Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

Характер современной оборонительной операции.
Доклад командующего войсками Московского военного округа генерала армии И. В. Тюленева

ТЮЛЕНЕВ Иван Владимирович род. 16(28).01.1892 г. в с. Шатрошаны ныне Ульяновской обл. На военной службе с 1913 г. Окончил школу прапорщиков. За храбрость и мужество в боях 1-й мировой войны награжден 4 Георгиевскими крестами. В Красной Армии с 1918 г. Окончил: Военную академию РККА в 1922 г., курсы усовершенствования высшего начсостава в 1929 г., курсы партполитподготовки командиров-единоначальников при Военно-политической академии в 1930 г. Участник Гражданской войны. С 1918 г. по 1931 г. последовательно занимал должности: командира взвода, эскадрона, помощника начальника штаба дивизии, начальника разведотдела корпуса и армии, командира кавалерийских бригады, дивизии, был инспектором кавалерии военного округа. В 1931 — 41 гг. последовательно занимал должности помощника, заместителя инспектора кавалерии РККА, был начальником управления в Центральном аппарате НКО, командовал войсками армии, военного округа. Участвовал в военном походе в Западную Украину в 1939 г. С началом и в ходе войны командовал войсками Южного фронта, 28-й армии, Закавказского военного округа (фронта). После войны был командующим войсками Харьковского военного округа, работал в центральном аппарате МО СССР; с 1958 г. — в Группе генеральных инспекторов МО СССР. Генерал армии (1940), Герой Советского Союза (1978). Награжден 12 орденами, Почетным оружием, медалями, а также иностранными орденами и медалями. Умер 15.8.1978 г.

Товарищ Народный комиссар обороны, порученную мне, как и другим командирам, проработку и доклад на тему: «Характер современной оборонительной операции» — я понимаю, как необходимую для меня и всех лиц высшего начальствующего состава учебу. Мне думается, что система оперативной подготовки путем проработки тем и решения оперативных коротких летучек высшим начальствующим составом, намеченная и проводимая Вами, совершенно правильная и является примером для всех нас, как нужно перестраиваться в работе и как нужно йо-новому конкретно работать.

Тема «Характер современной оборонительной операции», намеченная Вами, товарищ Народный комиссар обороны, для проработки высшим начальствующим составом Красной Армии является, по моему мнению, весьма актуальной. Этот вопрос, отражающий одну из основных форм ведения войны, нигде не освещен в полном его объеме. Ни в нашей, ни в заграничной военной литературе нет полного изданного труда, в котором были бы изложены основы оборонительных действий, теория обороны в оперативном масштабе, в масштабе, скажем, армейской операции. [210] Таким образом, мы не имеем современной обоснованной теории обороны, которую могли бы противопоставить современной теории и практике глубокой армейской наступательной операции.

Отсюда, для проработки этой весьма сложной темы требуется суммировать ряд отдельных материалов, связанных с оборонительной формой ведения войн, что за короткий отрезок времени всем нам, кому поручена эта тема, мне кажется, не представлялось возможным сделать.

Прежде чем приступить к изложению характерных особенностей современной оборонительной операции, я должен сказать, товарищ Народный комиссар, что с характеристикой, которая дана начальником Генерального штаба [т. Мерецковым] о современной оборонительной операции и которая цитировалась докладчиком т. Жуковым, я целиком и полностью согласен.

В своем докладе я постараюсь доложить здесь, на совещании, ряд основных положений, характеризующих сущность современной оборонительной операции.

Первый вопрос, на котором я хочу остановиться, это общее понятие об оборонительных операциях в современной войне.

Как вы знаете, товарищи, ведение современных войн вооруженными силами покоится на двух основных формах боевых действий — на наступлении и на обороне. Эти фюрмы боевых действий тесно связаны между собой, дополняют одна другую и составляют единый фронт действующих армий.

Если ведение войны основывается на двух формах боевых действий и общий фронт состоит из оборонительной и наступательной операций, то, в свою очередь, эти операции имеют в себе, кроме основных элементов, элементы противоположного порядка. Например, в наступательной операции имеются элементы обороны, а в оборонительной операции имеются элементы наступления. Наступление и оборона, являясь по отношению друг к другу, как бы, противоположностью, в то же время обе эти формы боевых действий составляют единое целое оперативного плана. Как наступательная, так и оборонительная операция способны к своему перерастанию из одной формы в другую.

В учении Ленина о войне говорится: «Таких войн, которые бы начинались и оканчивались сплошным победоносным наступлением, не бывало во всемирной истории, или они бывали, как исключения»{190}.

Следовательно, сплошные победоносные наступления на войне бывают как исключение. Никто и никогда не располагает такими огромными силами и средствами, чтобы вести непрерывные наступательные действия на всем протяжении своего оперативного фронта. В этом отношении оборона будет составной частью общего наступления. Оборона явится необходимой формой боевых действий на отдельных второстепенных направлениях в силу экономии общих сил для наступательного действия и изготовления для удара.

В статье «Ответ товарищам колхозникам» товарищ Сталин писал: «что... наступление без закрепления завоеванных позиций есть наступление, обреченное на провал.

Когда-может быть наступление успешным, скажем, в области военного дела? Когда люди не ограничиваются огульным продвижением вперед, а стараются вместе с тем закрепить захваченные позиции, перегруппировать свои силы сообразно с изменившейся обстановкой, подтянуть тылы, подвести резервы. Для чего все это нужно? Для того, чтобы гарантировать себя от неожиданностей, ликвидировать отдельные прорывы, от которых не гарантировано ни одно наступление, и подготовить, таким образом, полную ликвидацию врага. Ошибка польских войск в 1920 году, если взять только военную сторону дела, состояла в том, что они пренебрегали этим правилом. Этим, между прочим, и объясняется, что, докатившись огулом до Киева, они вынуждены были потом, также огулом, откатиться до Варшавы. Ошибка советских войск в 1920 году, если взять опять-таки только военную сторону дела, состояла в том, что они повторили ошибку поляков при своем наступлении на Варшаву»{191}. Конечно, в свете разоблаченных предательских фактов мы знаем, что не малую, а весьма большую роль в этом отношении сыграла контрреволюция иуды Троцкого, Тухачевского и других мерзавцев.

Военный мыслитель Клаузевиц{192}, анализируя оборону, говорит, что оборона — такая форма, посредством которой нужно стремиться добиться победы. [211]

Этот тезис Клаузевица «стремиться добиться победы» посредством обороны весьма поучителен. В этом тезисе воплощены оборонительные и наступательные элементы боя — нанести противнику физическое поражение в обстановке оборонительных действий. Это значит применить широко маневр огня, технических средств и живой силы. Это значит, что наступательный элемент в оборонительных действиях должен найти широкое применение, а в конечном итоге оборонительная форма может перерасти в форму наступательную.

В чем заключаются оборонительные действия? В отражении удара противника огнем, маневром и контрударом.

В таком случае — каковы же будут способы оборонительных действий? Отвечаю: выжидание со стороны обороняющегося и готовность его использовать любую ошибку наступающего, чтобы ринуться на него и сокрушить первоначально в предполье, затем перед передним краем и, наконец, внутри оборонительной полосы.

Оборонительные действия в зависимости от задач, отводимых им оперативным планом, и условий, которыми они вызваны, могут носить:

1) длительный характер, что обрекает обороняющегося к неудачам и к позиционной войне;

2) временный характер, что вызывается закономерностью общего боя и позволяет обороняющемуся при создании наивыгоднейших для него условий нанести противнику поражение малыми силами.

Исходя из оперативно-тактического понимания современного боя и отводя место в этом бою оборонительным действиям, можно придти к следующему выводу: оборонительные действия в современной войне применяются во всех случаях как неотъемлемая составная форма общего современного боя.

Товарищ Сталин учит нас, что искусство ведения войны в современных условиях состоит в том, чтобы, овладев всеми формами и всеми достижениями науки в этой области, разумно их использовать, умело сочетать их или своевременно применять ту или иную из этих форм в зависимости от обстановки.

Товарищи, какой вывод из всего этого краткого анализа современных оборонительных действий можно сделать? Я лично, товарищи, делаю следующий вывод.

Оборонительные операции определяются: 1) понятием малыми силами добиться победы над наступающим противником; 2) разновидностью формы оборонительной операции, построенной на основе всех элементов современного боя, и применением этих основ всеми средствами борьбы современной армии; 3) широким использованием для оборонительных операций наивыгоднейших географических условий, местности с применением полевых долговременных огневых точек и фортификационных сооружений.

Второй вопрос, на котором я хочу остановиться, это основы организации оборонительной операции.

Оборонительные операции в зависимости от общего плана войны, оперативной задачи или даже в зависимости от ряда причин политического и экономического порядка, могут быть построены на сильных инженерных укреплениях, оснащенных современными средствами борьбы, как-то: артиллерией всех калибров и автоматическим оружием, находящимися на вооружении современных армий.

В первую мировую войну 1914 — 1918 гг. оборонительные операции на Западе опирались на крепости: в Бельгии — на Льеж, во Франции — на Верден, и ряд других крепостей на Востоке опирались на крепости — Осовец, Ново-Георгиевскую, Иван-Городскую и ряд других.

Ныне, во вторую империалистическую войну на Западе, французы опирались на укрепленные линии Мажино, Вейгана, немцы опирались на укрепленную линию Зигфрида{193}. Наконец, финляндская армия, сделавшая нападение на СССР из укрепленной полосы Карельского перешейка, а затем, после отпора и наступления Красной Армии, опиралась в своей оборонительной операции на эти укрепления.

Что представляли собой эти оборонительные укрепленные линии и позиции? [212] Так, например, линия укреплений Франции Мажино состояла из ряда непрерывных У Ров, укрепленных секторов и оборонительных участков. Протяжение этих укреплений по фронту доходило до 100 — 150 км. По характеру и силе развития линия Мажино имела впереди себя укрепленные районы, затем укрепленные сектора и оборонительные участки. Наиболее прочно были подготовлены УРы; укрепленные же сектора подготовлялись в мирное время к обороне слабо в виде укрепленных полос, а оборонительные участки подготовлялись только в военное время. Глубина УРов доходила до 10 км, по переднему и тыльному краям основной оборонительной полосы имелись промежуточные укрепления. Максимальная толщина перекрытий, сооружений — 3 м, что обеспечивало [защиту их] от попадания бомб тяжелых гаубиц и 250-килограммовых авиационных бомб.

На важнейших путях во Франции со стороны Италии было сооружено точно так же значительное количество долговременных укреплений. Так, например, укрепления, возведенные перед малым Сен-Бернарским проходом протяжением на 25 км по фронту и 18 км в глубину; укрепления у Манчинезио протяжением 47 км по фронту и 19 км в глубину, у Модзалена — 28 км по фронту и 26 км в глубину. Наконец, район Ниццы прикрывали укрепления протяжением 40 км по фронту и 30 км в глубину. Общая насыщенность всех этих укреплений сводилась к 408 крупным и малым укреплениям на вооружении которых состояло до 2000 пушек разных калибров и 1063 ст[анковых] пулеметов, несколько сот орудий противовоздушной и противотанковой обороны. Первая линия укреплений была усилена многочисленными, хорошо замаскированными пулеметными гнездами. Хорошая маскировка позволяла пропускать атакующие части и внезапно открыть огонь им в тыл.

Итак, из опыта наличия оборонных укреплений (во Франции — линия Мажино и укрепления против Италии, в Германии укрепленные позиции Зигфрида и финская линия Маннергейма мы видим, что все они состоят: из большого количества бетонных больших, средних и малых гнезд сопротивления различной огневой и живой силы; эти сооружения противостоят силе огня дивизионной, корпусной артиллерии и авиабомб весом в 250 кг; максимальная глубина долговременных укреплений равна 10 — 15 км; наличие непробиваемых бомбами складов боеприпасов, горючего и продовольствия; наличие глубинных рокадных железных дорог для безопасной подвозки и эвакуации; организация усиленной ПВО путем введения большого количества средств зенитной артиллерии.

Характерной особенностью всех укреплений по обороне является полная увязка огневых средств наземной и воздушной обороны и большая насыщенность [их] артиллерийскими средствами.

Другой характерной особенностью является и то, что большинство укреплений обороны на Западе [не имеют] большой оперативной глубины. По существу французская и английская армии противопоставили германскому наступлению, в особенности в мае-июне 1940 г., тактическо-пассивную оборону на так называемой линии Вейгана.

Система укреплений на Карельском перешейке являлась наиболее современной, отвечающей, как тактико-техническим, так и оперативным требованиям современных оборонительных операций. Глубина ее, начиная от старой нашей государственной границы до Выборгского района, 78 км. Эта оборонительная полоса Карельского перешейка состояла из первого предполья, глубина которого была 36 км. (На этой схеме показана система оборонительных укреплений Карельского перешейка{194}). На этом предполье имеется 18 позиционных линий с развитой системой зажигания и разрушения, имеющих плотность на один километр фронта: проволочных заграждений полкилометра, лесозавала полкилометра, минных полей 0,9 км, эскарпов и рвов 100 м, взрывов мостов 1 погонный метр на 1 км при плотности огня — 2 пули в минуту на один погонный метр фронта. [213]

Основная оборонительная полоса — это линия Маннергейма глубиною 6 км.

Вся эта линия Маннергейма тесно была связана со всей системой заграждения предполья. Плотность заграждения на этой линии мы видим такую: проволочные заграждения составляли 1,5 [км] на километр [фронта], лесных завалов — 1,5 [км] минных полей в особенности много — 2,7 [км], эскарпов — 300, надолб — до 1 км, и насыщение огнем — 6 — 7 пуль в минуту на один погонный метр.

Дальше, товарищи, проходило второе предполье глубиною в 18 км. Плотность заграждения такая же, как и на первом предполье.

Затем шла тыловая оборонительная полоса линии Маннергейма с глубиной в 3 км при плотности заграждения в 2 раза большей предполья и плотности огня 5 — 6 пуль в минуту на один погонный метр.

Затем было Выборгское укрепление глубиною до 2-х км. Плотность заграждения та же, что и на основной оборонительной полосе. Перед укреплением на глубине 6 км находились промежуточные позиции.

И, наконец, городская /Выборгская/ укрепленная полоса глубиной до 3-х км при плотности заграждения и огня такой же, что и на основной линии Маннергейма. Городские укрепления имели перед фронтом на глубине [4,5 км промежуточные позиции].

Товарищи, вот почему борьба на Карельском перешейке была для наступающих наших войск очень тяжелой и только после большого насыщения техническими средствами, и, в первую очередь артиллерией и авиацией, умелого их использования Красная Армия сумела проломить всю систему этой обороны.

Вы, товарищи, из докладов и начальника Генерального штаба, и тов. Жукова вкратце слышали и о ряде других мероприятий, которые помогли эту весьма совершенную современную оборонительную полосу проломить нашим войскам.

Эти мероприятия заключаются в том, что под руководством Маршала Советского Союза тов. Тимошенко пехота была перед этим штурмом подучена и научена тому, как нужно брать современные укрепления.

Товарищи, чтобы противопоставить современному мощному наступлению, эшелонированному на большую глубину, стремящемуся одновременно парализовать сильной авиацией, мотомехсоединениями всю оборону, необходимо так организовать оборону, чтобы она была бы способна не только дать одновременный мощный огневой отпор на всей глубине возможного проникновения танковых, моторизованных, авиационных и пехотных соединений, но и сломить наступающего морально и физически частными контрударами, а также общим контрнаступлением оперативных резервов, в полном взаимодействии с войсками фронта нанести противнику сокрушительный удар.

Такой обороной может быть только оборона, построенная на оперативных началах, оборона глубокая, оборона, вытекающая из оперативного плана и опирающаяся на всевозможные инженерные преграды глубоких [оборонительных] полос, оперативно между собой связанных, опирающаяся на мощь новых или, вернее, всех родов войск и в первую очередь на артиллерию, авиацию и танки.

А характер действий [сил] обороны должен быть пропитан идеей наступления, умелым сочетанием оборонительных и наступательных форм современного боя.

Совершенно очевидно, что армейский район обороны должен представлять собой сложную и мощную систему заграждений, воздвигнутую на определенных оперативных основах. В целом оперативный район обороны должен быть построен с расчетом на полное моральное и физическое истощение сил наступающего путем изматывания [его] в полосах заграждения и должен обеспечивать атаки контрударов{195} наступающих вторых эшелонов и резервов как на земле, так и с воздуха для полного его поражения.

Армейский район оборонительных действий представляет собой одну общую оперативную систему, состоящую из ряда зон. [214]

Из чего состоит этот оборонительный район армейской операции?

1) Из передовой зоны оборонительных действий — предполья, назначение которой — задержать противника, не дать ему возможности беспрепятственного подхода к переднему краю обороны, скрыть от противника подлинное расположение обороны, всемерно задержать продвижение противника, нанести урон его передовым частям, разведать его силы, подготовить будущий исходный район противника так, чтобы в нем, и особенно в период контрподготовки, нанести потери главным силам наступающего.

Эта зона оборонительных действий должна при малейшей к тому возможности организовываться с большой глубиной, минимум 15 — 35 км, и включать в себя ряд искусственных и естественных преград, под прикрытием которых действующие части в этой зоне смогли бы применить внезапно силу огня и контрударов всеми возможными средствами.

Основу заграждения в предполье составляют противотанковые заграждения. Сюда относятся: рвы, эскарпы, противотанковые мины, фугасы, завалы, порча мостов, заболочивание и мины замедленного действия. Последние ставятся, главным образом, в предполагаемых районах сосредоточения противника.

Само собой разумеется, для этих оперативных заграждений потребуется достаточное количество сил и средств. По грубому подсчету, исходя из средней плотности заграждений, можно сказать, что для создания этих заграждений на всем протяжении полосы предполвя армейской операции потребуется примерно от 70 до 80 тонн взрывчатых веществ, от 30 до 50 тонн колючей проволоки, до 20 000 противотанковых мин.

2) Следующей идет основная зона оборонительных действий, тесно связанная с зоной заграждения предполья, назначение которой всеми силами и средствами, при помощи естественных и искусственных инженерно-полевых сооружений нанести [противнику] поражение огнем с земли и воздуха. Глубина этой зоны может быть от 12 до 20 км.

Основу заграждений главной зоны оборонительных действий составляют противотанковые препятствия и огневые сооружения, обеспечивающие [защиту] от артиллерийского огня дивизионной и корпусной артиллерии наступающего.

Во второй полосе основной зоны оборонительных действий, которой ставится целью отсечение мехсоединений зарвавшегося противника, силами второго эшелона, должна быть хорошо развита, точно так же как и перед передним краем, противотанковая оборона и система отсечных фланговых позиций и, в особенности, в полосе того корпуса, который расположен на основном направлении удара противника.

Для заграждения второй полосы основной зоны потребуется также немалое количество взрывчатых веществ. Исходя из средней нормы, можно сказать, что взрывчатых веществ потребуется до 60 тонн, противотанковых мин — до 60 000, колючей проволоки — до 300 тонн, малозаметных препятствий — до 7000 пакетов.

3) Дальше, товарищи, в районе оборонительных действий армейской операции лежит зона оперативных маневров, подготовка и назначение которой, является решающее действие из глубины и в самой глубине оперативными резервами. Глубина этой зоны — 25 — 30 км. В этой зоне располагаются армейские резервы.

Зона оперативного маневра в инженерном отношении оборудуется противотанковыми районами, промежуточными позициями. Это инженерное устройство зон преследует, в первую очередь, цель задержать на определенных направлениях продвижение мотомеханизированных соединений противника, а в случае вхождения его в оперативную глубину обороны дать возможность армейским резервам уничтожить его.

Потребность в инженерных средствах в этой зоне оперативного маневра может выразиться в следующем: взрывчатых веществ до 60 тонн, противотанковых мин до 70 тысяч, колючей проволоки до 400 тонн.

4) Дальше лежит тыловая зона оборонительных действий, назначением которой является укрыто расставить все средства, обеспечивающие действия

оборонительной операции. [215] Глубина этой зоны может быть до 50 км. Основу обороны тыловой зоны составляют противосамолетные и зенитные средства, а также подвижные отряды для борьбы с воздушными десантами противника.

Как видно из вышеприведенных цифр по организации укрепленной армейской оборонительной операции, потребуется много инженерных средств и большое количество рабочей силы и времени.

Отсюда для работ инженерного порядка по преднамеренным оборонительным операциям требуется заблаговременно намечать районы оборонительной операции, которые, в свою очередь, по своему рельефу местности способствовали бы оборонительным целям.

Совершенно очевидно, что одними средствами войсковых частей, предназначенных для оборонительных действий, выполнить всю эту работу по укреплению оборонительных позиций всевозможными заграждениями будет непосильно. Отсюда, в состав сил армейской операции должны быть включены специальные инженерно-строительные части в количестве 3 — 4 батальонов и транспортные средства.

Товарищи, какой можно сделать вывод из всего мною сказанного? Вывод можно сделать следующий: основа организации современной оборонительной операции зиждется на противотанковых, противосамолетных и противоартил-лерийских средствах, а это значит, что основным костяком современной обороны на земле являются противотанковые, противосамолетные, артиллерийские средства. Точно так же губительным средством борьбы на подступах к обороне и внутри оборонительной полосы для наступающего является штурмовая и истребительная авиация, которая, прикрывая действия оборонительной операции с воздуха, в то же время путем бомбометания наносит урон всем средствам наступающего.

Оборонительная операция должна строиться на оперативных началах, т., е. [быть] глубокой, вытекающей из оперативного плана и опирающейся на всевозможные инженерные преграды, на мощь всех родов войск, и таить в себе идею наступления.

На всю оперативную глубину оборонительной операции потребуется около 300 тонн взрывчатых веществ, до 2,5 тыс. тонн противотанковых мин, до 1000 тонн колючей проволоки и до 6 — 7 [тысяч] тонн других всевозможных грузов, а всего — 10 — 11 [тыс.] тонн, и, кроме того, потребуется огромное количество леса и прочих строительных материалов. Только для подвоза взрывчатых веществ и прочих инженерных средств потребуется до 800 — 900 вагонов, что составит 20 — 21 эшелон.

Исходя из расчета устройства армейской оборонительной полосы [силами] обороняющихся войск и приданных им 4 — 5 специальных строительных батальонов по специальной работе и мобилизации населения в количестве 10 тысяч человек, то и в этом случае устройство всей армейской оборонительной полосы займет не меньше 10 — 15 суток.

Товарищи, это, видимо, и будет то время, которое мы должны выдерживать на первой зоне оборонительных действий, т. е. в предполье.

Товарищи, я хотел пару слов сказать вместе с этими выводами о том, что те средства, которые мы применяем для сооружения заграждений, являются у нас с вами далеко еще несовершенными и производительность их не так высока. Например, универсальный экскаватор «Комсомолец», он по своей производительности труда с одним ковшом дает 30 м в час, многоковшовый дает 50 м в час.

Дальше, имеется у нас машина так называемая окопокопатель, которая дает весьма небольшую глубину. Она дает 0,6 м и 1 — 2 км, по фронту в час своей производительности. У нас имеются тяжелые грейдеры ? 12 для эскарпировки. У нас имеются механические установки для устройства проволочных заграждений, мотопилы для устройства завалов.

Но эти средства в сравнении с той колоссальной работой, которая выпадает на оборонительную операцию, весьма еще не усовершенствованы и незначительны. Надо, видимо, поставить, товарищ Народный комиссар обороны, вопрос перед нашей промышленностью, чтобы она нам выпускала такие машины, [216] которые позволили бы нам на случай применения армейской оборонительной операции на том или ином фронте в наикратчайший срок сделать ту местность, которая доступна для маневров, абсолютно недоступной для движения любого рода войск.

Товарищи, следующий вопрос, на котором я хочу остановиться, это — расчет и расстановка сил и средств в оборонительной операции.

Состав сил и средств в оборонительной операции зависит от ее задач и протяженности как по фронту, так и в глубину района действий.

Мы, товарищи, здесь уже слышали, какой глубины должна быть армейская оборонительная операция. Она обусловливается теми наступательными операциями, теми задачами, которые таит в себе наступательная операция. Если исходить хотя бы из того, что протяженность фронта армейской операции будет равна 100 км по фронту и 100 — 120 км в глубину, то это и будет, главным образом, определять силы и средства оборонительной операции.

Само собой разумеется, на протяжении всего этого фронта, в зависимости от предприимчивости противника, значимости района действий как с точки зрения экономической, так и стратегической, плотность фронта оборонительной операции в смысле насыщения живой силой и техническими средствами борьбы будет неодинакова.

Однако, в определении сил и средств для оборонительной операции мы должны исходить из норм расчетов средней плотности насыщения наших войск и тех возможностей, которые они имеют. Например, стрелковая дивизия, занимающая фронт в 8 км, будет иметь плотность с корпусными средствами — 17 орудий на один км. Если фронт будет шире, до 12 км, средняя плотность будет доходить до 11,5 орудий на один км. Если фронт будет еще несколько шире, т. е. более 12 км, то плотность артиллерийского насыщения будет равняться 8-ми орудиями на один км.

Таким путем, если исходить из средней плотности [артиллерийского насыщения], то мы видим, что этих средств недостаточно в сравнении с теми наступательными средствами, которые нам охарактеризовал генерал армии тов. Жуков. Отсюда требуется усиление [армии] этими средствами из Резерва Главного командования. Если мы усилим армейскую операцию 4 — 5-ю полками Резерва Главного командования, то мы тогда, несомненно, увеличим и нашу плотность: в первом случае, возможно, до 21 орудия, среднюю — до 14 орудий и самую низкую — до 10,6 орудий на километр.

Таковы, товарищи, наши возможности для создания артиллерийской плотности в районе оборонительных действий армейской операции.

Наш Полевой устав определяет фронт дивизии в обороне 8 — 12 км. Если исходить из этих требований, то мы должны будем иметь в 1-м эшелоне 10 стрелковых дивизий. Эти 10 стрелковых дивизий, в зависимости от важности прикрытия ими определенных оперативных направлений и объектов, будут занимать фронт неодинаковой плотности. Не исключена возможность наличия протяженности фронта дивизий: минимальная — 5 км и максимальная — 15 км.

Такое положение диктуется и тем стремлением наступающих, которые будут создавать свое превосходство над обороняющимся.

В то же время обороняющаяся сторона будет стремиться создать против наступающего известное соотношение сил и средств, которое позволило бы не только приостановить наступление [противника], но, при известной обстановке, огнем, маневром, контрударом на основе укрепленных районов нанести [ему] поражение.

Как показывает опыт истории войны, соотношение наступающего к обороняющемуся в большинстве случаев выражалось как 2,5:1 в живой силе, 3:1 в артиллерии и прочих технических средствах. На отдельных оперативных решающих направлениях соотношение наступающего к обороняющемуся резко повышалось и доходило до 3,5:1.

Это положение несомненно должно учитываться при создании не только тактической, но и оперативной плотности фронта [в] оборонительной операции{196}. [217]

Что может встретить обороняющийся в современной войне? Опыт второй империалистической войны, например, наступательные операции германских армий во Франции в мае-июне 1940 г., свидетельствуют о том, что эти наступательные операции характеризуются глубоким построением ударных армий, наличием в них 2 䴧 3-х эшелонов в [составе{197}] целых корпусов, и на отдельных направлениях, как на рейнском направлении, за ударной армией шла новая самостоятельная армия, оснащенная большим количеством танков, артиллерии в сопровождении авиации.

Быстрый ввод из глубины танков и мотодивизий давал возможность развивать успех наступления свежими силами, что усиливало как количественное, так и техническое превосходство наступающего.

Эта особенность должна быть учтена и должна лечь в основу при планировании современной оборонительной операции. В целях создания глубоких оборонительных действий и в осуществление оперативного маневра как в глубине оборонительных действий, так и на случай развития успеха, наряду с первым эшелоном необходимо в оборонительной операции иметь второй эшелон; состав этого второго эшелона должен составлять 1/3 сил первого эшелона, это значит — 3 дивизии, одна из этих дивизий должна быть танковой.

Второй эшелон в оборонительной операции располагается отдельными группами за отсечными позициями. Если на направлении [действий] (дивизии второго эшелона имеется важное направление, которое может служить вероятным направлением развития [противником] прорыва, то подчинение вторых эшелонов может быть [передано] непосредственно высшему командованию; если занятый участок дивизии второго эшелона не имеет особого оперативного значения, [то] подчинение этой дивизии [передается командованию] высшего соединения, обороняющего основную зону.

Кроме вторых эшелонов, в целях осуществления активных оборонительных действий, необходимо иметь резервные эшелоны в составе одной-двух танковых [и] моторизованных дивизий.

Исключительное значение в оборонительных действиях имеет авиация, которая призвана работать во взаимодействии с первым эшелоном, чтобы нанести поражение противнику, сгруппировавшемуся для прорыва.

В момент и после прорыва авиация должна своими действиями остановить вторые эшелоны наступающего противника и дать возможность обороняющимся войскам по частям разбить первый наступающий эшелон.

Как правило, авиация в условиях оборонительных действий будет иметь ограниченные возможности в силу своего слабого состава. Поэтому использование авиации должно быть целеустремленным, а задачи должны быть ограничены важнейшим объектом, на важнейших направлениях и в наиболее решающие этапы операции. Для этой цели более целесообразно в оборонительных действиях иметь смешанную авиацию, которая могла бы прикрывать с воздуха и уничтожать наступающие средства противника.

ПТО — это основа основ [обороны]. Для создания мощного огневого заграждения противотанковой обороны во леей оборонительной полосе потребуется большое количество противотанковых средств. Видимо, тех средств, которые имеются на вооружении войск, призванных на выполнение армейских операций, будет далеко недостаточно. Если мы считаем современную оборону, которая должна зиждеться на противотанковых средствах, на артиллерии, то мы должны в своих расчетах исходить из более плотной артиллерийской насыщенности как в главной оборонительной зоне первой и второй полосы, так и в противотанковых районах.

Только при таком положении можно запретить взлом переднего края и глубины главной оборонительной полосы и безнаказанно продвигаться танкам противника в глубине всей оборонительной операции.

Какова же должна быть плотность противотанкового огня?

Если допустить, что противотанковые 76-мм орудия при 15 — 20% вероятности попадания, при скорострельности в одну минуту 7 — 9 выстрелов на дистанцию 1000 м, [218] с учетом скорости движения танков 15 км в час за 2,5 минуты выведут [из строя] три танка противника, то для того, чтобы на фронте в один км при плотности атаки танков 50 — 70 [единиц] нанести им большее поражение, потребуется 15 — 28 орудий ПТО на один км фронта. А если учесть, что в процессе артиллерийской подготовки наступающих ПТО может иметь потери хотя бы приблизительно до 1/3 своих средств, то плотность противотанковых орудий должна исчисляться количеством 20 — 40 орудий на один км фронта.

Этих средств, без придачи средств Резерва Главного командования, наши войска иметь не будут. А отсюда требуется придача этих средств за счет Резерва Главного командования.

В обороне вся артиллерия должна быть противотанковой.

Дивизия и корпус, располагаемые в основной зоне оборонительных действий, на своих участках по важности районов точно так же, как и вся оборонительная система армейской операции, будут иметь неодинаковую плотность насыщения огневыми средствами, живой силой, техникой, а также и составы первого и второго эшелонов и резервы.

Резервы дивизии большей частью будут состоять из отдельных батальонов, а резервы корпуса — из отдельных полков. В особых случаях в основной оборонительной зоне корпус может иметь в резерве дивизию, расположенную в глубине основной оборонительной зоны.

Резервный эшелон оборонительных действий предназначен для борьбы в зоне оперативного маневра и нанесения решительных контрударов из глубины, находится и действует по распоряжению армейского командования.

Средства ПВО в оборонительных действиях используются в полном взаимодействии с расстановкой и использованием всех сил и средств обороняющегося в зависимости от важности и значимости направления, расположения основных объектов живой и технической силы и основных баз, обеспечивающих оборонительную операцию.

Товарищи, устройство тыла по обеспечению оборонительной операции, я думаю, сложности из себя большой представлять не будет. Сложность его будет заключаться главным образом в планировании подвоза большого количества боекомплектов и инженерного имущества для обеспечения войск и возведения искусственных железобетонных и прочих укреплений по обеспечению оборонительной операции.

Таким образом, состав войск и расстановка сил и средств [в] оборонительной операции, в силу мощного организма, состоящего из всех современных технических средств борьбы и большого количества всех родов войск, будет представлять собой нелегкое дело и потребуют тщательного разработанного плана.

Выводы: исходя из выше намеченной расстановки сил и средств для обеспечения надлежащей тактической, оперативной плотности [их] во всей полосе оборонительной операции, потребуется иметь боевой состав обороняющейся армии в составе 4 — 5 стрелковых корпусов или 12 — 15 стрелковых дивизий, 1 — 2 танковых дивизий, 4 — 5 артиллерийских полков Резерва Главного командования, 20 артиллерийских дивизионов, противотанковые средства, 2 — 3 зенитных артполка и одна авиадивизия, в числе которой до 3-х полков должно быть истребительной и штурмовой авиации. Для выполнения ряда специальных оборонительных работ потребуются до 3 — 4 саперно-инженерных батальонов и батальон мотопехоты для борьбы с парашютными десантами.

Состав и расположение сил в обороне при наличии УР будет иметь несколько иной характер. Однако наличие оперативного резерва с мехчастями обязательно и в этих условиях.

Указанные данные исчисления сил ориентируются на западный театр военных действий.

Для других театров войны, как-то северо-западного, (Финляндия), юго-восточного (Турция, Иран и Афганистан), насыщение будет в 2 — 3 раза меньше.

Товарищи, боевые порядки вытекают из той расстановки сил и средств, о которой я вам сказал... [219] Само собой разумеется, что в процессе ведения оборонительной операции в зависимости от предприимчивости противника, в зависимости от результатов действий соседей, — этот боевой порядок может, несомненно, изменяться. Однако при всех его изменениях глубина расстановки сил и средств должна соблюдаться постоянно.

Основные особенности и принципы ведения оборонительной операции.

Если мы говорим, что основной целью ведения оборонительной операции является уничтожение противника, то из этого вытекают характерные особенности и принципы оборонительных действий. Прежде всего мы должны до конца использовать сильные стороны обороны, дающие преимущество перед наступающим, в особенности при равном соотношении сил.

В чем выражаются сильные стороны обороны?

1) В силе организованности огня и глубине его эшелонирования, заблаговременной подготовленности огня, что при стационарном расположении огневых средств позволяет [организовать] максимальное применение воздействия огневых средств в единицу времени, в то время как часть огневых средств наступающих не будет в это время использована, ибо они будут находиться в движении.

2) В скрытности и защищенности от воздействия огня наступающего живой силы обороны, ее материальных средств, что дает возможность применения внезапности огня по открытым целям противника.

3) В использовании таких дополнительных средств борьбы, которые не может применять наступающий в большом масштабе, как обороняющийся, как-то: минирование местности, создание трудных препятствий и сочетание всех видов огня на пути наступающего.

4) [В] заблаговременной подготовке направлений в полосе контратак и контрударов и применении ими свежих сил вторых эшелонов и резервов по расстроенным боевым порядкам [противника.]

Слабая сторона обороняющегося заключается в том, что инициатива действий находится в руках наступающего, отсюда, задача — использовать до конца сильные стороны обороны [для] уравновешивания соотношения сил во всей обстановке для выполнения основной задачи, что является главной задачей обороняющегося.

Какими основными особенностями должны отличаться оборонительные действия в передовой зоне обороны? Прежде всего, эти действия будут вестись отрядами заграждения, высылаемыми по основным маршрутам для постановки и устройства заграждений: таких отрядов может быть от 15 до 25 на всю полосу. Если состав их взять из расчета одной стрелковой роты, усиленной саперным взводом, орудиями п[олковой] а[ртиллерии] и ПТО, то для этой цели потребуется 7 стрелковых батальонов и до 2-х батальонов сапер. Эти силы и средства для заграждения должны быть выделены из состава вторых эшелонов основной оборонительной зоны.

[Выброска заградительных отрядов, если они выделены не из состава моточастей], должна производиться на автомашинах, что позволит им [своевременно] выдвинуться на конечные рубежи, поднять необходимые средства заграждения] и применить более мобильные действия [перекатами] на всей глубине.

Передовые прикрывающие части передовых отрядов, высылаемые распоряжением командиров дивизий и корпусов в составе батальон-полк, усиленных саперными, противотанковыми полковыми и дивизионными артиллерийскими огневыми средствами, а в некоторых случаях и танками, [дадут] нам возможность придти к соответствующим результатам.

Таким путем некоторую разницу с нашим Полевым уставом здесь можно усмотреть. Эта разница заключается в том, что здесь действуют и отряды заграждения в направлении основной тактической зоны, здесь действуют и передовые прикрывающие части (ПО), как более сильные и более способные на длительное удержание противника, главным образом, с целью расстройства его боевого порядка и нанесения ему поражения.

Основной принцип действия отрядов заграждения и передовых отрядов — создание рубежей заграждения на основных направлениях маршрутов движения основных сил противника, [220] атака из-за укрытий всеми огневыми средствами, подрыв танков на минных полях, атака и контрудары по просачивающемуся противнику из-за засад в полосе заграждения.

Искусство боевых действий заградительных отрядов и передовых отрядов заключается в том, чтобы как можно больше и непрерывно воздействовать на наступающего противника на каждом промежуточном рубеже и в то же время не подвергать себя напрасному риску.

Сумма всех этих боевых действий, несомненно, затрудняет развертывание главных сил противника и обеспечивает нанесение ему значительного урона.

Таким образом, отряды заграждения, а затем и передовые отряды в предполье вынуждают противника к преждевременному развертыванию больших сил, дезорганизуют его боевой порядок, разведуют группировку его главных сил и этим самым выигрывают необходимое время для полного изготовления к оборонительным действиям главных сил, призванных к обороне.

После исчерпывающих боев в передовой зоне предполья борьба переносится к переднему краю основной оборонительной полосы.

Бой перед передним краем обороны является одним из решающих этапов боевых действий оборонительной операции. Он начинается сильной контрподготовкой, которая проводится основной массой артиллерии во взаимодействии с авиацией. Одновременно с артиллерийской контрподготовкой при выгодной обстановке, когда противник еще не успел развернуть свою артиллерию, резервы, особенно танковый, атакуют противника перед передним краем.

Авиация в период боя за основную полосу обороны должна всеми средствами обрушиться на боевые порядки наступающего и в первую очередь на колонны, выдвинувшиеся из вторых его эшелонов. В момент боя за передний край обороны исключительное напряжение должна проявить противотанковая артиллерия. Она во взаимодействии во всеми средствами обороны должна запретить движение танков противника.

Бой внутри оборонительной полосы основывается на контрударе, отсечении любых зарвавшихся сил просочившегося противника в глубину обороны и уничтожении его.

Бой с авиадесантами противника организуется путем [действий] специально выделенных отрядов, цель которых — преградить [неприятелю] продвижение к объекту, который намеревается захватить десант, лобовой атакой и путем окружения уничтожить его. Почему я говорю «лобовой»? Потому что окружать некогда. Десант действует скоротечно. Таким путем, сразу же, если обнаружен воздушный десант, его выброска, немедленно стремись к нему, лобовой атакой уничтожай, а по возможности, окружай его.

Из этого вытекают и общие принципы [ведения] оборонительной операции:

1) обороняющий [ся] должен стремиться сломить упорство противника;

2) вырвать из его рук инициативу и навязать ему свою волю;

3) все оборонительные действия должны быть пронизаны величайшим духом активности.

В обороне, точно так же, как и в наступлении, нельзя оглядываться назад, ибо это есть преступление защитника перед своей родиной.

Опираясь на оборонительную систему искусственных инженерных сооружений, всевозможные укрепления полевого типа и прочие естественные препятствия, используя силу артиллерийско-ружейно-пулеметного огня, обороняющий [ся] наносит поражение наступающему противнику.

Свой маневр, короткие частные молниеносные контрудары вторыми эшелонами и резервами обороняющийся строит на оси укрепленных точек рубежей и огневого щита. Прикрывшись тем или иным укреплением, до конца исчерпывая всю силу огневых, технических средств нападения с земли и с воздуха, маневрируя и нанося контрудары в передовой зоне перед передним краем, внутри тактической и оперативной глубины обороны, измотав наступающего и создав необходимые наивыгоднейшие для себя условия, обороняющиеся войска должны переходить в общее контрнаступление. Нельзя бояться, что оборонительная форма перерастет в свою противоположность, т. е. в форму наступления. Наоборот, к этому нужно стремиться. [221]

Следовательно, обороняющийся благодаря применению и использованию опорных пунктов, огневых узлов сопротивления и широкого маневра в полосе оборонительных действий, имеет полную возможность противостоять даже малыми своими силами численно более превосходящему противнику и добиться победы.

Осуществление основных принципов оборонительных действий в каждом отдельном случае определяется общими и частными целями, поставленными перед обороняющими [ся] войсками. Общая цель оборонительных действий — это уничтожение противника.

Частными целями будут:

1) задержать противника впереди на выбранной позиции предполья; отсюда способ действия основывается на плотной глубокой системе огня, заграждений и контрударах;

2) замедлить продвижение пр[отивни]ка на ограниченное время; способ действий основывается, главным образом, на системе огня и заграждений.

Планирование оборонительной операции

Планирование оборонительной операции вытекает из ее характерных особенностей и времени принятия этого решения тогда, когда решение на оборонительную операцию на том или ином участке фронта принято в мирное время и оборонительная операция является составной частью единого оперативного плана. В этом случае при планировании оборонительной операции не требуется организация выхода или отхода и прикрытия войск на намеченный оборонительный рубеж. В таком случае нужно будет иметь лишь план прикрытия, обеспечения сосредоточения и занятия войсками обороняемого района действий. Этот план разрабатывается заблаговременно в мирное время. Точно так же заблаговременно подготавливается к обороне и предстоящий район боевых действий. При таком положении планирование и организация оборонительной операции больших затруднений не вызывает.

Другое дело, когда планирование и организация оборонительной операции проводится в условиях боевых действий как вынужденная, но и необходимая и более приемлемая форма [боевых действий], отвечающая общей оперативной обстановке. В этой сложной частной обстановке, когда все силы, которым предстоит перейти к обороне, находятся в невыгодных условиях по своей группировке и местность порой не отвечает характеру оборонительных действий, в этом случае было бы неправильно строить оборону на случайном фронте, на котором застало войска вынужденное решение на оборону.

В таких случаях переход к оборонительным действиям неизбежно связан с организацией движения или отхода войск и прикрытия их для занятия намеченного рубежа. В большинстве [случаев] оборону придется строить на совершенно необорудованной местности, а это потребует большого труда, чтобы превратить ее в труднодоступный для противника район укрепления и заграждения.

В этих условиях планирование оборонительной операции должно предусматривать следующие основные вопросы:

1. Оценка обстановки, исходя из задач, стоящих перед армией: а) оценка противника; б) [оценка] характера обороны, исходя из задач армии; в) учет сил и средств обороны и их возможностей с учетом времени на подготовку обороны; г) оценка местности в определении оборонительных полос; д) исходя из замысла обороны, определить, каким способом, где и какими силами и средствами сломить и остановить наступающего противника; е) определить силы и средства и в каких направлениях будет нанесен контрудар для окончательного поражения Противника.

2. Разработка схемы устройства и оборудования армейского района обороны: а) определение глубины полос, отсечных позиций, системы противотанковых районов; б) определение главного участка обороны по фронту и в глубину; в) [определение] инженерного оборудования местности и использования как специальных войск (инженерно-химических), так и общевойсковых соединений для этой цели. [222]

3. Группировка сил и средств и характер ведения оборонительной операции: а) [определение] задачи, состава сил и средств и их распределение по оборонительным полосам; б) определение возможных направлений и вариантов для контрударов и районов исходных положений сил и средств с расчетом времени; в) [определение] этап[ов] оборонительной операции и особых задач по этим действиям; г) использование авиации по этапам операции; расчет ресурсов и базирования авиации.

4. Устройство тыла и меры оперативного обеспечения оборонительной операции: а) составление расчета материального обеспечения; б) разработка схемы устройства тыла, подвоза и санитарной эвакуации, пополнение убыли в войсках; в) организация ПВО, разведки, управления и связи.

Вот тот краткий перечень, который, в первую очередь, планирующий оборонительную операцию должен предусмотреть.

А самое основное и главное в планировании армейской оборонительной операции — это уяснить роль и значение армейского управления, правильно понять и оценить задачу армии в масштабе всей фронтовой операции, без чего невозможно будет целеустремленно спланировать и организовать ведение оборонительной операции. Отсюда, вся система организации обороны, ее характер и способ ведения оборонительного сражения должна ясно и конкретно отражать собой замысел обороны во всех ее деталях.

Огромнейшее значение имеет вопрос координации действий всей армейской операции, всех действий армии и фронта. Эта задача лежит, главным образом, как мы знаем, на фронтовом командовании. Однако это нисколько не освобождает армейское командование и в оборонительной операции сделать соответствующие расчеты и заявки и главным образом на дополнительные средства, когда нужно будет противопоставить более сильному наступающему противнику достойные силы и средства. В этом отношении должна быть предусмотрена работа штаба в смысле [составления] заявок, увязки этих действий с соседом, если он имеется.

Какие общие выводы, товарищи, можно сделать из всего сказанного?

Оборонительная операция, как форма ведения войны вооруженными силами, есть не что иное, как основная неотъемлемая часть общего современного боя на театре войны и на поле сражения.

В зависимости от ряда причин политического и экономического порядка, численность и состояние вооруженных сил и оборонительная операция мо [гут] быть предусмотрен [ы] планом войны еще в мирное время или мо[гут] быть продиктован [ы] общей оперативной обстановкой, слагающейся в процессе ведения войны.

Общие цели оборонительной операции — это поражение противника.

Частные цели будут:

1. Экономия сил на одном более широком участке общего фронта, чтобы организовать главный удар на решающем направлении.

2. Выигрывание времени для группировки сил и нанесения решающего удара на главном направлении.

3. Прикрытие [жизненно важных государственных, политических и экономических центров].

Основа основ современной оборонительной операции есть артиллерия, танки, авиация; их мощный огонь является костяком обороны, построенной на оперативных началах на всю армейскую глубину.

Пулеметный огонь, который до сего времени являлся основой обороны, есть ныне средство борьбы только с пехотой. Отсюда — пулеметные средства должны дополнять армейскую систему обороны независимо от причин, вызывающих оборонительную операцию: последняя опирается на искусственные долговременные оборонительные сооружения — преграды и создаваемые инженерными средствами полевые укрепления, создаваемые непосредственно войсками, и естественные преграды, находящиеся в районе оборонительных действий.

Оборонительная операция должна быть проникнута величайшим духом активности, вытекающей из основной цели — нанести поражение противнику, навязать ему свою волю. [223]

Ярким примером такой оборонительной операции является оборона Царицына, которой руководил великий Сталин.

Пассивность действий в оборонительной операции ведет к прямому поражению. Ярким доказательством этого положения являются действия французских войск на оборонительной линии Мажино, на линии Вейгана и против Италии в Альпах. Применение решительных контрударов на оси укрепленной линии Мажино и Савойских Альп позволяло французам контрударом ослабить напор немцев и изменить ход боев на Западе, тем не менее они вели пассивную оборону и не избежали капитуляции. Это, товарищи, одна из причин поражения французской армии. Конечно, основные причины другие, о них докладывал т. Жуков, но и это является немаловажной причиной. Капитуляция и бельгийской армии во многом зависела также от пассивности действий союзных войск. Пассивная оборона — смерти подобна, учил нас т. Ленин и учит т. Сталин. Отсюда — каждая оборонительная операция должна таить в себе элементы наступления и в конечном счете перерастать в свою противоположность, т. е. в наступление для окончательного поражения противника.

Одновременно из всего выше изложенного перед нами вытекает ряд организационных вопросов.

Первый вопрос — это вопрос о создании противотанковых артиллерийских частей. Мне думается, что, исходя из особенностей современной войны, нам нужно срочно приняться за организацию противотанковых частей Резерва Главного командования. Они должны строиться по принципу и структуре артиллерийских частей ПВО.

Второй вопрос. Нам нужно истребительную и штурмовую (пушечную) авиацию обеспечить специальными бронебойными снарядами для борьбы с танками. Тов. Рычагов докладывал, что возможность эта есть. Эту возможность надо всемерно усилить.

Третий вопрос. Для сложных и специальных работ по обороне надо иметь хотя бы один строительный батальон на корпус. И вместе с тем надо ставить вопрос перед нашей социалистической промышленностью, чтобы нам дали такие средства для обороны, которые в минимум времени дали бы нам максимум таких возможностей, чтобы превратить более доступную местность для маневров в труднопроходимую местность.

Вот все вопросы, товарищ Народный комиссар, которые я хотел доложить Вам и нашему уважаемому совещанию.

РГВА, ф. 4, оп. 18, д. 58, л. 1 — 44.

Дальше