Содержание
«Военная Литература»
Первопроходчество

Часть вторая.

Печатать дозволяется с тем, чтобы по напечатании, до выпуска в публику, представлены были в Ценсурный Комитет: один экземпляр сей книги для Ценсурного Комитета, другой для Департамента Министерства Духовных дел и Народного Просвещения, два экземпляра для Императорской публичной библиотеки и один для Императорской Академии Наук. Генваря 19 дня, 1822 года.
Книгу сию рассматривал Адъюнкт Дмитрий Перевощиков.

Глава I.

Общее обозрение хивы.

Пределы Хивинского Ханства.

Пределы Хивинского Ханства должны быть рассматриваемы в двояком виде: 1 е. собственное ядро Ханства т.е. край, постоянно обитаемой Хивинцами, по которому однако же расселены и иные еще подвластные им племена; 2 е. земли племен состоящих временно под их влиянием а). покоренные силою оружия b. ) по слабости прибегнувших под их покровительство и наконец с.) зависимые от Хивы по торговым сношениям.

Собственная земля Хивинцев, не имеет определенных границ, ибо окружена бесплодными степями, коих владение ни кем не оспоривается; и потому для определения оных должно лишь показать племена народов кочующих по смежным степям.

Ядро Хивинского Ханства{87} находится в колене составленном рекой Амудерьей и простирается по [6] левому берегу оной к Северу по течению сей реки до впадения ее в Аральское море; и потому Ханство Хивинское граничит к Северу с Аральским морем и частью степей на Восток от сего моря лежащих по которым кочуют Киргизы.{88}

Северо-Восточная граница Ханства определяется течением Аму дерьи; но Каракалпаки{89} кочующие по правую сторону оной, повинуются также Хану Хивинскому; за речное владение сие, непостоянно, оно уничтожается с откочевыванием сих племен.

На Юго-Востоке от Хивы, находится степь отделяющая ее от Бухарского Государства.

На Юго-Западе, пески и степи, отделяют Хиву от владений Туркменского поколения Теке.

Владение сие окружено степями и песками, само же орошено дождевыми речками разливающими плодородие в оном. [7]

На Западе от Хивинских владений находятся также бесплодные места простирающиеся до Каспийского моря, на расстояние близь 800 верст. — На берегу моря живут в сей стороне Туркмены поколения Иомуд и Ата.

Настоящее ядро Хивинского владения имеет в поперечнике с Севера на Юг около 180 верст, а с Запада на Восток до 150.

Земли и племена не входящие в состав Ханства, но зависящие от оного.

Хивинское Ханство гораздо обширнее сказанного ежели присоединить к нему те земли, которые приобретены силою оружия или состоят под политическим влиянием сего Ханства, или зависят от владельца оного по торговле, которая производится кочующими народами и которой Хива есть единственным средоточием в той стране.

Силою оружия покорена часть Туркменского племени Теке, которые повинуются Хивинцам, хотя войско их и не пребывает в сем завоеванном участке.

Под политическим влиянием Хивы состоит не большое Туркменское поколение Ата, кочующее близь Каспийского моря; — слабое поколение сие прибегло к покровительству Хана, с тех пор как оно было вытеснено Иомудами из окрестностей Балканских гор.

Туркменское племя Човдур Ессен Или в зависимости от Хивы по торгам, которые производят Хивинцы с Россией через Мангышлакской мыс, где сие племя имеет свое пребывание; часть оного даже переселилась в Ханство. — Отдаленная сия [8] принадлежность очень непостоянна и племя сие зависит более одним мнением от Магмед Рагима.

Древнее положение Хоарезмии.

В древние времена, Хивинская земля, называвшаяся Хоарезмией, имела другое положение, она простиралась более к Западу и лежала по течению реки Аму-дерьи{90} которая в то время впадала в Каспийское море и именовалась Греками Оксом и Бактром, а Аравитянами Джейгуном. — По преданиям она составляла границу между двумя великими царствами Ираном и Тураном{91}. — Природа поколебала сей естественный рубеж, отделяющий земли людей совершенно разного происхождения, и кажется что с переселением и исходом Восточных народов наводнивших Запад ужасные перевороты постигли их отечественные страны. Сильными землетрясениями изменились течения рек, разрушились царства, образовались новые водохранилища, — и некогда обработанные земли обратились в бесплодные степи и мрачную пустыню.

Перемены сии требуют глубокого рассмотрения людей знающих, — описателю самовидцу предстоит только сообщить видимые им следы прежнего состояния сих земель известных по преданиям древних.

Озера.

В Хиве нет значительных озер кроме Аральского моря находящегося на пределах Ханства. — Озеро сие [9] составлено из вод главных двух рек Аму-Дерии или как жители называют Амин-Дерии и Сир-Дерии, которые теряясь в песках образуют по низменности места сие скопище пресной воды, называемое по обширности морем. — По сказаниям жителей оно не глубоко и конной человек может переехать чрез множество рукавов сказанных рек по набросанному чрез них камышу.

Реки.

В Хивинском Ханстве протекает одна только значительная река Аму-Дерия; здесь не место описывать ее источников и течения чрез среднюю Азию, ибо помещаю только мною виденное или от достоверных людей слышанное; (описание сей реки можно найти в новом землеописании Malte brun). — Река сия очень глубока, ширина же ее по рассказам жителей такова, что с одного берега едва можно узнать человека сидящего на другом берегу, или что в ней два зова ширины т.е. что человек плывущий среди реки может передать весть на оба берега, и потому должно полагать что в Хиве она имеет около ста сажень ширины. — Река сия хотя и протекает только с Юга на Север чрез все Ханство, однако же посредством искусственных водопроводов разливает воды и в разные отдаленные места оного и тем водворяет плодородие в бесплодные степи.

Исследовав главнейшую реку орошающую Хивинское Ханство, по коей предполагать должно, что древние вели торговлю с Индией, должно упомянуть также о реке Сир-Дерье или древнем Яксарте; — река сия хотя [10] и не течет чрез Ханство, но владелец оного имеет сильное влияние на Киргизов кочующих по оной. — Сир должен быть довольно широк, он течет с Востока на Запад и впадает в Аральское озеро.

Вероятно, что река сия соединялась в прежние времена с Аму-Дерьей, или изливала воды свои в другое место, и что землетрясения изменившие весь горизонт степей, переменили и течение Сира, которой ныне вместе с Аму образует Аральское море.

Древнее течение Окса.

Из древних писателей видно, что некогда торговля с Индией производилась чрез реку Окс впадающую в Каспийское море; мрак покрывающий Историю средней Азии особенно во времена разрушений двух великих Империй, сокрыл от нас важное событие в природе, совершенное преобразование части степей средней Азии, следы ужасного сего переворота еще и по сию пору видны: перемена течения Окса и старое его русло явно оное доказывают.

Предположение перемены течения Окса ныне впадающего в Аральское море, хотя и принято новейшими землеописателями и назначено почти на всех картах, но недовольно верно, на карте средней Азии изданной в С. Петербурге начало русла хотя и близко к верности назначено, но продолжение оного неправильно изображено, обозначение Окса на карте (Sir Arrow Smith) всего ближе к верности подходит.

Многие не хотели верить существованию сей реки, — неудачные предприятия Императора Петра Великого, для отыскания золотого песка, будто бы в оной [11] находящегося, еще более утвердили их в сем мнении. — Князь Бекович посланной с отрядом в Хиву построил укрепление на Красноводской косе и поднялся по Северному берегу Балканского залива, на Восток на 100 верст, где по словам его нашел устье сей реки; он с отрядом своим шел вверх по сухому следу оной и прошедши пять верст потерял его. — Поручик Кожин находившийся с Князем обвинил его в измене, и донес что будто бы Бекович хотел передаться с отрядом Хивинскому владельцу, и что единственно для сего подтверждал о существовании сей реки.

На следующий год в 1717 Бекович снова отправился для отыскания плотины, которой предполагали, что река сия отведена к Северу Хивинцами, дабы защитить себя от грабежей казаков и Стеньки Разина,{92} которые на судах своих будто бы подымались вверх по оной и делали на них набеги; — в сей раз Бекович погиб, — и изыскания в сей стране пресеклись его смертью.

Если в то время Правительство мнило установить торговлю с Индией посредством сей реки, обратив ее опять в старое русло к Балканскому заливу; то должно предполагать, что величина Аму-Дерьи оному также известна была; — каким же образом можно было [12] думать что необразованные Хивинцы могли быть в состоянии отвести плотиной такую реку, и изменить горизонт степей, дабы отклонить ее к Северу?

Сами Хивинцы удивляются таковому предположению. Они говорят, что имеют изустные предания, которые упоминают о сильных землетрясениях поколебавших материк 530 лет тому назад, и обративших Аму-Дерью к Северу, куда она образовала себе новое течение.

По сделанным мною исследованиям и расспросам сухое русло древнего Окса начинается с места назначенного на карте средней Азии и идет на Запад не на большое расстояние, скоро переменяет направление на Юго-Запад, и следует оному довольно великое пространство; потом поравнявшись с Балканскими горами, которые находятся при вершине залива того же имени, поворачивается на Запад и соединяется с Каспийским морем двумя рукавами, из коих один отделяет горы большой Балкан от малого Балкана, а другой Южнее впадает в море почти при Южной оконечности вышеупомянутого залива.

Следы реки сей я видел едучи от Красноводска в Хиву, — следовав по Северной дороге переехал я сухую Аму-Дерью при колодцах Беш Дишик ; русло ее называют ныне в сем месте Ус-Бой; оно имеет до 100 сажен ширины и до 15 глубины. — Глубокой след сей означается по ровной песчаной степи, крутыми и почти отвесными берегами; в иных же местах, берега сии обсыпались, и занесены песком так, что покатость [13] на дно реки довольно отлога. Дно ее разительно отличается свойством земли от возвышенной степи тем, что на оном видна зелень и деревья, и копани по большой части с пресной водой; на дне растут также камыши и оно служит обыкновенным пристанищем керванам идущим в Хиву. — Туркмены промышляющие воровством, укрываются в оном и уводят добычу на Юг следуя по сему руслу.

Ехавши в Хиву от Красноводска по Южной дороге я переехал сие русло несколько ближе к морю; оно называется в сем месте Энгюндж; свойства берегов и дна одинаковые с Ус-Боем, и тем разительнее, что степь в сем месте ни одного куста не производит; здесь берега не столь высоки и круты. — Несколько Южнее сего, сухой Энгюндж поворачивается на Восток и ударившись о крутой левой берег свой опять принимает направление на Запад, — против сего крутого берега, правая сторона реки отлога и теряется пологостью в степи.

Для большого удостоверения в прежнем существовании сей реки, я присоединю здесь еще некоторые доводы. — Жители Ханства Хивинского и прибрежные Туркмены утвердительно говорят, что в давние времена протекала по сему руслу, величавая река и впадала в Каспийское море; что тогда не называлась она ни Ус-Бой ни Энгюндж а Амин-Дерья потому, что та же самая, которая ныне орошает часть средней Азии и впадает в Аральское море. — Они утверждают также, что селения их расположены были по течению сей реки, [14] что доказывается теперь еще оставшимися и очень ясно видными следами водопроводов, коими орошалась пахотная земля, и развалинами разных зданий.

По изустным преданиям Туркменов, известно также, что устья сей реки отдавались на откуп владельцами и были очень обработаны; — русло древнего Окса при устье местами совсем занесено песком, однако же найденные на берегу шелковичные деревья, которые никогда не произрастали около Балкана, доказывают ее старое течение, ибо вероятно были занесены водою из Хивы или Бухарии.

Водопроводы.

Хива изрыта множеством искусственных водопроводов проводящих из Аму воду по всему ее пространству.

Главнейший из сих водопроводов называется Гюйк там-Он. — Он исходит из Аму по выше Г. Хивы, при селении того же имени и служит почти поперешником полукругу составленному рекой. От него идут на Северо-Запад в степь три большия водопровода, — из них самый Южный называется Буз-Гемен средний Ах-Сарай а самый Северный Даш-Гоус; еще Южнее Буз-Гемена есть водопровод называющейся Хизарист, и Севернее Даш-Гоуса, водопровод Арна. — Воды сии искусственно проведенные, разделяются на множество мельчайших каналов, которые орошая землю необыкновенно ее оживляют. — В иных местах они составляют в вырытых прудах не большия озера и хранятся для употребления жителей во время засухи. [15]

Главный водопроводы имеют до 5 сажень ширины; они местами подняты искусственными плотинами над горизонтом и проведены даже по мостам один над другим{93}.

Колодези.

Колодезная вода в Ханстве нехороша, и мало употребляется.

Мнимой берег моря.

Здесь должно упомянуть об одном предмете дающем повод ко многим заключениям. Переехав две трети дороги от Красноводска в Хиву, в том месте где встречается путешественнику древняя Аму-Дерья, — виден в левой стороне, неподалеку от берега сухой реки, высокой отвесной обрыв, возвышающийся на 20 сажень от степи, вид сего обрыва везде одинаков, цвет его желтой, — каменья от оного отвалившиеся довольно рыхлы и имеют много слюды. — Жители говорят что это берег бывшего прежде моря; — судя по виду оного, можно поверить сему преданию, и если оное справедливо, то конечно это был залив Каспийского моря; но гораздо прежде того времени когда Аму-Дерья текла в Балканской залив. — Смотря в зрительную трубу с дороги, нельзя приметить чтобы крутизна сия умалилась вдали и сливалась со степью. — Она продолжается везде одинаково и отдаляясь от колодцев Беш-Дишик, лежащих на дне реки в том месте, где предполагаемый берег моря подходит к берегу реки, теряется в дали обоими своими концами. [16]

Противоположенный берег сего моря виден отъехав два перехода от Беш-Дишика к Хиве; на правой стороне и на краю оного видны развалины крепости называвшейся Утин-Кала. И потому казалось бы, что пространство по которому ведет дорога, заключается в проливе предполагаемого моря. — Желательно было бы знать верх сего залива морского, и следовать по всем излучинам оного; — берег сей не переезжают следующие от Хивы к Красноводску по Южной дороге; но не доезжая одним или двумя переходами Энгюнджа, видно в правой стороне в расстоянии 10 или 15 верст такой же крутой отвесной берег идущий параллельно дороге, на оном вдали видна башня{94}.

Провал в степи.

Недоезжая 6-ти верст Энгюнджа виден в левой стороне в степи провал, которой имеет в окружности до 150 сажень и глубины 20, он называется Тюнюклю и близко дна оного на Северной стороне есть пещера, из которой бежит родник с солено — горькой водой{95}.

Колодцы Беш-Дишик о которых я выше упоминал, [17] получили свое название, от пяти отверстий сделанных в береге предполагаемого моря. Беш дашик значит по Турецки, пять отверстий; отверстия сии ведут в глубокие пещеры.

Степи.

Степи окружающие Хивинские владения по большой части песчаны и бесплодны, — в иных только местах попадаются небольшия пространства с зеленью на подобие островов среди ужасного песчаного Океана; — на сем песке произрастает только кустарник подобной тому, которой находится на островах Балканского залива названной в путешествии Графа Войновича жидовиннником, он не имеет почти никакой зелени. — Кусты сии служат для жжения уголья; на сей предмет употребляют однако же преимущественно сухой валежник коего довольно находится между сими кустами; деревья валежника сего бывают иногда толщиной в три руки; местами видны следы целых рощ, гнилые остатки оных и пни свидетельствуют о преобразовании сего края и служат для разведения огня страннику и хищнику.

Пресной хорошей воды в сих степях не находится, большая часть копаней или колодезей порытых по дороге наполнены более или менее солоноватой и горькой водой, в одном русле древнего Окса находятся пресные источники.

Летнее странствование по сим пескам сопряжено с большими опасностями и трудностями, — не редко поднимаются песчаные метели или вихри, которые на подобие густой мглы или тумана сокрывают от странника свет и зрак солнца; единственной путеводитель в сем бурном Океане. [18]

Между жидовинником, о котором я выше упоминал, растет местами небольшими кустиками трава, но не та луговая зелень, которая украшает равнины в нашем отечестве. — Она желтоватого мертвого цвета, и похожа на высохшую болотную траву возвышаясь иглообразно и кочками. — Всадники едущие по сим степям, с жадностью бросаются на оную, ибо она в редких местах находится и служит для прокормления их лошадей. — В тех местах где нет песков, земля суха, тверда и белодымчатого цвета. Не обширное, но обработанное владение Хивинское, можно почесть островом среди опустошенной безжизненной природы; — есть еще некоторые подобные сему места или острова в сих необозримых степях, — в числе оных должно поместить землю Туркменов поколения Теке; лежащую на Юг от Хивы (о ней будет ниже упомянуто).

По словам обывателей, земли по ту сторону Хивы лежащая не столь бесплодны, и чем более к Востоку приближаются тем более населены и лучше обработаны, там Керваны нигде не бывают более двух суток без воды.

Леса.

Хотя я и не видал в Хиве лесов, однако же полагать должно что оные есть на Север от Хивы, к стороне Киргизских степей; ибо у них ходят большие плоты по Аму-Дерье в Бухарию.

Горы.

Хивинское Ханство и окружающие его степи на Юго-запад от Аму-Дерии, совершенно ровны и низменны, — кроме небольшого хребта гор Сера-баба (о которых упомянуто в моем путешествии) и в сей книге означенных берегов предполагаемого моря. [19]

На Восточной же стороне Аму дерьи и Ханства, возвышается хребет гор называемой Ших джери, он простирается на Север от Хивы вдоль Аральского моря. На Восточной стороне реки, к Северу, против хребта Ших джери возвышается по видимому отдельная гора Куба, которая однако же должна зависеть от Мангышлакской цепи гор.

Ископаемые.

Трудно получить иноземцу особенно Русскому надлежащее понятие о богатствах заключающихся в горах Хивинского владения. — Предание старожилов, напоминает Хивинцам о покушениях Петра Великого для отыскания золотого песка в их отечестве, а изменнической поступок их отцов с Князем Бековичем, (которого они называют Девлет Гереем) заставляет их страшиться как новых подобных покушений со стороны нашего Правительства, так и особенно мщения Белого Царя (так называют они Российского Государя).

Впрочем получив доверенность их, можно отвратить подозрение, мне сие удалось; но при всем том не мог получить настоящих о сем сведений, собственное невежество их тому причиною; однако же общая молва утверждает что в хребте Ших джери заключаются хорошие золотые и серебренные руды, не так изобильные медные, но в большом количестве свинец и множество серы. Они добывают из сих гор только свинец и медь и то с весьма малым искусством. Касательно же мнения о золотом песке, которой как полагают многие писатели, Аму дерья влечет изобильно в своем [20] течении, можно достоверно отвергнуть, как по словам жителей, так и потому, что народ сей алчной к деньгам, своего золота не имеет, а добывает из России и других соседственных держав торговлею; есть ли же во владениях их находился золотой песок, то без сомнения его бы разрабатывали, ибо очищение оного не требует большого искусства. Некоторые однако же жители сказывали мне, что по слухам знают, что будто бы за Бухариею вблизи сей реки находится таковой песок; молва сия может быть и несправедлива.

Звери.

Звери водящееся в степях Хивинских суть: волки, лисицы, шакалы и крысы разных родов; — между сими замечателен род называющиеся Хивинцами Елин-гирдж; они величиною с большого котенка на коротких передних ногах, шкура пестрая желтого цвета с черными полосами, и живут в песках; шакалы не известны в России, но весьма обыкновенны в Азии. Стада шакал нередко окружают по ночам селения и воют разными голосами; странной вой сей поражает и страшит неопытного путешественника.

Медведей в степях Хивинских не водится,{96} Олени же и Джейрайны (род диких коз) довольно [21] обыкновенны. Должны полагать что сильные росы заменяют им воду, впрочем обыватели говорят что сии животные могут по два месяца обходится без воды. — Известно что Туркменские бараны которых сгоняют на продажу в Хиву, бывают в степях по нескольку дней без оной.

Надобно думать что в реке Аму дерье находятся также выдры и бобры.

Птицы.

Из хищных птиц в Хиве водящихся, достойнейшие примечания большие орлы, и ястребы. До сих последних жители большие охотники, они прилагают особенное старание к их воскормлению и приучают к ловле других птиц и даже диких коз. Вороны также обыкновенны в сих странах; довольно странны путешествия сих птиц чрез степи с Керванами, — они следуют за ними по всем переходам привалам и ночлегам; при подъеме Кервана с привала, прилетают на оставленное им место, и дорогой опять обгоняют; во время же привалов отлетают по одаль и остаются для ночлега если керваны ночуют{97}.

На искусственных озерах Хивинцев водится множество куликов, называемых жителями Киш келдаками, они очень вкусны, и составляют главный предмет охоты и занятий Хана и первых чиновников его.

Рыбы.

В некоторых водопроводах Хивинского Ханства ловятся сазаны; должны быть и иные еще рыбы, которые заходят из Аму дерьи. [22]

Дороги.

Дороги в сем возникающем Ханстве необделаны и означаются только следами; их часто заносит песком, и в сем случае, там где нет обиталищ светила служат путеводителями страннику; — привалы означаются колодцами, а где их нет, то зависят от захождения солнца.

Навык к степям, научил жителей не плутать там, где почти никаких предметов нет для путеозначения. Сей же самый навык принадлежит в особенности верблюдам; заблудившиеся животное сие идет верным и безостановочным шагом, без пищи несколько дней, и находит жилье своего хозяина, проходя по 400 и 500 верст степями, по прямому направлению.

Климат.

Климат во всем Хивинском Ханстве, по необширности оного совершенно одинаков. — Летом бывают несносные постоянно несколько месяцев продолжающиеся жары, но частые и сильные ветры дующие с разных сторон, по большой же части от Востока и Юго-Востока, несколько охлаждают пламенеющую над Хивою атмосферу.

Дожди бывают редко, даже и осенью; ветры же как в сие время года, так и зимою становятся часты или лучше сказать беспрерывны и жестоки; они влекут за собою из песчаных и необозримых степей окружающих Ханство, множество мелкого песку, распространяют оный в воздух и подобно густому туману иногда помрачают даже свет солнца. Ветры сии сносят и уничтожают множество песчаных бугров разбросанных по всему пространству степи, и в то же время [23] образуют новые, по другим местам. — Самый не значительный и едва приметный куст или камень, служит уже основанием для образования таких курганов; — песок несомый ветром, при малейшем сопротивлении от какого-нибудь предмета вихрем кружится около него, и наконец чрез короткое время место до сего ровное, принимает вид морской зыби и образуется курган; — на песчаных наносных сих буграх песок ложится на подобие водяных струй или волн.

Зима в Хивинском Ханстве бывает не весьма продолжительна и стужа довольно умеренна; Термометр опускается однако же иногда до шестнадцати и восемнадцати градусов, ниже точки замерзания; но при всем том холод сей бывает очень чувствителен и несносен, особенно для путешественников, от резких и беспрерывно дующих ветров. Снегу во все продолжение зимы бывает весьма мало; — гололедицы случаются часто и останавливают хождение Керванов; если же такая погода застает их на пути, то наносит им ужаснейший вред. — Верблюды от твердого снегу и льду обивают себе копыта и не в силах бывают продолжать пути; тогда их бросают в степи, где несчастные животные сии после нескольких суток страданий издыхают.

Небо бывает почти всегда ясно в Хиве, вероятно от того, что в сих необозримых равнинах нет предметов, которые бы могли останавливать тучи; — ясность неба придает особенную и весьма разительную живость всем предметам, так что странник [24] въезжая в сию землю увлекается восхищением, но скоро познает людей и райской призрак исчезает.

Чума{98} никогда не посещает сей страны. Вообще сказать можно утвердительно, что воздух в Хивинском Ханстве есть из числа здоровейших, как для природных жителей, так и для иноземцев; употребление плодов столь вредное во всех почти землях, признается в Хиве здоровым.

Народы населяющие Хиву.

Я не буду распространяться о древности народов обитавших в разные времена в земле Хивинцев, (предоставляю сии исследования времени и другой книге, когда кончу собрание нужных для сего материалов) здесь же опишу народы ныне населяющие Хиву и отличительные черты их нрава. [25]

Хива населена четырьмя разноплеменными народами: Сартами, настоящими и первобытными владельцами сего края.

Каракалпаками, по соседству бывшими под влиянием сих последних.

Узбеками, иноземными завоевателями сего края.

И наконец Туркменами разных поколений, промышленностью и иными выгодами привлеченными в сию страну.

Четыре народа сии первоначально были между собой в отношениях хозяев, работников, завоевателей и гостей. — Со временем же племена сии смешались и составив одно целое, разделились на четыре сословия.

Купцов, земледельцев, господ и войска.

Сарты.

Сарты или (тата) первоначальные жители сего края многочисленны, живут в городах, занимаются преимущественно торгом и обманом. — Они хитры, пронырливы, низки в бедствии, подлы когда могут сим что приобрести, горды в счастье и богатстве, вообще живут в изобилии; богатство приобрели торгом, а более еще обманом; чужды воинственного духа, не знают обращения с оружием и лошадью; не верны в товариществе и слове, нраву злого, и равнодушны ко всем бедствиям не до них касающимся. — Ездя в чужие страны для торгу, научаются разврату, играют в карты, и иногда без меры пьянствуют. Узбеки их презирают, говоря что мы живем оружием и храбростью, а они аршином и обманом.{99} Их считается до 100 или более тысяч. [26]

Каракалпаки.

Каракалпаки частью кочуют за Аму-Дерьей, частью же пашут земли на Юге от Аральского озера; народ сей под влиянием воинственных Узбеков, и хитрых Сартов, привязан к хлебопашеству, без промышленности и беден, — живет в угнетении. — Полагать должно что их тоже слишком сто тысяч.

Узбеки.

Узбеки, завоеватели земли Сартов, пришли из завладений Бухарских, где еще и ныне существует самая большая часть их племени. Уз значит по Турецки сам и свой; Бек значит Господин, и потому Узбек или сам себе господин; в самом деле название сие приличествовало им до нынешнего их владельца Магмед Рагима, которой умом, коварством и силою, приобрел самодержавную над ними власть, теперь они сами сознаются, что уже не Узбеки а Хедметкяры или слуги. — Их числом не более тридцати тысяч.

Они разделяются на четыре главные племени, (смотри таблицу поколений Узбеков), живут большею частью в городах и получают от Хана должности, или в малых крепостях рассеянных по Ханству, коих окрестности Туркмены и Сарты не имеющие земель, у них нанимают и обработывают.

Узбеки гордятся именем завоевателей, но уже несколько столетий отдыхают от своих мнимых подвигов. — Покорив Сартов они изнежились, и неспособны к важным и долговременным предприятиям; любят бездействие, и покой первое их благо; не менее того привязаны к хищничеству и разбоям, выехав раз на промысл неутомимы; грабеж не полагают [27] предосудительным, а считают достойным подвигом, истребление иноверцев долгом веры и обязанностью; на дорогах грабят керваны, в дележе добычи не ссорятся; на ночлегах не платят, а берут все насильно; (ежели хозяин не догадается быть гостеприимным, предупредив их в желаниях); — чувство мести между ними сильно и наследственно, и обыкновенно обида кончается истреблением рода слабейшего; (ежели он не приступит к примирению); в мести не разбирают средств, и позволяют себе явные и тайные убийства.

Вообще дух их воинственной, но способны только к кратковременным предприятиям, любят рассказы о подвигах военных, уважают твердость и часто милуют даже мучимого невольника, которой твердо переносит страдания. Они благороднее и честнее прочих народов населяющих Ханство, правота есть отличительная черта их. Они не терпят лжи, подлости и вообще домогательства к получению богатств, — и почестей. — Мы люди простые говорят они, наше дело кривая сабля, с нами ужиться можно, мы уважаем людей одного с нами ремесла и честных. — Вообще они презирают все промыслы и занятия кроме военного, — и потому ненавидят Сартов и Каракалпаков.

Туркмены.

Народ Туркменской под различными наименованиями, занимает многие и обширные места средней Азии; поколения его обитают близь Северных границ Индии и Тибета, около Западных пределов Китайской Империи, в соседстве Бухарии и близь Каспийского моря. — Множество сих рассеянных племен по огромному [28] пространству средней Азии, многочисленны и все одного происхождения; но песчаные степи отделяющие острова обработанных и плодоносных участков земель, ими населенных, Патриархальное управление каждого племени своим старшиной, и огромность расстояний, разрушили связь сего многочисленного народа, называемого Западными писателями неправильно Татарами. Вероятно название сие дано им по имени родоначальника одного племени, которое и по ныне кочует в отдаленности степей и называется сим именем. — Не стану опровергать всех ошибочных мнений, которые себе составляют Европейцы о средней Азии; сие требует особенного творения и отдалило бы меня от моей цели. — Скажу только, что сей рассеянной многочисленной народ, принял разные нравы и обычаи соседственных и могущественных держав, у которых многие племена сии в зависимости и только отдаленные от оных среди степей, пользуются совершенною свободой, и потому в теперешнем их описании буду упоминать только о Туркменах живущих в Хиве и зависящих от оной.

Туркмены разных поколений, привлеченные плодородием края, промыслом и продажею невольников которых от всюду захватывая доставляют в Хиву, поселились в сем краю. Они составляют особое сословие; сначала почитались гостями, но со временем сделались постоянными обитателями сего края, по сродному их хищничеству образуют ополчение или войско Хивинцев. — Из всех племен Туркменских живущих в Хиве, преимущественно поселились в оную близь [29] Каракалпаков на водопроводе Арна выведенного из Аму-дерии ниже Г. Хивы, Туркмены прибрежного Каспийского моря племени, Иомуд, отросли Байрамша.

Туркмены видом более похожи на Узбеков чем на Сартов; в бою, в проворстве на коне, в военных хитростях никто не превосходит их; они алчны к деньгам, и жестоки; промысел их разбой и хищничество; бесчестье и обман отличительная черта нрава их. Они способнее Узбеков к военным предприятиям; не имея их добродетелей, сохранили их пороки и страсти, которые в них еще сильнее, ибо увеличиваются злобою.

Число Туркменов, составляющих сие сословие воинов и хищников, часто изменяется; они гости и не хотят считаться иначе; селятся в Ханстве, и опять уходят; многие из них поселились между обработанными полянами на песках, невзирая на неудобство и отдаленность от воды, единственно для того, чтобы не пахать; — таковых поселенных Туркменов полагать должно более пятидесяти тысяч. — Ныне же большая часть оных занимается земледелием и селится деревнями.

Невольники.

Кроме сказанных четырех сословий разные иноземные невольники коих число весьма значительно, должно включить в пятое сословие рабов; они вне всякого закона, жизнь их зависит от воли господина и ведут самую плачевную участь. Невольники сии бывают по большей части Русские, Персидские и Курдинские. — Русских считается в Хиве до трех тысяч, их доставляют Киргизы схватывая на Оренбургской линии; Персидских до [30] тридцати тысяч и Курдинских довольно: оные доставляются Туркменами разных поколений. Персидские невольники получившие свободу иногда набогащаются и получают хорошие места в Ханстве; — тогда они называются Узбеками Кизил Джилов; по переводу златоуздечниками ; (об обращении с невольниками будет сказано в своем месте).

Жиды.

В Хиве есть издревле поселившиеся Жиды принявшие Магометанскую веру; других же иноземцев почти никогда не бывает в Ханстве, они не посещают оное, опасаясь разбоев, мятежей, и насилий терзавших всегда владение сие.

Со времен царствования нынешнего Владельца, между сказанными четырьмя народами исповедующими одну Магометанскую веру по обряду Суннитов, более равенства, и хотя каждой из них особенно занимается исключительно промыслом своего сословия, однако же не воспрещается оное переменить и заниматься другим; и потому увидишь иногда Сарта в Государственной должности, Туркмена хлебопашца, Каракалпака занимающегося хищничеством и воровством, Узбека торговлею и так взаимно. — Магмед Рагим ввел сие, дабы уровнять состояния и достоинства, и тем истребить распри происходившие от предпочтения коим некоторые пользовались.

Общее народонаселение.

И так сочтя все народонаселение земель непосредственно подвластных Хивинскому Магмед Рагим Хану казалось бы что оно превосходит три ста тысяч душ, однако же утвердительно счисление сие за достоверное [31] принимать не должно, ибо оно основано на расспросах и предположениях, сам владетель оного обстоятельно не знает; народ же подозрителен и не охотно о сих предметах говорит с иностранцем особенно с Русскими, может быть население сие и более. — Статью сию лучше предоставить суждению читателям, которые сообразятся о народонаселении, сличив оное с военной силой Ханства.

Население сие однако же беспрерывно усиливается новыми завоеваниями Хана и кочевыми Туркменами приглашаемыми на поселение в Ханство; им доставляют разные выгоды, дают земли и места на водопроводах.

Города.

В Хивинском Ханстве считается пять главных городов, а именно:

Город Хива, местопребывание владельца; жители утверждают что в древности он назывался Хивак и что построен был на сем месте еще до перемены течения Аму-Дерии. — Он довольно обширен окружен стеною и построен на небольшом водопроводе, идущим из Аму-Дерьи. — Главныя здания в сем городе: большая мечеть, купол оной покрыт гангаром бирюзового цвета, (к которой Мусульмане имеют таинственное уважение) и Ханской дом который впрочем весьма незначителен; в оном есть еще несколько мечетей. Строения вообще земляные вымазанные глиною, улицы тесные; есть также небольшое число лавок и бывает два раза в неделю торг или базар. — В нем считается до трех тысяч [32] домов и до десяти тысяч жителей. — Город сей как и все города Хивинского Ханства окружен садами на большое расстояние; в садах сих множество малых крепостей и домов.

Новой Ургендж, настоящая столица Ханства есть всегдашнее местопребывание, наместника Ханского, брата его Кутли-Мурад-Инаха. — Город сей гораздо обширнее Г. Хивы и служит средоточием всей Хивинской торговле; он населен по большой части Сартами. Во множестве лавок сего обширного и многолюдного города, можно видеть все роскошные драгоценные изделия Востока; в оном бывает несколько торгов в неделю и большое стечение народа; из оного отправляют товары в разные Государства и в частные базары учрежденные во многих местах Ханства. (Malte brun) полагает в оном тысячу пять сот домов и пять тысяч жителей, но их гораздо более, ибо город сей многолюднее Г. Хивы; он обнесен также стеной.

Города Шеват и Кят довольно не значительны. В первом полагают до двух тысяч жителей, а во втором до тысячи пяти сот. — В оных стекается торговля Киргизов. — Города сии также обнесены стенами.

Пятый город в Ханстве называется Гюрлян. В оном купечество довольно значительное.

Строения во всех сих городах весьма дурны, они сложены из глины; зданий хороших нет кроме некоторых мечетей; стены которыми обнесены города [33] сделаны также из глины; но местами в оные вложены каменья. При всей непрочности такового строения, они долго держатся, потому что в той стране дожди очень редки.{100} — Города сии не имеют своих округов и Ханство не разделяется на области.

Кроме сих городов есть еще некоторые селения важные по торговле и неуступающие городам как то:

Хизарист по дороге в Бухарию, и разные загородные дома принадлежащие Хану, около которых построены значительные селения и находятся домы любимцев его; слободы сии также обнесены стенами, главные суть: Кипчак-Конрад, Ах-Сарай, Хан-Каласи, Май-Дженгил и прочие. При некоторых из них в установленные дни бывают торжища, на которые съезжаются купцы из настоящих пяти городов, и таким образом снабжают товарами все деревни и кочевья. — Кроме сказанных постоянных мест жилья, есть еще довольно много частным людям принадлежащих крепостей и около них большия селения.

Развалины.

Новой Ургендж, не на том месте где древней был город; величественные развалины его по словам жителей еще и по ныне видны; вообще вся степь лежащая на Запад от Хивы на большом пространстве покрыта развалинами строений и отломками жженых [34] кирпичей и каменной посуды. — В сих местах часто еще отрывают золотые монеты; развалины сии ясно доказывают существование городов и жилья по прежнему течению Аму-Дерьи. В числе таковых развалин по ныне видны Дуадан-Каласи, Кызыл-Кала, Шах-Сенем, Утин-Кала, и многие другие.

Находящиеся развалины, следы жилья и водопровод в Западных степях Хивинских, доказывают неоспоримо древнее существование в оных Государства, довольно образованного; по видимому и по преданиям на сем месте процветало некогда древнее Хивинское царство или Хоарезмия. — Несколько столетий уже как смерть поразила сии места; но они вводят в новую страну орошенную величественной рекою — и большими водопроводами доказывающими промышленность нового народа. — Земля между сими водопроводами заключающаяся, дает понятие о трудах понесенных жителями для водворения плодородия; обработанные полосы сии назваться могут садами, сосредоточествующимися в городах, которые ныне томительно процветают под самовластным или тираническим правлением Магмед-Рагима; жилища и кочевья рассеянные по сим водопроводам по мере отдаления от городов становятся реже и хуже; народ же оные населяющий, грубее и необразованнее. Возвышающиеся же среди садов сих башни и стены напоминают о присутствии самовластного и беспокойного владельца. [35]

Дальше