Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

Предисловие

Институтом военной истории Министерства обороны Российской Федерации разработана программа публикации документов по истории Великой Отечественной войны 1941 -1945 гг.

Составной частью этой программы является публикация изданных в военное время приказов Народного комиссара обороны СССР. Приказы в большинстве случаев подписывал И. В. Сталин. Он 19 июля 1941 года стал Наркомом обороны, одновременно оставаясь Председателем Совнаркома, Генеральным секретарем ЦК партии, председателем ГКО. 8 августа 1941 г. Сталин занял пост Верховного Главнокомандующего, сосредоточив в своих руках также всю полноту власти высшего военного лица в стране. Следовательно, подписанные или санкционированные им приказы отражают позицию всех высших органов власти и имеют характер документов первостепенного военно-политического значения, а имеющиеся в них на полях и в тексте замечания, исправления, реплики в определенной степени отражают творческий процесс выработки решений и позволяют проследить за ходом мысли тех, кто принимал на себя ответственность за их принятие.

В настоящий том включены документы, подписанные с 22 июня 1941 года по 31 декабря 1942 года. Это были трагические для Отечества полтора года войны. Но именно в те месяцы с наибольшей полнотой проявились величайшие родовые качества россиян: любовь к Родине, сплоченность, героизм, самопожертвование. За указанные полтора года Наркоматом обороны было издано около 2300 приказов. Отобраны и включены в настоящий сборник 307 документов. Их содержание охватывает как наиболее общие, так и типичные частные проблемы ведения войны.

В сборник включены также 12 приказов, изданные от имени Ставки Верховного Командования (Главнокомандования). Это правомерно, ибо в 1941 - 1942 гг. еще не было достаточно четкого разграничения вопросов, по которым приказы подписывались одним и тем же лицом - Сталиным. Так, некоторые из приказов, подписанных Наркомом обороны, содержали требования Ставки (док. ? 6, 59, 71, 94, 228), и наоборот, отдельные приказы, подписанные Ставкой, относились к компетенции Наркома обороны (док. ? 11, 103, 126, 215); встречаются приказы, подписанные И. Сталиным и как Верховным Главнокомандующим, и как Наркомом обороны (док. ? 47, 60, 103). Не случайно приказы Народного комиссара обороны и Ставки учитывались по одному делопроизводству. Документы размещены в данном сборнике в хронологической последовательности.

Содержание приказов свидетельствует о том, что уже в первые дни и недели войны обнажились многие слабые места в организации и вооружении, в боевом применении соединений и частей Красной Армии. Многие приказы начинаются словами «Как показал первый опыт войны...» (док. ? 4, 6, 22 и др.). И этот опыт во многом был «сыном ошибок трудных», допущенных еще в предвоенные годы. Их следовало исправлять.

В центре внимания высшего военного руководства оказались, например, вопросы структурной реорганизации соединений и частей многих родов войск. В приказах по этим вопросам (док. ? 6, 15, 40, 53, 54, 66, 93 и др.) четко просматривается линия на сокращение штатной численности, количества вооружения и боевой техники в соединениях и частях, что было обусловлено неукомплектованностью их еще до начала войны, огромными потерями Красной Армии в людях и вооружении, невозможностью их быстрого восполнения, а также отсутствием у командиров опыта и надежных средств связи для эффективного управления войсками в бою.

Но уже с весны 1942 года на основе растущих возможностей промышленности в производстве вооружения, в строительстве Красной Армии прослеживается тенденция массирования важнейших средств вооруженной борьбы. Осуществлялась реорганизация танковых корпусов и армий (док. ? 199), формировались авиационные (док. ? 243), механизированные (док. ? 278) корпуса, зенитные, артиллерийские (док. ? 284), тяжелые гвардейские минометные дивизии (док. ? 297) РВГК, воздушнодесантные гвардейские дивизии (док. ? 301).

Одновременно с этим, как видно из документов, принимались меры к изучению, обобщению и применению опыта войны для улучшения использования танковых, механизированных, инженерных войск, артиллерии, авиации, зенитных средств, радиосвязи в различных видах боя (док. ? 4, 94, 103, 122, 279 и др.). В апреле 1942 г. в Генеральном штабе был создан самостоятельный отдел по использованию опыта войны, который разрабатывал наставления, инструкции, директивные указания по этим вопросам (док. ? 175).

Для стрелковых подразделений, частей и соединений Красной Армии особое значение имел приказ ? 306 от 8 октября 1942 года (док. ? 264), который внес серьезные изменения в тактику их действий в наступательном бою, закрепил новые подходы в построении боевого порядка. Главный смысл этих изменений заключался в значительном усилении огневого и ударного воздействия стрелковых войск на противника в наступательном бою.

Не меньшее значение имели и требования приказа ? 0263 от 9 апреля 1942 года о подготовке общевойсковых командиров (док. ? 165). В нем подчеркивалось, что общевойсковой командир должен уметь объединить в бою действия пехоты, артиллерии, минометов, танков, авиации, инженерных средств, а для этого он должен иметь элементарные знания по возможностям и способам применения этих родов войск. Приказом определялась целая система мер по подготовке командиров - мастеров в деле организации общевойскового боя.

Включенные в сборник документы позволяют аналогичным образом проследить содержание и направленность управленческих функций Наркомата обороны по многим вопросам и сторонам жизни и боевой деятельности вооруженных сил, различных звеньев оборонной инфраструктуры в первый период войны. Первостепенное внимание при этом уделялось мобилизации призывных контингентов, безусловному обеспечению новых формирований личным составом и кадрами, созданию системы тылового обеспечения действующей армии и управления тылом, улучшению всех видов связи, заботе о семьях военнослужащих, о раненых, о награждении и поощрении отличившихся в боях и многим другим.

Обращение к приказам по вопросам учета потерь (док. ? 46, 100, 127, 166) проливает дополнительный свет на одну из причин того, что спустя полвека после окончания войны не удается установить не только персональный, но и точный общий состав людских потерь в ней. Если сделанный в августе 1941 года вывод о том, что этот учет «ведется безобразно» (док. ? 46) можно как-то объяснить и понять, то сохранение такого положения в апреле 1942 года (док. ? 166) свидетельствует уже о безобразном отношении в целом к этому важнейшему вопросу войны, к судьбам многих тысяч и миллионов людей.

О крупных потерях Красной Армии и возросших потребностях в людских ресурсах для новых формирований опосредованно свидетельствует содержание многих приказов по мобилизационным вопросам. На фронт отправлялись буквально отовсюду и все, кто был годен к строевой службе (док. ? 28, 55, 147, 162, 163, 281 и др.). Для замены рядового и младшего командного состава в ПВО, ВВС, войсках связи, тыловых частях и учреждениях были мобилизованы сотни тысяч женщин. Они успешно справлялись со своими служебными обязанностями (док. ? 154, 162, 172, 173, 239, 281).

Об участии в борьбе против фашистского агрессора представителей разных наций и народностей СССР говорят приказы об издании фронтовых газет на нескольких языках (док. ? 189, 206, 250).

Внимание читателей, исследователей, безусловно, привлекут документы, раскрывающие социально-политический смысл, методы и средства укрепления системы власти, порядка и дисциплины в тылу и на фронте, обеспечения режима военного времени.

Известно, что война, как особое состояние общества, объективно требует усиления централизации власти, укрепления исполнительности, дисциплины, решительного пресечения преступлений, антиобщественных явлений. Чрезвычайная обстановка военного времени порождает и чрезвычайные средства, формы и методы ее контроля со стороны государственной власти.

Принимаемые по этим вопросам указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления и распоряжения ГКО, а также приговоры Верховного суда СССР и военных трибуналов фронтов объявлялись соответствующими приказами Наркома обороны. В некоторых из них достаточно четко просматриваются попытки Сталина переложить вину и ответственность за собственные грубые ошибки и просчеты на других, определить «козлов отпущения», бездоказательно обвинить и жестко наказать их. Об этом, например, свидетельствует приказ с объявлением приговора по делу Д. Г. Павлова, В. Е. Климовских, А. Т. Григорьева и А. А. Коробкова, отредактированный и подписанный лично Сталиным (док. ? 25). В приказе ? 270 от 16 августа 1941 года столь же бездоказательно были обвинены в трусости, сдаче в плен и дезертирстве другие генералы. И уже совсем неоправданно жестокими и аморальными представляются требования этого приказа уничтожать всеми имеющимися средствами сдавшихся в плен; семьи командиров и политработников, сдавшихся в плен подвергать аресту, а семьи красноармейцев - лишать государственного пособия и помощи (док. ? 45).

Особое место в ряду публикуемых документов занимает приказ ? 227 от 28 июля 1942 года о мерах по укреплению воинской дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций (док. ? 228). В нем имеются слова суровой правды о смертельной опасности, нависшей над страной, о тяжелом положении на фронте и пагубности дальнейшего отступления. Приказ «Ни шагу назад!» дошел до ума и сердца каждого бойца и командира, сыграл свою мобилизующую роль. Но аморальным представляется предложение Сталина учиться у гитлеровского командования и применять фашистские средства и методы «в этом деле», то есть для укрепления дисциплины и наведения порядка в Красной Армии. Его попытка сослаться при этом на опыт наших предков выглядит не иначе, как грубым искажением отечественной истории в целях оправдания собственных циничных предложений и действий. В военной истории России нет примеров заимствования у неприятеля нечеловеческих методов принуждения русских воинов к ведению боевых действий.

Беззаконие и насилие, имевшие место в СССР еще в предвоенные годы, получили с началом войны распространение и в действующей армии. Возникла необходимость издания специального приказа о фактах подмены воспитательной работы репрессиями. В нем приводились факты о подобных явлениях и ставилась задача бороться с проявлениями беззаконных репрессий, рукоприкладства и самосудов в войсках (док. ? 83).

В годы войны за подписью Наркома обороны - Верховного Главнокомандующего были изданы некоторые приказы, носившие противоречивый характер, например, приказ об уничтожении населенных пунктов в прифронтовой полосе. Его выполнение наносило не только ущерб захватчикам, но неизбежно обрекало на жертвы и страдания советских людей, оказавшихся на оккупированной территории (док. ? 96).

В целом приказы Наркома обороны как форма оперативного - и даже политического - управления и воздействия на психику и сознание людей сыграли свою позитивную роль в мобилизации личного состава на срыв гитлеровских завоевательных планов в первом периоде Великой Отечественной войны. Содержание приказов, включенных в настоящий сборник, раскрывает в своей совокупности контуры тех принципиально важных свершений армии и народа, которые послужили исходной базой для последующего победоносного ведения войны.

Важнейшие из них состоят в следующем.

Крупные ошибки и просчеты советского политического и военного руководства накануне войны приходилось оплачивать народу огромными жертвами и страданиями. Благодаря стойкости народа и армии гибель Советского Союза удалось предотвратить.

Документы сборника свидетельствуют, что после шока первых поражений в начале войны советское высшее политическое руководство смогло сравнительно быстро наладить и осуществлять твердое и непрерывное управление всеми государственными структурами, с каждым месяцем совершенствовалась, повышалась его эффективность. Советское политическое руководство нашло в себе силу сказать суровую правду, обратиться к великим и неисчерпаемым духовно-нравственным ценностям народа. В результате создать социально-политический фундамент победы.

На смертельный бой с врагом пошли миллионы и миллионы патриотов. Бойцы и командиры в 1941 -1942 гг. отстояли Москву, Ленинград, Закавказье и главную улицу России - Волгу. Красная Армия, потерявшая в начале войны до 90 процентов своего первоначального состава, выжила, наполнилась свежими силами, окрепла. Гитлеровский план молниеносной войны против СССР был сорван. Опрокинуты были и другие расчеты германского руководства. Так, начальник штаба сухопутных войск Германии Гальдер 3 июля 1941 года записал в своем дневнике:

«Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдет не столько о разгроме вооруженных сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы, и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские резервы, создать новые вооруженные силы».

Но именно этого и не удалось достичь агрессору. Из документов видно, что за полтора года народ многое сделал для повышения боевой мощи Красной Армии. Силу ее сокрушительных ударов враг испытал в ноябре 1942 года в районе Сталинграда. С того момента очередные претенденты на роль покорителей России стали неотвратимо откатываться, все более приближаясь к своей полной катастрофе.

Представленные в книге документы публикуются в подавляющем большинстве по подлинным экземплярам, хранящимся в Российском государственном военном архиве; лишь три приказа публикуются по заверенным копиям. Основная масса документов помещена полностью. В случаях неполной публикации приложений, инструкций, наставлений, их опущенные части кратко комментируются в подстрочных примечаниях.

Из 307 приказов, включенных в сборник, 177 имели гриф «секретно», а 50 - «совершенно секретно». Составители сочли возможным не указывать гриф секретности каждого документа, поскольку о нем свидетельствует номер приказа: начинающийся с «0» - «секретно», а с «00» - «совершенно секретно». О ряде приказов и директив НКО содержатся сведения в примечаниях по тексту и содержанию документов.

В тексте сохранены все стилистические особенности, сокращенные названия и условные обозначения должностей, учреждений, войсковых соединений и частей, терминов, присущих военной документации того времени. Погрешности текста, имеющие смысловое значение, оговорены в подстрочных примечаниях. В сборнике широко применяются перекрестные ссылки, позволяющие раскрыть последовательность, содержательную взаимосвязь нескольких документов по определенному кругу вопросов.

В научно-справочный аппарат сборника включены предисловие, перечень документов, примечания по тексту (помещены под строкой) и содержанию документов (расположены в конце сборника), предметно-тематический указатель приказов НКО СССР, список сокращений, сведения о должностных лицах, подписи которых стоят под включенными в сборник приказами, список имен.

Важной составной частью является предметно-тематический указатель всех приказов НКО СССР с 22 июня 1941 года по 31 декабря 1942 года. Они сгруппированы по наиболее общим предметно-тематическим признакам и расположены в хронологической последовательности Номера приказов, тексты которых публикуются в сборнике, выделены полужирным шрифтом, а используемых в комментариях и примечаниях - курсивом.

Коллектив составителей выражает признательность т. Барухову В. И., Емелину А. С., Ка-ряевой Т. Ф., Крюковой Ю. Л., Мазуркевичу Р. В., Мизонову С. П., Тарховой Н. С., Самохиной В. И., Шабардину П. М. за их научную и организационную помощь в подготовке издания.

Генерал-майор Золотарёв В. А.
доктор исторических наук, профессор,
действительный член Академии естественных наук

Дальше