой, другой с соленой, то у пресноводного водоема, когда при наступлении холодов температура воды понизится до +4°, мороз будет продолжать лишь понижение температуры поверхности, распространяясь в глубины не более того, что будет делаться механическим волнением.

Соленоводный водоем, охлаждаемый с поверхности, охладится во всю толщину, и, пока вся вода не примет температуры -1,8°, замерзание поверхностной воды будет невозможно. По этой причине воды, имеющие одинаковую морскую соленость от верху до низу, почти невозможно заморозить, если дело касается глубоководных мест. Этим обстоятельством, а не температурой воды Гольфстрема можно объяснить себе незамерзаемость моря у Нордкапа в широте 71°10? и у нашего Мурманского берега.

Обыкновенно в замерзающих морях соленость воды внизу больше, чем наверху, и это препятствует вертикальному обмену вод; тем не менее соленоводное вместилище замерзает позже, чем пресноводное, и требуется большое количество мороза, чтобы сковать море ледяным покровом.

По всем вышесказанным причинам на соленоводном море большие морозы предшествуют замораживанию. Плавание в морозы под парусами считалось делом трудным и даже рискованным. Я сам помню случай, когда на корвете 'Варяг' в Японском море в 1866 году все снасти фок-мачты от брызг обратились в массу льда. В этих условиях мы не могли сделать никаких перемен в фоковых парусах.

Пароходы не в такой степени страдают от мороза, тем не менее бывают случаи, что даже огромные океанские пароходы в такой мере обмерзают льдом сверху, что приходят в опасное положение.

Военные флоты обыкновенно в зимнее время избегают плаваний, поскольку это практически невозможно, и потому точных данных по этой части не имеется. Нет такого флота, моряки которого любили бы плавание в мороз в мирное время, но из этого не следует, что обороняющийся может спокойно зимовать с уверенностью, что нападающий не посмеет приблизиться к его берегу. Собственно, мороз не составляет большого неудобства в плавании. Трудности заключаются в обмерзании судна от брызг, а таковые могут быть лишь при ветре, и так как не всегда бывает сильный ветер с морозом, то может случиться, что нападающий, рискнув на зимнюю операцию, выполнит ее без всяких крупных затруднений. Вот почему нельзя питать твердые надежды, что зимнее нападение неприятеля невозможно. Благоразумие требует, чтобы[268] все особенности зимней морской кампании были выяснены.

Вопрос в том: можно ли каждое военное судно и даже миноносец выслать в зимнее время в море? Коммерческие пароходы всегда ходят, и трудности зимних плаваний им не представляются непреодолимыми. Отсюда можно прийти к заключению, что и всякое большое военное судно также может в мороз совершать переходы. В какой степени могут это исполнять миноносцы, можно решить лишь опытом. На глаз кажется, что это, по меньшей мере, безжалостно - требовать, чтоб миноносцы плавали в мороз, но ведь еще более безжалостно подставлять людей под огонь неприятеля, и тем не менее все это делают и не считают варварством. Лишь один опыт может показать, в какой степени миноносцы будут обмерзать, и нет ничего невероятного, если вследствие особенности их формы и отапливания всех помещений обмерзание их носовых частей будет не столь значительно, как то ожидается.

Во всяком случае, надо считаться с тем обстоятельством, что остойчивость миноносцев очень не велика и что прибавка веса в верхних частях его может опрокинуть миноносец.

Заслуживает особого внимания вопрос, какие суда могут ходить во льду самостоятельно, какие могут следовать за ледоколами и какие совсем не годятся для работы во льдах. Точное решение этого вопроса может быть сделано лишь на основании опытов, между тем опытов по этой части не имеется. Я могу судить об этом деле лишь на основании того, что я видел по отношению к коммерческим судам, но, повторяю, лишь опыт может дать точные ответы.

Прежде всего нужно сказать о винтах, которые на военных судах делаются с тонкими лопастями, необходимыми для хорошего хода. Обыкновенно делают винты военных судов или бронзовые, или стальные. Для ледоколов винты употребляются сталеникелевые с удвоенной толщиной лопастей. Судно, имеющее тонкие лопасти, должно тщательно избегать ударов лопастей об лед; оно может следовать за ледоколом и даже самостоятельно ломать лед, но не двигаться задним ходом в цельном льду и стараться избегать крутых поворотов, при которых крепкий лед может попадать под лопасти винтов.

Недостатки военных судов по отношению к винтам могут быть легко устранены постановкой для плавания во льдах особых лопастей крепкого профиля из соответствующего металла.

Нужно иметь в виду, что у ледоколов валы гребных винтов, в особенности концевой, делаются толще, чем это принято по нормальному расчету. Переменить валы у существующих судов очень трудно, а потому следует рекомендовать, чтобы суда с обыкновенными валами, входя в лед, не давали полного хода в тех случаях, когда есть вероятность, что винт ударит в большую глыбу льда.

По отношению к крепости корпуса можно сказать следующее.

Суда, имеющие вертикальную броню по ватерлинии и ниже ее футов на 5 или на 7, по моему мнению, вероятно, могут самостоятельно идти через цельный лед в Балтийском море. Броневые плиты разложат давление льда на большие поверхности и, таким образом, не допустят деформации у шпангоутов и обшивки. Только опыт может дать точные ответы на этот вопрос.

Суда, вертикальная броня которых не доходит до форштевня, должны быть осторожны во льдах и не должны пробовать идти самостоятельно через цельный лед, если он имеет солидные размеры.

За ледоколом может следовать каждое судно, но чем оно слабее, тем больше внимания нужно употребить, чтобы не ударить бортом в выдающийся кусок солидного льда. Чем судно меньше, тем легче ему уберечься от таких случайностей, и я склонен думать, что бережно за ледоколом можно даже провести обыкновенный миноносец. Опыт по этой части был бы крайне интересен.

Скажем теперь несколько слов о военно-морских операциях, которые могут быть трех родов:

1) нападения в море на флот противника с целью уничтожения его или командовать морем;

2) бомбардировка крепостей с целью уничтожения их для завладения флотом, там расположенным, или портом с его складами;

3) высадка десанта на неприятельский берег.

Флот, находящийся во льдах, не обеспечен от нападения противника, желающего его уничтожить. Чтобы решиться на такое нападение, надо иметь средства двигаться во льдах по различным направлениям. Если флот отступает, скрываясь во льды, то он этим самым делает канал во льду и, следовательно, облегчает преследование себя. В тех местах, где лед стоит неподвижно, сделанный канал действительно открывает доступ, по которому суда с сильными машинами могут легко идти, если даже корпус их не столь крепок. В подвижных льдах, - а таких всегда очень много, снаружи неподвижных, и ими покрыт весь Финский залив к западу от Сескара, - канал во льду не имеет почти никакого значения, ибо он скоро будет занесен, и, следовательно, пользоваться им очень рискованно.

Из всего этого вытекает, что флот, имеющий ледоколы и вообще приспособившийся двигаться во льдах, может занять море, а следовательно, командовать им, даже если он и слабее флота противника, который не может ходить при ледяном покрове.

Для уничтожения неприятельского флота, скрывшегося во льдах, надо не только догнать его, но и иметь возможность маневрировать, чтобы поставить свою артиллерию в выгодные условия. В этом деле столько нового и невыясненного, что о нем очень трудно говорить, не вдаваясь в область исключительно предположений.

Бомбардировка крепостей при существовании ледяного покрова имеет очень много трудностей, о которых говорилось раньше; есть, однако же, и хорошая сторона, а именно: отсутствие качки. В остальном, по-видимому, все преимущества на стороне обороняющегося.

По отношению к десантным операциям нападающий приобретает в ледяном покрове важное тактическое преимущество. В каждой десантной операции самая трудная часть состоит в высадке десанта. Ледяной покров чрезвычайно облегчает это действие. Все вдающиеся в берег части Финского залива к О[сту] от Ревеля покрыты сплошным льдом, который представляет из себя естественные обширные пристани. Достаточно подойти к неподвижному льду, чтобы иметь полную возможность в кратчайший срок с каждого из кораблей высадить все, что он привез. Ледяное плато даст возможность тут же у борта корабля каждой части разобраться со своим имуществом и тронуться в путь в полном боевом порядке. Неподвижный ледяной покров обыкновенно плотно прилегает к береговой черте, и поэтому место выхода войск на твердый берег зависит от их самих, и может быть избран такой пункт, где меньше всего можно рассчитывать на сопротивление обороняющегося[269].

Обороняющийся может стараться потопить войска, высаженные на лед, и для этого может со своим флотом подойти к месту высадки и, действуя по войскам своей артиллерией, стараться уничтожить их. В то же время обороняющийся должен ломать лед, дабы затруднить движение войск к берегу. Военный флот нападающего, прикрывая десант, должен воспрепятствовать действиям обороняющегося флота.

Отсюда вытекает положение, что при существовании ледяного покрова десантная операция возможна лишь при командовании морем или имея достаточные силы, дабы парализовать действия обороняющегося.

Подводя итоги всему сказанному выше, можно в общем прийти к следующим заключениям.

Мороз не может считаться таким препятствием к военно-морским операциям, которое дало бы обороняющемуся полную уверенность, что в зимнее время против его берегов неприятель никаких операций производить не будет.

Десантная операция нападающего получает в ледяном покрове крупное преимущество для своих высадок.

Некоторые боевые суда, если поставить специальные винты, могут ломать лед самостоятельно, за ледоколом же, следуя осторожно, каждый военный корабль может идти. Вследствие этого, казалось бы, ледяной покров не следует считать непреодолимым барьером, разделяющим на зимнее время различные порта того же государства.

Артиллерия при ледяном покрове остается в своем прежнем значении.

Значение мин при ледяном покрове уменьшается.

Таран при ледяном покрове может быть так же действенным, как без него, а отсутствие мин делает более возможным безнаказанное нанесение таранного удара.

Вышеприведенные выводы нужно считать лишь как попытку наметить особенности морских сражений зимой во льдах. Повторяю, что только путем опыта можно прийти к точному выводу, дают ли ледоколы больше выгод обороняющемуся или нападающему. Одно лишь могу утверждать как достоверное, что выиграет больше тот, кто первый примется серьезно изучать дело.

2. Е. Славинский. Ледокол 'Ермак' и его деятельность в Прибалтийских портах в словах и фотографиях. Ревель, 1911

Мы предлагаем вниманию читателей полное репринтное воспроизведение одного из первых изданий, посвященных ледоколу 'Ермак'. Этот небольшой альбом был выпущен в Ревеле в 1911 г. и освещал деятельность ледокола в первые годы работы на Балтике.

Несколько слов необходимо сказать об авторе. Евгений Иосифович Славинский родился 24 января 1877 г. По окончании фельдшерской школы пять лет служил на кораблях военно-морского флота. С 1901 г. проходил службу на ледоколе 'Ермак', где, увлекшись фотографией и кинематографом, заведовал судовым фотокабинетом; во время одного из плаваний снял свой первый видовой фильм 'Ледокол 'Ермак' во льдах'. В конце 1908 г., живя в Ревеле (Таллине), работал корреспондентом московского отделения фирмы 'Братьев Пате' и снимал хроникальные сюжеты по всему Северо-Западному краю. С 1912 г. работал в Москве, занимаясь съемками научно-популярных фильмов; в 1914 г. перешел на киностудию И. Ермольева, где снял более шестидесяти игровых постановок. В 1917-1918 гг. работал в киноателье Акционерного общества 'Нептун'. В 1919-1920 гг. служил в медицинских учреждениях Красной армии; после демобилизации вернулся к профессии хроникера. В 1923-1925 гг. работал оператором одесской кинофабрики ВУФКУ; в 1925 г. был направлен на кинофабрику 'Ювкинокомсомол' (Ростов-на-Дону); после ее закрытия вернулся на московскую фабрику 'Совкино', совмещая работу над игровыми постановками со съемками хроникальных фильмов. В мае 1927 г., на съемках фильма 'Пленники моря' впервые в СССР произвел подводные съемки из водолазного колокола. После Великой Отечественной войны - оператор киностудии 'Мосфильм'. В 1949 г. был удостоен Сталинской премии за съёмку документального фильма 'Владимир Ильич Ленин'. Преподавал во ВГИКе курсы техники съемок. Умер 23 сентября 1950 г. в Москве.














































3. Н. Кузнецов. Из истории ледокола 'Ермак'

Посвящается светлой памяти Константина Дмитриевича Смирнова - моряка, ученого, историка ледокольного флота.

От автора

'История ледокола 'Ермак' - это прекрасная история побед. Штурмы ледяных просторов Арктики, сотни кораблей, проведенных в самые отдаленные места Крайнего Севера, героически небывалый в истории ледовый поход в 1918 году, поход в далекое Гренландское море к льдине папанинцев, отважные боевые операции в Финскую кампанию и много других дел, которыми восторгался весь цивилизованный мир' (Все цитаты в книге представлены с учетом правил новой русской орфографии, но максимально близко к оригиналу), - так писал в 1942 г. в приказе, посвященном подъему на ледоколе военного флага, знаменитый полярный капитан М. Я. Сорокин.

С этими словами нельзя не согласиться. Действительно, 'Ермак' стоит в одном ряду с такими символами Российского флота, как ботик Петра Великого или крейсер 'Варяг'. Неудивительно, что первому в мире арктическому ледоколу было посвящено значительное количество научных и научно-популярных работ и даже художественных произведений. Однако несмотря на это, судьба ледокола оказалось исследована весьма неравномерно. Если история его постройки, первые ледовые плавания и участие в арктических экспедициях 1930-х гг. освещены достаточно хорошо, то другие моменты (например, участие в войнах или сдача ледокола на слом в 1964 г.) известны как любителям, так и профессиональным исследователям истории флота значительно хуже. В данной работе мы попытаемся рассмотреть историю 'Ермака', опираясь на архивные документы и воспоминания участников событий, делая акцент именно на малоизученных эпизодах. Впервые публикуются биографии многих капитанов ледокола.

В связи с тем, что события, связанные с постройкой и началом эксплуатации 'Ермака' весьма подробно описаны в первой части книги, прежде всего в работах самого создателя ледокола - адмирала С. О. Макарова, мы начнем описание истории 'Ермака' с момента начала его активной работы на Балтике под коммерческим флагом в 1902 г.

Примечания к тексту, отсылающие читателя к наиболее значимым и чаще всего ранее неизвестным источникам и литературе, приводятся в конце работы.

Прежде чем перейти непосредственно к истории 'Ермака', автор считает своим приятным долгом выразить благодарность за помощь в работе и предоставленные материалы: руководству и сотрудникам Российского государственного архива военно-морского флота и отдельно - заведующим читальными залами - Гоц Н. А. и Никандровой Е. В., Центрального военно-морского архива и его заведующей читальным залом Лучко А. А.; Центрального военно-морского музея, Центральной военно-морской библиотеки; а также своим друзьям и коллегам из г. Москвы: Борзову С. Л., Виноградову С. Е., Данилову В. Н., представителю Музея Мирового океана (г. Калинининград) в Москве Долговой С. В., Золотареву А. Н., Калинину Д. Б., Кобылину А. В., кандидату исторических наук Кулагину К. Л., Пахмурину Ю. В., научному сотруднику Института океанологии РАН им. П. П. Ширшова Першину А. А., научному сотруднику Морской арктической комплексной экспедиции (МАКЭ) Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачева, архитектору Свиридовой О. Ю., выпускающему редактору журнала 'Морская коллекция' Соломонову Б. В., Трифонову Ю. Н., кинорежиссеру Федорину Д. В.; из г. Санкт-Петербурга: Васильеву Д. М., кандидату исторических наук Емелину А. Ю., Савичеву Н. В., капитану дальнего плавания Сибирцеву Ю. В., заместителю директора по науке ледокола-музея 'Красин', кандидату исторических наук Филину П. А., Яшкову Д. И.; из г. Мурманска: заведующей Музеем Мурманского морского пароходства и секретарю президиума Ассоциации исследователей Арктики Кареповой В. И.; из г. Архангельска: Паролову И. В.; из г. Таллинн (Эстония): Маткевичу Р. Ю., Саммалсоо П.; из г. Риги (Латвия): Толкачеву В.

Отдельно благодарю за помощь и поддержку в самые нелегкие минуты свою маму - Тамару Ивановну Янкевич, сестру - Елизавету Анатольевну Кузнецову и Оксану Александровну Пестову.

I. Под торговым флагом

8 октября 1901 г.[270] С. О. Макаров получил копию Высочайше одобренного заключения Министерства финансов об эксплуатации ледокола. Из него следовало, что адмирал отстраняется от опытов по работе 'Ермака' в полярных льдах, а судно передается в ведение Комитета по портовым делам и в дальнейшем занимается обслуживанием торговых портов Балтики. Для Степана Осиповича это означало крах всех далеко идущих планов по покорению арктических пространств. В 1903 г. он предпринял безуспешную попытку организации третьей полярной экспедиции, но на сей раз поддержки в кругах научной общественности не получил. Предполагалось, правда, использование 'Ермака' для поисков пропавшей в 1903 г. экспедиции барона Э. В. Толля, но впоследствии ограничились лишь посылкой спасательной партии на гребных судах. Кроме того, еще с 6 декабря 1899 г. Макаров стал главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором Кронштадта. В силу этого у него оказалось гораздо меньше времени на 'пробивание' своих идей. К сожалению, гибель С. О. Макарова в 1904 г. прервала его научные проекты, но опыт последующего использования ледокола подтвердил правильность его выводов.

'Ермаку' довелось принять некоторое участие в Русско-японской войне 1904-1905 гг. При отправлении на Дальний Восток 2-й Тихоокеанской эскадры предполагалось, что она после прибытия на место назначения будет базироваться в замерзающем порту Владивостока. Именно поэтому наместник Его Императорского Величества на Дальнем Востоке генерал-адъютант Е. И. Алексеев в телеграмме от 12 августа 1904 г., адресованной генерал-адмиралу великому князю Алексею Александровичу, писал: ':нельзя упускать из вида, что свобода действий эскадры, имеющей базой Владивосток, должна быть обеспечена сильными ледоколами и не может находиться в зависимости от исправности одного парохода 'Надежный': почему присылка 'Ермака' представляется крайне необходимою'[271]. В итоге ледокол включили в состав эскадры. Вскоре после выхода из Либавы, 5 октября 1904 г., по приказу адмирала З. П. Рожественского была предпринята попытка организовать траление по маршруту движения эскадры. В качестве тральщиков адмирал назначил 'Ермак' и буксирный пароход 'Русь'. Однако опыт оказался неудачным, так как при маневрировании трал лопнул.

Вообще, 'Ермака' в том походе постоянно преследовали неудачи: постоянно происходили поломки машин, причем у мыса Скаген кормовая машина отказала окончательно. Когда же командир ледокола Р. К. Фельман (капитан 2 ранга М. П. Васильев погиб вместе с адмиралом Макаровым под Порт-Артуром при взрыве броненосца 'Петропавловск') отправился на вельботе к флагманскому броненосцу с тем, чтобы доложить о состоянии судна и результатах траления, он был обстрелян артиллерийским огнем с 'Князя Суворова'. Именно после этого эпизода на эскадре родилась частушка, которую привел А. С. Новиков-Прибой в 'Цусиме':

'Мы у Скагена стояли,
Чуть 'Ермак' не расстреляли
И, страшась японских ков,
Разгромили рыбаков'.

20 октября 1904 г. вместе с миноносцем 'Прозорливый', имевшим неисправные холодильники и поврежденную носовую часть, ледокол был отослан обратно в Россию. Впоследствии З. П. Рожественский обвинил Фельмана в преднамеренном неисполнении приказаний.

В годовом отчете о работе ледокола и в одном из частных писем его командир Р. К. Фельман писал следующее: 'В Либаву прибыла 2-я Тихоокеанская эскадра адмирала Рожественского. В пути у 'Ермака' сильно грелись средний и левый валы в дейдвудной части, а при входе в аванпорт левая машина совсем стала.

Имея приказание состоять в распоряжении адмирала Рожественского, командир ледокола 'Ермак' явился к адмиралу и доложил о случае с дейдвудными валами. Адмирал на это не обратил никакого внимания, а приказал немедленно готовиться к походу.

'Ермак' готовился день и ночь, выгружая привезенный груз и принимая уголь. Так продолжалось до вечера 1 октября.

Получались разнообразные приказания, противоречащие одно другому. То было приказано сдавать груз, то опять оставлять его, то выходить из бассейна, то оставаться в нем и переменить только место'.

1 октября. 'В 6-м часу вечера 'Ермак' снялся из бассейна на наружный Либавский рейд, где стояла уже большая часть эскадры'.

2 октября. 'С рассветом командир снялся, чтобы стать по диспозиции, но в это время суда эскадры уже начали сниматься и выстраиваться в походную колонну, в которой 'Ермак' занял назначенное ему место в кильватер крейсеру 'Аврора'. Так шли до входа в Бельты, где эскадра утром 4 октября стала на якорь для пополнения запаса топлива'.

Задул очень свежий ветер, мешавший погрузке. На переходе до Факьеберга левый и кормовой дейдвудные валы, в особенности первый, сильно нагревались.

У Факьеберга было получено приказание адмирала 'Ермаку' и буксирному пароходу 'Роланд' во время прохода Бельтами идти впереди эскадры и тралить фарватер. Для этого были присланы стальные перлиня, несколько десятков людей и несколько офицеров эскадры.

5 октября вечером подошли к месту, откуда должно было начаться траление, и изготовили трал. По мнению командира ледокола, трал был слаб и неправильно устроен, но офицеры эскадры, заведовавшие этой работой, нашли его удовлетворительным.

На рассвете 6-го началось траление. Но только что 'Ермак' тронулся, как случилось то, что предсказывал командир ледокола - трал лопнул. По указаниям офицера эскадры бросили трал на попечение буксира 'Роланд'. 'Ермак' вместе с судами эскадры по указаниям лоцмана пошел к мысу Скаген, куда прибыли 7 октября.

7 октября. 'В ночь, чтобы разойтись с парусным судном, пришлось застопорить машины, а когда хотели вновь дать ход, кормовая машина окончательно отказалась.

В 3 часа дня был поднят сигнал [флагами] на судах эскадры, который вследствие штиля на ледоколе не могли разобрать. В то же время с флагманского корабля раздавались выстрелы, и снаряды ложились довольно близко от ледокола.

Командир ледокола в это время ехал к адмиралу, чтобы доложить о состоянии машин и о результате траления. Когда шлюпка приближалась к флагманскому кораблю, несколько снарядов просвистели над самым вельботом.

Оказалось, что адмирал Рожественский, предполагая со стороны ледокола 'Ермак' преднамеренное неисполнение приказания, приказал стрелять по вельботу. Командир ледокола, явившись к адмиралу, хотел доложить о состоянии машин, но адмирал не дал сказать и слова и сделал строжайший выговор за преднамеренное неисполнение приказаний и неумение управляться.

Затем он приказал принять почту и вернуться в Россию вместе с миноносцем 'Прозорливый', получившим повреждения. Стоя на вельботе у трапа, командир ледокола получил около 2000 писем, между ними много денежных. Много денег было просто брошено в вельбот, и во всем надо было расписываться, не считая и не проверяя суммы и числа полученных пакетов.

К вечеру 7-го эскадра снялась и ушла в Немецкое море.

8 октября приняли весь оставшийся на двух транспортах уголь, не принятый эскадрой, а затем снялись вместе с миноносцем 'Прозорливый''.

13 октября Фельман в частном письме писал из Копенгагена: 'Плавание было весьма тяжелым, так как положение с машинами было совершенно не выяснено. Приказания передавались большей частью словесно, и сделанные распоряжения часто отменялись. В тяжелое положение ставила ледокол (в особенности ночью) невозможность понимать эскадренные сигналы. Частые дурные погоды, поспешность самого ухода и дальнейшего следования до Скагена измучили команду, которая, несмотря на тяжелые условия, работала с большим рвением, желая поддержать добрую славу ледокола 'Ермак'. Не будь случая с машинами, исполнение поручения вышло бы блестяще, при данных же обстоятельствах ледокол в награду за двухнедельные труды заслужил лишь строгий выговор от адмирала Рожественского'[272].

'Ермак' провожал в поход и 3-ю Тихоокеанскую эскадру. 24 января 1905 г. он вышел из Риги в Либаву, куда прибыл на следующий день. И в дальнейшем, как следует из документов официальной истории Русско-японской войны на море, 'при его помощи броненосцы береговой обороны выходили в море, пробовали машины, производили пробную стрельбу и определяли девиацию, после чего вновь вернулись в канал'[273]. 2 февраля 1905 г. ледокол принял участие в выводе кораблей на рейд перед началом похода, закончившегося трагедией Цусимы. Можно предположить, что техническая неисправность уберегла первый в мире линейный ледокол от гибели.

Летом 1905 г. 'Ермак' принял участие в проводке каравана судов с грузом материалов для Сибирской железной дороги к устью Енисея. Экспедиция Министерства путей сообщения, которую возглавлял подполковник И. С. Сергеев (его помощниками были лейтенант И. И. Ислямов и начальник речной части экспедиции К. Н. Иванов), привела на Енисей приобретенные в Германии пароходы 'Енисейск', 'Минусинск', 'Красноярск', 'Туруханск', 'Лена', 'Ангара' и девять номерных металлических лихтеров (? 1 - ? 9). В экспедиции принимали участие гидрографическое судно 'Пахтусов', а также транспорты 'Свеаборг', 'Габсель' и английский пароход 'Родам', следовавшие с 'железнодорожными грузами'[274]. После прибытия в Енисейск суда вошли в состав 'Срочного казенного пароходства', которое обеспечивало рейсы к устью Енисея[275]. Во время этой экспедиции 'Ермак' потерпел аварию - сел на мель в районе острова Вайгач. Происшествие достаточно подробно описано в официальном отчете об экспедиции.

'День 17 августа был с утра почти безветренный, сырой.

В 8 часов утра 'Пахтусов', согласно накануне принятого решения, снялся с якоря и из бухты Варнека направился ко входу в Югорский Шар. Постепенно, одно за другим, покидали суда свою бухту, выравниваясь в одну колонну. Во главе колонны шел 'Пахтусов', за ним огромный черный ледокол 'Ермак'; в кильватер шли остальные 21 судно. Едва 'Пахтусов' успел пройти мыс Дьяконова, открывшаяся перспектива Югорскаго Шара не оставляла никакого сомнения в том, что дальнейшее плавание по проливу невозможно: тяжелые массы льда плотно забили Югорский Шар.

'Пахтусов' немедленно повернул на обратный курс, подняв судам сигнал 'вернуться в гавань'. Однако этой неудачей попытка пройти в Карское море еще не кончилась. Ледокол 'Ермак' при обратном следовании к месту своей якорной стоянки наскочил на 16-футовую каменную банку и плотно сел на ней. Он шел все время за 'Пахтусовым', на котором производился промер, так как в западной части Шара промер был очень редок, когда же стали подходить к якорному месту малых судов, то некоторые из них забрались между 'Пахтусовым' и 'Ермаком', вынудив этим последнего уклониться от следования за 'Пахтусовым', и он вскоре выскочил носом почти у линии промера на неизвестную банку, имевшую размеры по ширине и длине около 200 саженей с глубиною кругом в 8 саженей, а на самой банке в 16 футов. День, полный неудач и разочарований!

Теперь положение серьезно осложнялось: Югорский Шар забит льдом; 'Ермак' на камнях и требует помощи, а между тем 24 августа (6 сентября) - срок, позже которого, согласно контракту, зафрахтованные немецкие буксиры в Карское море не идут, приближался, к тому же опять задул безнадежный норд-ост; из Югорского Шара пошли новые и новые массы льда. 'Ермак', выскочивший на камень, стоял как раз на пути идущих из Югорского Шара льдов. По приказанию подполковника И. С. Сергеева немедленно отправились к ледоколу три немецких буксира с несколькими лихтерами, на которые 'Ермак' и начал разгружаться.

Первоначальные попытки немецких буксиров сдернуть 'Ермак' никакого успеха не имели; несмотря на то что ледокол только носом сидел на банке, тем не менее слабые буксиры пока ничем не могли помочь тяжелому судну.

Для ускорения разгрузки ледокола с 'Пахтусова' и 'Бакана' была взята часть команды. Время терять действительно было нельзя; из пролива пошел очень крупный лед, который мог серьезно повредить судну, сидящему на камнях. О величине и солидности льдин, выносимых из Югорского Шара, можно судить по следующему факту: в ночь с 18-го на 19-е августа отдельные льдины, выносимые из пролива, встретив на пути своего следования сидящего на камнях 'Ермака', повернули тяжелое судно на его каменной точке опоры, как на штыре, на 180°.

Пока подавалась необходимая помощь 'Ермаку', начальник экспедиции, И. С. Сергеев, 18 августа предпринял вторично поездку на оленях на Карскую сторону острова Вайгача, чтобы еще раз лично убедиться в состоянии льдов Карского моря, с тем чтобы, если оно окажется заполненным льдами, сделать попытку пройти через Карские Ворота. Вернувшись вечером того же дня обратно, он привез довольно благоприятные вести: 'Лед, правда, еще держится вблизи выхода из пролива в Карское море, но в значительно меньшем количестве, чем раньше; при первом же южном ветре экспедиция должна пройти в Карское море'. Эти же результаты были получены генерал-майором Вилькицким, осматривавшим море с Хабаровой сопки.

Однако южный ветер не начинал дуть, а дувший ранее северо-восточный еще усилился и усерднее погнал лед из пролива, у входа в который стояли теперь собранные все суда экспедиции.

Разгрузка 'Ермака' продолжалась без перерыва день и ночь, однако же не всегда возможно было держать около него лихтеры, почему уголь сбрасывался большею частью в воду, даже не удалось принять с него выкачивавшуюся за борт пресную воду, так как подошедший для этого 'Пахтусов' получил громадной льдиной удар в носовой балласт. Льды, выносимые из Югорского Шара, к вечеру 19 августа медленнее пошли из пролива. Около 4-х часов того же дня в море показались два парохода. Это были давно ожидаемые в экспедиции транспорты 'Свеаборг' и 'Гапсаль' с железнодорожными грузами.

Теперь на Вайгаче собрался весь состав судов экспедиции и для выяснения положения 'Ермака' и дальнейших о нем попечений на него отправился генерал Вилькицкий. Днем 19 августа северо-восточный ветер прекратился, а к вечеру того же дня задул слабый давно ожидаемый южный ветер, от которого и зависел теперь проход экспедиции. Рано утром 20 августа оба немецкие коммерческие парохода, шедшие с товарами на Обь, поспешили в пролив, из которого, однако, не показывалось более льда. Ушедшие в пролив пароходы, не возвращались, что служило указанием на то, что Югорский Шар теперь проходим для судов.

Завтра предположено со всеми судами проходить Югорский Шар. Ледокол 'Ермак', совсем уже разгруженный, еще сидел на своем камне. Южный ветер продолжал дуть весь день 20 августа. Лед, вынесенный из Югорского Шара и скопившийся перед входом в пролив, теперь южным ветром понесло всей массой в бухту Варнека, где стояли все суда экспедиции.

В этот же день подполковник И. С. Сергеев, по совещанию с генерал-майором Вилькицким, распорядился немедленно вывести весь караван судов из бухты Варнека, где уже успело набраться порядочно льду. Генерал Вилькицкий на транспорте 'Бакан' вышел из бухты еще ранее, чтобы в случае загромождения бухты льдами иметь возможность судам, находившимся на свободе, подавать помощь затертым судам, выводить же весь караван было тогда еще рискованно вследствие грозности ледохода в проливе.

Под руководством капитана 2-го ранга П. А. Синицына все суда были выведены благополучно из занятой уже льдом бухты и поставлены в свободную воду, кроме одного лихтера, который вследствие наступившей темноты остался до рассвета в бухте.

В 8 часов вечера ледокол 'Ермак' при помощи немецкого буксирного парохода 'Unterveser ? 10' сошел с камня. Громким 'ура' приветствовали суда экспедиции освобождение 'Ермака'.

Повреждения, полученные ледоколом от удара о камни, по осмотре их водолазами, оказались не настолько серьезны, чтобы препятствовать ледоколу идти в Карское море. Однако недостаток угля, выброшенного с судна за борт при снятии с камней, заставил отказаться от дальнейшего участия ледокола в экспедиции. Генерал-майор А. И. Вилькицкий сделал распоряжение идти 'Ермаку' в город Александровск'[276].

26 августа 'Ермак' прибыл в Екатерининскую гавань, оттуда он перешел в Санкт-Петербург, а затем отправился в Англию для ремонта. С 28 сентября по 9 декабря ледокол находился на верфи в Ньюкасле.

Использовался 'Ермак' и для переброски войск, участвовавших в подавлении восстаний, вспыхнувших в конце 1905 г. в Прибалтике. 23 декабря 1905 г. на него был погружен полубатальон под командованием капитана 2 ранга П. А. Зеленого, направленный по просьбе Министерства внутренних дел на остров Эзель. 'Ермак' подошел к Аренсбургу 26 декабря, но высадить людей непосредственно на пристань не смог, а использование шлюпок оказалось невозможно из-за льдов. В итоге полубатальон пришлось высаживать на один из островов неподалеку (по другим данным - на лед), после чего 'Ермак' ушел с грузом в Либаву.

В последующее десятилетие, вплоть до Первой мировой войны, ледокол постоянно работал на Балтике, обеспечивая навигацию во льдах. Из примечательных событий этого периода стоит отметить спасение 10 октября 1908 г. крейсера 'Олег', выскочившего в районе маяка Стейнорт на прибрежный риф. Причем, как отмечал впоследствии командир 'Ермака' Р. К. Фельман, ':не будь 'Ермака', крейсер был бы разбит волнением раньше, нежели спасательному обществу удалось бы его снять. А стоимость крейсера выражается миллионами'. Отличную работу ледокола отметил в своем рапорте на Высочайшее имя министр торговли и промышленности Шипов: 'Нынешняя кампания 'Ермака' ясно свидетельствует о той несомненной пользе, которую он приносит не только торговым интересам России, но и военному ее флоту. Деятельность его осенью сего года началась с экстренной командировки к месту аварии крейсера 'Олег', снятие с мели которого в значительной мере зависело от усиленной работы 'Ермака'.

:Кроме отмеченной выше работы, ледокол 'Ермак' вывел из Кронштадта канонерские лодки 'Бобр' и 'Сивуч'.

В заключение считаю долгом доложить, что ледокол 'Ермак' найден мною в образцовом порядке. Командир и команда его работают с большою сноровкой, скоростью и любовью, несмотря на тяжелые условия зимнего плавания'.

Еще одним достойным упоминания моментом стала установка на ледоколе радиостанции 23 сентября 1909 г.

То, что 'Ермак' был уникальным судном, подтверждает постоянное внимание к нему со стороны военно-морского командования (причем как до 1917 г., так и в последующие периоды). В марте 1911 г. Министерство торговли и промышленности и Морское ведомство заключили соглашение о передаче 'Ермака' военному флоту в случае объявления мобилизации (приказ по Морскому ведомству ? 75 от 14 марта 1911 г.). Основные пункты соглашения гласили: ледокол передавался военно-морскому флоту как при общей, так и при частичной мобилизации (в последнем случае - после Высочайшего повеления). В мирное время экипаж судна комплектовался чинами запаса армии и флота. В период мобилизации по указанию Морского ведомства на ледоколе допускались конструктивные переделки. Но даже при нахождении 'Ермака' в составе военного флота на нем поднимался Андреевский флаг; ледокол числился вспомогательным учреждением флота, хотя личный состав считался призванным на действительную службу[277].

Уже в конце следующего года 'Ермак' фигурировал в мобилизационных планах Балтийского флота. Об этом свидетельствует 'Отношение начальника Учебно-артиллерийского отряда - командиру Ревельского порта' от 16 декабря 1912 г., в котором предполагалось использование ледокола в качестве брандвахты в бухте Лахепе для охраны центральной позиции в зимний период и в первые пять дней после объявления мобилизации[278].

II. Первая мировая и Гражданская войны

После начала Первой мировой войны 'Ермак' мобилизовали не по закону о военно-судовой повинности (как обычное торговое судно), а согласно мобилизационному плану Балтийского флота[279]. В этот период на ледоколе проводился ремонт, что несколько задержало его вступление в состав ВМФ. 10 октября 1914 г. командир ледокола докладывал командиру Петроградского порта: ':все работы, выполняемые судовым составом, будут закончены недели через две и не задержали бы готовности ледокола.

Что же касается работ, выполняемых Франко-Русским заводом, а именно: исправление главных котлов (пригонка новых латок) и установка нового холодильника, то эти работы при всей спешке не могут быть закончены ранее второй половины ноября. И то только в том случае, если при испытании каждого котла в отдельности в них не окажется каких-либо новых серьезных дефектов.

Следует иметь в виду, что котлы ледокола служат 16-й год, при очень серьезной работе в течение всего этого времени'[280]. Но руководство Морского министерство торопилось с мобилизацией ледокола, в связи с чем Фельману приходилось довольно часто отвечать на соответствующие запросы высших инстанций. В очередном рапорте командиру Петроградского порта он писал: ':в субботу 22-го сего ноября [1914 г.] приемка пяти котлов вверенного мне ледокола совершенно закончится. Ремонт шестого котла заканчивается, и испытание начнется 21 ноября.

Ввиду того, что при испытании могут оказаться некоторые необходимые доделки (чеканка швов, перемена трубок), я полагаю, что выгоднее отойти от завода не ранее 24-25 сего ноября, т. е. по окончательной готовности ледокола, пользуясь этим временем для передачи ледокола в ведение Морского ведомства и для пополнения запаса топлива'[281].

24 ноября 1914 г. на ледоколе собралась комиссия под председательством капитана 1 ранга Свешникова, назначенная приказом командира порта ? 492 от 21 ноября 1914 г. Комиссия произвела наружный осмотр судна и, ':руководствуясь заявлением командира ледокола 'Ермак' об удовлетворительном состоянии ледокола, со всем инвентарным имуществом приняла названный ледокол в Морское ведомство'. При этом отмечалось, что 'котлы ледокола старые, постройки 1899 г., в настоящем году котлам произведен некоторый ремонт, и они допущены к дальнейшей службе лишь по обстоятельствам военного времени'. Зачисление 'Ермака' в списки судов военного флота состоялось 27 ноября 1914 г.[282] В этот день ледокол, подняв транспортный флаг Морского ведомства, перешел в Морской канал и ошвартовался у деревянной стенки для приемки 600 т ньюкастльского угля[283]. Согласно словесному приказанию начальника тыла, утром 2 декабря 'Ермаку' следовало отправиться в Кронштадт, войти в гавань и поступить в распоряжение начальника Охраны водного района Кронштадтской крепости[284].

Основными задачами 'Ермака' являлись подготовка фарватера для военных кораблей, проводка тральщиков, перевозка военных грузов, зимние рейсы в районы боевых операций, а также поддержка регулярного сообщения на линии Петроград - Гельсингфорс - Ревель.

Планировалось использование 'Ермака' для снятия с камней германского крейсера 'Магдебург', выскочившего на риф близ острова Оденсхольм 13 августа 1914 г. Сведения об этом удалось обнаружить в документах Отдельного корпуса жандармов. 31 января 1915 г. начальник Кронштадтского жандармского управления сообщал в штаб Отдельного корпуса жандармов о том, что ':снятие его [ 'Магдебурга'] предполагается осуществить в ближайшие дни при помощи ледокола 'Ермак'. По словам жандарма, раньше ледоколу мешали подойти к германскому крейсеру вражеские подводные лодки, в силу чего командующий Балтийским флотом адмирал Н.О. фон Эссен не давал разрешения на использование ледокола. Однако в дальнейшем из-за больших разрушений 'Магдебурга' русское командование отказалось от снятия с камней корабля.[285]

В марте 1915 г. 'Ермак' вместе с ледоколами 'Царь Михаил Федорович' и 'Петр Великий' привел из Ревеля в Кронштадт броненосный крейсер 'Рюрик', потерпевший аварию 31 января у острова Форэ (около Готланда). 'Рюрик' вместе с крейсером 'Адмирал Макаров' обеспечивал минно-заградительную операцию у берегов Германии, целью которой было противодействие доставке морем германских войск, а также боеприпасов и снабжения для сухопутного фронта. Постановку мин должны были выполнить крейсера 'Олег' и 'Богатырь', которым придавался полудивизион особого назначения (эсминцы 'Новик', 'Охотник', 'Сибирский стрелок' и 'Пограничник').

Бригада крейсеров вышла из Ревеля 30 января 1915 г. Следуя за головным кораблем - крейсером 'Адмирал Макаров' - в 04:17 следующих суток 'Рюрик', шедший 16-узловым ходом, попал на камни в районе острова Форэ. Первый несильный удар произошел в днищевой части корабля правого борта, второй, ощущавшийся несколько сильнее, последовал приблизительно через 1,5-2 минуты после первого, затем произошел третий удар[286]. Мы не будем рассматривать борьбу за живучесть на крейсере и его переход от места аварии в Ревель, куда 'Рюрик' пришел 3 февраля. 'Ермак' принимал участие в буксировке поврежденного корабля из Ревеля в Кронштадт. Произошедшие во время этого похода события подробно изложены в статье участника боевых действий на Балтике морского офицера П. В. Лемишевского, опубликованной в 1923 г. в журнале 'Морской сборник'. Даты в статье приведены по григорианскому ('новому') стилю.

'Для проводки 'Рюрика' в Кронштадт были назначены самые мощные ледоколы 'Ермак', 'Ц[арь] М[ихаил] Ф[едорович]' и 'Петр Великий' под общим командованием начальника 2 бригады крейсеров П. Н. Лескова.

Вечером 1 марта на ледокол 'Ермак' прибыл П. Н. Лесков, с флагманским штурманом Н. А. Сакеллари и старшим флаг-офицером.

Выход ледоколов и 'Рюрика' из гавани

С утра 2 марта из гавани начали выход ледоколы. Первым вышел кормой ледокол 'Ермак'; выйдя на рейд и развернувшись, он остановился в сплошном ледяном поле, покрывшем весь Ревельский рейд при 5° мороза, ожидая выхода из гавани 'Рюрика'. За 'Ермаком' вышли 'Ц[арь] М[ихаил] Ф[едорович]' и 'П[етр] В[еликий]'. Почти одновременно с выходом на рейд ледоколов к 'Рюрику' подошли для вывода его на рейд самые сильные портовые буксиры.

Около 9 часов 'Рюрик' начал сниматься со швартовов и якоря, имея к этому моменту осадку форштевнем 30' 5' и ахтерштевнем 30' 11', что давало полную уверенность в том, что крейсер на этот раз в воротах не застрянет.

В 9 ч. 25 м. 'Рюрик' без всяких задержек был благополучно выведен из гавани на рейд, где буксиры поставили его в кильватер 'Ермаку'.

Начало похода

В 10 ч. 45 м. 'Ермак' дал ход и весь отряд пошел по назначению.

Около полдня отряд прошел знак Вульфа, двигаясь эти 1 ? часа назначенным ходом, ни разу не застревая, несмотря на довольно тяжелый лед; затем курс был проложен в проход между Ревельштейном - Девельсеем. Ветер к этому времени стал заметно свежеть. Ввиду замеченного дрейфа, отряд несколько склонился вправо. Около 12 ч. 30 м. дня был встречен более толстый лед, который был причиной первого застревания 'Рюрика' в 13 ч. 40 м. В 14 ч. 30 м. 'Рюрик' вторично застрял. Оба раза освобождал его 'Ермак'.

Видя, что крейсер начинает застревать во льду, командир 'Рюрика' донес начальнику отряда, что ледоколы держатся слишком далеко.

В 15 ч., придя на 330° от Кокшера, в расстоянии 4 миль, отряд изменил курс еще вправо. На этом курсе 'Рюрик' застрял 3-й раз. Подошедший 'Ермак' и 'Петр Великий' освободили его в 15 ч. 40 м.

В 16 ч. 20 м. отряд прошел траверз маяка Кокшер. Итак стало очень трудно, но все же 'Рюрик' держался довольно хорошо и только в 17 ч. 10 м. застрял вновь (4-й раз), и на этот раз основательно.

За время с 16 ч. 15 м. до 17 ч. 45 м. отряд вследствие тяжелого льда прошел всего 11 кабельтовых. Погода резко изменилась к худшему, ветер засвежел от NO до 3 баллов и пошел снег.

Продвигаясь далее, отряд в 18 ч. на меридиане Кокшер встретил еще более тяжелый вязкий лед, что страшно затрудняло движение вперед; струя ледоколов при засвежевшем ветре очень быстро замыкалась; несмотря на это, ход доходил до 4 узлов. Вскоре отряд выбился в более легкий лед, в полосе которого шел до 22 ч., когда вновь попал в тяжелое поле. Ветер дошел до 9 баллов. Туман скрыл Кокшер.

В 23 ч., находясь в 3-3,5 милях на 237° от м. Кокшер отряд из-за пурги и сплошного тяжелого льда остановился до рассвета, на глубине 52 сажен. Вскоре был замечен дрейф на W.

Итак, за истекший день отряд прошел около 40 миль в течение 12 ? ходовых часов, со средней скоростью 3,1 узлов, имел 4 остановки. Положение 'Рюрика' не внушало опасений, хотя ввиду замеченной местами деформации верхнего дна пришлось увеличить число подпор.

Поход 3 марта

В течение ночи каждые полчаса измеряли глубину, что было не лишним, т. к. в 1 ч. 30 м. поднялась сильная вьюга. К 4 ч. выяснилось, что отряд сдрейфовало сильно на W.

В 4 ч. 15 м. 'Ермак', чтобы уменьшить давление льда, обошел 'Рюрик' кругом.

В 6 ч. 50 м. по сигналу с 'Ермака' отряд, при видимости в ? мили, мгле, ветре от NO 60°, доходившем до 8 баллов, двинулся прежним курсом, причем 'Ермак' вновь обошел 'Рюрик', а 'Петр Великий' расширял канал.

Не поспевая за ледоколом, 'Рюрик' на короткое время дважды застревал (5 и 6 раз), вследствие чего скорость не достигала даже 3 узлов.

В 11 ч. 17 м. отряд вошел в небольшую полынью, пользуясь чем 'Рюрик' взял глубину, а в 11 ч. 45 м. проверил лотом свое место. Сгустившийся туман заставил отряд остановиться. Измерение за время стояния глубины на 'Рюрике' дали некоторую уверенность, что курс проходит в 1.5 милях к югу от банки Савинкова.

В начале 15 часа мгла стала рассеиваться, что дало возможность определиться. В 15 ч. 30 м. 'Ермак' и 'Петр Великий', подойдя к 'Рюрику', освободили его изо льда и, взяв в свой след, двинулись дальше, изменив курс на Оst. К 16 ч. погода прояснилась, ветер стих до 4 баллов. В начале 17 часа 'Рюрик' опять застревал (7-й раз).

Около 17 ч. открылся Гогланд, а вскоре и Родшер. В 17 ч. 30 м. 'Ермак' вышел на более свободную воду, где стали попадаться полыньи - идти стало легче, однако 'Рюрик' не мог дать больше 6 узлов.

Подходя к Родшеру, отряд опять попал в тяжелое поле и в 22 ч. 10 м. остановился на ночь. Определившись по Родшеру, командир 'Рюрика' донес начальнику отряда, что считает свое место в 2 милях на ветре Родшера опасным, так как за ночь крейсер со льдами может сдрейфовать на остров.

Ввиду этого, начальник отряда в 23 ч. 43 м. дал ход и стал пробиваться дальше.

За истекшие сутки 3 марта отряд прошел около 40 миль со среднею скоростью в 3,4 узла, в течение 11 ? ходовых часов, при 6 остановках.

На 'Рюрике' за этот день было поставлено 6 добавочных подпор.

Поход 4 марта

Дальнейшее плавание отряда вначале происходило вполне благоприятно. Но вскоре обстановка изменилась. Двигаясь дальше, отряд, пройдя около 2 ч. ночи Южный Гогландский маяк, изменил курс и здесь через полчаса врезался в неподвижное поле матерого торосистого льда, почему отряд вынужден был остановиться в 2 ч. 40 м. до рассвета.

Несколько раз взятые за ночь пеленги дали дрейф прямо назад на 3,5 кабельтовых.

Дальнейшее продвижение отряда 4 марта

В 7 ч. 45 м. 'Ермак' дал ход, а ввиду тяжелого льда в кильватер ему вступил 'Петр Великий', за которым уже шел 'Рюрик'.

'Ц[арь] М[ихаил] Ф[едорович]' держался на крамболе 'Ермака'. Лед оказался действительно очень тяжелым, 'Рюрик' продвигался вперед очень медленно, все время застревая, т. к. струя быстро смыкалась, что объяснялось сильным сжатием льда.

За время с 9 ч. до 13 ч. 25 м. 'Рюрик' застревал 6 раз, что заставило командира крейсера просить держать ледоколы ближе, ввиду быстрого смыкания струи.

В 11 ч. 20 м. лед стал особенно тяжелым, причем в его торосах застрял 'Ц[арь] М[ихаил] Ф[едорович]', который своими средствами сойти не мог.

Ледокол 'Ермак', подойдя сперва к 'Рюрику', тоже в это время застрявшему, и, освободив его, направился к 'Ц[арю] М[ихаилу] Ф[едоровичу]'. В 13 ч. 25 м. 'Рюрик' застрял настолько основательно, будучи сжат льдами, что 'Ермак' должен был отказаться от попыток его провести.

Поэтому нач. отряда решил остановиться и ждать пока ветер стихнет.

За истекшие сутки 4 марта отряд прошел 16 миль в течение 13 ? ход. часов, что дает среднюю скорость 1,8 узла, при 6 застреваниях 'Рюрика', одном - 'Ц[аря] М[ихаила] Ф[едоровича]' и продолжительной остановке на ночь.

Поход 5 марта

К 4 утра выяснилось, что отряд сдрейфовавало несколько на WSW, приблизительно мили на 3. Погода изменилась: ветер стал тише, пошел снег.

В 6 ч. 30 м. 'Ермак', подойдя к 'Рюрику' и обойдя кругом, освободил его от сжатия льдом. В 7 ч. отряд пошел дальше, встретив противный ветер и тяжелый лед, который не только был причиною застревания 'Рюрика' (16-ый раз), но даже и 'Ермака'.

Около 8 ч. отряд вышел из торосов и попал в поле только что образовавшегося льда. 'Ермак' и 'Петр В[еликий] оставляли широкую струю, что дало возможность 'Рюрику' идти со скоростью 6 ? узл.

К 8 ч. 30 м. совершенно рассеялось, и отряд двигался почти беспрепятственно до начала 14 часа, когда суда снова вошли в тяжелый лед на линии Соммерс - Лавенсари, так что ледоколы принуждены были пробиваться с разбега. Несмотря на это препятствие, плавание в дальнейшем происходило без задержек.

Благополучно миновав Сескар, отряд в 16 ч. 30 м. вынужден был остановиться минут на 15, для пропуска перед собою 15 крестьянских подвод, направлявшихся из Нарвы.

Около 18 ч. открылся Шепелевский маяк, а в 19 ч. 30 м. отряд остановился на ночь на меридиане банки Диомид - в 2,5 милях от нее.

В течение 5 марта отрядом пройдено 50 миль со средней скоростью 4,1 узла, в течение 12 ? ходовых часов, при одной остановке 'Рюрика'.

Поход 6 марта и приход в Кронштадт

За ночь стоянки дрейфа обнаружено не было.

В 6 ч. 30 м. отряд двинулся дальше. Мгла, маяков не видно. Отряд продвигался во льду толщиною до 3 фут.

С восходом солнца разъяснилось. Открылся Толбухин маяк. Ход 5 узлов.

В 11 ч. 10 м. отряд вошел на Большой рейд, а затем перешел на Малый рейд, где, оставив 'Рюрика', ледоколы вошли в Среднюю гавань ломать лед. В 13 ч. 'Рюрика' начали вводить в гавань, а в 14 ч. он был ошвартовлен у стенки дока.

7 марта в 11 ч. 50 м. 'Рюрик' был введен в док, а в 16 ч. 25 м. он сел на блоки'[287].

За проводку крейсера ледокол был отмечен в приказе по Морскому ведомству. В конце марта 'Ермак' вместе с 'Царем Михаилом Федоровичем' провел к острову Эре линейные корабли 'Слава' и 'Цесаревич'.

Была предпринята и попытка применения 'Ермака' в качестве минного заградителя. Об этом с тревогой писал в письме от 2 мая 1916 г., адресованном начальнику штаба Балтийского флота контр-адмиралу Н. М. Григорову, исполняющий обязанности начальника Морского Генерального штаба капитан 1 ранга граф А. П. Капнист: 'Морской министр, будучи на днях в Кронштадте, видел погрузку мин на ледокол 'Ермак'. Принимая во внимание, что означенное судно весьма ценно как ледокол, морской министр находит желательным не употреблять ледокол 'Ермак' для плавания, иначе как по прямому его назначению'[288]. По всей видимости, дальнейших попыток использования 'Ермака' в качестве минзага не предпринималось.

В 1930-е гг. в печати появлялись упоминания о некотором 'революционном движении' на ледоколе. Но очевидно, что если участие кого-то из команды в политических событиях и имело место, то оно было минимальным и являлось скорее 'данью моде'. Во-первых, ледокол действовал достаточно активно, во-вторых, за свою работу его вольнонаемная команда получала неплохие деньги. В статье к 40-летию судна, напечатанной в официальном журнале Главсевморпути 'Советская Арктика', упоминается о распространении на 'Ермаке' нелегальной литературы в 1917 г. И приводятся следующие фамилии участников этого - Костя Соколов, Константинов (первый председатель судового комитета), Божбалов, водолаз Спутников[289]. В феврале 1917 г. 'Ермак' находился в Нарвской губе. В конце марта, при подходе к Ревелю, судно едва не подорвалось на мине. Его спасло то, что 'рогатую смерть' вовремя заметил вахтенный, и она была расстреляна с борта[290].

Октябрьский переворот застал ледокол в Кронштадте, а в конце 1917 г. он работал в Петрограде. 28 декабря 1917 г. капитан 'Ермака' В. Е. Гасабов писал в донесении командиру Петроградского порта: ':Была сделана ошибка в посылке в Петроград одного 'Ермака', который в Неве переставлять суда не может. В предыдущие зимы здесь обыкновенно работали ледокол 'Волынец' и погибший 'Петр Великий', которые легко справлялись с этой работой, теперь же средств никаких нет, а 'Ермак' и 'Ораниенбаум' сделали все, что могли.

По окончании погрузки угля возьму с собой последний пароход 'Клио' и больше в Петроград приходить не могу, т. к. во время последней проводки крейсеров испортил себе холодильник благодаря мелководью'[291].

С декабря 1917 по март 1918 г. 'Ермак' вел работы по обеспечению навигации между Кронштадтом, Ревелем и Гельсингфорсом, причем в начале зимы 1918 г. он прошел ремонт в одном из кронштадтских доков. Однако из-за тяжелой обстановки пришлось ограничиться лишь самыми необходимыми работами.

Между тем обстановка в Прибалтике осложнялась, что было связано с наступлением немецких частей. Руководство флотом предвидело возможную эвакуацию кораблей и судов и предполагало активное использование при ее организации 'Ермака'.

3 января 1918 г., согласно распоряжению Народного комиссариата по морским делам, 'Ермаку' было приказано перейти в Петроград и находиться там, вплоть до распоряжения Верховной морской коллегии[292].

16 января 1918 г. вышло распоряжение Верховной морской коллегии о переходе 'Ермака' в Гельсингфорс, где ледокол должен был поступить в распоряжение Центробалта[293].

Судя по всему, командование ледокола не слишком торопилось выполнять распоряжение, поэтому вскоре Военный отдел Центробалта выступил с требованием немедленно выслать 'Ермак' в Гельсингфорс. 'В случае нежелания команды 'Ермака' к выходу благоволите прибегнуть даже к силе, ибо ощущается крайняя необходимость в ледоколе', - писал начальник оперативной части штаба Балтийского флота матрос-анархист Е. С. Блохин[294].

В феврале 1918 г. в связи с приближением к Ревелю германских войск началась эвакуация города. 22 февраля 'Ермак' повел оттуда в Гельсингфорс две подводные лодки и два транспорта с военными грузами. 27 февраля под обстрелом немецких самолетов ледокол проводил ревельские караваны судов от маяка Грохара к Гельсингфорсу. Но вскоре возникла необходимость и в эвакуации Гельсингфорса, причем речь шла прежде всего о спасении сосредоточенных там кораблей Балтийского флота.

В ходе знаменитого 'Ледового похода', продолжавшегося с 12 марта по 22 апреля 1918 г., более 200 кораблей и судов удалось вывести из финских портов в Кронштадт. Мы не будем подробно излагать детали этой операции, остановимся лишь на участии в ней 'Ермака'.

С 12 по 17 марта 'Ермак' совместно с ледоколом 'Волынец' провел в Кронштадт первый отряд кораблей (линкоры 'Гангут', 'Полтава', 'Севастополь', 'Петропавловск', крейсера 'Адмирал Макаров', 'Богатырь' и 'Рюрик'). Как свидетельствовал один из участников похода: 'Лед был ровный, сплошной. Надо было все время идти переменными ходами, корабли часто затирало льдом, требовалась помощь, чтобы освободить их из заторов. Во время ночных стоянок корабли так примерзали, что утром 'Ермаку' приходилось их окалывать'[295]. После прихода в Кронштадт 'Ермак' до 25 марта занимался проводкой крейсеров в Петроград и только после неоднократных требований вышел в Гельсингфорс. Впрочем, задержка с выходом объяснялась необходимостью приема угля и ремонта, о чем доносил капитан судна 20 марта 1918 г. ':ледоколу 'Ермак' необходимо принять 700 тонн кардифа, исправить кирпичную кладку и подчеканить швы в котлах, исправить кочегарные гребки и ломы. Грузить уголь в Петрограде более удобно, чем в Кронштадте, поэтому 'Ермак' прибыл сюда в 14 часов 18 марта; но до сего времени сделано очень мало. Для ускорения ухода необходимо срочно прислать : трех котельщиков, трех печников, исправить ломы и гребки и заставить рабочих грузить уголь и ночью, назначив для этого несколько смен их:'[296]. Между тем Революционный совет Кронштадта в категорической форме требовал прибытия 'Ермака' в Гельсингфорс. В тот же день председатель Оперативного отдела штаба Балтфлота П. Н. Ламанов телеграфировал: 'Передайте экстренно командиру ледокола 'Ермак': командующий флотом по радиотелеграфу требует немедленного выхода 'Ермака' в Гельсингфорс. Политические обстоятельства ставят эскадру в критическое положение. Примите все зависящие меры к ускорению выхода и о времени выхода прошу уведомить'[297]. Работы по исправлению котлов предполагалось закончить к вечеру 23 марта, на следующий день командир ледокола предполагал перейти в Кронштадт для приема провизии, а затем выдвигаться в Гельсингфорс[298].

Там уже был подготовлен к проводке второй отряд судов. 29 марта ледокол направился навстречу каравану. В тот же день в 18:40 он подвергся артиллерийскому обстрелу с острова Лавенсаари (причем, по воспоминаниям Н. Есина, предварительно 'белофинны и немцы затеяли с нами переговоры. Хотели поймать. От всяких переговоров мы отказались'[299]), после чего вернулся назад и вновь вышел к Гельсингфорсу на следующий день.

31 марта у острова Гогланд по 'Ермаку' открыл огонь вражеский ледокол. Об этом факте докладывал член Совета комиссаров Балтийского флота И. Ф. Шпилевский в телеграмме, адресованной комиссару А. К. Барову в Кронштадт: '31 марта днем получено радио 'Ермака' о том, что его обстреливает 'Тармо' и он идти по назначению, т. е. в Гельсингфорс, не может. Было отдано распоряжение 'Ермаку' стоять на месте. В это же время здесь в Гельсингфорсе приготовили срочно 'Баян' и ледоколы 'Силач' и 'Штадт Ревель', на которые призванной командой других больших кораблей был погружен угол, ь и около 11 часов вечера они вышли в море. Эти суда - 'Баян', 'Силач' и 'Штадт Ревель' послались для того, чтобы не дать 'Тармо' захватить 'Ермака'. Вышедши за маяк Реншер, 'Баян' дальше идти не мог, ввиду того, что во льду начали образовываться трещины и начало его сносить на камни. Ледоколы же, как слабосильные, не могли ничего сделать и в 5 часов принуждены были возвратиться обратно в гавань. Были приняты все меры, но пособить ничем нельзя. Вам надлежит принять все меры к тому, чтобы срочно укомплектовать один из крейсеров, например 'Адмирал Макаров', командой с других судов и немедленно отправить его для сопровождения 'Ермака' в Гельсингфорс. Срочно сообщите нам о принятых мерах и возможно скорее отправляйте 'Ермака' и крейсер, так как другого выхода нет'[300].

1 апреля 'Ермак' получил приказ вернуться в Кронштадт, и к вечеру того же дня он прибыл в Военную гавань. Пополнив запасы угля, ледокол вновь вышел в море.

5 апреля началась эвакуация главных сил флота из Гельсингфорса. В состав второго отряда входили линейные корабли 'Андрей Первозванный' и 'Республика' (бывший 'Павел I'), крейсера 'Баян' и 'Олег', подводные лодки 'Тур', 'Тигр' и 'Рысь', другие корабли и суда. Переход обеспечивали портовые ледоколы 'Силач' и 'Город Ревель'. 'Ермак' по предписанию командования присоединился к каравану в районе маяка Родшер. Переход второго отряда проходил в более сложных условиях и длился две недели. В Кронштадт отряд пришел 19 апреля.

О трудностях перехода свидетельствуют записи в вахтенном журнале крейсера 'Баян' за 9 апреля:

'14 час. 10 м. - 'Ермак' освободил нас. Дали ход.

14 час. 15 м. - Затерло льдом.

14 час. 25 м. - 'Ермак' освободил нас. Пошли за ним.

14 час. 27 м. - Затерло льдом:'[301].

Такая обстановка сохранялась на протяжении всего похода. С 12 по 22 апреля переход в Кронштадт осуществил третий отряд кораблей и судов. В его проводке вновь принимал участие и 'Ермак'. В этом походе ледокол потерпел аварию (к счастью, единственную за весь 'Ледовый поход'). Оказывая помощь пароходу 'Ока', 'Ермак' прижался кормовой частью правого борта к левому якорю парохода. Якорь с согнутым штоком и сломанной скобой вдавился в борт. Вынуть его было невозможно, и дальнейший путь 'Ермаку' пришлось продолжать с застрявшим в корме чужим якорем.

Во время 'Ледового похода' удалось вывести 236 кораблей и судов, в том числе шесть линкоров, пять крейсеров, 54 эсминца и миноносца, 12 подводных лодок, 10 тральщиков, пять заградителей, 15 сторожевых кораблей, 13 вспомогательных судов, четыре посыльных судна, 45 транспортов, 25 буксирных судов, паром, плавучий маяк, семь ледоколов, столько же яхт и одно спасательное судно для подводных лодок. Провести операцию оказалось возможным благодаря именно ледоколам и главным образом 'Ермаку'. За 'Ледовый поход' ВЦИК наградил команду Почетным революционным красным знаменем, а 13 мая 'Ермаку' была объявлена благодарность в приказе по Балтийскому флоту.

Вскоре ситуация изменилась, и надобность в 'спасителе флота' миновала. С мая того же года ледокол находился в порту на хранении, а 24 сентября 1918 г. его передали Областному управлению водного транспорта Балтийского моря. С 11 ноября 1919-го по 29 мая следующего года 'Ермак' находился во временном подчинении Балтийского флота. Затем ледокол номинально переходил в ведение различных организаций. Так, приказом по Флоту Балтийского моря ? 796 от 11 ноября 1919 г. 'Ермак' зачислили в состав судов Ледокольно-спасательного отряда Петробазы.

В мае 1919 г. Балтийское управление водного транспорта обратилось к командованию Балтийским флотом с просьбой о содействии в организации ремонта 'Ермака' в Кронштадте. В письме от 30 мая говорилось: 'Ледокол 'Ермак' ремонтировался прошлой зимой [1918 г.] в Кронштадте, пользуясь Константиновским доком. Но ввиду необходимости представления доков для производства срочных ремонтных работ на судах Мор[ского] вед[омств]а и скорого наступления зимнего периода, пришлось ограничиться только самыми необходимыми работами, сократив до минимума пребывание его в доке и отложив работы, хотя и вызванные настоятельными потребностями, до весны, по окончании возложенных на 'Ермака' заданий.

В настоящее время : установлено, что ледокол нуждается в капитальном ремонте, не проводившемся на нем с 1915 года, по корпусу, по машинной и шкиперской частям и по котлам, причем является обязательно необходимым введение его в док для уничтожения течи в междудонных отделениях, замены части заклепок, обчеканки швов, очистки и окраски подводной части, осмотра и исправления гребных валов ввиду полной вероятности попадания песка в дейдвудный вал и т. п.'[302]. Руководство Трансбалта просило выделить для ремонта ледокола один из доков Кронштадта. Но в силу тяжелого положения, в котором находился Балтийский флот в условиях общей разрухи, вызванной Гражданской войной, отремонтировать 'Ермак' в тот момент не удалось.

Окончательно же 'Ермак' вернулся под гражданский флаг 29 мая 1920 г., когда он был передан Балтийскому областному управлению водного транспорта (приказ по Флоту Балтийского моря ? 469 от 26 июня 1920 г.). В целом все переподчинения ледокола различным организациям в 1918-1920 гг. никакого существенного значения не имели: с весны 1918 г. до весны 1921 г. 'Ермак', переименованный было в 1919 г. в 'Степана Разина' (новое название не прижилось и не употреблялось), стоял в Кронштадте и Петрограде. Часть его команды отправилась на сухопутный фронт (55 человек), а часть - разбежалась.

III. Мирные годы

Работа ледокола возобновилась в начале 1921 г. Он стал первым судном, пришедшим в Кронштадт после подавления восстания. Кстати, при подготовке к штурму мятежной крепости многие участники операции очень опасались того, что 'Ермак', в случае перехода на сторону кронштадтцев, околет лед вокруг острова Котлин и фортов, затруднив или даже сделав невозможным наступление частей Красной Армии.

Осенью на Балтийском заводе ледокол прошел ремонт и с 15 декабря приступил к проводке судов во льдах. Условия работы в этот период очень осложняло огромное количество невытраленных мин. Вот как вспоминает об этом периоде работы ледокола Н. Есин: 'Весь Финский залив был заминирован. Мины клали все - и мы, и немцы, и англичане. Лед срывал какой угодно якорь, и суда с протраленного фарватера, зажатые льдом и беспомощные, уносило на минные поля и на камни. И вот в таких-то условиях 'Ермак' начал проводку пароходов, лазая за ними на минные поля, спасая их от гибели. Часто, с наглухо задраенными водонепроницаемыми дверьми, готовый взорваться ежеминутно, подбирался 'Ермак' по минному полю к унесенным пароходам'.

В 1922 г. в Петроградском порту организуется мощная ледокольная флотилия (по терминологии того времени - эскадра), в которую помимо 'Ермака' входили линейные ледоколы 'Святогор' (впоследствии - 'Красин'), 'Ленин' и четыре вспомогательных. Возглавлял флотилию М. В. Николаев - штурман 'Ермака', ледоколом командовал капитан В. Д. Селянинов. За зимне-весеннюю навигацию 1922-1923 гг. было введено в порт и выведено из него 108 судов.

Первый выход 'Ермака' в море в 1922 г. описал в журнальной заметке уже цитированный нами Н. Есин. '13-го декабря мощный морской свисток огласил реку Неву и ее прибрежную территорию. Это старый ветеран, богатырь 'Ермак', возвестил о своей готовности и выходе из ремонта, идя сдавать пробу.

На Балтийском заводе состоялся митинг, с участием представителей Петроградского Совета Народного Комиссариата внешней торговли, порта и рабочих Балтийского завода. Ораторы вкратце обрисовали трудные условия, в которых приходилось выполнять работу. Митинг закончился пеньем Интернационала и музыкой, после чего ледокол 'Ермак' отошел под звуки оркестра от Балтийского завода. Пройдя по Неве до Николаевского моста, он быстро развернулся и под звуки музыки с посыльного судна 'Кречет' и крики 'ура' команды с военных кораблей и публики, стоящей на Набережной и Николаевском мосту, пошел в морю. В кильватер ему последовал караван транспортов, уходящих в море: германский пассажирский пароход 'Прессен', на борту которого находятся члены конгресса VI-го Коминтерна, далее нагруженный транспорт 'Степание' и другие суда.

За Толбухиным маяком 'Ермака' застигла непогода. Поднялась снежная пурга и сильный ветер. Ветер крепчал. Пришлось остановиться, тем более что маяки совершенно скрылись из виду. При стоянке все время дрейфовало. И рулевому, стоявшему на вахте, приходилось бросать лот через каждые 15 минут. Прожектора 'Ермака' все время были открыты и бросали свет снопами в ночную мглу и кружащийся снег.

Под утро снег чуть уменьшился, и огни маяков открылись. Морской свисток нарушил спокойствие ледяной пустыни. Снова в путь. Льдины с треском ломаются, нагромождаясь друг на друга. Позади 'Ермака' остается узенькая полоса воды, которая быстро смыкается льдом.

Впереди темнеет широкий морской простор свободной ото льда воды. Еще несколько усилий, и мы пробьемся на чистую воду. Отлогий нос 'Ермака' с трудом залезает на лед, ломает и раздвигает его. Движения 'Ермака' слабеют. Еще одно мгновенье, и 'Ермак' останавливается. Как будто лед победил нас. Кое-где виднеются громадные торосы льда. Сзади, не теряя проложенного нами пути, медленно идут один за другим транспорта. Глухо рычат машины 'Ермака'.

Вдруг он дрогнул всем своим корпусом. Зашумели винты. Задний ход, мы отступаем. Нехотя размыкаются льдины. Вот он остановился. Еще мгновение: и 'Ермак' стремительно бежит вперед по слегка расчищенному пути. Треск льда. Огромные глыбы льда со злобным ревом трещат и раздвигаются: и иглистые прозрачные брызги летят в сторону. Капризными зигзагами протянулись трещины. После нескольких атак сломан последний ледяной барьер. Остановили машину. Проведенные нами пароходы отсалютовали 'Ермаку', а он, в свою очередь, поднял сигнал, желая, счастливого плавания.

Поворачиваем обратно. 'Ермак' гордо и уверенно входит в необозримое поле льда. Так мы совершали первый в нынешнюю зиму поход по проводке судов через лед'[303].

Немало потрудился 'Ермак' и во время ледовой кампании 1923-1924 гг. Перед ее началом на нем был произведен временный ремонт котлов, завершившийся 22 января 1924 г. (в связи с невозможностью полной замены всех котлов или топок). 'Линейные ледоколы работали только по проводке судов в море и в порту, лишь с ходу устанавливали у причальных линий вплотную проводимые ими пароходы, чем облегчали работу вспомогательных ледоколов'[304]. 'Ермак' два раза принимал участие в портовых работах, совершил два морских похода. Его машины работали в течение 485 часов[305]. При этом отмечалась довольно высокая стоимость эксплуатации крупных линейных ледоколов 'Ермак' и 'Святогор' при работе в портах по сравнению с судами меньших размеров - 'Ф. Литке', 'Степан Макаров'[306].

До 1934 г. ледокол обеспечивал навигацию во льдах Балтийского моря. Его работе придавалась огромная важность, особенно в начале 1920-х гг. Тогда от успешной работы ледокола во многом зависела (ни много ни мало!) чуть ли не вся внешняя торговля молодой Советской республики: в 1921 г. Петроградский порт обеспечивал 80 % всего внешнеторгового оборота страны.

За это время 'Ермак' несколько раз ремонтировался, причем в январе 1925 г. на нем произвели замену сломанного винта силами водолазов и команды, без захода в док. Об этом эпизоде хотелось бы рассказать подробнее.

26 декабря 1924 г. ледокол получил задание вывести из акватории Ленинградского торгового порта в открытое море караван коммерческих судов. При окалывании пароходов, работая задним ходом, 'Ермак' левой стороной кормы подошел близко к массивам строящейся части продолжения левой южной дамбы порта. В момент перемены хода с заднего на передний в кормовой части ледокола раздался сильный удар, вызвавший резкое увеличение частоты вращения коленчатого вала левой бортовой машины. Спущенный за борт водолаз установил, что левый гребной винт и часть дейдвудного вала полностью оторваны. Характер повреждения требовал немедленной постановки судна в док. Но в тот момент все кронштадтские доки были заняты, а кроме того, длительный ремонт ледокола плохо отразился бы на работе порта. В итоге последовало решение выполнять работы без ввода ледокола в док. Ремонт проводился в период с 8 по 31 января 1925 г. и завершился успешно. Специалисты отмечали, что это был первый подобный случай в отечественной судоремонтной практике. Ремонт, произведенный в порту, оказался по стоимости на 92,5 % дешевле, нежели при использовании дока, к тому же его удалось закончить на неделю раньше по сравнению с предполагаемым сроком докового ремонта.

С 22 февраля по 7 апреля 1929 г. 'Ермак' работал в Германии, в Кильском канале. За зиму 1929 г. он провел и освободил более 500 судов.

Советские военные моряки также не могли не обратить внимания на ледоколы. Их использование в операциях РККФ предполагалось мобилизационным планом на 1930-1931 гг. (помимо 'Ермака', из Ленинградского торгового порта привлекались 'Трувор' и 'Октябрь')[307]. Суда собирались вооружить артиллерией и оснастить рельсами для постановки мин заграждения. Первоначально на 'Ермаке' планировалось установить два 100-мм (так указано в документах; вероятно, имелись в виду четырехдюймовые пушки) орудия, столько же 37-мм зениток образца 1928 г., а также четыре пулемета[308]. В марте 1931 г. ледокол обследовала комиссия, состоявшая из представителей Ленинградского военного порта. В результате были предложены два варианта размещения артиллерии. Первый предполагал установку одного 100-мм орудия в носовой части, другого - на корме; трехдюймовой зенитной батареи - на корме, на месте двух кранов; 37-мм зенитки предполагалось разместить в носовой части, между кнехтами; пулеметы должны были поставить на треногах на крыше носовой рубки. Согласно второму варианту оба 100-мм орудия оказывались в носовой части, а 37-мм зенитки - побортно в корме, за трехдюймовой батареей[309].

Оба варианта предусматривали весьма значительные изменения конструкции судна: требовалось установить подкрепления под орудия, убрать два кормовых крана и два спасательных вельбота, построить откидывающуюся за борт площадку для удобства обслуживания зенитной батареи, укрепить крышу рубки и т. д. Работы по проектированию установки вооружения возложили на Центральное конструкторское бюро специального судостроения 'Союзверфь'[310]. Воплощение проекта в жизнь предполагалось осуществить на Адмиралтейском судостроительном заводе имени Андре Марти. Дискуссии о составе и размещении вооружения велись вплоть до августа 1931 г. Их прекратил начальник штаба Морских сил Балтийского моря П. Стасевич, наложивший 5 августа на очередной доклад решительную резолюцию: 'Приказываю остановиться на установке одной 4'' - в носу, одной 4'' - в корме, 2 зен[итки] 3'' в носу, 2 зенит[ки] 3'' - в корме. Больше никаких вариантов рассматривать не буду'[311]. К сентябрю были разработаны чертежи и составлена спецификация.

Согласно окончательному варианту 'Ермак' нес два 4'' орудия с длиной ствола в 60 калибров, четыре 3'' орудия Лендера образца 1928 г., два 37-мм орудия образца 1928 г., два пулемета на треногах[312]. Приказ о вооружении 'Ермака' и других ледоколов появился 19 декабря 1931 г.[313] Еще раньше определили сроки его установки, крайней датой назначалось 1 апреля 1932 г. Но уже спустя четыре дня вышел еще один приказ, также за подписью начальника штаба Морских сил Балтийского моря. В нем говорилось, что вышеуказанный состав вооружения устанавливается только на период войны. В мирное время (на период учений, предполагавшихся зимой 1932 г.) на всех трех ледоколах должны быть установлены по два 3'' орудия Лендера, а на 'Ермаке' также сохранялись два 37-мм орудия и пулеметы[314]. К сожалению, пока не удалось найти документы, подтверждающие факт проведения каких-либо работ по установке вооружения.

IV. Героизм и трагедии в Арктике тридцатых

В 1934 г. 'Ермак' впервые после более чем 30-летнего перерыва продолжил арктические плавания. 30 июня он вышел в Карское море для проводки судов, сменив 'Красина' на месте флагманского ледокола западного участка Северного морского пути. 20 июня ледокол перешел в ведение Ленинградской конторы Главсевморпути, и в его биографии начался новый этап. Навигация 1934 г. показала, что 'Ермак' успешно справляется с возложенными на него задачами по обеспечению судоходства. В конце августа 'Ермак' совместно с ледорезом 'Ф. Литке' участвовал в проводке судов 2-й Ленской экспедиции[315]. Во время этого плавания 24 августа 1934 г. был открыт остров, получивший название в честь С. М. Кирова - северо-восточный остров из группы островов Сергея Кирова[316]. В декабре 1934 г. Главное управление Северного морского пути и Ленинградский торговый порт заключили договор об аренде 'Ермака' с 15 ноября 1934 по 15 января 1935 г. В дальнейшем ледокол работал по устоявшейся схеме: в течение года он находился в Арктике, а в конце навигации возвращался в Ленинград, занимаясь проводкой судов на Балтике.

30 августа 1935 г. ледокол оснастили самолетом-амфибией Ш-2 с бортовым номером Н-64 (первоначально был установлен самолет П-5). Во время плавания небольшой летательный аппарат со сложенными крыльями размещался на специальном деревянном настиле, опускался и поднимался он бортовым двухтонным краном. В экипаж входили летчик М. И. Козлов и механик Г. В. Косухин. 19 июля самолет впервые был опробован в воздухе, а всего за навигацию 1935 г. на нем было совершено восемь полетов с общим налетом 12 часов 28 минут.

Отметим достаточно интересный факт: на 'Ермаке' издавалась собственная газета 'Сквозь льды', распространявшаяся как среди экипажа, так и среди зимовщиков, которым ее сбрасывали с самолета.

Навигация 1935 г. началась для 'Ермака' 26 июня, когда он покинул Ленинград и направился в Мурманск, откуда вышел 16 июля в направлении Новой Земли. В Карском море ледокол занимался проводкой пароходов. Особенно тяжелая ледовая обстановка сложилась в проливе Вилькицкого. Но и тут 'Ермак' успешно справлялся со своими задачами. Особенность этой навигации отметил капитан ледокола В. И. Воронин: 'Обычно капитан, прокладывающий путь во льдах пароходам, сделав проход, возвращается обратно старым путем. Мне пришла в голову мысль сделать иной опыт. Я повел 'Ермака' не по старому курсу, а на 20 миль к северу. Таким образом, мы сделали два параллельных курса во льдах пролива Вилькицкого.

Мне хотелось, разбив ледяные поля в двух направлениях, ускорить ледоход в проливе, чтобы течением вынесло толстую ледяную пробку, закрывающую судам проход на восток. И мой опыт удался блестяще. Нам удалось произвести искусственный ледоход, то есть сдвинуть лед с мертвой точки. В результате на 10 суток раньше установленного срока пролив Вилькицкого стал доступным для регулярной навигации. Я счастлив, что мне удалось впервые в истории провести этот опыт искусственного освобождения пролива ото льда'.

Всего за навигацию 1935 г. 'Ермак' провел 14 судов на восток и 12 - на запад, из них четыре судна совершили сквозной переход по Севморпути. Капитан Воронин отмечал также, что ледокол возвратился в Ленинград в прекрасном состоянии и не нуждался в ремонте.

В 1936 г. 'Ермак' покинул Ленинград 2 июля и через 10 дней прибыл в Мурманск. Еще через три дня он вышел в арктический рейс. Согласно плану, 'Ермак' должен был произвести разведку в Карском море на восток от пролива Маточкин Шар. Южная часть моря предполагалось обследовать ледоколом 'Ленин', но он задержался с выходом и находился в Архангельске. В результате его задачу также возложили на 'Ермак', занимавшийся разведкой до 24 июля. В этот день к нему подошел пароход 'Георгий Седов', доставивший самолет Ш-2 (пилот Вершинский, бортмеханик Герасимов)[317]. В 1936 г. условия плавания в Арктике оказались еще более сложными, чем в предыдущем. 30 июля, приняв на Диксоне караван судов для проводки, 'Ермак' двинулся к востоку, но не смог преодолеть тяжелые льды в районе пролива Вилькицкого. Пробиться через них удалось совместно с ледорезом 'Ф. Литке' лишь к началу сентября.

16 сентября 'Ермак' находился в море Лаптевых. Суда каравана продолжили путь на восток по чистой воде, а ледокол вновь отправился на запад. В начале октября на нем была получена радиограмма о том, что ледокольный пароход 'Сибиряков' оказался зажат льдами в районе Северной Земли. 'Ермак' поспешил ему на выручку и 7 октября освободил 'Сибирякова' из ледового плена. Затем 'Ермак' оказал помощь лесовозу 'Белоруссия', потерпевшему аварию у Диксона, и 7 ноября вернулся в Ленинград. Всего за навигацию было пройдено 9540 миль (из них во льдах - 1980 миль)[318]. Капитан В. И. Воронин остался доволен результатами плавания: ':навигация этого года, принимая во внимание состояние льдов, прошла сравнительно хорошо. Все суда, идущие в Колыму и Тикси, грузы доставили в порты, и вынужденной зимовки морских судов нет, кораблей прошло через пролив Вилькицкого больше, чем в 1935 году. Остались только грузы, не доставленные для Нордвика. Необходимо в будущем, при планировании, составляя план, учитывать удельную возможность проводки судов ледоколом, надо не забывать, что в западном секторе полноценный ледокол только 'Ермак'; он может вести суда во льдах восточной части Карского моря и моря Лаптевых, в этих районах лед гораздо мощнее, чем лед в западной и южной части Карского моря'[319].

Зато навигация 1937 г. оказалась крайне неудачной. Это объяснялось различными фактами: неудовлетворительным подбором кадров руководителей морскими операциями; непредоставлением сотрудниками Наркомвода необходимого для выполнения плана количества судов (причем часть имевшихся судов нуждалась в ремонте или была вовсе не приспособлена для ледового плавания); недостаточным количеством угля в Тикси и т. д. 'Ермак' вышел из Мурманска 12 июля и через четыре дня прибыл на Диксон, приведя первую группу судов. Но уже на обратном пути ледоколу пришлось пробиваться через мощные торосистые ледяные поля. Начавшееся таяние льда помогло провести без особого труда и второй караван. 26 июля началась вторая фаза операции - движение судов к проливу Вилькицкого. За 'Ермаком' шли пароходы 'Моссовет' и 'Правда'. 2 августа суда прибыли к проливу Вилькицкого, откуда 'Ермак' отправился назад. Пароходы же не смогли идти дальше и вызвали ледорез 'Ф. Литке', который прибыл лишь через четыре дня (о своем уходе капитан 'Ермака' на 'Литке' не сообщил). 8 августа 'Ермак' привел еще один караван. В дальнейшем проводка (в которой участвовали и другие ледоколы) продолжалась в течение всего августа и сентября. Между тем ледовая обстановка в прибрежном районе северо-восточной части Карского моря резко ухудшилась. Однако на 'Ермаке' этого не учли и продолжали вести суда под берегом через архипелаг Норденшельда. Проводка ледокольного парохода 'Русанов' и парохода 'Сталинград', начатая 27 августа, затянулась, причем с 30 августа по 14 сентября 'Ермак' и вовсе застрял вместе с проводимыми им судами в сильно сплоченном льду южнее острова Белуха. Когда 15 сентября он прибыл в порт Диксон (без проводимых пароходов), на ледоколе практически не осталось угля. 21 сентября, приняв уголь, 'Ермак' попытался пробиться к 'Русанову' и 'Сталинграду', но в итоге ему это не удалось. Не удалось пройти и к застрявшему во льдах каравану судов, которые вел 'Ф. Литке'. В состав этого каравана входил упоминавшийся выше пароход 'Моссовет', который впервые в истории арктического мореплавания должен был выполнить рейс по маршруту Ленинград - Камчатка и обратно в одну навигацию. Но 'Ермак' пошел на выручку пароходу 'Володарский' в бухту Оскара.

Капитан 'Моссовета' А. П. Бочек оставил довольно подробное описание сложившейся драматической ситуации: 'Этот неожиданный уход без попытки подойти к беспомощному каравану, несмотря на категорические предписания начальника Главсевморпути, использовав для этого как предлог вывод парохода 'Володарский', что с успехом и без всякой затраты времени мог сделать 'Ермак' или 'Литке', просто присоединив его к нам, произвел ошеломляющее впечатление на экипажи всех судов каравана. Было тем более странно, что, несмотря на наличие судовых радиостанций и радиотелефонов, все это сопровождалось полным молчанием без всякого обращения к нам.

Капитан [ледореза 'Литке'] Хлебников немедленно собрал у себя всех капитанов и помполитов судов. Мы направили телеграмму [начальнику Главсевморпути О.Ю.] Шмидту, а копию - на 'Ермак' [начальнику западного сектора Арктики П.П.] Ковелю, где сообщили о тяжелом положении судов, об опасности возможного дрейфа зимой и опять обратились с просьбой о немедленном подходе ледокола 'Ермак' к нашим судам.

Руководство Главсевморпути признало действия 'Ермака' неправильными, но Ковель связался с Хлебниковым и упрекнул его и других капитанов в паникерстве, заверив, что 'Ермак' вернется к застрявшим судам 5-7 октября, пополнив свои запасы угля с парохода 'Кара'. В заключение Ковель признался, что у них не было единодушного мнения, но так решил Воронин, после чего передал трубку Владимиру Ивановичу. Воронин коротко сказал, что ледокол имеет особые обязанности и он в лед не пойдет.

'Ермак' подошел к нашему каравану только 17 октября.

Находясь в двух милях от нас, руководство на 'Ермаке', не запросив мнения капитанов, не сделав ни малейшей попытки форсировать перемычку, состоявшую из молодого сторошенного льда с вкрапленными в него льдинами годовалого происхождения, сразу же категорически определило невозможность вывода судов и даже заранее заручилось согласием московского руководства покинуть караван.

Собравшиеся на 'Литке' для переговоров по телефону с Ковелем и Ворониным капитаны судов выслушали путаные объяснения о том, что ледокол подойти к каравану не может, что на мысе Челюскине оставят самолет, который будет обслуживать караван и перевозить туда людей, где для них будет устроен 'дом отдыха'! После этого Ковель приказал отправить 18 октября утром половину личного состава судов на 'Ермак'. Воронин отказался подойти к телефону.

Нам казалось невероятным, что самый мощный в нашей стране ледокол, отделенный от каравана всего двухмильной перемычкой льда, четко пробиваемого пешнями, имея на борту полный запас угля, вторично покинул терпящие бедствие суда, не приложив никаких усилий для их освобождения. Но так оно и произошло. Утром 18 октября списанные с судов люди направились с вещами на 'Ермак'. Мы расставались с горечью и досадой, особенно было тяжело нам, моссоветовцам'.

В итоге суда оказались обречены на зимовку. По словам известного историка М. И. Белова, 'неправильные действия капитана 'Ермака' и начальника морских операций были вызваны страхом самим остаться на зимовку. Об этом же свидетельствуют и записи в навигационном журнале'. 19 октября, приняв с остающихся на зимовку судов пассажиров (151 человек) и выгрузив на лед 119 т угля, 'Ермак' пошел к мысу Челюскин, закончив таким образом этот неудачный поход. В дальнейшем ледокол пытался (но также безуспешно) оказать помощь каравану в составе ледокольного парохода 'Русанов' и пароходов 'Рошаль' и 'Пролетарий', застрявшему в районе Земли Франца-Иосифа. Когда стало ясно, что помимо грузовых пароходов в Арктике остаются зимовать ледоколы 'Красин' и 'Ленин', а также ледокольные пароходы, 'Ермаку' пришлось подчиниться необходимости вернуться в один из западных портов. В противном случае на следующую навигацию в Арктике не осталось бы ни одного линейного ледокола, способного оказать помощь зимующим судам. А это уже грозило катастрофой.

4 ноября 'Ермак' вышел из порта Диксон, 7 ноября он был в Баренцевом море, затем совершил плавание к Земле Франца-Иосифа и 3 декабря вернулся в Мурманск. В итоге навигации 1937 г. из 64 морских судов, участвовавших в ней, 25 зазимовало, а одно (пароход 'Рабочий') погибло. Впрочем, чересчур осторожные действия капитана 'Ермака' В. И. Воронина - очень опытного полярника - объясняются тем, что 'Ермак' в тот момент являлся единственным мощным линейным ледоколом в западном секторе Арктики, и его потеря могла привести к очень тяжелым последствиям. Кроме того, нельзя забывать и о том, что это был 1937 г., и 'права на ошибку' капитан 'Ермака' не имел: Об этом свидетельствует грозный приказ по Главному управлению Северного морского пути ? 492 от 11 ноября 1938 г. В нем говорилось: 'Т[оварищу] Шевелеву М. И. полностью расследовать деятельность командования 'Ермака' в навигацию 1937 года, в том числе по показаниям капитанов зимовавших судов. Результаты доложить на совещании у нач[альника] Главсевморпути'[320]. Для командного состава 'Ермака' все закончилось благополучно, хотя репрессии не обошли стороной многих моряков и полярников[321].

В 1938 г. ледокол участвовал в эвакуации полярников с дрейфующей станции 'Северный полюс-1'. По этой причине ледокол рано начал высокоширотную навигацию и вышел в море уже в ночь с 9 на 10 февраля. По свидетельству очевидцев погрузка необходимых для плавания пяти тысяч тонн угля велась в круглосуточном режиме, под звуки оркестра. В ней участвовали свыше 1000 моряков с линкора 'Марат'.

Во время операции по спасению папанинцев на борту ледокола находился автожир ЦАГИ А-7. Это был первый опытный экземпляр, под крыльями которого имелись специальные подвесные контейнеры, используемые на самолетах Р-5. 6 февраля аппарат погрузили на специальный литерный поезд, который доставил его в 3 часа ночи 7 февраля в Ораниенбаум, откуда автожир на барже переправили на 'Ермак'. В плавание вместе с необычным летательным аппаратом отправились конструктор В. А. Кузнецов, летчик С. А. Корзинщиков, бортмеханик А. М. Коганский и штурман И. Е. Процко. Однако использовать автожир не пришлось, так как зимовщики были сняты с льдины посланными ранее судами 'Таймыр' и 'Мурман'. Ночью 21 февраля на 'Ермак' перешли спасенные ледоколом 'Таймыр' полярники (И. Д. Папанин, П. П. Ширшов, Э. Т. Кренкель и Е. К. Федоров) и было перегружено снаряжение станции. При обеспечении спасения папанинцев 'Ермак' также 'отличился' тем, что потерял оба бортовых винта и остался только со средним. 15 марта ледокол прибыл в Ленинград, ведя на буксире спасенный им зверобойный парусно-моторный бот 'Мурманец'.

Навигация 1938 г. оказалась во многом 'спасательной операцией'. В Арктике зимовало пять караванов судов, а кроме того, в Центральном Полярном бассейне дрейфовали ледокольные пароходы 'Малыгин', 'Садко' и 'Седов'. Во время работ по освобождению из ледового плена 'Малыгина' и 'Садко' 'Ермак' достиг в свободном плавании 83°06? северной широты. От этой точки до Северного полюса оставалось 420 миль. В 1938 г. в высоких широтах 'Ермак' прошел 13 000 миль, из них 2617 - во льдах, освободив при этом 17 зимовавших пароходов. 'Ермак' в том году установил рекорды как по сроку начала навигации, так и по широтам, достигнутым во время свободного плавания.

Напряженная работа в полярных морях не могла не отразиться на состоянии ледокола. К 1939 г. назрела очевидная необходимость в ремонте. Приведем цитату из отчета его капитана за 1939 г.: 'Как известно, за последние пять лет, ледокол 'Ермак' по причине, не зависящей от его командования, работал на износ и, несмотря на явную потребность в необходимом ремонте, ледокол полностью его не имел, нормальным порядком не ремонтировался и по своему техническому состоянию в 1938 году, можно сказать, был уже на пределе негодности, что и можно было усмотреть из целого ряда актов Инспекции Регистра и последнего его от 25 января 1938 г., а также подтвердившимся в 1939 году доковым осмотром и обнаруженными в процессе ремонта дополнительными старыми дефектами, которые предусмотреть ранее вскрытия тех или иных частей ледокола не представлялось возможным'.

27 января 1939 г. ледокол ввели в Кронштадтский док, где он ремонтировался до 29 мая, а затем до 16 июля работы продолжились на плаву. Всего в ремонте 'Ермак' пробыл 5 месяцев и 17 дней, причем еще до его окончания со стороны руководства Главсевморпути и капитана ледокола появились претензии к срокам и качеству. По состоянию на 20 марта (то есть почти через два месяца после постановки в док) работы были выполнены лишь на 21 %[322]. В доке 'ветеран' встретил свое 40-летие, торжественно отмеченное 21 февраля.

16 июля ледокол вышел в арктический рейс (с опозданием на 21 день). Уже в начале похода стало ясно, что ремонт был выполнен не вполне качественно. По словам капитана М. Я. Сорокина, 'ледокол смог выйти из Ленинграда в море по назначению 16 июля вместо 25 июня, да и то как-нибудь, в скомканном состоянии с большой натяжкой и сомнительной надежностью рулевого управления и других механизмов'[323]. Только на переходе Ленинград - Скаген рулевая машина выходила из строя восемь раз, причем однажды это едва не привело к серьезной аварии. Впрочем, Сорокин в том же донесении отмечал: 'При бережном отношении к ледоколу 'Ермак' и своевременному его ремонту, этот ледокол, несмотря на свой старческий возраст, может послужить еще не один десяток лет, хотя бы на второстепенных в ледовом отношении ролях, лишь бы котлы и машины его были в порядке'[324]. Отметил Сорокин и еще одну проблему, с которой сталкивались и после него, - кадровую. Дело в том, что на ледоколы, в отличие от судов загранплавания, часто попадали случайные и, мягко говоря, не всегда компетентные люди (речь идет о рядовом составе). В 1939 г. Сорокин указывал: 'Имею основания сказать, что с самого начала образования ледокольного флота с 1922 года, состоявшего из линейных ледоколов 'Святогор' ('Красин'), 'Ермак', 'Ленин' и вспомогательных 'Трувор', 'Октябрь', 'Силач' и 'Пурга', проводивших ледокольные кампании в Финском заливе, поддерживая судоходство с Ленинградским портом круглую зиму, на ледоколах надлежащей дисциплины и порядка не было, нет его и теперь. [:] Качество доставляемой команды на ледокол нашими кадровыми отделами, неудовлетворительное. Иногда приходят даже уголовные преступники'[325]. Судя по воспоминаниям, сохранялась эта проблема и в послевоенный период.

26 июля 1939 г. 'Ермак' пришел в Мурманск. На следующий день он вышел на Диксон, куда прибыл 31 июля (по дороге проведя через пролив Югорский Шар буксирные пароходы 'Гроза' и 'Туча'). До середины августа ледокол занимался проводкой судов с запада в море Лаптевых. Всего было проведено 6 караванов, в которые входили 13 судов. С 18 по 29 августа 'Ермак' обеспечивал гидрологические работы в проливе Вилькицкого. Было взято 55 батометрических станций на гидрологических разрезах, а также сделаны пять суточных и две полусуточные станции для определения течения. 5-6 сентября 'Ермак' занимался снятием с банки ледокольного парохода 'Садко', выскочившего на мель в районе острова Макарова архипелага Норденшельда. В целом навигация 1939 г. оценивалась моряками как довольно спокойная. 'Кто бы мог предсказать, что 2-я половина арктической навигации в Западном секторе Севморпути сложится так благополучно, что все пароходы с востока будут возвращаться на запад - в Карское море самостоятельно и сплошь по чистой воде морем Лаптевых и прибрежной полосой от Челюскина до Диксона.

Этого никто не предсказывал, а наоборот, арктическая навигация 1939 года ожидалась тяжелой и тяжелее 1938 г., тогда как в действительности она оказалась легче', - отмечал Сорокин[326].

С 7 по 13 сентября 'Ермак' занимался снабжением полярных станций, затем (13-17 сентября) совместно с пароходом 'Правда' совершил переход по маршруту остров Русский - Диксон. До 9 октября ледокол стоял на Диксоне, а в течение следующих 10 дней с караваном из девяти судов прошел из Енисейского залива до острова Белый. 22 октября 'Ермак' прибыл в Югорский Шар. Через три дня он отправился к Диксону для оказания помощи ледоколу 'Ленин', застрявшему во льдах вместе с пароходами 'Дежнев' и 'Сибиряков'. Но вскоре пришла телеграмма, предписывающая 'Ермаку' задержаться до особого распоряжения, и он вернулся в Югорский Шар. 29 октября была получена телеграмма-'молния', подписанная начальником штаба морских операций Западного района А. И. Минеевым, которой предписывалось выйти на запад на следующий день, соблюдая при этом полное затемнение. С чем именно связано подобное распоряжение - до конца неясно. Существует версия, что произошедшее было обусловлено резким обострением отношений с Финляндией (через месяц началась 'Зимняя' советско-финская война). Но более вероятно, что опасения вызывали развернувшиеся сражения Второй мировой войны. Так или иначе, но 30 октября 'Ермак' снялся с якоря и совместно с пароходами 'Ленин', 'Дежнев' и 'Сибиряков' пошел на запад. 3 ноября он прибыл в Мурманск. Всего за навигацию 1939 г. 'Ермак' прошел 8242 мили.

В декабре 1939 г., совершив переход через зону боевых действий, ледокол прибыл в Лиепаю, а затем - в Ленинград. В 1939-1940 гг. предполагался довольно основательный ремонт ледокола, но из-за войны с Финляндией его пришлось отложить (запланированные работы были лишь частично выполнены в 1940 г.). По проекту, разработанному Центральным проектным бюро Наркомата морского флота, в ходе ремонта предполагалось: улучшить условия жизни экипажа, разместив его в каютах (от одного до четырех мест), построить новую столовую на 90 мест, баню, кинобудку, прачечную, лазарет; паровые краны планировалось заменить электрическими; все судовые помещения должны были быть радиофицированы, а также построена АТС на 40 номеров[327]. Но, как уже говорилось, столь обширные планы сорвала война с Финляндией, а затем - нападение Германии на СССР. На Балтике 'Ермаку' предстояло и воевать, и трудиться до 1947 г.

V. 'Зимняя' и Вторая мировая война на Балтике

В ходе начавшейся 30 ноября 1939 г. советско-финской войны 'Ермаку' нашлась 'работа по специальности': он продолжал освобождать изо льда как торговые суда, так и боевые корабли. 22 декабря 1939 г. приказом Наркомата ВМФ СССР ? 0707 ледокол был передан в ведение Краснознаменного Балтийского флота (КБФ), а с 15 января 1940 г. он числился в ведении тыла флота. К 25 декабря на судне установили вооружение, состоявшее из двух 102-мм; четырех 76-мм и шести 45-мм (четыре из них впоследствии демонтировали) орудий, двух счетверенных пулеметов М-4 и четырех крупнокалиберных пулеметов ДК. Команда получила 15 винтовок. В начале 1940 г. 'Ермак' перевооружили, о чем свидетельствует приказ командующего Краснознаменным Балтийским флотом флагмана 2 ранга В. Ф. Трибуца от 20 января 1940 г. В нем говорилось: ':перевооружить ледокол 'Ермак' зенитными средствами, установив на нем одну батарею [орудий] 76-мм К-34, оставив одну батарею [орудий калибром] 45 мм, дополнив ее 2-3 пулеметами М-4'[328]. Приказом Наркомата ВМФ ? 0738 от 31 декабря 1939 г. на 'Ермак' дополнительно назначалась команда военных моряков. По штатам военного времени на ледоколе числились четыре человека начальствующего состава, 16 человек младшего начальствующего состава и 53 рядовых.

Особенно много работы выпало на долю ледокола в последние дни 1939 г., когда к сложной ледовой ситуации прибавилась и напряженная метеорологическая - сорокаградусные морозы и снежная пурга. Обстановка, в которой действовал 'Ермак', усложнялась еще и тем, что после возвращения из Арктики на нем имелся некомплект команды, и 'добирать' ее пришлось с различных кораблей и судов. Как отмечено в представлении к наградам личного состава 'Ермака', подписанном комендантом и военкомом ледокола, 'явно неудовлетворительно было положение с военнослужащими - мл[адшими] командирами и краснофлотцами. Люди были прикомандированы из 8-9 различных частей, преимущественно с новостроящихся кораблей, т. е. многие из них за свою службу на флоте не сделали ни одного выстрела из пушки, с низкой выучкой и натренированностью. По количеству далеко недостаточно: вместо минимума в 70-80 человек, всего 24 человека, что не хватало для укомплектования зенитных орудий даже одного борта. В орудийные расчеты пришлось включить вольнонаемный состав, особенно служивших ранее в Красной Армии. Много людей было призвано из запаса, очень или даже совсем не обученных. Недостаток людей вынуждал во время отражения налета авиации противника перебрасывать орудийные расчеты с борта на борт'[329].

В этом же документе довольно подробно говорится об участии 'Ермака' в боевых действиях. 'Только за 6 дней, с 25 по 31 декабря, проведены две ответственные операции. Выведены в море советские и иностранные пароходы, военные и вспомогательные корабли КБФ. Приведены в Главную базу и Ленинград ряд военных и торговых кораблей. Всего до сорока кораблей. Выполнена большая и ответственная работа по освобождению из льда большого количества военных кораблей, миноносцев, тральщиков, канлодок, учебных кораблей, вспомогательных судов, буксиров, транспортов, всего тоже до нескольких десятков. Операция проведена блестяще, без всяких потерь и очень своевременно, так как начавшиеся в первой половине января штормовые ветры зюйд-вестового направления вызвали подвижку льда и сильное сжатие, что могло привести к катастрофическим последствиям'[330]. С 30 декабря 1939 г. по 3 января 1940 г. 'Ермак' обеспечивал проводку линкора 'Октябрьская революция' при неудачной попытке обстрелять береговую батарею Сааренпя на острове Биорке.

Затем 10 января 'Ермак' совместно с ледоколами 'Силач' и 'Трувор' принял участие в проводке эсминца 'Энгельс', канонерской лодки 'Красное Знамя' и транспорта 'Горняк' к острову Гогланд. Следуя шхерным фарватером в условиях плохой видимости, 'Ермак' сел на мель между островами Сескар и Пенисаари и получил повреждения по днищу всего левого борта. Благодаря общим усилиям экипажа судно удалось снять с мели. Пробоина была временно заделана, и 'Ермак' продолжил работу. Во время этого же похода 13 января ледокол пытались атаковать самолеты 'Райпон' из состава 26-й финской морской эскадрильи. Через три дня по 'Ермаку' пытался отбомбиться пикировщик 'Фоккер' C.X. с бортовым номером FR-80, но также не смог добиться результата.

18 января ледокол выводил застрявшие в тяжелых льдах 'Трувор' и 'Силач', а также транспорты 'Казахстан' и 'Балхаш'. Но вскоре и сам 'Ермак' оказался зажат льдами, после чего подвергся атаке надводного противника - финского ледокола 'Тармо', поддержанного авиацией. Самолеты 'Фоккер' C.X. отбомбились безрезультатно, атаки вражеской авиации удалось отразить огнем установленных на ледоколе средств ПВО. Во время неприятельских налетов команда действовала четко, слаженно и умело. Через некоторое время на помощь 'Ермаку' вылетели 32 истребителя, 10 бомбардировщиков и 15 разведчиков, которые вынудили финский ледокол отступить. Однако советское судно едва не стало жертвой авиабомб, сброшенных своими же летчиками. Два бомбардировщика ДБ-3 1-го минно-торпедного авиаполка Военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота сбросили на 'Ермак' 20 ФАБ-100, которые, к счастью, легли мимо. Произошло это потому, что экипажи, недавно прибывшие с Тихого океана, попросту не смогли правильно опознать свой ледокол. Изданная в 1991 г. в Финляндии книга авторов Кескинена и Мэнти-Коски 'Suomen Laivasto Sodassa 1939-1945' сообщила об этом случае следующее: 'В конце января 1940 г. ледокол 'Тармо' был направлен с заданием выйти из базы Котка для уничтожения или захвата двух советских судов, застрявших во льдах около острова Соммерс в западной части Финского залива. Задание осложнялось тем, что орудия корабля были покрыты льдом. Тем не менее, 'Тармо' смог открыть огонь по советскому ледоколу 'Ермак', вынудив того отойти. Русские ошибочно приняли 'Тармо' за броненосец 'Вяйнемяйнен'. Вернувшись в Котку, 'Тармо' подвергся атаке одиночного советского самолета, получил два попадания в носовую часть и потерял 39 человек из состава экипажа убитыми и 13 ранеными'. Нужно отметить, что в дальнейшем финны не предпринимали попыток атаковать 'Ермак'. Боевые действия закончились 13 марта, а уже в апреле 'Ермак' провел караван транспортов в бухту Ханко (этот полуостров был передан Финляндией в аренду СССР после окончания войны).

За отличия в советско-финской войне ряд членов экипажа ледокола был представлен к правительственным наградам. Комендант и военком ледокола обратились к Военному Совету КБФ с просьбой ходатайствовать перед правительством о награждении корабля орденом (но произошло это лишь через девять лет, в 1949 г.). Циркуляром начальника Главного Морского штаба ? 0015 от 4 июля 1940 г. ледокол был исключен из состава КБФ в связи с передачей прежнему владельцу (с 20 июня)[331].

Начало Великой Отечественной войны 'Ермак' встретил, стоя на ремонте в Ленинградском порту. Около 40 % команды находилось в отпуске. Уже 27 июня 1941 г. ледокол перешел в подчинение Краснознаменного Балтийского флота вместе с экипажем и всем имуществом. С 4 октября он входил в состав Группы вооруженных ледоколов Ленинградской военно-морской базы (в документах это соединение также фигурирует как входившее в Отряд военных транспортов КБФ). Помимо 'Ермака' в группу входили 'Волынец' и 'В. Молотов'. Первоначально группу возглавлял командир 'Ермака' капитан 2 ранга М. Я. Сорокин, а 15 августа 1942 г. его сменил командир 'Волынца' капитан-лейтенант В. Г. Мокасей-Шибинский[332].

Еще до начала непосредственного участия ледокола в боевых действиях его капитан М. Я. Сорокин писал 7 августа 1941 г. в техническую часть Ленинградского военного порта: 'В целях защиты поста управления ледокола 'Ермак' (рулевой и штурманской рубок) от осколков бомб, пулеметного огня и т. п., необходимо сделать цементную броню, так как металлические стенки рубки чрезвычайно тонки, примерно 4-5 мм, проржавели и защитой служить не могут, тогда как на крыше рубки поставлена металлическая броня, толщиной 15 мм, которая предохранить от боковых ударов не может.

Отсутствие брони боковых стенок может повлечь за собой преждевременный выход ледокола из строя в случае перестрелки с неприятелем'.[333] Неизвестно, было ли реализовано это предложение, но повреждения 'Ермак' получал регулярно.

16 ноября 1941 г. капитан Сорокин выдвинул еще одно предложение по модернизации своего судна. Он предлагал срезать слишком высокую мачту, которая демаскировала его. Михаил Яковлевич писал в техническую часть порта: 'Ледокол 'Ермак' имеет непомерно высокую стальную мачту, высота которой от верхней палубы до клотика составляет 33,5 метра, что является большой помехой для маскировки его, когда этого требует обстановка военного времени и условия операций.

Ввиду невозможности срезать ее своими средствами, просим Вас дать распоряжение заводу до выхода на операцию на срезание мачты до высоты 19 метров (т. е. до высоты дымовых труб), для таковой цели понадобится плавучий кран и приспособления для резки металла.

К изложенному сообщаю также, что, кроме приведенных соображений маскировки ледокола, мачта, имеющая 3 реи, ограничивает сектор обстрела и заставляет сохранять лишний такелаж, мешающий стрельбе.

При производстве этой работы необходимо будет установить реек для радиоантенны, взамен имеющегося нижнего металлического рея'.[334] Однако, судя по фотографиям военного периода, мачта так и осталась длинной.

В годы войны на 'Ермаке' устанавливалось артиллерийское вооружение, состав которого неоднократно менялся. Решение Военного Совета КБФ о вооружении ледоколов было принято 22 ноября 1941 г. Через четыре дня состоялось совещание, на котором присутствовали представители командования Отряда ледоколов, Технического и Артиллерийского отделов флота. На 'Ермаке' решили установить два 45-мм орудия системы 21-К и четыре крупнокалиберных пулемета ДШК. Орудия предполагалось разместить на шкафуте с правого и левого бортов, предусмотрев для них накладной лист и переходной барабан. Также следовало выполнить еще ряд работ: установку кранцев первых выстрелов по чертежам эсминцев проектов 7 и 7у; организацию телефонной связи между орудиями и дальномерным мостиком. Места для пулеметов ДШК определялись на правом и левом крыльях носового ходового мостика, для них предусматривались накладные листы во всю ширину мостика и перенос наблюдательных будок к дальномерному посту. Еще два пулемета должны были быть установлены на кормовом мостике, для чего следовало расширить его настил. Под все пулеметы требовалось установить деревянные подушки, а также оборудовать кранцы первых выстрелов (как и в случае с орудиями, по чертежам эсминцев проектов 7 и 7у). В носовой части судна планировалось выделить место для установки полутораметрового дальномера (отремонтировав один из имеющихся на складах)[335].

Но вскоре состав вооружения получил очень значительное усиление. По состоянию на июнь 1942 г. на ледоколе стояли два 102-мм орудия, четыре 76,2-мм системы 34-К (ранее их имелось шесть, но два передали в другие подразделения), шесть 45-мм 21-К (из которых два еще не были установлены)[336]. Пулеметы ДШК сняли со всех судов Группы военных ледоколов 12 июня 1942 г. согласно предписанию Военного Совета КБФ[337]. Впрочем, впоследствии пулеметы ДШК установили вновь. Также в течение некоторого времени в первой половине 1942 г. на 'Ермаке' стояли два пулемета М-1.

Приведем подробные сведения о составе вооружения и количестве боеприпасов на ледоколе по состоянию на 25 июля 1942 г.


Артиллерия

102-мм орудий 2.

76,2-мм орудий 2.

45-мм орудий 6.

Полутораметровых дальномеров 2.

Стрелковое вооружение

Противотанковые ружья 2.

Автоматы ППШ 10.

Автоматы ППД 5.

Самозарядные винтовки 9.

Винтовки обр. 1891/30 г. 57.

Револьверы 'наган' 10.

Пистолеты ТТ 1.

Артиллерийский боезапас

102-мм фугасные снаряды 246.

102-мм шрапнельные снаряды 53.

102-мм осветительные снаряды 20.

76,2-мм гранаты (снаряды) 430.

76,2-мм шрапнельные снаряды 590.

45-мм трассирующие снаряды 2248.

45-мм фугасные снаряды 230.

45-мм бронебойные снаряды 50.

45-мм практические снаряды 24.

Боезапас к стрелковому оружию

Патроны простые, шт. 13 215.

Патроны к ТТ, шт. 5000.

Патроны к 'нагану', шт. 994.

Патроны к 14,5 ПТР бронебойные, шт. 200.

Патроны к 14,5 ПТР 'БЗ', шт. 40.

Гранаты Ф-1 112.

Гранаты РГД 246[338].


На 25 ноября 1943 г. вооружение ледокола состояло из двух 102-мм; четырех 76-мм и шести 45-мм орудий, а также четырех пулеметов ДШК[339].

На 24 февраля 1944 г. в состав вооружения входили шесть 45-мм орудий 21-К с боезапасом 2566 выстрелов, а также два полутораметровых дальномера.

Непосредственно после установки вооружения у команды возникали проблемы с его использованием. Впрочем, это было характерно для большинства мобилизованных гражданских судов. В приказе по Отряду вооруженных ледоколов от 13 февраля 1942 г. отмечалось: 'Материальная часть артиллерии содержится в неудовлетворительном состоянии. Приготовление материальной части к бою выполняется не по инструкции, подача боезапаса 102-мм орудий не отработана. Личный состав, включая и командира орудия, материальную часть знает нетвердо'.[340] И это несмотря на то, что в течение осени - зимы 1941 г. 'Ермак' принимал активное участие в боевых действиях.

После включения ледокола в состав ВМФ был разработан проект штатного расписания. По нему предполагалась следующая организация службы: командование (помимо штатных должностей - капитана и его помощников, на 'Ермаке' появился военный комендант), пять боевых частей (БЧ-1 - штурманская; БЧ-2 - артиллерийская; БЧ-4 - связи; БЧ-5 - машинно-моторная; БЧ-7 - управления), хозяйственная и санитарные службы, боцманская команда. Всего предусматривалось:

Командного и начальствующего состава 20.

Старшин групп 16.

Командиров отделений 28.

Старшин-специалистов 25.

Краснофлотцев 167.

Всего на корабле 256 человек[341].

В реальности, даже в период активной работы ледокола, численность его экипажа и военной команды была несколько меньшей. На 15 декабря 1941 г. она составляла (по списку/ в наличии):.

Комсостав 12/7 (вольнонаемных).

Политсостав 1.

Технический состав 7.

Административно-хозяйственный состав 3.

Медицинский состав 1.

Итого 24/19.

Младшего состава 40.

Рядового состава 162/150.

Всего на корабле 40/222 человека[342].

(Здесь имеется нестыковка - при перечислении получается 209 человек - прим. Ред.).

В дальнейшем, после того как 'Ермак' встал на Неве и не занимался проводкой судов, часть моряков из его команды убыла на сухопутный фронт. В феврале - марте 1942 г. на ледоколе сформировали стрелковую роту (3 стрелковых, 1 минометный и 1 пулеметный взводы)[343]. 8 мая 1942 г. приказом начальника Отряда военных транспортов ? 0448 был сформирован стрелковый взвод Отряда военных ледоколов (40 человек)[344]. 16 июля 1942 г. команда ледокола состояла из 172 человек[345].

Напряженная работа 'Ермака' по проводке судов между Ленинградом и Кронштадтом осенью - зимой 1941 г. подробно описана в 'Донесении о боевых соприкосновениях ледокола 'Ермак' за кампанию 1941 года', датированном январем 1942 г. и подписанном капитаном 'Ермака' Сорокиным и капитаном 3-го ранга Л. В. Дубровицким.

'С 7-го сентября по 20-е сентября л/к 'Ермак', находясь в Торговом порту, подвергался обстрелу артиллерии противника, попаданий и убыли личного состава нет.

9-го сентября при ночном налете на город Ленинград была сброшена фугасная бомба, которая разорвалась в 10 метрах и взрывной волной произвела повреждения верхних кают. Вырвана дверь и разбиты стекла. Одновременно с этим были сброшены зажигательные бомбы, которые были локализованы личным составом корабля.

20 сентября получено распоряжение выйти в Кронштадт и стать на Большом рейде. За два дня стоянки на Б. Кронштадтском рейде подверглись бомбовому удару самолетов противника: 4 с пикирования, а остальные с горизонтального полета. На место стоянки ледокола 'Ермак' два дня было сброшено 36 фугасных бомб, из них четыре легли на расстоянии 5-8 метров с носа и кормы. Поврежден носовой мостик взрывной волной. Прямых попаданий нет. Артиллерия ледокола полностью была использована на отражение самолетов. Израсходовано боезапаса 76,2 мм 147 штук, 45 мм - 202 штуки. Артогонь эффективен. Дополнительно к артиллерии было применено маневрирование по рейду.

22 сентября получено распоряжение выйти в Ленинград и стать к 48 причалу, где с рассветом подверглись артобстрелу противника, но его внимание после пристрелки по 'Ермаку' было отвлечено миноносцем, открывшим огонь, а ледокол в это время перешел на 61 причал, где в течение двух дней противник вел огонь по площади и попаданий не было.

25 ноября в 18 часов 42 мин. снялись с якоря для следования в Кронштадт с караваном судов на буксире: нефтяная баржа 'Смена' и баржа ? 34, в кильватер им своим ходом п/х 'Республика' и буксир 'Пярну'. Следуя Морским каналом в 22 час. 31 мин. в широте 59-55,2 и долготе 30-08,5[346] подверглись со стороны противника обстрелу. В 22 час.50 мин. в широте 59-55,9 и долготе 29-57,4 был взят пеленг по вспышкам выстрелов неприятельской батареи. : В 22 час. 50 мин. в широте 59-55,9 и долготе 29-56,6 обстрел прекратился. Противником было выпущено 20 снарядов. Прямых попаданий и ранений личного состава не было. При следовании во время обстрела маневрировали ходом до самого полного.

26 ноября в 17 час. 58 мин. снялись с якоря для следования в Кронштадт с караваном судов на буксире: две баржи с грузом - КП и ? 49, а своим ходом ТЩ 'Уран' и п/х 'Пятилетка'. В 21 час. 55 мин. при следовании Морским каналом в широте 59-54,8 и долготе 30,02,4 ледокол подвергся артобстрелу противника со стороны района Стрельна - Лигово - Петергоф. Получено 4 прямых попадания в левый борт в районе верхней палубы около мостика и имелись ранения осколками - тяжело военный комендант л/к 'Ермак' старший лейтенант Заморев и старший помощник капитана Гнуздев и легко ранены командир БЧ-2 лейтенант Родштейн и 3 краснофлотца - всего 6 человек. В 22 час. [неразборчиво] мин. обстрел прекратился в широте 59-56,6 и долготе 29-53,7. Наблюдались в воздухе наши самолеты, которые подавляли огневые точки противника. Со стороны ОВРа дозоры на льду не наблюдались. Кронштадтская и Ленинградская артиллерия открыла огонь по району Петергофа по приходе нас на Малый рейд. Противник выпустил по ледоколу 96 снарядов.

Действия ледокола в момент обстрела: маневрирование ходом было крайне ограничено из-за ненадежности буксирных приспособлений баржи ? 49.

Повреждения: 1) По корпусу - пробоина в левом борту в районе каюты ? 10 с повреждением внутри каюты. 2) Надстройки - банкет носового орудия, кран левого борта и была нарушена радиосвязь и радистами под артогнем была восстановлена через 30 минут.

Убытки от обстрела выражаются ориентировочно около 5-ти тысяч рублей.

30 ноября в 01 час. 00 мин. При следовании из Ленинграда в Кронштадт с караваном судов на буксире: лихтер 'Шахтер' и баржа 'УБ-41', в кильватер - буксир 'Туман' с баржей 'Дон Жуан' на буксире и своим ходом - 'Водолей ? 1' и 'Водолей ? 2', ледокол подвергся артобстрелу со стороны противника в широте 59-56,6 и долготе 29-53,9. В 01 час. 10 мин. в широте 59-56,9 и долготе 29-52,3 обстрел прекратился. Было произведено 10 выстрелов, попаданий не было. Для перехода были приняты меры - нарушен график выхода каравана, чем был предотвращен систематический обстрел неприятелем. В этот же день в 10 час. 55 мин. на Большом Кронштадтском рейде ледокол подвергся артобстрелу дальнобойной артиллерии противника. Снаряды ложились вблизи ледокола, что вынудило его уйти в район Толбухина маяка. В 11 час. 16 мин. ушли из-под обстрела. В 15 час. 15 мин. при выводе судов за кромку льда подверглись обстрелу со стороны батареи противника с мыса Лайвисто, в 16 час. 24 мин. вышли из зоны обстрела. Попаданий не было, наблюдались недолеты.

1 декабря в 00 час. 15 мин., следуя с караваном судов: на буксире баржи ? 49 и ? 1057 и своим ходом транспорт ? 557, 'Водолей ? 1' и 'Водолей ? 2', из Кронштадта в Ленинград, в 01 час. 41 мин. подверглись артобстрелу противника в широте 59-56,0 и долготе 29-55,9. Зажигались дымовые шашки. В 01 час. 50 мин. в широте 59-56,1 и долготе 29-56,6 обстрел прекратился. В 02 часа 06 мин. в широте 59-56,1 и долготе 29-59,5 обстрел со стороны противника возобновился. В 02 часа 43 мин., когда ледокол зашел в закрытую часть канала, обстрел прекратился.

В 02 часа 58 мин., при проходе бензобаков, обстрел возобновился. В 03 часа 03 мин. при подходе к Невским воротам обстрел прекратился. Противник выпустил 178 снарядов.

В 18 час. 38 мин. при следовании из Ленинграда в Кронштадт с караваном судов: на буксире баржи ? 38, 32 и ТЩ-68, в 21 час. 44 мин. подверглись артобстрелу противника из 4-х орудийных батарей в широте 59-54,8 и долготе 30-02,7. В 21 час. 33 мин. противник включил прожектора и освещал ледокол 'Ермак'. В 22 час. 30 мин. в широте 59-57,0 и долготе 29-52,0 обстрел прекратился. Имели 7 прямых попаданий в кормовую часть ледокола по левому борту. Противник выпустил по л/к более 200 снарядов. Имелись раненые (легко) - командир батареи лейтенант Полетаев и 6 человек краснофлотцев.

Действия ледокола в момент обстрела: маневрирование было затруднено из-за слабого крепления буксира ТЩ-68. Вели ответный огонь по территории противника - выпущено 80 снарядов.

Повреждения: 1) По корпусу - пробоина в кормовой части. 2) Рваная пробоина в кормовом отсеке ниже ватерлинии. 3) Артиллерия - заклинило горизонтальное наведение у кормового 102-мм орудия. 4) У левого орудия 76-мм пробит щит. 5) Выведен из действия машинный телеграф. 6) Порвана радиоантенна. 7) Разбиты две шлюпки.

Убытки от обстрела выражаются в сумме около 50 тысяч рублей.

5 декабря, следуя из Кронштадта на кромку льда с караваном судов на буксире: 'Пярну', 'Туман' и ТЩ-65, в 09 час. 55 мин. подверглись обстрелу батареи противника. Повреждений нет.

8 декабря в 22 часа 45 мин. при следовании из Кронштадта в Ленинград с эсминцем 'Стойкий' на буксире в широте 59-55,4 и долготе [неразборчиво]-59,6 с правого борта раздался взрыв придонной мины. Большой столб воды с грунтом и льдом обрушился на ледокол. Машины [остались] в исправности, [были] нарушены машинные телеграфы, телефонная связь, имеется деформация корпуса и жилой палубы. : Один краснофлотец - Филимонов убит, командир каравана капитан 3 ранга Дубровицкий контужен, и. д. военного коменданта старший лейтенант Буздин, командир БЧ - [неразборчиво] Лапин и 20 краснофлотцев ранены.

Убытки от взрыва определить невозможно, т. к. повреждения настолько велики, что требуют постановки ледокола в капитальный ремонт.

11 декабря в 01 час. 52 мин. снялись со швартовых и пошли в Кронштадт. В 02 час. 18 мин. с караваном судов остановились в закрытой части канала, т. к. канал освещался прожектором противника. В 05 часов 15 мин. освещение прожектором прекращено, пошли по назначению.

В 06 час. 01 мин. в широте 59-54,7 и долготе 30-02,8 подверглись артобстрелу противника, дали полный ход. В 06 час. 44 мин. открыли огонь по району Петергофа Северные форты. В 06 час. 45 мин. в широте 59-56,6 и долготе 29-54,0 неприятель прекратил огонь, попаданий нет.

18 декабря в 03 часа 15 мин. снялись со швартовых и вышли из Ленинграда в Кронштадт, каравана судов не было. В 06 час. 09 мин. в широте 59-55,7 и долготе 29-57,7 подверглись артобстрелу противника. В 06 час. 18 мин. в широте 59-56,7 и долготе 29-55,9 обстрел прекратился, попаданий не было. В 06 час. 18 мин. в широте 59-56,7 и долготе 29-55,9 обстрел прекратился, попаданий не было. В 06 час. 30 мин. начался обстрел идущего сзади ледокола 'В. Молотов'. В 06 час. 40 мин. уменьшили ход, открыли огонь по прожекторам противника. Стреляло левое кормовое 76-мм орудие, выпущено 8 снарядов. В 07 час. 00 мин. огонь прекратили.

21 декабря в 14 час. 00 мин. при стоянке ледокола у стенки Морского завода подверглись обстрелу противника, снаряды ложатся вблизи борта. В 14 час. 17 мин. дали ход, отошли от стенки Морского завода из района обстрела и вышли на Большой Кронштадтский рейд.

Во всех случаях по сигналу с ледокола артиллерия, как кронштадтская