Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

Заключительная речь Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко{255}

Вступление.
Краткая оценка значения и итогов совещания

1. Настоящее совещание, проведенное Главным военным советом, по своему содержанию и по своему значению является новым знаменательным этапом в жизни Красной Армии.

2. Итоги совещания огромны. Они настолько огромны, что нет даже возможности подвести их сейчас полностью.

3. Итоги совещания, прежде всего, показывают, что мы начинаем создавать новые основы, новые предпосылки для дальнейшего роста нашей Красной Армии, что мы углубляем и расширяем ту перестройку в Красной. Армии, которую стали осуществлять по директиве товарища Сталина полгода тому назад.

Итоги совещания помогут нам наметить дальнейшие пути этой перестройки и одновременно взять правильную ориентировку в вопросах боевого обучения и воспитания армии на основе учета опыта последних военных событий.

4. На данном совещании обсуждались новые злободневные и проблемные вопросы военного искусству.

Содержание работы нашего совещания' показало, что мы нашли новую базу для быстрого роста нашего высшего командного звена и что мы добьемся поднятия на должную высоту руководства большими вооруженными силами нашей страны.

5. Обсуждение больших проблемных вопросов военного искусства открыло нам путь смелой индивидуальной и коллективной творческой деятельности, являющейся базой военной науки и военного искусства.

В проведенных здесь дискуссиях мы заложили основу объективного и здорового взгляда на опыт военной истории, который дало нам прошлое.

Мы смело, по-новаторски начали подходить к опыту современного военного искусства.

Мы нашли источник военной мысли, из которого она бурно разольется по всем порам нашего военного организма.

Мы начали по-настоящему выполнять указания товарища Сталина о поднятии военно-идеологического уровня наших командных кадров и положили начало созданию своей собственной военной идеологии.

6. Совещание, наконец, заложило основы настоящей военной психологии в воспитании наших командных кадров.

Отсюда они распространятся и на бойца.

Это обеспечит высокое моральное воспитание наших войск, без которого не может вестись современная война.

Таковы вкратце итоги и значение нашего совещания.

Перехожу к заключению по отдельным вопросам, обсуждавшимся на совещании.

Начну с вопросов оперативных.

Раздел первый.
О характере современных операций

I. Извлечения из опыта последних войн

1. Опыт последних войн и, особенно, Западно-европейской войны 1939 — 1940 гг. показывает, что в области военного искусства происходят большие сдвиги, обусловленные применением новых и усовершенствованием известных ранее боевых средств вооруженной борьбы. [339]

2. В смысле стратегического творчества опыт войны в Европе, пожалуй, не дает ничего нового. Но в области оперативного искусства, в области фронтовой и армейской операции происходят крупные изменения.

Прежде всего, важно отметить, что массированное применение таких средств, как танки и пикирующие бомбардировщики, в сочетании с моторизованными и мотоциклетными войсками, во взаимодействии с парашютными и посадочными десантами и массовой авиацией, — обеспечило, помимо прочих причин, высокий темп и силу современного оперативного наступления.

Наступательные операции во время войны 1914 — 1918 гг. захлебывались только потому, что темпы наступления и темпы подхода оперативных резервов обороны были одинаковы. Обороняющийся при прорыве всегда успевал организовать новое сопротивление в глубине.

Немецкие танковые дивизии в 1939 — 1940 гг. упредили подтягивание этих резервов. И в том, что они первыми бросались вперед, сами создавали проходы в оборонительных полосах противника и сами развивали прорыв, есть свой определенный смысл.

Не случайно немцы применили новое построение для прорыва с танковыми дивизиями впереди. Их к этому принудила безнадежность попыток прорыва в войну 1914 — 1918 гг. Они правильно учли, что сила и успех современного наступления — в высоком темпе и непрерывности наступления.

3. Как показывает опыт современных операций, база пехотной массы осталась такой же широкой и мощной, но роль пехоты при атаке изменилась. Из ударного средства она превратилась в основание бронированного ударного клина, который острием танковых дивизий врезывался в глубину территории противника.

Самостоятельность действий скоростных подвижных групп, состоявших из различного типа соединений (танковых, механизированных, моторизованных, мотоциклетных), обусловливалась их организационной структурой.

4. Операции на Западе выявили, что глубокий удар, основанный на системе взаимодействия авиации, скоростных мото-механизированных соединений и главной пехотной массы армии, имеет одно опасное звено, заключающееся в возможности разрыва между действиями авиации и скоростных соединений. Вопрос нашел свое эффективное разрешение в применении воздушных десантов, которые заполняют разрыв, образуемый между атакой авиации и подходом скоростных соединений.

5. Важно также отметить, что если раньше военные действия начинались обычно встречным наступлением, то теперь это не всегда возможно.

В настоящее время границы крупных государств, особенно на важнейших направлениях, уже опоясаны железобетонными полосами укреплений.

Несмотря на это, и в настоящее время еще имеется возможность обходить эти укрепления.

Так, например: германская армия не отважилась атаковать и прорвать линию Мажино. Не надеясь на успешный прорыв, она предпочла обойти французскую линию Мажино, не считаясь с нейтралитетом Голландии и Бельгии.

Однако могут быть случаи, когда обход долговременных железобетонных укрепленных полос будет невозможен, и войну придется начинать с прорыва современной долговременной укрепленной полосы.

Так было на Карельском перешейке в 1939 — 1940 гг., когда Красная Армия, впервые в истории войн, успешно прорвала современную железобетонную полосу, сильно развитую в глубину, показав тем самым единственный на сегодняшний день пример прорыва современной обороны, на котором нужно учиться сложному искусству прорыва укрепленных районов.

Исходя из изложенного, Красная Армия и наше высшее командование должны быть подготовлены как к действиям в маневренных условиях, так и к прорыву современных железобетонных оборонительных полос с самого начала войны с тем, чтобы сравнительно быстро развить этот прорыв, выйти на маневренный простор и полностью использовать преимущества подвижных соединений в маневренной войне. [340]

Для этого Красная Армия располагает всеми необходимыми средствами борьбы.

Опыт показал, что для осуществления прорыва современной обороны типа линии Маннергейма необходимо:

а) искусное управление, специальная выучка и правильное воспитание войск, сочетаемые с героизмом и отвагой бойцов и командиров;

б) двойное-тройное превосходство сил на главном направлении, особенно в средствах подавления;

в) массированное использование артиллерии, танков и авиации на поле боя и четкое их взаимодействие;

г) развитие тактического прорыва в оперативно-стратегический путем ввода в прорыв крупных подвижных соединений и высадки авиадесантов.

Прорыв линии Маннергейма должен рассматриваться, главным образом, как акт величайшего героизма и самоотверженности Красной Армии и как итог достижений военной техники и военного искусства в нашей стране.

Здесь нашли свое применение все новейшие и наиболее мощные системы артиллерийского вооружения, обладающие огромной ударной силой и способные разрушать бетонированные огневые точки, созданные из специального бетона, и бронированные купола из специальных сталей.

Здесь же нашли применение и все наиболее современные типы танков с утолщенной броней, которые действовали в тесном взаимодействии с пехотой.

В процессе прЬрыва линии Маннергейма все рода войск поддерживались мощной тяжелой артиллерией и бомбардировочной авиацией. Вся линия Маннергейма была с тыла изолирована действиями воздушных сил.

Наступление велось методически, но непрерывно и с неослабевающей мощью. В атаку были брошены специально подготовленные войска. Огнеметные танки атаковали прямо на казематы и направляли струю горящей жидкости в амбразуры. Саперы, включенные в состав штурмовых отрядов, следовали непосредственно за огнеметными танками и производили механические разрушения.

6. Огромное значение в успехах германской армии в войне 1939 — 1940 гг» имела тщательная подготовка театров предстоящих военных действий и операций: развитие автомобильных и рельсовых путей; создание аэродромной сети как на своей территории, так и агентурное ее обеспечение на территории противника; массовое насаждение агентуры в полосе предстоящих операций (создание паники среди населения, быстрая информация о группировках войск или важных передвижениях); подготовка передовых баз материально-технического обеспечения; накопление восстановительных средств путей сообщения.

7. Большое значение в успехе наступательных операций на Западе играл моральный фактор: твердость дисциплины, большая инициативность и активность командиров всех рангов и готовность войск к самопожертвованию.

Таковы вкратце первые извлечения из опыта последних войн.

Главный вывод из них:

а) Высокий темп операции является решающим условием успеха операции.

б) Высокий темп операции обеспечивается массированным применением мотомеханизированных и авиационных соединений, используемых для нанесения первого удара и для непрерывного развития удара в глубину.

в) Решающий эффект авиации достигается не в рейдах в далеком тылу, а в соединенных действиях с войсками на поле боя, в районе дивизии, армии.

II. Краткая оценка наших оперативных взглядов

1. Красная Армия располагает отличным личным составом и всеми новейшими средствами вооруженной борьбы; вопросы оперативного и тактического вождения войск у нас должны также отвечать всем современным требованиям.

При изучении армейской и фронтовой операции нам необходимо постоянно учитывать реальную материальную базу, с прогнозом на будущее, в связи с ростом экономики нашей страны. [341]

2. Все доклады и выступления на данном совещании показывают почти сходственное и в основном правильное понимание всех основных оперативных и тактических форм боевой деятельности войск.

Всеми без исключения, в большей или меньшей мере, трезво учитывается опыт последних войн.

Взгляды на операцию — вполне современные.

Под наступлением понимается массовое применение современных ударных средств, поражающих всю оперативную глубину обороны противника и действующих в глубоком оперативном построении.

Оборона же считается возможной лишь только как оборона противотанковая, способная сломить удар крупных подвижных группировок, способная противостоять артиллерийскому и авиационному воздействию, т. е. оборона как тактически, так и оперативно глубокая.

Нужно отметить одну принципиальную ошибку, допускаемую многими выступавшими здесь на совещании. Она состоит в разрыве оценки возможностей современных средств борьбы и методов применения, что в конечном итоге приводит к ограниченному их использованию.

3. После этой краткой оценки нашей оперативной мысли перехожу к рассмотрению наших взглядов по отдельным видам операций.

Прежде чем рассматривать наступательные операции фронта и армии, надо посмотреть, что представляет из себя современная оборона.

III. Характер современной оборонительной операции и оборонительного боя

1. Все выступления по докладам об армейской обороне и об оборонительном бое показывают правильное, в основном, понимание сущности современной обороны.

Однако многие из высказанных здесь положений нуждаются в более точных определениях и существенных поправках.

2. Прежде всего, о праве обороны на существование в связи с неудачным опытом ее в последних войнах.

Ряд успешно проведенных на Западе прорывов в войне 1939 — 1940 гг. породил у некоторых исследователей мысль о кризисе современной обороны.

Такой вывод не обоснован.

Его нельзя делать из того, что ни на польском, ни на французском фронтах немцы не встретили должного отпора, который мог бы быть им оказан при надлежащем использовании противниками существующих средств обороны (механизация оборонительных работ, разнообразный арсенал инженерных средств, мощные огневые противотанковые средства).

Оборонительная линия Вейгана, например, будучи наспех и не совсем по-современному оборудована, в добавление к этому, как тактическая оборонительная полоса, совершенно не имела подготовленной оперативной глубины. И все же, несмотря на свое многократное превосходство, немцы потратили более недели на преодоление с боем только этого препятствия.

3. Опыт войны показывает, что современная оборона не может ограничиться одной тактической зоной сопротивления, что против новых глубоких способов прорыва необходим второй и, пожалуй, третий оперативный эшелон обороны, состоящий из оперативных резервов, специальных противотанковых частей и других средств, опирающийся на подготовленные в тылу оборонительные противотанковые районы или рубежи.

При этих условиях оборона приобретает вновь свою устойчивость и сохраняет все права гражданства и в будущем.

4. Перехожу к определению сущности обороны и рассмотрению условий ее ведения в современной обстановке.

Под «обороной» («оборонительной операцией», «оборонительным боем») мы будем понимать совокупность способов боевых действий войсковых соединений или частей, применяемых для противодействия наступлению противника путем удержания занимаемого рубежа или района и основанных на использовании [342] заранее организованной системы огня, подготовленной местности и контрударов живой силы.

5. Оборона не является решительным способом действий для поражения противника: последнее достигается только наступлением. К обороне прибегают тогда, когда нет достаточных сил для наступления, или тогда, когда она выгодна в создавшейся обстановке для того, чтобы подготовить наступление.

6. Основным соображением для применения обороны, как способа действий, является создание крупных масс для удара в решающем направлении, за счет экономии сил, путем оборонительных действий на второстепенных участках.

Но не только на второстепенных фронтах может иметь место оборона.

В современной обстановке могут быть случаи, когда придется прибегать к обороне и на главных направлениях.

Например:

— когда нужно выиграть время, необходимое для подготовки наступательной операции до сбора всех назначенных сил;

— когда нужно выждать время до исхода операций на других направлениях, фронтах или театре;

— г когда выгодно предварительно расстроить или истощить наступающего противника с целью последующего перехода в наступление;

— одним словом, когда оборона является составной частью задуманного маневра операции.

Оборона особенно выгодна лишь в том случае, если она мыслится как средство для организации наступления, а не как самоцель.

7. Оборона сдма должна носить в себе идею маневра.

Во всех случаях оборона должна преследовать цель: заставить наступающего противника принять бой в невыгодных для него условиях с тем, чтобы, используя заранее выбранную и подготовленную местность, организованную систему огня всех видов, нанести противнику наибольшие потери, сломить его наступление и тем самым подготовить предпосылки для собственного перехода в наступление. Если к этому еще добавить отсутствие постоянного шаблона в построении и ведении обороны и стремление каждый раз найти новые приемы и способы борьбы, то в этом, по существу, будет заключаться идея маневра в обороне.

8. Главным врагом современной обороны, опирающейся на серьезные укрепленные пункты, является артиллерия. Это лишний раз показал опыт прорыва линии Маннергейма.

Вторым врагом является танк с хорошей броней, применяемый в массовом масштабе.

Размеры возможной современной массовой танковой атаки на главных направлениях, где противник ищет решения, характеризуются следующими показателями, взятыми из опыта последней войны.

В наступлении против бельгийской, английской и французской армий в июне 1940 года и в наступлении против французов на реке Сомма на ударных направлениях немецкие танковые дивизии (около 400 — 500 танков) атаковали на фронте 3 — 4 км, хотя на этих участках немцы не встретили серьезной оборонительной линии.

Это дает плотность танковой атаки на решающих участках от 100 до 150 танков на километр фронта.

Третьим врагом современной обороны оказался самолет ближнего действия — бомбардировщик, штурмовик, истребитель, с большой эффективностью применявшийся и для разрушения оборонительных сооружений, и для непрерывного сопровождения атаки, и для подавления глубины обороны. - Только соединение и сосредоточение действий всех этих трех родов оружия может обеспечить прорыв современной оборонительной линии, вроде линии Маннергейма или Мажино.

Советские войска являются единственными, которые с успехом осуществили опыт такого прорыва на Карельском перешейке. [343]

Немецкие войска не прорвали, а обошли с севера аналогичную линию Мажино.

Кто хочет учиться делу прорыва современной оборонительной укрепленной линии, тот должен изучить наши операции на Карельском перешейке.

9. На базе всех этих средств подавления изменились и методы современной атаки.

По немецким взглядам, которые нашли свое отражение в последних событиях на Западе, сама атака мыслится как массовое использование авиации и парашютных частей для парализования оперативной глубины обороны, как массовое использование артиллерии и авиации на поле боя с целью обеспечить подавление всей глубины тактической обороны, как массовое использование механизированных соединений, прокладывающих при поддержке авиации и артиллерии, дорогу главным силам пехоты и самостоятельно развивающих успех.

Но все это относится к прорыву таких слабых оборонительных линий, как линия Вейгана.

Такие методы атаки, примененные немцами, позволили осуществить прорыв наспех устроенной линии Вейгана и развивать успех в более высоком темпе, чем это было в первой мировой войне.

Обороняющийся оказался в тяжелом положении, в смысле невоз!фжности осуществить контрманевр против намечающегося успеха прорыва, ввиду отсутствия резервов и маневренных войсковых групп отпора.

Вот те новые условия обстановки, на которые должна ответить современная оборона.

10. Чем же обороняющийся может ответить на эти условия? Какие требования должны быть заложены в основу организации обороны? Организация обороны должна отвечать следующим условиям:

а) Оборона должна быть, прежде всего, противоартиллерийской, рассчитанной на сохранение живой силы и огневых средств от поражения массовым артиллерийским огнем, особенно в период первого артиллерийского удара, характеризующегося тщательной заблаговременной подготовкой.

б) Оборона должна быть, во-вторых, противотанковой, рассчитанной на отражение массовой танковой атаки на решающих участках — порядка 100 — 150 танков на километр фронта.

в) Оборона должна быть противосамолетной, способной противостоять сильному авиационному воздействию наступающего. Здесь имеется в 'виду не только активная зенитная оборона, но прежде всего оборона при помощи массовой истребительной авиации и целая сумма мероприятий, рассчитанная на специальный характер постройки и оборудования оборонительных сооружений и на их тщательную маскировку.

г) Оборона должна быть многоэшелонной, многополосной, глубокой, с нарастающим в глубине сопротивлением.

Поскольку при современных методах атаки маневр и всякие передвижения на поле боя во время атаки становятся для обороняющегося затрудненными благодаря быстроте развития танковой атаки, сопровождаемой массой самолетов и артиллерийским шквалом, оборона должна заблаговременно заложить в свой боевой порядок и осуществить еще в подготовительный период все мероприятия, обеспечивающие ее живучесть и устойчивость.

Оборона во всех случаях должна быть упорной и активной, постоянно готовой перейти от обороны к наступлению. Залог победы обороны — величайшее упорство, активность и решительность действий, заключающиеся в постоянном стремлении войск не только отразить наступающего, но и нанести ему сокрушительный удар.

11. Ведение современной обороны против мощных ударных средств наступления переросло за рамки тактики, стало делом оперативного порядка, делом армий и фронтов.

Наиболее полное выражение характер современной обороны находит в рамках армейской оборонительной операции.

До сего времени мы подразделяли оборону, в зависимости от задач, сил и средств, на оборону упорную и оборону подвижную. [344] Такая терминология не точна, так как всякая оборона должна быть упорной.

Если оборона имеет целью удержать определенную и подготовленную к обороне местность, то это будет оборона, по существу, позиционная.

Если оборона, при недостатке сил и средств для создания позиционной обороны, строится на принципах подвижных действий войск и стремится ослабить противника, сохранить свои силы, даже подчас не считаясь с потерей пространства, то это будет оборона маневренная.

В первом случае надо создавать и развивать оборонительную полосу и всеми средствами защищать ее; во втором — оборона строится на быстрых и внезапных контрударах или на своевременном отходе на новый рубеж. В этом последнем виде большое значение имеет подвижность обороняющегося.

Как строить, как создавать оборону в масштабе оперативном, — здесь все выступающие придерживались примерно одинаковых взглядов.

В масштабе оперативном, при позиционной обороне, развитый армейский оборонительный район (схема 1) будет включать:

а) передовую оперативную зону заграждений,

б) тактическую оборонительную зону и

в) оперативную оборонительную зону.

12. Передовая оперативная зона заграждений является крупным оперативным мероприятием, проведение которого в полной мере возможно лишь с мирного времени.

Такую полосу мы видели у белофиннов на Карельском перешейке, где она имела общую глубину от 30 до 50 км.

Войска, которым предстоит действовать в передовой оперативной зоне, независимо от того, будут ли они выделены непосредственно фронтовым командованием или входят в состав обороняющейся армии, должны, в силу своего отрыва от основных сил обороны и по характеру стоящих перед ними задач, располагать не только тактической самостоятельностью, но и достаточной подвижностью.

13. Тактическая оборонительная зона (схема 2) является главной зоной сопротивления, где должны быть сосредоточены основные усилия обороны и где наступление противника должно быть сломлено.

Она включает в себя:

а) полосу обеспечения — глубиной до 10 — 15 км, которая создается с целью задержать и измотать наступающего противника и выиграть время для подготовки оборонительной полосы. Полоса обеспечения оборудуется заграждениями; в ней действуют разведывательные части и передовые отряды;

б) главную полосу сопротивления — глубиной до 8 — 10 км, имеющую назначением остановить и расстроить атаку противника, на ней располагаются основные силы обороны;

в) вторую полосу обороны, — где располагаются корпусные резервы; она должна преградить доступ в глубину прорвавшимся подвижным частям противника и служить исходным рубежом для контратак из глубины.

За последнее время дебатируется вопрос: как предохранить войска, плотно занимающие передний край главной полосы сопротивления, от организованного артиллерийского огня противника в период артиллерийской подготовки.

Имеется мнение: войска на этот период оттягивать в укрытия в глубину обороны. Вряд ли это возможно сделать в современных условиях, учитывая темпы танковой атаки и ее авиационное сопровождение.

Имеется и другое предложение, которое, на мой взгляд, полностью отвечает требованиям современной обороны. Оно говорит о необходимости создать в главной полосе обороны две полосы сопротивления (схема 3): передовую — глубиной 2 — 2 1/2 км, и главную — глубиной тоже 2 — 2 1/2 км. В первой иметь около ¼ — 1/3 сил обороны, а главные силы обороны расположить во второй, главной полосе сопротивления.

Основное назначение передовой полосы — прикрыть и маскировать главную полосу сопротивления.

Передовая полоса сопротивления, имея перед собой зону сплошных заграждений, должна остановить наступление противника. [348] При значительном же превосходстве сил наступающего оборона в передовой полосе сопротивления должна стремиться нанести наибольшие потери танкам противника и отделить их от своей пехоты.

На второстепенных направлениях, при ограниченном количестве сил и на местности более пересеченной, передовая полоса может быть заменена усиленным боевым охранением.

Главная полоса сопротивления имеет также перед собой заграждения, и ее передний край развивается как основной рубеж обороны, который должен быть наиболее сильно обеспечен огневыми и инженерными средствами противотанковой защиты.

На ней располагаются главные силы пехоты и основные огневые средства.

За главной полосой следует полоса дивизионных резервов, которая на наиболее угрожаемых направлениях обеспечивается противотанковыми и отсечными позициями, создаваемыми резервами дивизии.

Последние составляются либо за счет дивизии (один — два стрелковых батальона), либо из приданных дивизии пулеметно-артиллерийских частей РГК.

Вторая полоса обороны оборудуется по типу первой.

Вот такое развитие обороны и расположение войск в главной полосе сопротивления нам надо ввести в нашу'практику как один из вариантов построения обороны.

Необходимо провести ряд опытных учений с задачей — уточнить некоторые вопросы, связанные с подобным видом обороны.

> По существу такое построение обороны мы видели еще в 1918 году, в конце мировой войны, на примере обороны 4-й французской армии восточнее Реймса и 17-й немецкой армии юго-восточнее Арраса.

В обоих случаях оборона закончилась полным успехом.

14. Оперативная оборонительная зона создается в глубине армейского оборонительного района с задачей борьбы с крупными механизированными силами, прорвавшимися в оперативную глубину обороны. В свете боевого опыта последнего времени она приобретает исключительную актуальность.

Эта зона заполняется противотанковыми заграждениями, противотанковыми районами и отсечными рубежами.

В ней располагаются и действуют армейские резервы, усиленные противотанковыми средствами РГК.

По возможности, в состав резерва должны включаться танковые части или соединения.

Оперативная оборонительная зона должна быть максимально разгружена от всякого рода тыловых частей и учреждений, чтобы обеспечить в ней свободу маневрирования резервов.

15. Общая глубина армейского оборонительного района без оперативной зоны заграждений будет равна 50 — 60 км.

Называвшиеся здесь нормы 100 — 120 км безусловно нереальны и ведут к разброске сил.

16. Возможным фронтом в условиях позиционной обороны надо считать:

— для стрелковой дивизии 6 — 8 — 10 км и на второстепенных направлениях 12 — 16 км;

— для стрелкового корпуса (три сд) 20 — 25 км;

— для армии (10 — 12 сд) 80 — 100 км.

17. Выделение резервов не должно идти в ущерб обороноспособности войск в полосе главного сопротивления.

Расположение резервов не должно быть тактически или оперативно изолировано от тех участков обороны, содействовать которым они предназначены.

18. При организации контратак в обороне надо иметь в виду, что против пехоты наступающего могут эффективно действовать и пехотные резервы обороны, против же танков — противотанковые резервы обороны (в основном танки, авиация и пехота, усиленная противотанковыми средствами).

19. Состав армии для обороны зависит от многих обстоятельств. [349] По количеству дивизий он будет колебаться в рамках указанных уже выше средних норм.

Армия в обороне обычно нуждается в усилении ее подвижными противотанковыми средствами РГК, дополнительной артиллерией (до 2 гап и 3 минометных батарей), танками (1 — 2 тбр), авиацией (до 1 воздушной дивизии) и химическими частями (1 — 2 тхбр).

IV. Наступательная операция

А. Общие основы фронтовой операции

1. Современная операция наиболее полно развертывается во фронтовом масштабе.

Она ведется усилиями нескольких армий во взаимодействии с подвижными группами войск, с крупными воздушными силами ближнего действия, а в отдельных случаях и морскими силами.

2. В докладах и выступлениях на совещании иногда сквозило стремление перенести, без должного анализа и серьезной критики, образцы фронтовых операций Западной Европы в условия нашего Западного театра. Такие попытки ошибочны.

Наш Западный театр обладает особенностями и по характеру местности, и по развитию дорожной сети, т. е. такими, которые особенно влияют на характер фронтовых операций.

Больше того, мы имеем несколько театров возможной войны, кроме Западного, такие как: Ближневосточный, Средневосточный, Дальневосточный, Прибалтийско-Скандинавский, и на каждом из них действия войск в тактическом и оперативном разрезе будут иметь свои особые отличительные черты.

Соответственно этому наша теория по оперативно-тактическим вопросам, помимо общих положений, должна охватывать особенности в действиях войск на различных театрах, в разнообразных географических условиях.

3. С развитием современной авиации, военной техники, с созданием крупных быстро-подвижных соединений, требующих особенно четкой организации взаимодействия, фронтовая инстанция не может рассматриваться лишь как организация стратегическая, осуществляющая общее планирование операций армий на данном стратегическом направлении и ведающая распределением сил между армиями. Фронт превратился в организацию оперативно-стратегическую, включающую в свои функции и планирование боевых усилий армий, и непосредственное руководство ими в процессе развития операций (установление взаимодействия между ВВС и наземными войсками, руководство подвижными соединениями, проведение комбинированных операций).

4. В современную эпоху, при вооруженной борьбе большого масштаба, редко удается путем одной решительной операции сразу достичь конечной военной цели (цели войны или кампании). К достижению этой конечной стратегической цели по большей части предстоит идти путем достижения ряда промежуточных целей, из которых каждая может оказаться настолько значительной, что явится содержанием особой фронтовой операции — содержанием целого стратегического этапа.

В свою очередь, каждая фронтовая операция распадается на ряд этапов. В каждом из них будут разрешаться отдельные промежуточные задачи данной операции. В рамках каждого такого этапа требуется поставить частные задачи армиям и организовать между ними оперативное взаимодействие.

5. Возможный размах фронтовых операций зависит от совокупности целого ряда данных: соотношения сил сторон, качества войск и командования, технического оснащения войск, свойства театра военных действий, степени его оперативно-инженерной подготовки, развития путей сообщения, наличия резервов и быстроты их подхода к фронту и т. д.

Опыт современных войн показывает, что размах крупных фронтовых операций весьма разнообразен и выражался следующими показателями: ширина полосы наступления 80 — 150 — 300 км; глубина одной операции 60 — 250 км, а ряда последовательных операций — значительно больше; темп наступления в операциях достигал 10 — 15 и более км в сутки. [350]

6. От указанных выше условий зависит и длительность фронтовых операций. На длительность фронтовой операции, кроме перечисленных обстоятельств, влияет и время, необходимое для ее подготовки.

Подготовка фронтовой операции на новом стратегическом этапе требует десятки дней — месяцы. Подготовка последующей операции в рамках одного этапа может исчисляться днями, максимум — неделями.

7. Фронтовая операция по своей схеме, в своем внутреннем и внешнем выражении, исключительно многообразна. Шаблон здесь абсолютно не терпим.

При современном войсковом и техническом насыщении фронтов основным видом наступательной операции является прорыв.

8. Опыт войн XX столетия наиболее полно выявил три типичные формы оперативного прорыва.

Первая из них: когда в масштабе фронта может быть применен единый удар сосредоточенными силами нескольких армий на одном сравнительно узком участке фронта (схема 4) с задачей — пробить брешь и затем ее широко развернуть (примером такого прорыва является мартовский прорыв в 1918 г. тремя германскими армиями на фронте до 70 км).

Эта форма прорыва позволяет нанести мощный сокрушительный удар сосредоточенными силами фронта. Она обеспечивает пропуск в тыл противника крупных конно-механизированных объединений.

Вместе с тем маскировка подготовки такого удара в ограниченной полосе затрудняется; также возникают трудности со снабжением войск ударной группы фронта, особенно на театрах со слабо развитой сетью путей сообщения. Особо отрицательной стороной этой формы прорыва является то, что контрманевр резервами обороны наиболее прост и, как показал опыт, такие операции быстро захлебывались. Удар на узком участке, хотя и проведенный на всю глубину оперативной обороны, захватывает весьма незначительную часть неприятельских сил.

Другая форма прорыва: когда несколько ударных армий (схема 5), построенных на широком ударном фронте, громят оборону противника на всем фронте наступления (например, германское наступление на р. Сомма в июне 1940 г. — удар нескольких ударных армий на фронте в 200 км).

Эта форма прорыва современна, она очень эффективна, но обязательные условия, в которых она может быть осуществлена, — это весьма хорошее развитие на театре путей и средств сообщения. Без этого такая операция не будет материально обеспечена.

И третья форма предусматривает нанесение нескольких взаимно увязанных ударов (схема 6) и образование отдельных армейских прорывов на нескольких операционных направлениях (прообразом такой формы прорыва является бру-силовское наступление в 1916 г.; немцы применили ее при наступлении в Польше).

Эта форма прорыва также вполне современна. Она применима при наличии относительно крупных сил и средств, достаточных для того, чтобы обеспечить производство каждого из оперативных прорывов до необходимых размеров.

Эта форма прорыва более соответствует театрам с относительно слабо развитой сетью путей сообщения. Она облегчает скрытность подготовки, сокращает [продолжительность] перегруппировки; наступление развивается на широком фронте, в пределах которого противник будет потрясен и скован, резервы его разгромлены и наступающему облегчается ведение концентрического удара, благоприятствующего окружению противника.

Надо иметь также в виду возможность одновременного проведения на театре войны двух, а то и трех наступательных операций различных фронтов с намерением стратегически, как можно шире, потрясти всю обороноспособность противника.

9. Возникает вопрос: как же лучше совершать оперативный прорыв, в каких боевых порядках направлять войска? Учитывая структуру обороны и средства наступления, это является актуальным вопросом сегодняшнего дня. [354]

Прорыв обычно может быть осуществлен, исходя из состава современных ударных армий, следующими типовыми вариантами:

1-й вариант — стрелковые соединения, поддержанные мощным эшелоном танков ПП, после мощной артиллерийской подготовки под прикрытием огневого вала и массовой авиации ближнего действия взламывают тактическую оборону противника и создают условия для броска в тыл подвижных соединений (схема 7). Этот вариант применим в условиях сильно развитой обороны противника и когда рубеж обороны проходит по танконедоступной местности.

Опасность этого варианта заключается в том, в чем она заключалась для прорывов в течение первой мировой войны, — они заглухали, так как темпы наступающего не превосходили темпов сосредоточения оперативных резервов обороны.

2-й вариант применим в условиях, противоположных первому варианту. Он состоит в том, что подвижные механизированные соединения не резервируются в начальном этапе операции, а бросаются вперед и, поддержанные мощным огнем артиллерии и авиации, на широком фронте разрушают оборону противника (схема 8).

Такую форму прорыва мы видели на бельгийской границе и на р. Сомма летом 1940 г.

Такая форма прорыва дает большой оперативный эффект; она отвечает характеру современных вооружений.

10. Вопрос, который также имеет большую значимость и который неоднократно поднимался на совещании, — это вопрос о составе сил фронта.

Само собой разумеется, это зависит от многих обстоятельств.

В 1940 г. во Франции, при операции на р. Сомма, немцы развернули на фронте до 350 км (Аббевиль — Монмеди) две группы армий с большим составом до 95 — 120 пехотных дивизий и 8 — 10 танковых дивизий, что означало перевес сил у немцев более чем вдвое.

Наши оперативные расчеты о составе сил фронта должны исходить из создания плотности на ударных направлениях:

войсковой — 1 стрелковая дивизия на 2 — 2 1/2 км;

артиллерийской — 50 — 100 орудий на 1 км;

танковой — 50 — 100 танков на 1 км,

и это — при наличии мощных подвижных резервных групп во фронтах и армиях. Усиление фронта ВВС может колебаться от 15 до 30 авиационных дивизий.

Короче: у наступающего должен быть перевес сил примерно вдвое.

11. Мото-механизированные войска и авиация являются основными элементами, модернизирующими современную наступательную операцию фронта. Они в целом подразделяются на две части: одна из них поддерживает непосредственно войска армии, другая образует подвижную группу в распоряжении фронта.

12. Подвижная группа в наступательной операции фронта призвана решить задачу создания условий, обеспечивающих перерастание успеха тактического в оперативный, а иногда и в оперативно-стратегический. Эту задачу она решает совместно с авиацией и во взаимодействии с другими армиями фронта. Подвижная группа по своему составу должна быть способной не только наносить удары накоротке, но и захватить определенный район с тем, чтобы держать его в своих руках, раскалывая при этом фронт противника на части, создавая условия, благоприятствующие окружению и полному его разгрому.

13. Глубина удара подвижной группы измеряется глубиной оперативной обороны противника (до 100 — 120 км), длительностью действий, состоянием и качеством материальной части и ремонтных средств.

14. О порядке использования подвижных групп в современной операции говорилось выше. Они могут вводиться в проделанные для них ворота или сами себе пробивать брешь в обороне.

В одних условиях из подвижных соединений фронта могут быть созданы одна или две подвижные группы, которые и будут вводиться в прорыв распоряжением фронта. [357]

В иных условиях будет более предпочтительно создать сильные подвижные группы ударных армий.

Выбор того или иного варианта использования подвижных соединений зависит от структуры фронтовой операции, от характера театра военных действий (горный район, равнина), от развития путей сообщения, от качества противника, от степени оперативного обеспечения действий подвижных соединений, от качества материальной части.

Во всех случаях порядок ввода в прорыв подвижных соединений должен быть регламентирован инстанцией, вводящей в прорыв подвижную группу.

15. Переходя к рассмотрению вопроса о роли ВВС в современных операциях, необходимо подчеркнуть, что борьба за господство в воздухе, учитывая массовость авиации и согласованность с действиями пехоты, должна осуществляться в рамках фронтовой и армейской операции.

Борьба за господство в воздухе начинается с мирного времени. Успешность ее ведения есть результат подготовки кадров, количества и качества материальной части, наличия богатой сети аэродромов. Она организуется на основе указаний фронтового и Главного командования.

Использование ВВС в операциях фронта и армий будет идти в порядке последовательного выполнения следующих задач:

1) Подавление воздушного противника, материальное и моральное истощение его наземных сил; одновременно с этим — прикрытие своих войск и тыла с воздуха.

2) Непосредственное содействие войскам в прорыве тактической обороны противника; одновременно с этим — действия против ближних оперативных резервов и дальнейшее подавление авиации противника.

3) Содействие наземным войскам в преследовании и разгроме отходящего противника; одновременно с этим — продолжение борьбы с ВВС противника и обеспечение высадки и действий воздушных десантов.

16. В отношении использования ВВС в операциях мы имеем большой накопленный опыт, но, как отмечалось на совещании, этот опыт до сих пор не обобщен и не изучен. Больше того, а это может быть особенно чревато тяжелыми последствиями, у нашего руководящего состава ВВС нет единства взглядов на такие вопросы, как построение и планирование операций, оценка противника, методика ведения воздушной войны и навязывание противнику своей воли, выбор целей и т. д.

В этой области нужно навести порядок, и чем скорее, тем лучше.

17. Весьма важной проблемой в вопросах использования ВВС в современных операциях является достижение необходимых оперативно-тактических результатов даже при отсутствии количественного превосходства авиации.

Над этой проблемой надлежит портоянно работать.

Б. Наступательная армейская операция

1. Опыт последних войн показал, что в условиях сплошных фронтов при современном насыщении их средствами вооруженной борьбы, армия теряет значение самодовлеющей оперативной величины. Даже ударная армия с максимальным боевым составом — и та утеряла свою самостоятельность в достижении крупных оперативных объектов, а тем более стратегических. Армия является частью фронта, и только в рамках фронтовой операции, во взаимодействии с другими армиями она осуществляет с наибольшей эффективностью свою оперативную деятельность.

Логически с этим связано и то положение, что в ряде случаев выгоднее использовать фронтовым распоряжением более укрупненно такие средства, как авиацию, воздушные десанты, подвижные соединения, чем распылять их по армиям.

2. В условиях же несплошных фронтов, на театрах, где действия войск, в силу географических и топографических условий местности, будут протекать по отъединенным друг от друга операционным направлениям, — там полностью сохраняется оперативная самостоятельность армии. С этим положением связано и ее насыщение авиацией и подвижными соединениями. [358]

3. Решающими элементами в современных армейских операциях являются:

а) опытное и смелое руководство;

б) закаленные кадры;

в) дороги, дорожное строительство и материально-техническое питание армии.

Блестящая по своей схеме операция может превратиться в катастрофу при нехватке, например, горючего, и наоборот, даже избыток материально-технического снабжения и наличие прекрасных дорог не могут спасти операцию от провала, если руководители операции не удовлетворяют требованиям правильного руководства, если среди кадров преобладают тупые и безвольные люди, шляпы и болтуны.

4. Ударная армия с ее мощными современными средствами разрушения и подавления способна прорвать любую тактическую зону обороны противника и выйти для борьбы в его оперативной глубине. Развитие успеха в этой глубине (превращение его в полный завершенный оперативный прорыв и достижение стратегического эффекта) остается и в настоящее время вопросом весьма серьезным. Наличие перед собой нерастерявшегося противника, способного к сопротивлению и имеющего возможность подтянуть к угрожаемому направлению большое количество противотанковых и противовоздушных средств борьбы и создать новую полосу обороны, может поставить под сомнение достигнутый успех, если наступающий своевременно не предпримет нужных мер.

Вот этим и определяется необходимость более широкого фронта наступления (нескольких армий) и более глубокого построения армии и фронта в целом. Резервные дивизии и корпуса, резервные армии и подвижные соединения, бесперебойное пополнение убыли авиации — вот что только обеспечит желательный размах операции и ее завершение. Количество резервов по отношению к войскам первого эшелона будет всякий раз определяться обстановкой.

5. Во фронтовой наступательной операции принимают участие несколько армий разного состава. На направлениях главного удара фронта группируются наиболее сильные, наиболее технически оснащенные армии, или так называемые ударные армии.

На вспомогательных направлениях действуют армии менее сильного состава — обычные армии.

Ударная армия должна располагать такими мощными средствами подавления, которые обеспечивали бы ей возможность достаточно широкого взлома обороны противника (до 20 — 30 км) и надежное преодоление всей оперативной глубины сопротивления противника.

6. Расчет сил и средств для оперативного прорыва армии будет всякий раз зависеть от конкретных условий обстановки, в которой осуществляется* прорыв. Колебания в составе ударных армий, действующих на том или ином направлении, могут быть весьма значительны.

Исходя из тех плотностей на ударных направлениях, которые уже приводились выше при расчетах состава сил фронта, можно допустить, что в состав ударных армий, для условий нашего Западного театра, в среднем будет включаться: до 14 — 18 стрелковых дивизий, до 10 — 12 артиллерийских полков РГК, до 6 — 8 танковых бригад, до 2 — 3 авиационных дивизий и сильная подвижная группа.

В этот расчет не входят фронтовые средства и резервы, которые могут иногда в значительной степени поднять среднюю оперативную плотность на том или ином операционном направлении.

Превосходство в силах не должно исчисляться только количеством стрелковых дивизий; техническая оснащенность войск служит ныне важнейшим показателем в этом отношении.

Примерный расчет плотности артиллерии и глубины огневого воздействия при прорыве укрепленной позиции противника по опыту прорыва линии Ман-нергейма показан в приложении.

7. В некоторых случаях ударная армия может не иметь в своем составе крупных подвижных соединений. [359] Это зависит как от построения фронтовой операции (например, наличие подвижной группы фронта, развивающей прорыв на стыке двух армий), так и от местных условий, не благоприятствующих использованию подвижных соединений для развития прорыва на данном направлении. В этих случаях развитие прорыва в армейском масштабе будет осуществляться с использованием усиленных стрелковых соединений и авиации.

8. Планом армейской операции должны быть ориентировочно намечены ее размах и темп развития.

Размах наступательных операций, т. е. ширина и глубина захватываемой ими полосы, зависит от совокупности целого ряда политических, оперативных и материально-технических факторов.

Одним из критериев размаха современной наступательной операции армии по глубине может явиться глубина современной оперативной обороны (до 75 — 100 км).

9. Темп развития операции также зависит от многих условий. Политико-моральное состояние войск, их выучка и упорство, качество управления, степень превосходства сил, мощность средств подавления, подвижность войск и тылов и т. д. и т. п. — все это влияет на темпы операции.

Последний исторический опыт и теоретические исследования показывают, что средняя скорость продвижения современной ударной армии около 10 — 15 км в сутки (бывает и 40 — 50 км).

10. Формы, которые может принять армейская операция, различны (схема 9).

Наиболее часто встречаемыми формами надо считать: удар либо центром, либо на одном из крыльев армии. При такой схеме операции в боевом построении армии имеются и ударные, и сковывающие группировки.

При современном войсковом насыщении фронтов, при нарезке узких полос для наступления армии (до 50 км) надо ожидать и такого построения армии, когда все ее корпуса будут ударными. Такая форма операции показана на той же схеме.

11. Один из вариантов боевого построения армии для операции прорыва показан на схеме 7. В этом случае прорыв осуществляет пехота, поддержанная сильным эшелоном танков ПП и авиацией; подвижная же группа войск вводится в прорыв, уже образованный пехотой.

В. Управление

Касаясь вкратце вопросов управления, необходимо отметить следующие основные вопросы:

1. Важнейшей задачей командования и штабов армий и фронта является создание подавляющего превосходства сил на главном направлении, организация их взаимодействия и обеспечение этих вопросов в процессе боя и операции путем маневра массой артиллерийского огня, танков и авиации, своевременного ввода резервов и согласования усилий между соседями в интересах главного удара.

Растаскивание ударной группировки не должно быть допущено никоим образом.

2. Операции современных армий, насыщенных артиллерией, танками, авиацией и другими техническими средствами борьбы, утратили свою прямолинейность и тягучесть. Они стали сложными, динамичными, насыщенными столкновениями крупных подвижных соединений и значительных масс авиации в резко меняющейся маневренной обстановке.

В ходе фронтовой операции на одном направлении может развиваться встречное сражение, на другом — прорыв, на третьем возможен переход к обороне. Борьба будет вестись в разнообразных формах, на широком фронте и большой глубине. Она потребует большого напряжения, мобильности, умелого и гибкого управления, а главное — высокой подготовки и твердых практических навыков высшего командного состава и штабов.

Искусство управления современной операцией заключается в умении высшего командного состава и штабов предвидеть ход операции, ее формы, трения для того, чтобы всегда иметь на направлении главного удара подавляющее превосходство сил и средств и правильно организовать их взаимодействие. [361]

V. Отдельные вопросы

А. Подвижные соединения; тенденции их использования к развития

1. За последнее время, в связи с некоторым ростом самостоятельности и обороноспособности танков, появились взгляды о предоставлении еще большей самостоятельности танковым войскам и, в частности, стремление не связывать группу танков ПП темпами продвижения пехоты.

Более правильно будет придерживаться той точки зрения, что самостоятельные подвижные группы фронтового и армейского порядка, оснащенные мощными танками большого радиуса действия и хорошо обеспеченные мотопехотой (на автомобилях и мотоциклах), подвижной артиллерией, авиацией и другими средствами боевого обеспечения, будут получать все больше и больше самостоятельности в оперативном и даже стратегическом масштабе, поскольку они будут иметь дело со слабо укрепленной обороной противника (а не такой укрепленной оборонительной линией, как линия Маннергейма или линия Мажино).

Танки же ПП должны идти с пехотой, расчищать ей дорогу и непосредственно ее обеспечивать.

2. Поскольку за последнее время определяется стремление увеличить калибры противотанковых артиллерийских средств, постольку же идет и будет идти увеличение и утяжеление танковых систем за счет утолщения брони.

3. В отношении организации наших мотомеханизированных вооружений мы стоим на правильном пути: надо создавать смешанные подвижные соединения большого радиуса действия и соединения РГК для непосредственной поддержки стрелковых войск, которые должны обладать мощной броней, сильным вооружением и высокой проходимостью.

4. Не надо думать, что теперешний тип танка есть последнее слово в области форм вездеходных боевых машин и вообще машин, взламывающих современную оборону.

Б. ВВС; их использование и тенденция развития

1. Последний опыт на Западе подтвердил необходимость наличия войсковой авиации, авиации армейской и фронтовой, используемой по обстановке для обеспечения войск и для самостоятельных действий, а также авиации РГК.

2. По типам самолетов тенденции развития таковы:

— истребители: а) одноместные, одномоторные, бронированные, скоростные, пушечные; б) двухместные, двухмоторные, дальнего действия для сопровождения дальних бомбардировщиков;

— бомбардировщики: а) ближнего действия — пикирующие; б) дальнего действия — скоростные, хорошо вооруженные;

— штурмовики: одноместные, бронированные, пушечные, скоростные;

— разведчики: двухместные, скоростные, хорошо вооруженные.

3. Тенденция развития по бомбам:

— мелкие зажигательные бомбы, фугасные бомбы различного веса до двух тонн, бомбы дополнительного ускорения, реактивные бомбы-снаряды и специальные бомбы (воющие, химические и пр.).

В. Подготовка театров военных действий

Подготовка театров военных действий имеет исключительное значение для проведения современных операций. Это слагается из следующих мероприятий:

— подготовка рельсовых и автомобильных путей;

— заложение баз материально-технического снабжения и создание ремонтной механической базы;

— развитие аэродромной сети;

— развитие сети связи;

— создание санитарно-ветеринарной базы;

— издание хорошей карты театра;

— подготовка квартирного расположения войск;

— агентурная подготовка театра на территории противника; [362]

— изучение театра штабами и командным составом;

— инженерная подготовка театра;

— развитие системы ПВО.

Г. Особенности в характере операций на малокультурных театрах

1. На таких театрах, как Средневосточный, Дальневосточный и Ближневосточный, операции будут протекать по отдельным операционным направлениям, поэтому армия там сохраняет свою самостоятельность, а иногда самостоятельными будут корпуса и даже дивизии.

2. Развитие рельсовых путей и автомобильного транспорта создает возможность насыщения отдельных операционных направлений малокультурных театров войсками и техническими средствами борьбы почти в тех же нормах, как на фронтах Западных театров (опыт Халхин-Гола, Абиссинии и Китая).

3. Основной проблемой операции на малокультурных театрах, учитывая современную структуру и характер вооружений, являются пути и средства сообщения.

Недостаток на этих театрах местной рабочей силы заставляет учить войска строительству дорог.

Основным видом транспорта на всех театрах является автотранспорт.

Вьючный транспорт сохраняет свое значение в войсковом звене при действиях в бездорожных районах.

Трактор может применяться в любых условиях во всех звеньях.

Раздел второй

Об итогах и задачах боевой подготовки войск Красной Армии

I. Опыт последних войн

1. Опыт последних войн показывает, что для успешного ведения операций необходимо:

а) четкое и смелое управление войсками, хорошие закаленные кадры, высокая выучка войск и правильное их воспитание;

б) двойное-тройное превосходство сил на главном направлении при наступлении и непрерывная борьба за превосходство сил на главном направлении в ходе операции;

в) тщательная и заблаговременная подготовка операции и хорошо организованная разведка;

г) искусное применение больших масс артиллерии, танков и авиации в сочетании с мотомеханизированными войсками и воздушными десантами;

д) чёткая организация материально-технического снабжения войск и непрерывное питание операции.

2. В успехе наступательных операций большое значение имел моральный фактор (твердость дисциплины, большая инициативность и активность всех бойцов и командиров, готовность войск к самопожертвованию) и четкая организация взаимодействия родов войск (пехоты, танков, артиллерии и авиации).

3. Быстрый темп операции предъявил большие требования пехоте: совершать организованно скоростные и длительные марши (до 50 км), быстро грузиться на автотранспорт и широко использовать последний, а для прорыва укрепленных районов потребовалась специальная подготовка пехоты для штурма.

4. Массовое применение авиации и танков потребовало особенно тщательной и искусной организации ПВО, ПТО и принятия мер маскировки при всех действиях войск.

Война потребовала исключительного внимания мотору как в воздухе, так и на земле, ввиду быстрого его появления и внезапного действия{256}. [363]

Потребовалось зенитные средства и противотанковые орудия иметь в постоянной боевой готовности. Там, где этим пренебрегали, — расплачивались кровью.

На особо принципиальную высоту операция прорыва поставила вопрос взаимодействия пехоты, авиации, танков и артиллерии.

II. Состояние боевой подготовки войск Красной Армии

1. Война с белофиннами выявила всю пагубность нашей системы боевой подготовки — проводить занятия на условностях, кабинетным методом. Наши командиры и штабы, не имея практического опыта, не умели по-настоящему организовать усилия родов войск и тесного взаимодействия, а главное — не умели по-настоящему командовать.

Младший командный состав и красноармейцы учились всему условно — и атаке, и наступлению, и форсированию рек.

На деле оказалось, что нужны не условности и не рассказы о войне, а требуется умение по-настоящему серьезно воевать.

2. Летний период этого года явился переломным моментом в вопросах воспитания и обучения армии в условиях, приближающихся к боевым. Мой приказ ? 120 четко определил, чему учить войска. Однако проведенные осенние смотровые учения выявили, что войска еще полностью не перестроились. Во всех округах оказались живучими еще старые, порочные методы работы.

Нужно открыто и честно признать, что работа по перестройке системы учебы (как это требовалось моим приказом ? 120) требует длительного времени и упорного труда.

3. Боевая подготовка и сегодня хромает на обе ноги. Сигналы о неорганизованности учебы с новобранцами в ряде округов свидетельствуют, что некоторые командиры частей и соединений не серьезно подходят к делу и не точно выполняют мои указания.

Вот факты безобразного отношения командиров частей и соединений к учебе новобранцев:

ЗапОВО: 24 сд в течение месяца занималась без винтовок и без учебных приборов (лежали на складах и не были розданы);

27 сд — подготовка новобранцев организована в каждом полку различно (345 сп сформировал в каждой роте один взвод; 132 сп сформировал в каждом батальоне по одной роте; 239 сп всех новобранцев свел в один батальон). В этих полках учебное оружие неисправно; учебные приборы и пособия отсутствуют. Учеба проводится неудовлетворительно (несколько в лучшую сторону выделяется 345 сп).

КОВО: 81 мд, 41 и 139 сд — командиры частей и дивизий, а также и их штабы не руководят и не контролируют хода боевой подготовки новобранцев (ограничились только отдачей приказов).

Эти факты свидетельствуют, что наследие старой расхлябанности не изгнано и живет вблизи больших руководящих начальников и их штабов. Во время войны такие начальники будут расплачиваться кровью своих частей. Поэтому мы должны сейчас же пресечь в корне всякое попустительство и потребовать точного выполнения приказов.

Пора уже всем осознать, что только хорошо обученная и с крепкой дисциплиной армия может рассчитывать на успех. А там, где настоящая требовательность и строгость армейской жизни подменяются разговорами, там нельзя ожидать успехов, там серьезному делу готовится провал, а командиры и начальники всех степеней стоят на грани преступления.

Все недоделки в боевой подготовке прошлого учебного года нужно отнести за счет нашей слабой требовательности.

Работа этого года должна отличаться высоким качеством руководства и организации, упорством и настойчивостью выполнения поставленных задач, с тем чтобы осенью мы могли подвести полноценные итоги. [364]

III. Задачи боевой подготовки войск Красной Армии на 1941 учебный год

Для выполнения задач боевой подготовки 1941 года Красная Армия располагает всем необходимым. Она имеет самое основное — растущий командный состав, крепкое и устойчивое политико-моральное состояние войск и материальную базу.

I. Общие задачи для всех родов войск

1. На основе правильного сочетания методов воспитания и дисциплинарной практики обеспечить насаждение во всех звеньях армии действенной крепкой советской воинской дисциплины.

Дисциплина является главной силой армии. Недостаточно, чтобы наш боец бессознательно подчинялся требованиям дисциплины из-за боязни наказания. Он должен быть убежден, что дисциплина в армии необходима и что его начальники тоже подчиняются ей.

В основу дисциплины нужно положить в первую очередь воинское воспитание и личный пример командира.

Наряду с этим нужно создать в войсках такую обстановку, которая исключала бы возможность нарушения установленного в армии порядка. Всякое попустительство, всякие отступления от .требований дисциплины нужно в корне изжить.

2. Укрепить единоначалие как основу управления войсками, всемерно поднять роль и значение командного состава армии, поднять авторитет командира.

Командир должен быть образцом и примером для своей части. Он должен быть на голову выше своих подчиненных.

Нужно неустанно работать над совершенствованием подготовки нашего командира, постоянно руководить и помогать ему в служебной работе.

3. Правильно воспитывать и обучать войска для современной войны. Успех в бою зависит не только от численности и выучки бойцов, от мощи и обилия технических средств, но и от моральных сил бойцов. Побежденной является не та сторона, которая понесла большие потери, а та, у которой иссякли моральные силы.

Воспитать и развить у каждого бойца и у каждого командира высокие моральные силы (твердость дисциплины, инициативность и активность, готовность к самопожертвованию), которые бы при любых боевых испытаниях остались неиссякаемыми, — составляет главную задачу всей нашей воспитательной работы.

Обеспечить приближение нашей повседневной учебы к современной боевой действительности. Учить войска только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне, — основная организационная задача нашей подготовки.

4. Для успеха в современном бою и операции требуются четкая слаженность и взаимодействие всех родов войск, с безудержным стремлением всех без исключения вперед, с целью во что бы то ни стало выполнить поставленные задачи.

2. Задачи по родам войск

Пехота

1. Быстрый темп современных операций предъявляет большие требования пехоте.

Упорные бои в суровых условиях Карельского перешейка потребовали от войск умелых действий и большого напряжения физических и моральных сил. Дерзостная боевая инициативность и самостоятельность подразделений и отдельных бойцов всех родов войск позволяли использовать маленькую щель в обороне противника для просачивания в глубину, во фланг и тыл. Эти качества могут явиться результатом хорошей выучки мирного времени, жесткой дисциплины, простоты и ясности поставленных задач. [365]

2. Извлекая уроки из опыта последних войн, в том числе и войны с белофиннами, нам нужно придти к выводу, что наша пехота требует к себе большего внимания, чем мы уделяли ей до сих пор.

Нам пришлось на своем собственном опыте убедиться, что без хорошей пехоты в современной войне победы не достигнешь. Отличную пехоту нужно иметь не на словах, а на деле. Нужно со всей решительностью поднять теперь же значение и авторитет нашей пехоты, поставив ее в центре внимания всей работы. Пехоту нужно умело и настойчиво готовить, приучая весь состав (бойца и командира) ко всем лишениям и тяготам походно-боевой жизни и полной самостоятельности в действиях одиночного бойца и подразделений. Пехотинец должен быть храбр и решителен, самостоятелен и упорен в бою. Эти качества мы должны внедрять неустанно всему личному составу пехоты и в первую очередь ее командному составу.

3. Нужно теперь же добиться действительного перелома в одиночной подготовке бойца. Подготовить таких полноценных одиночного бойца и специалиста, котфые по своей выучке, физической и моральной выносливости успешно могли бы вести современный бой.

Современный бой зачастую распадается на ряд мелких отдельных эпизодов. Поэтому роль одиночного бойца огромна. Без инициативного бойца и младшего командира нельзя рассчитывать на успех в бою.

Необходимо постоянно и настойчиво добиваться подготовки легко управляемых мелких подразделений — отделение, взвод, рота, батарея, эскадрон, батальон, дивизион, умеющих выполнять любые боевые действия на основе целесообразного применения и тесного взаимодействия всех имеющихся средств вооружения и приданных на усиление.

Нужно всем нам со всей отчетливостью осознать, что успех боя определяет пехота.

Пехоту нужно отлично обучить:

— скоростным маршам с мерами безопасности в любых условиях обстановки (под угрозой воздушного и наземного нападения противника), с постоянной готовностью к бою;

— гибкому и быстрому маневрированию на поле боя;

— упорству и бесстрашию в борьбе, несмотря ни на какие лишения и трудности обстановки боя, с готовностью к самопожертвованию.

Конница

Конница в современной войне занимает важное место среди основных родов войск, хотя о ней здесь, на нашем совещании, мало говорили. На наших обширных театрах конница найдет широкое применение в решении важнейших задач развития успеха и преследования противника после того, как фронт противника будет прерван.

В боевой подготовке конницы ставлю следующие задачи:

1. Научить весь состав конницы смелым и активным действиям.

2. Подготовить кавалерийские соединения к действиям на флангах, в прорыве и в тылу противника во взаимодействии с артиллерией, танками, моторизованной пехотой, авиацией и авиадесантными войсками.

3. Тренировать конницу в совершении длительных и форсированных маршей днем и ночью, на различной местности и в преодолении водных преград.

4. Научить конницу действовать в условиях воздушной угрозы (нападения); уметь быстро рассредоточиваться (расчленяться) и принимать меры ПВО и ПТО.

Артиллерия

1. Опыт последних войн со всей очевидностью подтверждает, что артиллерия в современном бою по-прежнему играет роль главной прорывной и ударной силы пехоты.

Наша артиллерия, имея все необходимые калибры и нужную подвижность, призвана сыграть в бою важнейшую роль. Своим огнем она должна проложить путь пехоте и танкам и совместно с ними решить успех боя.

Опыт прорыва современной сильно укрепленной линии Маннергейма показал значение массового огня артиллерии по площадям и точной стрельбы артиллерии с умелым применением особых видов снарядов. [366]

Нашему командному составу артиллерии надлежит зорко следить за всеми артиллерийскими новшествами на Западе и извлекать для себя все полезное. Пытливая мысль командира в этой области должна всемерно поощряться.

2. Анализируя вопросы применения артиллерии в последних войнах, я приходу к выводу, что боевую подготовку артиллерии Красной Армии нужно вести на следующих началах:

— ведение централизованного, управляемого массированного огня крупных артиллерийских масс;

— взаимодействие крупных артиллерийских масс с пехотой, танками, авиацией не только на принципе разделения задач, но и на принципе совместного выполнения одной задачи (что особенно трудно);

— ведение сложных видов стрельб: на топографической основе, в условиях ночи, на рикошетах и т. д.

Автобронетанковые войска

1. Успешные наступательные операции на Западе в большой мере были обусловлены активными действиями танков в больших массах. Мехвойска явились средством прорыва и средством развития прорыва.

Война потребовала от мехвойск умения самостоятельно решать некоторые боевые задачи, вплоть до прорыва укрепленной полосы и, наряду с этим, умелого взаимодействия с авиацией, артиллерией и пехотой.

2. В боевой подготовке автобронетанковых войск нам необходимо обратить внимание:

— на подготовку мехсоединений к самостоятельным действиям во всех видах боя, при поддержке авиации и во взаимодействии с воздушными десантами; отработку ведения наступательного боя и ввод в прорыв во взаимодействии со стрелковыми корпусами и авиацией;

— на подготовку танковых частей и соединений к ведению всех видов боя во взаимодействии с пехотой, артиллерией и авиацией; научить самостоятельным действиям в подвижных формах боя (встречный бой, преследование);

— на отработку атак по сильно изрытой, пересеченной местности, а также на освоение боевых действий танков ночью.

Военно-Воздушные Силы

Искусное применение авиации в больших массах в последних войнах и у нас, и на Западе способствовало быстрому успеху наземных войск. Современная война показала огромное значение авиации ближнего действия, а также ночных действий авиации и высотных полетов.

В боевой подготовке авиации нам надлежит по-серьезному заняться следующими вопросами:

— выработать у высшего командного состава ВВС единые взгляды по всем оперативным и тактическим вопросам ведения войны в воздухе;

— отработать взаимодействие с войсками в любых условиях, а также и самостоятельные действия крупными массами и мелкими самостоятельными группами, последовательно следующими одна за другой;

— овладеть полетами в ночных и плохих метеорологических условиях; уметь находить и поражать цели ночью и научиться хорошо обслуживать материальную часть;

— научиться говорить с землей.

Всю авиацию, расположенную в приморских округах, тренировать действиям по морским базам и кораблям.

Воздушные десанты

Воздушные десанты в последней войне на Западе сыграли положительную роль. Будучи хорошо подготовлены не только к прыжкам с самолетов, но и самостоятельным боевым действиям, эти войска своим появлением на земле и энергичными действиями дезорганизовали противника. [367]

В боевой подготовке воздушных десантных частей и соединений и нам надлежит заняться тем, чего требует современный бой. Нужно учить тому, что придется практически выполнять в бою в тылу у противника. В этом вопросе нам нужно шагнуть дальше Запада, ибо опыт воздушных десантов немцы впервые позаимствовали у нас.

Инженерные войска

1. Опыт наступательных и оборонительных операций со всей резкостью поставил вопрос о необходимости всем родам войск высоко владеть инженерным искусством и иметь в достаточном количестве отлично подготовленные инженерно-саперные части и разнообразный арсенал инженерных средств.

Инженерные войска (саперы) перестали быть каким-то «тыловым войском» в последних войнах они играли весьма видную роль в атаках оборонительных позиций противника и особенно при прорывах укрепленных районов; саперы и пехота выполняли совместно боевые задачи при прорыве укрепленных районов и при форсировании рек.

2. Нам нужно всемерно поднять значение, роль и подготовку наших инженерных и саперных войск и обучение инженерному искусству других родов войск, в первую очередь пехоты.

Наши войска надлежит подготовить не только к решительным и всесокрушающим операциям, но и к обороне по-новому, к обороне, способной выдержать любой удар противника, чтобы она была противоартиллерийской, противотанковой, противовоздушной, глубокой, нарастающей в глубине и активной.

Современную оборону нужно уметь строить, чтобы она была упругой, защищала бы свои войска и и способствовала бы разгрому врага.

Тыл

Опыт последних войн особо резко выявил роль тыла в непрерывности питания современного боя и операции материально-техническим снабжением. Стало ясно, что успех боя и операции зависит от четко организованной и стройной работы всех органов тыла (планирующих и снабжающих).

В этой неоспоримой истине мы убедились на Карельском перешейке при прорыве линии Маннергейма.

Опыт проведенных нами операций показал чрезмерную громоздкость нашего войскового и армейского тыла, его неповоротливость и уязвимость от авиации противника, а также крайне низкую выучку тыловых частей, учреждений и органов управления тылом.

По-старому наши табеля раздуты, в войсковом тылу возится много ненужного частям для боя, современные виды продовольственного снабжения — концентраты и комбикорм — еще не внедрены в наш тыл, снабжение горючим требует доработки, служба ремонта и восстановление боевой техники организуются еще плохо. Транспортные средства в большинстве случаев используются неэкономно и неудовлетворительно. Регулирование и служба на дорогах организуются также плохо.

Необходимо самым срочным порядком устранить недочеты как в организации, так и в подготовке тыла, для чего:

1. Генеральному штабу пересмотреть организацию войскового тыла в сторону его сокращения и большего приспособления к боевым условиям.

2. Главному интендантскому управлению Красной Армии немедленно заняться практическим разрешением вопроса создания запасов и введения на снабжение Красной Армии как в военное, так и в мирное время концентратов и комбикорма

3. Командирам соединений и частей заняться по-настоящему подготовкой тыла с тем, чтобы в 1941 году четко отработать управление войсковым и армейским тылом в динамике его работы и оборону тыловых учреждений.

4. Тренировать на практической работе и на занятиях органы снабжения в частях и соединениях в оперативности и поворотливости. [368]

5. Уделить особое внимание сколачиванию отделов штабов по устройству тыла и служб снабжения с тем, чтобы они понимали друг друга и обеспечивали бы своевременное питание боя и операции.

Штабы

Вся история последних, войн отчетливо подтверждает высокие требования к штабам в деле организации и руководства боем, операцией. Теперь уже каждому командиру части, соединения известно, что он может с успехом командовать, управлять боем только при наличии хорошо подготовленного им, сколоченного и организованного штаба. Всякие попытки командира заменять собою штаб, действовать одному, без штаба, обречены на неудачу. Такие действия командира нужно признать безграмотными и кроме вреда, ничего не приносящими. Жалобы на плохую работу штаба теперь нужно понимать как самооправдание командира в своей несостоятельности, так как штаб является не посторонней отвлеченной величиной, а его органом управления, рабочим аппаратом.

Штаб нужно готовить в мирное время и проверять его готовность к войне (личный состав, материальная часть, средства связи) на всех занятиях и в жизни, повседневно вникая в работу штаба, и требовать от него полноценной работы.

Труд штабных командиров нужно всемерно уважать и ценить.

3. Подготовка высшего командного состава и штабов

1. Опыт последних войн со всей убедительностью подтверждает необходимость наличия у командира не только хороших знаний военного дела, но организованной воли и высокой культуры.

Современный бой и операция требует квалифицированного командира и его штаба. Нужно уметь организовать бой и управлять им.

2. На сегодня оперативная подготовка высшего командного состава не достигает требуемой высоты и нуждается в дальнейшей упорной работе как в порядке подчиненности, так и лично каждым над собой.

Необходимо всем нам в вопросах личной военной подкованности со всей решительностью изжить вредное чванство и самодовольную успокоенность. Нужно признать, что некоторым товарищам надо еще оправдывать звание генерала и высокую должность неустанным трудом на собой, кропотливо изучая теорию военного дела, опыт войн и осваивая опыт вождения войск в современном бою.

Мое внимательное изучение письменных докладов наших генералов .по тактическим и оперативным вопросам, а также выступления здесь по докладам и решение летучек убедили, что у некоторых наших генералов еще слаба база знаний; нет глубокого анализа вопросов; отсутствует перспектива развития отдельных положений современной операции.

В боевой подготовке высшего командного состава и штабов соединений в 1941 году нужно потребовать:

1. Умения вождения в современном общевойсковом бою полка, дивизии и корпуса как в штатной организации, так и со средствами усиления.

2. Отработка взаимодействия родов войск не только на поле боя (особенно пехоты с артиллерией, танками и авиацией), но и в масштабе сражения, операции и ряда операций в течение длительного времени (дни, недели). Усилия всех родов войск направить на обеспечение действий пехоты, определяющей успех боя.

3. Организованного и творческого управления операцией и боем, постоянного и полного материального обеспечения войск в бою.

4. Тщательного изучения тактики высших соединений и основ армейской и фронтовой операции с принципиальными выводами для своего театра военных действий. [369]

4. Политическая пропаганда в армии

Центральный Комитет нашей партии, Советское правительство и лично товарищ Сталин потребовали от нас коренной перестройки обучения и воспитания Красной Армии, изгнания устаревших и несоответствующих форм и методов боевой подготовки и политического воспитания войск.

Решающим мероприятием по осуществлению этих задач явилось практическое проведение в жизнь полного единоначалия и насаждения советской воинской дисциплины в Красной Армии.

Переход к полному единоначалию был совершенно необходим, ибо обучить Красную Армию в духе новых требований, подготовить ее к успешному ведению современной войны и научить побеждать не только слабых, но и сильных врагов — было бы невозможно без полновластного командира-единоначальника.

Всякое умаление авторитета командира, всякое ограничение полноты его власти неизбежно ведут к ослаблению дисциплины, а следовательно, и к ослаблению боеспособности Красной Армии.

Без полного единоначалия невозможно руководить войсками Красной Армии в современных условиях.

Чтобы навести настоящий порядок в Красной Армии, нужно дать нашему командиру всю полноту власти и возложить на него ответственность за все стороны жизни части — за боевую подготовку и политическое воспитание подчиненных.

Органы политической пропаганды, партийные организации должны были всей системой своей работы помочь командованию в укреплении единоначалия, в повышении авторитета командира — полновластного руководителя войск. Однако не все поняли это важнейшее требование и не проявили достаточной инициативы и настойчивости в выполнении этой важнейшей задачи.

Прошел достаточный срок, чтобы подвести первые итоги перестройки в системе партийно-политической работы.

Органы политической пропаганды и вся масса политработников провели большую работу по разъяснению смысла и значения проводимых мероприятий в Красной Армии по укреплению единоначалия, насаждению строжайшей воинской дисциплины и повышению качества боевой выучки войск.

И там, где политработники поняли эти новые требования и своевременно перестроили свою работу, — они сумели добиться больших успехов в боевой подготовке, в дисциплине и в укреплении единоначалия.

А там, где политработники и партийные организации не поняли этих важнейших задач и не перестроили свою работу, там успехи воспитательной работы еще крайне незначительны. В партийно-политической работе еще много формализма и канцелярщины. Вместо живой, конкретной работы в массах многие политработники занимаются администрированием, чрезмерным увлечением бумажным руководством; а часть политработников, не понимая существа проводимых мероприятий в Красной Армии, встала на позицию нейтральных наблюдателей и очень несмело, робко включается в дело политического воспитания бойцов и командиров. Некоторые из них Постановление{257} об укреплении единоначалия расценили как ограничение их функций и умаление своей роли. Были и такие факты, когда отдельные политработники, в связи с проведением единоначалия, встали даже на путь противодействия этим мероприятиям.

Решительные мероприятия Главного управления политической пропаганды Красной Армии, направленные на ликвидацию этих крупных недостатков, привели к тому, что за последнее время таких настроений со стороны наших политработников становится все меньше и меньше.

Одной из важнейших задач в деле повышения боеспособности Красной Армии является политическое воспитание всей массы бойцов в духе беспредельной преданности партии Ленина — Сталина, в духе постоянной боевой готовности и умения, с оружием в руках, защищать свою социалистическую Родину. [370]

Пора понять всем — и командирам, и политработникам, — что без решительного усиления политической пропаганды, без конкретной живой работы среди масс, без надлежащего воспитания бойцов и командиров нельзя успешно осуществить все намеченные нами мероприятия по дальнейшему укреплению единоначалия, дисциплины и повышению боевой выучки войск.

Мы должны создать и поднять во всем личном составе Красной Армии высокие моральные качества, веру в свое оружие и боеспособность частей.

Мы обязаны воспитать бойца Красной Армии мужественным и смелым, настойчивым и выносливым, всегда стремящимся только вперед, несмотря ни на какие преграды и трудности.

Надо добиться такого положения, чтобы каждый боец и командир считал своей честью и своим долгом беспрекословно выполнить любое боевое задание, невзирая ни на какие лишения.

Мы все, как один, должны запомнить, что чем выше и крепче моральные качества воинов Красной Армии, их политико-моральное состояние, тем сильнее и долее могучей становится наша армия, тем скорее и лучше мы выполним задания, поставленные перед нами Правительством и Партией.

Дальше