Содержание
«Военная Литература»
Первопроходчество

II. Приложения к показанию Гладышева.

1. Перевод с татарского письма толмача Мухаммеда Нурлина.

Вашему Сиятельству Господину Генералу-Лейтенанту Князь Василью Алексеевичу Урусову покорно доношу:

В здешних местах, в разных народех, в Каракалпаках и в прочих владениях сколько родов, кто старшины, показывается ниже сего:

Каракалпаки:

1. Китайского Рода: Салтан Бекби; Старшины: Биктав-Би, Тукамбет-Би, Девлетбай-Би, Мулла-Гаря-Би, Алембай-Би, Крынбай-Би.

2. Кунрацкого Рода: Сююндюк-Батырь, Ширалей-Батырь, Джанбай-Батырь, Субай-Батырь, Бузай-Би, Торсай-Би, Худабергян-Би, Дженбек-Би.

3. Кинягаз-Мангоцкого Рода: Чалим-Би, Авяз-Би, Кылычь-Би, Худайберды-Би, Чур-Агасы, Кянгильдей, Алембай-Батырь, Ишим-Мурза, Ишсай-Батырь.

4. Кипчацкого Рода: Утяп-Би, Тенбек-Би, Джаук-Би, Аслубай-Би.

5. Усюнского Рода: Азнабай-Би. [20]

6. Джабинского Рода: Уразак-Би, Шейх -Мурат-Азиз.

7. Киятского Рода: Асан-Абыз, Башигильди-Абыз.

И в их Каракалпаках в Митонском Роде живет ушедший из Башкирцов Сарт Габдурахман-Ахун, называет себя Салтан-Муратом. И в означенных Каракалпаках, хотя имеются Ханы и Султаны, а какия случаются дела, то отправляют, вышепомянутыя Бии и Старшины.

В Аральском-Владении имеются четыре тюби, а в них тридцать два рода; и в тех родах имеются два города с тамошними Старшинами и с Беками.

1. Мангуцкого Рода город Шахтемир; в нем Старшины: Бердали-Бек, Артык-Бек, Сеитали-Бек, Куразгали-Бек; четыре брата, все тамошнии Старшины да Беки, и с прочии посоветовавшись, Мургалей-Салтана приняли в ханство.

2. В Конрацком Роде другой город; у них Старшины: Бердали-Бек, Бекназар-Бий, Балта-Аталык, Рахманкули-Бий, Авязь-Инак.

3. Кипчацкого Рода, в нем Старшины: Ураз-Алий-Кушбек да Перим-Аталык.

4. Хожа-Илинского Рода Старшины: Хатыб-Хаджа, Мурза-Бий.

Протчая мелкия роды сообщаются к показанным четырем тюбям, всего народу сорок тысячей на конь садится.

Хивинской Город, в нем Старшины: Бекназар-Бий, Аллаберды-Бий, Надыр-Бий, Гали-Бий. Ходжамкули-Бий, [21] оные Советниками числятся; Мурат-Аталык, Яр-мухаммет-Аталык, оные двоя тамошних Биев всякия их нужды доносят Хану; Гавыз-Инак, Исян-Мурат-Инак, ханские тайные советники; Заитхузя-Мираб, Кочкар-Мираб (называются Мирабы судьи над водолеями), да Бай-Мухаммет Арга-Аталык, как на пашню, так и для чищения каналов отправляют; Мякан-Худай-Берды, Нияз-Шегаул, Ураз-Айдачи, Палван-Кулы-Махрам, Мякан-Ярым-Махрам, Мякан Рахман-Берды-Агалык, Мякан-Тюрт, Ак-Арбаб, Дост-Мухаммет, Арбаб-Дост, Палван-Кулы, Акбаки-Арбаб, Абдулла-Ак, оныя градския и над сартами большия командиры; Сотники: Шерембай, Метер, Юзбаши: Молла-Мухаммед-Загит, Кючик-Шереф; ханские Казначеи: Мухаммед-Шереф, Кули-Мухаммет-Шереф, Уром Мушриф, Аман-Мушриф.

Трухменских народов имеются четыре тюби. 1) Тянаумет, 2) Чирчав, 3) Мангушлав, 4) Тызян; а всех Старшины: Бекничь-Аталык, Нияз Мухаммет-Аталык, Азын-Мухаммет-Батырь, Мухаммет-Гали Палван, Ак-Мухаммет-Бай, Азня-Халид, Мухаммет-Ясаул, Урды-Клычь-Ясаул. Всего народу тридцать тысячей, а кочуют по сей стороне Персицкого Владения, а содержатся под владением Хивы.

Разных владений Ханы,

Бухарской — Абул-Фаюз-Хан; Самаркандской — Габду-Салам-Хан; Балях да Бедахшанской — Юсуп-Хан. Вышеписанные Ханы в подданстве Бухарского Хана. [22]

Калчинские роды называются Узбеками и кочуют, так-как и Трухменцы, во владении тогож Бухарского Хана.

Персицкие великие городы, как город Казань: Машат, Ират, Перьга, Кандагар, Гилянь, Уган, Герман, Испаган, Зедават, Надурават; оные два города, Зедават и Надурават, строил сам Шах на индейской стороне; оный Шах именем Надур-Кулы.

Царь Индейский именем Намет-Шах; у него великие городы, а именно: Зенабат, Акрабат, Ямен-Илинской, Большой-Гузрат, Меньшой-Гузрат, Даканят, Банкали, Лагур, Кишмир, Балты, Габель, Атак, Башфур, Шукафур, Бакир, Мултан, Такта, Марата, Сазун, Бердяи-Сурат, Учан. Оные города по морю Ушер-Дарьи; из оного моря другое вышло, по ту сторону другова моря имеются городы: Меккя, Мединя, где Кягбя. По сю сторону показанных городов имеются разных языков народы; оные все под владением Индейского Шаха, а Шах имеет у себя 600 жен; во владении ж его у самаго беднаго имеется 10 слонов, 100 верблюдов, а у богатых — по 100 слонов и 1000 верблюдов.

За Индейским Владением в западной стороне турецкие городы.

По Сыр-Дарье реке городы: Сунак, Атасауран, Туркустан, Ташкент; у них Ханом был Юлбарыс.

В городе Кашкаре — Хузяммет-Хан; в Яркенте — Темер-Хан; в Наманганте — Шериф-Хан; в Маргулаке — Раимбек-Хан. Оныя киргизския [23] народы, а все в подданстве зюнгорского владельца Галдан-Чирипа.

В городе Ходжанте — Падша-Хузя; он же и городом Андузяком владеет.

В городе Хутане — Турбата-Акбаш-Хан.

Китайских народов большие городы, а именно: Ханбалык, в нем Амулан-Хан; Дулан в нем Зия-Хан; Аксу, в нем Улкян-Хан; Гузя, в нем Батырь-Хан; Кюмль, Кюкюнюр, Жюх, Тебет, Муйгулан, Кушват, Сыркуль, Караиткан: оныя все в подданстве китайского Амулан-Хана.

Об оных городах и Ханах уведомился я китайского города жителя чрез Нияза-Ходжи, который, по своему закону, ездил молиться в город Мяккю и жил там шесть лет, и возвратясь оттуда приехал к Абул-Хаир-Хану и объявил мне об оных городах, которые записав на татарском письме, послал к Вашему Сиятельству.

Переводил переводчик Араслан Бекметев.

2. Письмо Абул-Хаир-хана к Гладышеву.

Благородный и Высокопочтенный Порутчик Дмитрей Гладышев.

Письмо ваше я исправно получил и весьма порадовался; и я слышал что вы трудно едите: как нибудь приезжайте, толькоб сами здоровы были; а хотя [24] что вами оставлено будет то не пропадет, а ежели доехали до двора моего, что есть у вас то оставьте в доме моем, сами ко мне призжайте, а я вас дожидаюсь; хотя на худых лошадях а ко мне приедете, то станете на хороших ездить; а ежели не будете, то мне и от онаго сумнительно будет; а хотя вы в пути безпокойны были, а ко мне приедете, то будете в покое и в чести; и сын мой будет.

3. Письмо Абул-Хаир-хана к персидскому шаху.

По милости Всемогущаго Бога над всеми Мусульманами Абул-Хаир-Хан, Мухаммет-Гази-Багатур Хан и Повелитель.

Вам Испоганскому и всея Персии владетелю надлежащему сие объявление следующее:

Понеже и под самыми наивысочайшими берегами имеются удобныя броды, равномерно же и по жестокой войне случающейся, наконец бывает приятный мир; так-как в древнии времяна некий праведный Царь имянуемый Неширван имел прежестокую войну с некоторым наисильнейшим и храбрым тараватым человеком называемым Хатынтаем; но напоследок заключили между собою мир; я-же при объявлении сего прошу: ежели что имеете мне объявить, то оным не замедлить, почему я с моей стороны надлежашим ответом не премину, дабы без такого посредства в нечаянном [25] случае между нашим Мусульманским и вашим Персидским народом не воспоследовало кровопролитного греха; ибо ежели вы имеете постоянный и неразрывный с Ея Императорским Величеством Всероссийскою (sic) намерены вы подвинуть войну, то и с нами оное продолжать не оставляйте; и для того, что вы намерены делать, оное чините сказавшись; ежели-ж вы приняли намерение приклонить нас к закону своему, то в отвращение оному мы Мусюльманы до последняго человека до самой смерти к тому склонны не будем, со упованием неотменным на Всевышняго Бога.

По Мусульмански писано 1153 году.

А по Русски . . . . 1740 году.

Оное письмо переводил переводчик Араслан Бекметев.

4. Ответ персидского шаха Абул-Хаир-хану.

Во имя Господне сие зачинаю.

(Под тем приложена печать шахова.)

Превосходительному и Повелительному Абул-Хаир-Хану.

Нам от Всемогущаго Бога без числа превознесенному, обрадованному: сего время от Киргис-Кайсацкого народа обратившагося к сему порогу со объявлением своего мнения и потребных нужд, чрез нарочно присланных от вас Худай-Шукуран да Мырза-Акбазара, да Габдуш-Шакура, к нашему [26] Ясносолнечному Сиянию письмо ваше донесено, чрез которое нас довольно умилостивили.

И по получении оного с присланными от вас мы о потребном поговоря отправили к Вашему Почтенству с сим наших знатных особ Ураза-Аталыка (Аталык, то есть своего дядьку) да Мухаммет-Мерапа с тем объявлением, чтоб Ваше Почтенство с надежными своими людьми явились к нам.

И ежели, по соизволению Божию, Ваше Достодолжное Ханство к нам прибудите, то в то время весьма нам потребно будет персонально разсуждать паче о народной пользе, также и о здешних городах, кому оныя по дарованному от Бога счастию принадлежать будут, и притом надлежащее утверждение поставим; также когда кому в чем нужное будет, оные по прошению от нас весьма удовольствованы будут. {3}

На подлинном письме написано:

По Мусульмански 1153 года месяца шухбанова 28.

По Русски . . 1740 ноября 18 числа. [27]

На обороте того письма на одной стороне закрепа шахова, в которой означено арабским языком: «подкрепил властвующея склонностию всех знатных персон». На другой стороне две печати маленькие.

С персидского на татарский язык переводил Ахун Ибрагим Тляков. С татарского переводил переводчик Араслан Бекметев.

5. Посланник от сторонников персидского шаха к хивинским жителям.

Сия грамота Ургенческим жителям (то-есть Хивинцам) Казы Мухамметю-Латиф и всем Биям, Старшинам и прочим рядовым и всем юртским людям, да Хаджам.

Вам премного любезнейшим по дружеский по челобитье слово то: старайтесь вы у себя чтоб шахскому стремю отдать поклон, кто желает себе добра; слава Богу наш народ обретается в добром здоровье; конечно думать то оставьте чтоб с дракою [28] дело совершить, ибо с пятью или десятью тысячами Кайсаков с таковым войском противиться и драться невозможно; наши народы, по многим своим стараниям, Хан и с протчими народы драться пытались, но токмо и с водной баталии не стерпя бежали, и прибежали в город, чтоб хотя только души свои спасти; сохрани Боже от сих жестоких пушек, а особливо от бомб; разложа в свете огонь, окольных народов по честям разорвали; все наши мечети, юрты и семьи огнем сгорали; не стерпя поддались, и для того ныне они учинили присягу и нас содержат в милости; и такого из сожаления и вы от себя не отрешайте, вышедши приезжайте; ежели завтра не будете, то Шах с войском седши на конь поедет к вам, и тогда в жестокие руки попадетесь, без разбору умертвитесь и в полон разобраны будете; для Бога пожалейте малых ребят и не попадете за них в грех и приезжайте в добром порядке, а ежели не так, то все погублены будете огнем; конечно приезжайте не сумневаяся ни в чем, Абул-Хаира не выпускайте до приезда Шаха о чем приказал Шах.

При подлинном письме значит тако:

Камаль-Хаджа, Ахун-Хаджа, Сеит-Назар-Хаджа, Абыр-Хаджа, да мофти (Судья Духовный) Махтдум-Ахун, Дюгачи-Хаджа, Назар-Аталык, Кулмухамметь-Аталык, Гашур-Мухаммет-Инак (приближенный к Владетелю), Назар-Кулы-Маррап, Ашур-Махрам, Дус-Мухамметь (канцелярист), Дакан-Ерди (Главный [29] Командир Артилериской), Гекпиш-Аталык, Хузяли-Кулы-Инак, Нияз Инак, Тангриберди-Инак, Нияз-Мерряп, Расы-Махрям, Сеит-Назар-Махрям, Нияз-Дарукар (лекарь), Вяис-Аталык, Мухамметь-Пенаг-Аталык, Бекфулат-Бай (богатый), Галкари-Аталык, Экамкурмя-Аталык, Надыр-Мухаммет-Даручи (пороховой мастер), Нияз-Аталык, Дост-Мухамметь-Аталык, Ишим (канцелярист) Яр-Мухамметь-Аталык, Ахмет-Аталык, Назар-Ясаул (адъютант), Вялит-Бий.

На том же письме в конце две чернильныя печати.

Переводил с татарского письма переводчик Араслан Бекметев.

6. Выписка из показания Гладышева в 1742 году.

От Абул-Хаир-Хана посыланы были к сыну его Нурали-Салтану (который ныне в Хиве Ханом) Киргис-Кайсаки с некоторыми письмами и с присяжным листом, по которому надлежало ему Салтану в верности Российской Империи присягу учинить; которые Кайсаки, возвратясь паки в Орду Киргис-Кайсацкую, Абул-Хаир-Хану и Поручику Гладышеву объявили, что сын Шаха Персидского с войском своим стоит в Бухарской Области, в городе Черижов, и намерение имеет, оставя Хиву в правой руке, краем Трухменского Владения подле Аральского Моря идти к Аральцам и оных искоренить, за то что они оставленного в прошлом 740 году Шахом [30] Персидскими в Хиве Ханом одного персидского министра Дайра с 40 человеки до смерти побили; а оттуда для таковаго же раззорения намерен наступить на Хиву и, оную успокоя, оставить тут Ханом прежде бывшаго в Хиве Ханом Юл-Бориса (котораго в прошлом же 1740 году Шах Персидский казнил) сына. Предупомянутаго присяжнаго листа Поручик Гладышев из Хивы от Нурали-Салтана при себе еще не получил, и оной Салтан по тому присягал-ли, о том он Гладышсв неизвестен, ибо оставленный с тем листом в Хиве Киргизец в Орду свою еще не возвращался.

Дальше