Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

Допрос Бальдура фон Шираха обвинением

(Из стенограммы заседаний Международного Военного Трибунала от 24 и 27 мая 1946 г.)

Сто тридцать восьмой день
Пятница, 24 мая 1946
Вечернее заседание

Председательствующий1: Обвинение желает провести перекрёстный допрос?

Додд2: Господин свидетель, мы поняли, что этим утром вы сделали по своему характеру признательное заявление, по крайней мере, в отношении преследования евреев; и вероятно, в то время как эта часть, приведённая вами, сказана достаточно храбро, я думаю, есть много того, о чём вы избегали, говорить, вероятно, по недосмотру.

Теперь я желаю, чтобы вы рассказали Трибуналу о том факт это или нет, что ваша ответственность за молодых людей в Германии при национал-социалистах фундаментально касалась их превращения в действительно хороших национал-социалистов, в смысле превращения их в фанатичных политических последователей.

Ширах: В качестве воспитателя я рассматривал своей задачей воспитание молодых людях хорошими гражданами национал-социалистического государства.

Додд: И пламенными последователями и верующими в Гитлера3 и его политику?

Ширах: Мне кажется, я уже говорил этим утром, что я воспитывал нашу молодёжь, чтобы следовать за Гитлером. Я этого не отрицаю.

Додд: Хорошо. И в то время как вы говорили нам, что у вас не имелось первоочередной ответственности за образовательную систему, я уверен вы не отрицаете того, что за всю остальную деятельность, которая могла затрагивать молодых людей вы были ответственны в первую очередь?

Ширах: Моей ответственностью было внешкольное воспитание.

Додд: И, конечно, в школах единственными людьми, которые могли учить молодых людей были те, кто был политически выдержан в следовании гитлеровскому мнению и убеждениям и учил национал-социализму?

Ширах: Учительский состав в немецких школах не был определенно однородным. Большая часть учительского состава принадлежала к поколению, которое не обучали в национал-социалистических линиях и не принадлежало национал-социализму. Молодых учителей обучали национал-социалистическим принципам.

Додд: Что же, в любом случае, вы точно, не говорили, что молодые люди в общеобразовательной системе Германии ни в какие время, не находились под руководством тех, кто был политически выдержан, и разумеется после одного или двух лет управления Гитлера и его последователей, не так ли?

Ширах: Пожалуйста, вы повторите вопрос? Я не совсем понял.

Додд: Я пытаюсь сказать вам, что у вас не было каких-либо сомнений или что в вашей общеобразовательной школьной системе Германии надзор осуществлялся, по крайней мере, по большей части, людьми, которые были политически надёжны постольку, поскольку это касалось национал-социализма.

Ширах: Меня не волновало об этом говорить. За образовательным администрированием в Германии надзирал министр Рейха Руст4, который — и это факт — по причинам плохого здоровья проявлял очень мало интереса к своим официальным обязанностям. Многие тысячи возрастных людей были задействованы в образовательном администрировании. Они получили свои назначения задолго до дней национал-социалистического государства и оставались на своих местах.

Додд: Меня не волнует, являлись ли они старыми или молодыми или как долго они находились на должностях. Они все приносили присягу Гитлеру, не так ли?

Ширах: Это верно; постольку, поскольку они были гражданскими служащими, они все приносили присягу.

Додд: Розенберг имел очень значительное влияние на молодых людей в Германии, не так ли?

Ширах: Мне так не кажется. Я думаю, вы оцениваете влияние моего со-подсудимого Розенберга на молодёжь совершенно ошибочно — что означает вы его переоцениваете. Розенберг определенно имел некоторое влияние на многих людей, которые интересовались философскими проблемами и были в состоянии понять его работы. Но я должен оспорить степень влияния, которую вы ему приписываете.

Додд: Вы публично говорили по одному случаю, что путь Розенберга был путём «Гитлерюгенда5», не так ли?

Ширах: Мне кажется это было в 1934…

Додд: Не волнуйтесь о том, когда это было. Вы это говорили или нет?

Ширах: Я это говорил.

Додд: Когда это было?

Ширах: Это было в Берлине, на молодёжном вечере. Но позднее сам я вёл молодёжь в совершенно ином направлении.

Додд: Что же, мы рассмотрим это позднее. Но в любом случае, по этому поводу в Берлине, когда у вас была присутствовала крупная группа ваших молодёжных руководителей, по крайней мере вы старались как лучше, чтобы они поняли, что путь Розенберга был тем путём которому они должны следовать?

Ширах: Но это были те же самые молодёжные руководители, которые позднее получали от меня иные инструкции.

Додд: Что же, я намерен сказать, что так могло быть. Мы дойдем до этих иных инструкций; но по этому поводу и тогда, постольку поскольку, что касалось вас, вы хотели их понимания в том, что они должны следовать пути Розенберга, не так ли?

Ширах: Да, но этот путь затрагивал одно достаточно чёткое положение, которое тогда обсуждалось, а именно, вопрос религиозных молодёжных организаций. В этом положении Розенберг и я соглашались, в то время как в во многих иных мы расходились; и это было тем положением на которое ссылалось это положение.

Додд: Путь Розенберга точно не был путём молодёжи остающейся верной своим религиозным обязательствам или учениям, не так ли?

Ширах: Я так не скажу.

Додд: Что вы имеете в виду? Вы не знаете?

Ширах: Я могу сказать настолько много слов, о том, что я никогда не слышал Розенберга делавшего какое-либо заявление в отношения, того, чтобы молодые люди должны были быть неверными своим религиозным убеждениям.

Додд: Что же, я не знаю, что он также когда-либо говорил это; но я думаю, вам прекрасно известно, как и многим остальным, кто был вне Германии все эти годы, что Розенберг был жестоким противником организованных религиозных организаций. Вы этого не отрицаете, не так ли?

Ширах: Принципиально я точно этого не отрицаю, но я не думаю, что это можно так выразить. Розенберг никоим образом не пытался повлиять на уход молодёжи из религиозных обществ.

Додд: И позднее, в действительности — теперь вы не намереваетесь сказать, что позднее, и вероятно тогда, секретным и опосредованным путём вы играли в игру Розенберга, организуя молодёжные мероприятия в часы, когда проходят церковные церемонии?

Ширах: Я абсолютно отрицаю, что таким образом я работал против церкви. В 1933–34, я был в основном занят религиозными молодёжными организациями. Вчера я это здесь объяснял.

Додд: Я знаю. Вы просеивали их, и рано или поздно они все должны были присоединяться к вашей молодёжной организации. Но сейчас я говорю не об этом. Что я пытаюсь сказать — и думаю, вы должны согласиться — что на значительный период времени вы сделали действительно невозможным для молодых людей определенных религий присутствовать на своих церковных службах, потому что они совпадали с вашими молодёжными мероприятиями присутствие, на которых было принудительным.

Ширах: Нет, это неправильно.

Додд: Вы говорите, нет? Разве католические епископы публично не возражали такого рода вещам, и вы об этом не знали, как знал я?

Ширах: Я не могу этого вспомнить.

Додд: Вы вспоминаете каких-либо католических священнослужителей возражавших факту, что вы планировали свои молодёжные мероприятия на утро воскресенья, когда их священнослужители проводили службы?

Ширах: С течением времени, как я вчера объяснял, многие священнослужители также обращались ко мне лично или публично жаловались, что им затруднено их духовное пастырство молодёжной службой и принятой ею формой; и вот почему я урегулировал вопросы в такой форме как показано в документе представленным моим защитником суду вчера.

Додд: Что же, я не думаю, что это, по сути, ответ; и вероятно я могу помочь вам вспомнить то, что ваша организация особо предусматривала, чтобы эти молодые люди, которые принадлежали к церкви, не могли ходить в форме; что было очень полезной вещью, не так ли, потому что они не могли, выйдя из церкви вообще поприсутствовать на молодёжных собраниях, если бы они пошли домой переодеваться.

Ширах: Но во многих приходах церковные власти запрещали молодым людям в форме заходить в церковь.

Додд: Что же, я не собираюсь спорить с вами об этом. Ваш ответ в том, что вы не помните какой-либо частой и сильной критики и возражений от церковных людей в частности о воскресной утренней программе. Вы так хотите это оставить?

Ширах: Я точно не имел этого в виду. Здесь были периоды сильного трения, периоды жарких споров, также как и в целом был штормовой период в молодёжной организации. Позднее, все эти вещи были удовлетворительно разрешены и приведены в порядок.

Додд: Итак, я понял, вы также говорили, что, во всём том, что вы могли делать с молодыми людьми в Германии в течение лет, когда вы их контролировали, вы точно не готовили их по-военному в каком-либо смысле, в любом смысле обычно придаваемом военными; это так?

Ширах: Это верно.

Додд: Что же, теперь, давайте посмотрим. Каким было имя вашего личного эксперта по прессе, или консультанта, если вы предпочитаете такой термин?

Ширах: Экспертом по прессе, который со мной долго работал, был господин Кауфман6.

Додд: И вы спрашивали его — как вопрос факта, у вас есть его опросник, не так ли, который должен быть приобщен. Я полагаю, что вам об этом известно?

Ширах: Я, знаю, что мой защитник ходатайствовал об этом, но мне неизвестно какие ответы дал Кауфман.

Додд: Что же, вам известны вопросы, которые ему задавали, не так ли?

Ширах: Я их не помню.

Додд: Что же, вероятно я напомню вам один или два, чтобы вы вспомнили. Вы спросили его, был ли он вашим личным консультантом по прессе. И вы спрашивали его, является ли правдой, что вы лично отдавали ему директивы о том, что вы хотели опубликовать в прессе, и в частности в молодёжной прессе. Вы помните, эти вопросы?

(Ответа не последовало)

Додд: Но вы не знаете ответы; не так ли?

(Ответа не последовало)

Додд: Что же, вам известно, что в сентябре 1942 он разместил официальную публикацию СС7 о молодых людях и молодёжи Германии?

Ширах: Я не могу вспомнить статью.

Додд: Что же, я думаю, что вам лучше на неё посмотреть. Это документ 3930-ПС. Господин Председательствующий он стал США-853.

Итак, этот документ, который я показываю вам, это телеграмма, конечно, сообщение по телетайпу, «рейхштатгальтеру8 Вены». Вы увидите вверху, что оно было вами получено 10 сентября 1942, и прилагало копию по предмету содержания этой статьи для редакции «Schwarzes Korps9». Если помните это журнал СС.

Итак, вы увидите, прочитав его, и в самой первой части оно заявляет, что высокопоставленный офицер, который вернулся из Севастополя в Берлин говорил, что подростки, которых можно было увидеть 4 года назад марширующими в шортах по немецким городам поющими «Да, флаг больше чем смерть» были 19-ти летними, которые брали город Севастополь.

Статья продолжает говорить, что парни выкладываются в бою, что они обещают петь и что национал-социалистическое движение выдвинуло молодое поколение, наполнив их верой и самоотрицанием, и тому подобное. И затем остальное продолжает, по сути, говоря, что тогда были люди, которые возражали вашей программе потому, что вы пытались сделать этих подростков сильными.

Чёткое значение этого в том, что теперь вы просили себе признания, за кое-что сделанное в превращении их в хороших 19-ти летних бойцов, которые взяли Севастополь, не так ли? Вы просили себе признания, я скажу в этой статье за подготовку такого рода 19-ти летних ребят.

Ширах: У меня до сих пор не было сведений об этой статье.

Додд: Что же сделайте это сейчас. Разумеется вы можете о ней поговорить.

Ширах: Это то, что я хотел сделать. Господин Кауфман тогда только, что вернулся с восточного фронта и под впечатлением того, что он ощутил там он написал то, что появилось в этой статье, которую я не смогу зачитать полностью.

Додд: Что же она в действительности не очень длинная. Действительно я зачитал, то о чем я думаю, является наиболее важными частями постольку, поскольку касающимися вас.

Ширах: То, что молодёжь готовилась военным образом мне кажется, не упоминается не в одном предложении во всей статье.

Додд: Я знаю. Я просто спросил, было ли это фактом, что вы требовали в этой статье признания за кое-какой значительный факт, что эти 19-ти летние ребята были такими хорошими бойцами в России. Это всё о чём я вас спрашиваю.

Ширах: Я уже говорил вам, что я хотел готовить молодёжь становиться хорошими гражданами, и что я хотел готовить их хорошими патриотами, которые позднее выполняли свой долг на поле боя.

Додд: Хорошо.

Ширах: И также должны были выполнять свой долг на поле боя.

Додд: Что же, тогда ваш ответ, да, вы требовали признания за тот факт, что они были хорошими бойцами. Итак, в этом вопросе нет уловки. Он просто предварительный, и я хочу понять, но я думаю, вы можете сказать «да». И случайно эта песня, «Флаг дороже, чем смерть» был песней, написанной вами, не так ли?

Ширах: «Песня о флаге», которую я построил на припеве «флаг дороже смерти». Это правда.

Додд: Вы еще в довоенные дни опубликовали целый ряд песен для молодежи в песеннике?

Ширах: Было издано много песенников для молодежи. Я не знаю их все.

Додд: Нет, я тоже, но я спрашиваю вас о том факт ли это, что вы публиковали песенники для молодых людей.

Ширах: Как культурная служба так и пресс-служба публиковали такие книги. Конечно, я сам не просматривал каждую песню; но в целом мне кажется, что там появлялись только такие песни, которые пела молодёжь.

Додд: Хорошо. У нас имеются некоторые выдержки из одного такого песенника, и я хочу сослаться только на одну из них. Помните ли вы песню: «Вперед, вперед10», которую вы написали сами, кстати; вы написали ещё одну. Вы помните эту песню?

Ширах: «Вперед, вперед» — это гимн молодежной организации.

Додд: Хорошо. Вы её написали?

Ширах: Да.

Додд: Эта песня, несомненно, содержит сильно возбуждающие призывы, предназначенные для молодежи, в которых говорится об их военном долге?

Ширах: Гимн молодёжной организации? Я этого не нахожу.

Додд: Слова, подобные таким, как: «Мы — будущие солдаты. Все, что против нас, падет от наших кулаков. Фюрер, мы принадлежим вам» и т. д. Вы помните это?

Ширах: Я не говорил: «Мы — будущее солдаты», как я сейчас услышал на английском, но здесь сказано, что — «Мы солдаты будущего».

Додд: Хорошо.

Ширах: «Солдаты будущего», «носители будущего».

Додд: Хорошо, но это есть ещё одна из ваших песен, не так ли?

Ширах: Это революционная песня датированная периодом борьбы; она не ссылается на войну между, скажем Германией и иными державами, но на борьбу, которую мы осуществляли внутри страны с целью достичь нашей революции.

Додд: Хорошо, мы посмотрим. Вы помните песню: «Вы видите зарю на Востоке»? Вы помните эту песню?

Ширах: Это не моя песня.

Додд: Это одна из песен, которая была включена в сборник песен «Гитлерюгенд», не так ли?

Ширах: Это старая песня СА11, которая пелась в 1923–1924 гг.

Додд: Это возможно. Я вас спрашиваю только, действительно ли эта песня была включена в ваш официальный песенник молодежи?

Ширах: Да.

Додд: В этой песне вы всячески поносили евреев, не правда ли?

Ширах: Это мне неизвестно, я хотел бы посмотреть эту песню.

Додд: Помните ли вы вторую строфу: «В течение многих лет люди были порабощены и направлялись по ложному пути, предатели и евреи господствовали над ними»? Помните ли вы следующие слова в этой песне: «Люди, к оружию!»

Ширах: Да, но я не знаю точно, было ли это напечатано в песеннике для молодежи.

Додд: Я могу вас заверить, что эта песня напечатана в песеннике. Он имеется у нас, и если вы хотите, то можете посмотреть.

Ширах: Это очень известная песня СА, которую пела молодежь. Потому она и помещена в сборнике песен для молодежи.

Додд: Хорошо, это то, что я хотел понять. Меня не волнует, как она появилась. Такого рода песню вы имели в своём песеннике для молодых людей.

Ширах: Я хочу сказать ещё одну вещь. Этот песенник, имеющийся здесь у меня, издан в 1933 году.

Додд: Да?

Ширах: Я не думаю, что об организации молодежи, созданной мною, можно судить лишь по 1933 году.

Додд: Я также этого не думаю, но мы нашли его в 1945 году.

Ширах: Позднее мы издали другие песенники с совершенно другими песнями.

Додд: Да, я собираюсь через минуту к ним перейти.

Этот песенник был 3763-ПС, США-854. Он привлёк моё внимание в четвертой строфе, в последней строчке, говорится: «Германия, проснись! Смерть еврейству! Народ, к оружию!»

Ширах: Один момент, пожалуйста; где это?

Додд: В английском тексте, в четвёртой строфе. Я не знаю где она должна быть; она на странице 19, я скажу, немецкого текста. Вы нашли?

Ширах: Нет.

Додд: Что же, может быть в документе ошибка. В любом случае, мы найдем её для вас. Однако, вы помните песню, не так ли? Вы не отрицаете, что в ней говорится «Смерть евреям», и тому подобное, в этой песни?

Ширах: Это ведь та песня, которая начинается словами: «Вы видите зарю на Востоке?».

Додд: Да, правильно.

Ширах: Да.

Додд: Это всё, что я хотел узнать.

Ширах: Эта песня не в этой книге.

(Книгу передают подсудимому)

Додд: У нас есть для вас несколько ваших песенников.

Ширах: Да, но между ними есть большая разница. Эта книга, которая не содержит песню, это официальное издание опубликованное рейхсюгендфюрером. Как я сказал, она не содержит песню. Однако, она появляется в песеннике опубликованном Тоннерсом, фирмой музыкальных издателей в Кёльне, под названием «Песни «Гитлерюгенда». Однако, эта книга, не является официальным сборником изданным рейхсюгендфюрером. Любая издательская фирма в Германии могла публиковать такие книги.

Додд: Хорошо, я приму это, но вы точно не хотите отрицать, что книга использовалась, не так ли? И это то, что мы пытались установить.

Ширах: Это мне неизвестно. Я не знаю, использовалась ли эта книга «Гитлерюгендом».

Додд: Вам известна та, которая содержится в опубликованной вами?

(Ответа не последовало)

Что же, в любом случае, я хочу указать вам на это. Я не призываю, и не пытаюсь предложить вам вопросами, что какая-либо одна из этих песен сама по себе готовила молодых людей в Германии к войне; скорее, то, что я пытаюсь показать это то, что в отличие от показаний данных вами вчера, вы делали кое-что больше чем просто давали этим юношам и девушкам играть в игры.

Ширах: Мои вчерашние заявления точно не предполагали, что мы лишь давали играться им в игры. На каждую песню такого рода приходится бесчисленное множество других.

Додд: Да, знаю, но это те, которые мы сейчас рассматриваем. Помните ли вы песню о «Знамени, обагренном кровью»? «Барабаны гремят по всей земле»?

Ширах: Все это песни «Wandervogel12» и молодёжной лиги13. Они являются песнями, которые пели во времена республики, песнями которые не имеют никакого отношения к нашему времени.

Додд: Минуточку.

Ширах: Они являлись песнями, которые не имели никакого отношения к нашему периоду.

Додд: Вы думаете, что любой, в дни республики, пел марши «Гитлерюгенда»?

Ширах: О какой это песни? Я её не знаю.

Додд: Именно этой, «Барабаны гремят по всей земле». Вы действительно не помните какие-либо их этих песен?

Ширах: Конечно, я знаю достаточное число этих песен; но большинство важнейших — целая группа — шли от старого «Zupfgeigenhansl14» движения «Wandervogel» и от молодёжной лиги. То, что СА пело эти песни само собой подразумевается.

Додд: Да, я не сомневаюсь, что они пели; но откуда бы они не исходили, вы использовали их для этих молодых людей. И эту песню «Барабаны гремят по всей земле» вы написали сами, не так ли?

Ширах: «Барабаны гремят всей земле», да, мне кажется, что я написал такую песню.

Додд: Хорошо; это точно не очень древний образец, не так ли?

Ширах: Она была задолго до захвата власти.

Додд: Итак, вероятно вы также помните, что по одному поводу фельдмаршал фон Бломберг15 написал статью для ежегодника «Гитлерюгенда». Вы это помните?

Ширах: Нет.

Додд: Что же, это не было очень давно. Это было в 1938. Я полагаю, в тот год вы по-любому читали ежегодник вашей организации?

Ширах: Это можно принять как данность; но я действительно не могу вспомнить, что написал фельдмаршал фон Бломберг.

Додд: Что же, хорошо. Я хочу, чтобы вы взглянули на этот документ; это 3755-ПС. Господин свидетель, я думаю это на странице 134 того текста, что есть у вас; и на страницах со 148 по 150 вы найдёте статью, «Воспитание немецкой молодёжи для войны», или даже, в ней говорится, «работа по воспитанию немецкой молодёжи для войны» доктора Штелльрехта16. И затем он продолжает приводить цитату. Вы это нашли? «Дух борьбы это высочайшее достоинство солдата». И тому подобное.

Вы нашли цитату Бломберга? Я это хочу знать.

Ширах: Да.

Додд: И затем статья Штелльрехта также содержащаяся там, после цитаты.

Ширах: Да.

Додд: Теперь, когда вы спуститесь на несколько строчек ниже, вы точно увидите это предложение: «Следовательно, это неумолимое и непреклонное требование, которое фельдмаршал фон Бломберг предъявляет к молодым людям, марширующим в колоннах «Гитлерюгенда», и тому подобное.

Додд: В те дни в 1938 году вы, по крайней мере, думали о будущей военной службе для «Гитлерюгенда»; об этом также думал и фельдмаршал фон Бломберг? Именно этот вопрос я желал бы выяснить.

Ширах: В нашем государстве была обязательная военная подготовка.

Додд: Я знаю.

Ширах: Само собой разумеется, что мы как воспитатели заботились о физическом развитии молодежи для того, чтобы они могли быть хорошими солдатами.

Додд: Вы не делали чего-либо большего, чем это? Вы хотите, чтобы суд так это понял?

Ширах: Вчера я вам описывал, то что мы ещё делали при обучении стрельбе из винтовки, спорту на пересечённой местности и подготовке особых подразделений.

Додд: Господин Председательствующий, это США-856.

Да, я знаю, что вы говорили нам вчера, что, всё то, что могло быть, точно не было какого-либо рода военной подготовкой.

Этот человек Штельрехт был связан с вами, не так ли?

Ширах: Доктор Штельрехт имел «управление по физической подготовке» в «Гитлерюгенде» под руководством рейхсспортфюрера фон Тшаммера-Остена17. Это управление было одним из 21 управлений у рейхсюгендфюрера.

Додд: Он был связан с вами?

Ширах: Да.

Додд: И вы также использовали кое-что из него в качестве вашей защиты; это в вашей документальной книге. Вам известно, о чём это?

Ширах: Да, это заявление сделанное доктором Штелльрехтом, в котором он говорит о воспитании для обороны и физической подготовки молодёжи; и говорит, что ни единого юношу в Германии не готовили с вооружениями.

Додд: Я это знаю, и поэтому хочу, чтобы вы посмотрели на другое заявление, сделанное им другого числа.

Господин Председательствующий, это документ 1992-ПС, и мы приобщаем его как США-439.

Вы помните, когда он произносил речь перед военными в январе 1937, в то время когда он был связан с вашей организацией «Гитлерюгенд»? Вам известна речь, на которую я ссылаюсь?

Ширах: Я не присутствовал по случаю речи и не считаю себя ответственным за какое-либо заявление, которое он мог в ней сделать.

Додд: Что же, это ваше заявление, но вероятно остальные чувствовали по-иному. В любом случае, я спрашиваю вас вы были осведомлены или нет об этой речи, и скажите нам, знали ли вы о ней заранее? Вам известна речь о которой я говорю, не так ли?

Ширах: Я не могу вспомнить информирование о факте, что он говорил на курсах по национальной и политической подготовке для вооруженных сил; но меня могли о ней проинформировать. Речь, сама…

Додд: Что же, мне кажется, что вы очень настойчиво отрицали ответственность за неё до того как узнали, что он говорил.

Ширах: Я не хочу делать такое заявление. Между доктором Штелльрехтом и мной возникли споры насчёт некой тенденции, которую он демонстрировал в отношении оборонной подготовки, потому что я чувствовал, что он слишком на ней настаивал в своём ведомстве. Также возникали споры с остальными ведомствами рейхсюгендфюрера, которые окончательно привели к его увольнению из ведомства рейхсюгендфюрера.

Додд: Что же, в любом случае, он был в вашем штабе, когда он произносил эту речь и я желаю, чтобы теперь вы посмотрели на страницу — что же, у меня она на странице 3 английского, и на странице 169 текста имеющегося у вас; и она начинается с самого низа английской страницы. Параграф гласит:

«Что касается чисто военного воспитания эта работа уже ведётся и очень обширно за годы сотрудничества. Результатом является создание написанной мной книги, определяющую будущую работу в военном воспитании вплоть до мельчайших подробностей подготовки, которая, при нашем взаимном согласии включат введение и предисловие министра обороны Рейха и рейхсюгендфюрера».

И затем следующий параграф:

«Основная идея этой работы всегда представлять юношу который относится к отдельной стадии своего развития» — и тому подобное.

И я хочу, чтобы вы теперь перешли к предложению, где говорится:

«По этой причине никакому юноше не даётся вооружение, просто потому, что оно не служит полезной цели в его развитии. Но, с другой стороны, имеется смысл давать им малокалиберные винтовки для военной подготовки, которые являются подходящими для подростков, а значит и остальные задачи более подходящее для ребят».

И затем, переходя ниже в английском тексте, следом за последним параграфом, страница 170 вашего текста, вы найдёте в следующем предпоследнем параграфе, что доктор Штелльрехт говорит:

«Это демонстрирует цель всестороннего воспитания, которое начинается с подготовки юноши в играх и заканчивается военной подготовкой».

И затем, снова переходя к пятой странице английского текста, и я думаю это на странице 171 вашего текста, предпоследний параграф, говорящий о пешем походе, он говорит, что:

«…имеет обширную задачу…потому что это единственный способ, благодаря которому юноша может познакомиться с отечеством, за которое он однажды должен бороться».

Двигаясь по этой статье, наконец, я хочу обратить ваше внимание на страницу 6 английского текста и страницы 174 и 175 вашего текста. В последнем параграфе английского текста, вы найдете предложение, которое говорит:

«Следовательно, вся подготовка сходится на подготовке с винтовкой. Это можно достаточно подчеркивать; и потому что стрельба это вопрос практики, она не может начинаться слишком рано. Результат которого мы хотим достичь с течением времени, чтобы винтовка чувствовалась в руках немецкого юноши также естественно, как и ручка».

Теперь, повыше на следующей странице, странице 7 английского текста и странице 176 вашего текста. Ваш доктор Штелльрехт ещё говорит о стрельбе поскольку она «соответствует желаниям юношей»; и затем он продолжает говорить:

«Вместе с общей подготовкой существует особая подготовка для новых пополнений воздушным силам, флоту и моторизованным войскам. Подготовительный курс для этого создан в сотрудничестве с компетентными ведомствами вооруженных сил…на такой широкой основе насколько возможно, и предоставляется местная кавалерийская подготовка».

И я полагаю это на следующей странице вашего текста, но это предпоследний параграф английского текста — я хочу обратить ваше внимание на это предложение — или два из последнего параграфа в английском тексте: «Военное воспитание и идеологическое воспитание проводяться совместно». Английский текст говорит «философское», но я думаю, что эта ошибка в переводе и в действительности там «идеологическое». И вы увидите предложение в следующем параграфе:

«Воспитание молодёжи должно проводиться так, чтобы сведения и принципы на которых организованы государство, и вооруженные силы нашего времени и на которых они основываются, полностью проникли в умы отдельных людей для того, чтобы от них никогда не отрекались и чтобы они оставались руководящими принципами всю жизнь».

Господин свидетель, и последний параграф этой речи, — я желаю, чтобы вы посмотрели на него, потому что я думаю, вы вчера использовали термин «игровой», если я не ошибся, и по-любому доктор Штелльрехт, немного ранее в своей речи. Там то, что он сказал военным в тот день: «Господа, вы можете видеть, что задачи нынешнего молодёжного воспитания далеко выходят за рамки «игр».

Теперь, вы уверены, что не имели какого-либо рода программы по военной подготовке в вашей молодёжной организации?

Ширах: Я могу видеть, из этого документа, который я должен действительно полностью прочитать с целью быть способным ответить правильно, что доктор Штелльрехт, скажем мягко, рассматривал себя очень важным. Важность доктора Штелльрехта для воспитания молодёжи и важность должности которую он занимал в руководстве молодёжью очень чётко не настолько велики как предполагалось этими людьми из воспитательной работы вооруженных сил. Ранее я уже говорил о спорах возникавших между доктором Штелльрехтом и мной на счёт преувеличений и в особенности степени в которой он переоценивал ценность стрелковой подготовки и то, что он называл «военной подготовкой» и что эти различия во мнениях наконец привели к его увольнению и уходу со службы у рейхсюгендфюрера. Он был одним из многих глав управлений, и важность его особой деятельности не была настолько большой как он представил это в своём заявлении. Я думаю я вчера объяснил, что перед молодёжным руководством возникало большое количество задач. Я также был способен указывать на приблизительную пропорцию допризывной подготовки или военной подготовки, как её называл господин Штелльрехт, в сравнении с остальными формами подготовки. Но этот документ также ясно заявляет, что тут не было намерения участия в военной подготовке, как я вчера говорил. Когда он говорит, что каждый немецкий юноша должен учиться обращаться с винтовкой также просто как с ручкой, то есть выражает мнение, с которым я себя лично не могу идентифицировать.

Додд: Что же, конечно, у вас есть свой взгляд на него; но я думаю хорошо, что мы вывели на свет факт, что вы сами предложили Трибуналу заявление Штелльрехта в своей собственной документальной книге. Вы конечно осведомлены об этом, не так ли? Вы, конечно, хотите, чтобы мы поняли, что Штелльрехт достоверен, когда вы цитируете из него, но не достоверен, когда мы цитируем из него; это так?

Ширах: Я вообще не имел этого в виду. Он специалист в баллистике и уличном спорте, конечно, он представлял свои задачи, как естественные для человеческой природы, как являющиеся наиболее важными в молодёжной подготовке. Вероятно, начальник другого ведомства должен был описывать культурную работу или занятия соревновательными дисциплинами, что могло быть, как являющимися наиболее важными аспектами молодёжной подготовки. В любом случае, решающими заявлениями для воспитания немецкой молодёжи были не замечания Штелльрехта сделанные во время курсов для офицеров, а мои собственные замечания для молодёжных руководителей.

Додд: Я лишь хочу напомнить вам, что через год после произнесения этой речи, вы написали предисловие к его книге, не так ли?

Ширах: Мне кажется, это предисловие было написано для книги «Гитлерюгенд на службе».

Додд: Я скажу, что это было через год после написания этой речи, которая была представлена и опубликована в Германии. Он не только произнёс речь; но также оформил её в форме брошюры, не так ли?

Ширах: Я не могу точно вспомнить.

Додд: Что же, я могу сказать вам, если вы посмотрите на переданный вам документ. Я думаю вы поймете. Что же в любом случае, мы прошли. Вчера вы говорили Трибуналу, что заявление от 21 февраля 1938 в «Volkischer Beobachter18», приписываемое Гитлеру, некая загадка для вас; вы не знаете откуда он взял свои цифры. Господин свидетель вы поняли, что я сказал?

Ширах: Да.

Додд: И вам известно, на что я сослался в ваших вчерашних показаниях, на цитату Гитлера из «Volkischer Beobachter»?

Ширах: Да.

Додд: Что не так в этих цифрах?

Ширах: Я думаю, что эти цифры являются преувеличенными и я думаю, что в тексте у меня есть ошибки, который является переведённым текстом. Вероятно он получил эти цифры от управления доктора Штелльрехта, или я так предполагаю. Я представляю, что заявления относительно вооруженных сил тут, возможно, добавлены им самим; вывод, что некие тысячи или десятки тысяч имевших водительские удостоверения в действительности неправильные, также как неправильно заключить из факта, что некие тысячи парней получивших водительские удостоверения означали то, что их готовили как танковые войска.

Додд: Что же, вы поймете, что мы так не говорили. Вы понимали, что это был ваш фюрер, который говорил такое в феврале 1938, и то о чём я спрашивал было о том, что я вероятно желаю, чтобы мы прошли это и вы смогли рассказать Трибуналу о том в чём и в какой степени ошибка. В феврале 1938 года Гитлер, как об этом сообщалось в прессе, сказал, что 45 тысяч юношей было занято во флоте. Считаете ли вы эту цифру слишком большой и неправильной?

Ширах: Нет, она верна.

Додд: Не верна?

Ширах: Нет, не верна.

Додд: Далее он сказал, что в моторизованных войсках насчитывалось 60 тысяч юношей членов организации «Гитлерюгенда». Что вы можете сказать об этой цифре?

Ширах: Она правильна.

Додд: И далее он сказал, что для усиления авиации 55 тысяч членов организации «Юнгфольк19» обучались планерному делу. Что вы скажете об этой цифре?

Ширах: Планерная подготовка и моделирование самолётов в молодёжной организации с — можно мне снова привести цифру — 50 000 молодых лётчиков?

Додд: 55 000.

Ширах: 55 тысяч, да, это правильно.

Додд: Это правильно. Затем он говорит: «74 тысячи членов «Гитлерюгенда» были включены в авиационные соединения». Что вы скажете об этой цифре?

Ширах: Вы сказали «авиационные соединения»; они являлись «Fliegereinheiten» лётными группами «Гитлерюгенда», которые — как я снова должен подчеркнуть — касались только планеризма и строительства самолётных моделей. Такое большое число могло тогда быть.

Додд: Правильна ли эта цифра — 74 тысячи?

Ширах: Возможно.

Додд: Наконец, он говорит: «Только в одном 1937 году 15 тысяч юношей сдали испытания по управлению планерами». Что вы скажете об этой цифре?

Ширах: Она, очевидно, также правильна.

Додд: Таким образом, у вас не было с Гитлером никаких расхождений по поводу этих цифр?

Ширах: Нет.

Додд: И, наконец, он говорит: «Сегодня 1,2 миллиона юношей из организации «Гитлерюгенд» под руководством 7 тысяч инструкторов прошли регулярный курс обучения по стрельбе из малокалиберной винтовки». Имеется ли ошибка в этой цифре, и в чем она заключается?

Ширах: Возможно, она правильная — конечно, у меня нет документального подтверждения, что у нас было 7 000 молодых людей, которые проводили подготовку по стрельбам малокалиберной винтовкой. Я вчера обсуждал эти малокалиберные стрельбы. Хорошо известно, что мы это осуществляли.

Додд: Действительно вы не оспаривали какие-либо из этих цифр. Тогда, по вашим лучшим сведениям они правдивые, не так ли?

Ширах: Моё возражение касается замечания, которое я помню в связи с речью, упоминавшей танковые силы.

Додд: Что же, у нас такого нет, если у вас есть, мы с радостью посмотрим на это. Но эта речь «Volkischer Beobachter» представленная обвинением, тогда когда представлялось дело против вас; там нет ничего про танки.

Ширах: Мне кажется причина в том, что перевод документа с английского на немецкий неправильный.

Додд: Что же, в любом случае, мы согласны в том, что Гитлер был, не очень далёк от цифр, когда он произносил речь?

Ширах: Нет; я думаю цифры, которые вы только что привели верные.

Додд: Далее, в ежегоднике гитлеровской молодежи за 1939 год Штелльрехт, ваш сотрудник, занимавшийся вопросами подготовки «Гитлерюгенд», употребил то же самое выражение. Вы помните это? «Обращение с винтовкой должно быть так же естественно для каждого, как для ученика обращение с ручкой».

Ширах: 1939?

Додд: Да, сэр.

Ширах: Можно назвать месяц?

Додд: Что же, он в ежегоднике «Гитлерюгенда» за 1939 год, на странице 227. Если вы хотите посмотреть на него, я с радостью вам покажу.

Ширах: Нет, спасибо. Мне не нужно на него смотреть. Если он уже раньше сказал так, то очень возможно, что он повторяется.

Додд: Да. Вы поймите, важность этого для нас в том, что это спустя 2 года после произнесения им речи, 1 год спустя после написания вами предисловия к его книге, и я полагаю спустя некоторое время, после того как вы поняли, что он — как вы сказали — ненадёжный?

Ширах: Нет, я этого не говорю. Напротив, он был надёжным человёком, но между нами возникли разногласия во мнениях, потому что я не соглашался с ним по вопросу преувеличенной допризывной подготовки.

Додд: Что же…

Ширах: Я считал стрелковую подготовку как составляющую только часть нашей подготовки, и не самую наиболее существенную часть; а он уделял этому слишком много внимания.

Додд: Хорошо. Но вы позволили ему написать в ежегоднике; и спустя 2 года после произнесения им речи, он сделал заявление такого же рода для чтения молодыми людьми, о том, что они должны обращаться с винтовкой также как с ручкой. Вы заявили какие-либо возражения, когда книга вышла в печать? Я полагаю, вы должны были…

Ширах: Я не видел книги до её опубликования…

Додд: Вы заранее не читали её?

Ширах: …и у меня не было возражений для заявлений в частности.

Додд: Вы возражали, когда вы читали ту же самую книгу и на той же самой странице тому, что Вермахт предоставил вашему «Гитлерюгенду» в 1937, 10 000 малокалиберных винтовок?

Ширах: Нет, я был очень рад получить этот подарок от вооруженных сил. Так как в любом случае мы проводили малокалиберные стрельбы. Я был благодарен за каждую винтовку, полученную нами, потому что у нас было всегда меньше того, чем требовалось для подготовительных задач.

Додд: И вы были разочарованы, когда вы также читали в том же самом ежегоднике, что не было нехватки в тирах:

«Поскольку организованная винтовочная стрельба началась осенью 1936, 10 000 инструкторов по стрельбе получили допуски к стрельбам на курсах по выходным и специальных курсах; и эта цифра возрастает на несколько тысяч каждый год».

Ширах: Я этого не помню, но я думаю, что вероятно вы представили правильные факты; я не оспариваю это. Швейцария даёт своим молодым людям гораздо более интенсивную стрелковую подготовку, чем делали мы и делали многие другие страны.

Додд: Да, я знаю.

Ширах: Я не отрицаю, что наших молодых людей готовили к стрельбе.

Додд: Я надеюсь, что вы не сравниваете себя со Швейцарией.

Ширах: Нет.

Додд: Господин Председательствующий это документ 3769; он станет США-857.

Далее, мы слышали о том соглашении, которое вы и подсудимый Кейтель заключили в 1939 году, незадолго до того, как началась война с Польшей. Это было в августе 1939 года.

Господин Председательствующий, он уже в качестве доказательств, как США-677.

Это было 8-го августа, не так ли — или 11-го; извиняюсь.

Ширах: Я не помню точно. То, что это соглашение не имеет никакого отношения к войне и не может иметь, показывает тот факт, что оно было заключено в августе 1939 года.

Додд: Вы говорите, что это соглашение не имело никакого отношения к войне, хотя оно и было заключено за три недели до нападения на Польшу?

Ширах: Если бы это соглашение имело какое-либо значение для войны, то его следовало бы заключить значительно раньше. Уже тот; факт, что оно было заключено лишь в августе, показывает, что мы не думали о войне. Если бы мы были заинтересованы в том, чтобы подготовить молодежь к войне, то мы заключили бы его уже в 1936–1937 гг.

Додд: Во всяком случае, согласитесь ли вы с тем, что это соглашение, заключенное между вами и Кейтелем, несомненно, имело отношение к обучению молодежи стрелковому делу и к армии?

Ширах: Это соглашение, насколько я помню, относилось к обучению на пересеченной местности.

Додд: Хорошо, в таком случае я лучше покажу вам этот документ и зачитаю из него отдельные выдержки, если вы не помните, что это соглашение имело определенное отношение к вопросу об обучении молодежи стрелковому делу.

Ширах: Я думаю, что там сказано, что обучение на пересеченной местности должно в будущем достигнуть такого же объема в обучении молодежи, как и стрелковый спорт. Я не знаю, правильно ли я передаю содержание по памяти.

Додд: Я сейчас кратко изложу вам то, о чем там говорится. Там говорится, что вы уже имели 30 тысяч руководителей гитлеровской молодежи, проходивших ежегодное обучение в условиях полевой обстановки. Вся фраза в целом гласит следующее:

«В школах для руководителей гитлеровской молодежи, в особенности в двух имперских школах, где проводилось обучение стрелковому делу и спортивная подготовка в условиях полевой обстановки, а также и в районных школах для руководящего состава, 30 тысяч руководителей гитлеровской молодежи ежегодно проходят полевые учения»

и что это соглашение дает вам возможность приблизительно удвоить это число.

Ширах: Да.

Додд: И далее говорится о том, как вы должны расквартировать этих людей и т. д.

Ширах: Да.

Додд: Итак, это имеет какое-то отношение к вашей программе обучения стрелковому делу, не так ли?

Ширах: Я объяснял, что ранее я даже видел это.

Додд: Что же, тогда я вас недопонял. Я думал, что вы сказали, что это не имеет…

Ширах: Нет, нет, я это объяснял. Я сказал, что обучение молодежи на пересеченной местности должно занять такое же место в программе, как и обучение стрельбе. Однако и здесь речь идет не о подготовке руководителей молодежи на офицерские посты, а об обучении на местности руководителей молодежи, которые после короткого обучения на курсах — мне кажется, они длились 3 недели возвращались в свои отряды. Молодой человек от 16 не мог готовиться в военных рамках в тот период времени, и это не являлось задачей соглашения.

Додд: Конечно, вы не хотите сейчас нас уверить в том, что вы и Кейтель заключили в августе 1939 года соглашение о проведении спортивного бега по пересеченной местности, не так ли? Вы серьезно говорите это?

Ширах: Я совершенно серьезно сейчас утверждаю, что в то время я ничего не знал о войне, о будущей войне. Я вчера говорил…

Додд: Что же, но вы…

Ширах: И мне не кажется также, что фельдмаршал Кейтель подготовил это соглашение; я думаю, что один из его помощников разработал его вместе с доктором Штелльрехтом. Если бы у него была какая-либо значимость для войны, о нём бы точно официально не объявлялось в августе.

Додд: Что же, теперь, слушайте. Взгляните на первый абзац, в котором говорится о цели этого соглашения.

«Между верховным командованием вооруженными силами и рейхсюгендфюрером было заключено соглашение, явившееся результатом тесного сотрудничества между начальником высшего командования вооруженных сил генералом Кейтелем и рейхсюгендфюрером фон Ширахом: это соглашение предусматривает сотрудничество с вооруженными силами в военном воспитании «Гитлерюгенда».

Как вы видите, здесь ничего не говорится о проведении кросса или других занятиях спортом, не так ли?

Ширах: Я хотел бы разъяснить кое-что: то, что вы сейчас цитируете, не относится к тексту соглашения, а является комментарием редактора этого сборника «Das Archiv20».

Додд: Я не собираюсь дальше читать, но я предоставляю Трибуналу право решать, имеет ли это отношение только к спорту или это связано с военным обучением молодежи.

Председательствующий: Я думаю сейчас подходящее время прерваться.

(Объявлен перерыв)

Додд: Господин свидетель, вы согласны с тем, что время от времени члены «Гитлерюгенда» пели песни и также вели себя в манере точно враждебной организованным религиозным учреждениям?

Ширах: Я не намерен отрицать, что отдельные члены вели себя таким образом в начальные годы национал-социалистического государства, но я хочу добавить короткое пояснение.

В ранние годы я принял в своё движение миллионы молодых людей из марксистских организаций и атеистического движения, и т. д.; и конечно, невозможно было за промежуток от 2 или 3 или 4 лет времени полностью дисциплинировать всех их. Но я думаю, что могу сказать, после определенной даты, скажем 1936, такого рода вещи больше не происходили.

Додд: Что же, я думал, что вероятно по-любому вы можете сказать, что в 1935 такого рода вещи происходили и вероятно, сэкономить время? Вы с этим согласны? Они пели песни, такие как, «Папа и раввин должны уступить, мы хотим неверующими быть» и такого рода вещи. Вы с этим знакомы? Вам известно, что такого рода вещь привлекла внимание министра юстиции от органов прокуратуры в Бадене.

Ширах: Нет.

Додд: Вам известно, что они пели песню, опубликованную в песеннике «Blut und Ehre21» в песне поётся, «Мы хотим убить попа, пронзив копьём; красного петуха поселив на крыше монастыря22». Вам известна эта старая песня?

Ширах: Это песня датируется Тридцатилетней войной23 и пелась молодёжным движением многие, многие годы, даже до первой мировой войны.

Додд: Я знаю, вы это мне говорили. Я пытаюсь сократить это. Вы согласны, что ваши люди пели её в 1933, 1934 и 1935, в такой степени, что когда священнослужители возражали, они подвергали себя обвинению властями за вмешательство и критику? Это было настолько важно.

Ширах: Я знаю, как я уже говорил, эта песня датировалась Тридцатилетней войной. Она иногда пелась молодёжью в 1933–1934. Я пытался отменить эту песню, но я не могу привести какой-либо информации об особых жалобах, которые подавались на неё.

Додд: Я не думаю, что мы пояснили, об этих песнях, что они был включены в книгу опубликованную «Гитлерюгендом» для пения в те дни. Вы с эти согласны?

Ширах: Я думаю это возможно, так как многие годы эта песня включалась в каждый сборник. Эта песня впервые появилась в песенниках движения «Wandervogel» в 1898.

Додд: В действительности я не очень заинтересован в истории. Всё, что я пытаюсь установить это то, что в вашем песеннике для молодых людей присутствовала эта песня, что её пели, и что когда христиане жаловались, они подвергались преследованию властей.

Ширах: Я должен оспорить последнее положение.

Додд: Что же, я приобщу этот документ.

Это номер 3751-ПС. Это выдержки из дневника преследующих властей, дневника министра юстиции. И он станет США-858.

Итак, самая первая запись, которая покажет вам это, это заметка из дневника министра юстиции о католическом викарии24 Пауле Васмере касающаяся уголовных слушаний против него, и спрашивалось должен ли быть уголовный приговор предложенный Розенбергом из-за клеветы. Викарий в своей проповеди процитировал песню поющуюся молодыми людьми. Я только, что цитировал несколько строк о ««Папа и раввин должны уступить, вместе с евреями» и тому подобное. Министр юстиции в своём дневнике продолжает говорить, что этот католический викарий также цитировал из «маленького песенника опубликованного Бальдуром фон Ширахом» стихи со следующим текстом:

«Бог на небесах нам конечно сказал Чтоб священника его с радостью мы поразили».

И тому подобное:

«Прочь с твоим копьём, шагаем вперёд».

И далее он цитирует то, что вы говорили, «Путь немецкой молодёжи это Розенберг». Итак, это то, из-за чего он попал в трудности, и всё о чём я вас спрашиваю — и всё о чём спрошу — вы не хотите признавать, что люди которые критиковали использование такого рода вещи молодыми людьми под вашим руководством, возможно, подвергались, и во многих случаях действительному преследовались? Поймите, вчера вы говорили Трибуналу, что вы никогда прямо не вмешивались в дела церкви, католической или протестантской.

Ширах: Эта цитированная песня, у которой припев «Kyrieleis» которая сама по себе показывает, что является очень старой песней…

Додд: Могу я прервать вас…

Ширах: … могло быть возможным, что она включалась в песенник «Кровь и честь». Я, конечно, не осведомлён, что священник преследовался за её критику. Это нечто новое, о чём я узнал впервые.

Додд: Хорошо. Посмотрите на страницу 192 того же самого дневника, и вы увидите, что архиепископ Падерборна25 докладывал об инциденте от 12 мая. В этом случае он просил, чтобы было сделано, что-нибудь, чтобы остановить такого рода вещи, и есть совершенно отвратительная небольшая песенка о монахе и монашке, и тому подобном, которую пели молодые люди; и затем он продолжает говорить, что случилось с архиепископом, когда он вышел на площадь и что делал «Гитлерюгенд», какими именами его называл, он говорит, что в тот день семь руководителей «Гитлерюгенда» присутствовали в городе и они были в гражданской одежде. Вы хотите сказать, что никогда не слышали о таких вещах?

Ширах: Я знаю об инциденте. Я вызывал компетентного руководителя района Лангнаке, насчёт этого. У меня было много проблем в связи с инцидентом. Следовательно, я попрошу своего защитника спросить свидетеля Лаутербахера26, который занимал должность штабфюрера и знаком с подробностями. Некоторые строчки песни процитированной вами только сейчас, вызваны многими жестокими чувствами среди населения — некоторые из этих строчек процитированных здесь — насчёт вымогательства зарубежной валюты некоторыми священниками. Вот почему пелась эта сатирическая песня.

Я хочу сказать в заключение, что я полностью и очевидно не одобрял отношение этих молодёжных руководителей. Весь вопрос в том, как я уже говорил, один из инцидентов датировался рядом лет, когда я принял в свою организацию множество молодёжи из других организаций и с совершенно иной интеллектуальной подготовкой.

Додд: Хорошо, переверните на страницу 228 этого дневника, и вы увидите где капеллан Генрих Мюллер и городской священник Франц Рюммер были под подозрением, потому что сказали в кругу католического духовенства, что некую песню «Гитлерюгенд» пел на партийном съезде в 1934:

«Удалому «Гитлерюгенду» Вера не нужна Адольф Гитлер фюрер наш И опора наша Не нарушит эти узы стародавний грешный поп Дети Гитлера теперь мы раз и навсегда»

Подождите пока я не получу.

Ширах: Я не нашёл место.

Додд: Это страница 228, А и Б, извиняюсь. Может быть, вы по-любому вспомните песню, если я прочту её вам. Вы помните строки, в которых говорится, «За Хорстом Весселем27 пойдем вместо Христа»?

Ширах: Я впервые вижу эту песню. Я не знаю эту песню.

Додд: Хорошо; я не собираюсь её зачитывать. Вы заметили, что в дневнике есть запись, в последнем параграфе которой говорится:

«Главный военный прокурор заметил, что нет сомнения в том, что спорная песня пелась или вращалась в кругах «Гитлерюгенда»; он думает, что заявление о том, что эта песня исполнялась на партийном съезде, то есть, в некоторой степени на глазах и с согласия высших партийных чиновников, нельзя отрицать».

Ширах: Третья строфа гласит:

«Я не христианин ни католик Но чтобы не случилось, следую СА

Мы поняли, что это не молодёжная песня. Если молодые люди пели эту песню, я очень сильно об этом сожалею. Эта песня точно не исполнялась на молодёжном фестивале на партийном съезде в 1934, как заявляется здесь.

Додд: Хорошо.

Ширах: Я сам читал все программы молодёжных мероприятий на партийном съезде.

Мне эта песня неизвестна; я никогда её не слышал; и я не знаю текста.

Додд: Вы заметите, что в последних строчках говорится: «Бальдур фон Ширах возьми меня тоже!»

Единственное положение всего этого в том, что для обвинения действительно удивительно услышать, что вы в качестве молодёжного руководителя говорите, что вам неизвестно, что определенно в те годы были большие сложности между священнослужителями всех церквей Германии и молодёжной организацией в Германии.

Ширах: Я должен разъяснить это положение Трибуналу тем, что в молодёжном движении был период шторма и потрясений, период становления, и что об организации нельзя судить по действиям нескольких отдельных лиц или групп в тот же самый год, когда они стали членами организации. О результатах воспитательной работы нельзя судить до истечения некоторого времени. Возможно, что группа молодёжи, которая вступала в наши ряды из атеистического движения в 1934 сочиняла и пела такие песни. В 1936 они точно так не делали.

Додд: Что же, давайте посмотрим на то, что вы делали в 1937. Вам известна публикация «Радость, дисциплина, вера»? Вам известна эта методичка по культурной работе в ваших молодёжных лагерях?

Ширах: Пожалуйста, я хочу на неё посмотреть.

Додд: Я покажу её вам, но прежде всего сначала я хочу спросить вас: вам известна публикация? Вам известно, то о чем я говорю и на что ссылаюсь?

Ширах: Я не знал обо всех публикациях. У нас была такое огромное количество публикаций так, что пока я не увижу своими глазами я не смогу сделать заявление о предмете.

Додд: Хорошо; я принимаю ваш ответ, что вам она неизвестна не посмотрев на неё. Что же, покажем вам её. Эта, помимо прочего, имеет программу на неделю в одном из ваших лагерей, предполагаемую серию программ. И снова я задаю вам вопрос и может мы сможем это сократить.

Это не факт, что в ваших лагерях вы пытались сделать Гитлера и бога более чем партнёрами и в частности пытались направить религиозное отношение молодых людей к вере в то, что Гитлер послан на землю богом и он божественно назначен в Германии?

Что же, прежде всего, ответьте, и затем мы сможем посмотреть на программу.

Ширах: Нет. Я никогда не проводил сравнения между Гитлером и богом; и я считаю это богохульством и всегда рассматривал такое сравнение богохульством.

Это правда, что в течение долгого периода лет, в котором я верил в Гитлера, я видел в нём человека посланного богом, чтобы повести людей. Это правда. Мне кажется любого великого человека в истории — и в прошлом я рассматривал Гитлера таким — можно считать посланцем бога.

Додд: Это документ 2446-ПС, США-859.

Я не собираюсь проходить его с вами весь, но я хочу обратить ваше внимание на некоторые особые места.

Прежде всего, на странице 64 у вас будут имена людей предлагавшихся в качестве девизов, я полагаю, вы скажете, на день. Они все политические или военные герои Германии, я ожидаю, не так ли?

Ширах: Арминий28, Гейзерих29, Брауншвейг…

Додд: Вам не нужно их всех зачитывать. Если нет, скажите «нет», если да, скажите «да». Я просто спрашиваю вас, были ли они все военными или политическими героями Германии.

Ширах: Я не знаю можно ли охарактеризовать принца Луи Фердинанда Прусского30 просто как героя войны. Он был настолько же художник насколько и офицер.

Додд: Хорошо. Я перехожу с этого и принимаю ваш ответ, что они не являлись.

Перейдем к утреннему воскресному празднованию на странице 70 вашего текста, ближе к его концу. В частности я хотел обратить ваше внимание на него в виду того, что вы говорили о Розенберге ранее этим вечером:

«Если нет никого кто может произнести короткое обращение — были бы неплохими и привлекли внимание — отрывки из «Mein Kampf31» или из речей фюрера или работ Розенберга».

Вы нашли?

Ширах: Да, нашёл.

Додд: Что же, вы всё ещё говорите, что Розенберг и его работы не имели никакого отношения к «Гитлерюгенду» Вы предполагали, что, для воскресного утреннего чтения, они могли послушать эти благотворные философские работы, не так ли?

Ширах: Ничего не подтверждается фактами, что такие отсылки делались в одном из множества руководств по культурной работе некого из инструкторского штата, кто присутствовал на этих дискуссиях с Розенбергом о которых я упоминал. Я думаю, что посмотрев задолго до обнаружения этого отрывка, вы находили его во многих молодёжных методичках.

Додд: Позвольте мне кое-что об этом спросить. Вы здесь нашли одну строчку для утреннего воскресного праздника о священнослужителе, капеллане, священном писании, или что-то относящееся к религиозным учреждениям и скажите Трибуналу где оно.

Ширах: Я так понял тут точно нет такого.

Додд: Это ваша утренняя воскресная программа?

Ширах: «Гитлерюгенд» был государственной молодёжной организацией, и моей целью было разделять религиозное и государственное воспитание. Молодой человек, который хотел идти в церковь мог пойти туда после утреннего праздника — это была функция лагеря — или до неё, согласно тому хотел ли он присутствовать на мессе или на протестантской службе; и по этим воскресеньям, на которых он был в лагере — весь лагерь длился 3 недели на природе — он был полностью свободен, присутствовать в церкви или дома со своими родителями или остальными друзьями.

Додд: Хорошо.

Председательствующий: Господин Додд, я думаю честно сказать это непосредственно после слов «страница 71» там есть три строки, о которых можно сказать как имеющих отношение к религии.

Додд: Да, я намерен их процитировать. Это оставалось на потом. Я буду рад сделать это сейчас если Ваша честь предпочитает это.

Председательствующий: Нет.

Додд: Я хочу обратить ваше внимание на историческую басню, которая предлагалась молодёжи в лагере, на странице 89 вашего текста или 90, и на странице 6 английского текста.

Итак, я не собираюсь читать всю басню, но я думаю, что вы согласны в том, что она мягко скажем смешная, для евреев, других политических партий в Германии. Она ссылается на «Исидор, Исидор», во вступительных строках, и продолжает, «Жалок бедный Михаэль; служил он еврейству». В другой строчке «Банде и еврею дал он пинок».

И затем ваши партийные молодёжные руководители предлагают, чтобы теперь должно было быть — это театр теней:

«Нос Исидора должен быть сильно увеличен; немец Михаэль должен быть представлен в подходящей манере; коммунист как дикий шторм на баррикадах; социал-демократ с воздушным шариком; человек партии центра с иезуитским капюшоном и реакционер с высокой шляпой и моноклем».

Кстати вы когда-либо видели один из таких спектаклей?

Ширах: Я не могу найти текст, который вы только, что процитировали на странице 89.

Додд: Я вероятно привел вам неправильную страницу. Я только что сказал, что он на 154 странице вашего текста — скорее, 155.

Ширах: Да.

Додд: Что же, я лишь хочу знать об этой предположительной части программы для этих ваших молодых людей.

Ширах: Я хочу кое-что сказать, о вопросе в целом, что касается этой книги. Я написал предисловие, и я принимаю ответственность за её содержание. Заранее я не читал книгу во всех подробностях; и я не желаю оспаривать факт, что в лагерях формировался лагерный цирк, как он назывался, в котором политические карикатуры представлялись в форме театра теней.

Додд: Вам известно, что один из ваших подростков написал Штрейхеру письмо рассказывающее, что он видел такого рода спектакль. Вам об этом известно? Я покажу вам письмо немного позже, лишь для того, чтобы продемонстрировать, что это имело место, и что ваш молодой человек написал об этом Штрейхеру.

И на последней странице английского текста, для воскресенья, 19 июля — я думаю это страница 179 вашего текста — девиз дня это «Наше служение Германии это богоугодная служба». И это было вашим лозунгом использующимся в другие воскресенья, и как указал Трибунал, на странице 70 вашего текста говорится:

«…что это воскресная утренняя церемония не нацелена на представление споров или конфликтов с религиозной точки зрения, но наполняет жизнь и людей отвагой и силой выполнять их великие и малые задачи с неоспоримой верой в божественную силу и идеологию фюрера и его движения».

Итак, нигде и никогда вы не ссылались на бога, также упоминая Гитлера или руководителей партии?

Ширах: Будьте любезны указать на отрывок, который вы только что процитировали?

Додд: Он на странице 70, прямо внизу вашей страницы 70.

Ширах: Да, тут говорится:

«…что она не нацелена на представление споров или конфликтов с религиозной точки зрения, но наполняет жизнь и людей отвагой и силой выполнять их великие и малые задачи с неоспоримой верой в божественную силу и идеологию фюрера и его партии».

В конце концов, это не означала сравнение Гитлера с богом, но мне кажется, что в ответе, данном несколько минут назад я определил своё отношение.

Додд: Давайте посмотрим если вы не сравнивали. В своей книге «Революция в воспитании» на странице 148, вы помните это заявление: «Флаг Третьего Рейха» — мы должны начать с этого предложения:

«Напротив, служение Германии кажется нам…служением богу. Знамя Третьего Рейха кажется нам его знаменем; и фюрер народа это спаситель который ниспослан нам для спасения от бед и опасностей в которые мы были действительно втянуты наиболее ханжескими партиями недееспособной немецкой республики».

Ширах: Пожалуйста я хочу увидеть оригинал этого текста.

Додд: Хорошо.

Ширах: Тут я читаю:

«Мы считаем, что мы служим всемогущему, когда с нашей молодой силой мы стремимся сделать Германию снова единой и великой. В признаваемой верности нашей родине мы не видим ничего, что могло бы считаться противоречащим его воле; Напротив, служение Германии кажется нам подлинным и искренним служением богу. Знамя Третьего Рейха кажется нам его знаменем; и фюрер народа это спаситель который ниспослан нам для спасения от бед и опасностей в которые мы были действительно втянуты наиболее ханжескими партиями недееспособной немецкой республики».

То есть партия центра32 старой республики и другие похожие организации религиозного и политического характера. Я написал это. Я действительно не вижу, чего-либо, что можно составить как обожествление фюрера. Для меня, моё служение стране, было служением всемогущему.

Додд: Хорошо, если это ваш ответ — я вижу его по-другому. Давайте перейдем к чему-то ещё для того, чтобы мы могли двигаться дальше. Я не хочу пренебрегать демонстрацией вам, если вам необходимо показывать, этого сообщения Штрейхеру. Оно уже представлено Трибуналу британской делегацией. Мне говорят я думаю, оно зачитывалось, но не приобщалось.

В любом случае, вам о нём известно, господин свидетель? Вам известно о письме которое юноши и девушки молодёжного хостела33 в Гроссмюллене написали Штрейхеру в апреле 1936, когда они рассказали ему о видении евреев, «каждое воскресенье наш руководитель показывает сценку о евреях в своём кукольном театре».

Я лишь хочу знать были ли вы осведомлены о нём.

Ширах: Я хочу сказать в этой связи, что национал-социалистический молодёжный дом в Гроссмюллене, который упоминался здесь, не был учреждением «Гитлерюгенда», но как мне кажется, был детским садом управляемым национал-социалистической организацией социального обеспечения34 или какой-то другой организацией.

Это типичные письма заказывающиеся издателем «Der Sturmer35» для целей привлечения.

Додд: Секундочку. Вы не приняли все молодёжные хостелы в 1933?

Ширах: Да.

Додд: Что же, что вы имели в виду говоря, что в 1936 этот национал-социалистический молодёжный хостел в Гроссмюллене не являлся частью организации «Гитлерюгенда»?

Ширах: Здесь говорится, что-то о молодёжном доме, а не хостеле. Я не знаком с выражением «Heimstatte36». Оно должно ссылаться на дом управляемый национал-социалистической организацией социального обеспечения или национал-социалистической женской лигой37. У нас были только «Jugehdheime38» и «Herbergen39».

Додд: Что же, вас не задело, что по случайному совпадению в вашей программе одного из ваших лагерей вам предлагали спектакль, в котором еврей изображался смехотворным человеком с большим носом и учили детей не любить его и смеяться над ним и что из молодёжного лагеря подросток написала Штрейхеру говоря, что она и юноши и девушки видели такой спектакль?

Ширах: Это письмо не написано из какого-либо моего молодёжного лагеря.

Додд: Что же, я приму это как ваш ответ.

Ширах: Я не отрицаю, что эта кукольная пьеса демонстрировалась и что это письмо было написано; но мне кажется, так сказать связь притянута за уши. Связь очень отдаленная.

Додд: Вы думаете, что связь с высмеиванием евреев очень далека и притянута за уши.

Ширах: Нет. Я оспариваю заявление о том, что это являлось учреждением «Гитлерюгенда». Мне кажется в действительности это дневные ясли управляемые национал-социалистической организацией социального обеспечения или чем-то похожим.

Додд: Что же, может быть объяснение в том, что все молодые люди в Германии видели такие спектакли. Но в любом случае, я хочу заняться с вами последнем вопросом о предмете.

Этим утром ваш защитник опрашивал вас о конфискации монастыря, мне кажется, это было в Австрии, когда вы там были, Клостернойбурга. Вы помните?

Ширах: Этим утром мы обсуждали дворец графа Шварценберга. Это не был монастырь. Это была собственность частного гражданина.

Додд: Что же, документом на который ссылался защитник доктор Заутер40 был Р-146, США-678. Это было письмо от Бормана всем гауляйтерам41, и оно начинается говоря, что ценное церковное имущество должно захватываться в Италии и Австрии. Оно было подписано Борманом. И затем также в том документе, который был письмом Ламмерса42 говорится, что были некоторые споры о том должна ли захваченная церковная собственность передаваться Рейху или оставаться в вашем гау. Вы помните это, не так ли? Что же, теперь, в 1941 вы захватывали монастыри, не так ли, в Клостернойбурге? Клостернойбург, вам известно на что я ссылаюсь. Я мог неправильно его произнести.

Ширах: Да. Известный Клостернойбург, знаменитый монастырь, служивший как получатель коллекций предметов искусства взятых из нашего музея искусств.

Додд: Да. Итак, каким было тогда оправдание вашего захвата монастыря?

Ширах: Я уже не могу привести вам точные подробности в отношении этого. Мне кажется, что было ещё несколько людей в монастыре, что большое здание больше не использовалось в наиболее возможной степени, и что нам срочно требовалось пространство для расширения опытной станции руководимой в сотрудничестве с государственной школой виноградарства. Мне кажется, вот почему этот монастырь был конфискован.

Додд: Хорошо. Я собираюсь попросить вас посмотреть на документ 3927-ПС, и я желаю, чтобы вы вспомнили, что этим утром вы говорили Трибуналу, что вы остановили конфискацию церквей и церковного имущества в Австрии. Когда вы посмотрите на этот документ, я желаю напомнить вам ваши показания.

Председательствующий: Вы предлагаете М-25 в качестве доказательства или нет?

Додд: Господин Председательствующий я желаю так сделать. Это США-861. И это один, 39270-ПС, станет США-862.

Итак, первая страница документа показывает, что он отмечен как секретный. Он датирован 22 января 1941. Это письмо, адресованное Дальбрюгге43 в вашей организации в Вене.

Оно говорит, что он слышал о возможности получить школу Гитлера44, которую также пытался получить город Гамбург, и что он хочет рассматривать монастырь Клостернойбург в качестве места для школы Гитлера в Вене. Это письмо, написанное Шарицером45, вашим заместителем, как вы его вчера описывали.

Итак, он приложил сообщение, письмо по телетайпу, от Бормана; и если вы перевернёте страницу, вы увидите, что оно датировано 13 января. Борман говорит строго конфиденциально:

«Ясно, что население не выказывает какого-либо неудовлетворения, когда монастырские здания используются для службы в общеполезных целях».

Он продолжает говорить:

«Их перевод в госпитали, реабилитационные центры, воспитательные учреждения, школы Адольфа Гитлера, можно рассматривать в качестве службы общеполезной цели».

Итак, это сообщение было датировано 13-м января, и ваш заместитель написал письмо 23-го.

Итак, переверните на другую страницу, и вы найдете доклад Гестапо46 о монастыре, датированный 23 января 1941, адресованный вашему помощнику Дальбрюгге. Я желаю, чтобы вы посмотрели туда где сказано, «Устный приказ от 23 января 1941». Видимо кто-то в вашей организации, вы или ваши помощники, устно попросили Гестапо передать доклад об этом монастыре в тот самый день, когда вы писали в Берлин прося, чтобы его рассматривали как школу Гитлера.

В этом докладе Гестапо есть некоторые обвинения против жителей этого монастыря, но я прошу вас перевернуть далее и вы найдёте то, где вы написали приказ о передаче монастыря школе Адольфа Гитлера к 22 февраля 1941. Я покажу вам, его, если вы хотите посмотреть на него, но этот приказ содержит ваши инициалы — страницы с 15 по 17 фотокопии имеющейся у вас.

Итак, вы придумали оправдание для захвата этого монастыря, не так ли, когда вы в действительности хотели его для школы Гитлера; и у вас не было каких-либо обоснований для его захвата. И вы взяли у Гестапо доклад, и затем вы никогда не ссылались на причину, почему Гестапо давило на вас.

Ширах: Я сам в качестве главы этих школ естественно был настроен создать такую школу в Вене. В то же время идея выраженная здесь о взятии Клостернойбурга и размещения школы Адольфа Гитлера в нём не реализовалась, и я вероятно обсуждал это с господином Шарицером; но я полностью отказался от идеи. Клостернойбург никогда не превращался в школу Адольфа Гитлера.

Додд: Нет. Но также он никогда не возвращался церковным людям, не так ли?

Ширах: Нет. Поскольку музейное пространство доступное в Вене не являлось достаточным для очень крупных коллекций, мы хотели превратить этот монастырь в дополнительный крупный музей, который был бы открыт публично. Мы начали осуществлять этот план, и часть коллекций была переведена в здание. К тому же, нам требовались укрепленные подвалы этого монастыря для сохранения многих культурных ценностей, которые должны были защищаться от бомбардировок.

Могло быть, что мы могли разместить в школу Адольфа Гитлера в этом здании и я обсуждал возможность с одним или двумя своими коллегами и затем отказалался от неё: во-первых, потому что я бы себя плохо чувствовал если бы мы разместили школу Адольфа Гитлера в здании которое ранее было на святой земле, и во-вторых, потому что мы сильно нуждались в монастыре для иных целей.

Мне нечего добавить к моему объяснению.

Додд: Вы заметили дату о всей акции и сообщения от Бормана. Когда вы впервые обнаружили, что Борман был антирелигиозным и антицерковным как вы говорили Трибуналу?

Ширах: Борман…

Додд: Лишь скажите нам, когда вы это поняли.

Ширах: Я это и хотел сделать. Борман показывал свою антирелигиозность наиболее четко в 1943; но она уже появились в 1937.

Додд: И когда от него была эта телеграмма? 1941?

Ширах: 1941.

Додд: Когда вы впервые установили связь с Гиммлером47?

Ширах: Я встретил Гитлера…

Додд: Гиммлера.

Ширах: В 1929 году, когда я однажды явился к партийному руководителю. Он был тогда руководителем пропаганды в партии; это было нашей первой встречей.

Додд: Я не хотел вас спрашивать об этом, хотя интересно знать, когда вы впервые с ним встретились. Меня, по существу, интересует вот что: когда вы и ваши молодежные группы впервые установили с ним деловые отношения? Под словами «деловые отношения» я имею в виду, например, такое мероприятие, как набор молодых людей в бригады СС «Мертвая голова48».

Ширах: Я думаю, что объяснял это утром. В соглашении, год заключения которого я не помню, условие о патрульной службе было, кажется, изложено одним из первых. В общем, это не было обеспечением пополнения лишь для соединений «Мертвая голова», а вообще для всех полицейских частей так называемых «особых соединений» полиции.

Додд: В течение какого времени вы продолжали направлять юношей из вашей организации молодежи в СС? Может быть, вы помните, до какого времени эта программа претворялась в жизнь?

Ширах: Я насильно не гнал молодых людей в СС, а я разрешил СС, как и всякой другой организации, вербовать своих членов среди молодежи.

Додд: Я вас не об этом спрашиваю. Я спросил, когда, по вашему мнению, вы фактически в последний раз оказывали помощь Гиммлеру в наборе юношей из молодежи Германии при помощи вашей молодежной организации? Мне не нужна точная дата. Вы можете сказать приблизительно.

Ширах: С 1940 года я постоянно стремился к тому, чтобы перевести молодежь в соединения СС. Войска СС производили среди молодежи очень значительную вербовку, которая продолжалась до последнего дня войны. Я не мог предотвратить такого призыва.

Додд: Вы, конечно, знали, для какой цели их использовали в конце и в середине войны?

Ширах: Я знал, что все юноши, которые были призваны или добровольно пошли на фронт, должны были сражаться.

Додд: Я говорю сейчас не о сражении, а кое о чем другом. Вы знали о том, что происходило на Востоке, и вы знали, из кого состояла охрана концентрационных лагерей, не так ли?

Ширах: Этим утром я свидетельствовал, что я знал о событиях на Востоке. О том, что молодежь, которая вступила в войска СС во время войны, использовали для охраны; концентрационных лагерей, я не знал.

Додд: Вы не знали, из кого состояла охрана, хотя вы сами посетили два концентрационных лагеря?

Ширах: Это была охрана, которая не принадлежала к войскам СС.

Додд: Я знал лишь о том, что ваше соглашение с Гиммлером предусматривало главным образом набор молодежи в соединения СС «Мертвая голова».

Ширах: Когда я заключал это соглашение, я не знал, что Гиммлер осуществлял охрану концентрационных лагерей с помощью соединений «Мертвая голова». Кроме того, тогда я считал концентрационные лагери чем-то вполне нормальным. Я говорил это этим утром.

Додд: Вчера вы сообщили Трибуналу, что, примерно, только в 1944 году вы узнали об истреблении. Я хотел бы задать вам несколько вопросов. Первый вопрос. Как вы об этом узнали? Вы фактически узнали об этом только от Колина Росса49?

Ширах: Я сказал, что об этом я узнал через Колина Росса...

Додд: Хорошо.

Ширах: И что, я, кроме того, задал много вопросов всем доступным мне лицам, чтобы узнать об этом что-либо конкретное.

Додд: Я вас спрашиваю, было ли вам известно об этом из каких-либо других источников, помимо Колина Росса. Вы можете ответить довольно просто. Мы знаем, что вы узнали об этом от Росса. Можете ли вы назвать кого-нибудь другого, кто также сообщил вам об этом?

Ширах: Я не мог получить какой-либо действительно точной информации.

Додд: Хорошо.

Ширах: Большинство людей не имели информации. Я лишь получал положительную — то есть, подробную — информацию из Вартегау.

Додд: Теперь как вопрос факта, но в действительности вы же получали регулярные отчеты относительно истребления евреев, не правда ли?

Ширах: Эти…

Додд: Я имею в виду письменные доклады.

Ширах: Эти отчеты, два из которых были представлены здесь, в зале суда, направлялись рейхскомиссару обороны, одному из его экспертов. Этот эксперт передавал экземпляры дальше, как мне кажется, инспектору или начальнику полиции охраны порядка.

Я видел экземпляр, который был представлен по делу Кальтенбруннера, он ранее никогда не был у меня в руках.

Додд: Вы хотите сказать, что вам не было известно, что эти отчеты поступали в ваше управление?

Ширах: Я не видел этого экземпляра.

Додд: Хорошо.

Ширах: Мое управление было центральным управлением, а не рейхскомиссара обороны. Дела рейхскомиссара обороны вёл его регинрунгспрезидент, чей личный советник обрабатывал все ежедневно поступавшие и отправлявшиеся материалы. Моя почта направлялась в центральное управление.

Додд: Вы были рейхскомиссаром обороны в этой области, не правда ли?

Ширах: Да.

Додд: Это был совершенно секретный отчет СС, который не разглашали по всей Германии?

Ширах: Я не знаю, сколько экземпляров этого доклада было разослано.

Додд: Всего было 100 экземпляров. Вы получили 67-й экземпляр.

Ширах: И эти экземпляры, как я заключаю на основании подлинника, который я видел, были направлены не мне, а уполномоченному советнику, некоему Фишеру.

Додд: А кто был этот Фишер?

Ширах: Я уже говорил этим утром, что у меня нет идеи кем был господин Фишер. Я полагаю, что это был эксперт регинрунгспрезидента, эксперт по делам обороны.

Додд: Ну, хорошо. Теперь я хочу вам показать некоторые документы из вашего же собственного архива.

Господин Председательствующий, у нас нет полного перевода, потому что некоторые из них обнаружены слишком поздно.

Но я думаю, что вы с готовностью признаёте это оригиналом из ваших дел. И здесь вы найдёте — и я обращаю ваше внимание на страницу — нечто, что напомнит вам о том кем был доктор Фишер.

На странице 29 вы найдете здесь фамилии тех лиц, которые работали при имперском совете обороны; среди этих фамилий имеются фамилии Фишера, генерала Штюльпнагеля50, генерал-майора Гауция, доктора Форстера. Вы нашли? Это был ваш совет обороны Рейха, который вы время от времени посещали, довольно часто встречались с этими людьми и я покажу вам такие документы, если вы решите их отрицать.

Ширах: Пожалуйста, минуточку. Пожалуйста, вы повторите мне страницу?

Додд: Страница 29; это меморандум, датированный 28 сентября 1940.

Ширах: Теперь есть.

Додд: Вы нашли фамилию Фишера в числе лиц, которые были рекомендованы для вашего совета обороны? Его фамилия, между прочим, стоит последней. Там имеется также его подпись. Именно он рекомендовал вам всех остальных.

Председательствующий: Господин Додд, можно помедленнее?

Додд: Да.

Ширах: Его имя двадцатое имя в списке: «Регингрунгсрат доктор Фишер, эксперт по вопросам обороны Рейха» — другими словами, эксперт приданный регинрунгспрезиденту. Я вероятно видел его на той или иной встрече. Я понял, что он вёл стенограмму. Однако, я должен признать, что у меня нет личных воспоминаний об этом господине. Я не могу при упоминании имени Фишера никого себе представить. Но я ясно вижу, что он был тем, кто принимал почту для рейхскомиссара обороны, и, возможно, он также вел протокол.

Додд: Хорошо.

Ширах: Какую-либо другую функцию — он был лишь регинрунгсратом — он не мог осуществлять в этом кругу лиц уже из-за своего небольшого чина.

Додд: На странице 31 того же документа вы найдете другую ссылку на д-ра Фишера, и на этот раз на этом документе имеются ваши инициалы. Это список членов имперского совета обороны. В списке двадцать человек, и последней фамилией стоит фамилия Фишера. В конце документа есть ваши инициалы, которые, по-видимому, показывают, что вы одобрили этот список. Вы это видите?

Ширах: Да, я должен был поставить свои инициалы на этом списке.

Додд: И вы одобрили состав членов, не правда ли?

Ширах: Я вовсе не хочу утверждать, что я не узнал бы Фишера, если бы его указали мне. Он был чиновником, ведущим протокол, и при том большом количестве людей, которое присутствовало на таких заседаниях, он ничем не бросился мне в глаза. К тому же таких заседаний по обороне было очень мало. Во всяком случае — и это мне кажется решающим — он не делал мне лично докладов, он делал доклады регинрунгспрезиденту.

Додд: Как же вы могли не встретиться с ним? Вы ведь в 1940 году регулярно посещали совещания совета обороны Рейха. У нас имеются некоторые документы, и я хотел бы показать их вам. В этих документах точно отражается то, что вы заявили на заседании этого совета.

Ширах: Да, я и говорю, что он, наверное, вел протокол.

Додд: Да, конечно, и поэтому вы встречались с ним неоднократно в период между 1940 годом, то есть когда был составлен этот протокол, и 1942 годом, то есть до того времени, когда стали присылаться отчеты СС об истреблении. Он, вероятно, был знаком с вами в течение двух лет до того, как был получен первый имеющийся у нас отчет от 1942 года, и он был одним из двадцати членов вашего совета.

Ширах: Я думаю, что я должен описать, из кого состоял этот комитет по обороне империи. Там была группа генералов, руководящих генералов на командных постах в сухопутных и воздушных силах, там были различные гауляйтеры, там были упомянутые здесь лица: доктор Путт, представитель экономического штаба и другие лица, которые здесь перечислены. В этом большом кругу людей находился также чиновник, ведущий протокол, который был одним из многих чиновников моего управления. Эти заседания — я думаю, что вы установили это, — имели место очень редко. Фишер не делал мне постоянно докладов, он также не представлял мне протоколов заседаний, а доклад делал мне регинрунгспрезидент.

Додд: Не думаете ли вы, что Генрих Гиммлер или Рейнхард Гейдрих51 посылали эти отчеты об истреблении, происходившем на Востоке, лицам, не имеющим никакого значения в Германии?

Ширах: Эти доклады, если бы они были предназначены для меня, пересылались бы прямо ко мне. Вообще, я сегодня уже сказал, что я вовсе не оспариваю того, что я узнал о расстрелах евреев на Востоке, правда, в очень позднее время. Я видел в этом связь с военными событиями. Сами доклады мне не были представлены, и если бы они были мне представлены, то на них были бы определенные пометки, которые я немедленно бы узнал.

Додд: Хорошо, давайте посмотрим. Они, конечно, были адресованы вам и для сведения Фишеру.

Теперь я вам докажу, что вы получали еженедельные отчеты. Вы их видели? Что вы скажете на это?

Ширах: Еженедельные отчеты?

Додд: Да.

Ширах: Еженедельные отчеты я получал в огромных количествах из самых различных инстанций.

Додд: Нет, я говорю об одном определенном виде отчетов. Я говорю об отчетах, получавшихся вами от Гейдриха и Гиммлера.

Ширах: Я не знаю, что вы имеете в виду.

Додд: В таком случае, взгляните сюда. У нас имеется 55 таких докладов. Они все здесь идут в хронологическом порядке, и Фишер не имеет к ним никакого отношения. На отчетах имеется штамп вашей канцелярии, а также имеется пометка о том, когда они были получены,

В них, кстати, говорится — посмотрите на них — говорится о том, какая участь постигла евреев на Востоке.

Ширах: Всё это вероятно — я не могу на них посмотреть прямо сейчас. Эти доклады направлены от начальника полиции безопасности в ведомство рейхскомиссара обороны. Они, я вижу это по первому документу, приняты не мной. Напротив, здесь имеется подпись регинрунгспрезидента, я не получал этих докладов, иначе здесь стояла бы моя подпись.

Додд: Согласно примечанию, их получал Дальбрюгге, являвшийся вашим главным помощником. Кстати, мне кажется, что необходимо разъяснить Трибуналу, что оба ваших главных помощника являлись бригадефюрерами СС, не так ли?

Ширах: Я уже упомянул и без этого, что Дальбрюгге был одним из доверенных лиц Гиммлера.

Додд: А он был вашим главным помощником. Именно это я хочу сказать. Другой ваш помощник тоже был бригаденфюрером СС.

Ширах: Но я думаю, что эта констатация доказывает как раз обратное тому, что вы хотите доказать по делу против меня.

Додд: Я продолжу обсуждение вопроса о еженедельных отчетах, но я хотел бы спросить у вас о следующем: между вами и Гейдрихом существовали довольно дружественные отношения?

Ширах: Я узнал Гейдриха, когда он был протектором52 в Праге и прислал мне приглашение как президенту юго-восточного европейского общества о созыве съезда, я сделал то, что он хотел. Но в тесных личных отношениях я с Гейдрихом не находился.

Додд: Считали ли вы его хорошим государственным деятелем в то время, когда он ввел в Чехословакии систему ужасного террора?

Ширах: У меня было такое впечатление, что Гейдрих, как он выразился во время моего пребывания в Праге, хотел проводить политику взаимопонимания, в первую очередь, по отношению к чешским рабочим.

В нем я тогда, собственно, не видел представителя политики террора. Во всяком случае, у меня нет никаких практических сведений о событиях в Чехословакии. Я совершил только один этот визит, или возможно ещё один.

Додд: Вы послали телеграмму «Дорогому Мартину Борману», когда был убит Гейдрих? Вы помните об этом? Вы послали эту телеграмму человеку, который, как я понимаю, не был у вас в 1942 году на хорошем счету? Вы помните, когда Гейдрих был убит в Праге чешскими патриотами?

Ширах: Да.

Додд: Вы помните, что вы сделали, когда вы об этом узнали?

Ширах: Уже не помню точно.

Додд: Может быть, если я оглашу вам эту телеграмму, то вы вспомните.

«Рейхслейтеру53 Борману. Берлин. Партийная канцелярия, очень срочно. Для немедленного ознакомления.

Дорогой Мартин Борман, я прошу, чтобы о последующем доложили фюреру. Зная чешское население и его настроение как в Вене, так и в протекторате, я обращаю твоё внимание на следующее:

«Вражеские державы и британская клика вокруг Бенеша54 долго чувствуют горечь от общего сотрудничества, найденного среди чешских рабочих и их вкладе в немецкую военную экономику. Они ищут средства настроить чешское население и Рейха друг против друга. Атака на Гейдриха несомненно была запланирована в Лондоне. Британское вооружение нападавшего предполагает парашютирование агентов. Лондон надеется посредством этого убийства принудить Рейха к чрезвычайным мерам с целью добиться движения сопротивления среди чешских рабочих. С целью предотвратить появление у мира мнения, что население протектората находится в оппозиции Гитлеру, этим актам должно быть немедленно присвоено британское авторство. Самым эффективным действием явился бы внезапный и сильный налет на какой-либо культурный центр Англии, а мир должен быть оповещен, что это не что иное, как «месть за смерть Гейдриха». Это само по себе должно заставить Черчилля55 немедленно воздержаться от начала в Праге мероприятий ведущих к восстанию. Ответом Рейха на атаку в Праге будет в глазах мирового мнения контрнаступление.

«Предполагается, что следующая информация завтра будет дана прессе относительно покушения на жизнь Гейдриха».

И затем вы продолжаете говорить, что это была работа британских агентов исходящая из Британии. Вы подписали его «хайль Гитлер, твой Ширах».

Вы помните, что вы послали эту телеграмму Борману?

Ширах: Я только что услышал английский перевод. Пожалуйста, я хочу посмотреть на немецкий оригинал.

Додд: Очень хорошо.

Председательствующий: Господин Додд, вы прочли, я думаю, британский «прибрежный» город, не так ли?

Додд: Нет господин Председательствующий я подразумевал «культурный».

Председательствующий: Да, я так и понял.

Додд: Между прочим, господин свидетель я обращу ваше внимание, на слово «культурные». Вы выражали такой большой интерес к культуре.

Председательствующий: Было бы правильным сейчас прерваться, или вы хотите продолжить?

Додд: Я надеялся, что смогу завершить. Я не хочу тратить много минут, но у меня есть один или два достаточно важных документа, которые я представлю свидетелю.

Господин Председательствующий, если мы прервёмся, могу я попросить, чтобы свидетель ночью не говорил со своим защитником? Я думаю это единственно честно, при перекрестном допросе свидетеля, чтобы у него не было разговора со своим защитником.

Ширах: Я хочу, сказать об этом документе…

Заутер: Господин Председательствующий, я хочу разъяснить вопрос о том правомочен ли я как защитник говорить со своим клиентом. Господин Додд некоторое время назад запретил говорить мне со своим клиентом, я согласился. Но если, мне говорят, что я не должен говорить со своим клиентом до завершения перекрестного допроса и перекрестный допрос продлиться до понедельника, это значит, что я не смогу поговорить со своим клиентом завтра или послезавтра. Но, с целью осуществлять свою защиту, я должен иметь возможность обсудить со своим клиентом все положения затронутые сегодня.

Додд: Господин Председательствующий, я отзываю свою просьбу. Я действительно забыл, что мы продолжим до понедельника. Я не думаю, что это обычное правило, но я думаю, это представляет тут некоторую сложность для защитника.

Я хочу быть честным с Трибуналом. Во время перерыва доктор Заутер подходил к месту свидетеля и говорил с ним, в таком случае я не думаю, что он должен говорить с ним во время перерыва в перекрестном допросе.

Председательствующий: Что же, это британское правило, но я думаю в сложившихся обстоятельствах нам лучше позволить доктору Заутеру…

Додд: Я совершенно согласен. Я думал мы завтра продолжим, но я не хочу вмешиваться в его консультации на выходных.

(Трибунал отложен до 10 часов 27 мая 1946)

Сто тридцать девятый день Понедельник, 27 мая 1946 Утреннее заседание

(Подсудимый фон Ширах возвращается на место свидетеля)

Додд: Господин Председательствующий, я хочу удостовериться, что я приобщил следующие документы в качестве доказательства: 3914-ПС, который станет США-863; 3943-ПС, США-864; и 3877-ПС, США-865.

Додд: Господин свидетель, на закрытии заседания в пятницу мы лишь передали вам копию сообщения телетайпом Мартину Борману. Я зачитал его вам до вашей передачи по системе. Теперь я желаю спросить вас отправили ли вы это сообщение Борману.

Ширах: Да, я отправил сообщение по телетайпу, и я хочу дать объяснение в этой связи. Первое…

Додд: Могу я прервать вас лишь на минуту и попросить чтобы мы недолго поговорили сегодня, чтобы вы подождали лишь минуту перед ответом. Я думаю это немного поможет для перевода. Я не думаю, что у нас будут какие-либо затруднения этим утром. Я попытаюсь сделать тоже самое, и вероятно мы сделаем так быстрее.

Ширах: Тогда прежде всего, я хочу объяснить, почему я обратился к Борману с «твой» в дружеской форме. Борман и я были земляками; я знал его с Веймара, но недолго. И когда в 1928 или 29-м он прибыл в Мюнхен, он нанёс мне визит, и потому что он был старшим из нас, он предложил мне, чтобы мы называли друг друга на «ты». Мы поддерживали эту форму до 1943, когда по его собственной инициативе он отменил это и адресовался ко мне в своих письмах только «вы»

Итак, текст сообщения телетайпом: шёл третий год войны; и чешское население как в протекторате Богемия и Моравия так и в Вене оставалось совершенно спокойным; в протекторате условия были почти такими же как в мирное время. У меня в Вене было много чешского населения, и как результат покушения на жизнь Гейдриха я опасался, что в протекторате могут быть беспорядки, которые несомненно будут иметь серьезные последствия для Вены. Это было время продвижения немецких войск на Керченском полуострове; и это было время, когда мы не могли себе позволить случаться чему-либо в тылу нашего фронта. И одновременно с новостями об убийстве протектора, я получил официальное уведомление о том, что покушение, как упоминалось в документах, осуществлено британскими агентами и с британским оружием.

В течение того же месяца мы услышали, и это также упоминалось в коммюнике Вермахта, что британские бомбардировщики бомбили жилые районы в Гамбурге и Париже и атаковали немецкие культурные места в Киле. И значит, я предложил как меру репрессалии56 для установленной миром британской вины в этом покушении и предотвратить серьезные беспорядки в Чехословакии. Это всё, что я должен сказать. Это сообщение по телетайпу подлинное.

Могу я в этом положении также прокомментировать сложность перевода, которая возникла во время последнего перекрестного допроса в пятницу? Тогда немецкое слово «Retter» было переведено на английский «спасителем». Это выражение, которое я использовал в своей книге, когда я описывал фюрера как «Retter», и сложность кроется в переводе этого слова на английский: оно может быть переведено на английский как «спаситель». Но заново переведённое на немецкий «спаситель» означает «Heiland57». С целью ясно выяснить, что на немецком означает «Retter» как означающие на английском, я должен использовать пояснительную фразу. Если я скажу, что точный перевод это «Избавитель», тогда действительное значение слова ««Retter» ясно изложено; и нет ничего богохульного в сравнении или описании главы государства как «избавителя». Но если бы я написал на немецком, что глава государства был «Heiland», тогда конечно это было бы богохульством.

Председательствующий: Такого рода пояснение следует оставить для повторного допроса. Это не вопрос, для прерывания перекрестного допроса.

Додд: Сейчас я хотел бы задать вам два вопроса об этой телеграмме. Думали ли вы о конкретных культурных центрах в Англии, как например, о Кембридже, Оксфорде, Стратфорде, Кентербэри?

Ширах: Нет, у меня с этим не связано никакого определенного представления. Я думал, что следовало взять один объект, аналогичный тем, которые подверглись бомбардировке английских самолетов в Германии.

Додд: Лишь бы это был культурный центр. Вы думали о том, что происходило в Германии или о том, что произошло с Гейдрихом?

Ширах: Я думал о культурных зданиях в Германии, которое атаковались, и я хотел предложить это в качестве возможности дать ясно понять, что убийство Гейдриха не совершено чешским населением, а чешскими эмигрантами из Лондона при британской поддержке. В этом ответном ударе на третьем году войны следовало объединить ответ на покушение на Гейдриха с ответом на покушение на культурные центры в Германии.

Додд: В этой телеграмме вы не делали никаких ссылок на якобы имевшие место предполагаемые бомбежки культурных центров в Германии. Нет?

Ширах: Об этом уже сообщалось в сводке Вермахта, и это было общеизвестным.

Додд: Это не то, о чем я вас спрашиваю. Я спрашиваю вас о том, действительно ли вы не делали никаких ссылок в этой телеграмме на предполагаемые бомбежки культурных центров в Германии и не говорили о том, что бомбежка культурного центра в Англии вызвана предполагаемой бомбежкой культурного центра Германии? Вы очень ясно указали, что вы хотели бомбить культурные центры в Англии из-за того, что случилось с Гейдрихом?

Ширах: Мне не нужно было вовсе указывать на бомбардировки германских культурных центров, так как всей германской общественности был известен этот факт из сообщений о ежедневных налетах английских бомбардировщиков.

Додд: Я полагаю, что в то время вы очень хорошо знали репутацию Гейдриха, не правда ли?

Ширах: Не это не правильно. В этом случае я рассматривал Гейдриха как представителя нашего Рейха в Богемии и Моравии, а вовсе не как начальника Гестапо.

Додд: Знали вы о его репутации в Германии, по крайней мере в то время?

Ширах: Я знал, что он был начальником Гестапо, но я не знал, что он совершал те зверства, о которых стало известно позднее.

Додд: Вам не было известно о том, что его считали «террором Гестапо»?

Ширах: Это выражение, которое использовала вражеская пропаганда по отношению к нему.

Додд: Вы все еще думаете, что это — «пропаганда»?

Ширах: Нет.

Додд: Значит, вы услышали только через вражескую пропаганду, что его называли «террором Гестапо» до того, как он был убит в 1942 году?

Ширах: Нет, этого я не хочу сказать.

Додд: Как вы об этом узнали?

Ширах: Я хочу здесь констатировать только, что протектор Гейдрих для меня был другим лицом на этом третьем году войны, а не начальником Гестапо. Здесь речь шла о политическом мероприятии.

Додд: Вы не ограничились этим предложением — бомбить Англию, не правда ли? Вы помните, что вы еще предлагали некоторое время спустя?

Ширах: Нет, этого я не помню.

Додд: Помните ли вы что-нибудь о том, что вы предлагали в порядке так называемой расплаты за убийство Гейдриха?

Ширах: Я не помню.

Додд: Вы предлагали эвакуацию всех чехов из Вены, не так ли?

Ширах: Это предложение не было сделано лично мною, оно относится к замечанию о Вене, сделанному фюрером в 1940 году, когда я докладывал ему в его главной ставке. Мне кажется, что я уже упоминал в своих показаниях, что он сказал: «Вена должна стать немецким городом; и евреи и чехи должны быть постепенно эвакуированы из Вены». Это я уже отмечал в своих показаниях.

Додд: Мой вопрос заключался в следующем: верно ли, что несколько дней спустя после убийства Гейдриха вы предложили эвакуацию всех чехов из Вены, как возмездие за убийство Гейдриха?

Ширах: Я не помню этого; возможно, что я, взволнованный этим событием, которое меня очень обеспокоило, и сказал что-либо подобное.

Додд: Я предлагаю вам посмотреть на документ 3886-ПС, господин Председательствующий, который станет США-866.

Итак, этот документ включает выдержки из протокола заседания городского совета Вены от 6 июня 1942, как вы видите на странице 9 оригинала. Присутствовали вы, и согласно этим записям, вы говорили в качестве рейхслейтера Бальдура фон Шираха, и переходя ниже по странице, вы найдете это заявление:

«Наконец, он» — имеетесь в виду вы — «изложил, что уже в к концу лета или осени этого года все евреи должны быть удалены из города, и что удаление чехов пройдет попутно, поскольку это необходимый и правильный ответ на преступление совершенное против заместителя рейхспротектора Богемии и Моравии».

Вы помните, что так говорили?

Ширах: Я точно не помню, но я считаю эти протоколы подлинными, и они вероятно представляют смысл сказанного мной тогда. Я был очень сильно взволнован смертью Гейдриха. Я опасался серьезных проблем в Богемии и Моравии, и выражал свои опасения. Суть вещи в том, что после спокойного изучения этого плана я его отверг, и более ничего не делал в этом отношении.

Додд: Хорошо, во всяком случае, я считаю, что все это совершенно ясно, и я вас спрашиваю, согласны ли вы с тем, что вы сделали по крайней мере два предложения: первое — о бомбардировке культурных английских центров, и второе — об эвакуации всех чехов из Вены, в связи с убийством этого человека — Гейдриха?

Ширах: Что я выразил такую мысль об эвакуации чехов из Вены, — это верно. Равно как исторический факт то, что я отверг эту идею и никогда её не осуществлял. Верно, что я сделал предложение подвергнуть бомбардировке британский культурный центр в качестве ответа на убийство Гейдриха и на бесчисленные бомбардировки немецких культурных центров на третий год войны, время когда ставкой были жизненно важные интересы немецкого народа.

Додд: Между прочим, Гитлер также предлагал полномасштабную эвакуацию чехов из Чехословакии в качестве наказания за убийство Гейдриха, не так ли?

Ширах: Мне это неизвестно.

Додд: Теперь я хочу перейти к кое-чему ещё и понять сможем ли мы пройти это достаточно быстро этим утром. Вы вспоминаете, что в пятницу мы немного поговорили о ваших отношениях с СС и с Гиммлером, мне хочется спросить вас, является ли фактом то, что вы работали в тесной связи с Гиммлером и его СС почти с самого начала почти что до самых последних дней вашего режима в Вене? Я хочу, чтобы вы ответили на этот вопрос.

Ширах: На этот вопрос я охотно ответил бы очень подробно.

Додд: В данное время этот ответ не требует больших деталей. Но позднее, если вы считаете, что можете дать необходимое объяснение, я уверен, что вам будет предоставлена такая возможность. Прежде всего скажите Трибуналу, действительно ли вы тесно сотрудничали с Гиммлером и его СС, начиная с самого начала вашей государственной службы и до самого ее конца?

Ширах: Тесного сотрудничества в том смысле, что Гиммлер якобы имел существенное влияние на воспитание, не существовало.

Додд: Остановимся тут ненадолго. Не является ли фактом то, что Гиммлер назначил свой персонал СС в вашу молодежную организацию для подготовки молодежи? Вы можете ответить очень просто. Назначил или не назначил?

Ширах: В целях обучения?

Додд: Да.

Ширах: Об этом мне ничего неизвестно. То, что действовали, может быть, офицеры связи, в этом нет ничего необычного, так как практически во всех министерствах и организациях имелись офицеры связи. Но я не помню ничего такого, что вы сейчас подразумеваете.

Додд: Я полагаю, что нам нужно это выяснить прежде всего. Посмотрите на документ 3931-ПС который новый документ, господин Председательствующий, который станет США-867,.

Теперь, господин свидетель если вы посмотрите на этот документ, то вы увидите, что это письмо, которое вы посылали «дорогому члену партии Борману» в августе 1941 года. Это очень длинное письмо. Я полагаю, что нет никакой необходимости зачитывать его полностью, но я хотел бы обратить ваше внимание на некоторые места из этого письма, это, возможно, освежит вашу память в отношении вопросов, связанных с СС.

Предварительно один вопрос: СА предложили заняться в 1941 году некоторыми отраслями обучения молодежи, летом 1941 года?

Ширах: Я сказал еще раньше в своих показаниях — я думаю в четверг — мне кажется, что это было в 1939 году весной, СА предприняла попытку взять на себя допризывную подготовку молодежи двух старших возрастных групп и такие попытки повторялись и в 1941 году.

Додд: Да, я знаю, что вы жаловались Бормана на это, когда писали это сообщение. Вы припоминаете теперь, уже только при взгляде на это письмо, — а вся суть письма в этом, — что вы жаловались на попытку СА непосредственно полностью руководить обучением некоторых групп молодежи в гитлеровской молодежной организации?

Ширах: Я не могу говорить о таком длинном письме по телетайпу не прочитав его.

Додд: Что же, давайте посмотрим. Если вы перевернёте на вторую страницу английского текста — у вас там нет страниц; я думаю всё идёт вместе. Всё это телетайп, но это не очень далеко от его первой части. Прежде всего, я хочу, чтобы вы нашли заявление о том, что «Гитлерюгенд» считала необходимым с самого начала сделать партию ответственной за руководство и организацию ее военной подготовки». Вы нашли этот отрывок?

Ширах: Нет.

Додд: Что же найдите параграф пронумерованный (1) вашего телетайпа, маленькая арабская. Вы найдете, где начинается нумерация (1), (2), (3), и тому подобное. Господин свидетель, вы это нашли?

Ширах: У меня есть римская цифра I.

Додд: Хорошо. Это то на, что я хочу обратить ваше внимание. Если мы найдём место, в котором согласимся, тогда мы можем продолжать. Вы нашли номер (1) где говорится, что «более одного года разрабатывается проект соглашения, представленный СА в которой запрашивалось, чтобы кадры СА обеспечивали военную подготовку молодёжи» и что руководство СА не выполняет эту просьбу.

Теперь, вы перейдёте ниже, давайте посмотрим, в номере (3), и следом за (3), вероятно ниже других полных трёх или четырех, вы найдёте — там написано заглавными буквами по-немецки то, на что я обращаю ваше внимание:

«Я был бы счастлив, если бы СА предоставила в мое распоряжение персонал для осуществления этой цели, подобно тому, как это обычно делают СС и полиция в течение долгого времени»:

Господин Председательствующий, на английском, то есть внизу страницы 4 и вверху страницы 5.

(Обращаясь к подсудимому)

Вы нашли эту фразу?

Ширах: Да, я нашел.

Додд: Вы там говорите, что вы были бы счастливы, если бы СА предоставила в ваше распоряжение персонал для осуществления этой цели, как это делали СС и полиция уже в течение долгого времени, и вы ссылаетесь да подобную подготовку молодежи, которая уже проводилась и вы ссылались — если вы прочитаете вначале параграфа прямо перед этим предложением — о подготовке молодых людей. Вы говорите о гитлеровских школах и о подготовке гитлеровской молодежи. Теперь совершенно ясно, не так ли, что вы действительно пользовались помощью СС в соответствии с вашими собственными методами, помощью СС и полиции в течение долгого времени прежде чем вы послали такое письмо?

Ширах: Во время войны — да. Ведь с 1939 года мы вели войну, и с начала войны у нас были лагери довоенного обучения, и для этих лагерей я искал руководителей; сухопутные силы не могли направить в мое распоряжение достаточного числа военных руководителей. СА также не могла этого сделать. СС могла предоставить в мое распоряжение несколько молодых офицеров. Это могла сделать и полиция.

Додд: Следовательно, только с начала войны у вас появились люди из СС и полиции для подготовки вашей молодежи, да?

Ширах: Я не думаю, чтобы мы использовали военных руководителей СС еще для чего-нибудь. Как я уже показал, у нас был корпус руководителей, созданный из самой молодежи.

Додд: Я снова вас спрашиваю, вы хотите, чтобы Трибунал вас понял так, что только с начала войны вы пользовались помощью персонала СС и полиции, который был назначен для подготовки молодежи?

Ширах: На этот вопрос я не могу ответить совершенно точно по такой причине: например у нас был тренировочный лагерь для лыжной практики, и было совершенно возможно, что один из инструкторов был членом СА или СС, и только по случайности он был лучшим спортсменом в этой сфере. Но я не могу подумать о том, что такое сотрудничество существовало повсеместно.

Додд: Вы можете сказать, что у вас не было персонала СС, назначенного для подготовки вашей молодежи? Я не говорю об отдельных инструкторах, например, лыжного спорта, я говорю о постоянной программе, согласно которой осуществлялась помощь со стороны СС в подготовке молодежи.

Ширах: В этом письме впервые была затребована помощь, которая была необходима в целях военного обучения. Больше я не знаю ни одного момента, где имело бы место сотрудничество.

Додд: Известен ли вам термин «Heuaktion58

Ширах: «Heuaktion»? Я не могу этого вспомнить, я не понимаю, что вы под этим подразумеваете.

Додд: Но вы же каждый день сидите в суде. Вы разве не помните, что обвинением было представлено доказательство в связи с делом Розенберга и действием, называемым акцией «Heuaktion»?

Ширах: Нет, в настоящий момент я не могу этого сказать, я не помню этого.

Додд: Вы разве не помните о разговорах в суде о том, как захватывали молодежь на Востоке и насильственно отправляли ее в Германию, 40 или 50 тысяч молодежи в возрасте от 10 до 14 лет? Вы помните это, не правда ли? Тогда говорилось о том, что одной из целей этого мероприятия было уничтожить биологическую потенциальную возможность этих людей. Вы не знаете, о чем я говорю?

Ширах: Это акция, о которой я вспоминаю только в связи с этим процессом. Но по служебной линии единственно что я могу сказать, это то, что Аксман59 во время войны, я не помню, в каком году сообщил мне, что он направил на заводы Юнкерса60 в Дессау большое количество русской молодежи в качестве подмастерьев и учеников в мастерских и что эта молодёжь была чрезвычайно хорошо размещена и получала хороший уход. До этого я не занимался этой акцией, но в начале своих показаний я заявил, что за то, что сделала молодежь во время войны, я беру на себя ответственность, и я не отказываюсь от этого. Однако, я не думаю, что молодёжь в этом случая ответственна и я вспоминаю показания подсудимого Розенберга о том, что он выполнял запросы армии и военных соединений в, данном деле.

Додд: У нас имеется документ, который уже представлен как доказательство США-871. Трибунал с ним ознакомился. Я хочу обратить ваше внимание на то, что здесь говорится: «Розенберг согласился с программой захвата от 40 до 50 тысяч молодежи в возрасте от 10 до 14 лет и перевоза их в империю»; там же говорится, что эта программа могла быть выполнена при помощи руководства гитлеровской молодежи через

посредство бюро министерства Розенберга. Здесь также говорится, что некоторые группы молодежи должны были быть переведены в СС и вспомогательные части СС. Теперь я хочу спросить вас, что именно вы знаете об этой программе и какое участие принимала гитлеровская молодежь в осуществлении этой программы?

Ширах: Об этой программе я не могу сказать больше того, что я уже сказал.

Додд: Вы отвечали за использование в войне гитлеровской молодежи, не так ли?

Ширах: Использование немецкой молодежи в войне проводилось по приказам рейхсюгендфюрера. Из того, что я знаю, я могу дать лишь общую, но не детальную информацию.

Додд: Скажите, я снова вас спрашиваю, были ли вы назначены и выполняли ли вы обязанности лица, ответственного за использование в войне молодежи Германии? У меня есть документ, который показывает ваше назначение, если вы хотите на него посмотреть.

Ширах: Я вовсе не хочу этого оспаривать. В 1939 и 1940 годах, когда я был руководителем молодежи, я сам руководил этой работой.

Додд: Я говорю о назначении, которое имело место еще позднее в 1939 или 1940 году. Вы были назначены фюрером в его ставке в марте 1942 года ответственным за использование в войне германской молодежи, не правда ли?

Ширах: Я прошу показать мне этот документ, я точно не помню, но считаю, что это возможно.

Додд: Хорошо. Это 3933-ПС, который стал США-868. Но прежде всего: вы не знаете о том, что вы были назначены ответственным за использование в войне германской молодежи? Вам нужно показать документ?

Ширах: Нет. Я не могу лишь по памяти сказать дату. Я считаю, что я с 1939 года ведал вопросами использования молодежи в войне.

Додд: Хорошо. Это то, что я хотел установить, — факт о том, что вы были ответственны и продолжали быть ответственным за это до самого конца войны. Я понял, что вы сказали минуту назад, что рейхсюгендфюрер был ответственным, нежели чем вы?

Ширах: Нет. Я сказал, что я могу дать вам общую, но не особую информацию, потому что практическое применение военного использования было вопросом Аксмана; однако, я хочу минимизировать свою ответственность таким образом.

Додд: Очень хорошо. Я думаю, что нам достаточно ясно, что вы фактически были назначены на эту должность, как бы вам ни хотелось теперь «замять» эту ответственность. Когда вы впервые стали ответственны за использование молодежи в войне?

Ширах: Насколько я помню, с 1939 года, то есть с самого начала войны, я отвечал за это, но я теперь вижу, что это распоряжение не подписывалось до 1942.

Додд: Хорошо; мы согласны в том, что с этой даты марта 1942, вы были ответственным. Теперь прошу вас посмотреть на другой документ.

Ширах: Один момент, могу я объяснить кое-что в этой связи? Я не знаю подписал ли Гитлер это распоряжение в 1942; я не знаю, когда оно было подписано. В этом документе Аксман говорит мне: проект распоряжения теперь направлен начальнику рейхсканцелярии, который запросит официального одобрения от заинтересованных ведомств Рейха, и затем Борман…

Додд: Вам его не нужно читать, действительно. Что вы сейчас хотите сказать? Может быть вы скажете, что он не был подписан, или может вы не были назначены, или вы собираетесь сказать, что вы были назначены? Будьте любезны ответить на вопрос?

Ширах: Вообще нет. Но я действительно не могу сказать о дате публикации этого распоряжения в марте 1942. Может быть его не публиковали до мая.

Додд: Я ни придавал большого значения дате. Я хочу, чтобы вы взглянули на документ США-869. Это сможет помочь вашей памяти; это телеграмма, которую подсудимый Розенберг послал доктору Ламмерсу — в ставку фюрера 20 июля 1944, и вы увидите, что в первом абзаце говорится следующее:

«В связи с соглашением между рейхсмаршалом как главнокомандующим воздушными силами, рейхсфюрером СС, рейхсюгендфюрером, и министром оккупированных восточных территорий производится набор молодежи следующих национальностей: русской, украинской, белорусской, литовской и татарской на добровольных началах для гражданской обороны в Рейхе».

Это и есть та самая программа, за которую вы несли в то время ответственность. Затем, идя дальше, я хочу обратить ваше внимание на третий абзац, который напомнит вам о том мероприятии «Heuaktion», документ о котором уже представлен в качестве доказательства. Эта телеграмма гласит:

«На базе предложений военных учреждений захват и передача молодежи в возрасте от 10 до 14 лет и отправка ее на имперскую территорию будет иметь место (Heuaktion) в части оперативного района, поскольку молодёжь в оперативном районе не представляет значительной проблемы».

И затем дальше:

«Целью этого мероприятия является дальнейшее использование молодежи включением ее в молодежное движение Рейха и подготовка подмастерьев для германской экономики в форме, которая соответствует соглашению с генеральным уполномоченным по размещению рабочей силы с белорусской молодежью, которое уже дает свои результаты».

Я обращаю ваше особое внимание на последнюю фразу: «которое уже дает свои результаты».

И в последнем предложении, в следующей фразе, говорится: «...эта молодежь должна быть использована позднее в оккупированных восточных территориях как особенно надежная строительная сила».

Вы можете видеть, что в последнем абзаце говорится следующее: «Акции, указанные в пунктах 1 и 3», которые я только что зачитывал, «известны фюреру». И здесь также есть кое-что о помощи СС в отношении этих акций.

На следующей странице документа имеется телеграмма рейхсфюреру СС, рейхсюгендфюреру, министру внутренних дел Рейха и в конце — бюро гауляйтеров, то есть это тем, кому полагалось получить этот документ.

Что же, вам известно о захвате молодежи в возрасте от 10 до 14 лет и о передаче ее вашим молодежным организациям в Германии в годы войны и о том, как многие тысячи молодежи были похищены? Вы знаете об этом?

Ширах: Я уже ранее сказал, что я не хочу ограничивать ответственность, которую я несу за это, но что я лишь позже узнал об этом. Имперским руководителем молодежи в том году был не я, а другое лицо, и оно заключало эти соглашения с рейхсфюрером СС и с главнокомандующим воздушными силами. Но мои собственные меры…

Додд: Позднее вы были рейхслейтером по делам молодёжи Германии, не так ли? И вы также были офицером по военному использованию молодёжи Германии в то самое время?

Ширах: Я был в Вене, и дата 20 июля 194461. Вы помните, что исторические события того времени занимали всех чиновников Германии в величайшей степени. Позднее я слышал о вопросе от Аксмана, и я знаю, что сбор, подготовка, пропитание и всё обращение с русской молодёжью было действительно превосходными.

Додд: Вы также знаете, что даже в этот час силы союзников пытаются найти тысячи этих молодых людей и вернуть их на родину. Знаете ли вы, что в сегодняшних газетах указывается, что 10 тысяч молодежи еще не обнаружено?

Ширах: Я не думаю, что речь идет о той молодежи, которая была размещена в домах для подмастерьев и которая в исключительно упорядоченных условиях получала очень хорошую профессиональную подготовку.

Додд: Поймите, это совершенно ясно из документа 345-ПС, что эта программа фактически действовала. Письмо от Розенберга так говорит. Он говорит «уже показывает результаты». И значит, ваша молодёжная организация должны была иметь какое-нибудь отношение к отправке этого сообщения.

Ширах: Я этого вообще не отрицал. Молодежные руководители действовали в рамках работы министерства Рейха по оккупированным восточным территориям. И на основе того, что я услышал во время данного суда, я прекрасно понимаю, что генералы на Востоке говорили, что молодых людей следует забирать из зоны боевых действий. Мысль была в том, что подростки от 10 до 14 лет должны были вывозиться подальше от фронта.

Додд: С помощью СС?

Сейчас я хочу показать вам другой документ, 1137-ПС, который даст вам некоторое представление, если вы не помните, о том, что именно сделали с этой молодежью и как много её было вовлечено.

Он станет США-870.

Председательствующий: Господин Додд, есть параграф внизу страницы 1 этого документа, которая относиться к другому подсудимому.

Додд: Да, Ваша честь, извиняюсь; я это упустил. Для полноты протокола я это сейчас зачитаю.

Господин свидетель, я обращу ваше внимание, если могу, на этот документ 345-ПС, для того, чтобы вы осведомились о том, что я читаю. Вы увидите, что в последнем абзаце письма Розенберга к Ламмерсу мы находим следующую фразу:

«Я узнал, что гауляйтер Заукель будет в ставке фюрера 21 июля 1944 г. Я прошу, чтобы это было согласовано с ним и затем представлено в форме доклада фюреру».

Заукель также принимал участие в этом захвате молодежи от 10 до 14 лет, вы знаете об этом?

Ширах: Об этом я ничего не знаю и не могу дать никаких сведений.

Додд: Этот документ начинается письмом генерала, он датирован 27 октября 1944 г. и заканчивается отчетом бригадного генерала гитлеровской молодежи, носящего фамилию Никель. Кстати, вы знаете Никеля? Н — и — к — е — л — ь?

Ширах: Имя мне знакомо, возможно, что я знаю его лично, но в данный момент у меня нет никакого представления, связанного с этим именем. Он был не бригадным генералом, а гауптбанфюрером.

Додд: Хорошо. Кто бы он ни был, он был одним из руководителей вашей молодежной организации. Это все, что я стараюсь установить.

Но, во всяком случае, если вы посмотрите на этот документ, то увидите, что он отчитывается в захвате этой молодежи на оккупированной восточной территории; это — октябрь 1944 года. Этот документ начинается следующими словами: «5 марта 1944 г. я получил приказ открыть учреждение для набора молодежи с 15 до 20 лет из населения оккупированных восточных территорий для использования в военной промышленности империи».

Далее он дает цифру и рассказывает, где он начал свою работу: в Литве, Эстонии, Латвии, на восточном фронте, среднем секторе, южном секторе восточного фронта. Затем идет следующая страница, на которой говорится о том, как их распределили, — тех, кого захватили:

«1383 русские вспомогательные СС, 5953 украинские вспомогательные СС, 2354 белорусские вспомогательные СС; 1012 литовские вспомогательные СС».

Затем он переходит к воздушному флоту: 3000 эстонские вспомогательные воздушные силы и т. п. Некоторых взяли во флот.

Я не собираюсь зачитывать вам всего; но это уже дает вам представление о том, как распределялись эти юноши и девушки. Вы можете заметить, что значительное число было использовано в СС.

Ширах: Да, но гауптбанфюрер Никель на этом письме поставил штамп, на котором написано: «Министр по делам оккупированных восточных территорий». Он действовал в этом случае не по поручению рейхсюгендфюрера, а по поручению министра по делам восточных оккупированных территорий.

Додд: Я хочу попросить вас посмотреть на страницу 6. Я думаю это страница 5 вашего немецкого оригинала. Вы найдете то место, где перечисляется то, что делал персонал Никеля для осуществления этой задачи. У него были члены гитлеровской молодежи, которые следующим образом выполняли свои функции: 5 общих руководителей, 71 руководителей немецкой молодежи, работающих переводчиками и помощниками инструкторов, 26 руководителей СС, 234 человека младшего командного состава войск, шоферы и переводчики СС. А из личного состава воздушных сил у него было 37 офицеров, 221 человек младшего командного состава и т. д.

Оказало ли напоминание об этой программе, в которой ваша молодежь принимала участие, какую-либо помощь вашей памяти? Вспоминаете ли вы сейчас несколько больше?

Ширах: Этот документ совершенно не помогает моей памяти, потому что я услышал об этом впервые из этого документа. Я не был информирован о деятельности министра по делам восточных оккупированных областей в России. Я не знаю, какие поручения руководитель гитлеровской молодежи Никель имел в министерстве по делам восточных оккупированных областей. Я беру на себя ответственность за то, что было произведено по моим приказам, а за то, что было сделано по приказам других, должны отвечать другие.

Додд: Позвольте мне показать вам кое-что о вашем ответе, который вы только, что дали. Этот персонал, о котором я прочёл, вам известно, был лишь частью программы. На последней странице документа вы увидите, насколько широка была область, в которой развертывалась деятельность Никеля. Он действовал в согласии с молодежными организациями в Нидерландах, в адриатическом оперативном командовании «Гитлерюгенда», южном оперативном командовании «Гитлерюгенда» в Словакии и Венгрии, специального командования лейтенанта Нагеля в лагерях беженцев в самой Германии, а затем, что довольно интересно, с полевыми управлениями в Вене.

Это то место, где вы тогда находились, не так ли? А вы говорите Трибуналу, что вы ничего не знали об этой программе и об участии в ней ваших руководителей гитлеровской молодежи.

Ширах: Мне Никель не делал докладов, и я не получал ни письменных, ни устных сообщений. Его доклад, как видно из этого письма, был представлен имперскому министру по делам восточных оккупированных областей В какой степени об этом информировался рейхсюгендфюрер, мне неизвестно. Я сам не знаю об этих событиях. То, что я об этом знаю, я уже точно изложил в своих показаниях. Это относится к заводам Юнкерса, к профессиональному обучению, которое проходила эта молодежь в Германии. Больше я ничего об этом не знаю.

Додд: Обратите также внимание, что группы вашего «Гитлерюгенда» были в Польше и даже в Северной Италии. А сейчас я снова спрашиваю вас, рейхсюгендфюрера, руководителя, отвечавшего за использование молодежи в войне, гауляйтера Вены, принимая во внимание то, что часть этой программы осуществлялась в Вене, а вся эта программа проводилась в таких широких размерах, — вы все еще хотите, чтобы Трибунал вам поверил, что вы ничего об этом не знали?

Ширах: Я ничего не знаю об этом, но я беру на себя за это ответственность.

Додд: Вы в своём прямом допросе говорили Трибуналу, что написали письмо в «Sturmer» Штрейхера.

Господин Председательствующий, я хочу приобщить его в качестве доказательства, для того, чтобы Трибунал видел как оно появилось на обложке «Der Sturmer»

Вероятно — господин свидетель, если вы хотите на него взглянуть, вы конечно можете. Это США-871. Я лишь хотел, что вы посмотрели на него до его приобщения. Вам оно по-любому известно.

Ширах: Я уже сделал об этом заявление на днях.

Додд: Да, я не желаю далее вдаваться в него. Господин свидетель, о чём я вас хочу спросить это: я ясно вас понял, когда я сказал, что из ваших показаний мы поняли, что Гитлер приказал эвакуировать евреев из Вены и что вы в действительности не предлагали ему этого и не желали осуществлять её? Это честное понимание ваших показаний день или два назад?

Ширах: Я заявлял на днях, и повторяю это, что идея эвакуации евреев из Вены была идеей Гитлера, о которой он сообщил мне в 1940 в своей штаб-квартире. Далее, я хочу прояснить это, я заявил, что после тех ноябрьских дней 193862 у меня действительно было мнение, что было бы лучше, если бы еврейское население собиралось в близких поселениях, чем постоянно выступало мишенью пропаганды Геббельса и его организованных акций. Я также говорил, что я идентифицировал себя с акцией предложенной Гитлером, но не осуществлял её.

Додд: Итак, вы были на встрече в штаб-квартире фюрера в октябре 1940. Присутствовал подсудимый Франк и печально известный Кох63, о котором мы много слышали. Вы помните эту встречу?

Ширах: Я уже точно не помню.

Додд: Итак, вы имеете в виду, что вообще не вспоминаете встречу?

Ширах: В октябре 1940 я был в рейхсканцелярии, потому что тогда я организовывал эвакуацию молодёжи. Возможно, что за обедом…

Председательствующий: Вас спросили о том, помните ли вы в частности встречу в октябре 1940 с некими людьми. Вы её помните или нет?

Ширах: Я не её не помню. Если мне покажут документ тогда я смогу его подтвердить.

Додд: Очень хорошо; это то, что хотел знать. Сейчас я вам покажу документ СССР-172. Он был частично прочитан в суде полковником Покровским64. Обратите внимание на следующее. Господин Мартин Борман составил эти записи, а значит я полагаю он также там был. Там говорится, что 2 октября после обеда в кабинете фюрера началась беседа относительно положения в Генерал-губернаторстве65:

«Обращение с поляками и объединение уже одобрено фюрером в некоторых районах Томассова и Петрикау».

И дальше:

«Беседа началась, когда рейхсминистр Франк информировал фюрера о том, что деятельность в Генерал-губернаторстве проходит весьма успешно. Евреи Варшавы и других городов уже заперты в гетто, а Краков скоро будет очищен от них. Рейхслейтер фон Ширах, который сидел рядом с фюрером, заметил, что у него все еще есть более 50 тысяч евреев в Вене, которых Франк должен будет взять у него. Член партии Франк сказал, что это невозможно. Тогда гауляйтер Кох указал, что у него тоже до сих пор имеются непереведенные евреи и поляки из области Цихенау, но эти поляки и евреи, конечно, должны теперь быть приняты генерал-губернатором».

И затем Франк также протестовал против этого; он сказал, что для этого нет жилищных условий — я не цитирую прямо, я не хочу зачитывать всё — и о том, что не хватает иных средства. Вы теперь помните об этом совещании?

Ширах: Теперь я освежил это в своей памяти.

Додд: И вы полагали, что у вас имеется 50 тысяч евреев, которых вы должны перевезти на территорию Франка из Вены?

Ширах: В такой формулировке это неверно. Фюрер спросил меня, сколько евреев еще в Вене. Об этом я уже говорил в своих показаниях ранее. В документе записано, что тогда еще имелось 60 тысяч евреев в Вене. Во время этой беседы, обсуждавшей вопрос о поселении евреев в генерал-губернаторстве, я также сказал, что нужно еще перевезти из Вены 60 тысяч евреев в генерал-губернаторство. Я уже сказал вам ранее, что вследствие событий в ноябре 1938 года я считал правильным этот план фюрера о переселении евреев в замкнутую область поселения.

Ширах: Да, фюрер ведь с 1937 года поддерживал мысль — я нахожу, что это видно из записей Хоссбаха66 — о выселении еврейского населения. Мне об этом было сообщено в августе 1940 года, когда я явился к нему по случаю моего назначения гауляйтером Вены. Он у меня спросил, сколько евреев в Вене. Я ответил на этот вопрос. Он хотел переселить евреев в Генерал-губернаторство, что действительно и имело место.

Додд: Сколько евреев вы фактически выселили из вашей области пока вы были гауляйтером?

Ширах: Прежде всего, проведение этой акции осуществлялось не мной, и я не знаю, сколько евреев из 60 тысяч, проживавших в Вене, было выселено оттуда.

Додд: Имеете ли вы какое-нибудь представление о том, куда они делись?

Ширах: Мне было сообщено, что старики направляются в Терезиенштадт67, остальные — в Польшу. Я даже один раз, мне кажется, в связи с назначением меня имперским наместником или по случаю доклада oб эвакуации детей спросил Гитлера, чем должны заниматься эти евреи. Он мне ответил — в соответствии с их профессиями.

Додд: Хорошо, мы позднее перейдем к этому. Вы помните, а правда ли, что они были посланы, во всяком случае, некоторые из них в города Ригу и Минск, и вы были уведомлены об этом? Вы помните, что вы получили такие сведения?

Ширах: Нет.

Додд: Посмотрите на документ ПС-3921. Это сообщение об эвакуации евреев. Из него видно, что 50 тысяч евреев должны были быть высланы в области Минска и Риги, и вы как комиссар по обороне империи получили копию этого отчета, и если вы посмотрите на последнюю страницу, вы увидите инициалы вашего первого заместителя из СС Дальбрюгге, а также печать вашей канцелярии при получении документа.

Ширах: Я вижу лишь, что Дальбрюгге занес это событие в документы. На них имеется надпись «в досье».

Додд: И он вам не рассказал об этом отчете, касающемся евреев, хотя вы и говорили с Гитлером об этом, об их выселении из вашей области? По-видимому, ваш первый заместитель не удосужился сообщить вам об этом? Вы говорите, чтобы мы вас именно так поняли?

Ширах: Да.

Додд: Но тогда посмотрите на другой документ, который прольет свет на этот вопрос. Это документ США-808, который уже был представлен в качестве доказательства, где говорится о том, что произошло с евреями в Минске, в Риге, и который также поступил в вашу канцелярию, если вы это помните. Может быть, нет необходимости снова вам показывать этот документ? Вы помните этот документ — это один из ежемесячных отчетов от Гейдриха, где говорится, что в Риге было 29 тысяч евреев, но это число было доведено до 2500. Вообще же 33 210 евреев были расстреляны специальным подразделением — айнзатцгруппой68. Вы помните об этом?

Ширах: Во время прошедших двух дней я просмотрел эти месячные отчеты и относительно их должен сказать в принципе следующее: на первой странице имеются инициалы Др. Фшр, это — инициалы Фишера, а сверху написано не мной, а моим чиновником от имени регирунгспрезидента «в дело».

Додд: Я не говорю о том, что ваши инициалы стоят на подобных документах, я говорю, что эти документы прибыли в ваше управление и поступили к одному из ваших главных помощников.

Ширах: Если бы они мне были бы представлены, там была бы пометка: «представлено рейхслейтеру», и ниже была бы пометка референта. Если бы я принял их к сведению, то там стояли бы мои инициалы с пометкой «K.g».

Додд: Да. Я хочу напомнить вам дату отчета — это февраль 1942 года. Я хочу напомнить, что также и здесь Гейдрих сообщал, сколько евреев они убили в Минске. Затем однажды вы произнесли речь в Польше о польской или восточной политике Германии. Вы помните об этом?

Ширах: В Польше?

Додд: Да, в Польше.

Ширах: В Польше в 1939 году я был некоторое время проездом, а позже, мне кажется, не бывал там.

Додд: Сегодня утром у вас что-то исключительно плохая память. Вы не помните свою речь в Катовицах 20 января 1942 г.?

Ширах: В Верхней Силезии?

Додд: Да, в Верхней Силезии, вы помните эту речь?

Ширах: Да я припоминаю, в Катовицах я произнес речь.

Додд: Говорили ли вы о гитлеровской политике на восточных территориях?

Ширах: Я не помню, что я тогда сказал. Я произносил много речей.

Додд: Что же, я попрошу, чтобы вам показали Д-664, который стал США-873. Вы обращались тогда к партийным руководителям и к руководителям германской молодежи?

Ширах: Да.

Додд: В седьмом абзаце говорится о задачах германской молодежи на Востоке. «Гитлерюгенд» должен был проводить политическое обучение согласно принципам восточной политики фюрера, и вы говорили о том, что чрезвычайно благодарны фюреру за то, что он заставил германский народ повернуться лицом к Востоку, потому что Восток был судьбой ваших людей. Что вы тогда понимали под восточной политикой фюрера и вообще хорошо ли вы ее понимали в то время?

Ширах: Речь была произнесена в Верхней Силезии в благодарность за то, что мы получили обратно эту область.

Додд: Я спрашивал вас, понимали ли вы тогда достаточно хорошо «восточную политику» фюрера, когда вы произносили эту речь?

Ширах: Тогда я, естественно, под впечатлением нашей победы над Польшей и возвращения германской земли относился положительно к политике на Востоке.

Додд: Вы не только ее поддерживали, я хочу знать, действительно ли вы ее понимали?

Ширах: Я не знаю, как я могу ответить на этот вопрос. По-видимому, Гитлер понимал под политикой на Востоке нечто совершенно иное, чем я.

Додд: Но суть моего вопроса заключается в том, что он говорил с вами об этом, не правда ли, до того, как вы произнесли свою речь?

Вы лучше снова взгляните на документ СССР-172, который находится у вас в руках. Вы обнаружите, что после того, как вы, Франк, Кох и Гитлер закончили разговор о выселении евреев из Вены, фюрер тогда сказал вам, что он намеревается сделать с поляками. Это не очень красивая история, но вы все-таки посмотрите на этот документ.

Ширах: Гитлер говорит здесь:

«Идеальная картина такова: поляк имеет право иметь лишь небольшие участки земли, которые в известной степени, обеспечивают питание только ему и его семье. Все остальные средства, которые ему нужны на одежду, дополнительное питание и т. д. он должен заработать в Германии. Генерал-губернаторство — это главная контора по найму неквалифицированных рабочих, в особенности сельскохозяйственных рабочих; существование этих рабочих обеспечивалось бы, так как их всегда можно использовать как дешевую рабочую силу. О сельскохозяйственных рабочих для Польши больше не будет речи».

Додд: Разрешите мне прочесть вам те места, которые, мне кажется, вы пропустили:

«Фюрер затем подчеркнул, что поляки, в отличие от германских рабочих, рождены для тяжелого труда...» и т. д. «Жизненный уровень в Польше должен быть и оставаться чрезвычайно низким».

И затем на следующей странице:

«Мы, немцы, с одной стороны, имеем перенаселенные промышленные районы и, с другой стороны, мы нуждаемся в рабочей силе в сельском хозяйстве. Там мы можем использовать поляков. Для достижения этой цели имеются достаточные ресурсы в генерал-губернаторстве, так что каждый год мы можем фактически получать оттуда рабочую силу. Следует помнить, что не должно быть никаких польских земельных собственников. Как бы это ни звучало жестоко, там где они есть, они должны быть уничтожены. Насколько я понимаю, нельзя также допускать смешения крови с поляками».

Далее, он еще раз подчеркнул, что

«над поляками должен быть один господин — это немцы. Два хозяина не могут существовать одновременно. Все представители польской интеллигенции должны быть уничтожены. Это звучит жестоко, но таков закон жизни».

Вы, как вы заявили Трибуналу, представитель культуры. Можете ли вы сейчас сказать, какое впечатление на вас произвела политика фюрера, изложенная им в такой форме?

Ширах: С этим намерением фюрера я никогда не был согласен, я разговаривал с ним относительно политики на Украине в 1943 году. В 1942 году я говорил в Катовицах перед немецким населением, но я не подозревал об этой жестокой польской политике Гитлера.

Додд: Но вы знали об этом, когда вы произносили вашу речь, не так ли?

Ширах: После двух лет я уже не помнил об этом, и я не имел этого в виду, когда произносил свою речь.

Додд: Вы забыли, что Гитлер сказал вам, что он должен уничтожить польскую интеллигенцию, что вы должны были быть господами этих людей, что они должны продолжать жить на очень низком уровне? Это все так легко исчезло из вашей памяти?

Ширах: В этой речи в Катовицах, о которой я хорошо помню, я говорил о совершенно других вещах, и я полагаю, что обвинение имеет стенограмму этой речи. Ее и надо было предъявить здесь. Здесь же только небольшие выдержки из нее.

Додд: Но видите ли, дело в том, что, зная, в чем заключалась восточная политика, я хотел бы, чтобы вы сказали Трибуналу, как вы могли пропагандировать и восхвалять эту политику среди групп молодежи во время своего выступления в Катовицах?

Ширах: Политика, которую я рекомендовал в своей речи руководителям молодежи, это не была та политика, о которой говорил Гитлер.

Додд: Вы сказали в своей речи, что это была политика фюрера и вы, знали, какова она была, но я не буду больше настаивать, если вы отвечаете таким образом.

Ширах: Об этом я уже говорил. Может быть, я очень часто следовал политике Гитлера в силу ошибочной преданности ему. Я знаю, что это было неверно.

Додд: Это то, что я хочу знать. Вы действовали, не правда ли, в порыве преданности фюреру. Сейчас вы признаете, что это было ошибочным, и это все, о чем я вас спрашиваю; и если вы скажете это Трибуналу, я буду вполне удовлетворен.

Ширах: Да, я готов признать это.

Додд: Не должны ли вы сказать Трибуналу, что все эти вопросы, затронутые в вашем письме в «Der Sturmer», касавшиеся еврейского народа, которые вы ставили перед молодежью, и это медленное, но верное стимулирование расовой ненависти к евреям, сотрудничество с СС, ваше обращение с евреями в Вене, все это то, за что вы несете ответственность?

Ширах: Нет.

Додд: Наконец, господин Председательствующий я хочу представить, как доказательство несколько отрывков из еженедельных отчетов СС, о которых я кратко говорил. Они должны быть представлены Трибуналу. Их всего 55, и следуют они неделя за неделей. На всех имеется штамп учреждения подсудимого, поскольку он их получал. Затем имеются ежемесячные отчеты, начиная с того времени, как они стали выходить; они поступали ежемесячно.

У нас нет всех их переведённых или мимеографированных69, и если подсудимый пожелает взять какие-либо из них мы их конечно, предоставим. Из этих отчетов мы выбрали некоторые примеры для того, чтобы проиллюстрировать характер этих еженедельных отчетов.

Я хотел бы их представить: начиная с 1 мая 1942 г. — отчет № 1, отчет № 4, отчеты № 6, 7, 9, 38, 41, 49.

Сейчас я хочу разъяснить вам этот вопрос. Кроме заявлений, касавшихся того, что произошло с евреями, вы найдете в этих еженедельных отчетах ряд обзоров о действиях партизан на Востоке. Эти отрывки преимущественно связаны с тем, что происходило с евреями; у нас мало отчетов, относящихся к деятельности партизан. Однако все же у нас имеются отчеты о действиях партизан, а не евреев, так что мы хотим, чтобы не было никаких сомнений в том, как мы используем эти еженедельные отчеты. Я хочу только спросить вас в отношении этих еженедельных отчетов: признаете вы сегодня, что вы получали их каждую неделю в вашем учреждении?

Ширах: Это ведь не мое учреждение. У меня было центральное бюро. Референт этого бюро, которым руководил регирунгспрезидент, переписывал, как это следует из заметок и что сможет подтвердить всякий сведущий немецкий чиновник, переписывал документ, бюро представляло его регирунгспрезиденту, а тот писал на нем: «в дело» — и ставил на нем свои инициалы. Так что я мог совсем не знать этих документов.

Додд: Минуточку. Вы были имперским уполномоченным по обороне этих территорий? Не правда ли?

Ширах: Да.

Додд: И это ваша печать на этих еженедельных отчетах, да?

Ширах: Да.

Додд: Так что же вы тогда говорите, что это не ваше учреждение?

Ширах: Корреспонденция, которую я получал, подобно тому, как она поступает в бюро министра, попадала ко мне в центральное управление. Если она была получена, там должны иметься соответствующие отметки. Теперь я понимаю, что регирунгспрезидент, учитывая мою загруженность работой, дела, которые не имели никакого отношения к Вене и к моей деятельности и носили лишь информационный характер и касались событий в России — на 90 процентов они касались борьбы с партизанами в России, — вообще не представлял мне.

Додд: Я снова вас спрашиваю, как я уже много раз делал во время этого допроса, был ли Дальбрюгге, который ставил свои инициалы на этих отчетах, вашим главным заместителем? Да или нет?

Ширах: Да. Он был одним из моих трех заместителей.

Додд: И он был также членом СС и значит это был ваш другой принципиальный помощник, как мы спрашивали на днях.

Ширах: Дальбрюгге был одним из высших командиров СС, он был особо доверенным лицом рейхсфюрера СС.

Додд: Как получилось, что он работал с вами?

Ширах: Он был назначен мне туда.

Додд: Господин Председательствующий, я не думаю, что необходимо зачитывать какие-либо выдержки из этих еженедельных докладов. Они переведены на четыре языка и — что же, меня неправильно проинформировали. Я думал они были переведены. Тогда я думаю было бы лучше, если бы мы переведём их и представим их позднее нежели буду тратить время зачитывая их сейчас.

У меня больше нет вопросов.

Председательствующий: Вы хотите провести повторный допрос? Нам лучше прерваться.

(Объявлен перерыв)

Александров70: Вы признаете, что «Гитлерюгенд» ставила своей задачей внедрение своей идеологии немецкой молодежи и детям, начиная с девятилетнего возраста?

Вы меня слышите?

Ширах: Я понял вопрос в таком смысле: признаю ли я, что я прививал гитлеровской молодежи в возрасте от 10 до 14 лет фашистские идеи?

Как я уже говорил в своих показаниях дня два тому назад, я считал своим долгом и своей обязанностью воспитать немецкую молодежь гражданами национал-социалистского государства…

Председательствующий: Это не ответ на вопрос. Вам совершенно не нужно повторять то, что вы говорили уже во время предыдущих допросов. Отвечайте только на вопрос: вы признаете, что вы прививали гитлеровской молодежи идеи Гитлера? Да или нет?

Ширах: Я не могу ответить на это «да», потому что между фашизмом и национал-социализмом есть большая разница. Поэтому я не могу ответить «да». Я воспитывал немецкую молодежь в национал-социалистическом духе. На это я отвечаю: «Да».

Александров: Я хочу теперь, чтобы вы повторили показания, которые вы дали на допросе 16 ноября 1945 г. Вы тогда сами следующим образом определили свое личное отношение к Гитлеру (цитирую ваши показания): «Я являлся восторженным приверженцем Гитлера и относился ко всему тому, что он говорил и писал, как к откровению». Вы подтверждаете эти показания?

Ширах: Я не говорил такого, и это не тот протокол, который представили мне. Я никогда не говорил о Гитлере как о божестве. Вы меня тогда спросили, был ли я восторженным приверженцем Гитлера. Я ответил утвердительно на этот вопрос. Я имел в виду время, когда я впервые стал участником этого движения. Я никогда не приводил этого сравнения, которое сейчас здесь приводится, сейчас я возражаю переводу и я никогда не говорил о том, что я верил в Гитлера как в божество.

Александров: Вы меня неправильно поняли. Здесь о божестве не говорится. В ваших показаниях записано (я повторяю): «Я являлся восторженным приверженцем Гитлера и относился ко всему тому, что он говорил и писал, как к откровению».

Вы подтверждаете это заявление? Отвечайте на вопрос прямо.

Ширах: Перевод не совсем точный. Могу я попросить вас снова задать вопрос?

Александров: Я снова процитирую «Я являлся восторженным приверженцем Гитлера и относился ко всему тому, что он говорил и писал, как к откровению». Это правильно?

Ширах: Сейчас я обвинён в том, что говорил: «Я был восторженным приверженцем Гитлера и рассматривали всё сказанное и написанное им воплощением истины». Я так это понял, и я должен сказать, что я никогда не произносил такой бессмыслицы.

Серватиус71: Могу я дать объяснение этому переводу? Я думаю, что по-немецки было бы правильно: «Я рассматривал сказанное Гитлером манифестом истины», а не «воплощением правды»; тогда она была бы связанной. Есть ошибка в переводе.

Александров: Ваш защитник, вероятно, поможет вам ответить на мой вопрос.

Ширах: Генерал, это был не мой защитник, а защитник подсудимого Заукеля. Если в переводе «манифестом истины», тогда конечно весь отрывок имеет смысл, и также грубо соответствует тому, что я говорил вам, когда я описывал период своей юности.

Александров: Очень хорошо.

Вы в своей книге «Hitler Jugend» писали, на странице 17: «Книга Гитлера «Mein Kampf» была нашей библией». Вы это подтверждаете? Вы это писали?

Ширах: Но я кое-что прибавил в своей книге «Гитлерюгенд — его судьба и организация». Я хочу сказать, прежде всего, что я написал эту книгу. Я написал её…

Александров: Я хочу вас прервать. Мне не нужны такие подробные объяснения, я хотел, чтобы вы ответили, написана эта фраза в вашей книге или нет?

Ширах: Я только что подтвердил это, но к этому подтверждению я должен дать разъяснение, которое я и хочу сейчас сделать. Я говорил в моей книге, которую я писал в 1933 году и которая была опубликована в 1934 году, следующее: «Мы не могли еще в подробностях обосновать наше мировоззрение. Мы просто верили. И, когда появилась книга Гитлера «Mein Kampf», эта книга стала библией, которую мы учили почти наизусть, чтобы суметь ответить на вопросы сомневающихся и располагающих большим материалом критиков».

Да, я тогда так писал. Это правильно.

Александров: Теперь я хочу задать вам следующий вопрос. Вы признаете, что «Гитлерюгенд» была политической организацией, которая под руководством НСДАП проводила политику этой партии в отношении немецкой молодежи?

Ширах: «Гитлерюгенд» была крупной воспитательной организацией на политической основе, но я не могу признать, что её вела партия; она велась мною. Я был членом исполнительного комитета партии, и в этом смысле можно говорить о партийном влиянии. Но я не вижу причины подтверждать это, поскольку я уже свидетельствовал об этом.

Если смысл вашего вопроса в этом, я это подтверждаю.

Александров: Да, я это и имел в виду.

Я напомню вам теперь, какие задачи ставил Гитлер в деле воспитания немецкой молодежи. Об этом говорится в книге Раушнинга72. Эта книга была уже представлена Трибуналу в качестве документального доказательства под номером СССР-378. Я цитирую со страницы 252 этой книги:

«Мы вырастим молодежь, перед которой содрогнется мир, молодежь резкую, требовательную, жестокую. Я этого хочу. Молодежь должна обладать всеми этими качествами, она должна быть безучастной к страданию. В ней не должно быть ни слабости, ни нежности. Я хочу видеть в ее взоре блеск хищного зверя».

И вы воспитали немецкую молодежь в соответствии с этими требованиями Гитлера, вы это признаете?

Ширах: Я не признаю того, что пишет господин Раушнинг. Я совершенно случайно был свидетелем одного разговора между Гитлером и Раушнингом и должен сказать: то, что он пишет в своей книге, является неправильной передачей высказываний Гитлера. Между прочим я был лично свидетелем такого разговора.

По вопросу о воспитании Гитлер мне не давал таких директив, которые господин Раушнинг трактует как задачи «Гитлерюгенда», поставленные передо мной Гитлером.

Александров: От вас не требуется таких пространных объяснений. Я хочу вашего кратко ответа на вопрос, поставленный вам, с целью сократить время допроса. Вы здесь утверждали что «Гитлерюгенд» не воспитывала в немецкой молодежи духа милитаризма и не подготовляла ее к будущим агрессивным войнам. Я напомню вам некоторые ваши высказывания из той же вашей книги «Гитлерюгенд»; на странице 83 этой книги, говоря о младшем поколении «юнгфольк», вы писали:

«Они носители национал-социалистического характера. Торговцы игрушками волнуются, что этим детям не нужно более игрушек. Их интересуют походные палатки, копье для метания, компас и карта. Это особенность нашей молодежи. Все, что против нашего единства, должно быть предано огню».

Не руководствовались ли этими вашими директивами воспитанные «Гитлерюгенд» солдаты немецкой армии, поджигая дома мирных жителей на оккупированных территориях? Это написано в вашей книге, то, что я сейчас прочитал?

Ширах: То, что здесь лежит передо мной, написано в моей книге, а того, что мне перевели, — в ней нет.

Александров: Внесите свои поправки.

Ширах: Для этого я должен просить разрешения огласить подлинник этого текста:

«Торговцы игрушками жаловались мне, что эти мальчики, речь идёт о Юнгфольк, не хотят более иметь дело с игрушками; их интересуют географические карты, компасы, плащ-палатки и копья для метания. Я не могу помочь этим торговцам игрушками, потому что время индейцев, давно прошло. Что такое «Старый Шаттерхэнд73», что такое охотник в прериях Америки в сравнении с нашим войсковым командиром. Жалкий, пыльный образец из деревянного сундука наших отцов. Не только торговцы детскими игрушками жалуются теперь, но и фабриканты, производящие детские шапочки. Кто сейчас носит школьную фуражку? Кто теперешние школьники, мальчики или девочки? В некоторых городах мальчики собрались вместе и публично сожгли школьные фуражки. Фактически, сжигание — это специальность новой молодежи. Границы малых государств империи также были превращены в пепел огнем молодежи.

«Это простая, но героическая философия; все, что против нашего единства, должно быть брошено в пламя».

Генерал это выражение, из «бури и натиска74» в котором молодёжь нашла своё особое единство.

Александров: Философия сводится, по вашему мнению, к тому, что дети должны бросить играть в игрушки. Так я вас понял? Я не вижу существенной разницы между тем, что я сказал, и тем, что вы прочитали.

Ширах: Могу я сказать, что я думаю, что военная подготовка молодёжи в Германии гораздо отстаёт от Советского Союза.

Александров: Это недопустимое сравнение. На странице 98 вашей книги, рассказывающей о «Гитлерюгенде», вы писали:

«Они стремятся быть политическими солдатами. Их образец Адольф Гитлер».

Вы это написали?

Ширах: Я не нашёл место; это страница 98?

Председательствующий: Свидетель признал, что он написал всю книгу, не так ли?

Александров: С целью не затягивать слушания мы перейдем к другому вопросу.

Вы уже здесь говорили о специально созданной организации моторизованном «Гитлерюгенде»; вы утверждали, что эта организация преследовала только спортивные цели. Так вы говорили?

Ширах: В связи с обучением моторизованных отрядов гитлеровской молодежи я говорил о занятиях спортом и езде на пересеченной местности. Я сказал также, что я признаю, что моторизованные отряды гитлеровской молодежи обучаются в духе допризывной подготовки. Я ничего в этом не оспаривал.

Председательствующий: В перекрестном допросе господина Додда свидетель очень долго рассказывал об этих вопросах особых подразделений «Гитлерюгенда» и нет ничего хорошего в том, чтобы снова это проходить.

Александров: Господин Председательствующий, несколько положений которые не были объяснены будут разъяснены последующими вопросами.

Вам было известно, что в 1938 году организация моторизованных отрядов гитлеровской молодежи состояла из 92 подразделений, численностью в 100 тысяч юношей?

Ширах: Состояла ли она из 92 отделов, я сейчас на память не могу сказать, потому что слово «Abtei1ung75» — таким был перевод — не обозначало каких-либо наших подразделений «Гитлерюгенда». Я в своих показаниях своему защитнику или господину Додду говорил об общей численности моторизованных отрядов «Гитлерюгенд» и приводил самые точные данные, относящиеся к 1938 году.

Александров: Я говорю о 1938 годе и называю цифру 100 тысяч юношей, которые состояли в моторизованных и спортивных отрядах молодежи. Вам известно об этом?

Ширах: Я не могу на память сказать, объединяли ли в 1938 году моторизованные отряды гитлеровской молодежи 100 тысяч юношей или нет. Может быть, их было 60 тысяч, а может быть, и 120 тысяч. Я не знаю этого, у меня нет данных об этом.

Александров: Да, но я цитирую эту цифру приведённую журналом «Das Archiv». Я хочу напомнить вам задачи этих организаций так как они излагались в этом журнале в ноябре-декабре 1939. Я цитирую:

«Предварительная подготовка моторизованного «Гитлерюгенда» должна осуществляться в особых подготовительных группах, и позднее в особых школах моторизации национал-социалистического моторизованного корпуса76».

Я цитировал этот отрывок в соответствии с документальной книгой защиты, документ 20, страница 50 русского текста. Я повторяю:

«Предварительная подготовка моторизованного «Гитлерюгенда» должна осуществляться в особых подготовительных группах, и позднее в особых школах моторизации национал-социалистического моторизованного корпуса, но это относиться только к молодёжи, которая достигла возраста 17 или старше. Ход инструктажа включает механику мотора, экзамены на водительские удостоверения, полевые испытания, а также идеологическое обучение. Те кто успешно участвует в этих инструкторских курсах будут допускаться в национал-социалистический моторизованный корпус».

Это не вполне согласуется с вашим заявлением о том, что целью был спорт, не так ли?

Председательствующий: Мы слышали долгий комментарий об этих особых подразделениях и мы действительно не хотим больше об этом слушать. Если у вас есть какие-либо вопросы по новым предметам, с которыми не разобрался господин Додд, мы с радостью их заслушаем, но мы не хотим слышать о том было ли 60 000 или 70 000 или 100 000 или 120 000 в моторизованных подразделениях «Гитлерюгенда»

Александров: Я лишь процитировал, то, что ещё не упоминалось.

Председательствующий: Генерал, мы не хотим это слушать. Мы не хотим это заслушивать.

Александров: Я перехожу к другому вопросу.

Вами было издано наставление о национальной подготовке членов «Гитлерюгенд», так называемая «Гитлерюгенд» на службе». В этом наставлении были предусмотрены такие занятия с молодежью: теория оружия, теория стрельбы, упражнения по прицеливанию, учебная стрельба, строевая подготовка, топографическая подготовка, прикладная топография, упражнения на местности. Кроме того, в приложении даны: памятка для пользования походным компасом и памятка для пользования угломером. Вам известно это наставление? По вашему мнению, оно также не преследовало цели боевой подготовки немецкой молодежи?

Ширах: Я по вопросу о воспитании гитлеровской молодежи говорил уже здесь очень подробно и, в частности, о подготовке по стрельбе, которая в моей книге занимает сорок страниц, и в связи с этим заметил, что это обучение стрельбе проводилось по правилам, установленным для международной спортивной стрельбы из мелкокалиберных винтовок, и что британская комиссия по образованию рекомендовала всем бойскаутам77 эту книгу и эти правила. Для этих целей я издал эту книгу, которая служила для воспитания гитлеровской молодежи. Я уже говорил это на днях.

Александров: Вы отрицали здесь, что «Гитлерюгенд» играла немаловажную роль в создании «пятой колонны» на территории Польши. Подобные же методы применялись и на территории Югославии. Правительство Югославии предоставило в распоряжение советского обвинения документы, устанавливающие участие немецкой организации молодежи под руководством «гитлерюгенд» в создании «пятой колонны» на территории Югославии. Вам об этом известно что-нибудь? Вы знаете что-нибудь по этому поводу?

Ширах: Гитлеровская молодежь никогда не участвовала в деятельности «пятой колонны» ни в Югославии, ни где-либо в другом месте.

Александров: Я привожу выдержки из официального правительственного югославского доклада. Этот документ был уже представлен Трибуналу, я цитирую страницу 3 русского текста этого документа:

«Правительство рейха и гитлеровская партия тайным образом организовали немецкое меньшинство. С 1920 года они имели свою массовую организацию «Союз культуры». Уже в 1932 году доктор Якоб Авендер78 стоял на точке зрения фашизации «Союза культуры», и в 1935 году он становится во главе активной молодежи, которая вскоре после этого стала называться «обновленцами».

Вам известно что-нибудь по этому поводу?

Ширах: Относительно тех сведений, о которых вы сейчас упоминали, я ничего не могу сказать. Я понял только то, что Боле имел там некоторых руководителей молодежи в качестве своих уполномоченных, но я ничего точно по этому поводу не знаю. По предмету Югославии я могу сказать вам из своей предыдущей деятельности, что мои отношения с югославской молодёжью были очень дружескими и добрыми в довоенном периоде.

Александров: Меня это не интересует. Я попытаюсь напомнить вам и приведу несколько выдержек из дополнительного доклада югославского правительства, который представлен Трибуналу как югославский экземпляр, документ номер СССР-357. На странице 5 этого, доклада говорится:

«Начиная с 1937 года, среди «фольксдейч79» в нашей стране начинается тяготение к национал-социализму и первые партии молодежи начинают ездить в Германию на специальные курсы».

Далее, на странице 8-а говорится: «Позднее, но до войны с Советским Союзом, большинство из них поступило офицерами в немецкую армию. Кроме того, из них была сформирована дивизия «Принц Евгений80». Вы отрицаете эти факты?

Ширах: Я некоторые из этих фактов признаю, а некоторые отрицаю. Могу я это объяснить? С 1933 я пытался добиться хороших отношений с югославской молодёжью. Начиная с 1936 или 1937 я расширял приглашения югославским молодёжным группам, также как и молодёжным группам всех европейских стран, для посещения и инспектирования немецких молодёжных учреждений. Югославские молодёжные группы действительно прибывали в Германию в ответ на мои приглашения. О вступлении югославской молодежи в немецкую армию я ничего не знаю. Я могу только сказать, что в то время, когда в Югославии правил принц Павел81 — регент Югославии, наблюдалось очень тесное сотрудничество с югославской молодежью. Во время войны мы поддерживали хорошие отношения, как с сербской так и с хорватской молодёжью. Немецкая молодёжь посещала Сербию и Хорватию, и в то же время сербская и хорватская молодёжь посещала немецкие молодёжные лагеря, учебные школы немецких молодёжных руководителей, и тому подобное, и осматривали наши учреждения. Я думаю, это всё, что я могу об этом сказать. Но у нас были дружеские отношения не только с Югославией, но также со многими остальными странами.

Александров: Вы меня неправильно поняли. Я говорю о молодежи из немецкого национального меньшинства, которая проживала на территории Югославии, из которой при участии «Гитлерюгенд» подготавливались кадры для создания «пятой колонны» в Югославии для подрывной работы, для комплектования войсковых соединений СС и вооруженных сил. Вот, о чем я говорю. Эти факты вам известны?

Ширах: Я знаю, что в Югославии имелась немецкая молодежь точно так же, как она имелась в Румынии и в Венгрии. Я знаю, что эта молодежь чувствуя свою принадлежность к «Гитлерюгенду», и я думаю совершенно естественно, что при вступлении немецких войск приветствовала их. Как далеко зашло сотрудничество между этими войсками и молодежью, я не могу сказать, но то, что это существовало было совершенно естественным. Конечно, это нельзя рассматривать военным сотрудничеством, но скорее родом сотрудничества, который всегда существует между оккупационными войсками и молодёжью той же самой страны или национальности как членов этих войск. Но это не имело никакого отношения к шпионажу или похожему.

Александров: Дивизия СС «Принц Евгений», которая была сформирована на территории Югославии, в значительной части была укомплектована из гитлеровской молодежи, из числа нацменьшинства в Югославии, и это имело место в результате соответствующей подготовки «Гитлерюгенд»? Вы это признаёте?

Ширах: Я не знаю, из кого были сформированы дивизии СС, их было очень много. Возможно, что они на местах формировались из немецкой молодежи, но точно я не могу сказать, потому что я не знаю.

Александров: Теперь я приведу выдержки из двух немецких документов, они еще не предъявлялись Трибуналу. Первая выдержка — из книги доктора Сэппа Янко82, фольксгруппенфюрера в Югославии, под названием «Речи и статьи». Он писал в этой книге:

«Вся наша национальная работа до 1 сентября 1939 г. зависела от помощи рейха. Когда первого сентября вспыхнула война и вначале казалось невозможным получать помощь, возникла опасность, что вся наша работа должна будет прекратиться».

И далее:

«Тот факт, что я почти всю немецкую национальную группу в бывшем югославском государстве передал в распоряжение фюрера и дал ему столько добровольцев, делает меня лично необычайно гордым».

Выдержку из этой книги я представляю Трибуналу в качестве документального доказательства под номером СССР-459. Вторая выдержка — из статьи «Мы в Батчке», которую написал в 1943 году Отто Келлер — руководитель немецкой молодежи в этой области. Я представляю этот документ Трибуналу под номером СССР-456. Отто Келлер писал в этой статье:

«90 процентов нашей молодежи находится в рядах гитлеровской организации немецкой молодежи за границей».

Эти высказывания не убеждают вас, что в действительности подрывная деятельность по созданию «пятой колонны», нацификации немецкого меньшинства и формирования из него войсковых соединений проводились на территории Югославии при участии «Гитлерюгенд»? Ответьте, да или нет?

Ширах: Нет. Но я хочу прокомментировать эти документы. Этот доктор Зепп Янко, который как говорилось был руководителем фольксдойче в Югославии не известен мне ни лично ни по имени. Я посещал Югославию несколько раз в прошлом, но ни в 1937, когда мне кажется я был там в первый раз, ни позднее в 1938, когда я посещал принца-регента Павла, я не занимался с фольксдойче молодёжью там или её руководством. В тех визитах я говорил только с молодёжью югославской национальности. Это всё, что я скажу о первом документе, который в целом вообще не относится к молодёжи.

Второй документ, который подписан неким Отто Колером, который называет себя «руководителем ДЮ» — вероятно немецким молодёжным руководителем — в подразделе 7, этого документа я могу лишь сказать, что это взято из книги о немецкой молодёжи в Венгрии, которая появилась в 1943. В Бачке у нас имелось самое крупное поселение немецев, людей которые жили там 150 или 200 лет, и этот молодёжный руководитель организовал там немецкую молодёжь с одобрения венгерского правительства и венгерского министра образования и при сотрудничестве венгерских властей. Это была совершенно законная мера, и не существовало разногласий между двумя странами. Эти молодые люди не являлись членами немецкого «Гитлерюгенда», но они принадлежали венгерским молодёжным группам немецкого меньшинства в Венгрии.

Александров: И рейхсюгендфюрер вообще ни имел связи с такими организациями за рубежом?

Ширах: Конечно, мы посещали эту молодёжь. Когда, например, я был гостем в Будапеште, венгры сами спросили меня, хочу ли я посетить деревни и молодёжь немецкого меньшинства. Ни регент, ни кто-либо иной в правительстве не заявил этому каких-либо возражений. Не существовало причины, чтобы я просил немецких молодёжных руководителей организовывать шпионаж в Венгрии. Я также просто мог попросить венгерских молодёжных руководителей, с которыми я был в очень хорошими отношениями.

Александров: Кто осуществлял руководство заграничными организациями «Гитлерюгенд»? Ведь в составе рейхсюгендфюрера «Гитлерюгенд» имелся специальный заграничный отдел. Не входило ли это в его функции, а именно руководство заграничными организациями «гитлерюгенд»?

Ширах: Это неверно. Зарубежный отдел рейхсюгендфюрера, был, если я могу так сказать, «зарубежным отделом» молодого поколения. Задача заграничного отдела молодежи состояла в том, чтобы поддерживать связь с молодежными организациями других стран приглашая молодёжных руководителей из-за рубежа, организуя туры зарубежных молодёжных организаций по Германии, и организовывать визиты немецкой молодёжи в другие страны, и организовывать визиты немецкой молодёжи в другие страны, в сотрудничестве с министерствами иностранных дел иных стран; в подобном случае, зарубежный отдел рейхсюгендфюрера обращался в министерство иностранных дел, и министерство иностранных дел обращалось к послу или представителю заинтересованной страны. Организация зарубежной молодёжи на которую вы сослались было организацией подчиненной организации немцев зарубежья, главой которой был гауляйтер Боле, которого уже заслушивали в этом суде. Это зарубежная молодёжь включала немецкие национальности, которые формировали подразделения «Гитлерюгенда» в странах где они проживали. Например, в Будапеште дети немецкой колонии, начиная с детей немецкого посланника…

Председательствующий: Подсудимый, конечно, не требуется произносить об этом длинную речь.

Александров: Вы приводите слишком много подробностей. Следующий вопрос. В министерстве восточных оккупированных территорий был создан в составе первого главного управления специальный отдел молодежи. Что вам известно о деятельности этого отдела и в каких отношениях он находился с рейхсюгендфюрером «Гитлерюгенд»? Отвечайте, пожалуйста, коротко.

Ширах: Насколько мне известно, при создании министерства по делам оккупированных восточных территорий Розенберг выразил тогда свое желание рейхсюгендфюреру, чтобы он назначил ему сотрудника для работы в отделе молодежи в его министерстве. Этот сотрудник был выделен и включен затем в состав министерства, где он руководил отделом молодежи, за что и нес, конечно, ответственность перед этим министерством. Больше я ничего по этому поводу не могу сказать. Отчеты этого отдела я не получал.

Александров: Рейхсюгендфюрером «Гитлерюгенд» был выделен представитель в министерство оккупированных восточных территорий, и

этот представитель не отчитывался в своей деятельности перед руководством «Гитлерюгенд». Так получается?

Ширах: Генерал, я хотел сказать, что начальник этого отдела или, как он там назывался, — чиновник министерства по делам восточных территорий, который был послан туда «Гитлерюгенд», не делал мне никаких докладов,

но, разумеется, своему непосредственному начальнику у рейхсюгендфюрера он давал отчет. Рейхсюгендфюрер находился, как известно, в Берлине, и я полагаю, что сотрудники штаба рейхсюгендфюрера постоянно поддерживали связь с этим представителем.

Александров: Понятно. Таким образом, мероприятия, которые проводились отделом молодежи в министерстве оккупированных территорий, проводились согласованно с руководством «гитлерюгенд». Правильно?

Ширах: Мероприятия, которые там проводились, осуществлялись по указаниям имперского министра, который был непосредственным начальником своих чиновников. В той мере, в какой речь шла о мероприятиях, непосредственно касавшихся молодежных организаций и тому подобного, этот соответствующий чиновник или руководитель молодежи, по всей вероятности, обращался за инструкциями к рейхсюгендфюреру и соответствующим образом докладывал ему. Ответственность за деятельность этого руководителя молодежи, действовавшего в составе министерства, возлагалась на министерство, а не на того, кем он был послан туда.

Александров: Я понял. На вопрос вашего защитника об участии «Гитлерюгенда» в зверствах во Львове вы ответили, что сообщение по этому поводу французской подданной Иды Вассо, которое приведено Государственной Чрезвычайной Комиссией, является неправильным.

Господин Председательствующий, советскому обвинению представилась возможность допросить Иду Вассо. Об этом ходатайствовал и защитник подсудимого Шираха. Я представляю Трибуналу выдержки из показаний

Иды Вассо от 16 мая 1946 г. и прошу приобщить этот документ под номером СССР-455 к делу. Оглашаю эти выдержки.

«Зверствами над еврейским и советским населением Львова занимались не только взрослые немцы и старые нацисты, но и юная немецкая молодежь в лице представителей организованной во Львове фашистско-молодежной организации «Гитлерюгенд». Эти молодчики, одетые в униформу и вооруженные охотничьими ножами, палашами и часто пистолетами, целыми отрядами рыскали по городу, врывались в еврейские квартиры и производили в них полное уничтожение, убивая всех застигнутых ими в квартирах, включая и детей. Они часто останавливали на улицах города показавшихся им подозрительными детей и с криками: «Стой проклятый еврей!» и расстреливали их на месте. Эта гитлеровская молодежь занималась специальной разведкой по установлению еврейских квартир, выискивала скрывавшихся евреев, устраивала засады и нападения на проходивших, убивая одних на месте как евреев, а других волокла за собой и сдавала гестапо, причем часто ее жертвами были и поляки, русские, украинцы и люди других национальностей. Этот террор со стороны взрослых и молодых немцев свирепствовал до последних дней пребывания их во Львове. Это особенно было заметно при проведении «акции гетто», когда систематически и планово истреблялись дети различных возрастов, находившиеся в специально созданных детских еврейских домах, куда, как только собиралось в них достаточное количество детей, врывались гестаповцы, сопровождаемые «гитлерюгендовцами».

Таким образом, гитлеровская молодежь, состоявшая на службе немецкой армии, СС и Гестапо, участвовала во всех этих и им подобных злодеяниях, вы это признаете?

Ширах: Я не верю ни одному слову из того протокола, который вы только что зачитали.

Александров: Это ваше дело.

Господин Председательствующий, я предъявляю Трибуналу еще один документ под номером СССР-454. Это выдержка из показаний военнопленного немецкого солдата Герта Бруно Книтель. Он родился в 1924 году в городе Рохлиц, в Саксонии, по профессии он шапочник. С 1938 года Книтель являлся членом «гитлерюгенд». Его сестра Урсула также состояла членом национал-социалистского союза немецких девушек. В 1942 году, то есть в возрасте 18 лет, Книтель был призван в немецкую армию. Таким образом, это типичный рядовой представитель «Гитлерюгенд», и именно поэтому его показания представляют интерес. Вот что он рассказывает о своей службе в немецкой армии.

«Не менее двух раз в неделю нас посылали прочесывать леса.

Заутер: Господин Председательствующий, я должен возразить использованию этого документа, копию которого мы только, что получили. Из этой копии не видно, что документ был в действительности подписан, давался ли он под присягой или кто готовил этот документ, который выглядит как доклад. Я должен возразить этому документу, пока эти вопросы не будут разъяснены.

Господин Председательствующий вероятно в этой связи, я могу прокомментировать по другому документу, который содержит показания Иды Вассо — написанное трудно прочесть. Я полагаю, что эта свидетельница соответствует француженке Иде Вассо, кому давно с разрешения Трибунала был направлен опросник. Мы постоянно ожидали ответов на этот опросник, и теперь сегодня мы получаем этот доклад датированный 16 мая 1946, который видимо ссылается на ту же свидетельницу. Очевидно…

Председательствующий: Я не совсем понял, что вы сказали. Вы сказали, что вы направили опросник лицу, которое предположительно подготовило этот документ?

Заутер: Высокий Трибунал одобрил опросник для француженки, Иды Вассо; я произношу её имя, В — а — с — с — о. Эта француженка, Ида Вассо, которая работала в учреждении во Львове, и которая упоминалась в докладе львовской комиссии. Господин Председательствующий вероятно вы помните, что один из этих докладов говорит, что детей забирали из гетто и передавали «Гитлерюгенду» и что «Гитлерюгенд» использовал этих детей в качестве живых мишеней. Это заявление свидетеля Иды Вассо. И я уверен, что это то же самое лицо, которое теперь упоминается в докладе от 16 мая 1946. Заметная вещь в том, что в докладе от 16 мая 1946, она не отвечает на вопросы, которые излагались в опроснике, но делает дальнейшие предположения, которые очевидно содержались ранее в докладе львовской комиссии. Это очень загадочный предмет, и мне кажется, что было бы несправедливо для подсудимого фон Шираха если бы я не обратил ваше внимание на эти противоречия.

Александров: Могу я объяснить?

Председательствующий: Генерал мы хотим подробно вас выслушать, в ответ на сказанное доктором Заутером.

Александров: Ида Вассо, выдержки из заявления которой я зачитал, это точно, тоже лицо о котором говорит доктор Заутер. Я не знаю о ком и по каким каналам направлялся опросник; он не направлялся через наш отдел. Ида Вассо допрашивалась по нашей инициативе, и мы смогли сделать это лишь 16 мая. Специальный опросник нами не получался, и мы не могли его направить, потому что доказательства были даны…

Председательствующий: У меня есть документ только на немецком и не видно, что документ подписан или подготовлен лицом по имени «Вассо». Я не знаю, имеет ли он какое-либо отношение к тому, что предположительно сказала Ида Вассо.

Александров: Этот документ подписан.

Председательствующий: Я сказал, что он не подписан Вассо.

Александров: Этот документ подписан Идой Вассо-Тома и также допросившими сотрудниками, а именно начальником следственного отдела, управления прокуратуры Львовской области, Кржижановским, и прокурором Львовской области, Корнетовым. Допрос проходил 16 мая 1946.

Председательствующий: Посмотрите на документ и посмотрите он ли это.

Александров: Да, это выдержки из допроса Иды Вассо.

Председательствующий: Это тот же самый документ?

Александров: Да, да, тот же самый, который мы представляли Трибуналу.

Председательствующий: У вас есть оригинал?

Александров: Нет, это отрывок из протокола, заверенный начальником документирования советской делегации, полковником Каревым. Это не оригинал протокола допроса. Это отрывки из него.

Председательствующий: Вы говорите, что этот документ допустим в соответствии со статьей 21 или что вы скажете о нём?

Александров: Мы его приобщили. Если Трибунал считает необходимым доставить оригинал протокола, который сейчас находиться во Львове, мы можем быстро это сделать. Если Трибунал не удовлетворен этими отрывками, нам очень легко представить полный протокол.

Председательствующий: Вы скажите нам, что это за документ? Это письменные показания? Это присяга? Она дана чиновнику Советского Союза?

Александров: Есть ссылка на протокол, в которой упоминается ответственность за ложные показания, предусмотренная статьей 89 Уголовного кодекса Украинской ССР. Это предупреждение соответствует требованиям юридической процедуры в Советском Союзе, и предупреждение давалось Иде Вассо, на что показывает особая отметка в протоколе.

Председательствующий: Вы говорите, что этот документ подпадает под статью 21 устава?

Александров: Да, но если Трибунал считает необходимым, мы позднее сможем предоставить полный подлинник протокола. Теперь я прошу Трибунал принять наши отрывки из этого протокола которые заверены начальником отдела документирования.

Председательствующий: Доктор Заутер, какого числа ваш опросник был разрешен Трибуналом и какого числа он был направлен этому лицу?

Заутер: Господин Председательствующий, опросник содержит дату 11 апреля.

Александров: Опросник не мог быть направлен, потому что мы не знали где была Вассо. Мы её лишь недавно обнаружили.

Председательствующий: Вы имеете в виду, что опросник не представлялся лицу которое допрашивалось?

Александров: Этот опросник не мог достичь своего назначения, потому что, я повторяю, пока достаточно недавно местонахождение Вассо не было известно.

Председательствующий: Когда вы обнаружили, где была свидетель, можно было разобраться с опросником.

Александров: Да, да, его можно ей направить. Это можно сделать если необходимо.

Заутер: Господин Председательствующий, могу я указать на следующее: эта женщина, Ида Вассо, была во Львове, когда делалось заявление упоминавшееся в докладе комиссии; из доклада ясно. Мне кажется это СССР-6, но я не полностью убежден. Теперь 16 мая этого года, эта женщина Ида Вассо, также была во Львове; и её местонахождение было неизвестно, пока она не была допрошена в этот день. Я обсуждал опросник, который направлен Вассо с обвинением; сначала было сказано, что вопросы были предполагающими или нечто было не в порядке. Но мы согласовали термины и я изменил вопросы, который я представил Высокому Трибуналу в соответствии с пожеланием обвинения; значит, если бы советская делегация пожелала, Ида Вассо могла быть допрошена в любое время. Заметно, что в этом последнем заявлении, эта женщина свидетельствовала нечто совершенно иное чем излагалось в её предыдущем заявлении, и нечто совершенно иное от того, что было в опроснике. Я думаю был бы полезно если бы Иду Вассо здесь допросили.

Председательствующий: Минуту, что за предыдущее заявление вы имеете в виду? Что за предыдущие заявления вы имели в виду?

Заутер: Заявление комиссии о городе Львов. Этот доклад комиссии зачитывался здесь однажды, и он говорит, что «Гитлерюгенд» совершал эти выходки против детей; мой опросник, который одобрил Трибунал, касался этого положения.

Председательствующий: Генерал, опросник доктора Заутера, показывали свидетелю Вассо?

Александров: Нет, он ей не направлялся. Могу я, разъяснить вопрос, вернувшись к истории этого опросника? Советское обвинение представило документ, документ Чрезвычайной государственной комиссии по немецким зверствам во Львовской области, и этот документ содержит заявление свидетеля Иды Вассо; никто её тогда не допрашивал. В этом заявлении она говорила, что она свидетельствовала о том как «Гитлерюгенд» использовал малолетних детей в качестве живых мишеней. Это было заявление в докладе Чрезвычайной государственной комиссии. Этот документ был принят Трибуналом. Затем, по своей собственной инициативе — опросник доктора Заутера не попал к нам и мы его не отправляли — было установлено местонахождение Иды Вассо. Она допрашивалась следователями и дополнила свои показания, которые она давала Чрезвычайной государственной комиссии. Теперь я представляю Трибуналу отрывки из её допроса от 16 мая в котором она уточнила определенные подробности обращения с детьми «Гитлерюгенда».

Председательствующий: Генерал все мы это поняли, но вопрос таков: почему, если опросники были разрешены Трибуналом и просматривались обвинением и были датированы где-то апрелем, почему свидетель при допросе в мае, не видел этих опросников? Документ датирован 16 мая 1946, не так ли доктор Заутер? — Доктор Заутер сказал нам, что опросники разрешались Трибуналом и датировались апрелем.

Александров: Я не знаю, куда доктор Заутер направил свой опросник. Он не направлял его через нас. Я повторяю, что мы не направляли этот опросник и не могли его направить, так как мы не знали где живёт Ида Вассо. По своей инициативе мы предприняли шаги по установлению её местонахождения, и когда мы её нашли, она была допрошена, а именно 16 мая.

Председательствующий: Трибунал отложен.

(Объявлен перерыв до 14 часов 15 минут)

Вечернее заседание

Председательствующий: Генерал, Трибунал не допускает этот документ в настоящее время, но желательно, чтобы вы представили оригинальный документ и в то же время ответы на опросник, о котором распоряжался Трибунал; и Трибунал сообщит генеральному секретарю о вопросе в целом.

Александров: Господин Председательствующий, во время перерыва у меня получилось поговорить с доктором Заутером. Он дал мне опросник, и будут предприняты все необходимые меры, чтобы получить ответы свидетеля в кратчайшее время. Кром того, просьба Трибунала получить оригинал документа будет выполнена в кратчайшее время.

Могу я продолжить свой допрос?

Председательствующий: Да, пожалуйста.

Александров: Я остановился на показаниях Герта Бруно Книттеля. Здесь то, что относилось к его службе в немецкой армии:

«Не менее двух раз в неделю нас посылали прочесывать леса устраивать облавы в поисках партизан и вообще недовольных установленным немцами режимом, для того чтобы арестовывать их и расстреливать. Наша третья рота встретила и расстреляла в лесу пять человек. Эти лица, возможно, и не были партизанами, а просто гражданами, которые ходили в лес по делам. Но у нас был приказ расстреливать всех, кого встретим в лесу. Мы так и поступали».

«Однажды в июне 1943 в окруженной деревне Лысянск, мы окружили все место тремя или четырьмя ротами для того, чтобы никто не смог покинуть деревню. Снаружи каждого дома в котором находилось…

Председательствующий: Вы проводите перекрестный допрос подсудимого фон Шираха, который был в Вене. Какое отношение к нему имеет документ?

Александров: Это показания одного из членов «Гитлерюгенда» относительно его участия в зверствах во время его службы в немецкой армии на оккупированной территории. Этот документ переведён на немецкий. Мне нет необходимости зачитывать его. Однако, я хочу, чтобы свидетель фон Ширах сам ознакомился с документом. Вы читали этот документ? Свидетель, теперь я спрашиваю вас, вы читали этот документ?

Ширах: Да, я прочёл документ. Этот человек Книттель, который свидетельствовал тут не был членом «Гитлерюгенда», а принадлежал к Трудовой службе или подразделению армии. Ранее в жизни, как и все остальные молодые немцы, он являлся членом «Гитлерюгенда». Он заявил это; но в этом случае он действовал как военнослужащий некоего подразделения вооруженных сил, в не как член «Гитлерюгенда». Все показания малодостоверны. Например, он упоминает партию «Гитлерюгенд»

Александров: Вы прочли все показания данные тут?

Ширах: Да.

Александров: Вы прочли все его показания?

Ширах: Да.

Александров: Вы признаете, что участие немецкой молодежи в подобных злодеяниях было обусловлено соответствующим воспитанием ее и подготовкой в «Гитлерюгенд»?

Ширах: Нет. Этого я не признаю.

Александров: У меня есть ещё два вопроса, и на этом всё. До того времени пока вы занимали пост рейхсштатгальтера Вены и рейхслейтера по молодёжному воспитанию?

Ширах: Я был главой молодёжного воспитания с 1931 и рейхсштатгальтером города Вены с 1940.

Александров: Я заинтересован в дате, до какого момента?

Ширах: Я занимал оба этих поста до краха.

Александров: Вы здесь подробно говорили о вашем разрыве с Гитлером в 1943. Вы заявили, что с того времени вы были политически мертвы. Однако вы продолжали занимать свой пост до самого конца. Поэтому ваш разрыв с Гитлером был только теоретическим, и не оказал на вас никакого отношения. Это верно?

Ширах: Это ошибка. Я описал последствия, которые были для меня в своём заявлении в четверг или пятницу, и я также упоминал в то время до самого последнего момента, что я хранил свою присягу данную Гитлеру в качестве югендфюрера, в качестве чиновника, и в качестве офицера.

Александров: Господин Председательствующий, у меня больше нет вопросов.

Заутер: Господин Председательствующий, с целью ускорить слушания, я хочу поставить подсудимому фон Шираху два коротких вопроса.

Первый вопрос, свидетель: в течение перекрестного допроса вас спрашивали о том отдавали ли вы приказ удерживать Вену до самого последнего момента и оборонять город до последнего человека. Насколько я помню, вы ответили на вопрос отрицательно. Итак, я заинтересован узнать в этой связи о том какие приказы вы отдали вашим подчиненным в в последние дни в Вене — я имею в виду заместителя гауляйтера Шарицера и затем мэра Блашке83?

Ширах: Приказ оборонять Вену исходил от Гитлера. Оборона Вены была вопросом военных властей, то есть, коменданта города Вена, военного командира, который был ответственным за 6 танковую дивизию СС…

Заутер: Как его звали?

Ширах: Зепп Дитрих84, и офицер командующий группой армий «Юг» генерал-полковник Рендулич85.

Заутер: Они отдавали приказы?

Ширах: Выполняя приказ, который Гитлер отдал им относительно обороны Вены, они обороняли Вену.

Заутер: Свидетель, какие приказы, вы отдавали вашим подчиненным в этой связи?

Ширах: По обороне Вены я отдал только такие приказы относящиеся к фолькштурму86, или касавшиеся продовольственного обеспечения города и похожих вопросов за которые я был ответственным. Лично я не имел никакого отношения к обороне города. Даже по работам по уничтожению, которые были необходимы в ходе военной обороны города подчинялся приказам исходящим из штаб-квартиры фюрера и передавались офицеру командующему группой армий, и городскому коменданту.

Заутер: Свидетель, мой второй вопрос: в ходе перекрестного допроса вы опрашивались о документе 3763-ПС. Это документ который касался песен молодёжи, в котором обвинение увидело иное отношение нежели то, которые вы излагали. Вы желаете дополнить показания по этому положению?

Ширах: Да, я должен его кратко дополнить.

Заутер: Пожалуйста.

Ширах: Обвинение обвиняет меня касаясь некой песни, песни начинающейся, «Мы чёрные отряды Гайера, хей-я, хо-хо»; хор который продолжает, «Пики вперёд, коли без промедления, пусти по монастырской крыше красного петуха». И одна строфа говорит: «Мы хотим сказать Богу на Небесах, Господи помилуй, что мы не хотим убивать священников, Господи помилуй».

Это христианская песня.

Заутер: Как так?

Ширах: Это видно из чётвертой и пятой строф. Это песня протестантских крестьян под руководством Флориана Гайера87.

Четвёртая строфа: «Ни замка, ни аббатства, ни монастыря, ничего не надо нам, кроме Святого Писания». Следующая строфа: «Мы хотим для себя равенства и закона, от принца до крестьянина».

Протестантизм также, однажды был революцией. Мятежные крестьяне пели эту песню; и это может служить примером, эта песня 16-го века, как и некоторые песни французской революции. Эта песня могла использоваться в качестве примера того, как, вначале, революции более радикальные нежели толерантные.

Заутер: Господин Председательствующий, я хочу завершить свой допрос подсудимого фон Шираха. Большое вам спасибо. У меня больше нет вопросов.

Председательствующий: Кто были вашими основными помощниками в Вене?

Ширах: Прежде всего, начальник моего центрального управления, Гепкен; во-вторых, регинрунгспрезидент доктор Дальбрюгге; в-третьих, мэр, Блашке; и в-четвёртых, Шарицер. Они были моими главными сотрудниками.

Председательствующий: Было четверо, не так ли?

Ширах: Да.

Председательствующий: И они занимали всё их время работой в вашем ведомстве?

Ширах: Не все они. Заместитель гауляйтера уже функционировал при моём предшественнике, Бюркель88. Мэр Блашке, насколько я помню, впервые стал мэром в 1943. Его предшественником был господин Юнг89. Регинрунгспрезидент, доктор Дальбрюгге, принял свою должность в 1940, после моего прибытия в Вену. Он был направлен мне из Рейха.

Председательствующий: Что же, тогда, с какого времени вы приняли эту должность в Вене эти четыре человека работали с вами, это верно?

Ширах: Да, я хочу также упомянуть, что глава центрального управления, Гепкен, был первым вообще активным при мне в качестве адъютанта и принял свою должность в качестве начальника, только когда бывший начальник этого ведомства, обергебитсфюрер Мюллер, лишился жизни при бомбардировке.

Председательствующий: Кто из этих четырёх отмечал инициалами эти еженедельные доклады получаемые вашим ведомством?

Ширах: Это был регинрунгспрезидент, доктор Дальбрюгге.

Председательствующий: Дальбрюгге?

Ширах: Да.

Председательствующий: И ко времени, что он получал их он работал в вашем ведомстве в качестве одного из ваших основных помощников?

Ширах: Он был моим заместителем в государственной администрации.

Председательствующий: Это было ваше ведомство?

Ширах: Это было одно из моих ведомств?

Председательствующий: Да, одним из департаментов вашего ведомства?

Ширах: Да, могу я добавить, путём пояснения, что там были различные управления: государственная администрация, муниципальная администрация, партийное управление и рейхскомиссариат обороны. Рейхскомиссариат обороны и государственная администрация были соединены, что касалось их представительства. Всё остальное координировалось в центральном управлении.

Председательствующий: Что же, в каких департаментах был основной помощник, который мог ставить инициалы на эти документы? Какой глава департамента?

Ширах: Он занимал ключевую должность в ведомстве рейхсштатгальтера в качестве начальника государственной администрации.

Председательствующий: Гражданской администрации?

Ширах: Да, гражданской государственной администрации.

Председательствующий: Он был заместителем рейхскомиссара обороны?

Ширах: Да.

Председательствующий: И вы были рейхскомиссаром военного округа номер XVII, не так ли?

Ширах: Да.

Председательствующий: И он был вашим заместителем в этом военном округе?

Ширах: Да.

Председательствующий: Он получал и ставил инициалы на этих докладах в этом ведомстве, не так ли?

Ширах: Да.

Председательствующий: Подсудимый может вернуться на скамью.

Примечания

1 Джеффри Лоуренс (1880–1971) — английский юрист, представитель Великобритании в судебной коллегии Международного военного трибунала, являлся председательствующим на процессе. В 1947–1957 лорд Апелляционного суда.
2 Томас Джозеф Додд (1907–1971) — американский юрист и политический деятель, заведующий отделом обвинения службы Главного обвинителя от США в Международном военном трибунале. Сенатор США с 1959 по 1971.
3 Адольф Гитлер (1889–1945) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь (фюрер) Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921–1945), рейхсканцлер (1933–1945) и фюрер (1934–1945) Германии, главнокомандующий сухопутными войсками Германии (с 19 декабря 1941) во Второй мировой войне
4 Бернгард Руст (1883–1945) — государственный и партийный деятель Третьего рейха, министр науки, воспитания и образования Пруссии (с 22 апреля 1933), министр науки, воспитания и народного образования Рейха (1 мая 1934–30 апреля 1945), руководитель «Национал-социалистических учебных институтов» (с 1 февраля 1934), гауляйтер Южного Ганновера — Брауншвейга (1 октября 1928 год — ноябрь 1940), обергруппенфюрер СА (9 ноября 1936).
5 Гитлерюгенд (сокращенно, HJ; ГЮ — Hitler-Jugend) — молодёжная организация НСДАП. Включала в себя собственно Гитлерюгенд для юношей от 14 до 18 лет, организацию подростков Гитлерюгенда от 10 до 14 лет, а также союз немецких девушек.
6 Карл Кауфман (1872–1951) — немецкий писатель, археолог с 1933 сотрудничал с «Гитлерюгендом».
7 СС (нем. SS, сокр. от нем. Schutzstaffel — «отряд охраны», в 1933–1945 гг. в Германии — военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП).
8 Рейхсштатгальтер — представитель правительства Германии на подведомственных ему территориях, в задачу которого входило наблюдение за выполнением политических директив фюрера и рейхсканцлера.
9 «Чёрный корпус» — официальный печатный орган СС. Издавался с 1935 по 1945.
10 «Вперед, вперёд» — маршевая песня «Гитлерюгенда» и позднее гимн организации. Текст песни написан в 1933 Б.фон Ширахом на музыку О. Боргмана.
11 Штурмовые отряды (нем. Sturmabteilung), сокращённо СА, штурмовики; также известны как «коричневорубашечники» (по аналогии с итальянскими «чёрнорубашечниками») — военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП)
12 «Перелётная птица» — наименование различных немецких и немецкоязычных (Австрия, Швейцария, Люксембург) культурно-образовательных и туристических молодёжных групп и клубов, впервые появившихся в 1896 и существующих по сей день.
13 «Лига молодых немцев» — с 1924 Союз патриотической молодёжи. Немецкая молодёжная организация основанная в 1911. Занималась спортивной и допризывной подготовкой молодёжи. В 1933 вошла в состав Гитлерюгенда.
14 «Собрание» — песенник движения «Перелётная птица» изданный впервые в 1904.
15 Вернер фон Бломберг (1878–1946) — немецкий военачальник, генерал-фельдмаршал, в 1933–1938 годах министр обороны Рейха (с 1935 — военного министерства) Германии.
16 Хельмут Штелльрехт (1898–1987) — немецкий национал-социалистический политик и пропагандист. С 1934 по 1939 работал в ведомстве рейхсюгендфюрера.
17 Ганс фон Тшаммер-Остен (1887–1943) — немецкий спортивный чиновник. С 1933 по 1943 рейхсспортфюрер Германии.
18 «Народный обозреватель» (Volkischer Beobachter) — немецкая газета. С 1920 года печатный орган НСДАП. Газета издавалась сначала еженедельно, с 8 февраля 1923 года ежедневно в издательстве Franz-Eher-Verlag.
19 Юнгфольк — младшая возрастная группа организации Гитлерюгенд, в которой состояли мальчики от 10 до 14 лет. Члены организации именовались пимпфами.
20 «Архив» — немецкий журнал издающийся с перерывами с 1925 по настоящее время.
21 «Кровь и честь» (нем.) — официальный девиз «Гитлерюгенда»
22 Wir sind des Geyers schwarzer Haufen (с нем.? — ?»Мы — чёрный отряд Гайера») — немецкая песня об участнике Крестьянской войны в Германии Флориане Гайере и его подчинённых, известных как «Чёрный отряд». Создана спустя несколько лет после окончания Первой мировой войны и обрела популярность в народе, позднее была политизирована.
23 Тридцатилетняя война — военный конфликт за гегемонию в Священной Римской империи и Европе, продолжавшийся с 1618 по 1648 год и затронувший в той или иной степени практически все европейские страны. Война началась как религиозное столкновение между протестантами и католиками империи, но затем переросла в борьбу против доминирования Габсбургов в Европе.
24 Викарий — в исторических церквях епископ, не имеющий своей епархии и помогающий в управлении епархиальному епископу.
25 Архиепархия Падерборна — архиепархия Римско-Католической церкви с центром в городе Падерборн, Германия. В митрополию Падерборна входят епархии Эрфурта, Фульды, Магдебурга . Кафедральным собором архиепархии Падерборна является Собор святого Либория.
26 Хартман Лаутербахер (1909–1988) — партийный, политический и государственный деятель эпохи «Третьего рейха», заместитель руководителя молодежи НСДАП и молодежи Рейха, начальник штаба Гитлерюгенда (22 мая 1934 года — 8 августа 1940 года), гауляйтер Южного Ганновера — Брауншвейга (2 декабря 1940 года — 8 мая 1945 года), обергруппенфюрер СС (30 января 1944 года), группенфюрер СА (20 апреля 1940 года), обергебитсфюрер (5 июля 1933 года).
27 Хорст Вессель (1907–1930) — нацистский активист, штурмфюрер СА, поэт, автор текста «Песни Хорста Весселя».
28 Арминий (16 год до н. э. — ок. 21 года) — вождь германского племени херусков, нанёсший римлянам в 9 году одно из наиболее серьёзных поражений в Тевтобургском Лесу.
29 Гейзерих (около 389–24 или 25 января 477) — король вандалов в 428–477 годах, создатель государства вандалов и аланов в северной Африке. В его правление вандалами и аланами был разграблен Рим в 455 году.
30 Фридрих Людвиг Христиан Прусский (18 ноября 1772, Берлин — 13 октября 1806, Заальфельд) — прусский принц, композитор и командир эпохи Наполеоновских войн, генерал-лейтенант (21 мая 1799).
31 «Моя борьба» (нем.) — книга Адольфа Гитлера, сочетающая элементы автобиографии с изложением идей национал-социализма.
32 Партия Центра, Партия католического Центра — политическая партия в Германии, одна из самых влиятельных в период Германской империи и Веймарской республики. Выражала интересы католической части населения страны. Основана в 1870. Самораспустилась в 1933.
33 Хостел (англ. Hostel — общежитие) — европейская система размещения, предоставляющая своим постояльцам на короткий или длительный срок жильё, представляющее собой, как правило, спальное место без дополнительных удобств в комнате.
34 «Национал-социалистическая народная благотворительность» (нем. Nationalsozialistische Volkswohlfahrt, NSV) — в нацистской Германии зарегистрированная общественная организация, основанная НСДАП 3 мая 1933 г. В годы массовой безработицы «NSV» оказывал нуждающимся семьям финансовую поддержку, начиная с 1938 года помощь «Народной благотворительности» свелась к оказанию услуг. Национал-социалистическая народная благотворительность открывала собственные детские сады, конкурировавшие с аналогичными детскими учреждениями при церкви.
35 «Штурмовик» — еженедельник, выходивший в нацистской Германии с 1923 по 1945 год (с перерывами). Издавался в Нюрнберге гауляйтером Франконии Юлиусом Штрейхером. Выходил в конце недели. В нём печатались преимущественно статьи, лозунги и карикатуры, возбуждающие ненависть к евреям; публиковались также материалы против католиков, крупных капиталистов, коммунистов и других «врагов Рейха».
36 «Сад» (нем.)
37 Национал-социалистическая женская организация — женская организация Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). Была создана в октябре 1931 года в результате слияния ряда национальных и национал-социалистических женских организаций. Организация была подчинена национальному партийному руководству НСДАП.
38 «Молодёжные центры» (нем.)
39 «Хостелы» (нем.)
40 Фриц Заутер — защитник подсудимых В. Функа и Б. фон Шираха в Международном военном трибунале.
41 Гаулейтер — высшая партийная должность национал-социалистической немецкой рабочей партии областного уровня.
42 Ганс Генрих Ламмерс (1879–1962) — государственный деятель нацистской Германии, начальник рейхсканцелярии в ранге государственного секретаря, министр без портфеля и шеф рейхсканцелярии, постоянный член и заместитель председателя Совета по обороне Рейха , обергруппенфюрер СС
43 Ганс Дальбрюгге (1902–1989) — немецкий юрист, бригадефюрер СС, регинрунгспрезидент Вены с 1940 по 1945.
44 Школы с уклоном в изучение фольклора, политики, всего с 1933 по 1945 было создано 12 подобных школ.
45 Карл Шарицер (1901–1956) — австрийский политик и член СС.
46 Гестапо (нем. Gestapo; сокращение от нем. Geheime Staatspolizei, «секретная государственная полиция») — политическая полиция Третьего рейха в 1933–1945 годах. Организационно входило в состав Министерства внутренних дел Германии, и, кроме того, с 1939 г. — в Главное управление имперской безопасности (РСХА), контролируемое нацистской партией и СС.
47 Генрих Гиммлер (1900–1945) — один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929–1945), министр внутренних дел Германии (1943–1945), рейхслейтер (1933), начальник РСХА (1942–1943).
48 Отряды «Мёртвая голова» — подразделение СС, отвечавшее за охрану концентрационных лагерей Третьего рейха.
49 Колин Росс (1885–1945) — австрийский журналист, военный корреспондент и инженер. Один из наиболее популярных авторов произведений о путешествиях на немецком языке периода между двумя мировыми войнами. С 1933 года использовал свои поездки для пропаганды национал-социализма.
50 Отто фон Штюльпнагель (1878–1948) — немецкий офицер. Командующий рядом подразделений немецкой армии в оккупированной Франции.
51 Рейнхард Гейдрих (1904–1942) государственный и политический деятель нацистской Германии, начальник Главного управления безопасности Рейха, заместитель (исполняющий обязанности) протектора Богемии и Моравии. Обергруппенфюрер СС и генерал полиции (с 1941).
52 Протекторат Богемии и Моравии — зависимое государственное образование, учреждённое властями Третьего рейха в преддверии 2-й мировой войны на оккупированных территориях Богемии, Моравии и Силезии (Чешская Силезия), населённых этническими чехами. Возглавлялся протектором Рейха.
53 Рейхслейтер — высший партийный функционер, руководивший одной из главных сфер деятельности НСДАП.
54 Эдвард Бенеш (1884–1948) — государственный и политический деятель Чехословакии (Чехии). Второй президент Чехословакии в 1935–1948 годах. Руководитель чехословацкого зарубежного Сопротивления в годы Второй мировой войны
55 Уинстон Черчилль (1874–1965) — британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940–1945 и 1951–1955 годах; военный (полковник), журналист, писатель, почётный член Британской академии (1952), лауреат Нобелевской премии по литературе (1953).
56 Репрессалии — в международном праве правомерные принудительные меры политического и экономического характера, которые применяются одним государством в ответ на неправомерные действия другого государства.
57 «Избавитель» (нем.)
58 «Сбор урожая» — операция по вывозу в Германию от 40 000 до 50 000 польских детей в возрасте от 10 до 14 лет для работы на предприятиях Юнкерса или в организации Тодта.
59 Артур Аксман (1913–1996) — политик нацистской Германии, руководитель немецкой молодёжной организации гитлерюгенд (1940–1945), рейхслейтер.
60 Юнкерс — авиастроительная компания Германии, основанная Хуго Юнкерсом в Дессау как фирма Junkers&Co производившая газоотопительные котлы, охладители и вентиляторное оборудование. К авиастроению компания приступила после начала Первой мировой войны. К началу Второй мировой войны компания являлась крупнейшей в Германии и осуществляла разработку и строительство многих конструкций, внесших существенный вклад в историю мировой авиации.
61 Заговор 20 июля («Заговор генералов») — заговор германского Сопротивления, прежде всего военных вермахта, с целью убийства Гитлера, государственного переворота и свержения нацистского правительства. Кульминацией заговора стало неудачное покушение на жизнь Гитлера 20 июля 1944 года.
62 Хрустальная ночь, или Ночь разбитых витрин — погром (серия скоординированных атак) против евреев во всей нацистской Германии и части Австрии 9–10 ноября 1938 года, осуществлённый военизированными отрядами СА и гражданскими лицами.
63Эрих Кох (1896–1986) — нацистский военный преступник, деятель НСДАП и Третьего рейха. Гауляйтер (1 октября 1928–8 мая 1945) и оберпрезидент (сентябрь 1933–8 мая 1945) Восточной Пруссии, начальник гражданского управления округа Белосток (1 августа 1941–1945), рейхскомиссар Украины (1 сентября 1941–10 ноября 1944), почетный обергруппенфюрер СА и почетный обергруппенфюрер СС (1938).
64 Покровский Юрий Владимирович (1902–1953) советский военный юрист, полковник юстиции, заместитель Главного обвинителя от СССР на Нюрнбергском процессе главных немецких военных преступников в 1945–1946 годах.
65 Генерал-губернаторство (1939–1945) — административно-территориальное образование на территории оккупированной в 1939 году нацистской Германией Польши
66 Протокол Хоссбаха — протокол заседания, состоявшегося 5 ноября 1937 года с участием Адольфа Гитлера, а также военного и внешнеполитического руководства Третьего рейха, на котором Гитлер изложил свои экспансионистские планы в Европе. Своё название протокол получил по имени протоколиста, военного адъютанта Гитлера полковника графа Фридриха Хоссбаха; Кроме Гитлера и Хоссбаха, на заседании присутствовали министр иностранных дел барон Константин фон Нейрат, военный министр фельдмаршал Вернер фон Бломберг, главнокомандующий сухопутными войсками Вернер фон Фрич, главнокомандующий военно-морскими силами адмирал Эрих Редер и главнокомандующий военно-воздушными силам Герман Геринг. Протокол датирован 10 ноября 1937 года.
67 Терезиенштадт — нацистский концентрационный лагерь, располагавшийся на территории бывшего гарнизонного города Терезин в Чехии, на берегу реки Огрже. Создан в ноябре 1941 года на базе тюрьмы гестапо. За годы войны в этот лагерь попали около 140 тысяч человек (среди них 15 тысяч детей), из которых около 33 тысячи погибли, а 88 тысяч были депортированы в Освенцим или другие лагеря смерти и были убиты.
68 Айнзацгруппы полиции безопасности и СД (нем. Einsatzgruppen der Sicherheitspolizei und des SD, сокр. EGr, рус. «целевые группы», «группы развёртывания») — военизированные эскадроны смерти нацистской Германии, осуществлявшие массовые убийства гражданских лиц на оккупированных ею территориях стран Европы и СССР.
69 Ротатор (от лат. rotator — вращатель), или мимеограф, или автокопист, или циклостиль — машина трафаретной печати, предназначенная для оперативного размножения книг малыми и средними тиражами.
70 Александров Георгий Николаевич (1902-1979) — специалист в области права, государственный советник юстиции III класса. Участник Гражданской войны. С 1934 г. работал в Прокуратуре СССР на ответственных должностях. С сентября 1945 г. был в составе следственной группы при Главном обвинителе от СССР в Международном военном трибунале
71 Роберт Серватиус (1894–1983) — немецкий юрист. Защитник Ф. Заукеля в Международном военном трибунале.
72 Герман Адольф Рейнгольд Раушнинг (1887–1982) — немецкий политический деятель, музыкальный критик и плодовитый писатель-политолог.
73 Олд Шаттерхенд (англ. Old Shatterhand — старина «Разящая рука») — персонаж ряда произведений Карла Мая, праведный белый человек, друг индейцев.
74 «Буря и натиск» (нем. Sturm und Drang) — период в истории немецкой литературы (1767–1785), связанный с отказом от культа разума, свойственного классицизму, в частности классицизму 18 века, в пользу предельной эмоциональности и описания крайних проявлений индивидуализма, интерес к которым характерен для предромантизма.
75 Отдел (нем.)
76 Национал-социалистический механизированный корпус (НСМК, НСКК), нем. Nationalsozialistisches Kraftfahrkorps (NSKK) — полувоенная организация в составе НСДАП.
77 Британская молодёжная организация основанная в 1907.
78 Якоб Авендер (1898–1975) — руководитель движения «Обновление» в королевстве Югославия в 1935–1941
79 Фольксдойче (нем. Volksdeutsche) — обозначение «этнических германцев» до 1945 года, которые жили в диаспоре, то есть за пределами Германии. В отличие от «рейхсдойче» (нем. Reichsdeutsche, «германцев рейха»), принадлежность к «фольксдойче» («германскость») устанавливалась по отдельным признакам — по «семейной истории» (были ли родители немцами), по немецкому языку как родному, по имени, по церковным записям и т. п.
80 7-я добровольческая горная дивизия СС «Принц Ой?ген» сформирована в марте 1942 из фольксдойче Хорватии, Сербии, Венгрии и Румынии, названа в честь принца Евгения Савойского.
81 Князь Павел Карагеоргиевич (1893–1976) — регент Югославии с 9 октября 1934 по 27 марта 1941, в период малолетства короля Петра II.
82 Йозеф (Сэпп) Янко (1905–2001) — руководитель дунайско-швабской культурной ассоциации немцев Югославии.
83 Ганс Блашке (1896–1971) — австрийский политик. Мэр Вены с 30 сентября 1943 по 6 апреля 1945.
84 Йозеф (Зепп) Дитрих (1892–1966) — немецкий военачальник времён Третьего рейха, оберстгруппенфюрер СС и генерал-полковник войск СС, обергруппенфюрер СА (01.07.1934), член НСДАП.
85 Лотар Рендулич (1887–1971) — немецкий и австрийский военный деятель, военный преступник, генерал-полковник (1944 год).
86 Фольксштурм (нем. Volkssturm) — отряды народного ополчения Третьего рейха, созданные в последние месяцы Второй мировой войны для отражения натиска союзников на его территорию.
87 Флориан Гайер (1490–1525) — немецкий рыцарь и дипломат, один из предводителей Крестьянской войны в Германии, действовал в Швабии.
88 Йозеф Бюркель (1895–1944) — деятель нацистского режима, гауляйтер.
89 Филлип Юнг (1884–1965) — немецкий национал-социалистический политик. С 1940 по 1943 мэр Вены.
Титул